WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Стиховые структуры Цыганского романсеро Федерико Гарсиа Лорки в оригинале и русских переводах

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

КАМЕЛИНА Анна Валерьевна

 

СТИХОВЫЕ СТРУКТУРЫ «ЦЫГАНСКОГО РОМАНСЕРО»

ФЕДЕРИКО ГАРСИА ЛОРКИ

В ОРИГИНАЛЕ И РУССКИХ ПЕРЕВОДАХ

 

Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

Москва – 2007

Работа выполнена на кафедре лингвистической прагматики и межкультурной коммуникации и кафедре методики преподавания перевода и иностранных языков Межотраслевого института повышения квалификации ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ».

  Научные руководители

доктор филологических наук, профессор

Гончаренко Сергей Филиппович

доктор педагогических наук, профессор

Халеева Ирина Ивановна

Официальные оппоненты

доктор филологических наук, профессор

Писанова Татьяна Викторовна

кандидат филологических наук

Яковлева Виктория Валентиновна

Ведущая организация

Иркутский           государственный

лингвистический              университет

           Защита состоится «22» октября 2007 г. в 11.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.02 при ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет» по адресу: 119034, Москва, ГСП-2, ул. Остоженка, д. 38.

           С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «13» сентября 2007 г.

Ученый секретарь  

диссертационного совета                          __________________             Страхова В.С.   

Реферируемая диссертация посвящена исследованию стиховых структур «Цыганского романсеро» Федерико Гарсиа Лорки в оригинале и русских переводах, а также разработке практических рекомендаций начинающим поэтам-переводчикам такого жанра, как романс.

«Цыганское романсеро» Гарсиа Лорки – один из самых известных поэтических циклов испанского поэта, который неоднократно становился объектом литературоведческих и лингвистических исследований. Вместе с тем, ни в отечественной, ни в зарубежной филологии не изучались собственно стиховые (метро-ритмические, фонические и металогические) структуры этого произведения. Актуальность данного исследования заключается, прежде всего, в необходимости детального исследования такого жанра испанской поэзии, как «цыганский романс», обоснования теоретических положений описания этого жанра для исследования приемов целостного воспроизведения стиховых структур в традиции русского поэтического перевода.

Основная цель работы состоит в описании основных структур «Цыганского романсеро» в оригинале и русских переводах для построения соответствующих моделей трансформаций стиховых структур при поэтическом переводе, в изучении и анализе испанского трехиктного изосиллабического дольника и его метро-ритмического отражения в русских переводах, а также конвенциональных и окказиональных фонических структур «Цыганского романсеро» и фоники русских переводов.

В результате проведенного исследования были решены следующие задачи:

  • изучен и проанализирован испанский трехиктный изосиллабический дольник и его использование в теории поэтического слова и поэтического перевода;
  • рассмотрена метро-ритмическая вариативность «Цыганского романсеро»;
  •  проведен анализ переводческих традиций в России с точки зрения метро-ритмической вариативности;
  • описаны и исследованы конвенциональные фонические структуры «Цыганского романсеро»;
  • изучена и описана фоника русских переводов «Цыганского романсеро» с точки зрения фонических структур;
  • рассмотрены лингво-поэтические особенности испанского ассонанса в сравнении с русским ассонансом;
  • выявлены основные типы звуковых повторов, а также структурные классы окказиональных фонических структур «Цыганского романсеро».

Методология данной работы базируется на теории текста, теории перевода, теории поэтического перевода и поэтического слова, теории рифмы, теории личности и теории межкультурной коммуникации. Исследование опирается на комплекс дополняющих друг друга теоретических и эмпирических методов исследования, таких как описательный, сопоставительный и компонентный анализ, метод графической репрезентации, опрос информантов, метод статистического анализа и обработки полученных данных, метод структурного моделирования и категориального анализа, метод теоретических построений и метод аналогий.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые:

  • изучена метро-ритмическая вариативность «Цыганского романсеро» Ф.Гарсиа Лорки и рассмотрен испанский трехиктный изосиллабический дольник в рамках его использования в исследуемом произведении;
  • выделены структурные классы и типология конвенциональных фонических структур;
  • проведено описание фоники русских переводов исследуемого произведения;
  • установлен усредненный профиль ударности «Цыганского романсеро»;
  • разработана типология звуковых повторов исследуемого произведения.

