WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Средства выражения категории таксиса в англоязычном дискурсе

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

КУДИНОВА Наталия Леонидовна

СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ КАТЕГОРИИ ТАКСИСА

В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ДИСКУРСЕ

Специальность 10.02.04 – германские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2008

Диссертация выполнена на кафедре грамматики и истории английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель:

доктор филологических наук,

Сорокина Татьяна Сергеевна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

Вейхман Григорий Абрамович

кандидат филологических наук,

Морозов Владимир Витальевич

Ведущая организация:

Международный университет в Москве (гуманитарный)

Защита диссертации состоится «03» марта 2008 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.01 при ГОУ ВПО «МГЛУ» (119 034, Москва, ул. Остоженка, 38).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «МГЛУ».

Автореферат разослан «29» января 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета                      Е.В.Александрова

Реферируемая диссертация представляет собой комплексное исследование репрезентации категории таксиса в англоязычном дискурсе.

Цель диссертации заключается в изучении статуса и сущностных характеристик категории таксиса и функционирования средств ее выражения в англоязычном художественном дискурсе.

Выбор объекта исследования определяется тем, что 1) на материале английского языка данная категория ранее почти не изучалась; 2) хронологические связи, лежащие в основании таксисной семантики, носят универсальный характер, входят в концептуальную картину мира человека, имеют соответствующие репрезентации в языке и речи, и потому соответствуют проблематике когнитивной семантики; 3) наконец, средства выражения таксисных отношений представляют интерес для дискурсивных исследований с точки зрения их участия в формировании «грамматики» различных видов дискурсивной  деятельности («диалог» и «монолог»).

Ориентация данного исследования как на изучение языковых знаний – семантических представлений, лежащих в основе грамматических явлений, так и на анализ взаимодействия средств единой функционально-понятийной направленности в широком контексте неязыковых знаний – условий речевой реализации в соответствии с коммуникативным заданием сообщения – обусловливают его

Актуальность для таких современных направлений лингвистических исследований, как функциональная грамматика, прагматическая и когнитивная лингвистика, а также теория лингвистического моделирования и теория дискурса.

Цель диссертации предполагает решение следующих задач:

- определение специфики таксиса как понятийной и функционально-семантической категории, уточнение грамматических значений, связанных с ее реализацией;

- изучение взаимодействия категории таксиса (на концептуальном и семантическом уровнях) с рядом других категорий, то есть исследование проблемы межкатегориального взаимодействия применительно к сфере выражения таксисной семантики;

- установление таксисных семантических функций и средств их выражения с последующим анализом их вариативности;

- формирование когнитивно-функциональных моделей реализации таксисных семантических функций в англоязычном художественном дискурсе;

- анализ лингвистического механизма вербализации пропозициональной основы когнитивно-функциональных моделей на этапе порождения речи;

- выявление прагматических факторов, влияющих на вариативность использования средств выражения таксиса, и их реализации на материале художественного дискурса.

Научная новизна настоящего исследования состоит в том, что впервые

- на материале английского языка комплексно изучено межкатегориальное взаимодействие функционально-семантической категории (ФСК) таксиса как на концептуальном уровне, так и на уровне языковой содержательной категоризации;

- выделен набор таксисных семантических функций, формирующих семантический потенциал ФСК таксиса;

- выявлены языковые средства выражения таксисных семантических функций и рассмотрена вариативность их употребления в разных временных планах;

- определен набор компонентов высказывания, релевантных для выражения таксисной семантики, и предложены общая и частные когнитивно-функциональные модели, реализующие различные таксисные функции;

- исследована ранее не рассматривавшаяся зависимость выбора средств выражения таксисных отношений от ряда прагматических факторов.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что в результате проведенного исследования

- определен статус и природа функционально-семантической категории таксиса как сферы межкатегориального взаимодействия и корреляции с понятийными и грамматическими категориями английского языка;

- выявлены средства передачи таксисных отношений в английском языке и определено их преимущественное использование для выражения разных семантических функций;

- сформированы таксисные когнитивно-функциональные модели как реализация установок и допущений когнитивной лингвистики и функциональной грамматики;

- установлена степень концептуальной сложности разных таксисных отношений при их актуализации и вербализации на этапе порождения речи;

- выявлены когнитивно-прагматический и социолингвистические факторы, влияющие на выбор средств выражения категории таксиса в англоязычном художественном дискурсе.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы при чтении лекционных курсов по теоретической грамматике, при подготовке материалов к курсу практической грамматики английского языка, а также при написании курсовых, дипломных работ и диссертационных исследований.

Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов обеспечивается комплексной методикой анализа, а также значительным объемом выборки языкового материала.

