WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Антономасия как средство языковой номинации: семантика и прагматика (на материале англоязычной прессы)

Автореферат кандидатской диссертации

 

Каграманов Карен Размикович

АНТОНОМАСИЯ КАК СРЕДСТВО ЯЗЫКОВОЙ НОМИНАЦИИ: СЕМАНТИКА И ПРАГМАТИКА

(НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ПРЕССЫ)

Специальность 10.02.04 – германские языки

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

Москва – 2007

Диссертация выполнена на кафедре стилистики английского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель:       кандидат филологических наук,                                                            профессор Наер Владимир Леонидович

Официальные оппоненты:    доктор филологических наук,

Голубкова Екатерина Валерьевна

Кандидат филологических наук

Андрюхина Татьяна Владимировна

Ведущая организация:                   Российский Государственный Гуманитарный   

Университет 

         Защита диссертации состоится « 19 » октября  2007  г. в 11 часов на заседании диссертационного совета К 212.135.01 при ГОУ «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» (г. Москва, ул. Остоженка, 38, 119 992).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ».

Автореферат разослан « 17 » сентября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                      Н.М. Осветимская     

Реферируемая диссертация посвящена исследованию антономасии как средства языковой номинации и выявлению ее структурных, семантических и прагматических характеристик и функций в англоязычных текстах.

             Выбор темы исследования обусловлен тем, что на сегодняшний день понимание антономасии, представляющей собой сложное и многогранное явление сводилось лишь к описанию ее лишь как стилистического приема. Традиционно антономасия рассматривалась как метафорическое использование собственного имени для обозначения объекта, обладающего свойствами и характеристиками первоначального носителя этого имени (например, Геркулес вместо силач).  В этой связи чрезвычайно важным и интересным представляется рассмотрение антономасии в более широком ключе – как процесса и результата номинативной деятельности человека. Такая позиция позволяет более глубоко изучать явление антономасии с точки зрения как речи, так и языка.   

             Материалом исследования послужили тексты, взятые из таких английских и американских газет и журналов как: The Times, The New York Times, The New York Times Book Review, The Guardian, Chicago Tribune, The Daily Mail, Newsweek, The Sunday Times, National Geographic,The USA Today, The International Herald Tribune за период с января 1999 по июль 2006 гг.  

Актуальность исследования обусловлена тем, что, хотя ранее и предпринимались определенные попытки описания данного явления языка и речи с точки зрения структуры и семантики, антономасия не получала освещения в рамках прагматического подхода, а также не проводились исследования по вскрытию когнитивных механизмов создания и восприятия антономасии.   

  Научная новизна исследования определяется тем, что в диссертации впервые

- антономасия рассматривается не просто как стилистический прием, построенный на замене одного имени на другое, а как средство языковой номинации, основанное на одновременной реализации двух типов лексического значения, денотативного и назывного;

- антономасия в газетном стиле речи рассматривается на трех уровнях: слова, словосочетания и высказывания;

- антономасия как средство языковой номинации изучается комплексно в структурно-семантическом, когнитивном и прагматическом аспектах;

- ведется поиск критериев, позволяющих относить антономасию к метафоре или метонимии.

             Цель исследования состоит в рассмотрении антономасии как средства языковой номинации, строящегося на такой модификации и переносе имени, которые приводят к созданию класса имен, занимающего промежуточное положение между классом собственных и нарицательных имен, и обладающего определенными структурно-семантическими и прагматическими характеристиками. Целью также является выделение когнитивных механизмов, в результате которых появляются эти характеристики,  попытка разграничения на их (характеристик) основе типов и подтипов антономасии. Для выявления особенностей функционирования антономасии в тексте в определенных случаях рассмотрению подвергаются антономастические комплексы, которые выделяются на уровне высказывания и, соответственно, представляют собой более крупные, чем антономасия, структурные единицы.

Цель исследования определяет  конкретные задачи:

- определение антономасии как явления языка и речи;

- выделение типов и структурно-семантических подтипов антономасии;

- выделение когнитивных структур и механизмов создания и восприятия             антономасии;

- выявление прагматических функций антономасии в газетном тексте;

- обобщение полученных результатов.

             К методам исследования относятся дефиниционный анализ, метод структурно-семантического моделирования и метод моделирования когнитивной структуры коммуникативных единиц.

             Теоретическая значимость видится в том, что

- разработана комплексная методика изучения явления антономасии в структурно-семантическом, когнитивном и прагматическом аспектах;

- составлена полная структурно-семантическая классификация моделей построения антономасии;

- наряду с доминирующей оценочной функцией установлены и другие прагматические функции, реализуемые антономасией в тексте;

- доказана принадлежность антономасии к средствам языковой номинации.

             Практическая ценность работы заключается в том, что выделенные типы антономасии, модели ее построения и иллюстративный материал могут быть использованы на практических занятиях по стилистике английского языка, ономастике, переводу, а также на занятиях, посвященных работе с английской и американской прессой. Результаты и основные положения работы могут использоваться при написании курсовых и дипломных работ по стилистике.

Структура диссертационного исследования определяется поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

Во Введении определены объект, материал, цель и задачи исследования, обоснована актуальность темы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, описаны методы и структура исследования.

             Первая глава посвящена основным подходам к пониманию сущности антономасии. В этой главе рассматривается проблема определения антономасии как стилистического приема, выделяются основные типы антономасии в зависимости от особенностей реализации лексических значений, рассматривается соотношение метафоры, метонимии и антономасии, изучаются характеристики антономасии как средства номинации, а также рассматриваются когнитивные характеристики антономасии и отношения, устанавливающиеся между антономасией и переименованием.

Во второй главе антономасия рассматривается с точки зрения модификации имени собственного и имени нарицательного. В каждом из типов антономасии выделяются структурно-семантические подтипы, а также проводится исследование семантических особенностей и когнитивных механизмов построения антономастических комплексов.

