WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Лингвопрагматическая категория дистанцирования (на материале французской прессы)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Кулешова Анна Васильевна

 

ЛИНГВОПРАГМАТИЧЕСКАЯ

 КАТЕГОРИЯ ДИСТАНЦИРОВАНИЯ

(на материале французской прессы)

 

Специальность 10.02.05 – романские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре грамматики и истории французского языка факультета французского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет»


Научный руководитель:


доктор филологических наук,

профессор Тарасова Анна

Николаевна


Официальные оппоненты:

Ведущая организация:
доктор филологических наук, профессор Кузнецова Ирина Николаевна

кандидат филологических наук, профессор Мурадова Лариса Андреевна

Московский городской педагогический университет



Защита диссертации состоится «10» ноября 2008 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.01 при ГОУ ВПО МГЛУ (119034, Москва, ул. Остоженка, 38).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО МГЛУ.

Автореферат разослан «25» сентября 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета      E.В. Александрова


Реферируемая диссертация представляет собой лингвопрагматическое исследование категории дистанцирования, выполненное на материале французского газетного дискурса, содержащего чужую речь.

Понятие дистанцирования широко используется во многих областях знания, например, в философии, социологии и психологии, получая в каждой из них свое определение [см., например, История философии 2002; Манхейм 2000; Биркенбил 1997]. В языкознании дистанцирование изучается в рамках интертекстуальности: как основа иронии [Черкасов 2000; Иванова 2006] или как дистанция, которую устанавливает адресант относительно чужого дискурса [Mochet 2001].

В данном исследовании дистанцирование рассматривается как лингвопрагматическая категория, которая выражает разную степень ответственности адресанта за цитируемое.

Значимость человеческого фактора в языке определяет важность изучения дистанцирования как категории, входящей в макрокатегорию модальности.

Актуальность данного исследования определяется необходимостью комплексного подхода к анализу функционирования чужой речи с точки зрения установки автора принимать на себя ответственность за цитируемое. В современных исследованиях, посвященных интертекстуальности, изучение чужой речи сводится, в основном, к описанию ее синтаксического и лингвостилистического аспектов, в то время как прагматический аспект практически не затрагивается. Между тем, именно в дискурсе, содержащем чужую речь, активно выражено авторское отношение к цитируемому. Кроме того, авторская модальность и чужая речь как проявление интертекстуальности изучались вне связи между собой и, главным образом, на материале художественной литературы. Особый научный интерес представляет собой газетный дискурс, так как газета – это одно из старейших средств массовой информации, и, несмотря на бурное развитие радио, телевидения и высоких технологий, ей по-прежнему отводится важное место в системе СМИ. К тому же, газетно-публицистический стиль, как известно, обладает своими композиционными, семантическими, грамматическими и выразительными особенностями, которые отличают его от других функциональных стилей.

В качестве объекта исследования выбрана чужая речь, представленная в информационном, информационно-аналитическом и аналитическом жанрах прессы.

Предметом  анализа служат функции чужой речи в газетном дискурсе с точки зрения их способности дистанцировать автора от речи другого или, напротив, выступать в качестве «соавтора» цитируемого лица.

Рабочая гипотеза исследования состоит в том, что разные виды чужой речи в зависимости от жанра позволяют адресанту занимать разные позиции по отношению к речи другого: либо принимать ее, либо в разной степени дистанцироваться от нее.

Цель работы заключается в изучении категории дистанцирования в газетном дискурсе: плана содержания и языковых средств ее выражения.

Достижение поставленной цели связано с решением следующих задач:

? исследовать общие системные и жанрово-специфические характеристики газетного дискурса и типы статей, в которых встречается чужая речь;

? определить природу категории дистанцирования;

? изучить средства выражения дистанцирования адресанта от чужой речи, учитывая особенности оформления прямой, косвенной и несобственно-прямой речи в газетном дискурсе;

? установить частотность использования трех видов чужой речи в соответствии с композицией различных типов статей;

? определить языковые показатели наличия или отсутствия дистанции;

? выявить возможные степени дистанцирования адресанта от чужой речи, принимая во внимание такие факторы, как: жанр, вид чужой речи, композиционно-речевая форма.

Материалом исследования послужили тексты из трех французских ежедневных газет LeMonde, LeFigaro, Liberation за период с 2003 по 2007 годы. Всего в ходе работы проанализировано 3800 статей, содержащих чужую речь.

Для решения поставленных задач использовались следующие методы: метод контекстуально-ситуативного анализа ? для выявления функций, во-первых, прямой, косвенной и несобственно-прямой речи во французском газетном дискурсе и, во-вторых, языковых показателей дистанции между речью адресанта и чужой речью; комплексный описательно-аналитический метод (включающий общенаучные методы наблюдения, сопоставления, обобщения) ? для установления факторов дистанцирования адресанта от чужой речи и степеней дистанцирования; метод логических исчислений ? для определения частотности использования различных видов чужой речи в информационном, информационно-аналитическом и аналитическом жанрах; структурно-семантический метод ? для описания структурно-семантических особенностей оформления разных видов чужой речи в прессе.