В соответствии с поставленными задачами избираются следующие методы исследования: 1) метод лингвистического моделирования используется при формировании когнитивно-функциональных моделей выражения таксисных функций; 2) метод функционально-семантического анализа применяется при определении функциональной семантики средств выражения таксиса, при этом исследование проводится с позиции порождения речи; 3) контекстуальный анализ используется для выявления дискурсивно-прагматических факторов, определяющих функционирование средств выражения таксисной семантики; 4) статистический анализ языковых явлений проводится в рамках симптоматической статистики, полученные количественные данные рассматриваются как обладающие достаточной диагностирующей силой для решения поставленных задач на нашем материале; 5) сопоставительный анализ проводится в двух планах – территориальном и дискурсивном.

Материалом для исследования послужили около 10000 примеров, полученных методом сплошной выборки из произведений британских и американских авторов конца XX – начала XXI вв. Общий корпус исследованного материала составил 1200 страниц (по 600 страниц каждого национального варианта).

Апробация работы. Тема данного исследования разрабатывалась в соответствии с планом научно-исследовательской работы кафедры грамматики и истории английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук ГОУ ВПО МГЛУ. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры грамматики и истории английского языка факультета ГПН МГЛУ (2005-2007 гг.), а также отражены в публикациях автора (2006, 2007).

Положения, выносимые на защиту:

1. Категория таксиса в английском языке – это функционально-семантическая категория (ФСК), лежащая в основании плана содержания функционально-семантического поля (ФСП) таксиса как семантический инвариант, конституируемый тремя семантическими функциями (СФ) – предшествование, одновременность и следование.

2. План выражения ФСП таксиса в английском языке формируется структурами независимого и зависимого таксиса, морфологическое наполнение которых определяется категориальным взаимодействием грамматических категорий времени, вида и временнoй отнесенности.

3. Категория таксиса в английском языке входит в сферу межкатегориального взаимодействия с ФСК темпоральности и аспектуальности, с частичным пересечением центральных и периферийных областей соответствующих ФСП.

4. Категория таксиса в английском языке не совпадает по семантическому объему с категорией временнoй отнесенности, а также помимо морфологических форм задействует синтаксические структуры разного формата и сложности.

5. Сформированные (на основании установок и допущений когнитивной и  функциональной лингвистики) когнитивно-функциональные модели (КФМ) реализации таксисной семантики базируются на пропозициональном основании и содержат помимо структурно-семантических компонентов (и их наполнения) прагматический компонент, отражающий антропоцентрический характер языка.

6. Роль таксисно релевантных компонентов КФМ при актуализации пропозиций на этапе перехода во внешнеречевое высказывание неодинакова и по-разному характеризует таксисные отношения предшествования, одновременности и следования. Участие всех таксисно релевантных компонентов моделей в условиях активации межпропозициональных связей делает «следование» наиболее сложным концептом для его реализации на языковом уровне.

7. На материале художественного нарратива собственно таксисные отношения выражаются ограниченным набором моделей, по преимуществу в плане прошедшего времени; остальные структуры относятся к сфере «фонового таксиса», сочетающего семантику таксиса с другими семантическими отношениями (условия, уступки, причины и т.п.).

8. Выбор сочетаний грамматических форм в пропозициях КФМ при передаче таксисных отношений во многом определяется взаимодействием когнитивно-прагматического фактора «соотношение говорящего и наблюдателя» и двух социолингвистических факторов – «вид дискурсивной деятельности («диалог» / «монолог»)» и «территориальное варьирование (британский / американский варианты английского языка)» при ведущей роли когнитивно-прагматического фактора, сквозь призму которого «преломляются» как характеристики кодифицированного литературного языка («монолог») и разговорной речи («диалог»), так и национально-культурные особенности носителей разных вариантов английского языка.

Цели и задачи исследования определили структуру диссертации, которая состоит из введения, трех глав и заключения. В конце работы приводятся библиография, список использованной литературы, список принятых сокращений  и приложения.

Во Введении формулируются цель и основные задачи исследования, обосновываются его актуальность и научная новизна, определяются теоретическая и практическая значимость диссертации, представляются положения на защиту. Введение также содержит описание основных методов анализа и указание на языковой материал исследования.

В Первой главе приводится теоретическое основание предлагаемого исследования и содержится определение основных понятий, используемых в работе; раскрывается сущность таксиса как понятийной и функционально-семантической категории, изучается взаимодействие категории таксиса с рядом других категорий, выделяются основные таксисные семантические функции, определяется объем понятия «дискурс», принятый в работе.

Во Второй главе излагаются принципы лингвистического моделирования, выделяется общая когнитивно-функциональная таксисная модель, на основании которой формируются частные модели, реализующие различные таксисные семантические функции; рассматривается наполнение компонентов моделей и определяется их роль при переходе с семантического уровня на внешнеязыковой уровень; выявляется относительная частотность функционирования моделей при выражении таксисных отношений; анализируется частотность реализации таксисных семантических функций в современном англоязычном художественном дискурсе.

