WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Номинативные модели формирования новых слов методом стяжения в современном английском языке

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

ЕРМОЛЕНКО Юлия Павловна

 

НОМИНАТИВНЫЕ МОДЕЛИ ФОРМИРОВАНИЯ НОВЫХ СЛОВ МЕТОДОМ СТЯЖЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

 

Специальность: 10.02.04 – германские языки

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

                                                                                        

 

Москва - 2007

Работа выполнена на кафедре лексикологии английского языкафакультета ГПН Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, профессор МГЛУ

Уралова Лариса Антоновна

Официальные оппоненты:

Ведущая     организация:

доктор филологических наук, доцент

Ирисханова Ольга Камалудиновна

кандидат филологических наук, старший

научный сотрудник ИНИОН РАН

Лузина Лариса Григорьевна

 

Московский         государственный          институт

международных  отношений  (университет)  МИД

России

                                                  

Защита диссертации состоится  «02» ноября 2007 г., в 11 часов на заседании диссертационного совета K 212.135.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ГОУ «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» по адресу: 119992, Москва, ГСП-2, ул. Остоженка, 38.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ».

Автореферат разослан   «29» сентября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета                       Н.М. Осветимская  

Данная работа представляет собой исследование в области словообразования и посвящена выделению и анализу номинативных моделей формирования новых слов методом стяжения в современном английском языке.

Актуальность данного исследования обусловлена широким распространением стяжения как продуктивного способа номинации в современном английском языке. Актуальным представляется исследование закономерностей моделирования как формальной, так и содержательной стороны слов-стяжений, которое заключается в  их классификации по структурным и семантическим типам, выделении структурных и семантических моделей формирования, а также анализе дистрибуции компонентов, участвующих в их создании. В работе также определяется место данного явления в словообразовательной системе современного английского языка, рассмотрено взаимодействие с традиционными словообразовательными процессами, исследован деривационный потенциал слов-стяжений. Лингвистика до сих пор не выработала последовательного подхода для непротиворечивого определения как процесса стяжения, так и слова-стяжения, несмотря на то, что отдельные аспекты исследования стяжения стали появляться еще в начале XX века (Bergstrom, 1906; Wentworth, 1934 и др.).  Начиная со второй половины прошлого столетия круг исследователей значительно расширился (Marchand, 1960, 1969; Берман, 1960; Soudek, 1967; Тимошенко, 1976; Algeo, 1977; Мурадян, 1978; Cannon, 1986; Тарасова, 1991; Frath, 2005 и др.). В научный обиход вошли термины: blend, contamination, telescoped word, стяжение, «слово-портмоне» и др. Однако в центре внимания исследователей продолжали оставаться проблемы, связанные в первую очередь с изучением морфологической структуры слов-стяжений, в то время как их семантика и функциональные свойства оставались дискуссионными и недостаточно изученными вопросами. Вопрос о моделированности данных единиц вообще не ставился.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые:

- определены структурные и семантические закономерности образования новых слов-стяжений;

- проведено моделирование содержательной сущности данного словообразовательного процесса с позиции сохранения, расширения или сужения значений мотивирующих единиц, семантика которых избирательно представлена в слове-стяжении;

- реализован всесторонний подход к изучению моделирования в процессе стяжения на значительном языковом материале и выявлены модели разного уровня абстракции – от системных формальных и смысловых до конкретных структурно-семантических моделей с новыми деривационными формантами;

- выделены новые структурно-семантические модели стяжения в современном английском языке;

- выявлены новые словообразовательные элементы, которые при определенных условиях могут обретать статус словообразовательных морфем (условно суффиксов и условно префиксов), пополняя деривационный фонд современного английского языка;

- слова-стяжения рассмотрены как потенциальные корневые морфемы, которые могут выступать в качестве деривационных основ для дальнейшего словообразования традиционными способами – аффиксацией и конверсией.

Исследование выходит за рамки дескриптивного подхода и выполняется в русле творческого отношения к языку, согласно которому человек как познающий субъект играет активную роль при выборе языковых средств для адекватного отражения реальности.

Объектом исследования являются новые слова-стяжения, отобранные методом сплошной выборки из словарей новых слов английского языка “The Longman Register of New Words” (1989), “The Oxford Dictionary of New Words” (1991), “Dictionary of New Words and Meanings” (2006), печатных изданий за последнее двадцатилетие (Cosmopolitan, Newsweek, Time и др.). Также для выборки материала были использованы Интернет-ресурсы – электронные словари Urban Dictionary, Langmaker, Merriam Webster’s Open Dictionary, а также словарь неологизмов, составленный студентами университета Райс штата Техас, США (1998-2005гг.) под руководством авторитетного лингвиста Сюзанны Кеммер (Suzanne Kemmer). Фактический материал составил 1036 единиц. Текстовая выборка представлена более 700 примерами употребления.

