WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Этническая составляющая гендерного стереотипа в языковом сознании русских и бурят

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

ЖАЛСАНОВА Жаргалма Баиновна

ЭТНИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ТЕНДЕРНОГО СТЕРЕОТИПА В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ РУССКИХ И БУРЯТ

Специальность 10.02.19 - Теория языка

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Москва - 2009


Работа выполнена на кафедре психолингвистики Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель:       доктор филологических наук, профессор

Хухуни Георгий Теймуразович

Официальные оппоненты:      доктор филологических наук, профессор

Сидоров Евгений Владимирович

кандидат филологических наук, доцент Аршавская Елена Алексеевна

Ведущая организация:          Воронежский государственный университет

Защита состоится 16 февраля 2009 г. в 11.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.02 при ГОУ ВПО МГЛУ (119034, Москва, ул. Остоженка, д.38).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО МГЛУ.

Автореферат разослан 30 декабря 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                        В.С.Страхова


Реферируемая диссертационная работа посвящена изучению тендерных стереотипов в языковом сознании носителей русской и бурятской культур.

Актуальность диссертации обусловлена тем, что тендерные отношения составляют один из важнейших аспектов социальной и культурной жизни общества. Тендерные стереотипы в языковом сознании представителей разных этносов обнаруживают самобытную специфику, которая проявляется в условиях межкультурной коммуникации. В современный период интеграции и активного взаимодействия народов становятся актуальными проблемы национальной (культурной) идентичности, с одной стороны, и проблемы бесконфликтного межкультурного общения, с другой. Изучение национально-культурной специфики этнических и, в частности, тендерных стереотипов носителей разных культур - важное условие оптимизации межкультурного взаимодействия, поскольку именно различие этнических сознаний коммуникантов может препятствовать взаимопониманию в межкультурном диалоге.

В качестве объекта настоящего исследования выступает языковое сознание носителей русской и бурятской культур.

Предметом диссертационного исследования является этнокультурная специфика тендерного стереотипа в языковом сознании носителей русской и бурятской культур.

Методологической основой исследования послужили представления о сознании, разработанные в рамках теории деятельности А.Н.Леонтьева и дополненные В.П.Зинченко, концепция языкового сознания Е.Ф.Тарасова, концепция этнической картины мира С.В.Лурье, концепция культуры Э.С.Маркаряна.

Цель диссертационного исследования заключается в изучении этнической составляющей тендерных стереотипов в языковом сознании носителей русской и бурятской культур.

Данная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

1


  1. теоретический анализ психолингвистических и лингвистических подходов к таким проблемам, как языковое сознание, этнокультурная специфика языкового сознания, тендер, этнические и тендерные стереотипы;
  2. сопоставительный анализ тендерных стереотипов в русской и бурятской культурах;
  3. описание этнической составляющей тендерных стереотипов в русской и бурятской культурах.

Новизна данной работы заключается в следующем:

  1. впервые предпринята попытка выявить тендерные стереотипы в языковом сознании носителей русской и бурятской культур на территории Республики Бурятия;
  2. впервые составлен ассоциативный словарь, отражающий тендерные стереотипы в бурятской культуре;
  3. впервые проведено исследование тендерных стереотипов в бурятской культуре в сопоставлении с тендерными стереотипами в русской культуре;
  4. впервые описана национально-культурная специфика тендерных стереотипов в бурятской культуре в сопоставлении с тендерными стереотипами в русской культуре.

Теоретическая значимость диссертации заключается в установлении общих компонентов и этнической составляющей тендерных стереотипов в русской и бурятской культурах, в выявлении национально-культурной специфики языкового сознания русских и бурят, что вносит определенный вклад в развитие теории межкультурного общения и способствует накоплению данных об этнокультурной специфике языкового сознания народов мира.

Практическая значимость работы определяется возможностью прикладного использования результатов исследования в дальнейших кросс-культурных исследованиях в качестве материала для контрастивного сопоставления; при подготовке спецкурсов по психолингвистике, этнопсихолингвистике, теории межкультурной коммуникации, тендерной лингвистике.

2


Методы исследования: метод свободного ассоциирования, статистические методы, метод сопоставления и описательный метод. Для выявления и анализа национально-культурной специфики тендерных стереотипов в языковом сознании русских и бурят был использован метод построения семантического гештальта (Ю.Н.Караулов).

Материалом исследования являются данные свободного ассоциативного эксперимента. Достоверность полученных результатов и обоснованность сделанных выводов обеспечивается достаточным количеством испытуемых (600 человек), репрезентативной выборкой экспериментальных данных (15400 реакций), а также адекватными исследуемому материалу методами статистической обработки данных.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. тендерные стереотипы, являясь универсальной категорией, отражаются в языковом сознании представителей русской и бурятской культур и имеют патриархальный характер;
  2. изучение тендерных стереотипов в русской и бурятской культуре с помощью ассоциативного эксперимента дает возможность выявить этническую составляющую, обусловленную особенностями исторического развития этих народов;
  3. под влиянием процессов модернизации в современном российском обществе происходит медленная трансформация тендерных стереотипов в языковом сознании носителей русской и бурятской культур.

