WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Имена собственные в русских народных сказках и способы их передачи на английский язык

Автореферат кандидатской диссертации

 

Структурно эквиваленты антропонимов, зафиксированные в фольклорных сказках,  представляют собой:

  • Одиночные ИН: царь, горшеня, поп и т.д.
  • Дескрипции (зачастую обладающие рифмованной формой): мужичок с ноготок, борода с локоток, старичок – сам с перст, усы на десять верст, царица – золотые кудри, бабка голубая шапка и т.д.

Среди функциональных эквивалентов зоонимов выделены следующие структурные категории:

Таблица 2.

Структурные категории русских фольклорно-сказочных

эквивалентов зоонимов

Категория

Примеры

  • Сочетания классифицирующего ИН и характеризующего эпитета

муха-шумиха, комар-пискун, кот-мурлыко; косолапый мишка, косой заяц, серый волк

  • Сочетания двух классифицирующих ИН, одно из которых называет более узкое, другое ­­? более широкое понятие о денотате

сорога-рыба, рыба-кит

  • Сочетания классифицирующего ИН и ИН, формально с ним созвучного

лисичка-сестричка, муха-горюха

  • Именования со структурой «обстоятельство места + (отглагольное) существительное», в которых отсутствует классифицирующее ИН

из-за угла хмыстень (мышь), на воде балагта (лягушка)

  • Сочетания классифицирующего ИН и компонента со структурой «обстоятельство места + (отглагольное) существительное»

Лиса – при беседе краса, Волк-волчище – из-за угла хватыш

В третьей главе изложены результаты анализа английских фольклорно-сказочных ИС по номинативно-семантическому и формально-структурному критериям.

Среди английских фольклорно-сказочных ИС выделяются следующие категории по признаку денотата: топонимы, антропонимы, зоонимы, именования фантастических существ, именования учреждений, названия кораблей, геортонимы и имена персонифицированных неодушевленных предметов.

Английские, так же как и русские, фольклорно-сказочные ИС подразделяются на единичные и множественные. Нами была уточнена классификация множественных фольклорно-сказочных прозвищ. По типу характеристики, заложенной в мотивацию прозвища, они подразделяются на следующие категории (категория 6 ранее исследователями не выделялась):

Таблица 3.

Классификация английских фольклорно-сказочных множественных прозвищ по характеру мотивации

Характеристика референта, заложенная в мотивации прозвища

Примеры

1. рост и особенности телосложения

Hop-o’-my-Thumb, Tom Thumb

2. особенности отдельных частей тела и детали внешнего облика

Catskin, CapORushes

3. особенности поведения

Lazy Jack, The Fearless Girl

4. занимаемое положение, профессию, занятие

Jack the farmer, Hyter John

5. оценка умственных способностей

Jack the Fool, Silly Billy

6. поступок, совершенный референтом, или на ситуацию, в которой оказался референт

Skin Churl Jack, Nosey

По структурному принципу английские фольклорно-сказочные прозвища подразделяются на: эквицентрические (в них антропонимический и нарицательный компонент имеют примерно равную значимость), эндоцентрические (ведущую роль играет антропонимический компонент) и несобственные (содержат только нарицательные компоненты). Внутри последней категории нами были выделены подкатегории, из которых подкатегория 3.4. ранее исследователями не отмечалась.  

Таблица 4.

Классификация английских фольклорно-сказочных прозвищ

по их структуре

Категория прозвища

Примеры

1. эквицентрические

Lazy Jack, Tom Thumb

2. эндоцентрические

Silly Billy

3. несобственные

3.1. однотемные аффиксированные с суффиксом -y

Nosey, Daddy

3.2. определительные двухтемные имена со структурой «существительное +существительное»

Catskin

3.3. словосочетание со структурами: «существительное (прилагательное) + существительное» и «существительное + предлог of + существительное»

The Gray Churl, The Fearless Girl, Cap O’Rushes

3.4. распространенное  предложение

Hop-o’-my-Thumb, Brock o’Hell-gate

В английских фольклорных сказках также выделяются функциональные эквиваленты ИС, которые подразделяются на следующие категории:

Таблица 5.

Структурные категории английских фольклорно-сказочных

эквивалентов ИС

Категория

Примеры

1. онимизированные ИН

The Fen, The Cock, The Boggard

2. онимизированные устойчивые сочетания классифицирующего ИН и ИН, формально с ним созвучного

Henny-penny, Cocky-locky

3. онимизированные нарицательные сочетания

Townland of Mischance, Fairy Land

4. онимизированные дескрипции

the wee, wee Manny; a Little, Small, Wee Bear; The Red Ettin

При сопоставлении ономастикона английского и русского сказочного фольклора были установлены, наряду с аналогиями, и существенные отличия. Последние касаются, в частности, зоонимов и именований фантастических существ. Как в русских, так и в английских сказках эти референты нередко получают антропоморфные именования. Однако различие состоит в том, что если русским именованиям свойственна структура «личное имя + отчество» (Змей Змеевич, Михайло Потапыч и т.д.), то английские именования строятся по модели «личное имя + фамилия», компоненты которой подобраны по принципу аллитерации (TomTildrum, TimToldrumи т.д.).

