WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Вариативность щелевых срединных сонантов /r/, /j/, /w/ в современном британском произносительном стандарте (экспериментально-фонетическое исследование)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

Ворончихина Ирина Владимировна

 

 

 

ВАРИАТИВНОСТЬ ЩЕЛЕВЫХ СРЕДИННЫХ СОНАНТОВ

В СОВРЕМЕННОМ БРИТАНСКОМ ПРОИЗНОСИТЕЛЬНОМ СТАНДАРТЕ (экспериментально-фонетическое исследование)

Специальность: 10.02.04 – германские языки

 

 

 

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва — 2007

Работа выполнена на кафедре фонетики английского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель:

кандидат филологических наук,

профессор Веренинова Жанна Борисовна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

профессор Фрейдина Елена Леонидовна

кандидат филологических наук,

доцент Лебедева Людмила Дмитриевна

Ведущая организация:                   Дипломатическая академия при МИД РФ, кафедра английского языка

Защита диссертации состоится  « 2 » ноября 2007 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета К 212.135.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» (г. Москва, ул. Остоженка, 38, 119 992).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ».

Автореферат разослан   « 29 »  сентября  2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                       Н.М. Осветимская

Реферируемая диссертация посвящена изучению вариативности современного английского языка, проявляющейся в реализации комбинаторных и позиционных вариантов щелевых срединных сонантов /r/, /j/, /w/ в речи молодых носителей британского  варианта английского языка.

Щелевые срединные сонанты являются предметом дискуссий многих поколений лингвистов, так как благодаря своей амбивалентной природе они занимают особое место в фонетической системе  английского языка на протяжении всего его исторического развития. К дискуссионным можно отнести следующие вопросы: о фонетическом статусе щелевых срединных сонантов, о градуированности степени проявления вокалической составляющей сонорных в зависимости от комбинаторных и позиционных условий, о зависимости аллофонической вариативности сонорных от экстралингвистических факторов. 

Таким образом,

Актуальность настоящей работы определяется необходимостью более детального изучения вариативности щелевых срединных сонантов, а также важностью получения данных об их вариационных возможностях в современном британском произносительном стандарте. Об актуальности данного направления исследования свидетельствует и продолжающаяся дискуссия об изменении произносительной нормы, затрагивающем и модификации качественных  характеристик щелевых срединных сонантов.

Целью данного исследования является изучение, описание и анализ позиционных произносительных вариантов щелевых срединных сонантов в различных фонетических контекстах на современном этапе развития британского произносительного стандарта.

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

  •  провести теоретический анализ литературных источников по теме исследования;
  • провести диахронический анализ истоков вариативности щелевых срединных сонантов в современном языке;
  •  определить лингвистические и экстралингвистические факторы воздействия на артикуляторно-акустические характеристики английских щелевых срединных сонантов;
  •  установить степень трансформации, которой подвергаются сонанты /r/, /j/, /w/ в зависимости от фонетического контекста;
  •  сопоставить и обобщить данные, полученные в результате аудиторского и электроакустического этапов эксперимента, и дать их лингвистическую интерпретацию;
  •  выявить основные направления действующих тенденций произнесения изучаемых сонантов.

Предметомнастоящего исследования является вариативность современной британской произносительной нормы, реализующаяся в позиционных разновидностях щелевых срединных сонантов.

Объектом настоящего исследования являются качественные и количественные  характеристики английских щелевых срединных сонантов /r/, /j/, /w/ в различных фонетических контекстах.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что впервые:

  •  особенности позиционной реализации щелевых срединных сонантов в слитной речи выявляются в комплексе количественных и качественных характеристик на материале подготовленного и неподготовленного видов речи;
  •  исследование модификаций качественных и количественных характеристик щелевых срединных сонантов проводится на материале слитной речи молодежи, являющейся потенциальным носителем произносительных инноваций;
  •  на уровне диссертационного исследования все три щелевых срединных сонанта рассматриваются в качестве равноправных представителей подкласса полугласных.   

Материаломдля исследования послужили два вида звучащих текстов: первые по своей фоностилистической принадлежности можно отнести к неподготовленному виду речи (пересказ известной сказки «Золушка»), в то время как вторые относятся к подготовленному виду речи (чтение специально составленных фраз и минимальных пар).

В рамках данного исследования применялась комплексная методика, включающая в себя лингвистический анализ специальной литературы по теме исследования,  анализ указанных сонорных в диахроническом аспекте, слуховой и электроакустический виды анализа звучащего материала, элементы математико-статистического метода, лингвистическую интерпретацию полученных данных.  Кроме того, примененный в работе принцип «синхронии-в-диахронии» позволил не только показать истоки современной вариативности щелевых срединных сонантов, дать более или менее полный перечень основных изменений, но главное – отразить динамику изменений, затронувших указанные сегменты. 

Достоверностьполученных результатов и обоснованность сделанных выводов обеспечивается использованием методов, адекватных поставленным задачам, анализом объемного теоретического и обширного практического материала, привлечением к анализу экспериментального материала специалистов в области фонетики английского языка.