Изучение чужой речи как проявления интертекстуальности нашло свое отражение в ряде работ отечественных и зарубежных лингвистов [См., например, Андриевская 1971; Дарканбаева 1980; Шарапова 2001; Омелькина 2007; Bally 1912; Lips 1926; Sarfati 1997; Rosier 1999; Vuillaume 2000]. В газетном дискурсе эта речь может быть представлена тремя видами: прямой, косвенной и несобственно-прямой речью. Особое место в прессе занимает несобственно-прямая речь. Сфера ее использования представлена, в основном, художественной литературой: в ней она возникла и, как правило, изучалась. Между тем, несобственно-прямая речь получает все более широкое распространение во французском газетном дискурсе, хотя до настоящего времени ее исследование в этом типе дискурса не нашло своего отражения в романистике.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые в отечественной романистике:

? обосновывается категориальный статус дистанцирования;

? дистанцирование рассматривается как лингвопрагматическая категория, определяются план ее содержания и план выражения;

? эта категория исследуется на материале газетного дискурса, представленного информационным, информационно-аналитическим и аналитическим жанрами;

? изучаются все виды чужой речи в газетном дискурсе, в том числе несобственно-прямая речь, а также ее новый вид – «свободная прямая речь»;

? устанавливается комплекс факторов, определяющих степень дистанцирования журналиста от чужой речи.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что категория интертекстуальности рассматривается с позиции макрокатегории модальности. Наиболее отчетливо авторская модальность проявляется в статьях аналитического и информационно-аналитического жанров. Результаты изучения языковых средств дистанцирования адресанта от чужой речи, а также дискурсивных особенностей оформления видов чужой речи и их композиционно-речевых форм во французском газетном дискурсе могут служить основой для дальнейшей разработки проблем модальности и интертекстуальности в рамках лингвистики текста и анализа дискурса.

Практическая ценность исследования заключается в том, что теоретические положения исследования и полученные результаты могут быть использованы в курсах лекций и семинаров, посвященных проблемам лингвистики текста, в практике преподавания французского языка как иностранного, а также при составлении учебных пособий и разработке ряда спецкурсов: «Практикум по культуре речевого общения», «Стратегии речевого поведения», «Чужая речь и ее роль в коммуникативном процессе», «Газетный дискурс». Диссертация дает возможность использования отдельных ее положений при написании курсовых и дипломных работ.

Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов обеспечиваются привлечением обширного теоретического материала, комплексной методикой анализа и репрезентативной выборкой языкового материала.

Апробация исследования. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры грамматики и истории французского языка ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет». Основное содержание исследования отражено в двух публикациях по теме работы.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Дистанцирование – это лингвопрагматическая категория, в основе которой лежит принятие ответственности адресантом за цитируемое им высказывание.

2. Одним из средств выражения категории дистанцирования служит чужая речь ? прямая, косвенная и несобственно-прямая.

3. Дистанцирование – это градуальная категория, которая представлена несколькими степенями: нулевой, минимальной, средней и максимальной, зависящими от таких факторов, как: жанр, вид чужой речи, композиционно-речевая форма.

4. Языковыми показателями наличия или отсутствия дистанции между своей и чужой речью соответственно служат:

? авторский комментарий с отрицательным или положительным оценочным зарядом;

? наличие или отсутствие форм условного наклонения;

? глаголы речи со значением недостоверности или достоверности информации, вводящие чужую речь;

? безличные обороты onditque, ilparaitque, dit-on! parait-il!, отсылающие к анонимному источнику информации либо отражающие коллективное мнение;

? использование местоимения «on» в неопределенно-личном значении или в значении личного местоимения «nous»;

? наличие или отсутствие специальных лексических средств (pretendu, presume, soi-disant), характеризующих чужую речь как не соответствующую действительности;

? наличие или отсутствие указания на цитируемое лицо;

– пунктуационное оформление чужой речи, выражающее, неуверенность (?!) или уверенность адресанта (!!!) в достоверности информации, содержащейся в чужой речи.

5. Чужая речь встречается в трех жанрах газетного дискурса; прямая и косвенная речь – в информационном жанре, все виды чужой речи – в информационно-аналитическом и аналитическом жанрах.

6. В информационном жанре прямая и косвенная речь выступают как наименее дистантные виды чужой речи, а в информационно-аналитическом и аналитическом жанрах прямая речь чаще предстает как наиболее дистантный вид чужой речи; несобственно-прямая речь – как наименее дистантный вид, косвенная же речь занимает промежуточное положение между ними.