При сопоставлении функциональных эквивалентов ИС в русском и английском сказочном фольклоре была установлена высокая степень аналогии их структурных категорий. Однако для следующих русских категорий функциональных эквивалентов ИС не было выявлено аналогов среди английских функциональных эквивалентов ИС:

  • сочетание классифицирующего ИН и характеризующего эпитета (муха-шумиха, косолапый мишка);
  • сочетание двух классифицирующих ИН, одно из которых называет более узкое, другое ­­? более широкое понятие о денотате (сорога-рыба, окунь-рыба);
  • именования со структурой «обстоятельство места + (отглагольное) существительное», в которой отсутствует классифицирующее ИН: из-за угла хмыстень (мышь), на воде балагта (лягушка);
  • сочетание классифицирующего ИН и компонента со структурой «обстоятельство места + (отглагольное) существительное»: Лиса – при беседе краса, Волк-волчище – из-за угла хватыш.

Как в русских, так и в английских фольклорных сказках некоторые ИС и ФЭИС имеют внутреннюю рифму: SillyBilly, Henny-penny, Cocky-locky, Goosie-poosie, Turkey-lurkey, лягушка-квакушка, лисичка-сестричка, Муха-горюха, Мальчик с пальчик,  мужичок с ноготок, борода с локоток, Петушок – золотой гребешок).Однако в русском фольклорно-сказочном ономастиконе внутренняя рифма встречается в ИС и ФЭИС чаще, чем в английском.

Таким образом, можно говорить о значительной специфике русского фольклорно-сказочного ономастикона по сравнению с английским.

В четвертой главе отражены результаты анализа существующих русско-английских фольклорно-сказочных ономастических соответствий, предлагаемых переводчиками. Нами выявлена неупорядоченность и разнобой русско-английской традиции передачи сказочных ИС. Переводчики передают одни и те же именования разными способами, в результате чего одно и то же именование предстает в языке перевода в нескольких отличных друг от друга вариантах. Например, сказочный зооним Сивка-бурка, вещий каурка в одном переводе на английский звучит как Sivka-Burka, wonder-worker, в другом – Chestnut-Grey. Другим ярким примером несовпадения способов передачи могут служить два варианта передачи имени медведя Миша. В одном тексте перевода данное имя транскрибируется (Misha), в другом – передается английским фольклорным именем медведя Bruin.

У переводчиков нет единства в подходах к передаче дериватов ИС, эквицентрических и несобственных прозвищ, рифмованных именований типа Петушок – золотой гребешок, мышка-стрижка, или, например, к передаче псевдоантропонимов – таких, как Михайло Потапыч, Котофей Иваныч и т.д.

Такой разнобой и наличие нерешенных вопросов объясняется не столь интенсивными и не столь давними (в историческом плане) русско-английскими межкультурными и межлитературными контактами.

При анализе русско-английских переводов возник вопрос о возможности передачи ИС и функциональных эквивалентов ИС с помощью структур, существующих в английском языке, но не характерных для английских сказок, таких как «(прилагательное + прилагательное) + личное имя» (Крошечка-Хаврошечка – WeeLittleHavroshechka); «Личное имя + артикль the + существительное + слово Son» (Иван Быкович – IvantheMerchantsSon); «наречие + причастие»(Объедайло – Never-Fed, Обпивайло – Ever-Parched) и т.д.

Для ответа на этот и другие нерешенные вопросы межъязыковой передачи было сочтено целесообразным обратиться к одной из более устойчивых и давних традиций передачи сказочных ИС на английский язык. В этих целях было проведено вспомогательное исследование, посвященное анализу немецко-английской традиции передачи фольклорно-сказочных ИС на английский язык. В рамках вспомогательного исследования был также проведен краткий анализ специфики немецких сказочных ИС и функциональных эквивалентов ИС, сопоставление немецких фольклорно-сказочных ИС с русскими единицами и анализ традиции передачи на английский язык немецких ИС и функциональных эквивалентов ИС (на материале немецко-английских переводов сказок братьев Гримм). Результаты этого исследования были сопоставлены с результатами анализа русско-английской традиции передачи фольклорно-сказочных ИС в целях определения возможности оптимизации последней.

Среди русских и немецких ИС и функциональных эквивалентов ИС были выделены аналоги по номинативно-семантическому и формально-структурному критерию. Например, именование Brummbar по вышеперечисленным аспектам очень близко к группе русских именований, состоящих из классифицирующего ИН и характеризующего эпитета (лягушка-квакушка, комар-пискун и т.д.); именования VogelGreif и VogelStrau? близки к группе русских сочетаний двух классифицирующих ИН, одно из которых называет более узкое, другое ­­? более широкое понятие о денотате (сорога-рыба, окунь-рыба и т.д.), а онимизированные имена нарицательные Wasserpatscher (лягушонок), Rotkopf (петух), (Vetter)Langbein (аист), Broseldieb схожи с именованиями косолапый, долговязый и т.д. Однако у таких немецких и русских именований нет аналогов среди исконно английских фольклорно-сказочных ИС, в связи с чем представляет особый интерес немецко-английская традиция их передачи.

