WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Сопоставительное исследование средств выражения значения действия с помощью устойчивых глагольно-именных словосочетаний (на материале русского, английского, немецкого языков)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

КИЦЕЙ Елена Николаевна

СОПОСТАВИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ ЗНАЧЕНИЯ ДЕЙСТВИЯ С ПОМОЩЬЮ УСТОЙЧИВЫХ ГЛАГОЛЬНО-ИМЕННЫХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ

(НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, АНГЛИЙСКОГО, НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКОВ)

Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

 

 

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре  лингвистической  семантики  государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический  университет»

Научный руководитель:                       доктор филологических наук,

профессор

Борисова Елена Георгиевна

Официальные оппоненты:                   доктор филологический наук,

профессор

Беляевская Елена Георгиевна      

                                                                  кандидат филологический наук,

профессор

Лютикова Екатерина Анатольевна

Ведущая организация:                           Московский Государственный

Педагогический Институт

         Защита диссертации состоится «16» июня 2008 г. в  11:30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.02 при ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет» (адрес: 119034, Москва, ГСП-2, ул. Остоженка, 38).

         С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан « 14 » мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                       В. С. Страхова

Реферируемое диссертационное исследование посвящено проблематике, относящейся к области фразеологии. Единицы, рассматриваемые  в диссертации, занимают промежуточное положение  между  языком  и речью. Они  вызывают  все  больший  интерес как лексикологов, так и специалистов по коммуникативной лингвистике.

Становление  фразеологии как лингвистической дисциплины началось в первой половине 20-го века и продолжается по сей день.  В настоящее время объект  изучения этой науки составляют все устойчивые и воспроизводимые сверхсловные наименования – комплексные  знаки языка [И.И. Чернышева, А.В. Кунин, В.Н. Телия,   Е.Г. Беляевская,   А.Д. Райхштейн,   В.И. Зимин,   Т.З. Черданцева, А.Г. Назарян и т.д.].

Фразеология русского языка, рассмотренная в структурно-семантическом аспекте, укладывается, согласно В.В. Виноградову, в следующие три класса: фразеологические сращения (попасть впросак, очертя голову, спустя рукава и т.д.), фразеологические единства (тянуть лямку, намылить голову, закинуть удочку и т.д.), фразеологические сочетания (страх берет, нести ответственность, чинить препятствия и  т.д.).

В 50-60-е годы прошлого столетия объектом исследования ученых становятся, в основном, первые два типа фразеологических единиц из данной классификации. Такие сочетания часто называют фразеологизмами или идиомами в отличие от последней группы, которая получила название устойчивых, или несвободных, словосочетаний.

Однако ученые, работающие в области прикладной лингвистики, и преподаватели иностранных языков, уже в 60-е годы стали проявлять большой интерес к устойчивым сочетаниям, потому что они, входя в состав фразеологии, выделялись определенными особенностями, отличаясь от «типичных» фразеологизмов. Основной отличительной чертой этих единиц является сохранение лексического значения у одного из компонентов при устойчивости словосочетания в целом. Например,в словосочетаниях разжигать  ненависть, вести  борьбу; tomakeefforts, toprovokeanobjection; eineVorlesunghalten,Wundertunи т.д.  существительное (ненависть, борьба;efforts,anobjection; eineVorlesung, einWunder) выступает  как  свободный  компонент, а выбор  глагола  (разжигать, вести;tomake, toprovoke;  halten,tun)  обусловлен  значением существительного, т.е. глагольный компонент   несвободен.    

Устойчивые  словосочетания  весьма часто  встречаются в публицистике  и художественной  литературе   и  служат источником  трудностей как при овладении языком, так и в ходе переводческой деятельности. Причина трудностей заключается в непредсказуемости образования устойчивых сочетаний на основании знания отдельных компонентов.

Актуальность  нашего  исследования   обусловлена, во-первых,  необходимостью  полного исчисления семантических потенций устойчивых словосочетаний глагольно-именного типа. Во-вторых, актуальным представляется сопоставительный анализ данного материала, позволяющий совершенствовать межкультурную коммуникативную компетенцию, т.е., анализируя сходства и различия языков   в механизмах  образования коллокаций, развивать  эффективные подходы к   овладению   мощным фразеологическим ресурсом.

Объектом исследования  являются русские, английские  и немецкие  устойчивые глагольно-именные словосочетания, обозначающие  типичное  действие, осуществляемое активным участником ситуации.  

Предмет исследования  составляют закономерности  образования  коллокаций и  прежде всего – характер факторов, определяющих выбор глагольных средств для выражения  лексической  функции Oper1 (по И.А.Мельчуку и Ю.Д. Апресяну) в составе коллокаций. Проводится  сопоставительное  освещение упомянутой  функции  в трех языках.

В качестве  основной гипотезы  выдвигается   предположение  о том,  что в построении и функционировании устойчивых  словосочетаний главную  роль  играют  два фактора: (1) семантические  свойства  употребляемой  в них  лексики  и (2) узус, т.е.  сложившаяся  в речи  закрепленность связи двух компонентов  словосочетания.

Цель нашего исследования состоит в том, чтобы  сопоставить устойчивые глагольно-именные  словосочетания, выражающие значение действия,  в русском, английском  и немецком языках и определить закономерности их образования, в первую очередь – характер и природу   семантической обусловленности глагола  в коллокациях.