Апробация работы. Настоящее диссертационное исследование выполнено в русле проблем, предусмотренных планом научно-исследовательской работы кафедры фонетики английского языка МГЛУ. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры фонетики английского языка МГЛУ (2002–2007 гг) и нашли отражение в публикациях автора.

В теоретическом плане полученные в ходе исследования данные могут представлять интерес для дальнейшей разработки проблемы аллофонического варьирования. Теоретическая значимостьработы заключается в следующем:

  •  экспериментально доказана зависимость количественных и качественных характеристик щелевых срединных сонантов от таких факторов, как  признак голоса и место образования предшествующего согласного сегмента, а также положение по отношению к ударному слогу и вид речи;
  •  установлена степень трансформации, которой подвергаются сонорные в потоке звучащей речи;
  •  описаны основные тенденции развития указанной группы сонантов, что способствует дальнейшему развитию теории орфоэпической нормы.

Практическая значимость предпринятого исследования определяется тем, что полученные в ходе работы данные о позиционных вариантах щелевых срединных сонантов могут быть использованы в методике и практике преподавания курсов практической и теоретической фонетики английского языка в языковом вузе. Рассмотрение особенностей сегментных реализаций играет важную роль при обучении английскому произношению будущих преподавателей английского языка и переводчиков.  

Цели и задачи исследования обусловили структуру диссертации, которая состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и прило­жений.

Во введении обосновывается выбор темы исследования, выдвигается рабочая гипотеза, указываются цель, задачи, а также объект и предмет исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы, дается характеристика методологической базы исследования, а также описывается структура диссертации.

В первой главе дается обзор работ ведущих отечественных и западных лингвистов, касающихся амбивалентной сущности щелевых срединных сонантов и послуживших теоретическими предпосылками на­стоящей работы, излагаются существующие подходы к трактовке признака сонорности, проводится диахронический анализ причин современного качественного и количественного варьирования щелевых срединных сонантов; на основании анализа литературных источников дается оценка возможной степени проявления вокалической составляющей указанных сегментов и сохранения ими полноты акустического образа в зависимости от фонетического контекста.

В данной главе рассматривается также проблема вариативности в языке, затрагиваются вопросы о механизмах и истоках общелингвистических изменений. Значительное внимание уделено не­которым особенностям развития современной британской произноситель­ной нормы, определяющим функциональный статус сосуществующих произносительных вариантов щелевых срединных сонантов.

Вторая глава описывает принципы построения экспериментального корпуса исследования, методику проведения аудиторского и электроакустического видов анализа и характеристики программно-аппаратного комплекса.

В третьей главе содержится описание и лингвистическая интерпретация результатов предпринятого исследова­ния, направленного на выявление основных закономерностей варьи­рования качественно-количественных характеристик английских щелевых срединных сонантов.

В заключении изложены основные выводы настоящего исследова­ния, сделанные по результатам анализа литературных источников и экспериментального материала.

Библиографический список представляет собой перечень научной и справочной литературы, использованной в ходе исследования.

В приложении 1 приводятся полные тексты пересказов в исполнении дикторов первой группы. Приложение 2 содержит фразы и минимальные пары дополнительного экспериментального корпуса, включающие слова со щелевыми срединными сонантами в исполнении дикторов второй группы. В приложение 3 включены данные электроакустического анализа щелевых срединных сонантов, не вошедшие в основной текст диссертации.

Содержание и основные результаты исследования

Тема исследования предполагает обращение к проблеме вариативности и нормы, что нашло отражение в первом разделе Главы I «Проблема вариативности на фонетическом уровне языковой системы». В этом разделе развивается идея о наибольшей ингерентной вариативности фонологических единиц по сравнению с единицами других уровней языка. Заметим, что проблема языковой вариативности не утрачивает своей актуальности и представляет собой приоритетную область интересов лингвистов, несмотря на значительную степень разработанности многих ее аспектов (Горбачевич 1978; Кибрик 2003), а прогностические возможности, которые несет в себе изучение варьирования, действительно представляют  собой «центральную проблему соотношения теории и практики» (Травкина 2002).

Фонетическая  вариативность, также как и  вариативность языка в целом, понимается нами как причина и следствие языковой эволюции, обусловленной целым рядом как интралингвистических, так и экстралингвистических факторов. Действие указанных факторов наиболее активно проявляется на периферии языковой системы – зоне повышенной активности вариационных процессов, к которой, в частности, относятся  щелевые срединные сонанты /r/, /j/, /w/. Как показывает анализ предшествующих исследований, маргинальное положение изучаемых фонем в фонологической системе английского языка вызвано уменьшением их функциональной нагрузки и значительной частотностью употребления.  В данном разделе также описываются причины и механизмы аллофонического варьирования, подчеркивается существенная роль социальных факторов в процессе изменения звуковой стороны языка.

Влияние социального фактора на функционирование британского произносительного стандарта находится в центре внимания второго раздела Главы I «Влияние процессов демократизации общества на функционирование британского  произносительного стандарта», где рассматривается проблема направления развития английского стандартного произношения (RP).

Оценки степени распространенности и функциональной нагрузки стандартного произношения во многом субъективны и зависят от авторского видения RP. Как справедливо отмечает О.И. Бродович, ни одна из существующих оценок не может претендовать на объективность (Бродович 1988:18).