Структура исследования соответствует поставленным в нем цели и задачам. Работа состоит из введения, трех глав с выводами и заключения. Диссертация содержит 17 таблиц, 12 схем и 2 диаграммы. К ней прилагаются списки использованной научной литературы и цитируемых газет.

Во Введении обосновываются выбор темы диссертации и ее актуальность; формулируются цель и конкретные задачи исследования; определяются исходный материал и методы анализа; освещаются научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость; указывается форма апробации результатов диссертационного исследования; излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе раскрывается лингвопрагматическая сущность категории дистанцирования; определяются основные средства ее выражения; устанавливаются возможные степени дистанцирования; рассматриваются явления интертекстуальности и авторской модальности; выявляются основные особенности газетного дискурса.

Во второй главе дается общая характеристика информационного, информационно-аналитического и аналитического жанров французской прессы; описываются их композиционные особенности, а также определяется частотность присутствия различных видов чужой речи в разных типах статей.

В третьей главе изучаются особенности оформления в прессе прямой, косвенной и несобственно-прямой речи; определяются композиционно-речевые формы, в составе которых они функционируют; анализируются их функции в информационном, информационно-аналитическом и аналитическом жанрах французской прессы с точки зрения их способности дистанцировать адресанта от чужого высказывания.

В Заключении обобщены теоретические и практические результаты проведенного исследования и намечены его дальнейшие перспективы.

Содержание работы

         Первая глава посвящена определению теоретических основ выделения лингвопрагматической категории дистанцирования.

В нашем исследовании под дистанцированием понимается лингвопрагматическая категория, которая выражает степень ответственности адресанта за цитируемое.

Исследования М.М. Бахтина, Т. Тодорова, Ж. Женетта, О. Дюкро и других ученых выявили важность проблематики интертекстуальности, т. е. присутствия в тексте чужой речи, как в теории литературы, так и в лингвистике текста. Интертекстуальность, рассматриваемая с позиции адресанта как способ порождения собственного дискурса и выстраивание сложной системы отношений с дискурсами других авторов, включает чужую речь.

Эту речь трактуют в широком и узком значениях. В первом случае она отождествляется с цитированием вообще и охватывает цитату, текстовую аппликацию, ссылку, аллюзию и т. п. [Москвин 2002]; во втором – с цитатой. Цитата ? это тот вид интертекстуальной связи, при котором фрагмент текста-источника интегрируется в текст-носитель [Михайлова 1999]. Именно в этом значении используется термин «чужая речь» в нашем исследовании. Существует, как известно, несколько видов передачи чужой речи: прямая, косвенная и несобственно-прямая речь, которые встречаются в газетном дискурсе с разной степенью частотности.

Развитие тезиса о полифоничности высказывания (М.М. Бахтин, О. Дюкро) приводит к заключению: между речью адресанта и чужой речью существует определенная зависимость. При передаче чужой речи наиболее важную роль играет адресант, который может относиться к ней по-разному: либо стоять на позиции цитируемого им лица, либо дистанцироваться от его речи. В этой связи следует принять оппозицию «признание или непризнание говорящим чужой речи» за основу категории дистанцирования. Иначе говоря, если адресант считает информацию достоверной (вероятной), то он берет на себя ответственность за нее, если же он квалифицирует ее как недостоверную, то дистанцируется от нее.

Категория дистанцирования – это градуальная категория, иначе говоря, она представлена несколькими степенями. Степень дистанцирования адресанта от чужой речи может быть нулевой, минимальной, средней и максимальной.

Схема № 1. Степени дистанцирования адресанта от чужой речи.

0           минимальная                     средняя                         максимальная 


   

достоверные             весьма вероятные               равновероятные                         недостоверные           высказывания            высказывания                     высказывания                             высказывания                 

Причем степень дистанцирования зависит от ряда факторов. Во-первых, от вида речи, который выбирает журналист при передаче чужого высказывания: прямой, косвенной или несобственно-прямой речи. Во-вторых, от жанров прессы – информационного, информационно-аналитического или аналитического, в целом, а также от типа статей, входящих в один из этих жанров. В-третьих, от композиционно-речевых форм, в составе которых может выступать тот или иной вид чужой речи. Анализ показал, что в информационном жанре степень дистанцирования всегда нулевая. В аналитическом и информационно-аналитическом она варьирует в зависимости от вида чужой речи и композиционно-речевой формы. При этом важная роль отводится языковым показателям наличия или отсутствия дистанции.