В соответствии с целью исследования в работе ставятся и решаются следующие конкретные задачи:

  • На основе анализа теоретических и описательных работ описать структурно-семантические свойства устойчивых глагольно-именных словосочетаний.
  • Описать  общую модель языка, позволяющую наиболее адекватно объяснить двойственную природу рассматриваемого нами типа фразеологических единиц и черты системности в их семантике.
  • Сформировать списки устойчивых глагольно-именных    словосочетаний, глагольный компонент которых выражает лексическую функцию Орег1 или, другими словами, обозначает действие наиболее активного участника ситуации для каждого из выбранных языков.
  • Сопоставив   полученные инвентари друг с другом, выявить   межъязыковые сходства  и различия    глагольных компонентов, которые и выражают в этих сочетаниях значение действия в явном виде.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       
  • Определить для каждого из языков семантическую обусловленность выбора глагольного компонента на основе выделения у ряда существительных их опорной семантической общности.
  •  Сопоставить выделенные в каждом из трех языков тематические группы  между собой; определить  такие закономерности  в образовании  коллокаций, которые  имеют  параллели  в системе   свободных сочетаний.

         Методология  реферируемой  работы  базируется на  теории  лексико-семантического  анализа,  теории динамических моделей языка, теории  межкультурной коммуникации. Наряду с общенаучным индуктивно-дедуктивным методом,   исследование  опирается   на комплекс  частных методов  исследования: сопоставительный и  компонентный анализ, метод количественных подсчетов, дистрибутивный анализ лексики.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые:

  • в качестве  объекта   исследования выбраны устойчивые глагольно-именные словосочетания, выражающие лексическую функцию Орег1  в  трех языках (русском, английском, немецком);
  • выявлен инвентарь   тех  глаголов, которые реализуют указанную лексическую функцию в устойчивых  словосочетаниях изучаемого  типа;
  • установлены и систематизированы случаи сигнификативного сходства   между соответствующими глагольными компонентами    исследуемых   сочетаний в русском, английском и немецком языках;
  •  для трех языков построены тематические группы существительных, входящих в устойчивые словосочетания  с одним и тем же глагольным компонентом.

Теоретическая значимость диссертации заключается в определении роли устойчивых словосочетаний со значением действия в понятийной системе языка, в выявлении способов фразеобразования и их продуктивности  в данной части лексикона, а также в получении сведений об общих (универсальных) и специфических (национальных) процессах, наблюдаемых в рассматриваемых языках. Результаты исследования могут быть использованы для анализа семантических характеристик устойчивых сочетаний и в других языках, а также могут способствовать дальнейшему изучению проблем номинации и вариативности в устойчивых сочетаниях.

Практическая ценность диссертации определяется возможностью использования результатов в лексикографической теории, в практике машинного перевода, в преподавании русского, английского и немецкого языков,  где возникает  опасность интерференции  и основанных  на ней  ошибок, в теоретических курсах общего языкознания, лексикологии и фразеологии.

Достоверность  полученных  данных  и обоснованность  сделанных  на их  основе  выводов  и рекомендаций обеспечиваются привлечением  корпуса   устойчивых словосочетаний  на русском, английском, немецком  языках, извлеченных из разнообразных общих и специальных лексикографических  источников; в диссертации используются методы, адекватные  цели  исследования.

      На защиту выносятся следующие положения:

  • Семантика  лексических   средств,   выражающих   значение     действия      в устойчивых  словосочетаниях,   в  разных  языках  в ряде случаев   совпадает,   что  служит подтверждением определенной системности в их образовании.
  • Сопоставление  коллокаций  в нескольких языках  позволяет  отличить специфические (для каждого языка) особенности  этого типа  единиц от тех их свойств, которые  определяются общей природой  человеческого языка.
  • Лексический состав     устойчивых       словосочетаний       определяется  как узусом,  так  и     значением содержащихся  в них  единиц, что позволяет разрабатывать объяснительные модели усвоения соответствующих навыков устной и письменной речи.

                   Апробация  работы: основные  положения  и результаты  исследования обсуждались  на заседаниях  кафедры лингвистической  семантики Московского  государственного лингвистического университета в 2004-2006 гг. Отдельные  ее  положения  обсуждались  также на второй международной  конференции  «Русский язык: исторические судьбы  и современность» (Москва, 2007)

Материалом исследования послужили устойчивые глагольно-именные словосочетания, глагольные компоненты которых выражают лексическую функцию Орег1, извлеченные из лексикографических источников, составителями которых являются Е.Г. Борисова, Л.И. Широкова,  К.Е. Регинина Г.П. Тюрина, В.М. Дерибас, М. Benson, E Benson, and R.  Illson, Erhard Agricola, Herbert Gцrner, Ruth Kьfner, A.P. Cowie & R. Mackin  & I. R. McCaig, V.H. Collins, Longman,  A.  Herzog, W. Mьller, J.Petermann и  др., В работе использованы современные толковые  и фразеологические словари, словари  сочетаемости, двуязычные  словари.

Цели и задачи исследования определили его структуру. Работа включает введение, три главы, заключение, список использованной литературы, список лексикографических источников.

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна, формулируется общая цель и конкретные задачи исследования, дается общая характеристика материала и методы анализа, определяются теоретическая значимость и практическая ценность проводимого исследования, описывается структура работы.

В первой главе излагаются общие принципы  научного  исследования сочетаемости,   дается   определения  термина «коллокация» (устойчивое словосочетание), описывается специфика и  основные  свойства  данного класса  единиц и их место во фразеологической системе, исследуется степень их метафоризации,  рассматриваются факторы   речевой активности и функционально-стилистические особенности использо­вания устойчивых словосочетаний в речи, анализируются инструменты, использующиеся   в современной лингвистике для описания  их  семантики.