В настоящей работе принимается точка зрения таких классиков британской фонетики, как Р.Кверк, А.Гимсон и Дж.Уэллс, которые считают, что английский язык в наше время подвергается не б?льшим изменениям, чем в предыдущие века (Quirk 1982:24; Gimson 1989:83), и призывают следить за тем, чтобы описание RP соответствовало сегодняшнему дню, а не отражало нормы, кодифицированные Д.Джоунзом практически сто лет назад (Wells 1997).

Основную причину происходящих в RP изменений исследователи усматривают в процессах демократизации,  которые имеют место в британском обществе со второй половины XX века и которые означают, что сейчас необходимо понимать RP гораздо шире, нежели раньше (Швейцер 1971; Gimson 1989; Шахбагова 1992; Wells 2000; Медведева 2000 и др.). 

Эволюционный путь демократизации литературного языка заключается в постепенном наполнении прежнего книжного языка устно-народными элементами (Журавлев 1982:200,211), то есть во взаимодействии стандартизированного языка и диалектов, что может выражаться как во вторжении литературного языка в диалектную речь, так и в «повышении в ранге» отдельных диалектных явлений, проникновении их в литературный язык (Швейцер, Никольский 1978:33).

Значительному влиянию стандартизированная речь традиционно подвергается со стороны юго-восточного диалекта, что отмечается многими исследователями (Gimson 1984; Rosewarne 1984, 1994; Wotschke 1994; Wells 1997). В 1990-е годы даже велась дискуссия об изменении произносительной нормы в связи с распространением разновидности этого диалекта – Estuary English (EE), название которого связано с территорией устья реки Темзы. Понятие ЕЕ было введено Д. Розварном в 1984 году для описания региональной речи, сочетающей в себе сегментные и супрасегментные черты RP и лондонского диалекта кокни, то есть занимающей промежуточное положение между двумя «полюсами».

Наиболее взвешенно, на наш взгляд,  все акценты в этом вопросе расставил А.Краттенден (Cruttenden 2001). Автор не рассматривает вопрос о смене произносительного стандарта. ЕЕ, по его мнению, может соперничать лишь с другими региональными стандартами при условии его достаточной распространенности. Автор расценивает ЕЕ как один из видов регионального (лондонского) RP, подчеркивая, вслед за А. Гимсоном, не факт изменения стандарта, а одну из его первопричин – более толерантную общественную оценку некоторых лингвистических явлений (Cruttenden 2001:81). Другими словами, можно говорить о том, что в результате продолжающейся демократизации стандартизированное произношение значительно изменилось, следствием чего стало заметное расширение его узуса и сохранение статуса эталонного произношения.

В третьем разделе Главы I «Щелевые срединные сонанты в диахроническом и синхроническом аспектах» детально описывается эволюционное развитие каждого из исследуемых звуков.

Результаты диахронического варьирования, на наш взгляд, имеют большую объяснительную силу для понимания направленности тех изменений, которые определили неоднозначность фонетического и фонологического статуса указанных сонантов, а также трудности, связанные с интерпретацией их вариантов. Современные оценки общих для щелевых срединных сонантов характеристик могут быть обусловлены диахроническими вариантами /r/, /j/, /w/, зафиксированными в процессе исторического развития английского языка.

Проведенный теоретический анализ свидетельствует о том, что диахроническое варьирование щелевых срединных сонантов /r/, /j/ и /w/  привело к ограничению функциональной нагрузки указанных сегментов, вытеснению их на периферию языковой системы и создало предпосылки для их вариативности в современном языке. Одним из вероятных объяснений диахронических изменений сонорных представляется теория о постепенном ослаблении согласных (Lass, Anderson 1975; Смирницкий 1998), согласно которой консонантная составляющая /w/ и /j/, и в особенности сонорного /r/, постепенно уступала место все возрастающей вокалической. В результате изменений, которые щелевые срединные сонанты претерпели в ходе исторического развития английского языка, в настоящий момент можно говорить о расширении подкласса полугласных, в который традиционно включают /w/ и /j/, за счет сонорного /r/.  В данной работе мы принимаем точку зрения многих современных исследователей о том, что по своим артикуляторным и акустическим характеристикам все щелевые срединные сонанты стоят гораздо ближе к гласным, чем к согласным.

Амбивалентная природа сонорных определяет  сложность атрибуции изучаемых сегментов к одному из существующих терминов: «сонорный», «аппроксимант» и «полугласный». В первую очередь это касается фонемы /r/, традиционным определением которой является «щелевой  сонант», однако многие исследователи на основании артикуляторных и акустических свойств данного сегмента относят его наряду с /j/ и /w/ к полугласным (Mutanen 1973; Ladefoged 1975; Espy-Wilson 1987; Gimson 1989; Ohala 1995; Веренинова 2000).  Термин «полугласный» представляется нам весьма удачным, однако в последнее время все более распространенным становится предложенный западными  лингвистами термин «аппроксимант» (Abercrombie 1982; Wells 2000; Roach 2000), положительным моментом которого можно считать заключенную в нем неопределенность. На наш взгляд, этот,  хотя и достаточно безликий, термин  в известной степени подчеркивает то, что щелевые сонанты «отошли» по артикуляции от согласных и приблизились к гласным, то есть занимают промежуточное положение между двумя основными классами звуков. Данное определение лишает сонант неотъемлемой части артикуляции согласных – фокуса образования, в отличие, например, от определения, характерного для отечественной фонетической традиции, – «какуминальный заальвеолярный щелевой срединный сонант» (Vassilyev 1970; Торсуев 1975; Трахтеров 1976). По этой причине термин «аппроксимант» знаменует собой очередное звено в цепи звуковых изменений (Lass and Anderson 1975:150; Lass 1984:170). В схеме ослабления согласных, предложенной Р. Лассом и Дж. Андерсоном, он являет собой  переходное состояние от  звонкого фрикативного к полугласному.