Теоретическая значимость исследования заключается в:

  •    разработке типологии конвенциональных фонических структур исследуемого произведения в сравнении с другими испанскими народными и авторскими романсами;
  • сопоставлении испанского и русского ассонанса;
  •    выявлении и построении типологии структурных классов звукоповторов «Цыганского романсеро».

Практическая ценность диссертации состоит в выявлении оптимальных приемов воссоздания ритмо-фонико-образных свойств «Цыганского романсеро», в проведении фоносемантического анализа исследуемого произведения, в создании основы оптимального восприятия поэтического произведения реципиентом, а также в разработке практических рекомендаций переводчикам этого цикла Федерико Гарсиа Лорки.

Положения, выносимые на защиту:

  • для испанского романса в рамках поэтического слова и поэтического перевода типично использование испанского трехиктного изосиллабического дольника;
  • «Цыганское романсеро» Гарсиа Лорки детерминировано особой метро-ритмической вариативностью не только в оригинале, но и в русских переводах;
  • для исследуемого произведения характерно использование определенных конвенциональных фонических структур;
  • «Цыганское романсеро» написано типичным для испанской поэтической традиции испанским ассонансом;
  • испанский ассонанс в значительной степени отличается от русской рифмы, что, с одной стороны, представляет определенную сложность при переводе, а, с другой стороны, дает свободу для творческого поиска поэтам-переводчикам;
  • автор использует «рельефность» звучания поэтической речи в качестве еще одного коммуникативно-поэтического канала, призванного оформить и передать смысловую и эстетическую информацию;
  • анализ «Цыганского романсеро» выявляет тенденцию к обоснованию нового фоно-смыслового класса, в основу которого закладывается супрафонема;
  • фоносемантический и семантический анализ исследуемого произведения показывает, что автору и переводчикам удалось создать особое ассоциативно-смысловое поле, что позволяет достичь углубленного и расширенного восприятия.

Апробация работы. Диссертация проходила апробацию на заседаниях кафедры перевода испанского языка переводческого факультета МГЛУ и кафедры лингвистической прагматики и межкультурной коммуникации Межотраслевого института повышения квалификации ГОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет» в 2005-2007 гг. в форме обсуждения докладов. Отдельные ее положения обсуждались также на четвертой международной научно-практической конференции «Проблемы обучения переводу в языковом вузе» (Москва, 2005 г.) и конференции, посвященной памяти Федерико Гарсиа Лорки, организованной культурологической ассоциацией Биб-Азаар (Бенальмадена, Испания, 2007 г.).

Материалом исследования послужили оригинальный текст «Цыганского романсеро» Федерико Гарсиа Лорки и русские поэтические переводы данного произведения, а также испанские народные и авторские романсы. Было проанализировано 17 романсов и 40 переводов «Цыганского романсеро», выполненных 9 признанными поэтами-переводчиками. Также для проведения точного установления усредненного ассонанса исследуемого произведения были рассмотрены 46 испанских народных и 90 авторских романсов, принадлежащих перу Лопе де Вега, Ф. Кеведо и Х. Рамона Хименеса.

Цикл «Цыганское романсеро» и в буквальном, и в метафорическом смысле восходит к истокам испанской поэтической традиции. Что касается собственно истоков поэтического слога Лорки, они связаны с тем, что он участвовал в экспедиции Рамона Менендеса Пидаля, который в 1910-1920 гг. занимался собиранием народной поэзии. Следует отметить, что акция Р.М.Пидаля была, по всей видимости, наиболее поздним отголоском романтической европейской традиции, к которым восходит деятельность братьев Шлегелей, Якоба и Вильгельма Гримм, Ахима фон Арнима, Клеменса Марии Брентано и других.