        Вторая глава посвящена описанию  интерактивной модели речевой деятельности, которая отражает двойственную природу коллокаций и дает возможность объяснить элементы системности в их семантике. В этой же главе  описываются  методики  составления списков устойчивых словосочетаний для каждого  из  рассматриваемых языков с целью  их дальнейшего сопоставления  и анализа.   В эти  списки вошли коллокации, глагольный  компонент которых выражает действия наиболее активного участника ситуации.

В третьей  главе была  предпринята  попытка установить  семантическую  общность существительных, входящих  в состав рассматриваемых коллокаций, и   объединить  их в тематические группы. Полученные   во  всех  трех  языках тематические группы  существительных  подверглись  сопоставительному  анализу  с целью установления их  межъязыковых сходств и различий,  а также  подтвердить наличие определенных закономерностей в механизме  образования  устойчивых словосочетаний, позволяющих сопоставить их  с условиями  образования свободных словосочетаний

Каждая глава завершается выводами, подводящими  итог каждого этапа исследования.

В заключении обобщаются теоретические и практические положения настоящего исследования, приводятся основные выводы по результатам работы в целом.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

В первой  главе «Устойчивая  сочетаемость»  в первую очередь рассматриваются  принципы  свободной  и несвободной  сочетаемости. Обычно говорят, что слова сочетаются тогда, когда сочетаются понятия, ими обозначаемые. Так, в предисловии к словарю «Устойчивые словосочетания» под редакцией Л.И. Широковой, рассматривается сочетаемость слова окно, которое может характеризоваться с двух и более точек зрения: 1) как предмет, обладающий признаками измерения по величине (большое), признаками формы (круглое), цвета (белое);2) второй признак слова окно определяет глагол (открыть, закрыть). Однако первым типом  признаков (величиной, формой, цветом) обладает не только окно, но и дверь, стол и любой другой предмет. Вторым типом признаков обладают все предметы, которые открываются и закрываются, т.е. имеют крышку, створки: та же дверь, форточка, дверцы кухонного стола. И поскольку окружающая действительность более или менее общая для них, сочетаемость в большинстве случаев не замечается: надо запомнить все эти правила и тогда предложение Он открыл большое белое окно получится само собой.

Но, как отмечает Е.Г. Борисова, нередко обнаруживается, что на самом деле ситуация сложнее, и иногда слова, обозначающие в принципе одно  и то же понятие, могут иметь разную сочетаемость. Ю.Д. Апресян говорит о  различиях между перепутать (номер, зонтик, цитату, дома) и ошибиться (только домом или номером, но не зонтиком), которые описывают приблизительно одинаковую ситуацию, но имеют различную сочетаемость.

Заметим, однако, что значение этих слов не вполне одинаково. Так, если слово перепутать может означать «принять один за другой», то ошибиться чем-то значит «оказаться не там, где надо, в результате ошибки». Иными словами, сочетаемость определяется значением слов, а не только совместимостью обозначаемых понятий.

Эта точка зрения разрабатывалась многими лингвистами. В основном считалось, что слова сочетаются, когда сочетаются входящие в них компоненты значения. Например, слово любящий включает в себя компонент значения «живое существо», в слове брат этот компонент включен также, поэтому словосочетание любящий брат возможно.

Более точно правило сочетаемости сформулировано в работе [Вейнрейх 1970].                    

Однако, как  считает Е.Г. Борисова,  данная  модель требует некоторого уточнения для промежуточных случаев, когда сочетание не запрещено, но нежелательно (причем степень нежелательности может быть различной), например, за едой он использовал ложку (Сочетание использовать ложку в данном случае нежелательно). Более точным было бы говорить о возможности сочетаемости, определяемой путем сравнения нескольких возможных слов: насколько в данной комбинации они хорошо выражают именно то, что хотел сказать говорящий (в нашем примере более точным выражением будет пользоваться ложкой).

В любом случае свободная сочетаемость подразумевает сведения, располагая которыми, любой владеющий языком может сделать выводы о возможности сочетания слов. Если такого вывода сделать нельзя или он противоречит наблюдаемым фактам,  тогда  речь  идет о несвободной сочетаемости, к которой  в первую  очередь  относятся  исследуемые  в реферируемой  работе  устойчивые  словосочетания  (коллокации), типа совершать  преступление, оказывать влияние,  производить  впечатление, topayattention,  togiveanswer, einenAnfangnehmen,   eineStundegeben

Термин  «коллокация» был разработан на базе понятий «фразеологическое сочетание» (В. В. Виноградов, 1972) и «лексическая функция» (И. А. Мельчук, 1964), и определяется как сочетание двух или более слов, один из компонентов которой выбирается в зависимости от выражаемого смысла  (преступление, влияние, впечатление, attention,answer, einenAnfang, eineStunde), а другой в зависимости и от смысла, и от основного компонента (совершать , оказывать,  производить, topaytogive, nehmen,   geben). Из данного определения можно  выделить  основные  признаки коллокаций:

        1) узуальность  образования;

2) зависимость выбора одного (несвободного) компонента не только от выражаемой семантики, но и от лексической характеристики другого компонента (свободного, ключевого);

3) невозможность  предсказания выбора второго (несвободного) компонента на основании знаний о семантическом составе сочетающихся слов;

4) необъяснимость сочетаемости на основании знаний о семантическом со­ставе лексем. Последний  признак  может  отсутствовать – иногда  есть возможность  объяснить  сочетания. Например,   русское прилагательное  высокий, как и его  английский переводной эквивалентhigh, сочетаются со многими  названиями   физических  параметров, поэтому такие  словосочетания, как  высокая  температура и hightemperatureвполне  объяснимы.

Имеются и другие свойства коллокаций, например, они нередко меняют свои грамматические свойства.