Третья глава посвящена рассмотрению прагматических характеристик антономасии. В этой главе выделяются функциональные типы антономасии и рассматриваются механизмы восприятия антономастических комплексов. Антономасия рассматривается с точки зрения выражения оценки, рассматриваются механизмы восприятия и интерпретации антономастических комплексов, выражающих оценочность. Также рассмотрению подвергается субъективная и объективная, абсолютная и относительная оценка в антономастических комплексах.

              Заключение содержит обобщенные результаты рассмотрения структурно-семантических и прагматических особенностей антономасии как средства языковой номинации и намечает возможные дальнейшие направления для изучения этого явления.

Список литературы представляет собой список работ отечественных и зарубежных авторов, относящихся к тематике настоящего исследования и использованных при его проведении, а также список лексикографических источников (всего 128 наименований).

Апробация работы. Диссертация соответствует плану научно-исследовательской работы кафедры стилистики английского языка МГЛУ. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры стилистики английского языка МГЛУ (2004-2006гг.). По теме диссертации имеется 5 публикаций.

Достоверность проведенного исследования обеспечивается комплексным подходом, значительным объемом исследованного материала, а также использованием различных приемов и методов лингвистического анализа.

***

В качестве основной теоретической проблемы настоящего исследования рассмотрен вопрос о сущности понятия антономасии, о том, какое место она занимает в системе языка и речи.

В основе антономасии лежит перенос имени. Однако мнения ученых по поводу того, какой именно класс имен подвергается переносу при создании антономасии, не всегда совпадают. Так, наряду с определением антономасии как переносного использования имени собственного встречаются определения антономасии как переносного использования имени нарицательного. Например, антономасия может определяться как:

  • Троп, состоящий в метафорическом применении собственного имени для обозначения лица, наделенного свойствами первоначального (широко известного по литературе, истории и т.п.) носителя этого имени. Например, Морфей вместо сон, Отелло вместо ревнивец, Дон-Жуан вместо сластолюбец и т.п. (Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., «Советская энциклопедия», 1966.)
  • Оборот речи, выражающийся в замене названия или имени указанием какой-нибудь существенной особенности предмета (напр.: «великий поэт» вместо Пушкин) или отношения его к чему-либо («автор “Войны и мира”» вместо Толстой; «Пелеев сын» вместо Ахилл). Кроме того, антономазией считают также замену нарицательного имени собственным (Эскулап вместо врач). (Википедия http://ru.wikipedia.org)

     По всей видимости, такие различные взгляды на антономасию (когда к ней зачастую относят и перифраз) объясняются тем, что антономасия рассматривалась лишь как стилистический прием, и в зависимости от того, какие примеры подвергались рассмотрению в той или иной работе, она получала соответствующую узконаправленную характеристику. В настоящей работе предлагается точка зрения, согласно которой, антономасия рассматривается не только как стилистический прием, строящийся на переносе имени, но как средство языковой номинации. Это позволяет включить в понятие антономасии различные единицы языка и речи, которые могут быть основаны как на переносе имени собственного, так и нарицательного. Такое понимание антономасии становится возможным при условии рассмотрения ее как взаимодействия и одновременной реализации дух типов лексического значения.  Данный подход был предложен И.Р. Гальпериным, хотя он также изучал антономасию только в рамках лексического стилистического приема. И.Р. Гальперин определяет антономасию как один из частных случаев метонимии, в основе которой лежит отношение  места, где произошло какое-либо событие, лицо, известное каким-либо поступком, деятельностью, и сам поступок, деятельность. Это отношение проявляется во взаимодействии назывного и предметно-логического значения. (Гальперин).

Следует отметить, что хотя И.Р. Гальперин говорит о взаимодействии предметно-логического и назывного значений, ввиду того, что многие ученые отождествляют предметно-логический и денотативный компонент лексического значения, в настоящей работе представляется более уместным использовать термин «денотативное значение». Так, например, И.А. Стернин пишет: «Основными компонентами значения слова можно считать денотативный (предметно-логический) и различные разновидности коннотативного значения характеризующего то или иное отношение говорящего к акту общения, участникам акта общения, сообщаемому и т.д., т.е. несущего дополнительную информацию. … Референт знака – это конкретный единичный предмет, с которым соотносится знак в  акте употребления, взятый во всей совокупности своих признаков.  Денотат знака – это выделенная мыслью некоторая совокупность реальных признаков предметов в их отвлечении от реальных предметов. Денотат отражен в понятии. Можно сказать, что денотатом знака является все то, что мы можем сказать о предмете, называемом словом, не глядя на конкретный предмет».(Стернин И.А., Проблемы анализа структуры значения слова. Воронеж – 1979, с. 38-45)

Одновременная реализация денотативного (предметно-логического) и назывного значений возникает не сразу. Имя, изначально обладающее одним из данных типов значения, в контексте приобретает и другой тип. Изначальное значение можно обозначить как «основное», так как оно по-прежнему остается «на переднем плане», а приобретенное именем значение можно обозначить как «контекстуальное».  Таким образом, в терминах И.Р. Гальперина можно выделить два типа антономасии: первый тип с основным назывным значением и второй – с денотативным.

Примером использования антономасии второго типа является следующий отрывок:

  • Patrons of medieval artists demanded to have themselves portrayed kneeling among the Wise Men, whatever the tempera of the artist. (The Times, March 23, 2006)

    За словами wise и men изначально закреплено денотативное значение, форма слов не изменилась, и лишь написание с заглавной буквы указывает на появление контекстуального назывного значения, и, следовательно, стилистического приема.