Целью данного исследования является изучение закономерностей моделирования формальной и смысловой сторон новых слов-стяжений. Это обуславливает решение следующих задач:

  • суммировать данные проведенных исследований в области словообразования, связанные с описанием слов-стяжений и предпосылок их появления;
  • провести структурный и семантический анализ новых слов-стяжений, выделить структурные и семантические типы, демонстрирующие дистрибуцию составляющих их формальных и смысловых компонентов;
  • исследовать механизм формирования значения слова-стяжения с позиции семантического сдвига между исходными формами и производными единицами и возможности моделирования этого процесса;
  • выделить элементы слов-стяжений, получающие статус деривационных элементов, и определить их отличие от традиционных аффиксов;
  • выявить новые корневые морфемы, выступающие в качестве деривационных основ для словообразования традиционными способами – аффиксацией и конверсией;
  • определить место стяжения в иерархии различных способов словообразования в современном английском языке.

Методы исследования. Для решения поставленных задач в диссертационной работе на отдельных этапах исследования используются:

  • анализ по непосредственно составляющим и морфемный анализ, позволяющие выделить компоненты, образующие слова-стяжения, и установить их морфемный статус;
  • метод синхронной реконструкции словообразовательного акта, позволяющий раскрыть закономерности взаимодействия единиц, используемых при формировании слов-стяжений;
  • компонентный анализ, заключающийся в разложении значения слова-стяжения на семантические доли;
  • концептуальный анализ, позволяющий выявить доминантные смыслы при моделировании смысловой структуры слова-стяжения;
  • контекстуальный анализ, раскрывающий семантические и функциональные особенности слов-стяжений через их соотнесенность с речевой ситуацией и фоновыми знаниями;
  • метод лингвистического моделирования, позволяющий на базе наблюдения, сравнения, аналогии выделить ряд тенденций формирования структурно-семантической модели слова-стяжения;
  • метод количественной оценки наблюдаемых явлений.

В ходе проведенного исследования были сформулированы следующие положения, выносимые на защиту:

1. Стяжение – это самостоятельный способ словообразования, заключающийся в слиянии двух и более слов с выпадением и возможным наложением букв/звуков в месте соединения или вложением одного слова/части слова в другое, при этом начальная и конечная часть полученной лексической единицы представлена начальным и конечным фрагментами исходных мотивирующих слов.  Слово-стяжение – это результат процесса стяжения, формально и семантически единая моделированная единица, обладающая рядом структурно-семантических и номинативных характеристик.

2. Стяжение – это уникальный способ словообразования, в котором лингвистические и экстралингвистические предпосылки создания новых единиц отмечены особо тесной связью. Они обуславливают как выбор мотивирующих слов при образовании слова-стяжения, так и последовательность элементов в новой лексической единице, что особенно важно при идентификации модели.

3. Слова-стяжения характеризуются общими закономерностями структурного и семантического моделирования, в процессе их создания участвуют модели разного уровня абстракции – от системных формальных и смысловых до конкретных структурно-семантических моделей с новыми деривационными формантами. Структурная системная модель представляет собой соединение, как правило, двух слов с усечением как минимум одного из них в месте их соединения с возможным наложением букв/звуков. Семантическая системная модель представляет собой соединение значений исходных слов в виде различных моделей семантической корреляции, при этом значения мотивирующих единиц могут либо сохраняться в слове-стяжении, либо подвергаться модификации.

4. Новое «модифицированное» значение слова-стяжения является результатом избирательной представленности в нем семантической информации вследствие расширения, сужения, метафоризации и, иногда, специализации исходного значения одного или обоих «осколков».

5. Стяжение служит источником появления новых деривационных элементов в английском языке. Во-первых, на базе аналогии и высокой частотности употребления неуникальные компоненты слов-стяжений могут достигать статуса словообразовательных морфем как суффиксального, так и префиксального характера, которые в функциональном аспекте ничем не отличаются от традиционных аффиксов. Во-вторых,  слова-стяжения могут становиться новыми корневыми морфемами,  которые выступают в качестве деривационных основ для образования новых слов традиционными способами (аффиксацией, конверсией).

Теоретическая значимость данной работы обусловлена тем, что уточнен термин «стяжение», проведен анализ структурных и семантических особенностей новых слов-стяжений и закономерностей их моделирования. Теоретически значимой является идея об избирательной представленности значений мотивирующих единиц при моделировании содержательной стороны слов-стяжений. Определен морфемный статус отдельных компонентов слов-стяжений. Установлено, что в процессе стяжения происходит создание новых аффиксальных и корневых морфем, которые впоследствии включаются в активные деривационные процессы.

В ходе исследования показано, что стяжение, будучи преднамеренным способом создания новых, экспрессивно окрашенных, емких по содержанию и в то же время компактных слов как никакой другой способ деривации ярко отражает потенциал номинативной деятельности человека. Поэтому исследование вносит определенный вклад в развитие когнитивной лингвистики, отслеживая ход мышления человека как творца новых слов из фрагментов других слов. Теоретически значимой также является идея об особо тесном взаимодействии лингвистических и экстралингвистических факторов при формировании слов-стяжений.

Практическая ценность данного диссертационного исследования заключается в возможности использования теоретических выводов данной работы и нового языкового материала на лекциях, спецкурсах и семинарских занятиях по лексикологии в высших учебных заведениях. Результаты и методика исследования могут быть использованы при написании курсовых, дипломных и диссертационных работ, а также при обучении новой «живой» лексике как в языковом, так и в неязыковом вузе.  Фактический материал исследования представляет практическую ценность и может быть полезен при составлении словаря неологизмов английского языка. 

Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов обеспечиваются комплексным подходом к изучаемой проблеме, скрупулезным анализом, значительным объемом исследованного материала и использованием дополняющих друг друга различных методов лингвистического анализа.

Апробация работы. Основные положения работы обсуждались на заседаниях кафедры лексикологии английского языка, были изложены на научной конференции МГЛУ «Проблемы английской неологии» (2002) и отражены в трех публикациях (2002, 2004, 2007).

Структура диссертации определяется целью и задачами, поставленными в исследовании. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, списка используемых словарей, списка источников материала и приложения.

Во введении обосновывается выбор темы, раскрывается актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость работы, определяются цель, задачи и методы анализа, формулируются основные положения, выносимые на защиту, описывается материал исследования и структура работы.

В главе I проводится критический обзор существующих взглядов на проблему определения сущности стяжения, как процесса, так и результата, его места в словообразовательной системе английского языка, предпосылок возникновения, особенностей структуры и семантики, определение номинативных, когнитивных и прагматических функций.

В главе II приводятся результаты анализа всего корпуса новых слов-стяжений с точки зрения структуры и семантики, выделяются структурные и семантические модели их формирования, определяются тематические группы и сфера употребления.

Глава III посвящена выделению неуникальных компонентов слов-стяжений как суффиксального, так и префиксального характера, которые при определенных условиях, рассматриваемых в работе, приобретают статус новых деривационных элементов, пополняя язык новыми аффиксами и структурно-семантическими моделями. Также слова-стяжения рассмотрены как новые корневые морфемы для словообразования традиционными способами.

В заключении обобщаются результаты проведенного исследования, излагаются основные выводы и намечаются перспективы дальнейшей разработки данной темы.

В приложении приведен список исследованных слов-стяжений в алфавитном порядке (1036 единиц), указана структурная модель формирования, даны перевод на русский язык и пример текстового употребления.

Содержание работы

В данной работе мы определяем процесс стяжения как самостоятельный способ словообразования, заключающийся в объединении двух и более слов с выпадением и/или наложением букв/звуков в месте соединения или вложением одного слова/части слова в другое, при этом начальная и конечная часть полученной лексической единицы представлена начальным и конечным фрагментами исходных мотивирующих слов.  Слово-стяжение – это результат процесса стяжения, единая формально и семантически особая моделированная единица, обладающая рядом структурно-семантических и номинативных характеристик.

Применяемый в работе метод лингвистического моделирования позволил на базе наблюдения, сравнения, аналогии выделить закономерности конструирования формальной и содержательной сторон слов-стяжений. Исходным теоретическим основанием для выявления и анализа номинативных моделей формирования новых слов методом стяжения является понимание «модели» как «некой абстракции», или «гипотетического научного построения», которое шире понятия «pattern» (Ревзин, 1962, 1977).

Моделированный характер процесса стяжения обусловлен в определенной степени лингвистическими и экстралингвистическими факторами. К лингвистическим факторам относятся: 1) стереотипность синтаксических конструкций, их частая повторяемость в речи  (aftermorrow  <  after tomorrow); 2) наличие в английском языке большого количества атрибутивных сочетаний (Japanazi < Japanese + nazi); 3) фонетическое сходство отдельных  элементов  мотивирующих  слов  (badvertising  <  bad + advertising);

4) аналогия (netiquette < net + etiquette, weddiquette < wedding + etiquette). К экстралингвистическим факторам относятся: 1) установление особых ассоциативных связей между синтаксически обособленными словами (Cocacolonization < Coca-Cola + colonization); 2) компромисс, когда при выборе того или иного слова одновременно употребляются оба (prettiful <  pretty + beautiful); 3) номинативная целесообразность; 4) привнесение элементов субъективного      смысла      (экспрессия,      новизна,     комический     эффект);

5) стремление коммуникантов к благозвучию и языковой экономии.

К факторам, обуславливающим последовательность элементов в слове-стяжении, относятся: 1) правила синтаксиса (в словосочетании flexible vegetarian прилагательное flexible употреблено в атрибутивной функции, этот порядок      следования      компонентов     сохранился     в    слове     flexiterian);

2) фонетическое сходство отдельных элементов мотивирующих слов: accentric < accent + eccentric; 3) хронология (sprummer < spring + summer); 4) гендерный фактор (в словах-стяжениях, являющихся именами собственными и обозначающими знаменитые пары, мужское имя предшествует женскому: Billary < Bill + Hillary, Brangelina < Brad + Angelina).

Выбор мотивирующих слов при образовании слова-стяжения, определенная последовательность элементов в новой лексической единице имеют особое значение для идентификации модели.