Двухтомный сборник народных романсов, изданный Пидалем, стоит в одном ряду со «Сказками» братьев Гримм, «Волшебным рогом мальчика» А. фон Арнима и русскими народными сказками, собранными А.Н. Афанасьевым. Причастность Лорки к деятельности Р. Менендес Пидаля по сбору фольклорного материала наглядно и очевидно запечатлелась в мелодике цикла «Цыганского романсеро» с их открытой и эксплицитной цитатностью фраз из испанских колыбельных, свадебных, похоронных и других обрядовых песен.

С другой стороны, в метафорическом смысле цикл Лорки является своего рода сублимацией народной поэтической традиции, где она оказалась запечатлена в совершенной форме испанского литературного канона.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложения, включающего в себя графики и таблицы, и библиографии.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении излагаются теоретические предпосылки проводимого исследования, дается обоснование метода, устанавливается новизна и актуальность работы, определяется предмет, цели и задачи исследования. Кроме того, описывается  история создания романса как жанра и «Цыганского романсеро» Федерико Гарсиа Лорки как одного из самых ярких романсных сборников.

Цель художественного и, в частности, поэтического перевода может быть достигнута с помощью выбора таких средств, которые вызывали бы то же впечатление, что и оригинал. Однако доминирующим фактором, определяющим «порядок очередности» передачи значений, является характер самого переводимого текста. Если для такой жанровой разновидности текста, как научная и техническая литература, характерна преобладающая роль референциальных значений, то для художественной литературы, в особенности для лирической поэзии, ведущими и основными часто оказываются не референциальные, а прагматические отношения. Из этого вытекает, что при переводе художественных, в особенности поэтических текстов, переводчик нередко вынужден жертвовать передачей референциальных значений с тем, чтобы сохранить несравненно более существенную для данного типа текстов информацию, заключенную в выражаемых в нем прагматических (эмоциональных и пр.) значениях.

Романсы – это лиро-эпические поэмы с традиционной поэтической формой, представленной восьмисложным стихом, который скреплен ассонансом. Первоначально они исполнялись под аккомпанемент гитары. Это распространенная разновидность испанского фольклора. Краткие лиро-эпические или лирические произведения первоначально предназначались для пения с музыкальным сопровождением. Уже в XVI-XVII вв. к романсовой форме обращаются и весьма именитые поэты  - так возникает «авторский романс» «Золотого века» (Лопе де Вега, Франсиско де Кеведо).

Романсы исполнялись трубадурами, или хугларами (народными певцами), в Средневековье, обычно на площадях, в общественных местах. Позднее, все романсы были объединены в так называемый «Старый романсеро». Обычно сами трубадуры были певцами-исполнителями своих произведений, и только некоторые из них ограничивались составлением лишь поэтического текста и музыкальной мелодии, поручая исполнение их хуглару. Творчество трубадуров развивалось главным образом в Провансе, но культивировалось также в Северной Франции, в Италии и Испании, что при политической, культурной и языковой близости, существовавшей между этими странами и Провансом в пору деятельности трубадуров (XII и XIII вв.), представляется весьма понятным. Многие факты свидетельствуют о том, что поэзия трубадуров пользовалась европейской славой.

В ритмическом отношении лирика трубадуров отличается большим богатством и разработанностью. Метрическая система трубадуров — силлабо-тоническая, близкая к итальянской. Рифмовка характеризуется большой точностью (ассонансы почти не встречаются) и изысканностью, нередки случаи, когда одни и те же две-три рифмы проходят через всю большую строфу или даже через все стихотворение. Строфика поражает своим разнообразием, — у трубадуров насчитывают до 1 000 строфических форм. Очень распространен в старопровансальской лирике рефрен, связанный с ее фольклорным происхождением и песенным характером.