Прежде всего,  это касается формы  числа  у существительных, которые в коллокациях  довольно  часто могут стоять только в каком-нибудь одном числе, хотя в свободных употреблениях они имеют обе формы числа. Например, слово  арест   в  коллокации брать под арест употребляется только  в единственном  числе (хотя даже в других коллокациях допускается множественное число проводить аресты). С другой стороны, только во множественном числе употребляются слова меры в устойчивом  словосочетании  принимать меры (хотя есть вынужденная мера), известия в коллокации последние известия (возможны коллокации передать, получить известие), упреки в   коллокации осыпать упреками (но горький упрек). Подобные грамматические изменения зачастую  обусловлены изменением семантических  свойств, как  самих  существительных, так и коллокации  в целом

Ограничения  формы  числа  свойственны  также    английскому  и немецкому языкам. Например,  существительное   eineGrimasse   в  немецкой коллокации Grimassen schneiden употребляется  только  во множественном  числе, хотя   русский  и английский эквиваленты этого слова  в коллокации  могут иметь как  единственное,  так  и  множественное число: корчить  рожу  и корчить  рожи, tomakeface/ faces. Что  касается  английского языка,  то  здесь  тоже  можно  встретить  подобные  примеры:    в  русском  языке  есть  коллокация  передать привет, где  слово  привет  употребляется  только в единственном числе, в английском  варианте слово привет  в этой коллокации имеет только форму множественного  числа togiveregards,  в немецкой коллокации с этим  значением  возможны  обе формы einenGruЯ / vieleGrьЯeьberbringen.  Существует немало примеров   того, когда в английских  коллокациях и их немецких и русских  переводных эквивалентах существительные употребляются  во множественном  числе: to make  plansto make illusions – англ.; Plдnemachen,Illusionenmachen– нем.;  строить  планы, строить  иллюзии – рус.  Примеры  английских  и немецких коллокаций, где существительные стоят только в единственном  числе: tomakeacareer, dieHoffnungaussprechen, tofeelа  gratitudedieInteressezeigen, tocarryoutawork.

Что касается  глагольных  компонентов коллокаций, то у них  как  правило, грамматическим  изменениям подвергаются, прежде всего,  такие  семантические  категории, как  вид  и залог. Например, глагол  несовершенного вида пользоваться в свободном употреблении  может иметь видовую пару  совершенного вида  воспользоваться: пользоваться – воспользоваться  лифтом, справочником, ножом. Однако в составе  коллокаций такое  соответствие невозможно: пользоваться  авторитетом (воспользоваться  авторитетом имеет уже  совсем другое значение – злоупотреблять), уважением, спросом. Случаи, когда переходный  глагол, который  в свободном употреблении  должен иметь  формы  пассивного залога, в составе коллокаций их не имеет,  встречаются довольно часто. Например, устойчивое словосочетание  нести  ответственность  невозможно  преобразовать  в ответственность  несется   или несется утрата (от нести утрату), так как подобное употребление неестественно для  русского языка.

Вопрос о месте коллокаций во фразеологической системе до сих пор окончательно не решен. Одни исследователи [В.П. Жуков, А.И. Молотков, А.Г. Нелунов, А.И. Федоров и др.] исключают их из фразеологической системы, считая их устойчивыми словосочетаниями нефразеологического характера. Другие [В.Л. Архангельский, О.С. Ахманова, Н.М. Шанский, Е.Г. Борисова и др.] квалифицируют их как нетипичные фразеологические единицы. Третьи [В.Г Дидковская, Л.М. Корнеева] относят устойчивые словосочетания к нечетким структурам, к переходным явлениям в языке.

Устойчивые словосочетания, вопреки широко распространенному мнению, не являются принадлежностью исключительно официальной или газетной речи, отличающихся от других стилей установкой на автоматические и стандартизированные приемы построения текста (ставить  вопрос, оказать  теплый  прием, предъявлять  требование,tomakeaspeech,todoahonour,tomakecontribution,einenAngriffunternehmen,einenEmpfanggeben, einVertrauenschenken и  т.д.). Данный тип единиц можно встретить  и в других разновидностях книжной речи, поскольку они  значительно увеличивают ресурсы языка, возможности выражения оттенков мысли, усиления, подчеркивания их дифференциации значения.

Коллокациями   богаты и общеупотребительная  лексика (принимать ванну, делать покупки, передавать  привет, проявлять жалость, давать  обещание, totakemedicine, todoharm,  eineArbeitleisten,togiveanexample,eineMahlzeitnehmen, ein Geschenkgeben, totakeaninterestи др.),и разговорная речь, и художественная литература (влепить выговор, водить дружбу, закатывать  скандал, Geldmachen, tomakeasplach,  to grease smb.'s palm  и др.) Их можно даже встретить среди просторечий и жаргонизмов (молоть  чушь, сломать кайф, словить кайф, мотать  срок, Grimassenschneiden,togivearush, totalkanonsence и др.)

Зачастую устойчивые глагольно-именные словосочетания употребляются вместо глагола   по чисто языковым причинам. Например в  русском  языке  они  служат для восполнения  парадигматической ущербности у глагола, имеющего неполную парадигму лица («недостаточные глаголы»): дерзить, победить, убедить, чудить, восторгать, страшить и др. Эта недостаточность устраняется у части глаголов с помощью устойчивых словосочетаний: одержу победу, вызываю восторг, навожу страх, вселю убеждение.

Иногда коллокации занимают свободное место в залоговой оппозиции глагола, обычно они коррелируют с возвратным залогом: гордиться – вызывать гордость, надеяться – вселять надежду, сомневаться – вселять сомнение, стажироваться – проходить стажировку.