Анализ лингвистического материала с точки зрения его структурной специфики (выделение структурных групп, типов и моделей) позволил установить, что в процессе формирования слов-стяжений участвуют единицы, относящиеся к: 1) самостоятельным частям речи (имя существительное, имя прилагательное, глагол, наречие, местоимение): geep  < goat + sheep, mayhaps < maybe + perhaps; 2) служебным частям речи (предлог, частица, междометие): internot < Internet + not, oogly < ooh + ugly; 3) элементам ономатопического  характера: waambulance > waa + ambulance; 4) отдельным заимствованным префиксам: antiversary < anti- + anniversary.

В результате исследования нами было выявлено 37 структурных групп (СГ),   представляющих   формулы  соединения  слов   на   уровне  частей  речи. 29 групп раскрывают характер соединения в двусоставных единицах (N + N = N, Adj + N + = N, Adv + Adv = Adv, V + V = V и др.), а 8 групп отражают комбинации из 3 и 4 «осколков» (Adj + Adj + Adj + Adj = Adj, N + N + N = N и др.). Лексико-грамматическая категория полученной единицы может определяться как по первому, так и по второму компоненту из числа исходных самостоятельных частей речи, участвующих в ее формировании.

Наиболее многочисленную группу новых слов-стяжений составляют имена существительные (71,4%), что свидетельствует о том, что сознание человека фиксирует, прежде всего, больше сущностей, понятий, реалий, чем действий и признаков.

В качестве структурных компонентов слов-стяжений выступают полные основы – как простые, так и сложные (everythingathon < everything + marathon),   «осколки» основ, аббревиатуры (misspelol < misspel + LOL 'laugh out loud') и иногда сами слова-стяжения (crunkgry < crunk (< crazy + drunk) + hungry).

Структурные типы (СТ) двусоставных слов-стяжений отражают характер соединения компонентов. В нашем материале зафиксированы четыре основных СТ слов-стяжений: 1) частичные (в которых один из компонентов представлен в своей неусеченной форме); 2) полные (в которых оба компонента представлены «осколками»,   то   есть   усеченными     формами      различной      протяженности; 3) гаплологические (стяжения полных основ или фрагментов исходных слов с наложением отдельных букв/звуков); 4) образования по типу «вставки».

Структурные модели (СМ) двусоставных слов-стяжений представляют собой формулу соединения компонентов:

1) ab + cd = ad (соединение начального фрагмента первого исходного слова с конечным фрагментом второго: flexitarian < flexi(ble) + (vege)tarian;

2) ab + cd = abd (соединение полного первого исходного слова с конечным фрагментом второго): blackchelor < black + (ba)chelor;

3) ab + cd = acd (соединение начального фрагмента первого исходного слова и полного второго исходного слова): yestergay < yester(day) + gay;

4) ab + cd = a b/c d (соединение исходных слов с наложением звуков/букв на стыке слов): sexcited < sex + excited;

5) ab + cd = axd (соединение фрагментов исходных слов с наложением звуков/букв на стыке): celebreality < celebr(ity) + reality;

6) ab + cd = a cd b (слово/фрагмент различной протяженности помещается внутрь другого слова по типу «вставки»): insandity < insanity + sand.

Подавляющее количество анализируемого материала (98 %) представлено двусоставными образованиями. Наиболее продуктивной СМ на данном этапе развития языка является ab + cd = axd (34,2 %). Однако более половины исследуемых единиц образовано стяжением компонентов исходных слов без наложения звуков/букв (53,3%), это свидетельствует о том, что фонетический фактор играет важную, но не основополагающую роль при формировании слов-стяжений. Большинство трех- и четырехкомпонентных единиц тяготеет к гаплологическому типу: cruncktackular < cr(azy) + (d)runk + tack(y) + (spe)ctackular, Texarcana < Texa(s) + Arkan(sas) + (Louisi)ana и др.

Выделение определенных структурных групп, типов и моделей позволяет говорить о существовании определенных структурных закономерностей, лежащих в основе формирования слова-стяжения, и, прежде о всего, структурной системной моделиСтруктурная системная модель слов-стяжений представляет собой соединение, как правило, двух слов с усечением как минимум одного из них в месте их соединения с возможным наложением букв/звуков, при этом в полученном слове всегда присутствуют начальный фрагмент первого исходного слова и конечный фрагмент второго. Таким образом, структурная типология слов-стяжений позволила нам систематизировать исследуемые единицы по принципу построения. Возможность группировать единицы по нескольким формальным принципам, безусловно, указывает на относительную моделированность процесса стяжения.

Анализ исследуемого материала с точки зрения его смысловой организации показал, что  слова-стяжения могут быть  «разложены» на исходные смысловые компоненты, или семантические доли.

Исходным теоретическим положением для анализа семантики слов-стяжений, как производных единиц, характеризующихся как формальной, так и семантической связанностью с исходными словами, явилась идея о том, что между предметом, подлежащим обозначению, и языковой единицей его обозначения существует этап осмысления этого предмета и формирования понятия о нем в ходе познавательной деятельности человека (Кубрякова, 1990). Понятие формируется на основе суждения о предмете/явлении/реалии, его предикации (приписывании ему признаков) и представлено в языке различными способами (номинативным предложением, производным именем). Вследствие этого мы рассматриваем производное имя в виде анализируемого слова-стяжения как итог мыслительных операций по установлению связей и отношений между предметами или явлениями действительности, что позволяет нам говорить о слове-стяжении как единице пропозитивной номинации.