В то же время, наличие фокуса образования (то есть возможность локализации напряженности в произносительном аппарате) – это единственный критерий, позволяющий в какой-то мере понять, почему сонанты при отсутствии преграды по артикуляторным характеристикам относят к согласным, а не к гласным.

Четвертый раздел Главы I «Потенциал сонорности и аллофоническое варьирование щелевых срединных сонантов» посвящен  анализу не имеющего однозначной трактовки понятия сонорности. Проблема с признаком «сонорность», очевидно, заключается в том, что для его описания, в отличие от других признаков, не достаточно традиционной бинарной оценки, то есть указания на то, что фонетический коррелят признака присутствует или отсутствует. Как подчеркивает Клариен ван дер Линде, бинарность удобна для артикуляторно обоснованных признаков, таких как назальность или лабиальность. В случае же с признаком сонорности необходимо уточнять различные степени признака в репрезентациях сегментов (Linde 2001:36).

Попытки классифицировать сегменты по степени сонорности наиболее наглядно представлены в виде шкалы сонорности, понятие о которой, видимо, можно считать универсальным, однако каждый язык характеризуется своей иерархией сонорности. Все известные нам  шкалы сонорности включают в себя шумные согласные, что вызывает обоснованные возражения А.Л. Трахтерова (Трахтеров 1956). Действительно, общепринятое определение сонорности как «различных степеней преобладания голоса над шумом» автоматически исключает из шкалы сонорности глухие шумные согласные. Именно такое понимание сонорности доминирует в научной литературе. Практически все определения, так или иначе, опираются на наличие у сонорных, как  и у гласных, только гармонического источника колебаний, периодической акустической энергии.

Включение шумных согласных в шкалу сонорности осуществлялось, очевидно, не по принципу градации тонального элемента, а по степени акустической интенсивности, то есть под сонорностью понималась б?льшая, по сравнению с остальными звуками, звучность (в значении слышимость, воспринимаемость).  В лингвистической науке такое понимание нередко. Согласно Д. Джоунзу, более сонорные, по сравнению с другими, звуки передаются лучше или могут быть слышимы на большем расстоянии при произнесении с той же длительностью, ударением и тоном (Jones 1960).

Следовательно, шумные согласные могут фигурировать в шкале сонорности на том основании, что оценивается их звучность (степень проявления шума), зависящая от доли шумовой примеси, определяемой шириной протока воздуха.

Относительная сонорность звука не представляет собой неизменную величину. Она варьирует в зависимости  не только от артикуляции (чем более открытый звук, тем выше сонорность), но и от силы воздушного потока (ударение) и длительности, а также от непосредственного фонетического окружения. Сонорные обладают нефонологической звонкостью и могут вести себя относительно этого признака довольно свободно, то есть значительно изменять свое качество, не совпадая при этом с другими звуками.

Мобильность такого параметра, как соотношение голоса и шума в звуковых характеристиках сонорных, по-видимому, и послужила причиной расплывчатости в его оценках исследователями. Наиболее отчетливо это прослеживается в конкретных фонетических позициях, определяющих качественные и количественные модификации собственного независимого качества и количества фонемы.

В частности, о различиях в степени сохранения сонорности /r/ и /w/ в зависимости от артикуляторных характеристик предшествующих смычных говорит и Дж. Докети (Docherty 1987). К такому выводу автор приходит в результате анализа темпоральных характеристик указанных сегментов в своем исследовании, посвященном  влиянию типа границы между смычным и сонантами /l, w, r/ на время голосообразования  последних. Однако данные по длительности и интенсивности смычных согласных сегментов, полученные различными исследователями, зачастую противоречат друг другу. Представленное многообразие мнений по данному вопросу позволяет предположить либо зависимость реализации качественных и количественных реализаций смычных от множества факторов, таких как фонетический контекст, вид и темп речи, гендер и т.д., либо отсутствие четкой тенденции в реализации смычных, а следовательно, и сочетаний «смычный плюс сонант».

Анализ литературных источников, а также личные наблюдения за современным английским произношением дают основания полагать, что  важнейшими в комплексе факторов, определяющих степень проявления вокалической составляющей комбинаторных вариантов щелевых срединных сонантов, являются признак голоса и артикуляторные характеристики предшествующих сонантам согласных.

Вторая глава «Материал и методика проведения экспериментально-фонетического исследования» описывает принципы отбора экспериментального материала, методику проведения аудиторского и акустического видов анализа.