К основным показателям дистанции между речью журналиста и чужой речью можно отнести следующие:

? авторский комментарий, который включает лексику с отрицательной оценкой, а также ? в аналитическом и информационно-аналитическом жанрах ? наречия:

• оценочные (dramatiquement, cruellement, mal, malheureusement, difficilement, gravement, illegalement, dangereusement…);

• модальные со значением гипотетичности (dubitativement, peut-etre…);

? условное наклонение;

? глаголы речи, с помощью которых журналист вводит чужую речь и которые указывают на его сомнение в истинности цитируемых слов (nepas etresur, croire, trouver, simaginer…);

? безличные обороты (onditque, ilparaitque, dit-on!, parait-il!), отсылающие к анонимному источнику информации и позволяющие квалифицировать сообщение как слухи;

? использование местоимения «on» в неопределенно-личном значении;

? специальная лексика: отглагольные прилагательные (pretendu, presume) ивыражение (soi-disant), характеризующие чужую речь как не соответствующую действительности;

? отсутствие указания на автора цитируемого сообщения при отсутствии положительного комментария адресанта;

? пунктуационное оформление чужой речи, выражающее неуверенность (?!) журналиста в достоверности информации, передаваемой в чужой речи.

К основным показателям отсутствия дистанции можно отнести следующие:

? авторский комментарий, включающий лексику с положительной оценкой, а также ? в аналитическом и информационно-аналитическом жанрах ? наречия:

•оценочные (logiquement, raisonnablement, positivement, excellement…);

• модальные со значением достоверности (sic!, re-sic!…); уверенности (justement, sans doute, assurement, exactement, a coup sur…); реальности (en fait, en effet, effectivement, evidemment, certainement…);

? отсутствие условного наклонения;

? глаголы речи со значением уверенности журналиста в достоверности информации (etresur, affirmer, assurer, juger, estimer, devoiler, reveler, declarer);

? безличные обороты (onditque, ilparaitque, dit-on! parait-il!), отражающие коллективное мнение в отношении сообщения («если другие говорят об этом, значит это верно»);

? использование местоимения «on» в значении личного местоимения «nous»;

? отсутствие специальной лексики (pretendu, presume, soi-disant), характеризующей чужую речь как не соответствующую действительности;

? указание на автора цитируемого сообщения при положительном комментарии журналиста;

– пунктуационное оформление чужой речи, отражающее уверенность журналиста (!!!) в достоверности информации, переданной в чужой речи.

Количественное преобладание или равенство взаимодействующих между собой тех или иных языковых показателей определяет ту или иную степень дистанцирования. Так, при наличии двух и более показателей отсутствия дистанции (до 4) степень дистанцирования ? нулевая. Минимальная степень дистанцирования создается двумя и более показателями отсутствия дистанции (до 3) против одного показателя дистанции. Средняя  степень определяется оппозицией: один показатель дистанции и более (до 2) против одного и более показателей ее отсутствия (до 2). При наличии двух и более показателей дистанции (до 4) степень дистанцирования ? максимальная.

Вторая глава посвящена характеристике жанров французской прессы, а также изучению частотности присутствия в них всех видов чужой речи.

Газетный дискурс представляет собой самостоятельный тип дискурса, выполняющий информативную и воздействующую функции. Общий конструктивный принцип такого дискурса заключается в сочетании и чередовании фактологически-конкретного и обобщенного, образного и абстрактного, логического и эмоционального. Современный французский газетный дискурс характеризуется большим количеством разнообразных типов статей.

Обзор работ в области теории и практики журналистики, а также анализ отечественной и зарубежной лингвистической литературы по проблеме газетных жанров [см., например, Кузнецов 1991; Martin-Lagardette 1994; Montant 1994, 1995; Antoine 1995; De Broucker 1995; Famery, Leroy 1996; Grosse, Seibold 1996; Adam 1997; Charaudeau 1997; Voirol 1992, 2001] позволяет говорить о существовании многочисленных классификаций газетных жанров в зависимости от степени ангажированности адресанта и способа отображения действительности или выполняемой ими функции.

В целом, во французском газетном дискурсе можно выделить три жанра – информационный, аналитический и информационно-аналитический. К информационному жанру относятся такие типы статей, как заметка и информационный отчет. Их цель состоит в передаче оперативной информации адресату с фактологической точностью, сдержанностью в оценке сообщаемых фактов и официальностью. К аналитическому жанру относятся: комментарий, передовая статья, аналитическая статья, критическая статья, хроника. Поднимая те или иные проблемы общественной жизни страны и мира, автор высказывает в них свое мнение и отстаивает свою позицию. К информационно-аналитическому жанру относятся: репортаж, портрет и журналистское расследование. В таких статьях присутствуют черты как информационного, так и аналитического жанров: передача информации не исключает и авторской оценки происходящего. С точки зрения композиционной организации, газетные статьи всех жанров, как правило, представляют собой четырехчастную структуру, включающую заголовок, зачин, основную часть и концовку.