Логично предположить, что в семантику слова-стяжения изначально заложена метафора в виде сравнения, которая раскрывается через установление ассоциативных связей между мотивирующими словами. В сравниваемых предметах/явлениях обнаруживается некоторое сходство, или, наоборот, противоположность. Слова-стяжения, обладающие сложным типом пропозициональной структуры, базируются на неких суждениях (пропозициях), объединяющих эти имена по определенному свойству. Эти пропозиции мы назвали моделями семантической корреляции между исходными компонентами слов-стяжений (МСК).

В ходе исследовании формирования смысловой структуры новых слов-стяжений выделены четыре  МСК,раскрывающие характер взаимоотношения компонентов слов-стяжений (условно обозначенных нами символами A и B) как элементов пропозиции, которые могут:

1) нести одинаковую семантическую нагрузку; семантическая корреляция представлена пропозицией «A=B»,  а модель семантических  отношений  в  виде A + B = AB (имеет место элементарное сложение смыслов, оба компонента являются одновременно и ономасиологическим базисом, и ономасиологическим признаком друг друга): swacket‘предмет одежды, состоящий из свитера с капюшоном и жакета’ < sweater + jacket;

2) нести разную семантическую нагрузку, когда первый элемент модифицирует второй; пропозиция представлена «A > B» (то есть «А модифицирует B» или «Б обладает свойством А»), модель семантической корреляции представлена формулой A + B = aB (B – ономасиологический базис, а – ономасиологический признак): boyzillian ‘глубокая эпиляция в области бикини, которую делают мужчине’ < boy + brazilian;

3) нести разную семантическую нагрузку, когда второй элемент модифицирует первый, пропозиция «A < B», то есть «B модифицирует A» или «A обладает  свойством B»,   модель   семантической   корреляции    выглядит как A + B = Ab (A – ономасиологический базис, b – ономасиологический признак): celebridiot ‘знаменитость, делающая глупость’ < celebrity + idiot;

4) осуществлять равноценные семантические функции, пропозиция представлена вариантом «А=В», в котором отмечается «модификация» значения всего комплекса, образованного по модели A + B = (AB)*, где символ «*» означает семантический сдвиг): zootique ‘зоопарк, расположенный в живописном месте, в котором животные живут в комфортных условиях’ < zoo + boutique.

Повторяемость типов пропозиции и МСК позволяет говорить о моделированности семантической структуры слов-стяжений и наличии системной семантической модели,  которая представляет собой соединение значений мотивирующих слов, при этом семантические доли могут либо сохраняться в слове-стяжении в виде ономасиологического базиса или признака, либо подвергаться модификации.

В пределах каждой из МСК выделяются отдельные группы, раскрывающие характер отношений между смысловыми компонентами слова-стяжения.

В исследуемом материале, образованном по модели A + B = AB (22,8% в нашей выборке), выделены три группы внутрисемантических отношений между компонентами слов-стяжений, объединенными общей категориально-лексической семой, или архисемой (АС), в отдельных случаях – дифференциальной семой (ДС), то есть уточняющей, конкретизирующей архисему, и ими могут быть: 1) слова, не являющиеся синонимами: vodkatini  < vodka + martini (АС «жидкость», ДС «алкогольный напиток»); 2) синонимы или близкие по значению слова: guesstimate < guess + estimate  (АС  «думать»,  ДС   «составлять  мнение»); 3) антонимы или взаимоисключающие на первый взгляд слова (компоненты объединены АС, но различаются ДС): countrypolitan < country + metropolitan (АС «местонахождение»).

Слова, образованные на основе синонимов, обладают, по нашему мнению, особой «тяжелой» семантикой и служат цели интенсификации значения или признака, как бы «поддерживая» друг друга в семантическом аспекте, а не только выполняют «компромиссную функцию» при выборе слов, близких по значению, как подчеркивали ранее G. Bergstrom (1906) и G. Cannon (1986). Иными словами, компромисс является результатом, а не мотивом формирования слова-стяжения из синонимов.

Подобная интенсификация значения проявляется и при формировании слова-стяжения на основе антонимов, когда осуществляется стремление выразить новое содержание путем сопоставления противоположностей. При этом один из членов антонимической пары может оказаться семантически более значимым, на нем сосредоточен фокус номинации: simptiffult < simple + difficult означает не «простой и сложный одновременно», а «не такой простой, как кажется». Авторы известного сериала «Секс в большом городе» (“Sex and the City”) назвали одну из серий “Frenemy” (< friend + enemy), выделив особую категорию «заклятых друзей, от которых можно ожидать подвоха».

Итак, стяжение антонимов представляет собой интересную интерпретацию противоположных значений, которые, с одной стороны, являются взаимоисключающими, с другой стороны, «не мешают» другу другу. Они фокусируют значение нового имени путем сопоставления противоположностей, подтверждая известную истину о том, что доказательство «от противного» всегда очень сильное.