Апробация работы: Основные положения и результаты диссертационного исследования обсуждались на Всероссийской конференции студентов и аспирантов «Российская Федерация: национальная идентичность и парадигмы развития» (г.Москва, декабрь 2006 г.); на VII Международной научной конференции «Язык и мышление: Психологический и лингвистический аспекты» (г.Ульяновск, май 2007 г.); на IX, XI Международных научно-практических конференциях «Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в вузе   и   школе»   (г.Пенза,   март   2007   г.,   2008   г.);   на   VI   Международной

з


конференции «Языки в современном мире» Национального общества прикладной лингвистики (г.Москва, июнь 2007 г.); на Международной научно-практической конференции «Восточное общество: интеграционные и дезинтеграционные факторы в геополитическом пространстве АТР» (г.Улан-Удэ, июнь 2007 г.); на заседаниях кафедры психолингвистики МГЛУ (2006-2008 гг.).

Основные положения диссертации изложены в 7 публикациях.

Структура работы: диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка и 4 приложений.

Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект и предмет исследования, устанавливаются цель и задачи, аргументируется новизна работы, раскрывается ее теоретическая и практическая значимость, описываются материал и методы исследования.

В главе 1 «Языковое сознание: этнокультурная специфика и стереотипы» представлены исходные теоретические положения о структуре и функционировании языкового сознания, рассматриваются понятия «этническая картина мира», «межкультурная коммуникация», «гендер», «стереотип».

Понятие «языковое сознание» в последние годы активно разрабатывается в психолингвистических исследованиях (Ю.А.Сорокин, И.А.Стернин, Е.Ф.Тарасов, Н.В.Уфимцева, Т.Н.Ушакова и др.). В нашей работе языковое сознание понимается как опосредованный языком образ мира той или иной культуры, то есть совокупность перцептивных и концептуальных знаний личности об объектах реального мира (Е.Ф.Тарасов). Каждая национальная культура имеет свою этническую картину мира, свой инвариантный образ мира (С.В.Лурье). В основе мировидения и миропонимания каждого этноса лежит своя система предметных значений, социальных стереотипов, когнитивных схем.

Межкультурное общение - общение носителей разных культур (и обычно разных языков) (Е.М.Верещагин, Д.Б.Гудков, Г.В.Елизарова, В.Г.Костомаров,

4


В.В.Сафонова, Е.Ф.Тарасов, С.Г.Тер-Минасова, И.И.Халеева и др.). Наибольшие трудности в общении представителей разных культур возникают, во-первых, вследствие разного содержания образов сознания, во-вторых, вследствие различия системности этнического сознания коммуникантов как отражения системности самого образа мира данного этноса.

Языковое сознание представителей разных этносов наполнено образами, которые имеют свой собственный характер и свою этнокультурную специфику. Этнические стереотипы как наиболее обобщенные и эмоционально насыщенные образы-представления этнических групп являются устойчивыми представлениями о моральных, умственных, физических качествах, присущих членам различных этнических общностей (Г.Т.Тавадов). Этностереотипы активно изучаются в современной этнографии, культурологии, социальной психологии, социологии, лингвистике, психолингвистике (В.С.Агеев, А.Р.Аклаев, Г.М.Андреева, А.К.Байбурин, А.О.Бороноев, Д.Гилмор, Т.А.Голикова, Е.И.Горошко, Л.М.Дробижева, И.С.Кон, Л.П.Крысин, В.Г.Крысько, У.Квастхоф, А.В.Кирилина, В.В.Коротеева, В.В.Красных, У.Матурана, М.Мид, О.В.Митина, В.Ф.Петренко, Ю.Е.Прохоров, З.В.Сикевич, Г.У.Солдатова, Г.В.Старовойтова, Т.Г.Стефаненко и др). Стереотипы усваиваются в процессе социализации, как только человек начинает идентифицировать себя с определенным этносом (Н.В.Уфимцева). Тендерные стереотипы являются частным случаем стереотипа, они представляют собой культурно обусловленные мнения о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов и их отражение в языке. При этом тендер (социокультурный пол) не является лингвистической категорией, но его содержание может быть раскрыто путем анализа структур языка, что объясняет необходимость лингвистического изучения культурной репрезентации пола (А.В.Кирилина).

Исследование языкового сознания с помощью ассоциативного эксперимента дает возможность выявить как системность содержания отдельного образа сознания, стоящего за словом в той и или иной культуре, так

5


и системность языкового сознания носителей той или иной культуры как целого. Ассоциативное поле слова-стимула - это не только фрагмент вербальной памяти человека, но и фрагмент образа мира того или иного этноса, отраженного в сознании «среднего» носителя культуры, его мотивов и оценок и, следовательно, его культурных стереотипов.

В главе 2 «Гендерные стереотипы в языковом сознании русских и бурят» представлены результаты свободного ассоциативного эксперимента, проведенного в 2006-2007 гг. в г. Улан-Удэ (Республика Бурятия). В эксперименте приняли участие 3 группы испытуемых по 200 человек (100 мужчин (м) и 100 женщин (ж):

  1. буряты, для которых бурятский язык является родным, русский язык - вторым, в эксперименте они обозначены как «буряты 1, 61»;
  2. буряты, считающие русский язык своим родным языком и не владеющие бурятским языком - «буряты 2, 62»;

3.         русские, проживающие в Республике Бурятия - «русские, р».

Всего в эксперименте участвовало 600 носителей русской и бурятской

культур в возрасте 17-25 лет.