Третья глава посвящена рассмотрению действия релевантных социо-прагматических факторов при реализации когнитивно-функциональных моделей в художественном дискурсе и выбора сочетаний грамматических форм в пропозициях моделей в процессе дискурсивной деятельности.

Заключение содержит основные выводы, полученные в результате проведенного исследования.

Библиография содержит список лингвистической литературы по проблемам, рассматриваемым в работе.

В Списке использованной литературы приводится перечень произведений британских и американских авторов конца XX – начала XXI вв., послуживших источником материала для исследования.

В Приложениях к диссертации приводятся перечень частных таксисных когнитивно-функциональных моделей, статистические данные об относительной частотности выражения таксисных функций и реализующих их структур, а также сочетаний видовременных форм в рамках этих структур, оптимальный набор сочетаний грамматических форм, используемых для выражения таксисных функций.

Содержание работы

Проблема таксиса в том или ином виде и с использованием разного терминологического аппарата неоднократно затрагивалась в языковедческих работах (например, исследования Поспелова Н.С., Якобсона Р.О, Маслова Ю.С., Акимовой Т.Г., Козинцевой Н.А, Дмитриевой Л.К., Ильенко С.Г., Белошапковой В.А., Кошмидера Э., Бондарко А.В, Ахмановой О.С., Беленькой С.,  Перцова Н.В., Поздеева М.М., Рябовой И.В., Бородиной А.И., Нуртазиной М.Б., Оркиной Л.Н., Кюльмоя И.П., Полянского С.М. и других). Данная категория традиционно рассматривалась в двух направлениях: синтаксическом, связанном с проблемой структурной специфики сложного предложения, и аспектологическом, связанном с исследованием функционирования грамматического вида. При этом две линии исследований данной проблемы не были достаточно синтезированы.

Современное состояние разработки вопроса подготовило следующий шаг – выделение таксисных отношений в специальный предмет анализа. Тем не менее, категория таксиса является далеко не общепризнанной. Соотнесенность действий во времени трактуется многими лингвистами как элемент других семантических категорий, в частности, категорий темпоральности и аспектуальности, а также переходных аспектуально-темпоральных и аспектуально-таксисных категорий. Причиной подобных разногласий является не только сложность самого описываемого объекта, но и неоднозначность толкования терминов «аспектуальность», «темпоральность», «таксис» в работах разных авторов. Сложность и разнообразие таксисной семантики вызывают даже среди лингвистов, рассматривающих таксис как самостоятельную категорию, споры о месте таксиса в системе грамматических категорий английского языка, структуре таксисной пары и содержательной характеристике таксиса.

Среди существующих в настоящее время концепций таксиса, признающих за ним статус самостоятельной категории, выделяются две основные концепции, принципиально отличающиеся друг от друга:

1) Морфологическая, рассматривающая в качестве основного компонента плана содержания таксиса отношения предшествования между действиями безотносительно к моменту речи, а в качестве основного компонента плана выражения – четко маркированную морфологическую оппозицию «перфект / неперфект». Однако нетрудно заметить, что в подобной интерпретации таксис выступает лишь как еще один термин для обозначения грамматической категории временнoй отнесенности (соотнесенности / относительности или категории фазы).

2) Функционально-семантическая, рассматривающая в качестве основного компонента плана содержания таксиса все три вида хронологических отношений (предшествование, одновременность, следование), а в качестве основного компонента плана выраженияширокий инвентарь разнообразных полипредикативных структур со специфическим взаимодействием разноуровневых (лексических, грамматических, лексико-грамматических и синтаксических) средств. Данный подход взят нами за основу настоящего исследования.

Мы рассматриваем таксис как функционально-семантическую категорию (ФСК), охватывающую различные средства выражения хронологических отношений между двумя и более событиями в рамках единого временнoго периода. ФСК таксиса коррелирует с понятийной категорией (ПК) таксиса (порядка), содержание которой определяется как "характеристика сообщаемого факта по отношению к другому сообщаемому факту с точки зрения передачи отношений одновременности и неодновременности (предшествования или следования), но безотносительно к факту сообщения" (Бондарко 1983).

В соответствии с принципами функциональной грамматики ФСК как инвариант конституируется комплексом семантических функций (СФ), коррелирующих с ней как варианты единого смыслового содержания. Если рассматривать ФСК таксиса как выражение хронологических отношений между двумя и более событиями в рамках единого временнoго периода, то семантическими функциями будут различные виды хронологических отношений между событиями: одновременность / разновременность (предшествование / следование).

ФСК таксиса и комплекс конституирующих ее СФ составляют план содержания функционально-семантического поля (ФСП) таксиса, формируемого различными средствами (морфологическими, синтаксическими, лексическими), объединенными функцией выраже­ния временных отношений между действиями в рамках це­лостного временнoго периода, охватывающего комплекс действий, реализуемых в высказывании (имеются в виду действия в широком смысле включая и состояния, и отношения, т. е. любые репрезентации предикатов) (Бондарко 1984).

