WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Дискурсивные параметры стилистического приема антитезы (на материале англоязычного художественного текста)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

ФУРСОВА Елена Викторовна

 

ДИСКУРСИВНЫЕ ПАРАМЕТРЫ СТИЛИСТИЧЕСКОГО ПРИЕМА АНТИТЕЗЫ

(на материале англоязычного художественного текста)

Специальность: 10.02.04 – германские языки

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

Москва – 2008


Диссертация выполнена на кафедре стилистики английского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель:             кандидат филологических наук,

профессор Ирисханова Кира Максимовна

Официальные оппоненты:          доктор филологических наук,

профессор Разинкина Нина Марковна

                                              кандидат филологических наук,

доцент Макарова Наталья Эрнестовна     

Ведущая организация:                         ИНИОН РАН

Защита диссертации состоится «12» мая 2008г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.01 при ГОУ ВПО МГЛУ (119034, Москва, ул. Остоженка, 38).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО МГЛУ.

Автореферат разослан «10»   апреля  2008г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                    Е.В.Александрова


Реферируемая диссертация представляет собой лингвостилистическое исследование по проблемам художественного дискурса и посвящена разностороннему изучению дискурсивных параметров функционирования стилистического приема антитезы в английских художественных произведениях.

Теоретической основой исследования послужили работы известных отечественных и зарубежных ученых в области лингвостилистики, риторики, теории текста, теории дискурса, когнитивной лингвистики, лингвокультурологии (Ю.Д.Апресян, И.В.Арнольд, Н.Д.Арутюнова, Ш.Балли, А.Вежбицкая, В.В.Виноградов, И.Р.Гальперин, В.З.Демьянков, Г.В.Колшанский, В.Н.Комиссаров, Е.С.Кубрякова, Дж. Лакофф, М.В.Ломоносов, Ю.М.Лотман, В.Л.Наер, Е.В.Падучева, М.Риффатер, Ф.Соссюр, Л.В.Щерба, У.Эко, R.Beaugrande, W.Croft, G.Fauconnier, W.Gibbs, R.Jacobson, R.W.Langacker, G.Leech, E.Sapir, J.R.Searle, L.Talmy, M.Turner, H.D.Widdowson и многие другие).

Выбор темы определяется тем, что художественный текст представляет собой сложный многоплановый объект исследования. Утвердившийся в науке междисциплинарный подход к изучению текста показал, что не все составляющие текста, в том числе не все стилистические приемы (СП), в частности, прием антитезы, получили полную разностороннюю характеристику. В связи с этим возникает необходимость выявления и теоретического осмысления особенностей функционирования СП антитезы, которое традиционно сводилось к описанию только ее лингвистических факторов.

Актуальность работы состоит в том, что исследование антитезы осуществляется с позиций комплексного подхода, позволяющего совмещать изучение собственно лингвистического аспекта с прагматическими, когнитивными и лингвокультурными параметрами. В свете современных научных исследований представляется возможным провести более глубокое изучение СП антитезы, функционирование которого определяется различными факторами художественного дискурса как многоаспектного явления.

Основной целью настоящей работы является определение и описание значимых с точки зрения интерпретации дискурсивных параметров, которые обусловливают особенности антитезы как СП в англоязычной художественной прозе.

Достижение поставленной цели обусловило решение следующих задач:

  1. рассмотреть основные существующие концепции антитезы и уточнить аппарат исходных понятий, необходимых для исследования;
  2. уточнить статус антитезы в системе СП;
  3. выявить прагматические факторы, определяющие функционирование СП антитезы в художественном дискурсе;
  4. изучить когнитивные механизмы, лежащие в основе формирования СП антитезы;
  5. рассмотреть способы представления в антитезе культурно-специфической информации.

Методологической основой исследования послужили когнитивно-дискурсивный подход к исследованию языка (Е.С.Кубрякова, В.З.Демьянков), концепции прагматических составляющих дискурса и художественного дискурса (Н.Д.Арутюнова, В.Л.Наер, Е.В.Падучева), теория концептуальной интеграции (Д.Фоконье, М.Тернер), лингвокультурологическая теория взаимодействия языка и культуры (А.Вежбицкая, В.Н.Телия, Г.Г.Слышкин), межкультурный подход к обучению ИЯ (Е.М.Верещагин, В.Г.Костомаров).

Методика исследования обоснована сложностью его объекта и спецификой поставленных задач. В работе используются методики традиционного лингвостилистического анализа (И.Р.Гальперин). Семантический анализ языковых единиц осуществляется на основе толковых словарей (Webster’s New Ensyclopedic Dictionary, The Oxford Dictionary of English Etymology). Проводится также лингвокультурологический анализ с использованием лингвокультурологических словарей (Longman Dictionary of English Language and Culture, The Encyclopedia Americana, The New Encyclopedia Britannica). Продуктивными для выполнения поставленных задач явились современные когнитивные методики.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые:

- осуществляется исследование СП антитезы в рамках когнитивно-дискурсивного подхода;

- предлагается более глубокое толкование прагматических факторов за счет систематизации различных современных подходов и их комплексного применения для изучения СП антитезы;

- выявлены новые виды антитезы с позиции когнитивной науки;

- привлекаются данные культурологических исследований с целью адекватной интерпретации культурно значимой информации, содержащейся в СП антитезы, и способов ее выражения.