В исследуемом материале, образованном по МСК A + B = aB (52,2% выборки), выделяются следующие группы внутрисемантических отношений между компонентами слов-стяжений: 1) признак и предмет/лицо: snoburbs ‘престижный пригород’ < snob + suburbs; 2) субъект и действие: blackenization ‘увеличение численности афро-американцев в городах до такой степени, что белые вынуждены переезжать’ < black + colonization; 3) объект и действие: infanticipate ‘ожидать ребенка’ < infant + anticipate; 4) цель и действие: sexpect ‘ожидать секса’ < sex + expect; 5) признак признака: cellcessible ‘доступный по мобильному’ < cellular + accessible; 6) причина и следствие: cellemma ‘момент, когда мобильный отключается в середине разговора,   ставя   под   вопрос потенциальное свидание’  <  cellular  +  dilemma;  7) следствие вопреки причине: crunktional ‘пьяный в стельку, но, несмотря на это, неплохо держащийся на ногах’ < crunk + rational; 8) способ и действие: to mnemorize ‘запоминать с помощью разных приемов’ < mnemonic + memorize.

Среди стяжений, образованных по МСК А + В = Ab (7,3%), выделяются следующие   группы    семантических     отношений     между    компонентами: 1) предмет/лицо и признак: celebrasian ‘знаменитость азиатского происхождения’ < celebrity + Asian; 2) следствие и причина: respectacle ‘выглядящий респектабельно, потому что носит очки’ < respectable + spectacle; 3) действие и объект: to sacrivice ‘бросить вредную привычку’ < to sacrifice + vice; 4) действие и способ: to embareass ‘смущать кого-либо демонстрацией голого зада’ < to embarrass + bare ass; 5) действие и цель: to lickquify ‘лизать мороженое так, чтобы оно таяло’ < to lick + to liquefy.

Слова-стяжения, образованные по МСК A + B = (AB)*, результатом которой является «модифицированное» значение всего комплекса (не равное сумме значений мотивирующих слов), составляют в нашей выборке 17,7% и распределяются по группам:  1) признак и предмет/реалия/лицо: hunami ‘большое скопление народа’ < human + tsunami; 2) предмет/лицо и признак: аrchaeostitute ‘корыстный археолог’ < archaeologist + prostitute; 3) признак признака: ambilingual ‘умеющий переходить в процессе беседы с одного языка на другой без запинки’ < ambidexterous  + bilingual; 4) причина и следствие: beepilepsy ‘нервная реакция на телефонный звонок, который раздается во время встречи, нарушает тишину в библиотеке и т.п.’ < beep + epilepsy; 5) цель и действие: drinkathon ‘вечеринка, связанная с большим потреблением алкоголя’ < drink + marathon; 6) действие и цель: explorenography ‘туризм в опасные экзотические места’ < to explore + pornography.

Сама «модификация» значения происходит путем расширения значений компонентов слова-стяжения, сужения, а также специализации.

Так, слово-стяжение priviligentsia ‘привилегированный класс’ (< privilege + intelligentsia) изначально,  согласно словарю “The Oxford Register of New Words” (1991),  означало «класс интеллектуалов и партийных боссов в странах с коммунистическим режимом». Затем значение слова расширилось. Компонент privilege- сохранил значение мотивирующего слова, а -gentsia («класс интеллигентов и партийных боссов») стал означать просто «класс», и слово priviligentsia теперь обозначает любой привилегированный класс.

В рамках расширения значений мотивирующих слов наблюдается замещение образов: drunkenstein ‘пьяный агрессивный человек’ < drunk + Frankenstein. Очевидно, в «отсылочную» часть семантики слова drunkenstein заложена идея о существе-монстре (налицо наследование признака «агрессия»), а не о его создателе, хотя компонент – (nk)enstein восходит к слову, обозначающему имя ученого. Очевидно, это произошло в силу того, что в массовой культуре часто встречается смешение образов Франкенштейна и созданного им чудовища, поэтому именно творение, а не его создателя, иногда ошибочно называют «Франкенштейном».

Стяжение Сrackula ‘тот, кто после употребления кокаина бодрствует всю ночь и спит весь день’ < crack ‘кокаин’ (сленг) + Dracula ‘средневековый граф Дракула, по легенде вампир’ семантически унаследовало от второго исходного слова значение «время суток», а основное значение, с которым ассоциируется это имя, – «вампиризм», остается за кадром, то есть имеет место сужение значения осколка в рамках нового слова-стяжения.

Стяжение fave ‘хранить то, что нравится;  сохранить Интернет-страничку в категории "избранное"’ < favourite ‘любимый, избранный’ + save ‘сохранять’ демонстрирует нам не только сужение значений исходных компонентов, но и их специализацию - новообразование относится к компьютерной тематике, хотя мотивирующие слова не закреплены за специальной сферой употребления.

Таким образом, модификация значения комплекса проявляется в виде расширения, сужения, а также специализации мотивирующего признака. При этом «наследование» самого мотивирующего признака в словах-стяжениях, образованных по аналогии, может идти разными путями, что впоследствии приводит к полисемии неуникальных «осколков».