Таксис относится к числу полей полицентрического типа. Полицентрическая (бицентрическая) структура рассматриваемого поля определяется различием функций зависимого и независи­мого таксиса. Зависимый таксис – это временнoе отношение между действиями, одно из которых является главным, а другое – сопутствующим. Независимый таксис предполагает временные отношения между действиями при отсутствии эксплицитной, формально выраженной градации главного и сопутствующего действия (оттенки неполной равноправности элементов таксисного отношения возможны, однако они не имеют формального выражения и не являются грамматическими значениями тех или иных форм или конструкций).

Различие между зависимым и независимым таксисом обусловливает членение данного ФСП на две сферы, каждая из которых характеризуется своими центральными и периферийными компонентами. В английском языке нами выявлены следующие компоненты ФСП таксиса: центр микрополя независимого таксиса включает сложноподчиненные предложения с придаточным времени (СПП с ПВ), сверхфразовые единства (СФЕ), сложносочиненные предложения (ССП) и предложения с однородными сказуемыми. Периферию микрополя независимого таксиса составляют СПП с разного типа придаточными предложениями (определительными, дополнительными, уступительными, причинными, условными, следствия и т.п.), которые образуют так называемый «фоновый таксис» – несобственно таксисные структуры, для семантики которых таксисные отношения не являются первичными.

В центр микрополя зависимого таксиса входят причастие и герундий и комплексы с ними, его периферию образуют инфинитив и комплексы с инфинитивом.

Грамматическим ядром ФСП таксиса является ГК временнoй отнесенности (соотнесенности / относительности или категории фазы), образованной противопоставлением перфектных и неперфектных форм, категориальные формы которой участвуют в реализации таксисных отношений как в составе центральных компонентов микрополей, так и на их периферии.

Анализ соотношения категорий таксиса и временнoй отнесенности позволяет прийти к выводу об их несовпадении: категория временнoй отнесенности отражает лишь один из типов отношений, входящих в категорию таксиса, – предшествование / непредшествование, следовательно, круг выражаемых ею семантических отношений yже, чем семантический объем категории таксиса; в отличие от категории временнoй отнесенности, которая является морфологической (т.е. реализует свою семантику с помощью грамматической формы), категория таксиса, помимо грамматической формы (и лексико-грамматических средств) задействует структуры, т.е. синтаксические единицы разного формата и сложности (от предикативной конструкции до сверхфразового единства).

Важной особенностью ФСК таксиса является ее включенность в сферу межкатегориального взаимодействия. Мы полагаем, что категория таксиса взаимодействует с рядом других категорий, в частности, с категориями темпоральности и аспектуальности, причем семантическая близость этих категорий проявляется как на концептуальном уровне, так и на уровне языковой семантики.

Схема 1. Взаимодействие таксиса, темпоральности и аспектуальности на когнитивном уровне, уровне языковой содержательной категоризации и в системе грамматических категорий

 


ПК таксиса         

   ПК темпоральности 

ПК аспектуальности

ФСК таксиса      

   ФСК темпоральности

ФСК аспектуальности

ГК временной отнесенности

   ГК времени

ГК вида (аспекта)

 

Схема 2. Таксис как сфера межкатегориального взаимодействия

 

 

 

 

 


Принципы когнитивно-функционального грамматического описания, базовые для настоящего исследования, определили правомерность использования лингвистического моделирования – метода представления замысла говорящего, репрезентированного на уровне языковой семантики как способ передачи таксисных отношений. При этом выбор конкретного средства его реализации определяется наполнением компонентов модели.

В современной исследовательской практике под лингвистической моделью понимается формализация устройства и понимания некоторого лингвистического явления, включающая исходные объекты (и их взаимодействие) и прагматические факторы, ответственные за модификацию релевантного смысла в каждом конкретном случае реализации модели. В основу моделирования кладется пропозиция, получающая актуализацию в соответствии с коммуникативной интенцией говорящего.

Предлагаемый нами тип лингвистической модели можно трактовать как модель когнитивно-функциональную (КФМ), поскольку она сочетает в своей структуре компоненты концептуального уровня, уровня языковой содержательной категоризации (функционально-семантического уровня) и прагматического уровня.

Таким образом, сформированные нами когнитивно-функциональные модели (КФМ) реализации таксисной семантики представляют собой когнитивно-ориентированные лингвистические модели, базирующиеся на принципах функционально-грамматического описания и установках когнитивной лингвистики и призванные объяснить и прогнозировать выбор конкретной языковой структуры и ее грамматического оформления с учетом интенции говорящего и языкового и неязыкового контекста.