Испытуемым был предъявлен список стимулов с просьбой зафиксировать первую ассоциацию на родном языке, возникающую в связи со стимулом. Список был составлен по итогам пилотажного эксперимента и включал следующие слова:

МУЖЕСТВЕННОСТЬ: брат / аха, дуу хубуун, глава семьи / гэр булын толгой, дедушка / убгэн баабай, защитник / хамгаалагша, кузнец / дархан, мальчик, парень, сын / хубуун, муж / убгэниинь, мужчина / эрэ хун, отец / эсэгэ, охотник / ангуушан, хозяин / эзэн.

ЖЕНСТВЕННОСТЬ: бабушка / хугшэн эжы, девочка, девушка, дочь / басаган, жена / Ііамган, женщина / эхэнэр, красавица / дангина, мать / эхэ, подруга / хани басаган, сестра / эгэшэ, дуу басаган, теща / хадам эхэ, хозяйка / эзэн эхэнэр, хранительница очага / гал гуламтын эзэн.

6


По материалам эксперимента были составлены ассоциативные словари, отражающие содержание тендерных стереотипов в языковом сознании русских и бурят с учетом тендерного фактора.

Для анализа экспериментальных данных за основу принят семантический гештальт Ю.Н.Караулова и предложена модифицированная для нашего исследования классификация:

  1. Персоналии - слова-реакции, обозначающие персоналии, лица, ассоциируемые со словом стимулом;
  2. Реалии - слова-реакции, обозначающие предметы, конкретные и абстрактные понятия;
  3. Признаки - слова-реакции, обозначающие постоянные (интегральные) признаки: физические данные;
  4. Оценки - слова-реакции, обозначающие оценочные характеристики (дифференциальные признаки): черты характера, характеристики умственных способностей;
  5. Эмоции - слова-реакции, обозначающие эмоциональные состояния и чувства;
  6. Количество - слова-реакции, обозначающие количество;
  7. Место - слова-реакции, обозначающие местонахождение;
  8. Время - слова-реакции, обозначающие время;
  9. Деятельность - слова-реакции, обозначающие деятельность, процесс, действия, ассоциируемые со словом-стимулом;
  10. Отказ.

На основе данной классификации был проведен анализ содержания образов сознания с использованием следующих процедур:

  1. распределение реакций по семантическим зонам в каждом ассоциативном поле;
  2. подсчет количества реакций в каждой зоне для выявления приоритетных семантических зон;

7


  1. описание и интерпретация содержания образов сознания, отражающих тендерные стереотипы в русской и бурятской культурах;
  2. выявление сходства и установление этнической составляющей тендерных стереотипов в языковом сознании русских и бурят.

Рассмотрим примеры анализа ассоциативных полей.

Ассоциативное поле МУЖЧИНА / ЭРЭ XYH (график 1)

График 1

Мужчина / Эрэ хун

Семантическая          зона

70

60 -I 50 40 -30 20 -10

о

?  Буряты 1м

¦  Буряты 1ж

  1. Буряты 2м
  2. Буряты 2ж

¦  Русские м

?  Русские ж

ІНІ.

4tL

/'/"/

«Персоналии» является самой большой во всех шести группах: 61 м 66 %, ж 49 %; 62м 49 %, ж 44 %; р м 58 %, ж 35 %. Для русских и бурят мужчина - эсэгэ (м12, ж8) , баабай   (2),   аба   (м7,   ж2)  /

отец (62 (5), р (м10, жЗ), папа (62, р (ж2), затем хун (1) / человек (62, р (м2, ж1). Согласно бурятским и русским традициям главой семьи является старший по возрасту мужчина, отец, который распоряжается жизнью и хозяйством семьи. Во всех шести группах мужчине противопоставлена эхэнэр, эмэ хун / женщина. Следует отметить, что для бурят 1 мужчина сначала эсэгэ сотец' (м12, ж8), а потом ему противопоставлена эхэнэр (м5, жб), эмэ хун (м10, ж4) 'женщина', в отличие от бурят 2 (м17, ж 12) и русских (м20, ж19), для которых реакция женщина является самой частотной.

Для бурят 1 (м5, ж8) и бурят 2 (м1) мужчина ассоциируется с хубуун 'сыном; мальчиком; парнем'. Раньше в бурятском обществе сын с рождения зачислялся как мужчина в состав общины и при разделе покосных угодий получал  "душевой"  надел земли, а главное, он становился наследником и

Мирным шрифтом выделены стимулы, курсивом - реакции;

м - мужские реакции, ж - женские реакции, 12, 8 - частотность реакций;

при одинаковом количестве мужских и женских реакций указана только частотность.


продолжателем рода [Басаева, 1991, С. 57]. У русских такая реакция отсутствует, для них и для бурят 2 мужчина - это взрослый человек, защитник (62 (м2, ж7), р (3), воин (62 (м1, ж4), р (2), добытчик (1), мужик (62 (мб, ж1), р (мб).

Для респондентов важна семейная роль мужчины, он является убгэн (61 (м4, жЗ) /мужем (62 (ж4), р (3), супругом (62 (ж1) и гэр булын толгой (61 (ж1) /главой семьи (62 (м2), р (м1). В мужчине видят эзэн, гэрэй эзэн /хозяина дома (61 (м1, ж2), (62 (м2), р (м2), ажалшан, худэлмэришэн 'работника' (61 (1), кормильца (р (м2), ангуушан (61 (м2) / охотника (62 (ж1) и добытчика (62

(1), р ^;.