Как показало исследование, при формировании соответствий на английском языке немецкие переводчики опирались на следующие принципы:

  • При передаче личных имен и их дериватов весьма часто используются ресурсы языка перевода, т.е. применяется метод онимической замены, а также метод транспозиции. Так, Hansпередается как John, Michal как Michael, а Trineкак Katy.
  • В отдельных случаях используются формально-ориентированные принципы (метод прямого графического переноса, транскрипции (транслитерации) или системно-ориентированные принципы (метод морфограмматической модификации) формирования соответствий. Это было отмечено при передаче ИС, мотивация которых отражает характеристику референта, включенную в значение эксплицитно: RapunzelRapunzel, RumpelstiltzchenRumpelstiltskin.
  • Однако в большинстве случаев при передаче ИС, не имеющих аналогов в английских сказках, мотивация, отражающая характеристику референта, сохраняется. Для этого применяется метод калькирования, а также комбинации методов,такие как:
    • метод калькирования совместно с прямым графическим переносом: DerLibsteRoland - LoverRoland;
    • метод калькирования совместно с транспозицией: DerstarkeHans - StrongJohn;
    • метод калькирования совместно с морфограмматической модификацией: dieklugeElse - CleverElsie;
    • метод графического переноса совместно с методом онимической замены: FrauHolle - MotherHolle.
  • Передача немецких функциональных эквивалентов ИС осуществляется методом калькирования (Broseldieb - Crumb-Thief), деонимизации (VogelGreifgriffin).

Важным результатом вспомогательного исследования является вывод о том, что при передаче ИС и функциональных эквивалентов ИС, не имеющих аналогов в языке перевода, правомерно использовать искусственные образования со структурами, не характерными для собственно английских сказок. Устойчивость традиции свидетельствует о том, что такие соответствия адекватно воспринимаются носителями английского языка. Были выявлены следующие типы таких «искусственных» структур:

  • «Существительное + прилагательное» (Schneewei? (Беляночка) - Snow-White);
  • «Прилагательное + прилагательное» (Rosenrot(Розочка) - Rose-Red);
  • «Прилагательное + (существительное + существительное)» (Dornroschen (Шиповничек) – LittleBrierRose);
  • «Прилагательное + (существительное + прилагательное)» (Schneewittchen (Снегурочка) – LittleSnow-White);
  • Сложное слово из адъективной и субстантивной основ (Longlegs).

Кроме того, при передаче имен, имеющих в английских сказках аналог по характеру мотивации, применяется метод онимической замены: DaumlingTomThumb.

Сравнение немецко-английской традиции передачи фольклорно-сказочных ИС и функциональных эквивалентов ИС с русско-английской традицией дало возможность применить эти выводы к передаче фольклорно-сказочных ИС и функциональных эквивалентов ИС с русского языка на английский.

При создании переводных соответствий возможно сочетание двух подходов:

1. Ориентация на язык перевода:

  • При передаче несобственных прозвищ, а также эквивалентов антропонимов без внутренней рифмы рекомендуется применять метод калькирования. При этом сохраняется мотивация именования и, чаще всего, характеристики референта, выраженные эксплицитно (Снегурочка - Little Snow Girl, Несмеяна-царевна - PrincessNever-A-Smile, Царица – золотые кудри - Queen-LocksofGold).

Как подтверждает анализ немецко-английской традиции, при выборе между соответствием на основе калькирования и формально-ориентированным соответствием метод калькирования является предпочтительным. Из  таких вариантов передачи ИС Царица Молния, какTsarinaMolnya и Tsarina Lightning, предпочтение следует отдать второму соответствию.  

  • При передаче варьирующихся в пределах текста сказки дериватов личных имен не оправдано использование формально-ориентированных соответствий, так как англоговорящий читатель может принять полное имя и его дериваты за разные имена. Кроме этого, остается непереданным отношение говорящего к референту (выраженное гипокористическими формами). В этом случае дериватов предпочтительно ограничение вариативности ИС, т.е. передача его преимущественно одним вариантом. Эмоциональная коннотация и значение уменьшительности, заключенные в деривате, могут передаваться с помощью метода семантической экспликации: Машенька -  littleMasha; Иванушка -  Ivan, mylad и т.д.
  • Псевдоантропонимы (Котофей, Михайло Потапыч, Левон Иванович), рекомендуется передавать соответствующими им в английском языке функциональными эквивалентами ИС, т.е. как Cat, Bear, Wolf и т.д. Соответственно, транслитерация данных имен не является оптимальным методом передачи, т.к. она сохраняет признак этноязыковой принадлежности, но не передает остальные признаки классифицирующего компонента значения. Для сказки о животных релевантность этого признака минимальна и не превышает те затруднения, с которыми сталкивается англоязычный читатель, воспринимая транслитерированные русские отчества.

2. Создание переводного соответствия на базе языка оригинала:

  • При передаче ИС и функциональных эквивалентов ИС приемлемо использование структур, существующих в английском языке, но нехарактерных для английских сказок, таких как «числительное + существительное» (Одноглазка – One-eye, Двуглазка – Two-eyes); «(прилагательное + прилагательное) + личное имя» (Крошечка-Хаврошечка – WeeLittleHavroshechka); «личное имя + артикль the + существительное + слово Son» (Иван Быкович – IvantheMerchantsSon) и т.д.
  • При передаче антропоморфных зоонимов (Кит Китович, Ерш Ершович) считаем оправданным применяемый некоторыми переводчиками метод калькирования при транслитерации суффикса –ович: Whale Whalovich. Такое соответствие позволяет передать все признаки классифицирующего компонента значения, включая признак этноязыковой принадлежности.
  • Личные имена, этимологически имеющие мотивацию, которая не очевидна для современного носителя русского языка, целесообразно передавать методом транскрипции (транслитерации). Так, имя Финист правомерно передавать методом транслитерации (Finist), а не методом морфограмматической модификации (Phoenist).

