WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Прагматические стратегии сетевых политических текстов (на материале англоязычных публикаций

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

Кунина Юлия Витальевна

 

ПРАГМАТИЧЕСКИЕ СТРАТЕГИИ

СЕТЕВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ

(на материале англоязычных публикаций)

 

Специальность 10.02.04 – германские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

Москва – 2008

Работа выполнена на кафедре стилистики английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель:                кандидат филологических наук,

профессор Осветимская Наталия

Михайловна

Официальные оппоненты:              доктор филологических наук,

профессор Рябцева Надежда

Константиновна.

                                                кандидат филологических наук,

профессор Бондарчук

Галина Григорьевна

Ведущая организация:                            кафедра английского языка №1

МГИМО (У) МИД РФ

Защита диссертации состоится «12» мая 2008 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.01 при ГОУ ВПО МГЛУ (119034, Москва, ул. Остоженка, 38).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО МГЛУ.

Автореферат разослан «11» апреля 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                     E.В. Александрова

Реферируемая диссертация посвящена изучению прагматических стратегий сетевых текстов, публикуемых на англоязычных сайтах в период предвыборных PR-кампаний. Данное исследование представляет собой комплексное описание коммуникативных механизмов воздействия адресанта на реципиента в сетевых предвыборных текстах, выполненное в русле прагмалингвистических, стилистических и лингвокультурных исследований. Выбор темы объясняется прежде всего тем, что в условиях компьютеризации общества лингвисты, наряду с другими исследователями, пытаются осмыслить преимущества сетевой коммуникации. Возникшая в результате развития информационных технологий новая виртуальная среда становится эпицентром коммуникативных процессов, оказывающих мощное воздействие на всевозрастающее число пользователей Глобальной Сети. Возможностями качественно новой среды общения стремятся максимально воспользоваться политики, превращая Интернет в обширное поле PR-деятельности, а текст – в эффективное орудие воздействия на массовую аудиторию.

Таким образом,

Актуальность работы обусловлена необходимостью изучения прагматических стратегий сетевых предвыборных текстов, характеристики которых в политическом PR-дискурсе еще не рассматривались. Возросший интерес лингвистов к изучению англоязычного предвыборного дискурса связан с его широким распространением в Сети Интернет и огромным воздействием на массовую аудиторию. Предпринятая попытка освещения прагматических стратегий в межкультурном сопоставлении представляется важной и необходимой для понимания специфики англоязычной лингвокультуры. По-прежнему актуальным является изучение влияния гендерных стереотипов на прагматику и лингвистику текста, в связи с чем предпринята попытка охарактеризовать их лингвистическую реализацию и воздействующий потенциал в сетевых предвыборных текстах. Исследование выполнено с позиций прагматики, стилистики, когнитивистики, стратегического и культурологического подходов, что отвечает современным научным тенденциям в изучении дискурса.

Цель исследования состоит в том, чтобы охарактеризовать реализацию прагматических стратегий политических сетевых PR-текстов, что предполагает решение следующих задач:

  • определить прагматические параметры «PR-текста» как особого жанра медиатекста;
  • проанализировать экстралингвистические условия существования данного типа текста;
  • рассмотреть с когнитивной точки зрения сущность прагматической стратегии;
  • описать основные прагматические стратегии политического сетевого PR-текста и механизмы их реализации;
  • выявить используемые стилистические средства и приемы, реализующие прагматические стратегии в англоязычных сетевых политических PR-текстах;
  • провести анализ влияния национально-культурного и гендерного факторов на реализацию прагматических стратегий в текстах жанра сетевого предвыборного пиара.

Научная новизна данного исследования состоит в том, что в нем:

  • впервые вводится понятие «PR-текст» и описываются его прагматические параметры;
  • прагматика политического PR-текста рассматривается в новом коммуникационном пространстве – Интернете, важнейшими преимуществами которого являются мультимидийность и гипертекстуальность;
  • впервые выделяются и описываются типы прагматических стратегий, подстратегий и технологий, характерных для предвыборного сетевого PR-текста и их лингвистическая реализация;
  • привлекаются данные культурологических исследований с целью выявления специфических единиц языка национально-культурного характера;
  •  проводится анализ роли гендерных стереотипов в прагматическом плане PR-текста и специфики их лингвистической актуализации.

Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в том, что оно расширяет представление о смысловом пространстве медиатекста вообще и сетевого PR-текста в частности. Важным вкладом с теоретической точки зрения является изучение механизмов реализации прагматических стратегий и их категоризации. Выполненная работа вносит вклад в развитие прагмалингвистики, когнитивистики, гендерной лингвистики, социолингвистики и лингвистики текста. Результаты исследования развивают основные положения теории межкультурной коммуникации.

Материалом для исследования послужили отобранные методом сплошной выборки тексты с правительственных сайтов, сайтов политических партий, крупных информационных компаний, а также тексты публикаций с веб-страниц, специально созданных для продвижения кандидатов на ведущие посты в государствах пяти англоязычных стран – Великобритании, США, Канады, Австралии и Новой Зеландии за период с 2000 по 2007 год.