Отличительной чертой образа мужчины бурят 1 является то, что он ассоциируется с родственниками - абга 'брат отца, родной дядя (по линии отца)', нагаса 'брат матери, родной дядя (по линии матери)' (1), ахай 'старший брат; деверь, (старший) брат мужа' (2), аха 'старший брат ' (2).

Семантическая зона «Реалии»: 61м 13 %, ж 22 %; 62м 11 %, ж 15 %; р м 5 %, ж 9 %. Здесь интересна реакция эрдэни 'драгоценность' (м12, ж13) у бурят 1, это самая частотная реакция на стимул мужчина в этой группе. Мужчина считается чем-то особенным, ценным, он занимает почетное место в обществе. Также привлекают внимание реакции бурят 1 бунэ 'пояс' (ж5) и хутага 'нож' (ж1). В бурятской культуре кушак, пояс имеет большое значение, он является символом мужественности, по поясу определяли служебное положение и социальный статус. Главным украшением и гордостью бурятского мужчины, охотника, считался богато инкрустированный серебряный нож с ножнами [Буряты, 2004, С. 155]. Ножны носили на правом боку, закладывая их за кушак на спине.

Буряты 2 и русские имеют общий корпус реакций: мужчина - это пол (62 (мЗ, ж2), р (м1), сильный пол, противоположный пол (62 (1), а также защита (м1, ж2) и опора (62 (мі, ж2), р (ж1).

Буряты 2м сравнивают мужчину с самцом, орлом, мужчина должен выполнить свой долг, отслужить в армии (м1). Буряты 2ж говорят о мечте

9


(ж2), охране, поддержке, за мужчиной, как за каменной стеной, он вызывает интерес, важен его возраст (ж1). Русские мужчины дали реакции прогресс, карьера, семья (м1), женщины - деньги (ж2), объятия, речь (ж1).

Семантическая зона «Признаки»: 61м 5 %, ж 5 %; 62м 6 %, ж 5 %; р м 7 %, ж 9 %. При описании внешности русские (м2, жб) и буряты 2 (жЗ) говорят о росте мужчины - высокий, а буряты 1 подчеркивают его телосложение - томо 'крупный, рослый' (2), шамбай 'крепкий, плотный' (м2), бэетэй 'плотный, рослый' (ж1). Для бурят 1 и 2 мужчина может иметь усы, бороду (1) -нахалтай 'бородатый' (ж1). Русские мужчины дали реакции красавец, красивый (м1), буряты 1 - гоё 'нарядный; красивый' (м1).

Семантическая зона «Оценки»: 61м 12 %, ж 19 %; 62м 30 %, ж 35 %; р м 29 %, ж 46 %. Для всех шести групп мужчина олицетворяет собой силу (62 (7), р (м13, ж19) Iхусэн (61 (м1), он должен быть хушэтэй (61 (м4, ж9) /сильным (62 (м7, ж11), р (м11, ж9). Реакция сила - является второй по частотности реакцией бурят 2 и русских. Респонденты считают мужчину зоригтой 'смелым, отважным' (61 (м1), храбрым (62 (м1, ж4), р (ж1), а такжеухаатай (61 (ж2) I умным (62 (1), р (м2). Буряты 2, русские говорят о том, что мужчина -мужественный (62 (м1, ж5), р (ж1), любимый (62 (ж2), р (м1, ж4), заботливый (62 (мі), р (ж1).

Для бурят 1 мужчина - мастер на все руки - шадалтай 'умелый' (мЗ), бэрхэ 'опытный, умелый, искусный' (1). Женщины-бурятки называют мужчину буянтай 'добродетельным' (ж1), высказывают свое уважение к нему -хундэтэй 'уважаемый' (жЗ). Буряты 2 дают как положительную оценку -главный, благородный, обаятельный (м1), великолепный, доблестный, интересный (ж1), так и отрицательную - слабый (м2), раб (ж1). Русские женщины считают, что мужчине свойственны надежность (ж2), ответственность, он может быть злым, властным или же подкаблучником (ж1).

Только у русских мужчин выявлена реакция любовь (м1) (семантическая зона «Эмоции»). Буряты 1, 2 считают, что мужчина должен быть гансаараа

10


'только один', единственный (1) (семантическая зона «Количество»). Мужчина может находиться в доме (62 (м1) или в седле, т.е. морин дээрэ 'верхом на лошади' (61 (ж1) (семантическая зона «Место»).

Семантическая зона «Деятельность» хорошо представлена у бурят 1 (м 3 %, ж 4 %) и бурят 2 (м 3 %). Для бурят 1м мужчина дархална 'мастерит ч.-л.' (м2) и ажална 'работает' (м1), буряты 1ж дали ассоциации, обозначающие движение - бодоо 'встал', ерээ 'пришел', ябана 'ходит' (ж1). Мужчина должен выполнять худэлмэри (61 (ж1) /работу (62 (м1). У русских женщин присутствует реакция секс (ж1).

