WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Противодействие организованной преступности несовершеннолетних(на примере дальневосточного федерального округа)

Автореферат кандидатской диссертации

 

                                                                                                   На правах рукописи

 

 

Кулакова Вера Анатольевна

 

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ

ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

 НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

(на примере Дальневосточного федерального округа)

 

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

 

 

 

МОСКВА - 2007

Работа выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московская академия предпринимательства при Правительстве г. Москвы»

 

Научный руководитель:             Заслуженный юрист России,

доктор юридических наук, профессор

                                                          Гладких Виктор Иванович

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, профессор

Плешаков Владимир Алексеевич

Заслуженный юрист России

кандидат юридических наук, доцент

Борбат Андрей Владимирович

Ведущая организация:                  ВНИИ МВД России

Защита диссертации состоится «17» января 2008 года в «14» часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.04 при ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет» (119 034, г.Москва, ул. Остоженка, 38)

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «04» декабря 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                    

кандидат юридических наук                                       С.В. Борисова

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Преступность несовершеннолетних сегодня для России – одна из острых комплексных проблем, обусловленная в первую очередь радикальными социальными изменениями, происходящими в стране в течение последних двадцати лет.

Сегодня преступные посягательства несовершеннолетних уже мало чем отличаются от деяний, совершаемых взрослыми: им свойственны агрессия, жестокость, сплоченность, организованность и мобильность.

Произошедшие в России преобразования вызвали появление и развитие многообразных форм преступного поведения несовершеннолетних, качественно-количественное расширение сферы их преступной деятельности. В первую очередь это касается групповой преступности несовершеннолетних, которая, как правило, является резервом организованной преступности.

Общий социальный фон преступности несовершеннолетних усугубляется многообразием различных форм девиации: пьянством, алкоголизмом (чаще – пивным), наркоманией, бродяжничеством, попрошайничеством, незанятостью общественно полезным трудом, проституцией (в том числе – секс-индустрией малолетних), суицидом и так называемым экстремизмом в сочетании со скинхедством.

Достаточно сложная ситуация складывается в данном направлении не только на федеральном, но и на региональном уровне (в частности – в Дальневосточном федеральном округе).

Все чаще подростки со свойственной им психологией, объединяясь в неформальные, а зачастую преступные группы, совершают групповые преступления. Эти группы нередко носят устойчивый характер. «Наблюдается «выход» в сферу организованной преступности».  

Анализ уголовных дел, возбужденных по преступлениям, совершенным несовершеннолетними в составе организованных преступных групп, за сравнительно небольшой промежуток времени (с 2000 по 2006 годы) позволяет сделать вывод о том, что в стране отсутствует эффективный механизм защиты, в том числе и правовой, от посягательств на личность, собственность, совершенных лицами в возрасте до 18 лет в организованных формах совместно со взрослыми.

Таким образом, проблема борьбы с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними в составе организованных преступных групп, представляет немалый как научный, так и практический интерес. Возникает острая необходимость в создании комплексного исследования этой проблемы не только на федеральном, но и региональном уровнях.

Вопросы, связанные с девиантным поведением несовершеннолетних, мотивацией их поступков, с семьей как доминирующим фактором формирования личности преступника, с неформальными объединениями, переходящими в преступные (например, скинхеды), были предметом исследования  юридической психологии, социологии, педагогики (в частности – теории обучения), экономики, политологии, экономической географии.

В конце ХХ века в отечественной литературе проблема борьбы с преступностью несовершеннолетних освещалась в публикациях Ф.М. Абубакирова, Д.И. Аминова, Ю. М. Антоняна,  Р.М. Абызова, Н.И. Ветрова, Я.И. Гилинского, В.И. Гладких, А.И. Долговой, С.В. Дьякова, В.Д. Ермакова, Г.И. Забрянского, Д.З. Зиядовой, К.Е. Игошева, И.С. Кона,  Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева, Г.Ф. Маслова, Э.Б. Мельниковой, Г.М. Миньковского, В.С. Овчинского, Б.Я. Петелина, Ю.Е. Пудовочкина, С.Л. Сибирякова, К.С. Силанова, Г.Ф. Хохрякова и др.

Однако в силу широты объекта исследования, избранного названными авторами, проблема влияния организованных группировок преступного характера на формирование личности несовершеннолетнего, впоследствии, как правило, становящегося преступником, детальной разработки в их трудах не получила. Поэтому  вопрос о неформальных группах, в том числе так называемых «скинхедах», быстро трансформирующихся в преступные, как одной из форм групповой детерминации,  рассматривается впервые.

Обращаясь к анализу преступности несовершеннолетних, следует подчеркнуть, что она, выступая составной частью преступности в целом, обладает своими особенностями, коренящимися в условиях жизнедеятельности молодого поколения. Поэтому изучение преступности несовершеннолетних требует выявления как общих, так и специфических факторов её детерминации.

Сегодня актуальной научной проблемой является совершенствование организационно-правовых основ деятельности по предупреждению преступлений, совершаемых  несовершеннолетними в организованных формах.

На актуальность темы исследования указывает ее частое освещение по телевидению, в периодической печати, а также публикации, посвященные преступности несовершеннолетних. Однако фундаментальные работы по проблеме борьбы с организованной преступностью несовершеннолетних в настоящее время отсутствуют.

Трудности в предупреждении приобщения несовершеннолетних к организованной преступной деятельности, в исправлении, изменении жизненных ориентаций подростков, известные мировой практике, усугубляются в наших условиях практически полным отсутствием опыта специальной профилактической деятельности данного направления.

Таким образом, указанными выше обстоятельствами продиктована необходимость детального изучения всех названных проблем применительно к современным условиям.

Цель и основные задачи исследования. Основная цель настоящего исследования – теоретическое обоснование необходимости изучения совокупности преступлений несовершеннолетних, совершающих эти деяния в организованных формах, в т.ч. и со взрослыми; определение специфики организованной преступности несовершеннолетних; раскрытие факторов существования и развития данного вида преступности; разработка предложений профилактической направленности по противодействию этому преступному явлению.

Достижение поставленной цели обеспечивается решением следующих задач:

- дать вариационную дефиницию «организованная преступность», называя её наиболее существенные признаки;

- рассмотреть основные тенденции организованной преступности в России и особенности дальневосточной организованной преступности;

- раскрыть содержание общей характеристики организованных форм преступного поведения в современной России, рассмотреть основные показатели организованной преступности и указать место и роль преступности несовершеннолетних в системе организованной преступности; 

- проанализировать детерминанты, формирующие преступное поведение несовершеннолетних в составе организованных преступных групп (ОПГ) и организованных преступных формирований (ОПФ);

- раскрыть механизм преступного поведения несовершеннолетних, совершивших преступные посягательства в составе ОПГ (ОПФ);

- на основе комплексного криминологического анализа разработать предложения по совершенствованию системы предупреждения организованной преступности несовершеннолетних, в том числе уголовно-правовыми методами.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является преступность, состоящая из совокупности преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп (формирований), а также сопутствующих им фоновых явлений.

Предмет исследования составляют изучение проблем преступлений несовершеннолетних в организованных формах, детерминанты преступного поведения лиц до 18 лет, совершающих преступные деяния в организованных формах, и разработка конкретных предложений по организации деятельности субъектов профилактики преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп (формирований).     

Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют современные достижения теории познания, теоретические положения философии, криминологии, общей и возрастной психологии, социологии, теории обучения, политологии, относящиеся к тематике исследования.