Особое внимание уделялось материалам, позволившим зафиксировать тенденции, возникающие в последнее десятилетие в англоязычном сетевом PR-дискурсе, которые направлены на повышение коммуникативной эффективности сообщения: сочетание текстовой и визуальной составляющих, эксплицитности и имплицитности, использование в дискурсе как агрессивной пропаганды, так и метафоричности и иносказательности, оказывающих влияние на подсознание реципиента.

Достоверность и объективность результатов исследования обеспечивается репрезентативностью проанализированного материала, общий объем которого составляет 500 текстов, достаточным количеством языковых примеров, а также подбором для анализа текстов, принадлежащих разным англоязычным культурам. В диссертации применяется комплексная методика исследования, сочетающая в себе элементы когнитивных, лингвокультурологических аналитических процедур с традиционным лингвостилистическим анализом.

Методологической основой выполненного исследования является когнитивно-коммуникативный подход, опирающийся на данные прагматики, стилистики, теории стратегий, семиотики, семасеологии, имиджелогии, гендерных и лингвокультурологических исследований. Комплексный подход позволяет рассматривать политический PR-текст как сложный объект, специфика функционирования которого определяется различными факторами. Обработка данных проводилась с помощью обзора, выборки и контент-анализа сетевых англоязычных PR-текстов политического характера.

Практическая ценность диссертации заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в лекционных курсах, на семинарских занятиях по стилистике английского языка, на практических занятиях по дисциплине «Практикум по культуре речевого общения» в рамках аспекта «Язык СМИ», а также при подготовке специалистов в сфере связей с общественностью. Иллюстративные материалы диссертации уже успешно применяются автором при проведении семинаров по стилистике современного английского языка.

Апробация диссертации. Тема разрабатывалась в соответствии с планом научно-исследовательской работы ГОУ ВПО МГЛУ. Работа обсуждалась и была апробирована на кафедре стилистики английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук ГОУ ВПО МГЛУ (2005-2007г). Основные положения исследования отражены в трех опубликованных статьях автора.

 

На защиту выносятся следующие положения:

  • Политический PR-текст – особый жанр медиатекста, прагматические характеристики которого детерминируются целым рядом экстралингвистических факторов.
  • В сетевом политическом PR-тексте авторами публикаций применяется ряд прагматических стратегий, подстратегий и технологий, позволяющих достичь желаемого прагматического эффекта в отношении целевой аудитории.
  • Сетевой дискурс обладает рядом характеристик, влияющих на прагматический план политического PR-текста.
  • В PR-текстах политического характера наряду с различиями в реализации прагматических стратегий наблюдается тенденция к межкультурным ассоциациям, свидетельствующая о сближении и взаимообогащении национальных  культур с единым языком.

5) Для создания благоприятного имиджа с гендерной точки зрения авторы PR-текстов придерживаются различных стратегий в отношении женщин-политиков и политиков-мужчин.

Цели и задачи исследования определили структуру диссертации, которая состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложения.

Во Введении определены объект, предмет, цель и задачи исследования, обоснована актуальность, теоретическая и практическая значимость работы, перечислены материалы и методы исследования, сформулированы тезисы, послужившие методологической основой исследования, указаны выносимые на защиту теоретические положения.

В Первой главе излагаются теоретические предпосылки исследования и его методология, рассматривается специфика PR-дискурса и преимущества его функционирования в Интернете, а также особенности таких экстралингвистических факторов, как национальный менталитет и гендер; описывается сущность прагматических стратегий: стратегии логического убеждения, оценки, апеллирования к чувствам и стратегии оптимизации усилий реципиента.

Во Второй главе рассматриваются механизмы реализации прагматических стратегий предвыборных сетевых англоязычных текстов и их лингвистическая репрезентация. Выявляются основные стилистические средства и приемы, используемые в политических текстах данной прагматической направленности.

В Заключении содержатся выводы по проведенному исследованию и намечаются перспективы дальнейшей работы.

В Библиографии перечислены использованные в ходе исследования и процитированные работы.

В Приложении содержится текстовой и визуальный иллюстративный материал исследования и ссылки на Интернет-источники.

Содержание работы

В настоящем исследовании рассматривается проблема прагматических стратегий англоязычных сетевых предвыборных текстов с позиций современной прагмалингвистики, стилистики и опорой на категории когнитивистики. В данной диссертации текст рассматривается, прежде всего, как «произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, единица психолого-речевого и прагматического характера, обладающая содержательно-фактуальной, содержательно-концептуальной и содержательно-подтекстовой информацией» [И.Р. Гальперин, 1981]. В то же время мы соглашаемся с теорией швейцарского лингвиста Ф.Де Соссюра, согласно которой текст – не только то, что написано с помощью букв, слов и предложений, это также любой визуальный, звуковой или виртуальный объект, несущий в себе некоторые ассоциативные образы и смыслы. То есть текст, обычно воспринимаемый человеческим сознанием, представляет собой совокупность знаков. Ф.Де Соссюр полагал, что текстом может быть слово, фотография, звук, любой образ, например, элемент одежды [Cоссюр (1894), 1974 : 90-91].

В нашем исследовании мы также берем за основу положения о прагматике текста, сформулированные В.Л. Наером, который рассматривает текст прежде всего как единицу прагматического характера [Наер, 1985: 54].