Влияние провансальской поэзии на все развитие европейского поэтического искусства было очень велико. Оно обнаруживается и во французской лирике, и в испанской, и в немецком миннезанге, и особенно в итальянской поэзии. Термин «романс» возник в Испании ещё в Средневековье и первоначально обозначал светскую песню на испанском («романском», а не латинском, принятом в церковных песнопениях) языке и вскоре вошёл в обиход и в других странах. Название происходит от слова romance, rоmanza, которое в романских странах обозначало народный язык (в противоположность латинскому), а также стихотворения, написанные на этом языке. В некоторых странах романс и песня обозначаются одним словом: немецким Lied, английским Song. Стоит отметить, что у англичан Romances называются большие рыцарские романы и поэмы, а народные эпические песни обыкновенно называются балладами. У французов слово Romance употребляется для обозначения лирической любовной песни, а народные эпические песни древнефранцузской литературы носят название Lais. В том же значении термин романс перешел в Россию, где, строго говоря, романсом называют только такое лирическое стихотворение, которое переложено на музыку.

Традиционно считалось, что романс скорее относится к народному, а не авторскому творчеству. И появление в XX веке целого цикла романсеро, тем более из-под пера человека, который стоял во главе литературного поколения поэтов 27-го года, стало важным событием в литературоведческой среде.

В I главе рассматриваются метро-ритмические структуры «Цыганского романсеро» в оригинале и русских переводах. Чтобы иметь полное представление о возможности, целесообразности и многообразии перевода исследуемого произведения, дается анализ, рассматривается история и современное состояние поэтических традиций поэтического перевода в России стихов Лорки и «Цыганского романсеро» в частности.

Стихи Гарсиа Лорки, которого можно назвать истинно испанским поэтом, связанным с народным фольклором, переводят в России уже больше полувека. Но русский читатель познакомился с произведениями испанской культуры, в том числе и народной, задолго до этого.

Первый перевод испанского романса «Граф Гваринос» был выполнен Н.Карамзиным в 1789 г. и впервые опубликован в 1792 г.

За это время отношение к принципам перевода испанского романсного стиха в России существенно видоизменялось. Заданная Н.Карамзиным и закрепленная В.Жуковским и П.Катениным, традиция перевода испанского романсного стиха четырехстопным хореем вследствие влияния немецких переводов, с которых осуществлялся перевод на русский язык, в принципе дожила до второй половины двадцатого столетия, но мало отразилась на переводах из «Цыганского романсеро» Гарсиа Лорки. Исключение составляют только переводы В.Парнаха, И.Тыняновой и переводы, выполненные под редакцией Б.Загорского.

В данной главе также проводится анализ категориальной терминологии и дается характеристика трех базовых метро-ритмических систем в поэзии: силлабо-тонической, тонической, акцентно-силлабической. В основу данного исследования положено понимание испанской поэзии как силлабо-тонической и акцентно-силлабической.

Русское воплощение «Романсеро» разнообразно: одни романсы существуют уже в нескольких переводах, другие – в единственном. Возможно, причина кроется не только в сложности передачи образов и символов, но и сохранения метра и ритма оригинала. Размер испанского романсного стиха в целом, в том числе и «Цыганского романсеро» Лорки, предлагается отнести к акцентно-силлабической системе, а именно к трехиктному восьмисложному дольнику.

Трудно ожидать, учитывая звуковой строй испанского языка, что сугубо силлабическая поэзия займет в нем превалирующее положение. Поскольку, во-первых, в испанском языке ударение играет смыслоразличительную роль, а во-вторых, оно относительно подвижно в слоговой структуре слова.