В английском и немецком  языках  коллокации  часто  используются  для выражения  значений, которые не могут быть выражены  грамматическими  средствами, например, когда в языке нет  грамматической категории  вида,  или когда глагол самостоятельно не способен передать  свои аспектуальные значения, например, однократности: togiveablow– ударить,togiveakiss – поцеловать,togiveapush – толкнуть,togiveacry - вскрикнуть,totakeawalk – погулять (прогуляться, пройтись),totakeastep – шагнуть,totakearun – разбежаться,totakeajump – прыгнуть,totakeadive – нырнуть,totakealook - взглянуть, totakeanap – вздремнуть,einenStoЯ geben -толкнуть,einenSprungmachen – прыгнуть,einenAnlaufnehmen – разбежаться,  einen KuЯ geben– поцеловать,eineVerbeugungmachen – наклониться, einenSchuЯ tun – выстрелить.

Таким образом, зачастую только с помощью несвободного словосочетания можно наиболее точно обозначить ту или другую внеязыковую ситуацию или выделить основное в сообщении.

Одним из главных признаков несвободной сочетаемости является переосмысление значения одного из компонентов: входя в несвободное сочетание, он полностью или частично теряет свое самостоятельное, первоначальное предметно-логическое значение или, другими словами,  метафоризируется. Метафора в коллокациях не сводится только к одной единице этого типа, она образует гештальт-структуру, согласно которой абстрактное понятие, выражаемое существительным или прилагательным в составе устойчивых сочетаний, имеет нечто общее с каким-то конкретным предметом. Например, Б.А. Успенский заметил, что авторитет похож по сочетаемости на мяч, поэтому его можно поднимать, ронять, он может даже лопнуть. Помимо этого объяснения метафоричности коллокаций есть и другое, согласно которому один раз употребленное в переносном значении слово может породить такой же перенос и у парадигматически связанных с ними лексем. Например, прямое значение слова вести - «заставлять идти». И когда идти получает переносное значение «протекать, совершаться», вести, сохраняя свои связи, тоже втягивается в новые значения: «заставлять протекать, совершаться».

Вопрос о способах описания значений  коллокаций  был  обусловлен  тем, что  специалисты  в области машинного перевода  обнаружили, что  пословный  перевод рассматриваемого нами типа  единиц  не  дает  требуемых результатов, поэтому  возникла  необходимость в формализации перевода устойчивых  словосочетаний.

Вместе с тем, обнаружилось, что большие группы сочетаний выражают один и тот же смысл, и для выбора нужного переводного эквивалента достаточно не переводить несвободный компонент, а как-то обозначить его смысл в метаязыке, а затем на другом языке найти, как выражается тот же смысл при слове – переводном  эквиваленте свободного члена словосо­четания.

Например, при переводе словосочетания topayattention имеет смысл записать передаваемую информацию  в виде Oper1 (attention) (т. е. типичное действие с данным объектом, явлением и т. п.), перевести attention как внимание и найти Oper1 для слова внимание. В результате получается искомый перевод – обращать  внимание. Поскольку при поиске несвободного компонента регулярный смысл выступает как бы в роли функции, аргументом которой является свободный компонент, эти смыслы были названы лексическими функциями [А.К. Жолковский, И.А. Мельчук 1967; И.А. Мельчук  1974],

Аппарат лексических функций оказался очень удобным, гиб­ким и результативным инструментом описания   семантики  коллокаций, поэтому  он использовался в большом числе иссле­дований как по русскому языку, так и по другим языкам [З.М. Ша­ляпина 1962; И.И.Убин  1978].

Вторая глава  «Средства  выражения значения  действия»  начинается с рассмотрения  интерактивной  модели языка, позволяющей  объяснить  двойственную  природу  коллокаций. Двойственная  природа этого типа языковых единиц заключается  в том, что ряд ученых [В.Л. Архангельский, В.В. Виноградов, В.М. Шанский] видят в  них разновидность фразеологизмов и полагают, что их несвободный компонент лишен  самостоятельного  лексического  значения, другие же, например,  Т. Ройтер,  Е.Г. Борисова, В.Н.Телия, считая коллокации фразеологическими единицами, выделяют собственное значение  их несвободного компонента и отмечают семантическое сходство ключевых слов, сочетающихся с одним и тем же компонентом: вести урок, занятие, вести наблюдение, мониторинг и т.п. Данное свойство  ключевых  слов  можно рассматривать как признак лексического значения несвободного компонента коллокаций.

Поэтому при  исследовании  этого  типа  единиц мы обратились  к языковым моделям, которые отражают  их двойственную природу и делают  возможным объяснить элементы системности в их семантике. Одной из таких  моделей  является  интерактивная  модель языка, в которой выбор слова происходит на основе намерений говорящего выразить тот или иной смысл.

В своем  намерении что-то сказать говорящий учитывает точность описания ситуации, прагматические аспекты, которые включают в себя то, как его поймет слушающий, с кем и о чем говорят и все остальные факторы, связанные с выбором нужной единицы. Кроме всего прочего, необходимым моментом является обращение к контексту, который наряду с семантикой единицы и выводами, делаемыми слушающим, обеспечивает оптимальность понимания коллокации.

Все усилия говорящего в выборе средств выражения своего намерения можно объяснить правилами, известными как постулаты Грайса, которые гласят, что говорящий хочет быть наиболее полно понятым слушающим, хочет, чтобы слушающий потратил минимум усилий на понимание, учитывает ситуацию речи и в соответствии с этим выбирает средства для выражения своих мыслей.