Согласно данным нашего анализа, чужая речь может присутствовать в текстах статей, принадлежащих к информационному, информационно-аналитическому и аналитическому жанрам. Во французском газетном дискурсе основной вид чужой речи – это прямая речь (?39% случаев от общего числа); за ней следует косвенная речь (?20%), а затем уже несобственно-прямая речь (?8%).

Выбор того или иного вида чужой речи обусловлен, во-первых, жанром, во-вторых, типом статей, в-третьих, их композицией.

Статьи всех трех жанров подразделяются в работе на две группы в зависимости от использования в них того или иного вида чужой речи. Первая включает статьи, в которых встречаются как прямая, так и косвенная речь. К ним относятся: заметка, или краткое информационное сообщение (breve, filet, mouture), и информационный отчет (compte-rendu), входящие в информационный жанр, а также комментарий (commentaire), передовая статья (editorial) и аналитическая статья (article d’analyse), принадлежащие к аналитическому жанру. Вторая группа представлена статьями, в которых наряду с прямой речью встречаются косвенная и несобственно-прямая речь. Эта группа охватывает статьи информационно-аналитического жанра: репортаж (reportage), портрет (portrait) и журналистское расследование (enquete), а также статьи аналитического жанра: критическая статья (critique) и хроника (chronique).

Во всех трех жанрах чужая речь чаще используется в основной части статей всех типов, реже ? в зачине и концовке (в трех жанрах за 100% принимается 2878 статей, в информационно-аналитическом и аналитическом жанрах 100% составляют 1163 статьи). Наименьшее применение она находит в заголовке, в котором в качестве единственного вида речи выступает прямая речь (?13%), в то время как косвенная и несобственно-прямая речь здесь не встречаются. Кроме того, прямая речь по частотности занимает первое место и в остальных композиционных компонентах: зачине (?41%), основной части (?55%) и концовке (35%). Второе место ? у косвенной речи (зачин ? ?17%; основная часть – 41%; концовка – ?15%), и на последнем – несобственно-прямая речь в информационно-аналитическом и аналитическом жанрах (зачин ? 12%; основная часть – 21,5%; концовка – 12,5%).

В третьей главе определены возможные степени дистанцирования адресанта от чужой речи, выявлены особенности оформления чужой речи в газетном дискурсе, а также исследованы во всех жанрах композиционно-речевые формы.

Степень дистанцирования журналиста от чужой речи определяется рядом факторов: жанром, композиционно-речевой формой и видом чужой речи.

В статьях информационного жанра ? информационном отчете и заметке ? степень дистанцирования всегда нулевая независимо от вида чужой речи, к которой прибегает журналист, – прямой или косвенной. Это связано с отсутствием в таких статьях каких-либо элементов авторской оценки чужого высказывания и со ссылкой журналиста на достоверный источник информации при передаче чужой речи.

В информационно-аналитическом жанре ? репортаже, портрете и журналистском расследовании ? степень дистанцирования может варьировать от нулевой до максимальной в случае прямой речи, от нулевой до средней или максимальной (реже) при косвенной речи. В случае использования несобственно-прямой речи степень дистанцирования может меняться от нулевой до минимальной или средней.

В статьях аналитического жанра ? комментарии, передовой статье, аналитической статье, критической статье и хронике ? степень дистанцирования при использовании прямой и косвенной речи чаще всего меняется от нулевой до максимальной, а в случае несобственно-прямой речи ? от нулевой до минимальной или реже ? средней.

Прямая речь.

Как показал анализ, в статьях информационного жанра прямая речь может выступать в составе композиционно-речевой формы «информирование». При этом степень дистанцирования всегда бывает нулевой. Так, пример (1) относится к жанру заметки, в которой журналист информирует читателя о будущих инвестициях одной бразильской компании в разработку новых нефтяных и газовых месторождений:

  1. Petrobras et ses partenaires vont investir quelque 18 milliards de dollars (14,8 milliards d’euros) dans les dix prochaines annees dans l’exploration et la production des gisements de gaz naturel et de petrole situes dans le bassin de Santos, au large des cotes sud-est du Bresil, a annonce mercredi 11 janvier la compagnie petroliere bresilienne. (Le Monde, 13.01.06.)

Дистанция между речью журналиста и чужой речью – нулевая, во-первых, потому, что нейтральный глагол речи annoncer не показывает отношения ни журналиста к цитируемому им лицу, ни к его речи и, во-вторых, потому, что отсутствует какой-либо авторский комментарий.

В информационно-аналитическом жанре прямая речь выступает в составе композиционно-речевых форм «информирование», «рассуждение», «описание» и двух сочетаний композиционно-речевых форм – «информирование + описание» и «рассуждение + описание». При информировании и сочетаниях форм степень дистанцирования варьирует от нулевой до максимальной, в описании она не бывает максимальной, а в рассуждении [см., пример (2)] она может меняться от нулевой до максимальной или средней.