Ко второму типу антономасии следует также отнести так называемые говорящие имена. Однако они представляют собой отдельную категорию.  Дело в том, что, во-первых, назывное значение в них четко выражено, так как они используются в качестве имен персонажей, названий местности и других обозначений различных объектов; во-вторых, они, как правило, являются не окказиональным именованием объекта (по отношению к его возможному обозначению), а константно закреплены за ним на протяжении всего текста.                                        

В настоящей работе клички и прозвища также относятся к антономасии. Клички и прозвища – категория, которая, как правило, выделяется как отдельное языковое явление. Однако если рассматривать их в более широком ракурсе, то очевидно, что они также построены на одновременной реализации денотативного и назывного значений. На самом деле, важно иметь в виду, что не каждый случай одновременной реализации данных лексических значений представляет собой антономасию. Такие случаи будут являться антономасией только тогда, когда помимо всего прочего будут осуществляться определенные прагматические задачи.

Наконец, выделяются случаи (отнесенные выше к первому типу антономасии), когда помимо основного назывного значения в слове реализуется денотативное значение. Такую разновидность антономасии можно наблюдать в следующем примере:

  • After that came Pete, a 43-year-old former pop star who has had surgery to make himself look like Joan Rivers; an American basketball player called Dennis who looks as though he was put together by a sporting Baron Frankenstein; a woman from Baywatch whose name I forget; … . (The Times, Jan. 14, 06)

     Итак, в зависимости от того, какое из лексических значений является основным, а какое возникает в контексте, выделяются различные типы антономасии. Так как назывное значение присуще именам собственным, а денотативное – нарицательным,  в работе выделяются два основных типа антономасии:

  • Антономасия, построенная на переносном использовании имени собственного (антономасия первого типа). В ней назывное значение является основным, а денотативное возникает в контексте, т.е. имя собственное частично переходит в нарицательное.
  • Антономасия, построенная на переносном использовании имени нарицательного (антономасия второго типа). В ней основным является денотативное значение, а назывное возникает в контексте, т.е. имя нарицательное частично переходит в собственное. Этот тип антономасии делится на подтипы в зависимости от отношений, устанавливающихся между изначальным именем объекта и создаваемым именем:

А) Собственно Антономасия, в частности как стилистический прием. Представляет собой окказиональное замещение изначального имени объекта или явления создаваемым именем.

B)  Клички и прозвища. Представляют собой частотное замещение изначального имени объекта или явления создаваемым именем. Иногда кличка или прозвище в тексте употребляется чаще, чем изначальное имя, однако последнее никогда не вытесняется полностью.

С) Говорящие имена. К ним относятся имена и названия, которые сами являются изначальным именем объекта или явления. 

Помимо различия в подходах к пониманию явления антономасии как такового, взгляды ученых также расходятся и в вопросе отношений между антономасией, метафорой и метонимией. Так, антономасия зачастую понимается и как частный случай метафоры, и как частный случай метонимии. В настоящем исследовании принимается компромиссная точка зрения, согласно которой антономасия первого типа представляет собой метонимию, осложненную отношением сходства, в то время  как антономасия второго типа может основываться либо  на метонимии, либо на метафоре, в зависимости от эксплицитности/имплицитности подчеркиваемого признака: если имя называет признак, а не подразумевает его, то налицо будет метонимический перенос. Так, например, такие говорящие имена как Miss Fair-Hair, Mr. Stubborn, Dr. Evil, равно как и собственно антономасия the Wise Men явно указывают на отличительный признак. Другими словами, вышеприведенные примеры и им подобные являются метонимиями, и вряд ли можно говорить, что они осложнены отношениями сходства, характерными для метафоры. Однако не следует рассматривать такую ситуацию как конечную и неизменную. Если то или иное говорящее имя, созданное автором на основе нарицательного имени, прямо указывающего на признак, станет «популярным» и будет использоваться  для обозначения объектов со сходными признаками, оно станет символом, т.е. будет употребляться на основе сходства. В таком случае можно говорить об осложнении метонимии отношениями сходства, но это уже будет антономасия первого типа, т.е. можно утверждать, что антономасия второго типа имеет потенциальную возможность перехода в антономасию первого типа.  Такие же говорящие имена, как Mr. Goldman, Mr. Shark и др. требуют построения определенной ассоциативной цепочки, так как они не называют признак напрямую.  Следовательно, они базируются на метафоре. Условность однозначного отнесения антономасии к метафоре или метонимии подчеркивается также тем, что многие выделяют метафтономию как стилистический феномен, в основе которого лежит взаимодействие двух вышеназванных стилистических приемов.

     Теория языковой номинации разрабатывалась в отечественной лингвистике такими учеными, как А.А. Уфимцева, В.Н. Телия, Э.С. Азнаурова и многими другими.

В гносеологическом аспекте прямая лексическая номинация всегда понимается как процесс обращения фактов действительности в факты системы языка, в значения и категории, отражающие общественный опыт носителей языка (Уфимцева). То есть, закрепленная в знаке информация может быть непосредственно направлена на действительность, называя совокупность признаков, через которые выделяется определенный класс объектов наименования.

Если для именования нового класса объектов используются уже существующие в языке словесные знаки, обладающие в языке своей собственной семантикой, то есть репрезентирующие совокупность признаков иного класса объектов, то такие именования являются вторичными.