В свободных сочетаниях говорящий осуществляет выбор компонентов пословно, опираясь на лексическую семантику, однако такую операцию можно усмотреть и для образования коллокации, один из компонентов которой, ключевой, выбирается так же, как и свободное слово. Второй компонент не может быть предсказан на сто процентов. Однако вероятность понимания коллокации возрастает, если с довольно большой группой ключевых слов или со сходными по смыслу ключевыми словами употребляется один и тот же несвободный компонент. Например,  в русском  языке с глаголом  вести  сочетается  очень  большая  группа   слов со значением  значительного  по масштабам действия:вести войну, вести политику, вести пропаганду, вести торговлю, вести  раскопки, вести  сев и т.д.

В немецком  языке  глагол begehenдовольно часто  образует  коллокации со словами, обозначающими  ошибочные  действия, нарушение правил поведения, закона, чьей-либо свободы: einen   Betrug begehen –совершатьобман, einen VerstoЯ begehen – совершатьнарушение, einen Diebstahl begehen –совершатькражу, eine Sьnde begehen – совершатьгрех, eine Diversion begehen – совершатьдиверсию, eine Dummheit begehen –совершатьглупость, einen Verrat begehen – совершатьпредательство, ein Verbrechen begehen – совершатьпреступление. В английском  языке  данная  группа  слов сочетается с глаголомtocommit:  tocommitanaggression –совершать агрессию,tocommitasin– совершать  грех,tocommitasabotage – совершать  диверсию,tocommitatheft – совершать кражу,tocommitaviolation – совершать  нарушение,tocommitaninjustice – совершать несправедливость,tocommitacrime– совершать преступление,tocommitanoffence – совершать проступок,tocommitamurder – совершать преступление. В русском  языке  данная тематическая  группа образует устойчивые словосочетания  с  глаголом совершать.

Этот факт дает основания предположить, что в устойчивых словосочетаниях у несвободного компонента остается собственное значение, продуктивность которого ограничена.

Попытки выяснить, насколько исходное значение несвободного компонента влияет на то, какие свободные слова будут с ним соединяться, некоторое время назад предпринял Т. Ройтер, который выявил определенные закономерности. В частности, он заметил, что  глагол производить в прямом значении связан с промышленной деятельностью: производить ткани, бензин и т.п. Поэтому с именами, обозначающими производственную деятельность,  глагол производить в устойчивых словосочетаниях сочетается чаще, чем, например, проводить. Так, словосочетание производить анализ употребляется тогда, когда анализы осуществляются в ходе производственного процесса:

«В заводской лаборатории производят анализ готовой продукции». Конечно, замеченная закономерность - только тенденция, не позволяющая предсказывать возможную сочетаемость слов (как это всегда бывает с несвободными сочетаниями).

Семантическую обусловленность коллокаций можно подтвердить еще и фактами совпадения сигнификативного значения  несвободных компонентов при сопоставлении коллокаций в  разных языках.

В нашей работе   мы  сопоставили  и проанализировали коллокации  русского, английского и немецкого языков, с глагольными  компонентами которых  сочетается  довольно  широкий  круг   имен  существительных. Следует уточнить, что прежде всего нас интересовали  устойчивые словосочетания, в которых несвободный компонент выражает действие главного, обычно наиболее активного участника ситуации или, другими словами, лексическую функцию Oper1.  Это одно из наиболее  частых значений  коллокаций  в различных языках.

В итоге  сравнения  42 русских коллокаций, несвободным  компонентом  которых выступает глагол  вести, с их английскими и немецкими эквивалентами, выяснилось, что в 17-ти  случаях из 42,  русскому  глаголу вести в немецком  языке соответствуют устойчивые словосочетания с глагольным компонентом fьhren, имеющим аналогичное сигнификативное значение. В английском языке количество таких совпадений чуть меньше. 14 коллокаций из 42-х переводятся  на английский  язык  устойчивыми словосочетаниями, в состав которых входит  глагол toconduct, сигнификативное значение которого полностью  соответствует значению глагола вести. Частые совпадения можно было бы объяснить тем, что некоторые коллокации имеют общий источник калькирования – французский  язык. Но не все отмеченные нами случаи совпадения имеют аналоги во французском. Так, коллокация вести войну в немецком языке имеет переводной эквивалент  Kriegfьhren, а устойчивое словосочетание вести обстрел в английском toconductabombardment. Во французском же в первом случае fairelaguerre(букв. делать войну), а во втором executerlefeu (letir) (букв. осуществлять стрельбу).

Поэтому можно предположить, что часто встречаемое сходство  в семантике несвободных  компонентов явно связано с особенностями семантики глагола вести, который и в свободном, и в устойчивом употреблениях имеет общий компонент значения – активное  действие субъекта [Reuther 1994]. Совпадение несвободных компонентов наблюдается не только в коллокациях с глагольным компонентом  вести, но и в устойчивых словосочетаниях с другими глаголами, рассмотренными в нашей работе. Так, глаголу давать в немецком языке довольно часто соответствуют глаголы geben/ erteilenи соответственно в английском togive. Аналогичную картину можно наблюдать и у словосочетаний с глаголом делать.

Совпадение переводных эквивалентов свидетельствует не только о том, что в коллокации реализуются какие-то семантические потенции прямого значения глагольного компонента, но и о том, что эти же потенции отчасти определяют его выбор. Данный вывод подтверждается еще и тем, что в других языках, где семантика переводов этого слова близка, реализуются те же самые семантические потенции.

Все это подтверждает предположение о том, что механизм образования свободных сочетаний иногда применим и для коллокации, но так как данный тип словосочетаний является все-таки узуально закрепленным, роль узуса при их порождении тоже нельзя сбрасывать со счетов: именно им обуславливаются следующие несовпадения в выборе  средств для выражения значения  действия.