Пример (2) ? это прямая речь, взятая из репортажа, который посвящен эвакуации израильских поселений из Сектора Газа в августе 2005 года. Журналист с иронией рассуждает о действиях Ариеля Шарона, не внявшего просьбам раввинов отсрочить эту операцию:

  1. Rien n’y fera. Ni les manifestations dans Gouch Katif d’opposants au demantelement des colonies, ni les maledictions, ni les menaces. Pas meme les supplications des rabbins qui, hier encore, adjuraient Ariel Sharon d’ajourner son plan. Il aurait verse une larme avec eux, dit-on dans son entourage... (Liberation, 16.08.05.)

Дистанция между речью журналиста и чужим высказыванием в (2) – средняя. Она достигается, во-первых, использованием оборота dit-on!, который отсылает к анонимному источнику информации. Во-вторых, формой условного наклонения (auraitverse). Тем самым, журналист снимает с себя ответственность за достоверность чужих слов. Однако, ирония обоих адресантов, которая проявляется, прежде всего, в несоответствии между лексическим значением предиката verser (лить, проливать) и существительным в единственном числе unelarme(слезу), позволяет говорить о том, что журналист принимает предложенную характеристику, принимая на веру цитируемое высказывание.

В аналитическом жанре при рассуждении, информировании и сочетании двух композиционно-речевых форм «рассуждение + информирование» степень дистанцирования может меняться от нулевой до максимальной, в описании – может быть только нулевой или минимальной, а в случае сочетания форм «рассуждение + описание» [см., пример (3)] – от нулевой до средней.

Пример (3) представляет собой текстовый блок из аналитической статьи, посвященной глобализации экономики. Прямая речь находится в составе сочетания композиционно-речевых форм «информирование + рассуждение»:

  1. Gerard Mestrallet, president de Suez: «Les normes comptables ne s’harmonisent pas, les differents types de gouvernance d’entreprise ne convergent pas, les marches financiers ne sont pas mondialises, les differences culturelles ne s’estamperont jamais, et c’est une bonne chose. Elles sont un facteur de differenciation competitive.» Malheureusement, la situation est differente.(Le Monde, 13.08.05.)

Автор статьи приводит слова президента одной французской компании, который излагает факты о так называемом «экономическом патриотизме» (Les normes comptables ne s’harmonisent pas, les differents types de gouvernance d’entreprise ne convergent pas, les marches financiers ne sont pas mondialises, les differences culturelles ne s’estamperont jamais). Затем следует комментарий журналиста (et c’est une bonne chose. Elles sont un facteur de differenciation competitive). Дистанция между речью обоих адресантов в примере (3) ? максимальная. Несмотря на то, что глагол речи affirmerхарактеризует цитируемое высказывание как достоверное, из авторского комментария (Malheureusement, lasituationestdifferente) следует, что журналист с ним не согласен. Это, вероятно, связано с несовпадением цитируемой информации с теми данными, которыми автор статьи располагает. Об этом же свидетельствует и присутствие в его словах оценочного наречия malheureusement.

Косвенная речь.

В информационном жанре косвенная речь выступает в составе композиционно-речевой формы «информирование». При этом дистанция между речью журналиста и речью цитируемого им лица может быть лишь нулевой. Например:

  1. Par ailleurs, le general Nadhem Charif, commandant des gardes- frontieres au poste de Mondhiriyah avec l'Iran, a affirme a l'Agence France-Presse avoir echappe a un attentat qui a coute la vie a l'un de ses gardes. (Le Monde, 28.07.04.)

Пример (4) представляет собой фрагмент информационного отчета, тема которого ? обострение взаимоотношений между Ираком и Ираном. Дистанция между речью журналиста и чужой речью отсутствует вовсе. Нулевая степень дистанцирования обусловлена несколькими показателями. Во-первых, – это глагол речи affirmer, характеризующий информацию как достоверную. Во-вторых, – точное указание источника информации (имя, звание, а также занимаемый пост – legeneralNadhemCharif, commandantdesgardes-frontieresaupostedeMondhiriyahavecl'Iran), что свидетельствует о стремлении журналиста к объективности.

В информационно-аналитическом жанре косвенная речь может выступать в составе композиционно-речевых форм: «информирование», «рассуждение», «описание». При этом степень дистанцирования при информировании варьирует от нулевой до максимальной, в рассуждении – от нулевой до максимальной или минимальной, при описании – она отсутствует вовсе или бывает минимальной [пример (5)].

Пример (5) взят из репортажа, который ведется из автосалона во Франкфурте:

  1. On parle ici d’une nouvelle carrosserie de Volvo qui adopte, soi-disant, la forme d’une coque de bateau. Malheureusement, la voiture n’est pas exposee. (Le Monde, 18-19.04.04.)