Мотивацию ИС следует передавать на английский язык настолько, насколько она очевидна для среднестатистического современного  носителя русского языка. Последний остается в неведении относительно внутренней формы некоторых сказочных онимов и их эквивалентов (например, Лутоня, Яга, Финист и т.д.).

  • При передаче ИС и функциональных эквивалентов ИС с внутренней рифмой и (или) ритмизацией желательно, по возможности, сохранение этих стилистических особенностей.

Для этого переводчики часто используют комбинации из более, чем двух методов передачи, например, метод транскрипции (транслитерации) совместно с методами семантической экспликации и калькирования (баба-яга, морда жилиная, нога глиняная - Baba-YagatheWitchwithafacelinedandgrayandalegofclay).

При передаче подобных именований считаем допустимым заимствование элементов из других именований того же референта, выбранных из всего корпуса эквивалентов ИС, именующих данного референта. Например, следует признать удачной передачу именования мышка-стрижка как Crunch-MunchtheMouse (в свете существования такого именования, как мышка-погрызуха).

Неправомерно использовать при передаче ИС и функциональных эквивалентов ИС их английские аналоги, именующие похожих персонажей но с явно иной этноязыковой принадлежностью, т.е. колобок не должен превращаться в Johny-cake, Иван-дурак – в Jackthefool, а Мишка (медведь) – в Bruin.  

  • В случае, если ИС (особенно несобственное прозвище) или эквивалент ИС имеет английский аналог, именующий похожего референта, в ряде случаев следует признать правомерным применение метода онимической  замены при условии, что ИС, взятое из ресурсов языка перевода, не содержит непосредственного указания на его принадлежность к английскому языку. Так, русское именование Мальчик с пальчик имеет английские аналогиTomThumb и Hop-o’-my-Thumb. Для передачи русского ИС правомерно использовать английский аналог Hop-o’-my-Thumb не содержит непосредственного указания на принадлежность имени к английскому языку. Однако, если переводчик передает данное именование как Tiny, это нельзя признать самым удачным вариантом, так как при передаче теряется образность именования.

 В Заключении приводятся итоги исследования. В библиографии дается список использованной литературы.

Основные положения диссертации отражены в публикациях:

    • Пенская И.Е. Имена собственные в русских сказках

      и проблемы их передачи на английский язык. Статья. // Вестник МГЛУ,  вып. 536, сер. Лингвистика. Сопоставительная лингвистика и вопросы перевода. – М.: Рема, 2008 – 0,83 п.л.

    • Пенская И.Е. Учет немецко-английской традиции перевода в целях оптимизации способов передачи русских фольклорно-сказочных имен собственных на английский язык. Статья. // Вопросы филологических наук, № 4. – М.: ООО «Спутник+», 2008 – 0,7 п.л.

    На правах рукописи

     

    Пенская Ирина Евгеньевна

     

    ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ В РУССКИХ НАРОДНЫХ СКАЗКАХ

    И СПОСОБЫ ИХ ПЕРЕДАЧИ НА АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

     

     

    Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое

    и сопоставительное языкознание

     

     

    Автореферат

    диссертации на соискание ученой степени

    кандидата филологических наук

     

     

     

    Москва - 2008


    Работа выполнена на кафедре перевода английского языка переводческого факультета Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

    Научный

    • руководитель

    - доктор филологических наук, доцент

    Ермолович Дмитрий Иванович

    Официальные

    • оппоненты

    - доктор филологических наук, профессор

    Ноздрина Людмила Александровна

    - кандидат филологических наук

    Борисенко Александра Леонидовна

    Ведущая

    • организация

    - Иркутский государственный лингвистический

    университет

    Защита диссертации состоится 27 октября 2008г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.02 при ГОУ ВПО МГЛУ по адресу: 119034, Москва, ул. Остоженка, д.38.

    С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО МГЛУ

    Автореферат разослан 13 сентября 2008 г.

    Ученый секретарь

    диссертационного совета

    Страхова В.С.


    Настоящее исследование посвящено изучению особенностей русских и английских фольклорно-сказочных имен собственных (в дальнейшем ИС) в сопоставительном аспекте, а такжепроблеме передачи ИС при переводе русских народных сказок на английский язык.  

    Жанровые особенности русской фольклорной сказки накладывают отпечаток на специфику сказочных ИС. Одной из таких особенностей фольклорной сказки является то, что она представляет собой не отдельно взятое произведение, а составную часть некоторой совокупности фольклорных произведений. В пределах этой совокупности персонажи нередко переходят из одного произведения  в другое и именуются по повторяющимся моделям. Поэтому можно говорить о едином ономастиконе русских народных сказок.

    Единство сказочного ономастикона необходимо сохранить в переводах на английский язык, что требует от переводчиков единообразия способов передачи ИС.

    Другая особенность русских фольклорно-сказочных ИС – наличие большого числа уникальных структурно-семантических моделей, которым нет аналогов в фольклорных ономаcтиконах других языков.

    Актуальность диссертации состоит в том, что в области перевода русского сказочного фольклора на английский язык до сих пор не сложилось устойчивой переводческой традиции, обеспечивающей единство методов и использование оптимальных способов передачи фольклорно-сказочных ИС. Еще одним фактором, определяющим актуальность исследования, является крайне слабая разработанность вопроса в переводоведении, не предложившем переводчикам научно обоснованных рекомендаций по преодолению многочисленных трудностей, встречающихся в передаче фольклорно-сказочных ИС.