1) Коллокации  одного языка    в другом языке соответствует единица   того    же типа, но у ее несвободного компонента совсем другое значение. Например, коллокации прилагать усилия  в английском языке  соответствует  устойчивое  словосочетание  tomakeefforts, а в немецком  Anstrengungenmachen. Как видно, в английском  и немецком вариантах  «усилия»  буквально «делают». И таких  примеров   немало: todowonder – англ. //Wundertun – нем. //творить чудеса – рус.; totakeabreak– англ. // einePauseeinlegen – нем. // делать перерыв – рус.; togivealecture– англ. // eineVorlesunghalten –нем. // читать лекцию – рус. 

Сопоставление  глагольных компонентов  показало, что их семантика в немецком и английском  языках совпадает  чаще (как это видно из вышеприведенных  примеров), чем, например, семантика  русского  и английского  или русского  и немецкого вариантов.  Хотя бывают  случаи, когда или  немецкий глагольный компонент, или английский, не соответствуя по семантике друг другу, совпадают  с русским  эквивалентом. Например, tomakediagnosis– англ. // die Diagnosestellen – нем. // ставить диагноз – рус. toconductdebate/discussion – англ. // eineBesprechung/ Aussprachehaben – нем. // вести дискуссию – рус. Не исключены  случаи, когда значение  глагольного компонента  совпадает  во всех  трех языках: togiveanorder –англ. // Befehlgeben– нем. // давать приказ – рус.; tomakeanexception – англ.// eineAusnahmemachen– нем. // делать исключение – рус. touse (apply, employ) amethod– англ.// eineMethodeanwenden – нем. //пользоваться методом – рус.

2) Переводным эквивалентом коллокации является самостоятельный глагол. Например  русской  коллокации  вести  борьбу  в  английском  языке  соответствуют глаголы tocombat  и  tostrugglе, а в немецком  языке  коллокации  давать взятку – глаголы  bestechenиschmieren, устойчивому немецкому  словосочетанию  inAbredestellen в русском  языке  соответствуют  глаголы  оспаривать и отрицать.    Как  уже говорилось  выше, очень часто русскому  глаголу  совершенного вида, обозначающему  однократное  действие,  в английском и немецком  языках соответствуют  коллокации. Например: глаголу  шагнуть  соответствуют словосочетания totakeastep– англ. и  einenSchritttun – нем.;  глаголу  поцеловать – коллокации togiveakiss –анг. KuЯgeben– нем.и т.д. 

3) Переводным эквивалентом устойчивого глагольно-именного словосочетания является словосочетание  другой  конструкции, например, глагол+прилагатальное (наречие). Особенно часто  это явление   наблюдается при переводе русских коллокаций с глагольным компонентом испытывать  на немецкий  язык. Например, испытывать гордостьstolzsein; испытывать завистьneidischsein; испытывать негодованиеentrusted/ empцrtsein; испытывать недомоганиеunwohlsein и т.д. В английском   тоже  можно столкнуться  с подобными примерами: испытывать недостатокto beshortof/tobewantof; испытывать голодbehungry.

Результаты данного сопоставления показывают,  что в каждом из выбранных языков значение активного действия передается теми лексическими средствами, которые характерны для  данной языковой системы и являются наиболее удобными для понимания данного значения слушающим.

В третьей главе «Семантическая  обусловленность     выбора  средств  выражения значения действия» мы  предприняли  попытку установить, есть ли между ключевыми  словами (существительными), входящими в состав рассматриваемых нами коллокаций, семантическая  общность или нет, поскольку признаком наличия у несвободного компонента лексического значения служит его способность сочетаться с существительными, имеющими сходную семантику.  Одной из первых значение существительных, употребляющихся с одним и тем же глаголом, входящим в состав коллокаций, исследовала Н.М. Лариохина.  В своей работе 1967 г. она выделила несколько достаточно крупных тематических групп существительных, употребляющихся с глаголами совершать, делать, производить. Получающиеся группы в некоторых случаях оказались  очень полными. Например,  она выяснила, что большинство слов, имеющих общий компонент значения «путешествие», сочетается с глаголом совершать, но не все, иначе это была бы свободная сочетаемость. Поэтому слово сплав («водное путешествие вниз по реке»), хотя и относится к этой группе, но составляет исключение, так как не сочетается с глаголом совершать. Несколько позже было сделано описание существительных, сочетающихся с прилагательными, выражающими значения высокой степени (И.И.Убин, 1978). Некоторые подобные закономерности отмечены и в [Копыленко 1973].

В нашем исследовании   распределению  по тематическим  группам   были подвергнуты  существительные,  образующие  коллокации с    глаголами  вести, оказывать, делать, давать, togive, tomake,machen, geben.

Многие  из выделенных  групп  полностью или частично   совпадают. Например,  группа слов, указывающая в составе  коллокаций   на взаимоотношения людей, выражающиеся   в актах письменной и устной речи,   образует коллокации  и с русскими глаголами давать и делать (делать  выбор, делать замечание, делать  вывод, давать согласие, давать обещание, давать  совет и т.д.),  и  с их  английскими  эквивалентами  togive  и tomake, (togiveanoath, togivepermission,togiveacommand,tomakeaprotest,tomakeconversationetc.) и с немецкими – geben  и  machen (einUrteilgeben, eineErklдrunggeben, eineRechenschaftgeben, einenEinwandmachen, einenVorschlagmachen,  Witzemachenu. s.w.) . Группа   слов,   характеризующих поведение человека, и его взаимоотношения с другими людьми,   выделяется   среди существительных, сочетающихся с глаголами  делать (делать уступку, делать  подарок, делать комплимент,  делать упрек и т.д.),  tomake (tomakeanimpression, tomaketroubles, tomakeafuss etc.) , machen(dieIllusionenmachen,eineAusnahmemachen,  eineEhremachenu s.w.). Группа  существительных, обозначающих  в составе  коллокаций  торжественные мероприятия,  присутствует во всех  рассматриваемых  языках, образуя коллокации  и с  глаголом  давать (давать обед, давать  прием, давать  концерт и т.д.), и  с  глаголом  togive (togiveabreakfast (dinner, supper), togiveaperformance,togiveareception etc.) и с  глаголом geben (einEssengeben, einFestgeben,eineVorstellunggebenu.s.w.) . Но так как объектом  нашего  исследования являются узуально  закрепленные  единицы,  в некоторых  случаях отмечаются  несовпадения групп.  