В ходе анализа средств передачи таксисных отношений (предшествования, одновременности, следования) нами была сформирована общая КФМ, имеющая следующий вид:

А) Для независимого таксиса:

СФ+Р1:[ИК (С1)+ГК (А, ГФ)]+ВВ+Р2:[ИК (С1/С2)+ГК (А, ГФ)]+Prag.;

Б) Для зависимого таксиса:

СФ+Р:[ИК (С1)+ГК (А, ГФ)]+ВВ+p:[ИК (С1/С2)+ГК (А, ГФ)]+Prag.,

где СФ – семантическая функция; Р / Р1 / Р2 – пропозиция с глаголом в личной форме; р – пропозиция с глаголом в неличной форме; ИК – именной компонент (который подразумевает моносубъектные (С1) или полисубъектные (С2) структуры); ГК – глагольный компонент, включающий в себя А – аспектуальный класс глагола и ГФ – грамматическую форму (Simple / Continuous / Perfect / Perfect Continuous); ВВ – временное выражение; Prag. – прагматический компонент.

Исследование общей модели с учетом конкретного наполнения ее компонентов позволило выделить 14 частных КФМ, различающихся между собой по следующим параметрам: 1) функционирование модели в рамках зависимого / независимого таксиса; 2) совпадение / несовпадение субъекта действия обеих частей полипредикативного комплекса (моносубъектные и полисубъектные структуры); 3) аспектуальный класс глаголов, выражающих предикаты сопоставляемых частей полипредикативного комплекса; 4) отнесенность событий к плану прошедшего, настоящего и будущего.

Исследование показало, что каждая СФ реализуется 13 частными моделями.

Большинство частных моделей служит для выражения всех трех семантических функций, при этом частотность употребления конкретной модели варьируется. В итоге, реализация всех видов таксисных отношений осуществляется ограниченным числом наиболее частотных когнитивно-функциональных моделей (4 – для выражения предшествования, 5 – для выражения одновременности, 3 – для выражения следования). Так, наибольшей частотностью функционирования для выражения предшествования обладают КФМ, содержащие сложноподчиненные предложения с дополнительным придаточным (СПП с ДП), сверхфразовые единства (СФЕ), сложноподчиненные предложения с придаточным времени (СПП с ПВ) и сложноподчиненные предложения с определительным придаточным (СПП с ОП). Например:

"Mrs. Stevens, yesterday you testified that on the date in question, October fourteenth, you were driving south on the Henry Hudson Parkway when you got a flat tire and pulled off the highway at the One Hundred and Fifty-eighth Street exit, onto a service road into Fort Washington Park?" (SSh, 10)

But Narcissa was not listening; she had slipped through a gap in the rusty railings and was already hurrying across the road. (JR, 20)

"Well, Dumbledore says he is," said Fudge, as he had fastened his pin-striped cloak under his chin, "but we've never found him. (JR, 8)

Uncertain, the ghost took the Bible and looked at the chapter the priest had marked. (DB, 88)

Одновременность по преимуществу выражается моделями, содержащими причастие, СПП с ДП, СПП с ПВ, СФЕ и сложносочиненные предложения (ССП). Например:

Outside, the city was just now winding down - street vendors wheeling carts of candied amandes, waiters carrying bags of garbage to the curb, a pair of late-night lovers cuddling to stay warm in a breeze scented with jasmine blossom. (DB, 31)

Suddenly I realize I am waiting for the phone again. (HF, 60)

The larger man knocked him down and kicked him in the face, while the other one rummaged through his backseat and pulled out two cameras. (JG, 79)

My hands were sweating, my heart was galloping away, my ears were ringing. (JG, 111)

 The minute hand on the alarm clock reached the number twelve and, at that precise moment, the street-lamp outside the window went out. (JR, 44)

Следование передается КФМ, содержащими однородные сказуемые, СФЕ и ССП. Например:

Cassette comes out and goes back in again. (HF, 154)

'Inner poise,' I said, half-heartedly. Then the doorbell rang. I ignored it. It rang again. Then it rang without stopping. I picked it up. (HF, 111)

Dumbledore knocked three times and Harry saw sudden movement behind the kitchen window. (JR, 81)

Отсюда, наибольшей частотностью реализации в художественном дискурсе – как основном виде нарративного дискурса (художественная проза), избранном в качестве материала для настоящего исследования – обладают ядерные компоненты независимого таксиса (только модель с причастием относится к ядерным компонентам зависимого таксиса).

В результате проведенного исследования была также выявлена роль каждого компонента КФМ при реализации таксисной семантики.

Так, роль именного компонента модели проявляется, в основном, в разграничении зависимого и независимого таксиса – средства независимого таксиса могут служить для выражения отношений предшествования, одновременности и следования как в моносубъектных, так и в полисубъектных структурах (исключение составляет КФМ, содержащая однородные сказуемые, которая реализует таксисные СФ только в моносубъектных структурах, что объяснсяется природой синтаксической однородности), в то время как средства зависимого таксиса служат, в основном, для выражения таксисных отношений в моносубъектных структурах, что связано с особенностями соотнесенности непредикативных форм глагола с носителем действия.