Как мы видим, наиболее заполнены семантические зоны «Персоналии» и «Оценки». В бурятском языковом сознании мужчина - это эсэгэ / отец, затем хубуун 'сын; мальчик; парень'. В языковом сознании русских и бурят 2 мужчине противопоставляется в первую очередь женщина. Для женщин бурят 2 и русских мужчина - это защитник, а для мужчин - отец. Мужчина в русской и бурятской культурах олицетворяет собой силу I хусэн, он должен быть хушэтэй / сильным, зоригтой 'смелым, отважным', храбрым. Интересен тот факт, что в бурятском языковом сознании мужчина - это эрдэни 'драгоценность' (самая частотная реакция), это нечто особое, к чему относятся с большим уважением и почитанием. Семантическая зона «Деятельность» хорошо представлена у бурят, мужчина дархална 'мастерит ч.-л.', ажална 'работает'. В русском языковом сознании присутствует сексуальный аспект отношений полов, чего нет у бурят.

Ассоциативное поле ЖЕНЩИНА / ЭХЭНЭР (график 2) Семантическая зона «Персоналии» - самая большая в данном ассоциативном поле: 61м 87 %, ж 64 %; 62м 60 %, ж 45 %; р м 63 %, ж 59 %. Для всех шести групп женщина - это эжы, эхэ / мать, мама. В системе традиционных представлений это центральная женская роль, а материнство -главное предназначение женщины. Не случайно все группы респондентов дают ассоциации,   связанные   с   данным   понятием.   Женщина   ассоциируется   с

и


девушкой (62 (м2, ж2), р (м2), басаган 'дочерью; девочкой, девушкой (61 (м5, ж2), детьми (м1, ж2) и ребенком (ж1). График 2

Вторая по частотности реакция у бурят 1 - хун 'человек' (м15, ж 15) (для сравнения - 62 (м1), р (м2), буряты 1 видят в женщине человека, личность. У бурят 2 (м20, ж12) и русских (м16, ж13) вторая по частотности реакция -мужчина.

Для бурят 2 (м1, жЗ) и русских (ж2) женщина - хранительница очага, домохозяйка, хозяйка (62 (м1), р (м1). Буряты 1 считают женщину ажалшан 'труженицей' (м2, ж1), русские мужчины - другом, подругой (м1).

Характерной особенностью образа женщины бурят 1 является то, что она находится в кругу родственников - абгай 'старшая сестра; жена старшего брата' (м4, ж1), аха 'старший брат' (мі, ж1), ахай 'старший брат; деверь,

12


(старший) брат мужа' (ж1), нагаса 'брат матери; родной дядя (по линии матери) ' (ж1).

Семантическая зона «Реалии»: біж 11 %; 62м 10 %, ж 5 %; р м 3 %, ж 1 %. Данная семантическая зона отсутствует у бурят 1м, женщины-бурятки дают ассоциацию дом (61, 62 (ж1), буряты 2 (мЗ) и русские (ж1) - очаг. Женщина бурят 1 умеет держать в руках зуун 'иглу' (ж2), носит пулаад 'платок', дэгэл 'шубу, пальто' (ж2) и ниихэ 'серьги' (жЗ). Буряты, как женщины, так и мужчины, придавали большое значение украшениям, ибо они по традиционным мифологическим представлениям являются вместилищем сакральной субстанции сульдэ - душ детей и животных, выполняют функции оберега, ранее они маркировали социальный и возрастной статус индивида [Буряты, 2004, С. 160-161]. Женщина-невестка должна была всегда быть с «прикрытой головой и прикрытой спиной», т.е. носить платок и уужа (безрукавка), ей запрещалось показывать обнаженную голову (волосы) и спину без уужа не только свекру, но и другим старшим родственникам мужа, огню домашнего очага свекра (и других) [Галданова, 1992, С. 132].

Единичные реакции: у бурят 1ж женщина ассоциируется с орон 'страной', у бурят 2м - с родиной, ребром, утюгом, косметикой, для них она является объектом защиты. У бурят 2ж присутствуют ассоциаты небо, дерево, очки, пол, слабый пол. Русские респонденты дают реакции цветок, ж, противоположность. С женщиной ассоциируются такие животные, как нохой 'собака' (61 (ж1) и кошка (62 (ж1).

Семантическая зона «Признаки»: 61ж 16 %; 62м 18 %, ж 19 %; р м 19 %, ж 14 %. Самая частотная реакция в этой зоне у всех шести групп - найхан (61 (ж5) /красивая (62 (м9, ж8), р (м11, жб), женщина олицетворяет красоту (62 (м4, ж8), р (м4, ж7). Частота реакций у бурят 2 и у русских респондентов выше, чем у бурят 1. В женском самоопределении в русской культуре центральное место занимала красота. У девушек - прежде всего красота телесная, стремление к которой проявлялось не только в их особом внимании к гигиене и косметике (с умыванием, наложением белил и румян были связаны

13


специальные заговоры и целые комплексы магических действий), но и в трудовых функциях. У замужних женщин красота определялась их способностью к деторождению. В старшем возрасте уже больше ценилась духовная красота [Мужики и бабы, 2005, С. 6].

Буряты назвали ассоциацию ута унэн (61 (ж5)/ длинные волосы (62 (м1), они считались одним из достоинств красавицы (62 (м1). Прически незамужних девушек и замужних женщин у бурят отличались друг от друга и имели определенное значение [Буряты, 2004, С. 158]. На голове у девушек заплетали до 20 косичек, причем одна косичка плелась на макушке, две на висках, одна или три на затылке. Косички на висках были первым знаком, отличавшим девочку от мальчика. Замужние женщины заплетали только две косы - символ единения мужского и женского начал, брачующихся родов и образования единого целого в лице женщины, рождающей детей.