Трехиктный изосиллабический дольник представляет собой наиболее распространенный размер в испанской поэтической традиции. Изосиллабический дольник, разновидность акцентно-силлабического стиха, объединяет целый набор метро-ритмических структур. Своеобразие изосиллабического дольника как варианта акцентно-силлабического стиха во многом определяется оппозицией к силлабо-тоническому стиху, которая выстраивается по дифференциальному признаку – меры присутствия межстрочного равностопия.

В основу пересмотра понимания основ испанской поэзии был положен опыт практики перевода испанской поэзии на русский язык.

Изучение тонической системы испанского дольника позволило выявить в ней ту же тенденцию к изосиллабизму, что и в традиции русского дольника. Но в отличие от русского изосиллабического стиха, где это свойство носит характер тенденции, в испанском дольнике это свойство представлено с большей регулярностью. Истоки этого явления восходят к национальной поэтической традиции, так как староиспанский стих был изначально тоническим. В исторических балладах, староиспанских романсах и песнях он был представлен тактовиком и дольником, особенностью которых была равноударность при необязательной равносложности строк. Традиция равносложности восходит в испанской поэзии к наследию латинского Средневековья, которое обеспечило взлет французской поэзии в XII в. в Провансе, оказавшей большое влияние на традицию всех романоязычных народов Европы.

К эпохе Возрождения в испанской поэзии в целом завершился процесс формирования принципов равносложности и равноударности, который опирался на глубокие собственно лингвистические особенности формирования литературного испанского языка.

В «Романсеро» Гарсиа Лорки отчетливо прослеживается сам путь развития испанского стиха, и одновременно происходит его «снятие» в виде своеобразия, сложившегося в литературной традиции. Стих Лорки в «Цыганском романсеро» представляет собой начало и итог великой поэтической традиции, вершиной которой стало дарование поэта. Именно в этом ключе в диссертации анализируется текст романсов поэтического цикла Гарсиа Лорки.

С.Ф. Гончаренко указывает, что на основе анализа 3000 стихотворных строк «восьмисложника» романсного типа из произведений Лопе де Вега, Луиса де Гонгоры, Мигеля де Унамуно, Хуана Рамона Хименеса и Федерико Гарсиа Лорки было обнаружено строк с одним сильным ударением – 0.3%, с двумя – 49.8%, с тремя – 47.6%, с четырьмя – 2.3%. Таким образом, стиховые ряды с двумя и тремя сильными ударениями составили 97.4% от общего числа строк. Имея в виду, что при одном сильном ударении на шесть первых слогов в стиховом ряду непременно возникает дополнительное ритмическое ударение, принимающее в стихе данной ритмической организации роль ударения схемного, рассматриваемый вид стиха может быть отнесен к разряду трехиктных.

Нами была изучена и проанализирована ритмическая вариативность в семнадцати романсах «Цыганского романсеро» Гарсиа Лорки общим составом 1034 строк. В данном исследовании не рассматривается «Романс о доне Педро и его коне» в связи с тем, что ритмическая структура и композиция данного романса отличается от традиционных для понимания испанского трехиктного изосиллабического восьмисложника.

В результате анализа было выявлено, что 387 строк всего «Цыганского романсеро» составляют хорей (37.42% - при этом неполноударного хорея 179 строк (17.31%), 282 строки – дактиль (27.2% - при этом в 16 строках наблюдается соединение дактиля и спондея (1.54%). Дольник-1 представлен в 229 строках (22.14%), а дольник-2 – в 136 строках  (13.15% - в 4 строках наблюдается соединение дольника-2 и спондея (0.38%).Это подтверждает формулу, выведенную С.Ф. Гончаренко, и позволяет сделать вывод о том, что изосиллабический восьмисложный дольник является размером, которым пишутся романсы.