Выводы диссертационного исследования осуществлялись на основе положений Конституции Российской Федерации, нормативно-правовых актов Российской Федерации, в том числе приказов МВД России, законов Амурской области по проблемам борьбы с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними в составе ОПГ (ОПФ).

При разработке вопросов теории и практики по теме исследования диссертант брал за основу научные труды современных отечественных и зарубежных учёных в области криминологии, социологии, психологии.

При исследовании темы автором использовались исторический, формально-логический, документальный, сравнительно-социологический (анкетирование, экспертных оценок), системный методы,  метод анализа уголовной статистики, метод правового регулирования.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют: материалы уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними в составе организованных преступных групп, рассмотренных Амурским областным, Благовещенским городским и Бурейским районным судами в 2000-2005 гг.; статистические данные ГИАЦ МВД РФ о состоянии и тенденциях развития преступности несовершеннолетних, в том числе и организованной; нормативные акты о профилактике преступлений, совершаемых несовершеннолетними; результаты 14 социологических опросов по проблемам преступности несовершеннолетних, в т.ч. и организованной, проведенных в 2002-2007 гг.; данные средств массовой информации (10  публикаций, 7 телепередач); экспертные оценки. Использовались и эмпирические материалы других авторов, полученные в ходе конкретных социологических исследований по рассматриваемой проблематике.

Научная новизна работы состоит в том, что в диссертационном исследовании предпринимается попытка рассмотреть в качестве движущей силы формирования преступных группировок, в том числе – и организованных, так называемый начинающийся националистический экстремизм, дефиниция которого рассматривается примитивно как «скинхедство».

В исследовании предпринята попытка авторской формулировки понятий: «организованная преступность», «скинхедство».

В новом аспекте рассмотрены детерминанты преступного поведения несовершеннолетних в составе организованных преступных групп, основной фактор которого видится в кризисе личности; рассмотрен механизм преступного поведения несовершеннолетних в составе преступных организованных групп.

Проанализирована нормативная база, регламентирующая работу правоохранительных органов по противодействию как преступности несовершеннолетних в целом, так и  преступности лиц до 18 лет, совершающих деяния в организованных формах. Рассмотрены иные меры противодействия преступлениям, совершаемым несовершеннолетними в составе организованных преступных групп.

Проблемы преступности несовершеннолетних, в том числе и  борьбы с нею, не раз обсуждались многими исследователями. Однако прогрессирующий рост корыстных, корыстно-насильственных, насильственных преступлений, совершенных несовершеннолетними в организованных группах, свидетельствует о том, что действительные причины и условия корысти, насилия не устраняются, и, следовательно, механизм воспроизводства преступной направленности принимаемыми для этого мерами противодействия практически не затрагивается. Кроме того, фактически отсутствует институт правового регулирования деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними в составе организованных преступных групп.

Автор осуществил попытку частичного решения данной проблемы путем    формулирования комплекса предложений и рекомендаций по совершенствованию законодательства, регулирующего вопросы предупреждения преступности несовершеннолетних, а также профилактической деятельности органов внутренних дел, направленных на противодействие организованным формам преступного поведения несовершеннолетних.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Отсутствие единства терминологии в понимании содержания структуры организованной преступности затрудняет борьбу с этим социально-негативным массовым интенсивным явлением. Автор предлагает свое определение данного криминального феномена.

2. Групповое преступное поведение несовершеннолетних имеет свои психологические особенности, являясь одновременно как самостоятельным объектом криминологического изучения, так и резервом и составляющей частью организованной преступности.

3. Организованная преступность как наиболее распространённая форма социальной дезорганизации современного российского общества образно представляет собой  по содержанию схему сетевого маркетинга, по форме – «великую» вечную пирамиду. В ее дополнительную «нагрузку» входит «выращивание» кадров преступников, отбирающихся из наиболее «перспективных» подростков и молодёжи.

4. Потребность в защите и удовлетворении как психологических, так и социокультурных нужд, протест против «произвола», «управления» взрослыми и неприятие «двояких» ценностей порождают у подростков стремление к объединению в различного рода направленности неформальные группы (группировки), большинство из которых сегодня имеют криминальный курс и представляют определённую опасность для общества: скины, экстремисты – впоследствии своей деятельности - резерв и помощник организованной преступности в лице её преступных сообществ.

5. Основные тенденции развития организованной преступности в России заключаются в доминировании деяний корыстной направленности, их политизации, в интенсификации вооружённости преступных формирований, куда входят и несовершеннолетние, в расширении и развитии форм экстремистской направленности в сочетании с преступной деятельностью.

Особенности дальневосточных ОПФ заключаются в их многочисленности, высоком уровне соорганизации, структурированности, устойчивых мелко разветвлённых коррупционных сетей - связей на различных уровнях. Дальний Восток – абсолютный лидер организованной наркопреступности в России.

6. На криминализацию несовершеннолетних, совершивших преступления в смешанных организованных группах, решающее влияние оказывают многочисленные социальные факторы, в числе которых – беспризорничество, бродяжничество, деформация ценностных ориентаций, развитие высоких технологий, застойные несовершенные законы, отсутствие бесплатного позитивного досуга, существование системы интернатных учреждений, способствующей процессу депривации лиц до 18 лет.

7. При анализе механизма преступного поведения несовершеннолетних (в том числе и в организованных формах) за основу следует брать содержание ценностных ориентаций у несовершеннолетних преступников воедино с мотивацией и факторами её формирования.

Проблема сегодня видится в кризисе личности, к которому привели падение нравов, отсутствие ценностных ориентаций, национальной идеи. Автор предлагает свой вариант целевой программы «О национальной идее на 2008-2013 годы»), содержание которой включает в себя комплекс мер по нравственному, духовному, патриотическому, физическому воспитанию молодежи и механизм ее реализации (см. приложения).

8. Для эффективного противодействия организованной преступности несовершеннолетних необходим действенный механизм укрепления государственной системы разрушающего воздействия на преступность, создание надежных социальных механизмов защиты интересов молодежи. Решение этой первоочередной актуальной проблемы видится в высоком уровне взаимодействия между всеми ОВД как по вертикали, так и по горизонтали, совместно со всеми субъектами предупреждения преступности несовершеннолетних в целом.

9. В связи с отсутствием в стране Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» необходимо инициирование давно существующих проектов и скорейшее принятие этого закона.

10. Автором предлагается внести ряд изменений и дополнений в законодательные акты, регламентирующие вопросы противодействия преступности несовершеннолетних, в частности в ч. 1 статьи 87, диспозицию и ч. 3 и 4 ст. 150, ч. 1 и ч. 3 ст. 151, ст. 156 УК РФ, дополнить УК РФ ст. 151-2, предусматривающей ответственность за использование детей при занятии попрошайничеством, исключить из УК РФ статьи 134 и 135 УК РФ,  главу 20 УК РФ дополнить ст.157-1 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с несовершеннолетним», установить уголовную ответственность за оборот детской порнографии и использование детей в качестве моделей для изготовления продукции порнографического характера, а также – за публичные формы растления детей с помощью СМИ, ввести в УК РФ ст. 210-1 «Организация преступной группы лиц, не подлежащих ответственности», ввести в УПК РФ раздел «Особенности производства по делам об организованной преступности».

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в следующем: во-первых, положения, выводы и рекомендации, высказанные в процессе работы над темой исследований, представляются имеющими определенную научную значимость при разработке многих проблем профилактики организованной преступности в целом, в том числе – и несовершеннолетних. Во-вторых, диссертация содержит  принципиально новый подход к исследованию данного социально-правового феномена, который опирается на развернутую научную аргументацию, раскрытие  всего комплекса детерминант преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе ОПГ (ОПФ), являясь шагом вперед по сравнению с имеющимися в научной литературе взглядами по данной проблематике.