Так как при создании антономасии уже существующие в языке знаки используются в новой для них функции, можно заключить, что она представляет собой процесс и результат вторичной номинации. Антономасия представляет собой процесс вследствие того, что в экстралингвистическом плане в основе вторичной номинации лежит способность человеческого мышления ассоциативно связывать предметы и явления окружающего мира, что позволяет объединить под одной языковой формой различные сущности. Безусловно, такое «ассоциирование»  требует некоторого времени для протекания мыслительных процессов. Можно предположить, что эти процессы сходны с процессами метафоризации (многие ученые особо обращают внимание на разницу между терминами «метафора» и «метафоризация», подчеркивая динамический аспект второго), но, в то же время, очень важно осознавать, что главное отличие метафоры как стилистического приема от антономасии в том, что при создании и восприятии антономасии мы имеем дело с образом и характеристиками конкретного лица, места, события, в то время как при метафоризации происходит отождествление с объектом на основе признака или признаков, общих и характерных для всего класса. В качестве иллюстрации можно привести два предложения, которые в определенных контекстах выражают примерно одну и ту же идею:

  • He is a real Frankenstein.
  • He is a real predator.

В первом случае возникает конкретный образ (конечно, если реципиент читал книгу или видел кинофильм, снятый по ее мотивам, причем вероятность того, что этот образ будет более или менее сходным у разных реципиентов, довольно высока), а во втором – можно говорить о некоем собирательном образе, который будет значительно различаться от реципиента к реципиенту.

Результатом же вторичной номинации антономасия является потому, что в итоге мы имеем созданную единицу речи, которая впоследствии также может стать единицей языка. Отсюда логично вытекает разделение антономасии на языковую и речевую. Языковые антономасии обычно фиксируются в словарях и обладают меньшей степенью неожиданности по сравнению с речевыми антономасиями, которые еще не вошли в  широкое употребление носителями языка и обладают большей новизной.

Иллюстрацией речевой антономасии может служить следующий пример:

  • Thus, Solomon, with his 700 wives and 300 concubines, is the Larry King of his day. (The New York Times Book Review, May 11, 2003)

     Здесь переносу подвергается имя Larry King. Изначальный референт имени – известный американский телеведущий, собирающий большую аудиторию, приглашая в студию знаменитостей, общественных деятелей и политиков. Он известен у себя на родине и за рубежом, однако такое употребление его имени, при котором коннотации, закрепленные за ним переносятся на другой референт,  нельзя назвать конвенциональным.

Когда знания, связанные с тем или иным объектом, обозначенным именем собственным, становятся общими для всех  членов языкового сообщества и остаются таковыми долгое время, само имя может войти в систему языка.  Например:

  • Iran, after all, is not the only Muslim country with an urban Westernized elite that’s been decimated by dictatorship and pauperized by decades of war. It’s not hard to imagine a cartoon “Babylon” whose war-scarred author might not be so diplomatic as Satrapi in pointing out how her own country’s now toppled Frankenstein was constructed from parts made in the West and sold by its current “liberators”. (The New York Times Book Review, May 11, 2003)

     Имя Frankenstein употребленное в речи, а точнее в произведении Мери Шелли, вошло в систему языка. Об этом свидетельствует тот факт, что его денотативное значение (более точно - два)  фиксируется в словарях:

Frankenstein – n 1.a person who creates something that brings about his or her ruin. 2.Also called: Frankenstein’s monster, a thing that destroys its creator. After Baron Frankenstein, who created a destructive monster from parts of corpses in the novel by Merry Shelly(1818) (Collins Concise English Dictionary).

Иногда с течением времени назывное значение может совсем стереться и тогда можно говорить о появлении нового имени нарицательного. Примером  окончательного перехода являются такие английские слова, как hooligan, boycott, dunce и др., которые изначально были именами конкретных людей, но постепенно их этимология перестала быть прозрачной.

Выше были приведены примеры антономасии первого типа, основывающейся на переносе имени собственного на нового референта. Механизм вторичной номинации, на котором строится антономасия второго типа, когда имя нарицательное кладется в основу создаваемого имени собственного, также заслуживает особого внимания. Конечно, форма нарицательного имени может в определенной степени меняться, но основу создаваемого имени (константного или окказионального) все равно составляет уже существующий элемент языка, что подчеркивает вторичность номинации. Имя нарицательное изначально соотносится с целым классом объектов или понятий и обладает коннотациями, которые могут быть перенесены на создаваемое имя собственное. Однако это не означает, что каждый раз, когда автор подбирает имя для того или иного объекта, этот объект всегда будет наделен признаками, прямо или косвенно выражаемыми именем нарицательным, кладущимся в основу номинации. Все будет зависеть от того, захочет ли автор развить этот потенциал. Если объект своим поведением или характеристиками, описанными автором, явно соответствует характеристикам, присущим денотату нарицательного имени, то можно говорить, о том, что данное имя было выбрано не случайно, и здесь имеет место антономасия. Если же денотат имени нарицательного никак не соотносится с характеристиками объекта номинации, то следует говорить лишь о создании имени собственного в результате вторичной номинации, но не об антономасии.

Так, например, в приведенном ниже отрывке участник реалити шоу получает имя Angry Louis, и, как следует из отрывка, оно вполне мотивировано. В контексте передачи это говорящее имя.

  • Angry Louis, 52, said last night: “I’ve been totally humiliated and undermined by both of them. This has caused me nothing but stress.  (The New York Times, Sept. 14, 2005)

     В то же время в произведениях англоязычных авторов можно встретить такие имена персонажей, как Walker, Black, Hawk и другие, которые никак не отражают характеристики персонажей, и, соответственно, не являются говорящими именами, а выступают в роли просто фамилий. Они выполняют лишь идентифицирующую роль.

Поскольку имя, присваиваемое объекту при создания антономасии, указывает на его признаки, эти признаки определяют выбор языковых средств, используемых для вторичной номинации, и называются мотивировочными признаками.

Выбор мотивировочного признака имеет когнитивную природу, так как при выборе одного признака происходит абстрагирование от других признаков. К тому же, новый признак становится основой нового значения. Выбор признака носит объективно-субъективный характер. Объективный – так как отражает реальный признак объекта как действительного мира, так и вымышленного. Субъективный  –  поскольку  сам выбор осуществляется человеком, то есть он индивидуален.