Например,  группа существительных, указывающая на поведение человека и его взаимоотношения с людьми, сочетается  не только  с глаголами делать, tomake, machen,  но и с  глагольными   компонентами  togive, geben, не образуя коллокаций   с русским  глаголом давать. В немецком  и английском языках   многие  существительные, имеющие  семантический  компонент «путешествие», сочетаются  с глаголами machen( einenAusflugmachen, eineReisemachen и т.д.) и   tomake (tomakeatour, tomakeatrip, tomakeajourneyetc.), в русском языке, как уже говорилось выше,  с  глаголом  совершать (совершать поездку, совершать   путешествие,  совершать  рейс, совершать  турне,  совершать  тур и т.д.). С русским  глаголам делать и английским tomake сочетаются   существительные, которые  можно объединить  в группу слов, связанных  с различными видами профессиональной и прочей деятельности   человека (tomakeabargain, tomakediagnosis, tomakeacall, tomakemoney, делать  анализ, делать операцию, делать укол, делать скидку, делать  покупки,  делать карьеру и т.д.) С  немецким  глаголом, выражающим  лексическую  функцию Oper 1,   данная  группа  слов коллокаций  не образует.

Говоря об отличиях, нужно отметить  тот факт, что английские словосочетания характеризуются большей активностью в сфере называния физических действий, особенно мгновенных и однократных. Поэтому   в составе  коллокаций, глагольными   компонентами   которых  являются  английские  глаголы  togive и  tomake, а также  немецкие geben  и machen, можно  выделить  группу слов, обозначающую  физические   действия:   einen Sprung machen, eine Verbeugung machen, einen StoЯ geben; to give a push, to give a kiss, to   give a look ,to make a move, to make a face etc.

Если рассматривать   все  выделенные  тематические  группы   в более  широком смысле, то можно  сказать, что  они обозначают:

  1. различные виды деятельности, осуществляемые человеком;
  2. поведение человека и его взаимоотношение с различными представителями его  окружения;
  3. физические действия человека.

Наличие совпадений  и несовпадений в выделении семантических групп существительных  позволяет нам сделать вывод о том, что образование таких единиц, как коллокации, обусловлено не только узусом каждого из языков, но и  правилами,  по которым осуществляется  образование свободных словосочетаний.

Кроме того, способность каждого из рассмотренных глаголов образовывать коллокации  с конкретными семантическими группами существительных  позволяет нам сделать  предположение о том, что это связано с его лексическим значением.

По  словам Е.Г. Борисовой, можно даже говорить о его продуктивности,  как говорят о продуктивных суффиксах. Появляющиеся новые слова или новые значения слов образуют коллокации преимущественно с теми словами, которые уже употребляются в других коллокациях, например, проводить приватизацию (как конфискацию, коллективизацию и т.п.). А получившее  в конце  80-х-начале 90-х гг. прошлого  века широкое распространение слово перестройка сразу же стало образовывать коллокации с теми же несвободными компонентами, что и слово реформы: проводить перестройку / реформы, идет перестройка / реформа, глубокая перестройка / реформа. [Е.Г. Борисова 1995 с.27].

Таким образом, выдвинутая нами гипотеза (см. с.2) нашла подтверждение.

Полученные в  реферируемом диссертационном исследовании результаты актуальны для построения фразеологической теории и найдут в ней соответствующее применение. В частности, можно  будет  использовать положения  о двойственной  природе  несвободной сочетаемости, о роли  национально специфических свойств слов, образующих несвободные  сочетания.

За рамками  данной   работы остались многие  аспекты  коллокаций, которые еще ждут  своего  исследователя. Так перспективным  представляется, рассмотрение  и сопоставление коллокаций  с другими  глагольными  компонентами, выражающие другие  лексические  функции,  а также  изучение на базе  этих языковых единиц  новой лексики,  недавно вошедшей в рассматриваемые  языки,  исследование данного  типа единиц в психолингвистическом  ракурсе. Нет сомнения  в том, что у  коллокаций, как научной междисциплинарной проблемы – большое будущее. 

Основные  положения диссертации отражены  в следующих  публикациях:

1.Кицей Е.Н. Функциональная специфика устойчивых глагольно-именных словосочетаний (Статья) // Межвузовский сборник научных работ. М.: МГСГИ, 2005 – 0,5 п.л.

2. Кицей Е.Н. Как изучать устойчивые словосочетания  в школе  (Статья) // Иностранные языки  в школе. №8 – М., 2007 – 0,4 п.л.

3.  Кицей Е. Н. Системность  и узус  в устойчивых словосочетаниях  (Тезисы доклада) // Русский язык: исторические судьбы и современность. III Международный  конгресс исследователей  русского языка. 20-23 марта 2007. – Москва: МГУ,2007. – 0,2 п.л. (в соавторстве  с Борисовой Е.Г.)

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.