В примере (5) журналист устанавливает минимальную дистанцию между своей речью и речью цитируемого им лица. Чужая речь здесь вводится с помощью нейтрального глагола речи parler. Источник информации завуалирован с помощью неопределенно-личного местоимения on, которое в данном случае служит для обобщенной передачи слов сразу нескольких лиц. Выражение soi-disant говорит о том, что описание автомобиля, о котором говорят на выставке, возможно, не совсем соответствует его истинному внешнему виду. К тому же, в своем комментарии журналист отмечает, что он не смог лично увидеть эту новинку, следовательно, не может безоговорочно присоединиться к цитируемому высказыванию.

В аналитическом жанре косвенная речь может выступать как в составе композиционно-речевых форм «рассуждение» и «информирование», так и в составе сочетания композиционно-речевых форм «рассуждение + описание». Как показал анализ, степень дистанцирования различна в разных композиционно-речевых формах. Так, в рассуждении [см. пример (6)] она может варьировать от нулевой до максимальной или минимальной, при информировании ? от нулевой до максимальной. В случае сочетания «рассуждение + описание» степень дистанцирования может быть нулевой или минимальной.

Пример (6) взят из основной части аналитической статьи, тема которой ? оценка деятельности французских министров. Здесь приводятся слова министра здравоохранения, который объясняет, почему он спокойно может покинуть свой пост:

  1. M. Douste-Blazy confie qu'il aurait pu quitter son ministere de la sante l’esprit serein, puisque sa reforme de l'assurance-maladie a ete adoptee cet ete. Comme si le vote d'une loi aussi complexe suffi­sait a valoir reforme. Comme si l'on pouvait tenir pour negligea­ble, au moment de son depart, la negociation difficile engagee entre l'assurance-maladie et les syndicats de medecins, qui doit decider du succes ou de l'echec de son plan de redressement du systeme de soins et des comptes sociaux. (LeMonde, 23.12.04.)

В (6) косвенная речь представлена в составе композиционно-речевой формы рассуждение. Дистанция между речью автора статьи и чужой речью – максимальная. Ее возникновению способствуют такие показатели, как: форма условного наклонения (auraitpu), комментарий журналиста, в котором прослеживается явное несогласие с цитируемым высказыванием (Commesilevoted'uneloiaussicomplexesuffi­sait a valoirreforme. Comme si l'on pouvait tenir pour negligea­ble, au moment de son depart, la negociation difficile engagee entre l'assurance-maladie et les syndicats de medecins, qui doit decider du succes ou de l'echec de son plan de redressement du systeme de soins et des comptes sociaux). Что же касается точного указания имени цитируемого лица, то, на наш взгляд, оно обусловлено стремлением журналиста к объективности и желанием подчеркнуть свое несогласие с ним в данном вопросе.

Несобственно-прямая речь.

В информационно-аналитическом жанре несобственно-прямая речь используется в композиционно-речевых формах «информирование», «рассуждение», «описание» и сочетании форм «рассуждение + описание». При информировании и описании степень дистанцирования может быть нулевой или минимальной; в рассуждении [см. пример (7)] – она варьирует от нулевой до минимальной, иногда до средней, а при сочетании форм ? от нулевой до средней.

Пример (7) взят из журналистского расследования, тема которого – мировая демографическая ситуация. Несобственно-прямая речь выступает в составе композиционно-речевой формы рассуждение:

  1. La population mondiale n’explose plus. Beaucoup plus vite que prevu. Mais! On n’y pense pas, parait-il. Brava! Bravissima! Vieillissement, alors?! (Liberation, 05.10.04.)

Отсутствие дистанции между речью обоих адресантов в (7) достигается использованием таких средств, как: оборот parait-il, который указывает на ее достоверность, на то, что мнения обоих адресантов совпадают. Кроме того, из текста статьи читатель узнает и имя цитируемого лица, и место его работы (ChrisVilson, del'InstitutMax-PlanckdeRostockenAllemagne), что свидетельствует о его авторитете в глазах журналиста и доверии к его словам. Цитируемый автор иронизирует над бездумным отношением в обществе к проблеме старения населения. Ирония возникает в результате несоответствия между значением одобрения, передаваемым междометиями Brava! Bravissima! исмыслом высказывания. Сочетание пунктуационных средств – вопросительного и восклицательного знаков ? (?!) – говорит, с одной стороны, об озадаченности цитируемого лица поднимаемой им проблемой старения населения, а, с другой стороны, о его стремлении обратить внимание читателя на опасность этой ситуации, о которой не задумываются в современном обществе.

В аналитическом жанре несобственно-прямая речь может выступать в составе композиционно-речевых форм «рассуждение», «информирование», «описание», а также сочетания форм «рассуждение + описание». Степень дистанцирования при рассуждении [см. пример (8)] и описании может варьировать от нулевой до минимальной или средней; при информировании она может быть только нулевой или минимальной, а при сочетании «рассуждение + описание» ? от нулевой до минимальной.