    Отсюда вытекает необходимость разработки научных принципов оптимизации переводческой деятельности в этой области. 

    Целью исследования является системный сопоставительный анализ ИС в русском и английском сказочном фольклоре и выработка на основе такого анализа предложений по оптимизации, унификации и систематизации методов их передачи в русско-английском переводе.

    Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

    • Выявление номинативно-семантической и формально-структурной специфики и категоризация русских фольклорно-сказочных ИС.
    • Выявление специфики и категоризация английских фольклорно-сказочных ИС, а также их сопоставление с русскими фольклорно-сказочными ИС.
    • Анализ сложившейся практики передачи русских фольклорно-сказочных ИС на английский язык.
    • Изучение возможностей обогащения русско-английской традиции передачи ИС на основе более давних и устоявшихся традиций перевода фольклорных сказок с других языков на английский язык. Для реализации данной задачи было проведено вспомогательное исследование, посвященное опыту передачи на английский язык сказочных ИС с немецкого языка. При анализе арсенала методов передачи фольклорно-сказочных ИС в немецко-английской традиции была поставлена задача исследования возможных способов передачи ИС, не имеющих структурных аналогов в английском фольклорно-сказочном ономастиконе.
    • Использование выявленных во вспомогательном исследовании методов передачи ИС, используемых при переводе немецкого сказочного фольклора на английский язык, для оптимизации способов передачи русских фольклорно-сказочных ИС.
    • Выработка общих практических рекомендаций переводчикам по принципам формирования фольклорно-сказочных ономастических соответствий.

    Диссертация основывается на методологии системного подхода, при котором исследуемое явление (фольклорно-сказочный ономастикон) анализируется как целостная система языковых средств. Методологической базой анализа межъязыковых соответствий явилась теория эквивалентности В.Н. Комиссарова.

    Исследование проводилось также на основе методологического подхода современной когнитивной лингвистики к категоризации языковых явлений, допускающего наличие промежуточных категорий с неполным набором дифференциальных признаков.

    Методы исследования. Для решения поставленных задач в работе применяется комплексная методика лингвистического анализа, включающая описательный метод, метод контекстуального и сопоставительного анализа, метод статистического анализа.

    Объектом данного исследования являются ИС и функциональные эквиваленты ИС в русских и английских фольклорных сказках, а также – в рамках вспомогательного исследования – немецкие фольклорно-сказочные ИС. Предметом исследования являются общие и специфические характеристики русского и английского фольклорно-сказочных ономастиконов, а также – в рамках вспомогательного исследования – немецкого фольклорно-сказочного ономастикона, и способы передачи русских фольклорно-сказочных ИС на английский язык.

    Материалом исследования послужили оригинальные тексты русских и английских фольклорных сказок, тексты английских переводов русских фольклорных сказок, а также – для целей вспомогательного исследования – тексты немецких сказок и их переводов на английский язык.

    Было проанализировано 248 русских фольклорных сказок. При этом общий объем выборки составил приблизительно 2,8 млн. знаков. Было исследовано 442 контекста с ИС, из которых было выделено 192 ИС без учета вариантов, или 214 единиц с учетом вариантов.

    Исследовано 56 английских фольклорных сказок общим объемом приблизительно 1,4 млн. знаков. Было исследовано 396 контекстов с ИС, из которых было выделено 313 ИС без учета вариантов, или 348 единиц с учетом вариантов.

    В качестве материала для вспомогательного исследования немецких ИС были взяты 82 оригинальные немецкие сказки общим объемом приблизительно 960 тыс. знаков. Было исследовано 90 контекстов с немецкими ИС, из которых было выделено 47 ИС без учета вариантов, или 54 единицы с учетом вариантов.

    Научная новизна исследования.

    • в настоящей работе выявлены номинативно-семантические и формально-структурные особенности ИС и функциональных эквивалентов ИС в русских, английских, а также – в рамках вспомогательного исследования – немецких фольклорных сказках;
    • впервые выделена в качестве объекта лингвистического исследования и описана особая номинативная категория лексических единиц, имеющая промежуточный статус между ИС и ИН и специфичная для жанра фольклорной сказки, – функциональные эквиваленты ИС;
    • впервые проведено сопоставление номинативно-семантических и формально-структурных особенностей русских, английских и немецких фольклорно-сказочных ИС и функциональных эквивалентов ИС;
    • впервые проведен анализ и оптимизация методов передачи фольклорно-сказочных ИС и функциональных эквивалентов ИС в русско-английской традиции;  
    • впервые даны рекомендации переводчикам по принципам передачи русских фольклорно-сказочных ИС на английский язык.

    Теоретическая значимость диссертации заключается в выявлении особенностей и видов языковой номинации в специфическом контексте фольклорной сказки, а также в выявлении общих и уникальных особенностей языковой номинации в русской, английской и немецкой фольклорной сказке. Таким образом, работа вносит вклад в теорию номинации, общую и сопоставительную ономастику, сопоставительные исследования фольклора и частную теорию перевода для русского и английского языков.

    Практическая значимость диссертации заключается в том, что ее выводы и рекомендации могут быть использованы в практической деятельности переводчиков русского фольклора на английский и другие иностранные языки, а также при разработке учебных пособий по переводу и в обучении профессиональных переводчиков.