В-третьих, обобщения и материалы диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке учебных курсов по криминологии, а также положены в основу спецкурсов по соответствующей проблематике для студентов высших учебных заведений (например, «Проблемы ювенальной криминологии»).

В-четвертых, ряд положений и рекомендаций, высказанных в процессе работы над диссертационным исследованием, нашел применение в учебном процессе. В частности, теоретические положения работы получили практическую реализацию в процессе организации и деятельности (для разработки методик выявления и пресечения преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп).

Апробация результатов исследования.    

Основные положения и выводы диссертации использовались в учебном процессе Благовещенского филиала Московской Академии предпринимательства при Правительстве Москвы, Благовещенского филиала Современной Гуманитарной Академии: для проведения теоретических и практических занятий в рамках преподавания дисциплины «Криминология»; при чтении спецкурса «Проблемы ювенальной криминологии»; при создании учебно-методического пособия по курсу «Криминология», пособия «Занимательная криминология». Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры уголовно-правовых дисциплин БФ МосАП, а также на заседании кафедры уголовно-правовых дисциплин МосАП, которая провела рецензирование диссертации.

Ряд положений, изложенных в диссертации, выносился на обсуждение межвузовской научной конференции «Молодежь ХХI века: шаг в будущее» (Благовещенск, 2001 г., 2006 г.) и ряде конференций БФ МосАП (2002-2007 гг.).

По теме исследования опубликовано 12 работ, в том числе – две  монографии и одна публикация в издании, рекомендованном ВАК.

Структура и объем диссертации. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК Российской Федерации. Структура и объем диссертации определяются целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, 3 глав, семи параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы диссертационного исследования, определяются его цель и задачи, объект и предмет, показывается степень научной разработанности темы, научная новизна и практическая значимость работы, раскрывается методологическая основа исследования, формулируются основные положения, выносимые автором на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

           Первая глава «Общая характеристика организованных форм преступного поведения в России» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе рассматриваются понятие, состояние и тенденции развития организованной преступности в современной России.

Отмечается, что понятие организованной преступности до сих пор остаётся источником споров и разногласий в мировой и особенно в отечественной криминологической и уголовно-правовой литературе. В работе предпринята попытка осветить весь спектр мнений и суждений по данному вопросу, в частности, содержащихся в публикациях С.В. Ванюшкина, В.В. Волобцева, А.И. Гурова, Э.А. Иванова, В.Н. Кудрявцева, Д.П. Корецкого, В.Б. Кулика, В.В. Лунева, Е.А. Мохова, В.С. Овчинского, Е.В. Топильской, Д.А. Шестакова, О.Г. Цыплакова и др.

Общим для всех исследователей является  выделение основных признаков организованной преступности: устойчивый характер преступной деятельности; основная цель – извлечение максимальной прибыли; сложная иерархическая структура; коррумпирование госслужащих; стремление к монополизации (установлению контроля) в определённой сфере деятельности или на определённой территории и др.

         По мнению автора, организованная преступность – сложнейшая система одного постоянно функционирующего отлаженного механизма с обязательным социальным управлением (установление и оптимизация связей, в т.ч. коррумпированных, контроль за поведением членов сообщества), по содержанию напоминающего сложный «сетевой маркетинг», по форме – «великую» пирамиду, которую непросто и невозможно разрушить.

Организованными группами или преступными сообществами совершено в 2006 году 30208 преступлений, что на 5,6% выше 2005 года.

По данным МВД, в  России активно действует свыше 446 тысяч организованных преступных формирований со сложной внутренней структурой. Девять из них имеют международные связи.        

Особенностью дальневосточных ОПФ является то, что они многочисленны, имеют высокий уровень соорганизованности, структурированности, устойчивые коррупционные связи как на местном, так и федеральном уровнях.

В целом автор отмечает следующие тенденции организованной преступности в России.

1. Растущая преступность, в т.ч. и организованная, смешанная с коррупционной, экономической – норма, осознанная обществом, его данность. Сегодня в понимании большинства населения – преступность – нормальное решение жизненных проблем. Общество, обладая высокой толерантностью, быстро привыкает к преступности, чем деморализует и народ, и власть, снижает реальные возможности противодействия криминалу.

2. По-прежнему в структуре мотивации общей, в том числе организованной, преступности доминирует корысть (различные формы личной выгоды, власть), составляющая почти 95%. Сегодня «окорыствляются» все сферы жизнедеятельности: экономика, политика, культура, образование.

3. Растет латентизация преступлений: увеличивается число естественных латентных, т.е. незаявленных, неустановленных преступлений. В настоящее время латентная преступность резко превышает регистрируемую и соотносится как 1:5, т.е. на одно очевидное и учтенное приходится 5 неучтённых, латентных, следовательно, безнаказанных, ведущих к рецидиву и другим негативным последствиям.

4. Отмечается обратно пропорциональная зависимость между  интенсивной криминализацией новых деяний, совершаемых обычными людьми, наказываемыми «по полной программе», и интенсивным торможением преступлений, совершаемых преступной политической, экономической, правящей элитой, остающейся в большинстве случаев безнаказанной.

5. Наблюдается ограничение судов в выборе меры наказания, в частности в виде обязательных и исправительных работ.

Сегодня реально можно назначить большинству населения только штраф и лишение свободы. Институт исправительных работ приемлем только для лиц, не имеющих постоянного места работы.

6. Несоразмерны цена экономической преступности и ее фактическая ненаказуемость. По мнению экспертов, на территории России регистрируется менее 5% экономических преступлений от реально совершаемых; раскрывается ещё меньше; до суда доходят единицы дел (как правило, деяния совершены настолько профессионально, что впоследствии уголовные дела прекращаются).

7. Отсутствие в УК РФ ответственности за опасные формы (виды) коррупции порождает безнаказанность, коррумпированность представителей законодательной (как правило, депутаты Государственной думы), исполнительной (сотрудники ОВД, в частности службы безопасности дорожного движения), судебной власти.

8. Наблюдается массовое вовлечение в организованную преступную деятельность сотрудников органов внутренних дел, прокуратуры, таможни.

9. Продолжает оставаться высоким уровень интернационализации преступных группировок, существуют обширные связи с преступными элементами  в странах – бывших союзных республиках Советского Союза и Дальнем зарубежье. В частности, на Дальнем Востоке – это китайская «триада».

10. Отмечается сверхтехническая оснащенность, вооруженность преступных группировок.

11. Преступность структурно усложняется, меняет направленность своей криминальной деятельности, расширяются ее межрегиональные связи.

12. Оргпреступность проникает практически во все сферы жизнедеятельности: экономику, политику, оборону, институт социальных отношений, культуру, духовную жизнь, образование.

13. Организованная преступность  вышла  на качественно новый этап: она способна к саморегуляции и самовоспроизводству.

Во втором параграфе освещается место преступности несовершеннолетних в системе организованной преступности.

Одной из особенностей преступности несовершеннолетних является ее ярко выраженный групповой характер. Удельный вес групповых преступлений в общем числе зарегистрированных преступлений несовершеннолетних в среднем по России составляет около 65-70%. В целом показатель групповой преступности несовершеннолетних на протяжении ряда лет в 2-3 раза превышает по значению этот показатель среди взрослых.

Основная часть (более 60%) всех криминальных групп, в которых подростки совершали преступления, состояла только из несовершеннолетних.

Группы несовершеннолетних с участием взрослых составляют стабильную долю (до 40%).