Основная цель экспериментально-фонетического исследования щелевых срединных сонантов заключалась в проверке тех выводов, которые были сделаны на основании теоретического анализа проблемы, и прежде всего, в подтверждении или опровержении предположения о зависимости степени  проявления потенциала сонорности от степени сонорности предшествующих согласных сегментов.

Экспериментальный материал был подобран в соответствии с поставленными задачами. В качестве дикторов выступили ученики средних школ г. Кембриджа (I группа дикторов) и студенты из Англии, проходившие стажировку в МГЛУ в 2005 и 2006 годах (II группа дикторов). Отбор информантов проводился по принципу соответствия их произношения британскому фонетическому стандарту, а также по результатам анкетирования. Соответствие произношения дикторов нормам RP определялось самим диктором, наивными носителями языка (стажерами из Великобритании), а также на основе экспертной оценки. В результате были отобраны информанты, принадлежащие к среднему классу, одной возрастной группе, проживающие на юго-востоке Англии, обучающиеся в выпускном классе школы или получающие высшее образование. Общее количество дикторов – 8 человек (по четыре представителя мужского и женского пола) в возрасте шестнадцати – двадцати лет.

В исследуемый корпус включались слова, содержащие указанные сонанты в определенных позициях. Выбор фонетических контекстов был обусловлен несколькими факторами. Во-первых, для исследования подбирались наиболее частотные сочетания сонорных. Во-вторых, были отобраны варианты, получившие неоднозначные трактовки в теоретических исследованиях. В-третьих, акцент был сделан на внутрислоговые сочетания, где вокалическая составляющая сонорных подвергается более сильному воздействию. Ограничения объясняются невозможностью вместить все разнообразие комбинаторно-позиционных вариантов сонорных в рамки одного исследования. В связи с тем, что  сонант /r/, как было отмечено, обладает б?льшими вариационными возможностями по сравнению с сонорными /j/ и /w/, и в целом указанные сонорные различаются по своим комбинаторным возможностям, для каждого из щелевых срединных сонантов был очерчен свой круг комбинаторно-позиционных условий.

Аллофоны сонорного /r/, представленные в обоих видах речи, подверглись анализу в следующих фо­нетических позициях:

  • в начале слога перед ударным гласным:  Real friends are few.
  • в интервокальном положении после ударного гласного перед безударным гласным:  The best time to worry is tomorrow.
  • в интервокальном положении между безударными гласными:    He bought a boomerang.
  • в начале слога после /p, t, k/ перед акцентированным гласным:  Profit isn’t the goal.  Don’t trouble trouble. Crimes are punished.
  • в начале слога после /b, d, g/ перед акцентированным гласным: Brown bread is tasty. Dreams come true. She’s dressed in green.
  • в начале слога после /sp/, /st/, /sk/ перед акцентированным гласным:                                                                                                It’s widely spread. It’s the last straw. Give a carrot a scrape. Отметим, что различия в степени реализации сонорного  в сочетаниях с согласными /p, t, k/ и /sp, st, sk/ выявлялись и в минимальных парах типа print sprint, treat – street, crap scrap. Степень реализации сонорного после звонких и глухих смычных также оценивалась в минимальных парах: read breed, rink drink, rim grim, rinse prince, rim trim, ream cream.
  • в начале слога после /f/, /?/, /S/ перед акцентированным гласным: We meet Fridays. Three twos are six. He gave a shrewd reply.
  • в позиции после /p/, /t/, /k/ в неакцентированном слоге:                    He’s chosen a profession. It’s a good portrait. He bought an aircraft.
  • в позиции после /b/, /d/, /g/ в неакцентированном слоге:            February is windy. He shook the midriff. He’s making progress.

Сонорный /j/ был представлен в следующих фо­нетических позициях:

  • в начале слога перед ударным гласным:                                       Yield is better this year.
  • в начале слога после /p/, /t/, /k/ в сочетании с последующим акцентированным /u:/: He’s proud of his pupils. Tuna fish salad is awful. The last letter is “Q”.
  • в начале слога после /b/, /d/ в сочетании с последующим акцентированным /u:/: Cinders went to the ball and she was the most beautiful woman there. It’s the very deuce!
  • в начале слога после /s/, /z/ в сочетании с последующим акцентированным /u:/: Suewas enthusiastic over it. He is presuming.
  • в начале слога после /n, l/ в сочетании с последующим акцентированным /u:/: He listened to the news. He liked the salute.
  • в позиции после /t/, /d/ в неакцентированном слоге:         

      She has a good attitude to work. Education is necessary.

Что касается сонорного /w/, то он был представлен в следующих фо­нетических позициях:

  • в начале слога перед ударным гласным: All is well that ends well.
  • в интервокальном положении между безударными гласными или между ударным и безударным гласными: He’s a faraway cousin. He travels with British Airways.
  • в начале слога в сочетании с /s/, /t/, /k/ перед акцентированным гласным: I have a sweet tooth. Think twice before doing. She sings in a choir.
  • в начале слога в сочетании с последующим “h” перед акцентированным гласным в словах с фразовым ударением и без него: Why are you crying? When she entered all the faces in the hall turned to her. Тенденции в употреблении одного из свободных вариантов /w/ выявлялись также и в минимальных парах типа Wales – whales, when – wen.