    Достоверность полученных результатов и обоснованность сделанных выводов и рекомендаций обеспечиваются опорой на фундаментальные принципы отечественного переводоведения, в частности на концепцию эквивалентности В.Н. Комиссарова; использованием методики, соответствующей целям исследования, а также анализом значительного корпуса текстов на русском, английском и немецком языках.

    Апробация работы. Тема диссертационного исследования соответствует плану научно-исследовательской работы кафедры перевода английского языка МГЛУ. Основные положения диссертации  и результаты исследования докладывались на заседании кафедры перевода английского языка МГЛУ в феврале 2008 г. Главные направления и выводы проведенного исследования нашли отражение в двух публикациях.

    Положения, выносимые на защиту:

    • Русский фольклорно-сказочный ономастикон обладает надтекстовой системностью, воспроизведение которой является объективной сверхзадачей при переводе.
    • В арсенале лексических средств жанра фольклорной сказки, используемых для индивидуальной номинации, существует специфическая категория номинативных единиц – функциональные эквиваленты ИС, занимающая промежуточное положение между нарицательными и собственными именами и отличающаяся от ИС структурой языкового сигнификата, а от ИН – характером контекстной зависимости.
    • Существующая практика передачи фольклорно-сказочных ИС и функциональных эквивалентов ИС может быть упорядочена путем исправления ошибочных подходов.
    • Передача фольклорно-сказочных ИС и функциональных эквивалентов ИС должна основываться на следующих принципах:
      • При передаче сказочных ИС на английский язык необходимо создавать не единичные переводческие соответствия, а систему соответствий.
      • В фольклорно-сказочном ономастиконе русского и английского языков выделяются единицы как аналогичные, так и уникальные (безаналоговые) по своей формальной и семантической структуре. И в том, и в другом случае каждая категория ИС допускает передачу на основе выбора из ряда моделей, но оптимальный выбор переводного соответствия осуществляется не произвольно, а исходя из ряда логических и прагматических оснований.
      • Формирование переводных соответствий для фольклорно-сказочного ИС должно (как общее правило) ориентироваться на структурно-семантические модели, типичные для языка перевода, но необязательно совпадающие по структуре с исходными единицами;
      • В полной мере провести принцип использования традиционных ресурсов языка перевода не представляется возможным, и в этом случае в переводе сказок на английский язык с успехом могут использоваться и структурно-лексические модели ИС, не свойственные оригинальному англоязычному фольклору;
      • Формирование английских соответствий для русских фольклорно-сказочных ИС может быть оптимизировано. К рекомендуемым способам передачи относятся: ограничение вариативности при передаче дериватов ИС; метод онимической замены и др.

    Структура и содержание диссертации.

    Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии.

    Во Введении обосновывается актуальность исследования, освещаются цель, задачи, объект, предмет, методы исследования и т.д.

    Первая глава посвящена определению исходных исследовательских позиций в отношении номинативно-семантических и формально-структурных свойств ИС фольклорно-сказочного ономастикона. В ономастике наблюдается широкое разнообразие концепций, интерпретирующих план содержания ИС. Одним из наиболее дискуссионных остается вопрос о наличии или отсутствии у ИС значения, причем в тех случаях, когда наличие такого значения признаётся, разные исследователи различным образом характеризуют его природу и структуру.  

    Если, по мнению одних исследователей, ИС асемантичны, то другие ученые наделяют ИС более богатым, по сравнению с именами нарицательными (в дальнейшем – ИН), значением. Некоторые авторы предлагают компромиссное решение данной проблемы, признавая наличие у ИС речевого значения. Данной концепции противостоит мнение, согласно которому антропонимы обладают полноправным, хотя и специфическим, языковым статусом.

    Авторы, которые отрицают наличие у ИС лексического значения (Дж. Ст. Милль, А. Гардинер, О. Функе, А.А. Реформатский, А.А. Уфимцева и др.), считают, что это объясняется их неспособностью выражать понятие. Этому мнению противопоставляются, однако, многочисленные явления антономасии — перехода ИС в ИН с обобщающим значением (например, айболит, донкихот, донжуан).

    Ряд исследователей усматривает в семантике ИС даже более богатое значение, чем у ИН (Х. Джозеф, О. Есперсен, Х. Серенсен, Г. Фреге, Б.Рассел и др.), имея в виду экстралингвистические сведения о референте имени.

    Как концепцию «асемантичности», так и концепцию «более богатого» значения ИС критикуют за вольное или невольное отрицание обобщающей способности ИС, что равносильно утверждению несловесного их характера, ибо каждое слово обладает способностью обобщать (А.Т. Семенов).

    Существуют также концепции, авторы которых признают за ИС значение, но идентифицируют его с этимологией или внутренней формой имени (А.В. Суперанская, В.А. Никонов). В работах таких исследователей господствует диахронический подход к изучению явления. Так, В.А. Никонов выделяет три плана значения ИС: доантропонимическое значение, то есть этимологическое значение основы (мотивация); собственно антропонимическое, «паспортное», указывающее на данное лицо; отантропонимическое, рождаемое личностью носителя имени.