Так, в стяжении bridezilla‘женщина на пороге замужества, донимающая всех своими капризами, придирками по поводу предстоящей свадьбы’(< bride ‘невеста’ + Godzilla ‘гигантских размеров рептилия из одноименного фантастического фильма, наводившая ужас на население’) наблюдается новое  значение, которое создается благодаря наличию «отсылочного» компонента экстралингвистического характера в «осколке» -zilla, который, очевидно, «унаследовал» от мотивирующего слова значение «монстр». В аналогично построенном слове-стяжении breastzilla ‘женщина с очень большой грудью’ имеет место наследование мотивирующего признака ‘большой размер’, а слово catzilla ‘кот-драчун’ унаследовало признак ‘агрессия’.

Модифицированные значения слов-стяжений, образованных по МСК А + В = (AB)*, обусловлены следующими причинами: появлением сем контекстного значения, влиянием экстралингвистических факторов, употреблением одного из компонентов мотивирующих слов в переносном (метафоричном) значении.

Итак, слова-стяжения, как на уровне структуры, так и на уровне семантики, являются сложными моделированными образованиями. Они образуют в языковой системе особый класс производных лексических единиц, содержащих в своей структуре и когнитивную отсылочную часть, повторяющую полностью или частично семантические свойства мотивирующего источника, и формальную (структурную) часть, отражающую операцию, в результате которой было образовано производное слово. Стяжение, как самостоятельный словообразовательный процесс, обладает, таким образом, собственным инвентарем структурных и семантических моделей формирования новых слов. Слово-стяжение – это результат процесса стяжения, отражающий сам словообразовательный процесс.

В ходе исследования массива новых слов-стяжений нами были зафиксированы неуникальные «осколки» (41 единица), повторяющиеся в ряде однотипных образований: netiquette ‘правила общения в Интернете’ < net + etiquette, weddiquette ‘правила поведения, манеры, приличествующие такому событию, как свадьба’ < wedding + etiquette), bosstard ‘босс-самодур’ (< boss + bastard), bustard ‘грубый водитель автобуса’ (< bus + bastard) и др. Неуникальные элементы выделяются по признаку наличия общего словообразовательного значения у ряда образований по аналогии, причем семантика «осколков» рассмотрена путем сопоставления с мотивирующими словами, фиксируются процессы «преемственности» значения, его расширения или сужения.

Так, «осколок» -ista от политического термина Sandinista ‘член революционной партии в Никарагуа, которая пришла к власти в 1979 году’ стал употребляться при формировании слов-стяжений, обозначающих приверженцев определенной идее, энтузиастов. При этом все обнаруженные стяжения на -ista «перекочевали» в другую тематическую область – моду, и значение «осколка» можно интерпретировать не только как «ярый приверженец», в чем прослеживается связь с мотивирующим словом, но и как «жертва моды», что говорит о сужении значения словообразовательного форманта, его специализации: perfumista ‘увлеченный запахами, следящий за парфюмерными новинками’, fashionista ‘тот, кто слепо следует всем модным веяниям’ и др.

Следует особо отметить то, что почти половина выделенных «осколков» демонстрирует наличие нескольких значений, например, у форманта   -gasm (< orgasm) их пять: 1) «оргазм, как физиологический процесс» (boygasm ‘оргазм, который   испытывает    мальчик’,    drygasm   ‘оргазм   без  семяизвержения’);

2) «всплеск, взрыв» (beergasm ‘всплеск пены при открытии пивной бутылки’, laughgasm ‘неожиданный взрыв хохота’); 3) «удовольствие» (cargasm ‘удовольствие от вождения автомобиля’, corsetgasm ‘удовольствие от расшнуровывания корсета’); 4) «прилив сил, эмоций» (braingasm ‘приступ интеллектуальной   активности’,  joygasm   ‘момент   интенсивной   радости’); 5) «кульминационный момент» (wargasm ‘кульминационный момент в сражении’). Очевидно, что при возникновении в языке все большего количества новообразований с данными элементами суффиксального характера, развивается полисемия, что свидетельствует о продуктивности модели.

Как традиционным аффиксам, так и неуникальным «осколкам» присуще явлении синонимии, например, элементы -tastic (<fantastic) и -errific (<terrific) в словах awesometastic и yumerrific имеют общее значение «отличный».

Образование слов-стяжений с неуникальными начальными компонентами гораздо менее распространено. Нами выделено шесть «осколков», при этом все они  унаследовали основные значения мотивирующих слов. Например, «осколок» docu- (< documentary) зафиксирован в таких словах-стяжениях как docu-fantasy (< documentary + fantasy) ‘телевизионная программа, в которой реальные события представлены  в виде художественного фильма’, docusoap (< documentary + soap) ‘многосерийный документальный фильм’ и др.

В лингвистике неуникальные «осколочные» элементы получили название «квази-морфем», «суффиксов конкретной семантики», «комбинирующихся форм». Несмотря на дискуссионный характер и разную терминологию очевидным представляется факт, что неуникальный фрагмент обретает статус деривационного элемента благодаря тому, что обнаруживает все признаки, свойственные словообразовательным морфемам, а именно: 1) общее категориальное значение (суффиксальный элемент определяет принадлежность слова к определенной части речи, например, perfumista, fashionista – принадлежат к имени существительному); 2) фиксированное положение в модели (например, N + -ista); 3) общее словообразовательное значение (например,  в   модели   N + -tard  –  «человек  c  отрицательными  качествами»); 4) продуктивность; 5) возможность полисемии и синонимии.