Теоретическая значимость диссертации заключается в следующем:

- представлено комплексное рассмотрение СП антитезы на фоне предшествующего развития и в контексте современной лингвистической мысли;

- доказана значимость прагматических, когнитивных и социокультурных параметров в функционировании СП антитезы;

- приведен перечень прагматических параметров, которые определяют функционирование антитезы в художественном дискурсе;

- выявлены когнитивные механизмы формирования СП антитезы;

- в рамках социокультурного аспекта рассмотрены различные способы представления в антитезах культурно значимой информации,  доказана их значимость для адекватного понимания художественного дискурса.

Практическая ценность диссертационного исследования заключается в том, что на основе полученных теоретических положений о значимости дискурсивных аспектов в функционировании СП антитезы, а также анализа антитезы с учетом различных факторов (лингвистического, прагматического, когнитивного и социокультурного) разработаны практические рекомендации для обеспечения адекватной интерпретации художественного дискурса, которые могут быть использованы в курсе стилистики английского языка и на занятиях по дисциплине «Практикум по культуре речевого общения». Материалы исследования будут полезны при анализе не только художественного, но и других видов дискурса (публицистического, рекламного и т.д.).

Исследование было выполнено на материале англоязычной художественной прозы XX века. Источником послужили художественные произведения британских и американских авторов разных литературных направлений общим объемом примерно 12 300 страниц.

Достоверность полученных результатов и обоснованность сделанных выводов исходных методологических и теоретических позиций обеспечивается комплексным использованием методов анализа на базе обширного исследуемого языкового материала, выбором исследовательских методик и приемов, адекватных предмету исследования.

Апробация работы. Тема данного диссертационного исследования разрабатывалась в соответствии с планом научно-исследовательской работы кафедры стилистики английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук ГОУ ВПО МГЛУ. Основные аспекты содержания  работы отражены в публикации по теме исследования, на занятиях по анализу дискурса и семинарах по стилистике английского языка. Апробация и обсуждение результатов исследования проходили на заседаниях кафедры стилистики английского языка МГЛУ в 2005-2007 годах.

Структура диссертационного исследования определяется поставленными задачами.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Во Введении содержится обоснование выбора темы исследования, раскрываются актуальность, научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы, определяются ее цель, задачи и методы исследования.

Первая глава носит обзорно-аналитический характер. В ней изложены теоретические предпосылки исследования, описано становление и развитие учения об антитезе в рамках различных научных направлений, обобщаются основные теоретические подходы к определению антитезы, представлены разработанные в лингвистике классификации, основанные на семантическом и структурном механизмах функционирования СП антитезы.

Во второй главе СП антитезы представлен через выявление дискурсивных параметров его функционирования. В данной главе раскрываются результаты проведенного исследования. Учет современных научных работ в области прагматики, когнитивной лингвистики, лингвокультурологии, которые нашли отражение в теоретических положениях и анализе практического материала, также свидетельствуют о научной достоверности полученных результатов. В рамках прагматического аспекта антитеза освещена в свете различных подходов, благодаря которым представляется возможным выявить несколько прагматических составляющих СП антитезы. В русле когнитивного направления рассматриваются механизмы формирования СП антитезы, а также разработана классификация антитез в зависимости от механизма, который лег в основу их образования. Рассмотрение антитезы в социокультурном аспекте с опорой на явление прецедентности помогло выяснить, какую национально-культурную информацию несет в себе прием антитезы и как она вербализована.

Заключение содержит обобщенные результаты рассмотрения дискурсивных аспектов функционирования антитезы, намечаются возможные дальнейшие направления для изучения этого явления.

Библиография включает список работ отечественных и зарубежных авторов, которые были использованы в процессе подготовки исследования и на которые имеются ссылки в диссертации. Представлен также список лексикографических источников, культурологических словарей и художественных произведений, которые послужили практическим материалом для работы.

Положения, выносимые на защиту:

  1. в свете современного развития науки представляется целесообразным провести исследование СП антитезы в русле когнитивно-дискурсивного направления, дающего возможность рассмотреть прагматические, когнитивные и социокультурные параметры его функционирования в художественном дискурсе;
  2. прагматический аспект функционирования СП антитезы представляет собой многоплановое явление, в котором наряду с прагматическими факторами, характерными для любого дискурса как средства коммуникации, выделяются дополнительные прагматические характеристики, играющие особую роль в художественных произведениях, а также прагматический потенциал самого явления антитезы;
  3. антитезные высказывания представляют собой реализацию различных речевых актов: простых и гибридных, прямых и косвенных;
  4. на когнитивном уровне представляется возможным рассматривать формирование антитезы как действие механизма гибридизации. В зависимости от механизма, послужившего основой формирования антитезы, выделяются соответственно метафорические, метонимические, метафтонимические и иронические антитезы;
  5. антонимический характер антитезы, наличие бинарной оппозиции как конститутивного признака позволяет ей выступать в качестве средства реализации крайних проявлений одного концепта или противоположных концептов;
  6. СП антитезы в художественном дискурсе может служить средством репрезентации культурно-маркированной информации.