    Целям настоящего исследования, как представляется, адекватно отвечает позиция, иногда характеризуемая в литературе как «языко-речевой подход» (термин М.Я. Блоха и Т.Н. Семеновой), согласно которой ИС признаются значащими словами не только в речи, но и на языковом уровне (С.Д. Кацнельсон, В.А. Никонов, Н.Г. Бондалетов, Ю.А. Карпенко, Д.И. Ермолович, А.А. Живоглядов и др.).

    Наиболее детально концепция значения ИС, которую сам автор называет функционально-семантической, разработана в трудах Д.И. Ермоловича, выделившего в значении ИС ряд понятийных компонентов. Сигнификат ИС, имеющих системно-языковой статус, образуют как минимум три семантических компонента (бытийный, или интродуктивный; классифицирующий –складывающийся, в свою очередь, из специфичного для каждого класса ИС набора признаков – и индивидуализирующий). Кроме этого, в речи – а в случае так называемых единичных ИС и на уровне языка – значение ИС обогащается также характеризующим, или дескриптивным компонентом, отражающим минимальный набор признаков референта имени, достаточных для адекватного функционирования имени в соответствующей коммуникативной сфере.

    При обращении к материалам русских фольклорных сказок нами было установлено, что функционально-семантическая концепция является оптимальной основой для описания и изучения их ономастикона. В частности, в содержательном плане всех ИС, имеющиеся в нашем материале, выделяются три основные компонента сигнификата, включая классифицирующий. Последний вывод не является тривиальным, т.к. теоретически можно было бы предполагать, что некоторые референтные категории фигурантов такого специфичного жанра, как фольклорная сказка, могли бы не обнаружить корреляции с классифицирующим компонентом сигнификата. Однако даже те немногие сказочные ИС, что обозначали носителей неизвестной природы (Шмат-разум, чудо-юдо), оказалось возможным лингвистически охарактеризовать как антропоморфные либо зооморфные и в силу этого выявить в них соответственный классифицирующий компонент.

    Что касается дескриптивного компонента фольклорно-сказочных ИС, то его статус, так же как и в общеязыковом употреблении, зависит от того, является ли ИС множественным или единичным. В любом случае его нельзя смешивать с мотивацией имени даже в случае прозвищной номинации (например, персонаж по имени Фролка-сидень отличается высокой активностью, а Кощей Бессмертный оказывается смертным). Поэтому исследование фольклорно-сказочных ИС требует тщательного отграничения актуального значения имени от его этимологической мотивации; данное требование послужило основанием для выбора синхронического метода анализа в качестве приоритетного по отношению к диахроническому.

    Хотя в рамках синхронического подхода, свойственного функционально-семантической концепции ИС, мотивация не включается априори в структуру их значения, внутриязыковой, сопоставительный и переводоведческий анализ ИС предусматривает полноценный учет внутренней формы (мотивации) ономастических единиц в условиях ее актуализации.

    Вторая глава посвящена анализу номинативно-семантических и формально-структурных особенностей ИС и функциональных эквивалентов ИС русских фольклорных сказок, а также их классификации в соответствии с этими особенностями.

    Важной специфической чертой фольклорной сказки являются особенности номинативного статуса нарицательных и собственных имен, используемых в сказочных текстах, по сравнению с текстами других жанров. Эти особенности обусловлены функциональным сближением ИС и ИН в тексте сказки.

    Микромир фольклорной сказки настолько ограничен, что в ней почти каждый персонаж единичен, и понятийный класс предметов (особенно в сфере референции к животным) обычно сужен до одного представителя этого класса. Если в сказке есть волк, лиса, заяц, то практически никогда не бывает другого волка, лисы или зайца. Такая ситуативно-контекстуальная ограниченность, искусственно создаваемая жанром, сближает ИН с ИС по номинативной функции, а иногда и практически нивелирует номинативные различия между ИН и ИС. Поэтому в сказках легко возникает онимизация ИН, что выражается в их написании с прописной буквы: Волк, Лиса и т.п.

    Отсюда можно сделать вывод о неправомерности точки зрения, поддерживаемой некоторыми лингвистами, например, М.В. Карпенко, согласно которой между ИН и ИС пролегает резкая граница. Выявление функциональных эквивалентов ИС подтверждает что существуют промежуточные категории номинативных единиц. Это согласуется с подходами когнитивной лингвистики, взявшей на вооружение, в частности, концепцию так называемых «нечётких (размытых) множеств» Л. Заде в определении и описании языковых категорий (Дж. Лакофф).

    С этих позиций в ходе нашего исследования было обнаружено явление, ранее не отмечавшееся исследователями – особая номинативная категория лексических единиц, занимающая промежуточное положение между ИС и ИН (лягушка-квакушка; серый волк; Медведь, Щука, жар-птица, Старуха, Морской царь). Данной категории было присвоено название «функциональные эквиваленты ИС». Эти единицы имеют форму ИН и могли бы, в принципе, использоваться для номинации класса объектов (денотата) или для каждого из нескольких референтов в рамках одного денотата. В то же время от ИН единицы данной категории отличаются устойчивостью референции к одному-единственному объекту в различных ситуациях на протяжении всего текста (индивидуализирующий контекст расширяется до всего текста, а иногда и многих сказочных текстов) и отсутствием вариативности. С ИС их сближает возможность написания с прописной буквы (хотя в реализации этой возможности наблюдаются колебания). Однако от ИС (в том числе и прозвищ) такие единицы отличаются отсутствием в их сигнификате индивидуализирующего компонента. Отсутствие индивидуализирующего компонента в сигнификате компенсируется индивидуализацией контекстом, аналогично ИН.