Для женщин-буряток женщина - сэбэрхэн / хорошенькая, симпатичная, гоё 'нарядная; красивая', шарайтай 'с красивым лицом, красивая', залуу 'юная, молодая' (ж1). Они придают значение семейному статусу женщины -убгэнтэй 'замужняя' (ж1). Женщины обращают внимание на фигуру (62 (м1): полная (62 (ж2), изящная, худенькая, грация (62 (ж1); в меру упитанная (ж1).

Семантическая зона «Оценки»: 61м 5 %, ж 6 %; 62м 9 %, ж 27 %; р м 9 %, ж 23 %. Для бурят 1 женщина - это эгээл сэнтэй хун 'самый дорогой человек' (м1), для бурят 2 - стерва (ж2), богиня (ж1), для русских - баба (1), баба-дура (ж1).

Буряты 2 и русские дают следующую оценку женщины - любимая (м2, ж2), прекрасная, прекрасное (ж1), прекрасна (1), они говорят об интеллекте женщины -умная (62 (мЗ, ж4), р (ж5), мудрая (62 (ж4), р (ж2). У мужчин бурят 2 выявлены реакции сексуальная, зрелая (м1), у русских мужчин -обольстительная (м1).

Буряты 1 оценивают женщину в другом аспекте, она - наш 2 'хорошая, добрая' (ж2) и бэрхэ   'опытная, умелая,  искусная' (1), мужчины называют

14


ассоциаты - хундэтэй 'уважаемая', нонин 'интересная, замечательная', хухуютэй 'веселая, радостная' (м1), а женщины - зурхэтэй 'решительная, смелая, отважная', заяатай 'имеющая счастливую судьбу, счастливая', оорэ 'своеобразная, особенная, замечательная, оригинальная' (ж1).

Женщина олицетворяет женственность (62 (ж2), р (ж1), добро (62 (м1) и терпимость (62 (ж1). Женщины буряты 2 и русские полагают, что женщина может быть сварливой и коварной, могучей и смелой, независимой и самостоятельной, строгой и доброй (ж1).

Семантическая зона «Эмоции»: б2ж 1 %; р м 3 %, ж 3 %. Буряты 1 в связи с женщиной не проявляют эмоций, русские говорят о любви (м2) и нежности (м1, жЗ), буряты 2-о ласке (ж1).

Семантическая зона «Количество»: 61м 2 %, ж 1 %; б2ж 1 %; р м 1 %. Для бурят по численности женщин олон 'много' (б 1 (м2, ж1), 62 (ж1), для русских женщина - единственная (м1).

Семантическая зона «Деятельность»: 61м 6 %, ж 2 %; 62м 3 %, ж 2 %; р м 2 %. Данная семантическая зона хорошо представлена у бурят 1: женщина оёно 'шьет ' (м2), ябана 'ходит '(1), худэлнэ 'работает ', ошобо 'ушла, пошла', болоо 'стала' (м1), турэнэ 'рожает' (ж1). Буряты 2 - женщина говорит и занимается бизнесом (м1), с ней связаны такие понятия как роды и танец (ж1). У мужчин бурят 2 (м1) и у русских (м2) представлен сексуальный аспект отношения полов - секс.

Как мы видим, самая большая семантическая зона во всех группах -«Персоналии». Следует подчеркнуть, что для бурят 1 эхэнэр, прежде всего, намган 'жена' (самая частотная реакция), а также человек, а для бурят 2 и русских женщина - это мать. В языковом сознании бурят 2 и русских женщине противопоставляется мужчина. Характерной чертой образа женщины в бурятском языковом сознании является то, что она находится в кругу родственников, чего не наблюдается у русских. Образ женщины имеет положительную оценку у респондентов - любимая, прекрасная, умная. Для бурят 1ж, бурят 2 и русских важна внешность женщины - она красивая.

15


Мужчины буряты 1 внешность не описывают вообще, они описывают женщину через действие (семантическая зона «Деятельность» 6 %). Современная женщина в представлении респондентов женского пола - смелая, отважная, умная, решительная и самостоятельная.

Далее   рассмотрим   распределение   ассоциативных   реакций   в   каждой семантической зоне для всех стимулов с учетом тендерного фактора. Тендерный стереотип «мужественность» (графики 3-11)

Вторая по наполняемости семантическая зона - «Реалии», причем количество реакций у бурят 2 (м 22%, ж 25,3 %) и у русских (м 23,2 %, ж 24,9 %) превышает почти в два раза количество реакций в этой семантической зоне у бурят 1 (м 11,7 %, ж 16 %).

Далее следуют «Оценки» и «Признаки», у бурят 1 реакции в этих двух зонах располагаются более равномерно («Оценки» - м 11,8 %, ж 12,8 %; «Признаки» - м 11,1 %, ж 12,8 %), а буряты 2 и русские придают оценке (62 м 10,5 %, ж 16,8 %; р м 9,2 %, ж 18,9 %) больше значения, чем признакам (62 м 6,6 %, ж 10,7 %; р м 9,1 %, ж 10,4 %). Причем разница в количестве реакций у женщин более значительна, чем у мужчин.