Отмеченное свидетельствует, во-первых, о групповой криминальной активности несовершеннолетних, во-вторых, о значительной негативной роли взрослых преступников-рецидивистов; в-третьих, о неэффективности системы общей профилактики преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных групп; в-четвертых, об отсутствии законодательной базы в вопросе предупреждения преступных деяний, совершаемых подростками в организованных группах.

Питательной средой для групповой преступности стали неформальные группировки молодежи антиобщественной направленности. Ежегодно более 70 тыс. подростков, входящих в такие группировки, подвергаются уголовному и административному наказанию за совершение различного рода правонарушений. Подростковые группы с антиобщественной направленностью достаточно широко используют в своих целях лидеры организованной преступности, которые фактически становятся частью данного вида преступности.

В Хабаровском крае выявлены организованные преступные группировки, на счету которых свыше 30 преступлений. В Амурской области такие группировки успевают совершить обычно до 15-20 преступлений, но при расследовании уголовных дел доказывается лишь половина деяний. 

Опасной тенденцией становится перерастание традиционных форм подростковых преступных групп в организованные преступные формирования.     Именно подростковая преступность формирует тот тип личности субъектов преступлений, который будет доминировать и развиваться в дальнейшем.

Преступность несовершеннолетних оказывает влияние не только на преступность в целом, но и отдельные ее виды, категории и группы преступлений. Особенная связь существует с рецидивной преступностью. Среди рецидивистов почти 2/3  тех, кто начал преступную деятельность, не достигнув совершеннолетия. 

С момента так называемой капитализации экономических отношений сегодня более четко проявляется тенденция к трансформации неформальных подростковых и молодежных группировок в разбойные группы, банды, пополняющие организованные группы и используемые в них в качестве непосредственных исполнителей.

В последнее время наблюдается массированное вовлечение подростков в теневой бизнес. Преступные группы несовершеннолетних, возглавляемые взрослыми преступниками, становятся все более мобильными, а совершаемые ими преступления – более тяжкими и жестокими.

Сегодня характерной особенностью подростковой преступности стала её «география»: активное  и массовое вовлечение несовершеннолетних в организованные структуры террористической направленности, например, в Дагестане, Чечне; браконьерство, совершаемое лицами моложе 18 лет, на Камчатке; организованное вымогательство – в г.г. Хабаровске, Владивостоке; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ – в Амурской области, Приморском крае; участие в группировках, настроенных экстремистски, массовые беспорядки, провоцируемые экстремистскими силами, - Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Казани, Владивостоке, Хабаровске.

Активизировалось использование подростками оружия для завладения чужим имуществом, возросла организованность молодежных преступных сообществ, агрессия и насилие стали чуть ли не единственными средствами разрешения конфликтов в молодежной среде. Нередко под такие деяния подводится идеологическая основа, формирующаяся под давлением националистических и религиозных амбиций стремящихся к власти безответственных политиков.  

Возрастает криминальный профессионализм несовершеннолетних преступников. Эта проявляется в наличии универсальной специализации, приобретении уголовной квалификации. Преступная деятельность становится для некоторых групп несовершеннолетних основным способом проведения досуга.

Признавая изложенное, позволим себе утверждать, что речь все же идет не о качественно новом феномене преступности несовершеннолетних, а всего лишь о новых чертах, признаках, элементах, которые на предшествующих этапах развития общества в ней либо отсутствовали, либо не были выражены столь явно и масштабно.

Вторая глава «Детерминация и механизм преступного поведения несовершеннолетних в составе организованных преступных групп» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе освещается проблема детерминации преступного поведения несовершеннолетних в составе организованных преступных групп.

Автор несколько отходит от традиционного исследования детерминант преступного поведения несовершеннолетних, в том числе совершаемого в организованных формах: социально-экономических; педагогических; биопсихических.

Среди основных причин групповой подростковой девиации автор выделяет следующие:

1. Либерализация (гуманизация) уголовной политики, в т.ч. амнистия.

Сегодня продолжает иметь место не всегда оправданная снисходительность судей по отношении к преступникам-подросткам, совершившим ряд тяжких и особо тяжких деяний.

         Сегодня можно констатировать, что самый высокий показатель среди всех мер уголовно-правового характера по отношению к несовершеннолетним преступникам - это применение условного осуждения, которое ежегодно составляет до 75%. Данная цифра свидетельствует о неэффективном, неиндивидуальном подходе к содеянному несовершеннолетним преступником.   

Фактором, способствующим росту преступности несовершеннолетних, явилась амнистия в отношении женщин и несовершеннолетних 2000 года, в результате которой тысячи подростков по всей России покинули места лишения свободы. Эта амнистия не носила никакой профилактической направленности, что способствовало в дальнейшем совершению новых преступлений из числа освободившихся подростков.

2. Образование (обучение и воспитание).

Реформы педагогической и правоохранительной систем, инициированные в 1991 году, были ориентированы на ликвидацию воспитательной функции школы и профилактической функции милиции. Жизнь показала ошибочность и порочность подобного курса реформ.

С каждым годом сокращается число профессиональных училищ, рушится их сеть. Сегодня большая часть этих заведений перешла на платную основу, и основная масса несовершеннолетних этой категории оказалась в длящейся годами трудной жизненной ситуации: нет учебы, нет работы.

Происходящая такого рода «селекция» выбрасывает многих подростков из официальных институтов социализации на улицу, что  включает механизм интенсивного переключения несовершеннолетних в различного рода группировки и объединения молодежи с антисоциальной и противоправной направленностью.

3. Безнадзорность и беспризорность, влекущие бродяжничество.

Число беспризорников в нашем государстве, по неточным данным, определяется в 1-5 миллионов детей.

Характерные формы антиобщественного поведения подростков из маргинальной среды – пьянство, наркомания, попрошайничество, половая распущенность, проституция.

Важнейший фактор безнадзорности и беспризорности – рост числа семей беженцев и вынужденных переселенцев, условия жизни которых крайне неудовлетворительны.

Беспризорность – резерв и источник пополнения криминальной среды, и в большем случае - из воспитанников и выпускников детских домов.

Сегодня, по данным исследования, каждый пятый безнадзорный готов пополнить банду или влиться в асоциальную группу.

4. Рецидив. Психология «зоны».

Молодежь, побывавшая в режимно-воспитательных учреждениях, в том числе длительное время находившаяся в местах лишения свободы, пагубно влияет на личность подростков, способствует и формирует подростково-молодёжные группировки антисоциальной  направленности.

Исследование показало, что от 19 до 45% лиц в первые три года после освобождения из ВК вновь совершили преступления.

Среди многих причин, тормозящих процесс предупреждения повторных преступлений, - нерешённые проблемы социальной адаптации, бытового и трудового устройства освобождённых из колонии.

По нашим данным, каждый второй-третий осуждённый подросток, освобождённый из мест лишения свободы,  утратил родственные связи, каждый первый-второй нуждается в ресоциализации. Подростковый опыт антиобщественного поведения у многих сохраняется на долгие годы, среди рецидивистов молодёжного возраста в разных регионах страны около 45-52% составляют лица, которые впервые были осуждены в 14-15 лет и 10-14% - в возрасте 16-17 лет. 

Близость несовершеннолетних к преступному миру (к ранее судимым, к лицам, безнаказанно совершающим преступления) создаёт, в конце концов, благоприятные условия для повышенной виктимизации; с этим связано около 25% преступлений, в том числе убийств.

Формированию криминальной личности несовершеннолетнего способствует и рецидив ближнего окружения и, в частности - семьи.