Отбор фраз для дальнейшей обработки был произведен в ходе первичного слухо­вого анализа материала. В результате из 574 реализаций  щелевых срединных сонантов в неподготовленном виде речи (общей продолжительностью звучания 30 минут) было отобрано 314 озвученных слов во фразах  в исполнении четырех дикторов I группы, а из 4084 реализаций подготовленного вида речи (общей продолжительностью звучания 1 час 40 минут) в чтении четырех дикторов II группы было отобрано  1528 озвученных слов во фразах и минимальных парах. В итоге узкий экспериментальный корпус составил 1842 реализации исследуемых сонорных в исполнении восьми дикторов.

Материалом для аудиторского анализа послужили выделенные из ранее отобранных и записанных высказываний слова узкого экспериментального корпуса в 19 фонетических позици­ях. В качестве аудиторов, помимо автора исследования, выступили преподаватели кафедры фоне­тики английского языка МГЛУ (2 человека), имеющие большой опыт экспериментально-фонетического аудирования.

Аудиторский анализ проводился в два этапа. Цель первого этапа аудиторского анализа со­стояла в получении подробных данных об особенностях реализации щелевых срединных сонантов в каждом из рас­сматриваемых контекстов с точки зрения степени проявления их вокалической составляющей. В задачи этого этапа исследования также входила экспериментальная проверка зависимости реализации потенциала сонорности сонорных от характеристики предшествующего согласного по работе голосовых связок, а также по месту и способу образования.  Для этого аудиторам сначала предъявлялись фразы (как вычлененные из текстов пересказов первой группы дикторов, так и  начитанные второй группой дикторов) и минимальные пары, в которых исследуемые сегменты находились в инициальном положении в акцентированном слоге в исполнении одного диктора (для ознакомления с индивидуальными характеристиками голоса информанта и его / ее манерой речи, а также для получения необходимой для выполнения анализа «точки отсчета»). Таким образом, реализации щелевых срединных сонантов  в инициальной позиции в акцентированном слоге принимались за наиболее полные относительно проявления потенциала сонорности и оценивались в десять баллов. В дальнейшем слова со щелевыми срединными сонантами в различном фонетическом окружении в реализации того же диктора предъявлялись аудиторам в случайном порядке требуемое количест­во раз. Аудиторам было предложено оценить степень проявления потенциала сонорности каждого из предъявленных вариантов сонорных по десятибалльной шкале.  Указанная процедура повторялась в произнесении каждого из восьми дикторов.

Цель второго этапа аудиторского анализа со­стояла в подтверждении или опровержении наличия определенных тенденций в произнесении   щелевых срединных сонантов, а именно: 1) реализации одноударного аллофона /r/ в интервокальной позиции; 2) выпадении / ассимилятивном сращении /j/ с предшествующим согласным; 3) предпочтительности одного из свободных вариантов /w/: /w/-/hw/-/?/.  Для этого реализации щелевых срединных сонантов в исполнении всех дикторов были объединены в три группы, соответствующие поставленным задачам. Каждая группа стимулов предъявлялась аудиторам требуемое количество раз. Аудиторам было предложено с помощью символов транскрипции международного фонетического алфавита обозначить  предъявленные речевые стимулы.

Сведения, полученные в результате расшифровки записей аудиторов, были обобщены и систематизированы.

В ходе акустического этапа экспериментального исследования анализу были подвергнуты количественные и качественные (формантные значения и значения интенсивности) характеристики щелевых срединных сонантов. Для этого из использованного ранее в ходе аудиторского анализа материала было отобрано 280 слов в реализации четырех дикторов (по два диктора из каждой группы). Электроакустический анализ экспериментального материала проводился с применением программы   Speech Analyzer 2.4 (далее SA). Программа SA была неоднократно апробирована на кафедре фонетики английского языка МГЛУ и зарекомендовала себя как эффективный инструмент для проведения исследования в области экспериментальной фонетики.

Сегментация речевого сигнала проводилась по осциллограмме на основе визуального и слухового воспроизведения речевого сигнала. Сегментация щелевых срединных сонантов осложняется их высокой степенью коартикуляции с предшествующим смычным, а также тем, что между указанными сегментами и последующим гласным практически отсутствует какой-либо внутрислоговой контраст. В связи с этим для проверки правильности выставленных границ использовались другие представления речевого сигнала (кривая интенсивности, кривая частоты основного тона голоса, графические представления спектра).  

Согласно методике, использованной А. Мьютаненом и Дж. Докети (Mutanen 1973; Docherty 1987), влияние фонетического контекста на качественно-количественные характеристики /r/, /j/, /w/изучалось на основании соотнесения данных о длительности звонкого и оглушенного участков указанных сегментов. Длительность оглушенного участка сонорного измерялась от раскрытия смычки (видимого как резкий всплеск шума) до первого пика периодических колебаний. Предполагалось, что к моменту раскрытия смычки органы речи уже подготовлены к артикуляции последующего сонорного, соответственно задержка в голосообразовании соответствует оглушенному участку сонанта.

Все абсолютные значения длительности и интенсивности были пронормированы, так как для сопоставления указанных характеристик более корректно оперировать относительными значениями.