К числу составляющих прагматики текста мы относим следующие компоненты: собственно прагматику текста (категорию, отражающую отношение адресанта к объекту коммуникации, самому коммуникативному акту и через него к адресату); адресанта и адресата; прагматическую установку, прагматическое содержание, программируемый прагматический эффект, прагматические стратегии, являющиеся предметом нашего исследования. Изучение прагматического плана текста позволяет также выделить как  отдельный компонент его прагматическую доминанту.

Понятие прагматической стратегии введено Т.Ван Дейком, который рассматривает ее как когнитивную модель комплексного описания, понимания и порождения текста, включающую текстуальную и контекстуальную информацию, а также характеристики пользователя языка, описание его целей и знаний о мире [Дейк, Кинч 1988: 153-211]. Т.Ван Дейк указал на способы расширения стратегической модели: «Стратегии – это часть нашего общего знания: они представляют собой знание о процессах понимания. Стратегии образуют открытый список. Они нуждаются в изучении. Новые типы дискурса и формы коммуникации могут потребовать разработки новых стратегий… Применяемые к изучению текста стратегии носят гипотетический характер, они похожи на эффективные рабочие гипотезы относительно правильной структуры и значения фрагмента текста» [Дейк, Кинч, 1985: 164].

В связи с этим нами была предпринята попытка выявить и описать прагматические стратегии, специфические для политического сетевого PR-текста. Мы исходили из того, что сравнительно новая и малоизученная сфера PR работает с клиентами в «целях создания коммуникативных стратегий и сообщений для передачи целевой аудитории, чтобы убедить ее сделать нечто, благоприятное для клиентов» [Почепцов, 2003: 48]. Концепт «стратегия» был заимствован из военной терминологии и адаптирован для использования в бизнесе и других сферах человеческой деятельности, включая политическую коммуникацию. Соединяя разрыв между политикой и тактикой, стратегия является своего рода мостом между целью и средствами ее достижения. В коммуникации адресант, реализуя в речи свою прагматическую задачу, придерживаясь выбранной им стратегии воздействия на адресата, отбирает определенные средства языка и организует их так, чтобы они сделали возможным адекватное декодирование данного высказывания. К ведущим универсальным прагматическим стратегиям, характерным для политического PR-дискурса, мы относим:

(1)стратегию логического убеждения;(2)стратегию оценки;(3)стратегию апеллирования к чувствам; (4) стратегию оптимизации языковых средств. Стратегия информирования реципиента, используемая в других жанрах политического медиадискурса, здесь не рассматривается, так как является, с нашей точки зрения, второстепенной в текстах жанра политического пиара, где ценности превалируют над фактами, а оценка над информированием.Мы полагаем, что взаимодействие в политическом PR-тексте перечисленных выше 4-х прагматических стратегий, их специфическое преломление, складывающееся под воздействием экстралингвистических факторов, позволяет достичь предполагаемого прагматического эффекта в отношении целевой аудитории.

Исходя из того, что главным направлением деятельности политического пиара является определение предвыборной программы кандидата в лидеры от той или иной партии, имидж политика рассматривается нами двусторонне: как рупор идей и прагматических установок выдвинувшей его партии и как носитель личностных качеств, ожидаемых от лидера в данном социально-политическом контексте. Как показало исследование, с одной стороны, политический PR-текст концептуально фиксирует представления, которые создают идеализированный образ политика и его партии, с другой стороны, содержание текста сообщения максимально соответствует ценностям, которые наиболее близки целевой аудитории. Область политической деятельности PR предполагает наличие в текстах данного жанра характерной идеологической информации. Концептосфера, представленная в дискурсе политика, обращающегося к своей аудитории, фиксирует принципы, которые приняты в предвыборном пиаре: ориентация на избирателя (идентификация себя с народом), ориентация на конкурентов (концептуальная оппозиция «свой-чужой»), ориентация на разработку предвыборной программы (использование идеологических концептов), на создание особого имиджа (визуализация) и на технологию проведения выборов (сотрудничество со СМИ – PR в Интернете и т.д.) Как показало данное исследование, все прагматические стратегии PR-текстов строятся с учетом вышеперечисленных факторов.

Согласно нашим наблюдениям, принятый в пиаре инструментарий имиджелогии (позиционированиепомещение объекта PR в благоприятную информационную среду; манипулирование маскировка истинных намерений адресанта; мифологизация активизирование символики в выгодном для объекта PR направлении; эмоционализацияперевод информации с рационального языка на эмоциональный; детализациясоздание опорных сигналов, дольше сохраняющихся в памяти; архаизацияразграничение всех по характеристикам свой/чужой, друг/враг, хороший/плохой, добрый/злой и др. дистанцированиеискусственное снятие всего, что разрушает позитивный имидж, снижает его рейтинг, визуализациявоздействие на человека сразу по нескольким каналам, оптимизирующим усилия реципиента) находит свое выражение в прагматических стратегиях, используемых при создании текстов сообщений для передачи целевой аудитории.