Мотивировочные признаки могут быть внешними и внутренними. Иногда наблюдаются случаи, когда одна лексическая единица, на основе которой строится имя, выражает внутренний и внешний признак одновременно.           Примером антономасии, в основе которой лежит внешний мотивировочный признак, можно считать следующий газетный заголовок, а также предложение, взятое из самой статьи:

  • "An ex-Brooklynite runs for City council on Godzilla's coattails"

" .. .Mr. Bianchi got a lucky publicity boost last month when HicJeki Matsui - the Japanese slugger known to fans here, as in New York now as well, as Godzilla - started playing last month for the Yankees." (The New York Times, April 24, 2003).

Ясно, что в заголовке словосочетание on Godzilla's coattails имеет переносное значение. Само по себе выражение on somebodys coattails идиоматично, т.к. «протащить у себя на фалдах» означает способность популярного политического деятеля, кандидата на политический пост, обеспечить победу своих сторонников.  Что же касается имени Godzilla, то оно было присвоено бейсбольному игроку за его физические данные, а именно за огромные размеры, силу и сокрушительный удар (slugger - AmEinformala player who hits the ball very hard in baseball) (MACMILLAN English Dictionary for Advanced Learners 2002) и за происхождение (Japanese slugger). Эти признаки являются внешними.

Примером актуализации внутреннего признака можно считать следующий отрывок, взятый из газетной статьи:

  • " The usual way of encompassing something strange and original is to offer a few points of reference. So, for gorgeous sensuousness of language, Schults is a real Keats or Dylan Thomas; in his febrile, hallucinating quality he is a Robert Louis Stevenson (the Stevenson of counterpanes and armies and dreamy lamplighting); in his uncanny closeness to childhood he recalls the first pages of Joyce's "Portrait of the Artist". Further there is Rilke (whom he loved) in his appetite for metaphor, perhaps something of Virginia Woolf s "Orlando" in his ability to gather up and jump through time."( The New York Times Book Review, March 9, 2003).

Такое использование имен Keats, Dylan Thomas, Robert Louis Stevenson и Rilke основано на внутреннем признаке, под которым подразумеваются определенные черты творчества данных авторов. Так, писатель Шульц именуется Китсом и Диланом Томасом, произведения которых отличаются особым языком, образностью и воспеванием красоты природы. Благодаря содержанию произведений его называют Робертом Льюисом Стивенсоном, а за любовь к ярким метафорам он именуется Рильке, творчество которого, как известно, отличается лиричностью, символичными образами и духовностью.

При создании антономасии имя собственное приобретает денотативное значение, или же имя нарицательное приобретает назывное значение. Процесс приобретения именем дополнительного лексического значения может протекать двумя путями: 1) с сохранением его изначальной грамматической формы; 2) с изменением его грамматической формы. Если грамматическая структура имени осталась неизменной, но имя приобрело дополнительное значение, значит, имя подверглось семантической модификации в контексте. Соответственно, антономасию в целом можно разделить на антономасию, возникшую в результате семантической модификации имени, и антономасию, возникшую в результате грамматико-семантической модификации. Очевидно, что грамматическая модификация является лишь сопутствующим явлением при семантической модификации, поэтому сразу следует оговориться, что при грамматико-семантической модификации сохраняются все особенности, которые могут быть выявлены при рассмотрении чисто семантической модификации. 

В типах семантической модификации, прежде всего, выделяется семантическая модификация имени собственного и нарицательного. В зависимости от того, какой класс имени подвергается семантической модификации, может создаваться антономасия первого типа, либо второго типа или говорящее имя.

Что касается антономасии первого типа, то в ходе исследования было установлено, что семантической модификации наиболее часто в газетном тексте подвергаются:

1) антропонимы, например: “But I do not personally think (low-income) defendants are entitled to Clarence Darrow,” Pearson says, referring to the legendary defender of the poor during the 1900s. (USA Today, Apr.29, 2003)

2) топонимы, например: On the streets of Palermo Viejo, once a sleepy lower middle class district in the capital, barter clubs have been replaced by trendy boutiques and the neighbourhood has been redubbed Hollywood … .

(The Guardian, Jan.01, 2006)

3) названия учреждений, например: When will Abu Greib become Alcatraz? (The Guardian, Sept. 01.06)

Семантическая модификация других онимов также возможна.

Было установлено, что грамматико-семантическая модификации может привести к образованию категориальной антономасии и антономасии ограниченного ряда, где антономасия ограниченного ряда представляет собой случай, когда объект, которому присваивается имя, становится воплощением изначального  объекта-носителя данного имени. Категориальная же антономасия представляет собой случаи, когда имя становится обозначением целой категории объектов.

Выражения «категориальная антономасия» и «антономасия ограниченного ряда» введены на базе терминов  Д.И. Ермоловича «категориальная антропонимическая метафора» и «антропонимическая метафора ограниченного ряда», употребленных в работе «Имя собственное на стыке языков и культур».