    Таким образом, функциональные эквиваленты ИС – это нарицательные именования (иногда дескрипции) сказочных референтов, которые стоят на пути к онимизации, но не проходят этот путь до конца.

    В целях исследования фольклорно-сказочных ИС необходимо уточнить их классификацию. В соответствии с признаком денотата нами были зафиксированы следующие категории ИС в фольклорных сказках: антропонимы, зоонимы, топонимы, астронимы, геортонимы, именования фантастических существ и именования персонифицированных природных явлений.

    Как и единицы общего ономастикона, фольклорно-сказочные ИС подразделяются на единичные (заключающие в себе характеристику имплицитно, т.е. в виде формального понятия, общепринятого в рамках всего языкового коллектива) и множественные (т.е. совокупность дескриптивных признаков, связанная с данными ИС, может варьироваться в зависимости от речевой ситуации или коммуникативной сферы) (Д.И. Ермолович).

    Однако в фольклорных сказках грань между множественными и единичными ИС несколько менее четкая, чем в общем ономастиконе. Так, например, неустойчивостью статуса отличается именование Баба-яга. Остается открытым вопрос, принадлежит это именование одному персонажу, встречающемуся в разных сказках (аналогично тому, как воспринимается персонаж по имени Кощей Бессмертный) или многим похожим, но неидентичным персонажам (с учетом различий в поведении Бабы-яги в разных сказках).

    К множественным антропонимам относятся такие единицы, как Петр, Анастасья, Василий и т.д.; а к единичным антропонимам – именования типа Добрыня Никитич, царь Пётр. Функционирование обеих категорий в фольклоре не отличается существенно от их общеязыкового использования.

    Внутри группы прозвищ также выделяются единичные (Илья Муромец, Алеша Попович, Никита Кожемяка) и множественные (Иван-царевич, который в разных сказках не является одним и тем же персонажем). Большинство прозвищ, представленных в русских сказках, являются множественными. По типу характеристики, заложенной в мотивации, множественные прозвища подразделяются на следующие категории (категории 11–13 ранее исследователями не выделялись):

    Таблица 1.

    Классификация русских фольклорно-сказочных множественных

    прозвищ по мотивационному признаку

    Характеристика референта,

    заложенная в мотивации прозвища

    Примеры

    1. общая оценка внешности

    Анастасья Прекрасная

    2. рост и особенности телосложения

    Заморышек

    3. особенности отдельных частей тела и детали внешнего облика

    Настасья-золотая коса, Одноглазка, Двуглазка

    4. особенности поведения

    Матюша Пепельной, Шабарша

    5. этническое (расовое) происхождение

    Белый Полянин

    6. занимаемое положение, профессию, занятие

    Марья-царевна, Ванька-вор, Марко Бегун, Симеон-мореход

    7. оценка умственных способностей

    Иван-дурак, Елена Премудрая

    8. общая субъективная оценка

    Идолище Нечестивый

    9. происхождение, место и обстоятельства рождения

    Иван кухаркин сын, Иван Быкович, Иван Медведко, Снегурочка

    10. необычные способности референтов

    Никанор-богатырь, Силач,  Опивайло

    11. состоятельность и удачливость

    Марко Богатый, Иван Несчастный

    12. возраст референта

    Семен малый юныш

    13. прозвища, мотивация которых остается нераскрытой

    Фролка-сидень, Крупеничка

    Значительное место в фольклорных сказках занимают зоонимы. Так же, как и антропонимы, они разделяются на единичные (Сивка-бурка, вещий каурка) и множественные (Жучка, Васька, Бурёнка).

    Своими особенностями обладает не только семантика сказочных ИС, но и их формально-структурный аспект. По этому критерию фольклорно-сказочные антропонимы не отличаются от ИС общего ономастикона. Интерес представляют зоонимы, особой чертой которых в фольклорной сказке является антропоморфность: животные могут именоваться антропонимами, близкими по звуковому составу к соответствующим ИН или образованными от них. Данные именования (псевдоантропонимы) могут быть представлены: одиночными личными именами или дериватами (Лизавета, Лисафья, Олисава – лиса,  Миша – медведь, Кузя – козел, Петя - петух, Терентий - тетерев) или двучленной антропонимической формулой (Котофей Иванович, Михайло Потапыч (-ович), Лизавета Ивановна, Левон Иваныч (волк)).

    Интерес представляет категория антропоморфных зоонимов, образованных по модели «имя + отчество», в которых в качестве личного имени и основы отчества выступает ИН (Ерш Ершович, Кит Китович).

    Аналогичные антропоморфные именования встречаются, хотя и реже, в рамках других категорий фольклорно-сказочных ИС, например, астронимов – Месяц Месяцович, именований фантастических существ – Змей Змеевич.

    Вышеуказанные категории фольклорно-сказочных именований, образованных по антропонимическим моделям, уникальны, т.к. не встречаются в общем ономастиконе.

    В исследовании осуществлена также классификация функциональных эквивалентов ИС. В соответствии с характером классифицирующего компонента, функциональные эквиваленты ИС подразделяются на функциональные эквиваленты антропонимов, зоонимов, топонимов, астронимов, именований персонифицированных природных явлений, именований фантастических существ и именований персонифицированных неодушевленных предметов.

     
    Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.