Содержание работы

Антитеза как проявление актуализированного противопоставления, как форма явного, демонстративно выраженного контраста привлекает к себе внимание с античных времен. Антитезу характеризовали с позиций различных научных направлений: философии, логики, психологии, физиологии, риторики, литературоведения, стилистики. Такое разностороннее изучение этого явления свидетельствует о его сложном характере, что, в свою очередь, вызывает многообразие интерпретаций.

Основой учения об антитезе как СП стало рассмотрение ее лексических составляющих и грамматической структуры, которые длительное время изучались изолированно и послужили источником создания ряда классификаций. Следующим этапом в развитии исследований СП антитезы стал ее комплексный анализ, который представил новую, более глубокую характеристику СП антитезы, и позволил разработать модели антитез исходя из значений элементов и структуры антитезных высказываний.

Принимая во внимание существующие концепции явления антитезы, в реферируемой работе мы предприняли попытку более углубленного изучения СП антитезы, функционирующего в художественном дискурсе.

Мы исходим из определения антитезы как СП противопоставления контрастных по своему характеру словесных образов, раскрывающих противоречивую сущность обозначаемого или несовместимость различных предметов, явлений.

В качестве одного из лингвистических факторов СП антитезы мы выделяем условия ее функционирования: как самостоятельного СП или как основы для реализации других стилистических явлений. Это послужило основанием для выделения двух видов антитез: простой и осложненной. Под простой понимается такая антитеза, в которой противоположность конструкции основывается на языковых или речевых антонимах, компоненты представлены чаще всего одной и той же частью речи и являются однородными членами предложения. В осложненном виде антитеза выступает в комбинации с другими стилистическими приемами (метафорой, метонимией, сравнением, аллюзией и т.д.), которые реализуют свое значение в рамках антитезного высказывания, выступая его составляющими. Проиллюстрируем это положение некоторыми антитезами, в которых участвуют:

- метафора: And human beings are all vines. But especially the idealist. He is a vine, and he needs to clutch and climb. And he despises the man who is a mere potato, or turnip, or  lump of wood. (D.H.Lawrence);

- сравнение: If she visualized God, He had rather the face of the Duke of Wellington; but His character was more that of a shrewd lawyer. (J.Fowles).

Наблюдаются случаи, когда в состав антитезы входят несколько стилистических приемов, как, например, в следующем отрывке, в котором в рамках антитезной конструкции задействованы приемы метафоры и сравнения:

He didn’t stand firm in the landscape of her life like a tower of strength, like a great pillar of significance. He was like a flower in the garden, trembling in the wind of life, and then gone, leaving nothing to show. (D.H.Lawrence)

Когнитивно-дискурсивный подход, на котором базируется настоящее исследование, предполагает рассмотрение не только лингвистических, но и экстралингвистических факторов, играющих важную роль в адекватной интерпретации антитезных высказываний в художественном дискурсе: прагматических, когнитивных и социокультурных.

Прагматическим характеристикам уделяется большое внимание в работах как отечественных, так и зарубежных ученых (Н.Д.Арутюнова, В.Л.Наер, Е.В.Падучева, А.Вежбицкая, С.Левинсон, Дж.Лич). Многообразие взглядов в этой области лингвистики позволило использовать комплексное рассмотрение прагматических факторов и их роли в функционировании СП антитезы. В работе прагматические составляющие представлены последовательно.

Во-первых, исследуются факторы, которые являются прагматическими составляющими любого дискурса как средства коммуникации.

Лингвисты выделяют следующие основные составляющие прагматики дискурса (В.Л.Наер): участники коммуникации; прагматическая установка; прагматическое содержание; прагматический эффект.

В качестве адресанта в антитезных высказываниях выступает персонаж или повествователь, который, как правило, описывает личный опыт или дает комментарий по поводу каких-либо событий. Эти высказывания имеют прагматическую установку – оказать соответствующее воздействие на адресата (другого персонажа или читателя). Стремление достичь понимания и сопереживания, установить интеллектуальный и духовный контакт с адресатом воплощается в конкретных условиях передачи смыслового содержания антитезы, а также при помощи сопутствующих ей оценочных, побудительных и иных намерений адресанта, что составляет прагматическое содержание антитезных высказываний. Уяснение, восприятие и реакция адресата на такого рода высказывания носит название прагматического эффекта.