Формат политического PR-текста, являющегося разновидностью медиатекста, во многом определяется сферой функционирования, то есть, теми СМИ, в которых он публикуется. Здесь на первый план выходят такие параметры, как оперативность канала трансляции, возможность форсирования приемов объемно-графического членения текста для фокусирования внимания на актуальных смыслах, организация сообщения по модулям [Леонтьев, 1983: 11]. Этими свойствами в полной мере обладает Интернет. Возможности Сети в этом смысле практически безграничны. Укрепление позиций PR в Сети связано с целым набором неоспоримых преимуществ, которыми обладает Интернет-пространство. Многоканальность, высокая степень интерактивности, экономичность, свободный формат, глобальный охват и неограниченный объем, мультимедийность и гипертекстуальность коммуникативной среды Глобальной Сети позволяют эффективно воплощать прагматические цели, поставленные предвыборным пиаром. Интернет делает возможным одновременно реализовывать набор средств выразительности практически всех видов СМИ: иллюстрации, дизайн, графика, видео-, фото- и аудио- составляющие, свертывание/развертывание сообщения. Интернет создал новые возможности написания и чтения текста – гипертекст, обладающий свойством заинтересовать адресата, в частности, вызвать интерес потенциального избирателя к объекту политической PR-кампании и повысить его мотивацию к участию в выборах путем вовлечения реципиента в более широкий контекст коммуникации с помощью создания разнообразных ссылок на другие тексты, дополняющие содержание первичного сообщения. Таким образом, условия сетевого дискурса позволяют успешно оптимизировать усилия реципиента и легче достичь желаемого прагматического эффекта – привлечения внимания к той или иной партии или политику и, далее, завоевания ими доверия потенциального избирателя.

******

Изучение прагматических стратегий сетевого политического PR-текста показало их тесную связь, взаимопроникновение и взаимодействие. Тем не менее, разделение их на отдельные составляющие в исследовательских целях позволило выделить в каждой из универсальных стратегий воздействия ряд специфических для данного дискурса подстратегий,  которые реализуются с помощью технологий с более конкретной  прагматической направленностью.

В рамках стратегии логического убеждения рассмотрим подстратегию детализации, роль которой состоит в том, что онаповышает уровень воздействия сообщения, так как человек склонен больше доверять детально структуированной информации. Мы выделили следующие технологии структуирования текста: а) проспекция; б) создание логической цепочки.

a) Проспекция,то есть фокусирование на будущих позитивных событиях, когда фактически желаемое выдается за действительное, является характерной технологией убеждения, которая актуализируется конструкциями с “will” в сочетании с мелиративной лексикой. Обоснование будущих перемен к лучшему, как правило, выражается придаточными причины:

  • And you’ll keep local decisions in local hands because only the Conservatives are campaigning to stop Labour taking power away from local people and handing it to unelected regional officials (изречиД.Камерона).

Как показывает исследовательский материал, проспекциячасто актуализируется путем сочетания нескольких стилистических приемов, усиливающих воздействие на реципиента, таких как перечисление, повтор, нарастание, параллельные конструкции:

  • We will welcome lawful migrants to this country; we will praise, not apologize for our multi-cultural society and we will never play politics with the issue of race (изречиТ. Блэра).

б) Создание логической цепочки. Как показал анализ политических PR-текстов, чтобы достичь желаемого прагматического эффекта, спичрайтером выделяется ведущий аргумент, который считается наиболее весомым и выигрышным с их точки зрения и является связующим звеном для всех дальнейших аргументов. Сильная аргументация воплощается в синтаксических конструкциях с придаточными причины, цели, образа действия, ясно выражающими логические доводы. Для перечисления доводов характерно использование параллельных конструкций и стилистического повтора. Выделить ведущий аргумент позволяет стилистический прием нарастания, который сопровождается динамическими глаголами:

  • It’s an issue that I’ve put at the top of the political agenda over the past few months…one that I care deeply about… and where we have the opportunity to take a lead and make a difference. This issue is the environment(из речи Д. Камерона).

Для реализации данной технологии используются такие стилистические синтаксические приемы, как многосоюзие (polysyndеton) и бессоюзие (asyndeton), которые позволяют сохранить непрерывность аргументации и даже усилить ее, а также как можно дольше удержать внимание адресата. Этот прием наиболее часто встречается в речи Т.Блэра:

  • We introduced a minimum wage. We reformed literacy and numeracy in primary school. We changed the NHS internal market. We ended Britain’s isolation in Europe.

Стратегия логического убеждения является стержневой при воздействии на интеллектуальную часть аудитории, так как она опирается на рациональные основы убеждения. Благодаря своей логической структуре высказывание приобретает упорядоченный и организующий механизм.

В рамках стратегии апеллирования к чувствам подстратегия манипулирования массовым сознанием включает в себя технологии: а) апеллирование к потребности избирателя в социальной защищенности; б) оправдание непопулярных мер интересами народа.

а) Апеллирование к потребности избирателя в социальной защищенности. Данная технология направлена на то, чтобы подчеркнуть заинтересованность социальным положением граждан своей страны и тем самым завоевать их доверие. В сочетании с лексическими единицами, выражающими социальные концепты, этой цели служит  использование эмоционально окрашенной лексики и тех стилистических приемов, которые придают речи экспрессивность. Проиллюстрируем использование данной технологии примером из предвыборной речи бывшего премьер-министра Канады:

  • Job creation is up, productivity is up, consumer confidence is up, personal income has grown, and child poverty is down (изречиЖ. Кретьена).