Третья глава «Экспериментально-фонетическое исследование варьирования щелевых срединных сонантов в современном британском произносительном стандарте» представляет собой интерпретацию результатов аудиторского и электроакустического видов анализа.

На основании данных, полученных в результате аудиторского анализа сонорных, были сделаны некоторые выводы относительно тех особенностей реализации указанных сегментов, которые определяются характером предшествующего согласного сегмента, положением по отношению к ударному слогу, а также видом речи.

В целом дикторы I и II групп обнаружили весьма незначительные различия в реализации щелевых срединных сонантов. В некоторой степени это объясняется тем фактом, что пересказ и чтение не являются резко противопоставленными видами речи. К аналогичному заключению пришла в своем исследовании С.В. Андросова (Андросова 2001). Автор предполагает, что это связано со значительной степенью автоматизации навыка чтения. Другими словами, «хороший»  чтец читает как минимум словами или фразами, благодаря механизму пресуппозиции, что ведет к большому количеству модификаций фонем в чтении.

Результаты аудиторского этапа эксперимента показали, что степень проявления вокалической составляющей сонорных зависит от артикуляторных характеристик предшествующих согласных, а именно от места образования последних, от характеристики по работе голосовых связок и от положения по отношению к ударному слогу. В частности, во всех сочетаниях с предшествующим глухим согласным сонант подвергается лишь частичному оглушению как в акцентированном, так и в неакцентированном слоге. Кроме того, чем более дистанцированными  по месту образования являются согласный и последующий сонорный, тем меньше в результате ассимилятивных процессов модифицируется сонант. В неакцентированном слоге признак голоса сонорного проявляется в большей степени, чем в позиции под ударением.

Остановимся отдельно на наиболее важных результатах, полученных по конкретным позициям.

Наибольший процент потери  звучности сонорного после /t/ и /d/ явился ожидаемым, что еще раз подтвердило результаты многочисленных наблюдений других исследователей. Среди причин значительного воздействия  предшествующего смычного указывают сильный эффект коартикуляции в сочетаниях указанных смычных и сонорного, а также тот факт, что в инициальной позиции звонкий смычный согласный реализуется в качестве частично или полностью оглушенных аллофонов.

Отметим любопытную особенность реализации /r/ в сочетании со смычными, а именно употребление лабиодентального /?/ и велярного аппроксиманта /?/, что свидетельствует о формировании современной тенденции к уменьшению ретрофлексности /r/ и функционировании свободного варианта фонемы /r/. Данное явление, однако, пока не приняло масштабов тенденции. Доказательством наличия той или иной тенденции принято считать количественное преобладание возникающих вариформ над их исходными альтернантами.

Что касается  реализации сонорного в сочетаниях spr, str, skr, то все аудиторы отметили значительно меньшую степень оглушения сонанта в данных контекстах по сравнению с реализациями /r/ после глухого смычного. Кроме того, при сравнении аллофонов /r/ в сочетаниях spr, str, skr и pr, tr, kr проявилась следующая закономерность: чем меньше процент реализации сонорности в сочетаниях сонанта с глухим смычным, тем больше прирост процента реализации его сонорности  после /s/. Так, например, процент полноты акустического образа сонанта составил в среднем в словах  cream - 67%, screams - 75%,  praise  и  spray - 55% и 70%, в словах truth и straw - 27%  и 50% соответственно.

В сочетаниях /T/ + /r/  во всех без исключения случаях (n 80) был реализован одноударный вариант сонорного. Одноударный  аллофон  /r/ в интервокальной позиции (n 192) был отмечен лишь дважды в пересказе одного из дикторов первой группы. Таким образом, подтверждается предположение, высказанное по результатам анализа литературных источников о том, что интервокальная позиция способствует сонантизации сегмента, минимизации его консонантной составляющей под влиянием аналогичных особенностей гласных.

На основании результатов проведенного эксперимента можно с уверенностью говорить о наличии тенденции к выпадению сонорного /j/ в позиции после /l/ (revolution, salute, lure), а в речи дикторов мужского пола – и в позиции после /s/.  В сочетаниях /t, d, n, z + ju:/ в акцентированном и неакцентированном слоге можно говорить не о победе одного из вариантов (/tj – 7, dj – 8, nju: – nu:, zju: – zu:/), а лишь о борьбе конкурирующих вариантов.  По результатам аудиторского анализа была зафиксирована различная степень трансформации, которой подвергается сонант. Так, например, для обозначения произносительных вариантов сочетания /t/ + /j/ использовались следующие символы: /tSj/, /tSj/, /tSj/, /tS(j)/. В целях систематизации все указанные варианты приравнивались к /tSj/. Таким образом, были отмечены некие «переходные» варианты, которые способствуют эволюционному развитию языка и  делают переход от старого варианта к новому постепенным. Следовательно, на современном этапе развития языка мы наблюдаем за подготовительными процессами, которые могут привести к очередной смене вариантов, в частности tj – 7, dj – 8.

В отношении сонорного /w/ отметим влияние орфографического фактора на функционирование свободного варианта фонемы – /hw/. При произнесении высокочастотных слов действие орфографического фактора  в первую очередь направлено на элиминирование возможной омонимии, и лишь во вторую очередь отражает формальность обстановки общения или личные предпочтения носителей языка.