На основе проведенного анализа были выделены конкретные модели построения этих подтипов антономасии, которые представлены ниже в виде Таблицы №1 (где сокращение ИС означает «имя собственное», ИН – «имя нарицательное», прил. – «прилагательное», N’s – имя собственное в притяжательном падеже):

Таблица №1

Тип антономасии

Тип сочетания или конструкции

Примеры

Категориальная

a/an/another/the next + ИС

a Herod, another Hitler, the next Nicole Kidman

a+прил.+ИС

a Canadian Cameron, a male John Sutherland

N’s+ИС

Antarctica’s Manhatan

the party’s chairman Mao

Ограниченного ряда

the+прил.+ИС

the only true Artemis

a+ИС+of+ИН

a Niagara Falls of compulsions

a+ИС+of+ИC

a Diogenes of Wall Street

the+ИС+of+ИН

the Cinderella of the investment world

the+ИС+of+ИC

the Versailles of Hampsted

     В рамках антономасии второго типа выделяются однокомпонентная и двух/многокомпонентная антономасии, где в качестве компонента выступает полнозначная лексическая единица. Такое деление характерно для каждого из вышеупомянутых подтипов антономасии второго типа. Помимо этого среди однокомпонентных и двух/многокомпонентных кличек и прозвищ выделяются клички и прозвища с показателем социального статуса и без него, а также выделяются случаи, когда клички и прозвища сочетаются с изначальным именем объекта. Результаты подробного рассмотрения структурно-семантических подвидов антономасии второго типа также представлены в виде Таблицы №2:

Таблица №2

Подтип антономасии, построенной на основе имени нарицательного

Структурно-семантические подвиды

Примеры

Антономасия как стилистический прием

Однокомпонентная

the Troubles

Двух/многокомпонентная

the Big Easy

Клички/прозвища

Однокомпонентные

С показателем. соц. статуса

Dr. Germ

Без показ. соц. статуса

Lion

Двух/многокомпонентные

С показателем. соц. статуса

Mr. Allied Forces

Без показ. соц. статуса

the Milkshake Murderer

Изначальное имя+клички/прозвища

Simon the Shrewd, Ming the Merciful

Говорящие имена

Однокомпонентные

Conqueror, Courageous, Valiant, Spartan, Splendid

     

В ходе исследования было установлено, что субстантивация часто является сопутствующим явлением при частичном переходе имени нарицательного в собственное.

При рассмотрении структурно-семантических особенностей антономасия выступала как номинативная единица, т.е. максимальной единицей, подвергающейся анализу с последующим выделением структурно-семантических конструкций, являлось словосочетание. Целесообразным представилось рассмотреть антономасию в рамках коммуникативной единицы, т.е. рассмотреть ее как средство вторичной номинации на уровне высказывания. В качестве единицы, подвергающейся анализу, здесь выступил антономастический комплекс. Антономастический комплекс представляет собой высказывание, содержащее антономасию. Антономасия, строящаяся на метафоре (не как стилистическом приеме, а в общем смысле, как механизме мышления), может быть описана при помощи различных моделей, применимых при изучении иносказания. В ходе исследования было установлено, что наиболее подходящей для проведения анализа когнитивной структуры конкретных случаев антономасии представляется четырехпространственная модель концептуальной интеграции Фоконье-Тернера. Данная модель строится на основе четырех ментальных пространств: входного пространства источника, входного пространства цели, родового пространства, которое содержит фоновые знания, общие для входных пространств, и смешанного выходного пространства.

Судя по всему, признак или признаки, на основе которых строится антономасия, будет входить в родовое пространство. В антономасии первого типа это будут характерные черты первоначального и вторичного референта имени, например:

  • “…Aaron. I move on to Aaron, the brother of Moses. Seems he was sort of the Frank Stallone of ancient Judaism. The loser brother, the one Mom didn’t talk about too much.” (The New York Times Book Review, May 11, 2003)

Именование Аарона Фрэнком Сталлоне построено на концептуальной интеграции их ментальных пространств. Ментальное пространство Аарона является входным пространством цели, а входное пространство Фрэнка Сталлоне – входным пространством источника, соответственно.  Родовое пространство строится на таких общих признаках цели и источника, как: 1) наличие старшего брата, 2) неспособность достичь такой же «популярности», какой обладает этот брат. Что касается первого признака, его существование не подвергается сомнению, что же до второго признака, то его выраженность в ментальном пространстве цели под вопросом. Это обусловливает использование автором конструкции  …seems he was sort of…, что лишает общее утверждение антономасии категоричности.

В выходном смешанном пространстве формируется образ Аарона, которого все воспринимают как неудачника, человека, не сумевшего достичь успеха в жизни и т. д.

В антономасии второго типа в родовое пространство будут входить характеристики объекта или класса объектов, обозначенных нарицательным именем и характеристики объекта, который именуется при помощи данного имени.

При помощи данной модели были выделены четыре основные формулы концептуальной интеграции при создании антономастических комплексов, основанных на антономасии первого типа. Эти формулы представлены ниже в виде Таблицы №3. Строчными буквами обозначен концепт, включающий характеристики  целого класса объектов, заглавными буквами концепт, включающий характеристики индивидуального объекта или конкретного образа, грамматическая конструкция отрицания, содержащая антономасию, обозначена знаком   «-»,  входное пространство цели обозначено буквой А/а,  входное пространство источника буквой В/b, а выходное смешанное пространство буквой С/c.

Таблица №3

Формула

Пример

1)  а+В=С

(any horn-rimmed-glasses-wearing geek … might, in theory, become the next Buddy Holly)

2)  - (а+В)=С

(American boys couldn’t realistically hope to grow up to be Elvis)

3)  А+В=С

(Solomon … is the Larry King of his day)

4  - (А+В)=С 

(John Kerry is no Michael Dukakis

     Также были выделены четыре основные конструкции, на которых может строиться антономастический комплекс, основанный на антономасии первого типа:

a) “it is right that A has the same qualities and characteristic features as B”

b)“it is possible that A has the same qualities and characteristic features as B” c)“it is hardly possible that A has the same qualities and characteristic features as B”

d) “it is wrong that A has the same qualities and characteristic features as B”.  

Что же касается антономастического комплекса, основанного на антономасии второго типа, то, при помощи той же самой системы условных обозначений, были выделены три основные формулы концептуальной интеграции, которые представлены в виде Таблицы №4. Обозначение входного пространства цели  заключено в квадратные скобки там, где языковые средства его выражения отсутствуют в речи, но присутствуют в сознании реципиента.