Параллельные конструкции с элементом повтора придают речи динамичность и ритм, действуя на подсознание реципиента. Чтобы привлечь особое внимание адресата, информации придается эмотивный характер с помощью, например, приема «обманутого ожидания» (см. иллюстративный пример выше).

б) Оправдание непопулярных мер интересами народа. Пытаясь оправдать непопулярные меры, политики утверждают, что они принимаются исключительно в интересах самого народа. Выражая сочувствие социально незащищенным слоям населения с целью влияния на массовое сознание, адресант использует в речи разнообразные эмоционально-экспрессивные языковые средства. Среди эмфатических конструкций в данном контексте особенно уместными становятся инверсия, параллелизм, безличная конструкция с “it”.

В тексте речи Тони Блэра данная технология реализуется путем взаимодействия параллельных конструкций с элементом семантического повтора и превосходной степени сравнения (whomostneedthereform /thegreatestbeneficiaries):

  • It’s ordinary hard-working families in middle and lower incomes who most need the public service reform. And when we intervene in Kosovo, Afganistan, Sierra Leone, or even Iraq, it is the people there, who have been the greatest beneficiaries (изречиТ.Блэра).

В рамках стратегии оценки подстратегия мифологизации реализуется через следующие технологии: а) идеализацию личностных качеств политика; б) идеализацию внешности и стиля одежды.

а) Технология идеализации личностных качеств актуализируется путем концептуальной метафоры, построенной на ассоциации с общественно значимыми понятиями, ставшими символическими для данной национально-культурной среды:

  • the American dream embodied in a young man” (оБаракеОбама);
  • “a New Jack or Bobby Kennedy”(оБаракеОбама);

Идеализация личностных качеств достигается путем использования «игры слов» (каламбура), когда омонимы выдаются за синонимы:

  • MayforMaidenland (о Терезе Мэй, возглавившей округ Мейднлэнд);
  • “Hill” (краткаяформаот “Hillary”) & Hill (= “Capitol Hill”).

Уникальность личности имплицируется путем создания неологизмов с позитивной коннотацией:

  • HillaryCare” (неформальное название реформы здравоохранения в США);
  • Condi-ography(название биографической справки на неофициальном сайте, выдвигающем Райс в президенты США).

б) Идеализация внешнего имиджа (внешности, стиля одежды) также  может выражаться  концептуальной  метафорой, в том числе развернутой:

  • “Capitol Hill’s Pin–up boy” vs. “flat-footed” Hillary;
  • “He’s one fresh face on a battlefield of all the limping veterans from both parties” (ОБаракеОбама);
  • “Hillary’s cross is telling Bush’s “base” – the Religious Right – to come over”.

Таким образом, показ политика в новом ракурсе с использованием развернутой концептуальной метафоры позволяет привлечь внимание еще более широкой аудитории к данной политической фигуре и сообщить позитивный посыл на формирование положительного отношения к ее деятельности в преддверии выборов.

Выше нами были рассмотрены так называемые “позиционирующие” стратегии. PR-специалисты также прибегают к “оптимизирующим” механизмам воздействия, направленным на облегчение восприятия PR-текстов и экономию усилий массовой аудитории. Так, в рамках стратегии оптимизации усилий реципиента подстратегия визуализации направлена на создание дополнительного канала воздействия на потенциального избирателя. В ее реализации участвует ряд технологий, лингвистическая реализация которых отражена в Таблице №4: а) создание логотипов б) создание слоганов; в) сопровождение дискурса фото- и видео-информацией.

а) Технология создания логотипов предполагает подачу информации с помощью символов, сопровождающихся определенной цветовой гаммой, то есть посредством образности, имеющей исторические корни и олицетворяющей идеологию партии, например:

  • логотип “Elephant(синий/красный) – Республиканская партия США;
  • логотип “ Donkey” (синий/красный) – Демократическая  партия США;
  • логотипRedRose(красный) – Лейбористская партия Великобритании;
  • логотипGreenTree(синий/зеленый) – Консервативная партия Великобритании.

б) Создание слоганов. Уверенность в победе, а вернее стремление вселить ее в избирателей, выражается в создании предвыборного слогана, в котором, помимо содержания высказывания, эмфатическую нагрузку также несет его форма – графически оформленные клишированные фразы, в основе которых лежат фонетические и лексические стилистические приемы и общеупотребительная идиоматика:

  • I am in, and I am in to win” (слоганнасайтеХилариКлинтон);
  • “CoMitted  to Romney” (слоган на сайте кандидата от Республиканской партии США);
  • VoteBlue-GoGreen (предвыборный лозунг Консервативной партии Великобритании );
  • VoteTheresastanding up for you”(слоган в поддержку кандидата  от Консервативной партии Великобритании);
  • Go ForGrowth. VoteLiberal” (предвыборный слоган на сайте Либеральной партии Австралии).
  • Gordon Brown forBritain(предвыборный слоган на сайте Лейбористской партии Великобритании).