Изучение этой проблемы в Хабаровском крае показало, что 2,3% участников групповых преступлений несовершеннолетних проживали в семьях с крайне низким прожиточным минимумом. В ходе опроса осужденных несовершеннолетних, совершивших преступления в составе групп, установлено, что почти у каждого третьего родители либо брат (сестра) судимы.

5. Культура (лжекультура, субкультура) и мода.

Преступность пагубно влияет на нравы современного российского общества: наблюдается процесс разложения, деформации системы ценностных ориентаций, традиций населения.

Нравы преступной среды, т.е. ее субкультура, внедряются в круг молодежного общения, влияют на сознание несовершеннолетних, в котором укрепляется мнение о том, что быть судимым, делать татуировки – это здорово.

Появились новые типы потребителей и заказчиков профессионального искусства, строящие свои отношения с творческими деятелями на рыночных принципах.

В то же время государство последовательно сокращает своё участие в поддержке отечественной культуры, полагая, что формирующийся рынок решит все возникающие проблемы.

         Черты уголовной субкультуры проникли в повседневную жизнь, воспроизводясь в отдельных социальных группах.

Реклама подобного образа жизни, пропаганда образцов субкультуры преступного мира приносят коммерческую выгоду, чему способствуют представители шоу-бизнеса и средства массовой информации.

6. Семейное неблагополучие.

Ослабление роли семьи в формировании человека, отсутствие одного из родителей, возникновение в семье конфликтов, криминогенных ситуаций – все это негативно влияет на динамику преступности, в том числе и в первую очередь – преступности несовершеннолетних.

В настоящее время российская семья переживает переходный период, вызванный изменениями положения женщин в обществе. Небольшая их часть вовлечена в общественное производство. Изменяется и содержание социальной роли в семье женщины как матери, уменьшается зависимость человека от семейной ячейки, перестраивается мораль.

Неравномерность материальной обеспеченности различных групп населения, детерминирующая формирование корыстной направленности у менее обеспеченных, сказывается и на внутрисемейной «финансовой политике».

Противоречие между потребностью в стабильном семейном общении и невозможностью полного ее удовлетворения само по себе обусловливает склонность к пьянству и наркомании.

Конфликтная атмосфера в семье, систематические ссоры между родителями в присутствии их детей также являются ситуациями криминогенной направленности.

В результате проведенных автором исследований в Амурской области установлено, что более 60% подростков-преступников происходили из неблагополучных семей. Более чем в 1/3 обследованных семей установлен алкоголизм одного из родителей.

Массовый характер носит «вспитательное» насилие в отношении детей. По подсчетам НИИ детства, в России ежегодно подвергаются насилию около 2 миллионов детей в возрасте до 14 лет. Для 10% из них семейное насилие заканчивается смертельным исходом; 2 тысячи кончают жизнь самоубийством; многие дети бегут из дома. Часть детей по этой причине (насилие в отношении них) совершает преступления.

7. Наркотизм как негативное социальное явление (наркомания, алкоголизм).        

Возраст алкогольной инициативы у детей и подростков приходится на 13-14 лет: до 10 лет – 33,9%; 11-15 лет – 34%; 16 лет и старше – 4,0%. Основную роль в формировании алкогольных установок и в алкогольной инициации играет семья.     

         Статистические исследования убедительно доказывают связь пьянства с преступностью.

         Наряду с пьянством и алкоголизмом мощным фактором преступности выступает наркомания. 

Наркомания – прежде всего проблема молодежи. Так, более 80% взрослых наркозависимых приобщились к наркотикам в несовершеннолетнем возрасте.

В сегодняшней России постоянно либо эпизодически потребляет наркотики более 4 миллионов человек, из которых 2-2,5 миллиона – это несовершеннолетние.

Одну из причин глобального роста уровня наркотизации отечественные специалисты видят в приобщении досуга российской молодёжи к распространённым в мире модным течениям, включающим в качестве системного элемента потребление наркотиков, а также доминирование в молодёжной среде гедонистического мировоззрения. Немаловажную роль играют роль также миграционные процессы, ведущие к отрыву от традиционной культуры и родного языка. Другим фактором является стрессогенность социальной, экономической и психологической ситуации в стране, влекущая за собой маргинализацию и ухудшение состояния здоровья несовершеннолетних (повышенная невротизация).

Так, по данным УВД Амурской области, в 2006 году на учете у врачей-наркологов состояло 254 подростка. Причем латентная наркомания и токсикомания примерно раз в пять превышает официальные показатели.

         8. Депривация и социальное сиротство. Насилие в учреждениях интернатного типа.

Значительная часть детей сегодня находится вне сферы заботы государства: они не получают того, что им гарантируют Конвенция ООН о правах ребёнка и Конституция Российской Федерации, а также многочисленные законы, программы в сфере социального обеспечения, образования, здравоохранению.

В последние годы количество детей-депривантов по России составляет 100-120 тысяч человек, общая численность детей - сирот за последние 10 лет выросла с 426 тысяч до 700 тысяч, практически на 60%, а число интернатных учреждений для сирот выросло с 725 до 2750, т.е. в 3,5 раза.

В России, по данным НИИ детства, 720 тысяч детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения. Согласно статданным Генпрокуратуры РФ, 40% детей после окончания детдома становятся алкоголиками и наркоманами, 40% - преступниками или обслугой преступности, 10% - кончают жизнь самоубийством из-за отсутствия жилья, работы, ощущения своей никчемности.

Более 160000 детей воспитываются в различного типа государственных учреждениях и около 90% из них имеют родителей, которые уклоняются от их воспитания. 

Постоянно растут масштабы социального сиротства несовершеннолетних. В настоящее время в детских домах воспитываются более 132 тыс. детей, оставшихся без родителей.

9. Виктимизация несовершеннолетних – фактор их насильственной преступности.

Зачастую следствием преступной деятельности несовершеннолетних являются преступления в отношении них взрослых: это не только деяния, предусмотренные ст.ст. 150, 151, 156 УК РФ, но и деяния, направленные на жизнь, здоровье, свободу, честь, достоинство, половую неприкосновенность личности. В этих посягательствах несовершеннолетние являются жертвами. Пережив надругательства над собой и закрепив это надолго в своём сознании, они становятся преступниками-насильниками. В силу возраста, неумения защитить себя подростки наиболее виктимны.

По исследованиям психологов, между степенью деформации личности несовершеннолетнего преступника и степенью виктимности потерпевшего имеются устойчивые обратные зависимости, бедность жизненного опыта, незрелость эмоционально-волевой сферы, недостаточная развитость системы самоконтроля, которые повышают, по сравнению с аналогичными преступлениями взрослых, роль виктимогенных факторов в механизме преступлений несовершеннолетних.

10. Социальная маргинализация.

Зачастую маргинальность нередко выступает источником многих негативных процессов в обществе. Рост маргинальности и рост преступности – параллельные социальные процессы.

Отсутствие нравственных идеалов и принципов, неуверенность в завтрашнем дне, ощущение бессмысленности жизни  (социальная аномия) показали опросы подростков, проведённые в конце 90-х годов. Более 40% опрошенных молодых людей допускают возможность своего участия в криминальных группировках.

Близок к явлениям аномии феномен маргинализации массового сознания и поведения. Речь идёт об отказе (резигнации) значительной части подростков, молодёжи от собственных усилий, направленных на соответствие резко возросшим требованиям среды. Происходит дезактуализация ранее нормативного социального поведения, выступает принятие краевых, маргинальных его форм с поведенческой псевдоадаптацией на их уровне.