Наполняемость семантических зон «Количество», «Место», «Время» небольшая. Русские респонденты и буряты 2, особенно женщины, более эмоциональны (р м 1,6 %, ж 2,8 %; 62 м 1 %, ж 1,8 %) (семантическая зона «Эмоции»), чем буряты 1 (61 м 0 %, ж 0,5 %).

17


Семантическая зона «Деятельность» хорошо представлена у бурят 1 (м 7,8 %, ж 6,3 %), в отличие от бурят 2 (м 2,2 %, ж 2,2 %) и русских (м 2,7 %, ж 3 %).

Анализ ассоциативных полей показывает, что у бурят 2 и у русских респондентов объемы семантических зон практически совпадают, что объясняется влиянием родного языка. Доля реакций в семантических зонах бурят 1 и бурят 2 отличается более существенно, чем у бурят 2 и русских.

Распределение реакций в семантических зонах зависит не только от этнической принадлежности респондентов, но и от тендерной. Разница в показателях женских и мужских реакций прослеживается достаточно четко, как отдельно по каждому стимулу, так и по каждому классификационному параметру. Семантическая зона «Персоналии» во всех шести группах у женщин занимает меньше половины всех реакций (61 ж 49,8 %; 62 ж 39,8 %; р ж 36,9 %). Женщины больше уделяют внимания «Оценкам» (61 ж 12,8 %; 62 ж 16,8 %; р ж 18,9 %), чем «Признакам» (61 ж 12,8 %; 62 ж 10,7 %; р ж 10,4 %). Для мужчин разница в этих двух семантических зонах не так существенна: «Оценки» - 61 м 11,8 %; 62 м 10,5 %; р м 9,2 %, «Признаки» - 61 м 11,1 %; 62 м 6,6 %; р м 9,1 %. Женщины проявляют больше эмоций во всех группах (61 м 0 %, ж 0,5 %; 62 м 1 %, ж 1,8 %; р м 1,6 %, ж 2,8 %).

Семантическая зона «Реалии» - в отличие от тендерного стереотипа «мужественность» респонденты связывают тендерный стереотип «женственность» с меньшим количеством предметов. У бурят 2 (м 13,4%, ж 13,8 %) и у русских (м 13,1 %, ж 13,6 %) количество реакций в этой семантической зоне совпадает, а у бурят 1 доля реакций значительно меньше (м 3,9 %, ж 9,4 %).

Русские респонденты и буряты 2 (причем мужчины) более эмоциональны по отношению к женщине, чем к мужчине (61 м 0,5 %, ж 0,6 %; 62 м 3,1 %, ж 2,5 %; р м 3,9 %, ж 3,5 %). Семантические зоны «Количество», «Место», «Время» составляют небольшой процент реакций респондентов.

Семантическая зона «Деятельность» хорошо представлена у бурят 1 (61 м 7,7 %, ж 7,6 %), у 62 (м 3,8 %, ж 3,7 %) и русских (м 3,6 %, ж 2,4 %) в этой зоне количество реакций практически одинаково и больше чем в тендерном стереотипе «мужественность».

Согласно приведенным данным, наибольшее совпадение по стратегии ассоциирования наблюдается у бурят 2 и у русских в виду влияния родного языка. Разница в наполняемости семантических зон у бурят 1 и бурят 2 более заметна, чем у бурят 2 и у русских респондентов.

Проведя анализ корпуса реакций, мы приходим к выводу, что и здесь тендерная принадлежность респондентов, наряду с этнической, имеет влияние на распределение реакций (как и в тендерном стереотипе «мужественность») в семантических зонах. Определенная зависимость женских и мужских реакций наблюдается, как отдельно по каждому стимулу, так и по каждому классификационному параметру. Семантическая зона «Персоналии» во всех шести группах у мужчин занимает большую долю всех реакций (61 м 59,2 %, ж

20


48,6 %; 62 м 47,6 %, ж 42,9 %; р м 46,8 %, ж 43,6 %). Женщины более критичны, семантическая зона «Оценки» (61 ж 14,8 %; 62 ж 20,8 %; р ж 20,8 %) превышает семантическую зону «Признаки» (61 ж 14,8 %; 62 ж 13,5 %; р ж 12,5 %). Для мужчин же (61 и р) наоборот «Признаки» (61 м 13,3 %; 62 м 11,8 %; р м 15,1 %) имеют большее значение, чем «Оценки» (61 м 10 %; 62 м 16,6 %; р м 14,3 %). Респонденты проявили больше эмоций на стимулы, относящиеся к тендерному стереотипу «женственность». Причем мужчины по отношению к женщине более эмоциональны (61 м 0,5 %, ж 0,6 %; 62 м 3,1 %, ж 2,5 %; р м 3,9 %, ж 3,5 %).

В заключении подводятся итоги и формулируются основные выводы исследования.

Русская и бурятская культуры относятся к числу патриархальных культур, и тендерные стереотипы «мужественность» и «женственность» имеют много общих черт. Воплощением тендерного стереотипа «мужественность» в русской и бурятской культурах является сильный, смелый мужчина, он - глава семьи, хозяин, который заботится о материальном благополучии своих родных, утверждается на профессиональном поприще. Тендерный стереотип «женственность» в русском и бурятском обществе представляет женщина, которая является матерью, она воспитывает детей, занимается домом и семьей.