с) Сопровождение дискурса фото- и видео- информацией. Эффективность данной технологиине вызывает сомнений, так как  обеспечивается не только наглядность, но и документально подтверждается то, что изложено в текстовой части дискурса. Сила воздействия фото-информации такова, что сообщение получает дополнительный резонанс, уже в текстовой форме:

  • Вarack Obama is frolicking in the surf on a Hawaiian beach, wearing nothing but a pair of snazzy black shorts. Is this the photograph to change everything in the 2008 presidential election? Is America heading for another JFK moment?

( Washington Post online. “Barack Obama – Suddenly it’s Serious.”)

Видео-материал, используемый в предвыборном пиаре, может иметь как документальный характер (например, запись речи известной писательницы, доктора Майи Англу (Dr. MayaAnglou) в поддержку Хилари Клинтон), так и быть облечен в художественную форму. Для ведения успешной PR-кампании создаются видеоролики, которые носят эмоционально-юмористический характер, о чем свидетельствуют их названия, содержащие разговорную лексику (“Hott4Hill”;"IGotaCrushonObama";“ObamaGirlvs. GiulianiGirl"). Таким образом, оптимизация усилий реципиента сближает PR-дискурс с рекламным. Такие характеристики, как сжатость, использование приемов, характерных для поэтического стиля,  выразительность, многообразие стилистических средств, а также дополнительные возможности визуализации, предоставляемые Интернетом – компьютерная графика, аудио- и видео-информация, гипертекст, расширяют контекст сообщения, способствуют легкости восприятия и тем самым увеличивают воздействующий потенциал предвыборных PR-текстов.

******

Для создания благоприятного имиджа с гендерной точки зрения авторы PR-текстов придерживаются разных подходов в отношении женщин-политиков и политиков-мужчин, что находит свое отражение в специфических гендерных стратегиях и формах их реализации. Так, для продвижения имиджа женщины-политика авторы PR-текстов прибегают к таким подстратегиям, как поддержание соответствия положительному стереотипу женственности: (diverseandfashionablefootwearTheresaMay, ”save-humanityensembleCandaleezzaRice,”lookingradiantinaredjacket” – HillaryClinton), одновременно акцентируя внимание на  андрогенных качествах женщины-политика (whatstandsintheshoesthatmatters…”, ”CommandingClothes”,”Hillaryhasherturkeysbeat”), а также используя стратегию опровержения ряда негативных стереотипов о женщине как о якобы неспособной к политической деятельности (“itisthehenthatlaystheeggs”,Anywomanwhounderstandstheproblemsofrunningahomewillbenearertounderstandingtheproblemsofrunningacountry”,Inpolitics, ifyouwantanythingsaid, askaman. Ifyouwantsomethingdone, askawoman”).

В то же время, продвигая имидж мужчины-политика, авторами PR-текстов подчеркивается его соответствие норме «мужественность» и «антиженственность». Одним из проявлений в языке концептов «мужественность» и «женственность» является гендерная метафора, используемая создателями PR-текстов для более убедительной оценки достоинств кандидата (Rudolph Giuliani – “agladiatorinthebloodycoliseumoftheNewYorkmedia”, Barak Obama – ACapitolHillsPin-upBoy”). Поддержание имиджа добропорядочного  семьянина среди политиков-мужчин становится не менее актуальным, чем другие стратегии (“pro-familycandidate Mitt Romney, Barak Obama with hiswifeandtwodaughtersbyhisside).

Как видно из приведенных выше примеров, лингвистическая реализация гендерных стратегий характеризуется экспрессивностью эпитетов, яркой образностью и емкостью гендерной метафоры, оригинальностью и многообразием других стилистических приемов.

Анализ предвыборных PR-текстов подтвердил тот факт, что, для того чтобы получить поддержку целевой аудитории на выборах, политик стремится формировать или корректировать свой имидж в соответствии со своей гендерной ролью.

******

Сопоставление материалов сетевых политических PR-текстов, их когнитивный и лингвистический анализ обнаруживают в языковых структурах межкультурные ассоциации, отражающие современные тенденции к сближению и взаимообогащению культур с единым языком. В частности, в политических воззваниях партий одной страны нередко используются референции на социокультурные явления другой страны. Так, для Либеральной партии Канады символом обновления был выбран «большой красный автобус» (ABigRedBusCampaign”), традиционно являющийся символом Лондона. Лейбористская партия по инициативе Т.Блэра называет себя отныне “NewLabour”, взяв за основу историческую программу Т.Рузвельта “TheNewDeal”, она призвана бороться с безработицей. И лейбористы, и консерваторы прибегают к приему триады по аналогии с Рузвельтовским лозунгом Relief, Recovery, Reform”:

        • The New Three Rs: Rules, Responsibility and Respect” (один из слоганов партии Т.Блэра);
        • TheThreeFs: Faith, FlagandFamily (один из лозунгов Консервативной партии Великобритании).