Результаты электроакустического анализа показывают, что полученные данные по количественным и качественным характеристикам сонорных коррелируют с данными  аудиторского эксперимента. Высокая вариативность указанных сегментов определяется их артикуляторными и акустическими характеристиками. На акустическом уровне степень проявления вокалической составляющей сонорных определяется соотношением абсолютной и относительной длительности шумового и периодического участков, их формантной картиной, а также интенсивностью периода фрикации предшествующего согласного.

Осциллографический анализ сонорных показал, в частности, что по соотношению доли шумового и периодического участков в общей длительности сочетания наименьшее влияние среди смычных на последующий сонант оказывает велярный, чуть большее  – билабиальный, и максимальное – альвеолярный смычный. Указанная последовательность проявляется и в неакцентированном слоге.  Абсолютные количественные параметры сонорного в безударном слоге подвергаются значительной редукции по сравнению с длительностью в ударном слоге, в то же время усредненная относительная длительность сонорного в сочетаниях с глухими и звонкими смычными в акцентированном слоге незначительно превышает данный показатель в безударном слоге. Длительность сонорных после звонких смычных заметно увеличивается по сравнению с длительностью сонорных в сочетаниях с глухими смычными.

В сочетаниях сонорного /r/ с глухими смычными в позиции после /s/ в акцентированном слоге значительно сокращается длительность фрикативного периода и увеличивается доля голоса, что может являться следствием отсутствия у глухих смычных в указанной позиции аспирации.

В сочетаниях сонорного /r/ с глухими щелевыми в акцентированном слоге сила воздействия предшествующего согласного на сонант определяется не только относительной длительностью сонанта, но и фактором интенсивности шумовой составляющей согласного. Даже в том случае, когда по соотношению длительностей шумового и голосового периодов сочетания  сонанта с /f/ и /S/ практически не отличаются, визуально на осциллограмме наблюдается гораздо б?льшая интенсивность шумовой «щеточки» /S/.

Что касается аллофонической вариативности сонорных /j/ и /w/, то во избежание повторения отметим лишь, что данные осциллографического анализа указанных сочетаний в целом коррелируют с данными аудиторского эксперимента. Исключение составляют данные осциллографического анализа сочетания /s/+/j/, которые не совпадают с данными аудиторского анализа. На основании объективных данных осциллографического анализа можно говорить о том, что, по сравнению с позицией после глухих смычных, в положении после /s/ сонант реализуется менее полно. 

Результаты измерения интенсивности компонентов сочетаний «смычный согласный плюс сонорный» в проведенном эксперименте, свидетельствуют о том, что более интенсивным взрывом обладают согласные, место образования которых находится ближе к гортани. Однако, по всей вероятности, интенсивность периода фрикации оказывается более значимым фактором при восприятии, чем интенсивность взрыва, что и отразили результаты аудиторского эксперимента.

Интенсивность взрыва смычных в позиции после /s/ практически не изменяется, однако снижается интенсивность фрикационного периода. Данное обстоятельство в совокупности с резким снижением длительности фрикационного периода приводит к значительно более полной реализации последующего сонанта. В неакцентированном слоге наблюдается общий спад интенсивности как смычных, так и сонорных.

Формантный анализ подтверждает формирование тенденции к уменьшению ретрофлексности /r/. На это указывают высокие значения третьей форманты. Усредненные значения F3 приближаются к 2000 Гц, а в отдельных случаях (в пересказе) даже превышают этот показатель.

Сравнение формантных показателей сонорных в разных видах речи показывает, что диапазон варьирования формантных показателей в чтении несколько шире по сравнению с пересказом. Возможно, это связано с тем, что пересказы в нашем исследовании содержат меньше комбинаторных аллофонов сонорных,  причем зачастую сонанты употреблены в одних и тех же словах перед аналогичными гласными.

Зависимость количественных и качественных характеристик сонорных от вида речи проявляется в том, что, как правило, длительность сонорных в инициальной позиции в чтении превышает длительность указанных сегментов в неподготовленной речи. Однако в позиции после согласных данное различие наблюдается нерегулярно. Более того, в пересказе аллофоны /w/, /j/ и /r/ зачастую реализуются более полно, чем в чтении.   

Что касается дальнейшего изучения подкласса щелевых срединных сонантов, перспективными представляются несколько направлений: влияние территориального фактора на распределение функциональной нагрузки вариантов указанных сонорных; динамика изменения степени ретрофлексности /r/.

*****

Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях:

  • Ворончихина И.В. О вариативности /r/ в современном английском языке (на материале британского варианта). Статья. // Вестник МГЛУ. Вып. 507. – МГЛУ. М., 2005. – 0,5 п.л.
  • Ворончихина И.В. Некоторые особенности реализации английских щелевых срединных сонантов. Статья. // Форум. Методический сборник РТА. Вып. 16. – РТА. М., 2006. – 0,7 п.л.
  • Ворончихина И.В. О потенциале сонорности /r/ в британском варианте английского языка. Статья. // Тетради международного университета в Москве. Вып. 7. – МУМ. М., 2006. – 0,4 п.л.
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.