Частотность употребления различных грамматических форм, а также глаголов, относящихся к различным аспектуальным классам, варьируется в зависимости от реализуемого вида таксисных отношений. Так, для выражения предшествования используются, в основном, перфектные формы, при этом аспектуальная семантика предикатов не играет существенной роли. Для выражения одновременности в большинстве случаев используются простые и длительные формы, причем предикаты сопоставляемых частей полипредикативного комплекса обычно выражены глаголами-состояниями. Наибольшей частотностью для выражения следования обладают простые формы, а сопоставляемые предикаты, в основном, выражены глаголами, относящимися к аспектуальным классам предельных, однократных и квантифицированных процессов, достижений и событий, имеющих фазы изменений. Перфектно-длительные формы обладают низкой частотностью функционирования в рамках всех СФ. Что касается неличных форм, то преобладающим использованием при реализации всех трех видов таксисных значений характеризуется неперфектная форма причастия, герундия и инфинитива.

Семантика временнoго выражения может уточнять и тем самым интенсифицировать таксисные отношения между событиями, особенно при выражении одновременности и следования.

Характеризуя реализацию основных компонентов модели, нужно отметить, что частотность выражения различных таксисных семантических функций неодинакова. Так, наименее часто между сопоставляемыми событиями устанавливаются отношения предшествования, а отношения следования и одновременности – с близкой частотностью, но бoльшей, чем предшествование. Это можно объяснить особенностями художественного нарративного дискурса, для которого характерны композиционные формы повествования и описания, предполагающие изображение одновременных событий или событий, следующих друг за другом или обусловливающих друг друга.

Функционально-стилевая специфика художественного нарратива определяет и преимущественный временной план реализации таксисных моделей – описываемые события в основном относятся к плану прошедшего (хотя выделенные таксисные отношения представлены во всех временных планах – настоящем, прошедшем и будущем).

Анализ лингвистического механизма реализации таксисной семантики в процессе вербализации пропозиции (при переходе от «замысла» к внешнеречевому высказыванию) показал, что роль таксисно релевантных компонентов модели – грамматической формы (ГФ), аспектуального класса глаголов (А) и временнoго выражения (ВВ) – варьируется в зависимости от выражаемых ею СФ. Иными словами, функционирование указанных компонентов будет иметь различную степень выраженности, т.е. возможно усиление («высвечивание») одних связей и ослабление других. При этом активируются отношения как внутри одной пропозиции, так и между пропозициями.

Так, при выражении отношений предшествования происходит как бы «высвечивание» грамматической формы глагола, выступающего в роли предиката второй пропозиции, и постепенное ослабевание всех других отношений, зафиксированных в модели:

СФ +  Р1:[ИК (С1) + ГК (А, ГФ)] +  ВВ + Р2:[ИК (С1/С2) + ГК (А, ГФ)] + Prag.

При выражении одновременности на первый план выступает аспектуальная семантика предикатов двух пропозиций и семантика временнoго выражения:

СФ +  Р1:[ИК (С1) + ГК (А, ГФ)] +  ВВ + Р2:[ИК (С1/С2) + ГК (А, ГФ)] + Prag.

При реализации СФ следования актуализируется зависимость между всеми тремя таксисно релевантными компонентами – аспектуальными классами глаголов, грамматическими формами и временным выражением. В итоге, КФМ, служащие для выражения следования, реализуются бoльшим количеством значимых связей между компонентами модели в больше, чем одной пропозиции:

СФ +  Р1:[ИК (С1) + ГК (А, ГФ)] +  ВВ + Р2:[ИК (С1/С2) + ГК (А, ГФ)] + Prag.

Таким образом, следование в когнитивном плане представляет собой наиболее сложный концепт для репрезентации на языковом уровне.

Анализ вариативного использования средств выражения таксиса показал, что помимо наполнения именного и глагольного компонентов модели на выбор сочетаний грамматических форм влияет прагматическая составляющая модели. Иными словами, выбор сочетаний грамматических форм в конкретной КФМ определяется действием прагматических факторов, релевантных для реализации таксисных отношений. В настоящем исследовании мы учитывали три прагматических фактора: 1) соотношение говорящего и наблюдателя (Кравченко 1992); 2) варьирование по типу дискурсивной деятельности – соотношение кодифицированного литературного языка («монолог») и разговорной речи («диалог»); 3) территориальное варьирование – соотношение британского и американского вариантов литературного английского языка.

Фактор «соотношение говорящего и наблюдателя» является когнитивно-прагматическим, поскольку определяется когнитивной компетенцией говорящего и наблюдателя, и предполагает три параметра, характеризующие описываемую ситуацию и влияющие на выбор грамматических форм и их сочетаний: 1) совпадение / несовпадение говорящего и наблюдателя; 2) выраженность / невыраженность наблюдаемости; 3) включенность / невключенность ситуации в личное пространство наблюдателя.