Таблица №4

Формула

Пример

1)  A+b=C

(Gardener… whose shoe sponsor called him the Bath Bullet)

2) [a]+b=C

(the Face of the War signed copies of her book)

3)  a+b=C

Данная формула была теоретически выделена, но примеры антономастических комплексов, построенных на ее основе, не встретились.

     Также были выделены две основные конструкции построения антономастических комплексов:

a) “A has the same qualities and characteristic features as the class of  b objects”

b) “A has something to do with the class of  b objects”.

Газетная прагматика носит, прежде всего, оценочный характер. Антономасия –  явление, которое нельзя причислить к наиболее часто употребляемым в газетных текстах, тем не менее, чрезвычайно ярко и наглядно демонстрирует свою оценочную природу. Следует выделять случаи, когда автор может быть уверен, что при антономастическом употреблении того или иного имени у читателя возникнут именно те ассоциации, вызвать которые, и, таким образом, повлиять на отношение к описываемому объекту является прагматической установкой автора в данном высказывании. Сюда можно отнести следующие примеры:

  • The Mona Lisa of the Vermouth world (The New York Times Apr.25, 2003)
  • The Shakespeare of design (Chicago Tribune, May 4, 2003)

В данных случаях (как и в любых других) собственные имена Mona Lisa и Shakespeare могут вызвать лишь ассоциации с гениальностью, уникальностью, бесценностью и т.д., то есть, в каком бы контексте ни употреблялись данные имена собственные (за исключением тех случаев, когда они употребляются с целью создания иронии, и когда достигаемый эффект совершенно противоположен), оценка будет всегда позитивной.

С другой стороны, следует выделять случаи, когда роль контекста представляется определяющей. Иначе говоря, автор всегда должен быть уверен, что та или иная антономасия будет интерпретирована реципиентом именно так, как он (автор) это задумал, оказывая тем самым желаемое прагматическое воздействие.  В случае с антономасией первого типа автор должен во многом ориентироваться на потенциальные фоновые знания реципиента, в то время как в случае с антономасией второго типа он должен быть уверен, что контекст достаточен для того, чтобы заставить имя «работать», т.е.  помимо идентифицирующей функции выполнять функцию информативную. Встречаются случаи, когда объекту вторичной номинации присваивается имя, которое не подразумевает положительного или отрицательного отношения к объекту вторичной номинации. В случае с антономасией первого типа это происходит из-за того, что у реципиента могут иметься фоновые знания о референте, имя которого используется для вторичной номинации, однако отсутствует позитивное или негативное отношение к самому референту.  При создании антономасии второго типа, имя нарицательное, кладущееся в основу создаваемого имени, может не иметь коннотаций (или коннотации могут быть неярко выражены), а само имя использоваться в контексте, который не определяет положительного или отрицательного отношения к объекту вторичной номинации, например:

  • Let your script doctors work on that, Mr. Mogul. (The Guardian, Jan. 17, 2006)

В данном случае антономасия строится на основе многозначного нарицательного имени mogul. Здесь оно имеет значение «магнат», так как имя Mr. Mogul относится к магнату в сфере киноиндустрии. Однако, хотя можно утверждать, что за словом закреплены определенные положительные коннотации, вряд ли антономасия была специально создана для выдвижения на первый план этих коннотаций. Превращение имени нарицательного в имя собственное, а также прямое обращение свидетельствуют о создании экспрессивности, нежели оценочности.

Таким образом, антономасия не всегда выражает оценку. Когда же оценка присутствует, создатель антономасии, как правило, не выражает напрямую позитивную или негативную оценку (такие случаи все же встречаются), а лишь присваивает одному объекту имя другого объекта, которое должно вызвать в сознании адресата определенные ассоциации, или же формирует новое имя (постоянное или окказиональное), но с использованием уже имеющихся в языке средств, которые благодаря коннотациям, закрепленным за ними, создают оценочность.

Таким образом, в зависимости от выполняемых прагматических задач, можно выделить антономасию как средство оценки и антономасию, не выражающую оценочность.    

В антономасии первого типа оценка выражается косвенно и требует построения ассоциативной цепочки, т.к. в имени собственном, используемом при вторичной номинации, не заложена положительная или отрицательная оценка. В то же время, при создании антономасии второго типа оценка может быть эксплицитно выражена в имени объекта. В случае говорящих имен – это постоянное имя объекта, которое лексически выражает оценку «хороший/плохой» в различных ее модификациях. Такое имя призвано сообщить читателю об отношении автора к данному объекту и, таким образом, попытаться вызвать подобное отношение у читателя. Что же касается антономасии как стилистического приема, а также  кличек и прозвищ, то это окказионально присваиваемое имя, которое также выражает оценку. Можно сказать, что в этих случаях оценочность ориентируется на субъективный компонент, который предполагает положительное или отрицательное отношение субъекта оценки к объекту оценки. Объективный же компонент оценки ориентируется на собственные свойства предметов и явлений, которые являются основанием для оценки. 

В основе оценки всегда лежит сравнение (скрытое или выраженное). Соответственно, антономасия, так или иначе выражающая оценочность, представляет собой явление, строящееся на сравнении. Грамматические признаки сравнения в антономасии отсутствуют (иначе она представляла бы собой уподобление), однако, в антономасии первого типа всегда можно выделить объект, с которым сравнивается объект, подлежащий переименованию. Например:

  • Having started his company 13 years ago in Colombia, the Armani of bullet-proof clothing is now selling garments from his collection in much of Latin America and beginning to expand beyond.