В художественном дискурсе антитеза получает новое звучание благодаря дополнительным прагматическим факторам художественного произведения: позиция говорящего и наблюдателя в художественном пространстве; точка зрения; точка отсчета; фокус внимания (Е.В.Падучева).

В качестве говорящего выступает либо повествователь, который может быть персонифицированным (являться одним из персонажей произведения) или не персонифицированным (не входить во внутренний мир текста, а выступать только как субъект оценок), либо персонаж, который, в свою очередь, может быть статичным или  динамичным, внутренним (участвовать в ситуации) или внешним (находиться вне ее). Под точкой зрения на события, описываемые в антитезном высказывании, имеют в виду «авторскую позицию», с которой ведется повествование: либо внутренней как участника событий, либо внешней как стороннего наблюдателя. Исходной точкой (точкой отсчета) при указании на некоторое пространство, в котором разворачиваются события, представленные в антитезной конструкции, является наблюдатель/говорящий. Объекты и их характеристики, попадающие  в фокус его внимания, выступают в качестве компонентов антитезы, несут новую значимую информацию.

Возможности СП антитезы определенным образом выражать содержательный план высказывания формируют прагматический потенциал антитезы.

Информационная нагрузка, которую несет СП антитезы, зависит от возможности совместного употребления лексических компонентов в составе антитезы и их предсказуемости. Антитеза содержит в себе информацию разного уровня. Первый уровень составляют случаи довольно высокой частотности совместного употребления компонентов, информацию этого уровня довольно легко интерпретировать. Чем выше уровень информативности, тем глубже связи между элементами, тем более обширна и контекстуально значима передаваемая информация, сложнее процесс ее интерпретации.

Проиллюстрируем антитезные высказывания разных уровней информативности:

-информативность первого порядка: Buxton was less than thirty miles from Shawshank. So near and yet so far. (S.King);

- информативность второго порядка: While their soul was climbing up to the sun of old European culture or old Indian thought, their passions were running horizontally, clutching at “things”. (D.H.Lawrence);

- информативность третьего порядка: My God, Hester, you are eighty-odd thousand to the good, and a poor devil of a son to the bad. (D.H.Lawrence)

Как свидетельствует первый фрагмент, заключенный в антитезе смысл лежит на поверхности, тем самым, обеспечивая только один вариант интерпретации. Чем меньше вероятность совместного употребления компонентов, тем больше существует возможностей интерпретации высказываний (второй фрагмент). В третьем варианте интерпретация высказывания невозможна вне более широкого контекста, это случаи, в которых «когнитивный конфликт порождает познавательное любопытство» (Р.Богранд).

В структурном плане элементы антитезы, выраженные одной частью речи, словосочетанием или целым высказыванием, располагаются относительно близко, взаимно оттеняя друг друга, и выступают в качестве однородных членов антитезного высказывания, выполняя одинаковые синтаксические функции. Как известно, одной из характерных черт антитезы является параллелизм. Однако параллельные конструкции влияют не только на структурную оформленность антитезы. Благодаря им в качестве противопоставляемых элементов в составе антитезных высказываний могут функционировать контекстуальные антонимы, как например, в следующем высказывании:

They were too proud and unforgiving to yield to one another, and much too haughty to yield to any outsider. (D.H.Lawrence)

Изученный нами материал демонстрирует, что антитезы, построенные не с помощью параллельных конструкций, встречаются довольно редко. В таком случае основная нагрузка ложится на семантические компоненты,  зачастую выраженные антонимами, как, например, в следующем отрывке:

But she would not submit to reason; to sentiment she might lie more open. (J.Fowles)

Учет всех прагматических составляющих помогает провести более полный анализ СП антитезы.

Рассмотрим высказывание, которое принадлежит мальчику, чей отец погиб по время взрыва Торгового центра 11 сентября в Америке. Ребенку трудно смириться со смертью родного человека. Однажды в столе отца мальчик находит ключ. Он ставит себе цель втайне от мамы найти замок, который открывает найденный им ключ, надеясь, что это приведет его к разгадке смерти отца.

Every time I left our apartment to go searching for the lock, I became a little lighter, because I was getting closer to Dad. But I also became a little heavier, because I was getting farther from Mom. (J.Safran Foer)

В роли адресанта в данном случае выступает главный герой романа, мальчик Оскар, который описывает личные переживания. Мальчик разрывается между отцом и матерью (closer to Dad – farther from Mom), его терзает долг перед каждым из родителей, но действия ребенка не могут принести ему удовлетворения, он чувствует себя ближе к человеку, который мертв, и отдаляется от живого любящего его члена семьи. Трагедия ребенка не может оставить безучастным читателя,  находит душевный отклик и сочувствие. Эмоциональность отрывка достигается благодаря тому, что Оскар является непосредственным участником происходящего, описывает свое восприятие  событий, которые разворачиваются вокруг него, сосредотачивая внимание на оценке своего внутреннего состояния lighter – heavier, а также пространственного расположения важных для него объектов относительно себя closer – farther. Антитеза в данном примере реализуется как на лексическом, так и на грамматическом уровне. Смысловыми составляющими выступают три пары противопоставленных компонентов: антонимические пары lighter – heavier, closer – farther и эквонимы Dad – Mom. Связь между смысловыми компонентами антитезы выявляется с помощью параллельных конструкций I became a little..., because I was getting... Грамматический параллелизм, сходство синтаксических структур делают еще более контрастной противоположность, выраженную лексическими средствами.