Сегодня особенно заметно ощущается массовая терпимость, принятие всеми поколениями норм существования и форм поведения криминально ориентированных сообществ – допустимость и приемлемость непристойностей в литературе и театре, уголовного жаргона в бытовой речи, агрессивного стиля поведения, а также любых форм обогащения, обеспечения достаточного материального уровня, в том числе через совершение преступлений.

11. Экология и здоровье общества

За последнее 10-летие произошло качественное ухудшение здоровья школьников. Исследования показывают, что в России лишь 10% выпускников школ могут считаться здоровыми. Половина имеет морфофункциональные отклонения, 40% - хроническую патологию. Все это связано с психоэмоциональным напряжением, связанным с условиями жизни и обучения.

По данным НИИ психиатрии, распространенность основных форм психических заболеваний среди детей и подростков составляет 20-25%, что в 10 раз выше, чем по данным официальной статистики, регистрирующей частоту обращаемости к психиатру. От 30 до 70% подростков, находящихся на учете в милиции, имеют различные формы психической патологии, что чревато не всегда неадекватным их поведением, в том числе – и криминальным, переходящим в преступную деятельность.

Как отмечают учёные-экологи, в результате загрязнения окружающей среды у малолетних, несовершеннолетних возникают не только соматические (телесные), но и нервно-психические расстройства, что создаёт угрозу увеличения пристрастия детей к наркотикам.

Лишь 27% амурских детей абсолютно здоровы. 56% из них находятся в группе риска, остальные – больны хронически. В Приамурье отмечается рост показателей наркомании, токсикомании и алкоголизма, в том числе и пивного, среди детей.

12. Неформальные молодёжные объединения и скинхеды.

Потребность в защите и удовлетворении как психологических, так и социокультурных нужд, протест против «произвола» взрослых и неприятие общепризнанных ценностей порождают у подростков стремление к объединению в неформальные группы.

Общественная опасность современных подростково-молодёжных группировок выражена в том, что они стали формироваться не столько для совместного времяпрепровождения, пусть социально-негативного, сколько в насаждении преступного образа поведения и направленного включения в организованные структуры преступности.

Рост неформальных объединений среди молодежи – результат неблагополучия в молодежной среде, недостаток социального института: школы, высших и средних специальных учебных заведений, семьи.

На одном аспекте следует остановиться особо. Это так называемое скин-движение («скинхедство»). На наш взгляд, скинхедство в криминологическом аспекте – негативное социальное явление, генезисом которого явились противоречия в основных сферах жизнедеятельности общества, детерминировавшие в нем существование и трансформацию молодого поколения как неприемлющего взгляды, принципы, установленные правила поведения части социума.

Скинхедство – консолидация молодых людей, в том числе несовершеннолетних, отличающихся от основной части населения своими взглядами (и их последствиями), осуществляемыми убеждениями (в дальнейшем идеологией) и внешним видом.

Скинхеды – социальные группы, состоящие из несовершеннолетних, лиц молодого возраста, объединяющихся первоначально для выражения своих примитивных взглядов, на основе соблюдения своих жизненных принципов, а также, как правило, впоследствии – «политизированные» группы (объединения) молодёжи, экстремистски настроенной, но ещё политически незрелой.

         13. Кризис личности – основа детерминации преступного поведения несовершеннолетних, в том числе и организованного.

Кризис личности (имеется в виду молодого поколения), начавшийся в годы перестройки и особенно усилившийся в середине 90-х годов ХХ века, о чем свидетельствуют вспышки преступлений различного вида, совершенных несовершеннолетними, образование и дифференциация и интенсивное развитие неформальных группировок среди подростков на территории России, достиг кульминационного момента в конце ХХ века - начале ХХI веков. Сформировалось поколение нового типа, для которого стали чужды патриотизм, гуманность, нравственность. Появился новый тип человека со свойственной ему жестокостью, равнодушием, безразличием, ценностными ориентациями, не приемлемыми для старшего поколения и государства, переживающего кризисный и переходный периоды. Утрата нравственных ценностей усилила эмоциональное напряжение и затруднило сброс его в социально приемлемой форме. 

Сегодня мы живём без национальной идеи. Стране нужна государственная идеология восстановления нравственности, государственная пропаганда нравственности.

В третьем параграфе раскрывается механизм формирования преступного поведения несовершеннолетних в составе организованных преступных групп.

На взгляд автора, механизм преступного поведения - это процесс взаимодействия личности (личности преступника, преступников) с окружающей средой, результатом которого является совершение этой личностью (группой лиц) преступного деяния.

Генезис преступления, как правило, начинается с потребностей. Однако он может проявлять себя и с ценностных ориентаций, заканчиваясь оценкой объективной возможности достижения цели.

Важной особенностью личности несовершеннолетнего является стремление к самоутверждению: желание занять значимое для него место в обществе, самостоятельность суждений.

При взаимодействии трёх составляющих группового общения: коммуникативной, интерактивной (характерных для скинхедов с целью повлиять на поведение, настроение и убеждение других), перцептивной (важной для взаимопонимания), наблюдается (формируется) устойчивость, сплочённость группы, которая впоследствии может перерасти в организованную (экстремистскую) группировку, позже – в формирование.

Важной психологической детерминантой, определяющей особенности поведения личности, является мотивация. Наличие мотивации является необходимым условие внутренней психологической подготовки к действию.

Мотивация поведения включает в себя активизацию потребности; формирование мотива; целеполагание; выбор пути достижения этой цели; прогнозирование возможных результатов (особенно это характерно для организованных групп); принятие решения; контроль и коррекцию действий; анализ наступивших последствий; разработку защитного мотива-механизма.

Мотивация конкретного преступления реализуется во взаимодействии с определенным комплексом объективно существующих внешних обстоятельств, ситуаций конкретного преступления.

Одной из потребностей личности является потребность в значимости, которая характеризуется тем, что самооценка индивида – несовершеннолетнего - определяется уровнем его публичного признания.

Потребности человека (органические, социальные, интеллектуальные, нравственные, эстетические и др.), выступающие в виде интересов, желаний, стремлений, целей, мотивируют все его поступки и поведение. 

Ценностные ориентации – идеологические, моральные, эстетические, этические и другие основания оценок человеком окружающей действительности. Попытка в процессе общения изменить их может привести к серьёзному конфликту.

Нельзя забывать и о роли проблемной ситуации  (совокупности всех тех обстоятельств, которые требуют незамедлительного принятия решения), являющейся фактором, актуализирующим саму потребность и вызывающим преступное поведение.

Совершение преступления – последнее звено в цепочке механизма преступления.

Определенную специфику имеют организованные преступления, отличающиеся от других видов преступных посягательств своей «организованностью»: планомерностью, единством, четкостью.

Организованное преступление – запланированное, «устроенное» или заранее продуманное, предумышленное. При его совершении обязательно присутствует стадия приготовления.  Организованная преступная деятельность – система организованных преступлений. Зачастую организованные преступления, как правило, перерастают в организованную преступную деятельность как систему взаимосвязанных организованных криминальных деяний. При этом тип личности преступника можно отнести к криминально целеустремленному, что нередко характерно и для несовершеннолетних преступников (конформистов, корыстников, насильников, маргиналов).

Глава третья «Предупреждение преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп» состоит из трех параграфов.

Первый параграф освещает вопросы правового регулирования деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними в составе организованных преступных групп, и содержит предложения по его совершенствованию.

Отмечается, что до сих пор отсутствует единый нормативно-правовой акт по борьбе с организованной преступностью, что значительно усложняет и затрудняет профилактические мероприятия со стороны правоохранительных органов в данном направлении.