Ведущими партиями англоязычных стран в ходе политической борьбы за избирателя используются реалии культурно-исторического и национального характера. В партийных лозунгах, заголовках публикаций и политических воззваний, а также в названиях самих партий используется имя  страны или народа, чьи интересы та или иная партия стремится защищать, что придает  речи ярко патриотический характер:

        •  “Stand up for Canada”, “Building a Stronger, Safer and Better Canada”;
        • Green Party of Aotearoa (=наязыкемайориНоваяЗеландия);
        • United Future New Zealand, New Zealand New First; New Zealand National Party, Maori Party;
        • Buy Kiwi Made' scheme.

При этом часто наблюдается попытка «обыграть» название страны тем или иным образом с помощью ряда стилистических приемов, рассчитанных на усиление воздействия сообщения на целевую аудиторию:

  • Программа Лейбористской партии Новой Зеландии AnInnovativeNewZealand (innovative/new – намеренная тавтология, используемая с целью убеждения в органичности выбранной для страны политической программы);
  • Лозунг новых британских лейбористов CoolBritannia(рифмуется с названием патриотического гимна страны RuleBritannia”).

Сравнительный анализ публикаций пяти англоязычных стран показал, чтоновозеландские и австралийские PR-тексты отличает индивидуальная манера «подачи образа» с использованием оригинальных для характеристики политика метафор (smoothoperator”,amysteryman), что, очевидно, сближает их со стилембританских публикаций. В то же время, мы пришли к выводу, что стиль американских и канадских PR-текстов сближает неформальный характер отдельных лексических единиц (‘justanordinarydude.”, “on-the-jobtraining”,” bein this thingtowin”).Таким образом, помимо различий в реализации PR-стратегий, обусловленных национально-культурным фактором, мы наблюдаем и общее в речи представителей стран, имеющих тесное межкультурное взаимодействие.

******

На основании проведенного исследования представляется возможным сделать следующие обобщающие выводы:

  •  Прагматические параметры данного типа текста обусловлены задачами, которые ставит перед собой PR. С целью достижения необходимого прагматического эффекта – победы в избирательной кампании – авторы текстов предвыборных публикаций выполняют прагматическую установку завоевания доверия адресата, руководствуясь принципом PR говорить только положительное об объекте PR-кампании. Прагматические стратегии, задействованные в данном типе текста, где основным прагматическим содержанием является восхваление или самовосхваление объекта PR, направлены на создание идеализированного образа политика, представляющего партийные интересы и максимально соответствующего тем представлениям, которые наиболее близки его целевой аудитории, что определяется нами как прагматическая доминанта политического PR-текста.
  •  Политический PR-текст концептуально отражает ориентации, создаваемые экстралингвистическим контекстом. Политическая сфера деятельности PR предполагает наличие в текстах характерной идеологической информации, проявляющейся в использовании идеологических концептов – идеологем.В области политического пиара концептосфера, представленная в дискурсе политика, обращающегося к своей аудитории, детерминируется такими факторами, как ряд ориентаций –  на избирателя (идентификация с народом),  конкурентов (концептуальная оппозиция «свой-чужой»), разработку предвыборной программы (идеологизация), создание особого имиджа (гиперболизация, визуализация образа) и технологию проведения выборов (например, создание специального Интернет-сайта).
  • Рассмотренные нами экстралингвистические характеристики Интернета привели нас к выводу, что данный вид средств массовой коммуникации является наиболее перспективным для PR, о чем свидетельствует тот факт, что в период предвыборных кампаний число публикаций, посвященных выдвигаемым партиями лидерам и их программам, в Интернете резко возрастает, с тем, чтобы максимально использовать возможности данного вида СМИ для достижения своих прагматических целей.Интернет совмещает в себе преимущества других средств массовой информации, является мультимедийным средством массовой информации и коммуникации, что позволяет успешно оптимизировать усилия реципиента.
  •  Прагматическая стратегия представляет собой когнитивную модель комплексного описания, понимания и порождения текста. Сам термин «стратегия» – есть не что иное, как концептуальная метафора, восходящая к военной терминологии и означающая действенное звено между целью и средствами ее достижения. В коммуникации адресант, реализуя в речи свою прагматическую задачу, придерживаясь выбранной им стратегии воздействия на адресата, отбирает определенные средства языка и организует их так, чтобы они сделали возможным адекватное декодирование данного высказывания.
  •  Исследование стратегии логического убеждения на материале политических PR-текстов позволило выделить ряд подстратегий, характерных для данного типа текстов: позиционирование (технологии: обоснование верности общечеловеческим ценностям и национальным интересам); манипулирование (технологии: оправдание негативных последствий своей деятельности, манипулирование цифрами, фактами); архаизацию (технологии: контраст и подрывная риторика); детализацию (технологии: проспекция, создание логической цепочки). В лингвистической актуализации данной стратегии на первый план выходят те синтаксические конструкции, которые позволяют передать сильную аргументацию, а именно: сложноподчиненные предложения с придаточными цели, причины, следствия и условия. В тех случаях, когда аргументация носит недоказательный характер, привлекаются стилистические приемы и экспрессивные средства эмоционального воздействия – риторический вопрос, эффект «пропущенного звена», повтор, многосоюзие, параллелизм, нарастание, эмфатические конструкции, как правило, в сочетании с экспрессивными лексическими средствами, выполняющими функцию усиления логического воздействия на аудиторию.
  •  Стратегия апеллирования к чувствам адресата включает в себя ряд подстратегий: идеологизацию (технологии: апеллирование к высшим ценностям и патриотическим чувствам); манипулирование массовым сознанием (технология апеллирования к потребности в социальной защищенности и технология оправдания непопулярных мер интересами народа); контактообразующую (технологии: идентификация с народом, высокая частотность упоминания адресата и адресанта); архаизацию (технологии: привлечение внимания к просчетам оппонента, предсказание провала политическим противникам). Анализ путей актуализации данной стратегии показал доминирование эмоционально окрашенной лексики в сочетании с идеологемами, характерными для политического дискурса, а также превалирование эмфатических конструкций, усиливающих воздействие на аудиторию. Данная стратегия представляется нам доминирующей, так как эмотивность сопровождает и аргументацию, и оценку, а также влияет на подсознание и несет в себе чисто прагматическую информацию.
  •  Проведенный нами анализ предвыборных PR-текстов позволил выделить также ряд подстратегийоценки: позиционирование (технологии: гиперболизация успеха и сравнение с прославленными личностями); дистанцирование (технологии: нейтрализация неодобрительной информации о себе, выдвижение своих позитивных качеств); мифологизация (технологии: идеализация личностных качеств и внешнего имиджа); архаизация (технологии: создание контраста между собственным имиджем и имиджем оппонентов; репрезентация негативного образа политического противника). Анализ языковых единиц показал, что для политических PR-текстов характерно использование как эксплицитных, так и имплицитных средств оценки, которая всегда является позитивной в отношении имиджа продвигаемой личности, ее деятельности и негативной в отношении политического оппонента.
  • В рамках оптимизирующей стратегии нами были выявлены следующие подстратегии: детализация (технологии: фасилитация, гипертекст); эмоционализация (технологии: “затравка”, поэтизация); мнемонизация (технологии: особое членение текста, поэтизация, создание партийных кредо), а также визуализация, (технологии: создание логотипов, слоганов, сопровождение дискурса фото- и видео-информацией). Стратегия оптимизации усилий реципиента сближает PR-дискурс с рекламным дискурсом, т.к. он обладает такими  характеристиками, как сжатость, использование приемов, характерных для поэтического стиля, образность, выразительность. Наиболее часто используемыми здесь выступают такие стилистические средства и приемы, как клише, метафора, эпитет, образный заголовок, ритм, рифма, аллитерация и повтор.
  • Для создания благоприятного имиджа с гендерной точки зрения авторы PR-текстов придерживаются разных подходов в отношении женщин-политиков и политиков-мужчин, что находит свое отражение в специфических гендерных стратегиях и формах их реализации. Так, для продвижения имиджа женщины-политика авторы PR-текстов прибегают к такой подстратегии, как поддержание соответствия положительному стереотипу женственности, при этом демонстрируя наличие у объекта PR необходимых андрогенных качеств. Нами была выделена также гендерная подстратегия опровержения ряда негативных стереотипов о женщине, как о якобы неспособной к политической деятельности.В то же время, продвигая имидж мужчины-политика, авторами PR-текстов подчеркивается его соответствие норме «мужественность» и «антиженственность». Одним из проявлений в языке концептов «мужественность» и «женственность» является гендерная метафора, используемая создателями PR-текстов для более убедительной оценки достоинств кандидата. Проведенное нами исследование предвыборных PR-текстов подтвердило тот факт, что  для того, чтобы получить одобрение и поддержку целевой аудитории, политик стремится формировать или корректировать свой имидж в соответствии со своей гендерной ролью.
  • Сравнительный анализ публикаций 5-ти англоязычных стран показал, чтоновозеландские и австралийские PR-тексты отличает  индивидуальная манера построения имиджа с использованием оригинальных для характеристики политика метафор.  В то же время мы пришли к выводу, что стиль американских и канадских PR-текстов сближает неформальный характер отдельных лексических единиц. Таким образом, помимо различий в  реализации PR-стратегий, обусловленных национально-культурным фактором, мы наблюдаем и общее в речи представителей стран, имеющих близкое межкультурное взаимодействие. Ведущими партиями англоязычных стран в ходе политической борьбы за избирателя активно используются реалии культурноисторического и национального  характера. Сопоставление материалов сетевых  политических  PR-текстов, их когнитивный и лингвистический анализ обнаруживают наличие в языковых структурах межкультурных ассоциаций, отражающих современные тенденции к сближению и взаимообогащению культур с единым языком.

Публикации по теме диссертации:

  • Роль коммуникации в PR-деятельности // Лингвистика. – Тетради МУМ

     №5. – М., 2005. – С.280-288. (0,6 п. л.)

    • Технологии реализации прагматических стратегий  англоязычных  сетевых PR-текстов // От теории к практике. Журнал «Знание. Понимание. Умение», №4 – М., 2007. – С.135-140. (0,45 п. л.)
    • Коммуникативные стратегии в сетевых PR-публикациях и их лингвистическая реализация // Лингвистика. – Тетради МУМ №9. – М., 2008. – С. 215-226. (0,85 п. л.)
     
    Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.