Одним из направлений современной лингвистической прагматики является теория речевых актов. В рамках этой теории антитезное высказывание, рассматриваемое как единица социоречевого поведения в ее приложении к прагматической ситуации, выступает как речевой акт. Антитезные высказывания реализуют различные речевые акты: ассертивы, комиссивы, экспрессивы и т.д. Однако антитезы могут проявлять более сложную природу, представлять  подклассы одного речевого акта, выступать в качестве простых или гибридных, прямых или косвенных речевых актов.  

Рассмотренный материал также показывает, что, обладая статусом самостоятельного СП, антитеза соотносится с когнитивными механизмами метафоры, метонимии и метафтонимии. Механизм формирования таких видов антитез можно объяснить, обратившись к теории концептуальной интеграции Д.Фоконье и М.Тернера, а сами антитезы получили в работе соответственно названия метафорические, метонимические и метафтонимические.

При метафорическом механизме для компонентов пространства – источника и пространства – цели, участвующих в переносе, сохраняется образ – схематическая структура цели и переносится часть образа – схематической структуры источника. Для метафорической антитезы характерно указание, какие именно компоненты источника переносятся, причем, отвечая особенностям приема антитезы, компоненты взаимно исключают друг друга.

Как показывает исследованный материал, действие метафорического механизма носит неоднозначный характер. Его можно рассматривать как одноступенчатый или двухступенчатый процесс. В первом случае пространство – цель, сохраняя свой образ, непосредственно включает в себя характеристики двух пространств – источников. Во втором случае антитезную конструкцию можно рассматривать как репрезентацию концептуальной метафоры, которая в свою очередь выступает как бленд двух ментальных пространств.

Обратимся к отрывку, иллюстрирующему одноступенчатый метафорический механизм. В приведенном ниже фрагменте описывается процесс написания романа главной героиней произведения. В течение длительного времени автор сомневалась в своих литературных способностях, однако сам процесс написания романа оказался для нее достаточно легким.

Her novel crept to a beginning, then began to flow quietly like the river. (R.Tremain)

Приведенная выше схема показывает, что творческий процесс создания романа, который представлен не как деятельность автора, а как самостоятельное действие,  проходил две различные по характеру стадии. В каждой из них, представляющей этап до начала работы над романом и после него, глагол метафорически вводит разные сущности. В первом случае исходное пространство непосредственно не обозначено, однако глагол crept вносит представление о чем-то осторожном и медлительном. Смена образа действия во второй части вводится глаголом flow, который репрезентирует означенное в этом высказывании пространство River.

Следующий эпизод иллюстрирует двухступенчатый метафорический процесс. Речь идет о молодом человеке, попавшем в трудную для него ситуацию: будучи помолвленным, он встречает женщину, которая страстно в него влюбляется и к которой он сам начинает испытывать влечение.

He had thought by his brief gesture and assurance to take the first step towards putting out the fire the doctor had told him he had lit; but when one is oneself the fuel, firefighting is a hopeless task. (J.Fowles)

На первом этапе антитезная конструкция репрезентирует конвенциональную концептуальную метафору Love is a physical force (в нашем случае Love is Fire), которая в свою очередь вводит два ментальных пространства Fire и Passion. В пространстве-источнике Fire интегрируются два составляющих компонента, один из которых направлен на разжигание огня (fuel), другой – на его уничтожение (firefighting). В другом пространстве – источнике Passion выступает один элемент – главный герой Чарльз, который вбирает в себя обе характеристики: он служит источником страсти (the doctor had told him he had lit), он же пытается ее погасить (putting out the fire). Концептуализация ситуации основана на фоновых знаниях и жизненном опыте участников коммуникации, которые осознают, что нельзя одновременно разводить и тушить огонь.

Подобно метафорическим, составной частью обыденного мышления, способов речи и поведения являются метонимические концепты. Они дают возможность осмыслять некоторую сущность в рамках ее связи с другими сущностями. По сравнению с метафорическими концептами основание метонимических концептов более очевидно, так как метонимия обычно содержит явные указания на физические или причинные ассоциации.

Проиллюстрируем эти положения на следующем примере, в котором  герой комментирует поведение своего дяди.