Повторяясь в ряде аналогичных образований, неуникальные элементы делают значение нового слова достаточно предсказуемым, что свидетельствует о том, что данные форманты, будучи структурно и семантически мотивированными исходными словами, находятся на  пути демотивации, то есть изоляции от слова-прототипа, и наделяются собственным лексическим значением.

В структурном аспекте отличие от традиционных аффиксов заключается в том, что «неуникальный» осколок аффиксального характера присоединяется не только к полной, но и к усеченной основе, причем «осколочная» основа может быть сокращена до одного звука/одной буквы: buppie < b(lack) + (y)uppie.

В семантическом отношении существенное отличие проявляется в том, что в то время, как большинству аффиксов присуще лексическое значение высшей степени абстракции, неуникальные «осколки» слов-стяжений демонстрируют тесную деривационную синхронную связь с мотивирующим словом, вследствие чего их семантика может быть очень узкой, а лексическое значение – ярко выраженным и очень конкретным. Поэтому, мы можем сделать вывод о том, что данные форманты имеют ярко выраженное лексическое значение, основанное как на собственном значении форманта, так и всего комплекса.

В функциональном отношении неуникальные «осколки» не отличаются от традиционных аффиксов, сохраняя при этом свои структурные и семантические особенности. Согласно той роли, которую данные элементы выполняют в процессе образования новых слов, они могут быть названы особыми словообразовательными элементами условно суффиксального и префиксального характера, участвующими в словообразовании по новым структурно-семантическим моделям (ССМ), которые, как и традиционные словообразовательные модели, характеризуются разной степенью продуктивности. 

На продуктивность ССМ, на закрепление неуникальных формантов в качестве деривационных влияют такие факторы, как: 1) частотность употребления «осколка» при образовании по аналогии; 2) живая, образная природа; 3) закрепление форманта за определенной тематической группой, что обеспечивает адекватное декодирование  (fashionista, glamourista, perfumista);

4) возможность широкого применения модели (например, на -holic – designaholic).

В ходе исследования установлено, что слова-стяжения могут выступать и в качестве деривационной основы, являясь новой корневой морфемой для словообразования традиционными способами: 1) суффиксацией (lecturn (< lecture + nocturn) + -al > lecturnal); 2) префиксацией: indormitable < in- + dormitable (< dorm + habitable); 3) конверсией: to vlog < vlog (< video + blog).

На основе слова-стяжения возможно  формирование нового словообразовательного гнезда. В ходе исследования был зарегистрирован ряд слов с компонентом crunk (< crazy + drunk): crunktional (< crunk + rational), Crunkmas (< crunk + Christmas),  Crunksgiving (< crunk + Thanksgiving) и др.

Таким образом, в ходе исследования процесса моделирования при формировании новых слов-стяжений были выявлены модели разного уровня абстракции – от системных формальных и смысловых до конкретных структурно-семантических моделей с определенными формантами условно суффиксального и префиксального характера, а также  новые корневые морфемы для словообразования традиционными способами, что, безусловно, представляет собой определенный интерес в плане изучения развития лексического состава современного английского языка и подчеркивает лингвокреативный потенциал стяжения. Несмотря на то, что в процессе образования слов-стяжений участвуют «осколки» мотивирующих слов, то есть, по сути своей «немоделируемые» структурные компоненты, в процессе формирования новых слов они комбинируются определенным образом, указывающим на моделированный характер процесса стяжения.

Полученные результаты позволяют наметить новые пути исследования. В частности, перспективным представляется изучение функциональных особенностей слов-стяжений в разных типах дискурса. До сих пор неразрешенной остается лексикографическая проблема – фиксация слов-стяжений в словарях как единиц, принятых «узусом», в отличие от окказиональных образований. Приводимый нами в Приложении список исследуемых единиц может служить основой для создания соответствующего лексикографического пособия. Неосвещенной остается также проблема перевода английских слов-стяжений на другие языки, что требует привлечения когнитивного аппарата и проведения сопоставительных исследований.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1.Стяжение как продуктивный способ образования неологизмов в современном английском языке. Статья. // Проблемы английской неологии : Материалы научной конференции (29 января 2002г.). – М.: МГЛУ, 2002. – С. 81-84 – 0,18 п.л.

2.Актуальные процессы аббревиатурного словообразования (на материале современного английского языка). Статья. // Проблемы соотношения культуры, языка и мышления в парадигме современной английской лексикологии. – М.: Рема, 2004. – С. 84-90 (Вестник Московского государственного лингвистического университета; вып. 489; сер. Лингвистика) – 0,42 п.л.

3. Лингвокреативный потенциал стяжения в словообразовательной системе современного английского языка. Статья. // Теория и практика лексикологических исследований. – М.: Рема, 2007. – С. 52-65 (Вестник Московского государственного лингвистического университета; вып. 532; сер. Лингвистика) – 0,8 п.л.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.