Среди важнейших правовых актов, регулирующих деятельность всех государственных служб, в части профилактики правонарушений несовершеннолетних, в первую очередь следует отметить Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

На основе анализа всего комплекса нормативно-правовых актов, имеющих прямое или опосредованное отношение к рассматриваемой проблематике, а также имеющихся в юридической литературе предложений по совершенствованию законодательства, регулирующего вопросы ювенальной юстиции, автор формулирует комплекс необходимых, по его мнению, новаций.

1. Суды, опираясь на ч. 1 ст. 87 УК РФ, допускают узкое толкование понятия «несовершеннолетний», не включая в него малолетнее лицо. В диспозиции ст. 150 указано слово «несовершеннолетний» и отсутствует – «малолетний». Предлагается заменить понятие «несовершеннолетний» словами «лицо, не достигшее 18-лет». Зачастую в совершение преступления вовлекаются и малолетние, которые согласно ст. 20 УК РФ не являются субъектами преступления, следовательно, понятие «преступление» в ст. 150 УК нужно заменить на  «общественно опасное деяние».

2. Ч. 3 ст. 150 УК РФ дополнить словами следующего содержания: «либо совершением в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста», ч. 4 ст. 150 УК РФ – «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору или организованной группой».

3. Дополнить ст. 150 УК РФ особо квалифицирующим признаком: «вовлечение рецидивистом в совершение преступления одновременно двух и более несовершеннолетних в целях создания преступной группы».

4. Необходимо дать более полный комментарий диспозиции ч. 1 ст. 151 УК РФ, конкретизировав понятие насилия: это «причинение побоев, истязаний, причинение лёгкого и средней тяжести вреда  здоровью человека, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также угроза совершения вышеназванных действий».

5. Уточнить диспозицию ст. 151 УК РФ, дополнив ее словами «…в азартные игры», конкретизировав субъект (специальный) преступления; исключить из ст. 151 УК РФ слово-признак «систематичность».

6. Ч. 3 ст. 150 и ч. 3 ст. 151 УК РФ дополнить таким отдельным квалифицирующим признаком, как «совершение преступления в отношении двух и более несовершеннолетних».

7. Дополнить УК РФ ст. 151-2, предусматривающей ответственность за использование детей при занятии попрошайничеством.

8. В ст. 156 УК РФ признать жестоким и дурное обращение с детьми и предусмотреть безальтернативную санкцию по ч. 1 ст. 156 УК РФ в виде лишения свободы сроком до 2-х лет лишения свободы, по ч. 2 – сроком до 5 лет лишения свободы.

9. Исключить из УК РФ статьи 134 и 135 УК РФ,  главу 20 УК РФ дополнить ст.157-1 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с несовершеннолетним»

10. Установить уголовную ответственность за оборот детской порнографии и использование детей в качестве моделей для изготовления продукции порнографического характера, а также – за публичные формы растления детей с помощью СМИ, включая и Интернет.

11. Возраст уголовной ответственности по ст. 209 УК РФ снизить до 14 лет.

12. Ввести в УК РФ ст. 210-1 «Организация преступной группы лиц, не подлежащих ответственности».

13. Ввести в главу 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» ст. 156-1, предусматривающую уголовную ответственность за умышленное непринятие без уважительных причин мер в отношении лица, не достигшего 15-летнего возраста, самовольно оставившего учебно-воспитательное учреждение и не получившего неполного среднего образования, лицом,  ответственным в соответствии с законом или со специальным правилом за его обучение и воспитание.

14. В УПК РФ ввести раздел «Особенности производства по делам об организованной преступности».

Второй параграф посвящен деятельности органов внутренних дел по борьбе с  преступлениями несовершеннолетних в составе организованных преступных групп.

Работа по профилактике преступности несовершеннолетних, в том числе совершивших преступные деяния в организованных формах, представляет собой целый комплекс мероприятий, осуществляемых рядом министерств, различных учреждений, ведомств, и в первую очередь – горрайорганов внутренних дел.

Автор делит специальные субъекты по степени их участия в профилактике и, в первую очередь, преступности несовершеннолетних, а также – предупреждении преступных посягательств, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп.

1. Субъекты непосредственной профилактики по данной направленности: подразделения по предупреждению правонарушений несовершеннолетних (ОППН); отделы по борьбе сорганизованной преступностью (УБОП); отделы по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ; служба участковых уполномоченных милиции; следственные подразделения и подразделения дознания; служба уголовного розыска.

2. Субъекты, опосредованно влияющие на предупреждение данного вида преступности: подразделения вневедомственной охраны; патрульно-постовая служба; ГИБДД; подразделения лицензионно-разрешительной работы.

3. Субъекты, как непосредственно, так и опосредованно участвующие в предупреждении преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп, в том числе – преступности лиц до 18 лет: следственные изоляторы (СИЗО); изоляторы временного содержания (ИВС); центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП).

Автор дает комплексную оценку деятельности каждой из названных служб, выявляет имеющиеся в ней недостатки и вносит ряд предложений по ее совершенствованию.

Все предложения делаются на основе существующей классификации мер по предупреждению преступности несовершеннолетних, в том числе организованной:  оперативные; реабилитационные; предупредительные; учётно-контрольные; информационные (информирование заинтересованных органов и учреждений и граждан по отдельным вопросам своей деятельности.

Автор освещает имеющийся опыт предупредительной работы в правоохранительных органах г. Благовещенска.

Социологические опросы показали, что, несмотря на декларирование органами государственной власти предпочтительности предупредительной модели перед репрессивной, все же система уголовной юстиции по-прежнему продолжает работать в своем традиционном «обвинительном» режиме.

Для эффективного противодействия организованной преступности необходим действенный механизм укрепления государственной системы разрушающего воздействия на преступность, создание социальных механизмов, которые бы  нейтрализовали влияние на несовершеннолетних организованной преступности.

Полное решение задачи предупреждения преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе преступных групп, возможно только при высоком уровне взаимодействия между всеми органами внутренних дел, как по вертикали, так и по горизонтали, совместно со всеми субъектами предупреждения преступности несовершеннолетних.

Параграф третий содержит иные меры противодействия преступлениям, совершаемым несовершеннолетними в составе организованных преступных групп.

Среди них можно отметить следующие.

Необходимо развивать волонтёрское движение в деятельности студенческих и иных молодёжных общественных объединений.

Обеспечить привлечение подростков и молодёжи к решению проблем детской безнадзорности и беспризорности, детско-молодёжной преступности и наркотизма, в том числе по таким направлениям, как выявление детей и семей, находящихся в социально опасном положении, участие в организации профилактической, воспитательной, психолого-педагогической и социально-педагогической работы с ними.

Организовать работу с детьми по месту жительства, вовлекать их в занятие физической культурой и спортом, обеспечить активный творческий досуг (занятия в спортивных кружках, секциях, клубах, работа в лагерях труда и отдыха в каникулярный период и другие формы социально значимых общественных работ).

Успешная реализация данной стратегии немыслима без учёта комплекса мер, направленных на повышение социально-правового статуса семьи, психолого-педагогической компетентности родителей, формирование  у них сознательного и ответственного отношения к выполнению обязанностей по воспитанию, содержанию и обучению своих детей, развитие инфраструктуры комплексной социально-педагогической и медико-психологической помощи детям и их родителям (законным представителям).

Необходимо формировать в общественном мнении позитивные моральные и нравственные ценности, определяющие выбор здорового образа жизни, проводить раннюю профилактику, беря положительный опыт, например, США, где уже в детском дошкольном учреждении,  школе распространены программы, направленные против формирования агрессивности как черты характера личности.