He sold his portion of land, invested shrewdly in railway stock and unshrewdly at the gambling-tables (he went to Almack’s rather than to the Almighty for consolation)...(J.Fowles)

            Разберем механизм образования антитезы в данном примере. В этом отрывке компоненты метонимической антитезы не представлены в четкой оппозиции; оформленные в виде сравнения, а не противопоставления, элементы антитезы сближаются семантически. Этот эффект усиливается и за счет повтора начальных букв лексических единиц Almack’s и Almighty. При наличии одинаковой цели (consolation) герой выбирает разные способы ее достижения. Использование сравнительной конструкции и схожесть написания слов Almack’s и Almighty дают возможность предположить, что они оба – источник утешения, правда, предпочтение почему-то отдается первому. Лишь только расшифровав информацию, которая скрывается за единицами Almack’s и Almighty, метонимически репрезентирующим в первом случае клуб представителей высшего общества, где устраивали балы и азартные игры, а во втором, Бога, читатель понимает, что их совмещение невозможно. В результате концептуализируется ситуация, в которой в поисках душевного спокойствия герой обращается не к Богу, а идет в увеселительное заведение.

В следующем механизме образования, так называемой  метафтонимической антитезе, область цели воспринимается как наложение двух противопоставленных концептуальных пространств, через элементы которой устанавливается связь с ее компонентами или всей структурой в целом.

Проанализируем отрывок, в котором герой вспоминает свои школьные годы.

My music teacher was a sarcastic agony if one was not talented, and a painstaking angel if one was. (J.Folwes)

                                                           pain                                                    understanding

bad                                                     kind

torture                                                           positive

suffering                                           good

Разработанная в этом случае схема означает следующее. Характеристика героя осуществляется по роду его деятельности. Реализация концепта «Teacher» основана на персонификации явлений. Учитель музыки ведет себя различным образом с талантливыми и неспособными учениками. Крайние проявления его отношения к ученикам выражаются при помощи антитезы, в которой задействованы метафора как стилистический прием an agony и выразительное средство an angel. Метафтонимию можно рассматривать как когнитивный двухуровневый процесс. На первом этапе происходит метафоризация исходного значения: область цели – учитель музыки воспринимается как одновременная реализация двух противоположных характеристик agony – angel. На втором этапе, этапе метонимизации, становится возможным проследить связи с другими составляющими, которые  послужили основанием для использования более общего метафорического варианта. Таким образом, метафорические элементы angel и agony представляют собой общую схему, включающую целый набор компонентов, например, agony – pain, torture, suffering; angel – good, kind, understanding.

В когнитивной стилистике отмечают, что помимо метафоры и метонимии, в которых человек осмысливает свой опыт, существует механизм  иронии (W.Gibbs). В антитезе подобно ироническим высказываниям контрастируют две части. Случаи использования иронии, в которых ее компоненты выступают в качестве оппозитов, можно назвать иронической антитезой. Для выражений данного типа нехарактерен синтаксический параллелизм,  необязательна противопоставительная конструкция. Тем не менее, тот факт, что развертывание речи производится по принципу контраста, заключающегося в динамическом противопоставлении элементов, позволяет классифицировать эти высказывания как антитезные, ибо контраст на уровне предложения дает антитезу. Разберем случай иронической антитезы:

How terribly sweet of Ann to wear those ghastly things. (I.Murdoch)

Это одна из реплик разговора дам, обсуждающих гостей на приеме. Находящееся в первой части прилагательное sweet характеризует действия одной из участниц события. Вербально-смысловой код второй, поясняющей части предложения, отрицает эксплицитное значение первой, указывая тем самым на мнимость названного в ней свойства (those ghastly things). Если иметь в виду узуальные значения лексем, то соединение первой и второй части иронического высказывания осуществляется с нарушением нормы, что является основной характеристикой иронического противоречия.

Проанализированный материал свидетельствует о том, что антитеза может представлять собой крайние проявления одного концепта или различные концепты. Применение антитезы, реализующей один концепт, позволяет выделить какой-то объект, нуждающийся в подробной характеристике или являющийся ключевым, из общей ситуации и дать подробное его описание. Например, в приведенном ниже отрывке, говоря об участниках военных действий, автор характеризует их, прибегая к крайним проявлениям концепта «War»:

One knew the troops who had been in action. The ones who sang their way to death, the new recruits were the dupes of the romance of war. But the others were dupes of the reality of war. Like those sad old men and women who haunt every casino, they knew the wheel must always win in the end. But they could not force themselves to leave. (J.Fowles)

Использование антитез, представляющих различные концепты, делает повествование  более информативно насыщенным,  задействует широкий спектр знаний, извлекаемых как из самого текста, так и из индивидуального опыта, позволяет дать разностороннюю характеристику явления или события.

Обратимся к антитезным конструкциям, в которых реализовано несколько концептов:

I thought of her on Parnassus; I thought of her in Russel Square; things she said, she did, she was. And a great cloud of black guilt, knowledge of my atrocious selfishness, settled on me. All those bitter home truths she had flung at me, right from the beginning…and still loved me; was so blind that she still loved me. …In a way her death was the final act of  blackmail; but the blackmailed should feel innocent, and I felt guilty. It was as if at this moment, when I most wanted to be clean, I had fallen into the deepest filth; free for the future yet most chained to the past. (J.Fowles)

В отрывке объединены в единое целое несколько концептов, творчество и познание нового были бы без такого объединения, без новых ассоциаций невозможны. Как известно, лингвокреативное сознание носителей языка неизменно тяготеет к различиям, так как именно в них заключается новизна свойств познаваемых объектов, что в художественном дискурсе находит свое воплощение в СП антитезы. Языковые средства создания новых единиц и смыслов в пределах антитезных высказываний – это поверхностное выражение присущей человеку способности к творчеству.