С учетом вышеуказанных параметров были установлены следующие прагматические характеристики различных грамматических форм:

– Формы SIMPLE, а также SIMPLE INFINITIVE выступают в общефактическом значении, то есть указывают на отсутствие всех характеристик, релевантных для соотношения прагматики говорящего и наблюдателя, – они выражают несовпадение говорящего и наблюдателя, указывают на невыраженность наблюдаемости и невключенность ситуации в личное пространство наблюдателя.

– Формы CONTINUOUS употребляются для выражения непосредственной наблюдаемости ситуации (в случае единичного наблюдения) при включенности ее в личное пространство наблюдателя, в роли которого может выступать как сам говорящий, так и другое лицо, являющееся участником (наблюдателем) описываемой ситуации. Такими же прагматическими характеристиками обладает и форма CONTINUOUS INFINITIVE (мы не проводим различия между единичной и кратной «наблюденностью», т.к. неличные формы могут, в зависимости от контекста, служить для выражения и того, и другого характера наблюдения).

– Формы PERFECT, а также PERFECT INFINITIVE употребляются в том случае, когда пространство ситуации, частью которой является описываемое событие, каким-то образом пересекается с личным пространством наблюдателя, однако само событие мыслится как более не наблюдаемое. При этом наблюдатель может совпадать или не совпадать с говорящим.

– Формы PERFECT CONTINUOUS употребляются для выражения непосредственной наблюдаемости ситуации (в том случае, когда количество моментов наблюдения больше одного и в момент последнего наблюдения ситуация наблюдаема) при включенности ее в личное пространство наблюдателя, в роли которого может выступать как сам говорящий, так и другое лицо, являющееся участником (наблюдателем) описываемой ситуации.

– Формы NON-PERFECT PARTICIPLE / NON-PERFECT GERUND употребляется для выражения непосредственной наблюдаемости ситуации при включенности ее в личное пространство наблюдателя, который всегда совпадает с говорящим.

–  Формы PERFECT PARTICIPLE / PERFECT GERUND употребляются в том случае, когда пространство ситуации, частью которой является описываемое событие, каким-то образом пересекается с пространством наблюдателя, однако само событие мыслится как более не наблюдаемое. При этом наблюдатель всегда совпадает с говорящим.

Анализ оптимального набора сочетаний грамматических форм на основе наиболее частотных КФМ в рамках каждого микрополя таксиса показал, что 1) при описании таксисных отношений в фокусе внимания оказывается только одна из сопоставляемых ситуаций, другая же является для нее «фоном» (иными словами, ситуация, характеризующаяся действием одного или нескольких параметров фактора «соотношение говорящего и наблюдателя», представляется как предшествующая, одновременная или следующая за ситуацией, «нейтральной» с прагматической точки зрения); 2) действие параметров фактора «соотношение говорящего и наблюдателя» в наибольшей степени релевантно для микрополя одновременности, в меньшей степени – для микрополя следования («предшествование» занимает промежуточное положение). Последний вывод может получить следующую интерпретацию: при описании таксисных отношений одновременности обе ситуации в большинстве случаев констатируются как зависящие от того фрагмента реальной действительности, который воспринимается органами чувств говорящего в момент осуществления им высказывания; при описании таксисных отношений следования признак наблюдаемости обобщается и предстает в абстрагированном виде, а источник информации, лежащий в основе любой пропозиции, является нерелевантным для коммуникативных целей высказывания; при описании таксисных отношений предшествования можно говорить о частичной зависимости рассматриваемых ситуаций от непосредственного чувственного опыта наблюдателя.

Прагматические факторы «варьирование по типу дискурсивной деятельности («монолог» / «диалог»)» и «территориальное варьирование» являются социолингвистическими, поскольку определяются ситуацией и сферой общения и учитывают влияние национально-культурного компонента на языковую реализацию грамматической семантики. При этом все три прагматических фактора обнаруживают взаимосвязь и взаимозависимость при доминирующей роли когнитивно-прагматического фактора «соотношение говорящего и наблюдателя».

Так, обнаруженные нами дискурсивные различия между монологической и диалогической речью проявляются в том, что несмотря на то, что преимущественным использованием в обоих типах дискурсивной деятельности характеризуются формы SIMPLE, употребление сочетаний других грамматических форм отличается бoльшей вариативностью в «диалоге», чем в «монологе». Это, вероятно, связано с тем, что события, описываемые в авторском повествовании («монологе»), в подавляющем большинстве случаев относятся к плану прошедшего, следовательно, представляются как более не наблюдаемые, то есть относящиеся к общему фонду знаний. Для описания таких событий всегда используются формы Simple. События, описываемые в речи персонажей художественного произведения («диалоге»), в основном, относятся к плану настоящего и будущего, следовательно, представляются как получаемые из непосредственного чувственного опыта. Отсюда, диалогическая речь часто характеризуется выраженностью наблюдаемости ситуаций и, следовательно, бoльшим разнообразием видовременных форм.