Интересна в своем аспекте так называемая коммунальная превенция, которая связана с самоорганизацией компактно проживающих людей, которые в тесном контакте с полицией сами контролируют поддержание общественного порядка на занимаемой ими территории. Совместными усилиями «община» обеспечивает защиту, способствует организации досуга молодёжи, проявляет заботу о социально неблагополучных соседях.

Наконец, всемерное развитие культурного уровня, повышение политической, бытовой, трудовой, правовой культуры как важнейшего условия обновления общества, его гуманизации и нравственного совершенствования являются необходимой основой предупреждения всех без исключения преступных проявлений.

Правовое воспитание, как сложнейший и длительный процесс, следует начинать с первого класса, дифференцируя его (правовая пропаганда, правовое обучение, правовое просвещение) в зависимости от возрастных, индивидуальных возможностей учеников, года обучения в школе.

Считаем необходимым возродить клиники для лечения больных алкоголизмом, узаконив и принудительное лечение. После лечебного курса необходимо обеспечивать бывших пациентов таких клиник работой, учитывая то, что в настоящее время население Амурской области стремительно сокращается.

Целесообразно разработать с учетом всех психологических особенностей личности осужденного, находящегося в местах лишения свободы, особенно в ВК, и внедрить в целях реализации обучающие программы нравственного воспитания как дополнение к альтернативному наказанию, используя опыт, например, США, Франции.  

Необходимо скорейшее принятие законов  «О предупреждении насилия в семье», «О предупреждении преступлений», «О криминологической экспертизе».

Актуален вопрос о концепции психологического предупреждения внутрисемейного насилия.

Весьма полезным было бы создание в России по примеру США центров комплексной (правовой, социальной, психологической) помощи семье и жертвам внутрисемейных преступлений, а также приютов для лиц, подвергшихся насилию в семье. Подобные приюты существуют во многих зарубежных странах и начинают появляться в России.

Нужны федеральные законы «О миграции», «О регистрационном учёте населения в Российской Федерации», «Миграционный кодекс Российской Федерации». Подобные законодательные акты ограничивали бы свободу передвижения в пограничных зонах, закрытых территориальных образованиях, территориях, где введено чрезвычайное и военное положение, а также в зонах проведения контртеррористических операций и в тех регионах, где миграционная ситуация создаёт угрозу безопасности населения.

Необходимо запрещение пропаганды безнравственности,  жестокости и насилия, разрушение национальных традиций и культур.

Нуждается в инициировании рассмотрение проектов Федеральных законов «О борьбе с организованной преступностью».

Необходимо принять и реализовать комплекс нормативных правовых актов, направленных на внедрение ювенальной юстиции в российскую правоприменительную практику.

Нуждается в совершенствовании воспитательный процесс в колониях для несовершеннолетних.

Необходимо повысить информационную безопасность несовершеннолетних, разработав законопроект, ограничивающий показ в средствах массовой информации жестокости и порнографии.

Чтобы население не испытывало информационного голода и не находилось в невесомости по отношению к деятельности скинхедов, необходимо регулярно официально информировать граждан о результатах государственной политики, направленной на противодействие указанного рода неформальным группам и движениям (особенно фашистского толка).

Для противодействия организованной преступности в целом необходим федеральный закон, в котором нужно предусмотреть всевозможные эффективные профилактические мероприятия и их субъекты, кроме того, в связи с кризисом личности необходима научно обоснованная программа о национальной идее, способная выработать и реализовать соответствующие задачи, предусмотреть  прогнозирование её эффективности на основе краткосрочного прогноза.       

Необходимо во все субъекты Федерации ввести должность Уполномоченного по правам ребёнка; разработать законопроект «О несовершеннолетних и профилактике их девиантного поведения».

В заключении излагаются итоговые выводы по результатам проведенного исследования, намечаются пути дальнейшего изучения рассмотренной проблемы. К работе прилагается использованный социологический инструментарий, а также проект Программы «О национальной идее на 2008-2013 годы».

Материалы диссертации опубликованы в следующих научных работах автора:

1. В.И. Гладких, В.А. Кулакова. Организованная преступность несовершеннолетних. Состояние. Тенденции. Предупреждение. Монография. Московский институт права. М., 2007. 23, 5 п.л. (доля соискателя – 70 %).

2. В.А. Кулакова. Детерминация и механизм преступного поведения несовершеннолетних в составе организованных преступных групп. Монография. Благовещенский госуд. педаг. университет. Благовещенск. 2007. 16,6 п.л.

3. В.А. Кулакова. Особенности проявления организованной преступности на Дальнем Востоке. // Российский следователь, № 11 (июнь), 2007. С. 24-26.

4. В.А. Кулакова. К вопросу о правовом регулировании деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними. Сб. научн. трудов БГПУ. 2007. 0,5 п.л.

5. В.А. Кулакова. Детерминанты преступного поведения несовершеннолетних в организованных преступных группах. Сб. научн. трудов БГПУ. Благовещенск. 2007. 0,3 п.л.

6. В.А. Кулакова. Криминологическая характеристика и предупреждение организованной преступности на Дальнем Востоке. Сб. научн. трудов БГПУ. Благовещенск. 2007. 0,3 п.л.

7. В.А. Кулакова. Меры противодействия организованной преступности несовершеннолетних. Сб. научн. трудов БГПУ. Благовещенск. 2007. 0,5 п.л.

8. В.А. Кулакова. Деятельность органов внутренних дел по борьбе с преступлениями несовершеннолетних в составе организованных преступных групп. Сб. научн. трудов БГПУ. Благовещенск. 2007. 0,75 п.л.

9. В.А. Кулакова. Насилие над детьми – национальная проблема. Сб. научн. трудов преподавателей и студентов БФ МосАП. Т.2 .2005. 0,3 п.л.

10. В.А. Кулакова. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых несовершеннолетними в составе организованных преступных групп (на примере ДФО). Сб. научн. трудов преподавателей и студентов БФ МосАП. Т.2. Зея. 2003. 0,3 п.л.

11. В.А. Кулакова, А.С. Осадчий. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность. Сб. научн. трудов преподавателей и студентов БФ МосАП. Т.2. Зея. Благовещенск. 2002.0,5 п.л.

 

 

 

 

Кулакова Вера Анатольевна

Противодействие организованной преступности

несовершеннолетних

(на примере Дальневосточного федерального округа)

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

 

 

 

Формат 60х90 1/16                                 Печать офсетная

Усл. печ. л. 1,5                                     Тираж 100 экз.

КОПИ-ЦЕНТР св. 7:07:10429

Г. Москва, ул. Енисейская, д.36

Силанов К.С. Преступления несовершеннолетних с повышенной общественной опасностью. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С. 3.

Пляшечник Н. Внимание: подросток. Несовершеннолетние организованные // Человек и закон. 2001, № 5. С. 8-11, Сидорова Т. Беспризорные дети // РФ сегодня. 2002. № 17. С. 59.

Интервью с заместителем министра внутренних дел О. Сафоновым // Российская газета. 2007. 31 янв.

А.И. Чаркин. Наркомания как негативное социальное явление и особенности ее криминалистической характеристики // Российский следователь 2004, № 2. С. 28-29.

Криминология – ХХ век / Под ред. В.Н. Бурлакова и В.П. Сальникова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2000. С. 531.

  Александров К. Министерство детства // Приамурье. Факты недели. 21 декабря 2006 года. С. 17.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.