В последнее время в лингвистике широко рассматривается соотношение язык и культура. Изучение культуры в лингвистике стало изучением сознания ее носителей, реализованное в разнообразных вербальных формах, в том числе, в СП антитезы.

Стилистический прием антитезы раскрывает национально-культурные особенности через представленные в нем реалии, культурные коннотации и лингвокультурные концепты.

Характерной чертой антитезы, содержащей реалии, является ее явная культурная маркированность. Для вычленения информации, содержащейся в таких случаях, необходимо привлечение фактуальных и социокультурных знаний: географических, этнографических, исторических, общественно-политических (С.И.Влахов, С.Флорин).

And she’d bring wafting in with her, so that the other clients stirred uneasily in their well-padded seats, what Helen could only think of as the aura of the street; and what is more, of a street in rapid decline – once perhaps Shaftesbury Avenue, and tolerable, with associated West End theatre and champagne cocktails, but now of some Soho Alley, complete with live sex shows and heroin-pushers.  (F.Weldon)

Факт «социального падения» героини отражен при помощи реалий – названий улиц и районов Лондона. В прежние времена она посещала Шафтсбери – Авеню и Уэст Энд с их атрибутами: довольно сносными (tolerable) театрами, магазинами, ресторанами; теперь же место ее обитания – район Сохо с его секс шоу, секс магазинами, торговцами наркотиками. Компоненты-реалии антитезы Shaftesbury Avenue, West End - Soho Alley демонстрируют выраженную в первой части предложения идею (деградация, которая проявляется даже в духе улиц).

Термин «культурная коннотация»  был предложен В.Н.Телия. Культурная коннотация лексических единиц, составляющих антитезное высказывание, возникает на основе образов, ассоциаций, идущих от слова, посредством соединения их с культурно-национальными эталонами и стереотипами.

None of the books I had read explained this sinister-fascinating, this circle-like quality that makes it unique. In England we live in a very muted, calm, domesticated relationship with what remains of our natural landscape and its soft northern light; in Greece landscape and light are so beautiful, so all-present, so intense, so wild, that the relationship is immediately love-hatred, one of passion. (J.Fowles)

Герой впервые попадает из родной Англии в чужую страну, да еще такую солнечную и жаркую, как Греция. На сравнении двух стран и построена антитезная конструкция. Обе части обширного, сложного, распространенного предложения, выделенные точкой с запятой, начинаются с in England...in Greece. Слова muted, calm, domesticated, употребленные в отношении Англии, отражают эти национальные особенности англичан. А об отсутствии солнечного неба из-за частых дождей можно судить по характеристике soft, northern light. Прилагательные же all-present, intense, wild light ассоциируются уже с другой страной, другим климатом, непривычным для англичанина. В этом сложном сплетении характеристик, связанных с национальными, географическими особенностями, выделим несколько пар оппозиций, к которым можно подобрать ключевые слова: country: in England – in Greece; light: soft northern – all-present, intense, wild; relationship: muted, calm, domesticated – one of passion.

В последнее время с развитием когнитивной лингвистики в системе культуры выделили особую микросистему, несущую в себе отпечаток целого – лингвокультурный концепт (ЛКК), который реализует взаимодействие различных факторов: этнического, исторического, психологического, ментального, языкового и прочих (Г.Г.Слышкин). ЛКК используется в комплексном изучении языка, сознания и культуры.

Рассмотрим антитезу, в которой лингвокультурный концепт фиксирует ценностные доминанты, характерные для конкретной исторической эпохи, определяющей, какие изменения сознания и стереотипов происходят в переломные периоды под влиянием внешних факторов.

“Anarchism destroys but communism builds”, I wrote. It was my hope, if not my conviction. (J. le Carre)

В представленном антитезном высказывании отражена идея идеального политического строя. Основу антитезы составляют глаголы destroys – builds, что, в свою очередь, ведет к противопоставлению anarchism – communism. Употребление слова anarchism с глаголом destroys должно придать отрицательную характеристику этому явлению и вызвать негативную реакцию. Communism же в сочетании с глаголом builds, наоборот, выступает как оплот для строительства развитого общества. Этот пример отражает идеи середины – конца XX века. Он дает нам понять, как менялось сознание людей, когда один строй сменялся другим.

Среди антитезных высказываний, в которых представлены лингвокультурные концепты, можно выделить случаи, ориентированные на утверждение уникальности и культурной значимости индивидуального объекта. Объекты и события, ставшие основаниями для подобной концептуализации, обозначаются в лингвистике как прецедентные феномены.