Тендерные стереотипы формируются в течение длительного развития общества, они аккумулируют этические ценности и своеобразие национальной культуры. Однако в русской и бурятской культурах тендерные стереотипы, имея много общих черт, все же сохраняют свою этническую специфику.

Специфику тендерного стереотипа «мужественность» в бурятском языковом сознании определяет особое отношение к мужчине как к драгоценности. Как показали результаты эксперимента, в бурятской культуре мужчиной считают уже маленького мальчика, юношу, который со временем мужает и становится взрослым мужчиной. Все это время ему оказывается почет и уважение, мужчина занимает особое место в обществе. В русском языковом

21


сознании тендерный стереотип «мужественность» воплощается только во взрослом мужчине, хозяине.

Для тендерного стереотипа «женственность» в бурятском языковом сознании важна личность женщины, а также социальное положение женщины. Она является, в первую очередь, женой, человеком, а потом матерью. В русском языковом сознании женщина, прежде всего мать, затем жена.

В бурятском языковом сознании ярко выражены многочисленные родственные связи. Это объясняется тем, что для бурятского этноса институт родства играет важную роль, родовая общность понимается как единство множества. Буряты воспринимают себя как представителей какого-то конкретного рода. Традиционная родовая структура бурятского общества создает механизм самоорганизации жизнедеятельности этноса.

В бурятском языковом сознании находит отражение традиционная религия бурят - буддизм с элементами шаманизма. В современной культуре бурятского народа сохраняются многие традиционные верования и культы.

В языковом сознании русских присутствует сексуальный аспект взаимоотношения полов, что не наблюдается у бурят 1. Как показывают результаты эксперимента, буряты 1 сдержаны и почти не проявляют эмоций, в отличие от русских респондентов.

Тендерные стереотипы подвержены сильнейшему влиянию культуры, но они не являются неизменными: они относятся к динамическим, изменчивым продуктам развития человеческого общества, поддающимся социальному манипулированию и моделированию. Так, в традиционных патриархальных культурах женщины находятся на втором плане, играют второстепенные роли. Как показали результаты свободного ассоциативного эксперимента, женщины в современном русском и бурятском обществах занимаются домом и семьей, но наряду с этим они также зарабатывают деньги и независимы от мужчин. Женщина отнюдь не является слабым существом, она - смелая, сильная личность, которая готова решить и может решать проблемы самостоятельно.

22


Тендерный фактор, наряду с этническим, оказывает влияние на ассоциативное поведение испытуемых. Установлено, что в языковом сознании мужчин и женщин русской и бурятской национальностей, в целом присутствует больше сходств, чем различий. Т.е. мужчины (а также и женщины), независимо от своей национальности, давали стереотипные реакции. Это объяснимо тем фактом, что русские и буряты уже на протяжении веков живут на одной территории, и русская и бурятская культуры имеют патриархальный уклад. Кроме того, в процессе межкультурного взаимодействия наблюдаются процессы ассимиляции, что наглядно продемонстрировано на примере этнических бурят 2, не владеющих бурятским языком. Языковое сознание бурят 2, для которых родным является русский язык, имеет больше сходств с языковым сознанием русских, чем с языковым сознанием бурят 1, владеющим своим родным бурятским языком.

В приложениях приведены ассоциативные словари, статистические данные, образцы использованных анкет.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. «Человек» в языковом сознании представителей бурятской и русской культур (результаты пилотажного эксперимента) // Вестник Бурятского государственного университета. Психология. Социальная работа. Вып. 4. -Улан-Удэ: изд-во Бурятского госуниверситета, 2007. - С. 265-269. - 0,33 п.л.
  2. «Мужчина» в языковом сознании представителей бурятской и русской культур (результаты пилотажного эксперимента) // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Вып. 547. Язык. Сознание. Коммуникация. Серия Лингвистика. - М.-Калуга: ИП Кошелев А.Б. (Изд-во «Эйдос»), 2007. — С. 55 - 63. - 0,37 п.л.
  3. Тендерный стереотип мужественности в языковом сознании русских и бурят // Вестник Бурятского государственного университета. Филология. Вып. 7. - Улан-Удэ: изд-во Бурятского госуниверситета, 2007. - С. 98-104.-0,54 п.л.

23


    • Образ мужчины в языковом сознании русских и бурят // Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в вузе и школе: сб. ст. IX Всероссийской научно-практической конференции. - Пенза: РИО ПГСХА, 2007.-С. 167-168.-0,16 п.л.
    • Образ женщины в языковом сознании русских и бурят // Материалы международной научно-практической конференции «Восточное общество: интеграционные и дезинтеграционные факторы в геополитическом пространстве АТР», Улан-Удэ, 27 июня - 1 июля 2007. - Улан-Удэ, 2007. - С. 55-57.-0,25 п.л.
    • «Человек» в бурятском языковом сознании // Россия и мир: вчера, сегодня, завтра: Филологические науки и проблемы образования: XIII Международные Дашковские чтения (апрель 2007). - Москва, МГИ им. Е.Р.Дашковой, 2008. - С. 97-103. - 0,29 п.л.
    • Женщина в русской и бурятской культурах // Вопросы современной филологии и методики обучения языкам в вузе и школе: сб. ст. XI Международной научно-практической конференции. - Пенза: РИО ПГСХА, 2008.-С. 275-278. -0,16 п.л.
     
    Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.