В итоге, фактор «варьирование по типу дискурсивной деятельности» оказывается напрямую связанным с действием параметра «выраженность / невыраженность наблюдаемости ситуации» фактора «соотношение говорящего и наблюдателя».

Сопоставительный анализ статистических данных о функционировании различных моделей, используемых для выражения таксисных отношений одновременности и разновременности (предшествования и следования), в британском (BE) и американском (АЕ) вариантах английского языка позволяет сделать вывод о сходстве их употребления. Однако в то же время он показывает, что межвариантные различия заключаются в частотности употребления различных сочетаний видовременных форм в рамках указанных моделей. Анализ межвариантных различий в функционировании средств выражения таксисных отношений выявил предпочтительный для каждого национального варианта (АЕ и ВЕ) выбор сочетаний грамматических форм в пределах полипредикативного комплекса: перфектные и префектно-длительные формы для ВЕ и сочетания простых прошедших форм и прошедших длительных форм для АЕ.

В исследовании была предпринята попытка объяснить эти различия с позиции теории проксемики (пространственной психологии), суть которой заключается в том, что у каждого человека есть «пространство, которое человек считает своим, как будто это пространство является продолжением его физического тела» (Пиз 2006). При этом размеры личной пространственной зоны социально и национально обусловлены (Aiello, Thompson 1980, Hayduk 1981, Slane et al 1981, Черноушек 1989).

Характеризуя личностное пространство носителей английского языка, некоторые исследователи полагают, что американцы склонны соблюдать дистанцию, в то время как англичане на придают пространству большого значения (Hall 1976). Этот психологический фактор естественным образом отражается в языке и может, в определенной степени, объяснить выбор языковых единиц различных уровней, в том числе и видовременных форм.

Исследование функционирования различных грамматических форм в АЕ и ВЕ с учетом национально-культурной специфики восприятия личного пространства носителями американского и британского вариантов английского языка показало, что этот социолингвистический фактор функционирует не непосредственно, а опосредованно, через действие одного из параметров фактора «соотношение говорящего и наблюдателя», а именно «включенность / невключенность ситуации в личное пространство наблюдателя».

По результатам проведенного нами исследования представляется возможным сформулировать следующие предположения относительно природы категории таксиса и ее репрезентации в англоязычном художественном дискурсе.

Таксис – это функционально-семантическая категория, соотносящаяся с понятийной категорией таксиса и реализующаяся набором таксисных семантических функций, к которым относятся предшествование, одновременность и следование.

Частотность выражения данных функций в современном англоязычном художественном дискурсе не одинакова. Так, «дискурсивным пиком», то есть наиболее частотной функцией, в данном типе нарратива является одновременность, а наиболее употребительным из всех средств реализации данной функции, то есть ее функциональной доминантой, – причастие и комплексы с ним.

Следование занимает второе место по частотности в данном типе дискурса. При этом наиболее частотным средством реализации данной таксисной функции является порядок следования прошедших форм в предложениях с однородными сказуемыми, сложносочиненных предложениях и свехрфразовых единствах.

Реже, чем «одновременность» и «следование», в художественном дискурсе передаются отношения предшествования – преимущественно сложноподчиненными предложениями (с разного типа придаточными) и СФЕ.

В целом, таксисные отношения реализуются ограниченным набором наиболее частотных моделей, при этом значительная часть средств служит для выражения «фонового» таксиса, для которого таксисная семантика не является первичной.

В когнитивном плане таксисно релевантные компоненты модели по-разному активируют свои связи и отношения в процессе вербализации пропозиции на этапе порождения внешнеречевого высказывания. При этом наиболее сложным концептом, задействующим наибольшее число компонентов модели и межпропозициональные связи, является «следование».

Выбор средства выражения ФСК таксиса осуществляется под влиянием прагматических факторов, т.е. зависит от способа представления ситуации автором высказывания (его «видения» коммуникативной ситуации), типа избираемой им дискурсивной деятельности и в нашем случае определяется национально-культурной компонентой «языкового кода» британских и американских носителей английского языка.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

  1. Средства выражения таксисных отношений предшествования в англоязычном дискурсе. Статья. // Современный терроризм: истоки, тенденции, проблемы преодоления: Тетради Международного университета в Москве. Сборник научных трудов. Выпуск 6. М., 2006. С. 290-298. – 0,6 п.л.
  2. Прагматические аспекты таксисной семантики. Статья. // Когнитивно-функциональные аспекты грамматических исследований англоязычного дискурса.  – М.: Рема, 2007. – 262 с. (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 545; сер. Лингвистика). С. 75-97. – 0,9 п.л.

 

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.