Пример (8) взят из аналитической статьи, в которой обсуждаются теологические взгляды папы Римского Иоанна Павла II. Несобственно-прямая речь (в виде «свободной прямой речи») принимает форму рассуждения. «Свободная прямая речь» представляет собой не дословное воспроизведение чужого высказывания, а предполагаемую речь, воспроизведенную журналистом на основе не только высказываний цитируемого им лица, но и его поведения, мимики, жестов и т. п.:

  1. Jean-Paul II est un penseur audacieux qui renouvelle la theologie catholique. Au risque de ne pas etre compris par tous. C’est un seul et meme homme qu’il faut defendre, partout ou il est faible. Faible, je vous dis! Faible dans le sein de sa mere. Vous comprenez?! Faible quand il est sans terre ou sans pain. Faible quand il est sans droits et sans verite. Jean-Paul II nous a forces a ouvrir les yeux. Il nous a appris la meme chose: a l’inverse de ce que l’on s’imagine, nos ancres ne sont pas en bas, mais en haut. (LeFigaro, 09.04.05.)

В примере (8) отсутствуют глагол речи, вводящий цитируемое высказывание, глагольно-временная и местоименная транспозиции, а также типографические маркеры прямой речи. Анализ контекста говорит о том, что в (8) дана не точная цитата, а речь, воспроизведенная журналистом на основе личного восприятия цитируемого лица, его высказываний и действий в целом. Дистанция между речью журналиста и чужой речью отсутствует, о чем говорит положительный авторский комментарий (Jean-PaulIInousaforces a ouvrirlesyeux. Il nous a appris la meme chose: a l’inverse de ce que l’on s’imagine, nos ancres ne sont pas en bas, mais en haut).

В диаграммах № 1 и 2 отражена зависимость степеней дистанцирования от композиционно-речевой формы и видов чужой речи в информационно-аналитическом и аналитическом жанрах.

Диаграмма № 1. Зависимость степеней дистанцирования от

композиционно-речевой формы и видов чужой речи

в информационно-аналитическом жанре.

 

 

 


Диаграмма № 2. Зависимость степеней дистанцирования от  композиционно-речевой формы и видов чужой речи

в аналитическом жанре.

Согласно данным диаграмм, степени дистанцирования в двух сравниваемых жанрах в большинстве случаев совпадают. Так, при информировании они варьируют от нулевой до максимальной или минимальной; при рассуждении – от нулевой до максимальной или средней; при описании – от нулевой до средней или минимальной. Различия наблюдаются лишь в случае сочетания композиционно-речевых форм «рассуждение + описание»: в информационно-аналитическом жанре степень дистанцирования может варьировать от нулевой до максимальной или средней, тогда как в аналитическом – от нулевой до средней или минимальной. Кроме того, в первом случае присутствует такое сочетание форм, как «информирование + описание», а во втором – «рассуждение + информирование». При этом степень дистанцирования в них одинакова, варьируя от нулевой до максимальной. Все это позволяет говорить о том, что статьи информационно-аналитического жанра имеют больше сходных черт со статьями аналитического жанра, чем информационного жанра.

Учитывая все факторы дистанцирования, каждый из видов чужой речи в информационно-аналитическом и аналитическом жанрах также оказывает свое влияние на степень дистанции, которую устанавливает журналист между своей и чужой речью. Так, при использовании прямой речи дистанция в большинстве случаев варьирует от нулевой до максимальной. В косвенной речи она варьирует от нулевой до средней, хотя в некоторых случаях может быть и максимальной. В несобственно-прямой речи дистанция, как правило, бывает минимальной или отсутствует вовсе, лишь иногда приближаясь к средней.

Итак, можно утверждать, что категория дистанцирования – это еще одно проявление антропоцентричности в языке. Беря на себя ответственность за чужое высказывание или дистанцируясь от него, адресант исходит из оценки высказывания как достоверного (вероятностого) или недостоверного. В качестве языковых средств выражения категории дистанцирования выступают все виды чужой речи – прямая, косвенная и несобственно-прямая. Как градуальная категория дистанцирование представлено несколькими степенями: нулевой, минимальной, средней и максимальной, которые зависят от жанра, вида чужой речи, композиционно-речевой формы и проявляются в газетном дискурсе с помощью специальных языковых показателей.

         Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Функции прямой речи в информационных жанрах французской прессы // Слово – Текст – Культура. – М.: Рема, 2007. – 188 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 515; сер. Лингвистика) – с. 110-122.  – 0,625 п. л.
  2. Функции несобственно-прямой речи в информационных жанрах французской прессы // Вопросы филологических наук, № 1. ­­– М.: «Компания Спутник +», 2008. – с. 34-38. – 0,4 п. л.

                                                                                                       

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.