СП антитезы используется для реализации как вербальных прецедентных феноменов (с использованием прецедентных имен и прецедентных высказываний), так и вербализуемых (прецедентных ситуаций и прецедентных текстов), которые хранятся в когнитивной базе в виде инвариантов восприятия и могут быть при необходимости вербализованы.

Продемонстрируем антитезные конструкции, содержащие прецедентные феномены.

1. Where before they had a Santa Claus now they have a Scrooge. (R.Bradbury)

В антитезе противопоставлены антономасические компоненты a Santa Clause – a Scrooge, автор использует эти прецедентные имена (ПИ) в их национально-культурном восприятии. В фокусе оказываются основные черты приведенных вымышленных героев: доброта Санта Клауса, который приносит на Рождество подарки, и жадность Скруджа, персонажа рассказа Чарльза Диккенса.

2. God said, Let there be light. And there was darkness. (J.Safran Foer)

Антитеза реализуется в виде измененного прецедентного высказывания (ПВ) - известной библейской цитаты. Основу антитезной конструкции составляют антонимы light – darkness. Всем хорошо известно, как создавался мир согласно Ветхому Завету, как выполнялись слова Бога. Таким образом, читатель, естественно ожидая продолжения And there was light, испытывает «культурный шок» от фразы And there was darkness. Однако эта фраза оправдана в контексте повествования. Так образно пожилая женщина характеризует свою жизнь (darkness), которая была полностью противоположна ее девическим мечтам о счастье (light).

3. Planning is for the world’s great cities, for Paris, London, and Rome, for cities dedicated, at some level, to culture. Detroit, on the other hand, was an American city and therefore dedicated to money, and so design had given way to expediency. (J.Eugenides)

В этом примере антитеза отсылает к прецедентной ситуации (ПС), когда-то имевшей место в реальной действительности. Эта ситуация  хорошо знакома носителям определенного ментально-лингвального комплекса, представлена в виде уже существующих знаний и определенной системы оценок. В данном случае в антитезе выражается мнение выходцев из Европы, эмигрировавших в 1930-х годах в Америку. В сознании людей существовала четкая градация: великие европейские города (Париж, Лондон, Рим) – средоточие культурных достижений, эстетической красоты (dedicated to culture, design); американские города, в частности, Детройт, - центр материальных ценностей, выгоды и рационализма (dedicated to money, expediency).

4. Perhaps it was partly a nostalgia for that extinct Lawrentian woman of the past, the woman inferior to man in everything but that one great power of female dark mystery and beauty; the brilliant, virile male and the dark, swooning female. (J.Fowles)

В приведенном примере с помощью прецедентного имени автора (Lawrentian) высказывание апеллирует к прецедентному тексту (ПТ), вернее текстам, которые являются феноменами вербальными, но хранятся в когнитивной базе в виде инварианта своего восприятия. Для людей, знакомых с произведениями Лоуренса, уже первой части предложения было бы достаточно, чтобы представить себе образ этой загадочной, слабой, зависимой от мужчины женщины. Однако, предполагая, что оригинальные тексты могут быть знакомы не всем, да и герои у Лоуренса довольно разноплановы, во второй части произведения приводится характеристика этой женщины. Для большей наглядности описание реализуется в антитезной конструкции, в которой каждый компонент  характеристики вступает в оппозицию: brilliant – dark, virile – swooning, male – female. Женщина выступает как темная сила в своей загадочной красоте и слабости (the dark, swooning female), которая нуждается в опеке и защите мужественного мужчины – силы светлой (the brilliant, virile man).

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что для выявления полного смыслового объема антитезы представляется недостаточным проведение ее внутритекстового анализа. Адекватная интерпретация антитезных конструкций возможна лишь в дискурсе, с учетом лингвистических и экстралингвистических факторов.

Такой подход делает возможным рассмотрение стилистического приема антитезы как комплексного явления, в котором задействованы лингвистические характеристики, прагматические составляющие, уровень абстрактных концептуальных областей и культурологических знаний.

В перспективе дальнейшего исследования можно более подробно исследовать намеченные в данной работе направления изучения экстралингвистических факторов СП антитезы: прагматического потенциала этого приема, когнитивных процессов, задействованных при его восприятии, культурных характеристик, выраженных в антитезе.

Основные положения диссертации отражены в публикациях:

  1.  Фурсова Е.В. Когнитивно-дискурсивный анализ стилистического приема антитезы (на материале англоязычной художественной прозы)//Теория и практика лексикологических исследований. – М.: Рема, 2007. – 276 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 532; сер. Лингвистика) – с. 239-259.  - 1 п.л.
  2. Фурсова Е.В. Отражение национально-культурных особенностей в стилистическом приеме антитезы (на материале англоязычной художественной прозы)//Тенденции развития английского лексикона: вариативность и многозначность. – М.: Рема, 2008. – 254 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 544; сер. Лингвистика) – с. 215-223.  - 0,4 п.л.
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.