“We mix trends and security,” Mr. Caballero beamed. “There are over 1,000 companies in the world who make bullet-proof jackets, but only we make high-security fashion.” (The Guardian, Jan. 16, 2006)

В данном примере антономасия the Armani of bullet-proof clothing выражает положительную оценку. Это происходит вследствие того, что за именем Armani закреплены положительные коннотации. Прежде чем переименовать производителя бронежилетов, автор статьи сравнил признаки обоих людей и нашел, что Кабаллеро в достаточной мере обладает теми же признаками (способность создавать элегантные, качественные и практичные элементы одежды), что и Армани, и соответственно может окказионально получить имя последнего.

Таким образом, можно сделать вывод, что при создании антономасии как средства оценки сравнение предшествует самому переименованию.

В антономастическом комплексе выделяется определенная квалификативная структура. Если объект, чье имя присваивается другому объекту при создании антономасии, обозначить как квалифицирующий объект, объект, которому присваивается имя – как квалифицируемый объект, а характеристики, определяющие отношение к квалифицируемому объекту – как предмет квалификации, то можно утверждать, что в рамках антономастического комплекса: 1) квалифицирующий объект всегда должен обладать предметом квалификации (свойствами, признаками и характеристиками, которые подвергаются квалификации), в то время как квалифицируемый объект ими может не обладать вовсе, или обладать, но в менее выраженной форме;  2) результатом квалификации является подчеркивание либо наличия/отсутствия признака квалификации, либо степени его выраженности.

Можно проследить семантическую структуру антономастического комплекса на следующем примере:

  • The question of what really happened on those first nights of looting in Baghdad – when the national museum and then the national library, were sacked, many of their precious treasures looted or wantonly destroyed – will be the subject of study for years. … Archeologists, even those sympathetic to the West, are already comparing those Walpurgis Nights of criminality and destruction to the invasion of early Baghdad by the Mongols from the East, in 1258. (Chicago Tribune, Apr.18, 2003)

    В данном примере в антономастическом комплексе можно выделить квалифицируемый объект, а именно those first nights of looting, и квалифицирующий объект - those Walpurgis Nights. Их включение в антономастический комплекс основано на наличии общего признака – разгула, беззакония, вседозволенности. Слово looting само по себе имеет отрицательные коннотации, однако негативная оценка, закрепленная за словосочетанием Walpurgis Nights, значительно сильнее, так как признак выражен намного ярче. Эта оценка переносится на квалифицируемый объект.

В ходе исследования было также установлено, что помимо оценочной функции антономасия выполняет в газетных текстах также экспрессивную функцию, которая реализуется за счет создания образности или эмоциональности, например:

  • Schoolmaster and cricketer valued by the Derbyshire team as much as by the Pocklington Pixies.

    His interest in sport was reflected in the widening of the school’s cricket and rugby fixture lists, and with his somewhat leathery countenance, topped with the bushiest of eyebrows, he came to be known with affection, as “Guybrows”. (The Times, June 06, 2003)

Здесь человек получает прозвище Guybrows благодаря своей внешности. Трудно сказать, какую оценку может получить человек благодаря подчеркиванию такого признака, как густые брови. Можно утверждать, что в данном случае прозвище Guybrows создает иронический эффект, помимо всего прочего, вместо первой части eye сложного слова eyebrows используется созвучная с ней guy, что также вносит элемент юмора. Созданное прозвище выражает эмоциональный оттенок и, следовательно, повышает экспрессивность всего высказывания.  

В результате исследования структурно-семантических, когнитивных и прагматических характеристик антономасии как средства языковой номинации, представляется возможным сделать следующие обобщенные выводы:

1) Антономасию следует рассматривать как особое средство языковой номинации, использование которого ведет к возникновению специфического класса имен (который обладает характеристиками как нарицательного, так и собственного имени), обладающего определенными структурно-семантическими и прагматическими признаками.

2) Структурно-семантические типы антономасии поддаются моделированию на основании того, какой вид модификации (семантический или грамматико-семантический) претерпевает имя при частичном переходе из одного класса в другой. На основании данного критерия составлена полная классификация структурно-семантических типов и подтипов антономасии.

3)  Категоризация когнитивных механизмов создания антономастического комплекса предстает в виде обобщенных формул, отражающих схемы концептуальной интеграции. При рассмотрении антономастических комплексов, построенных на антономасии первого типа, выделены  четыре такие формулы, а также четыре семантические конструкции, на которых строятся комплексы. При рассмотрении антономастических комплексов, построенных на антономасии второго типа, соответственно выделены три формулы и две конструкции.

4) Среди прагматических функций, выполняемых антономасией, оценочная функция определяется как основная, однако, антономасия не всегда выражает оценочность, а может выполнять и другие функции. Она, в частности, может использоваться для создания образности, что ведет к повышению экспрессивности текста.

***

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  • К вопросу определения антономасии// Материалы научно-технической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону». – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003 – С.103-104 (0,1 п.л.) 
  • Антономасия и говорящие имена// Тезисы докладов международной конференции Стилистика и теория языковой коммуникации, М.: МГЛУ. 2005 – С. 235-237  (0,1 п.л.)
  • Явление антономасии в языке и речи (на материале англоязычных текстов)// Вестник МГЛУ, №521: Межкультурная коммуникация. Стилистика. - М.: Рема,  2007. –  С. 121-129 (0,5 п.л.)
  • Структурно-семантическая классификация антономасии, построенной на переносном использовании имени собственного// Общество-Язык-Культура: Актуальные проблемы взаимодействия в XXI веке, сборник трудов первой международной научно-практической конференции, М.: МИЛ,  2006. – С. 31-33 (0,2 п.л.)
  • Структурно-семантические модели антономасии, построенной на переносном использовании имени собственного// Общество-Язык-Культура: Актуальные проблемы взаимодействия в XXI веке, сборник научных статей, М.: МИЛ, 2007. – С. 63-70  (0,75 п.л.)

  

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.