Начиная с 20-х годов XIX века, в России по мере того, как росла популярность романсов и песен на стихи русских поэтов, романсами стали называться небольшие лирические стихотворения напевного типа, уже не связанные какой-либо жесткой стихотворной формой. Любое поэтическое произведение любой формы (элегия, баллада или сонет) могло стать романсом. Это стало новым жанром как в поэзии, так и в музыке, который возник в процессе их взаимодействия и взаимопроникновения.

Уже к середине XIX века, когда русскую словесность захлестнула волна переводной и подражательной «испанщины», стихотворцы не смогли творить пушкинским хореем. В бесчисленных «романсерах» он сделался однообразно тяжелым и скучным. И, хотя русская «испанщина» была убийственно подытожена Козьмой Прутковым, «романсеры» множились, и в конце XIX века редкий фельетонист не прибегал к «испанскому» романсу. Форма стала почти пародийной.

Н.Асеев и В.Парнах нашли для традиционной формы новый мелодический рисунок. Он оказался не только выразительным, но и жизнестойким. Сейчас в этом ключе переводят и старинные испанские романсы – и результат художественно убедителен. Можно говорить о новой, уже полувековой, традиции, рожденной первыми переводами романсов Лорки. Однако более точным в сохранении метро-ритмического рисунка, созданного испанским поэтом, стал признанный переводчик А.Гелескул.

В данной главе показаны результаты анализа 40 переводов общим составом 2424 строки: в переводах представлены дольник-2 (в 731 строках (30.16%)), дольник-1 (в 715 строках (29.5%)), дактиль (в 462 строках (19.06%)), дольник-2 без анакрузы (в 143 строках (5.9%)), хорей (в 133 строках, что составляет 5.49% (из него неполноударного хорея – 38 строк (1.57%)), амфибрахий (в 125 строках (5.16%)), дольник-2 с избыточной анакрузой (в 41 строках (1.7%)), дольник-1 без анакрузы  (в 34 строках (1.4%)), анапест (в 22 строках (0.91%)), дольник-1 с избыточной анакрузой (в 12 строках (0.5%)), ямб (в 6 строках (0.25%)).

Таким образом, в целом сохранена пропорциональная представленность дольника-1 и дольника-2, дактиля и хорея в переводах «Цыганского романсеро», что еще раз подтверждает романсную основу произведения, которую русские поэты сохранили при переводе.

Для получения полной картины метро-ритмических структур, использованных русскими переводчиками, в первой главе дается анализ переводов «Цыганского романсеро» каждого поэта-переводчика. А сопоставительный анализ представленности метро-ритмических структур в оригинале и русских переводах «Цыганского романсеро» показан в приложении на графике 1.

Во II главе исследуются конвенциональные фонические структуры «Цыганского романсеро» и фоника русских переводов, дается анализ  качественного состава испанской рифмы и лингво-поэтических особенностей испанского ассонанса. Также дается определениерифмы, и рассматриваются особенности испанского ассонанса и русской рифмы в сравнении.

По словам С.С. Аверинцева, у рифмы уже в поэтике ранневизантийской литературы выделились две дистинктивные характеристики: стремление занять семантически доминирующую в тексте позицию и обрести статус регулярного явления.

Вплоть до второй половины XX в. рифма для испанского читателя была ключом для расшифровки послания на поэтическом языке, где значение каждого слова, а то и звука, зависели не только и не столько от системы языка, сколько от системы поэтического текста и конкретного идиостиля конкретного поэта.           

Известно, что фонические стиховые структуры – это приемы системного использования звукобуквенных повторов с целью передачи смысловой или эстетической информации в процессе поэтической коммуникации. Фонические структуры включают в себя окказиональные и конвенциональные звукоповторы. Под рифмой же понимается такая конвенциональная фоническая структура, которая к тому же одновременно удовлетворяет определению лексемной и стихорядной эпифоры, т.е., собственно-рифма есть конвенциональный звукобуквенный повтор в клаузулах, по крайней мере, двух стиховых рядов.

По качественному составу звукобуквенных повторов испанская рифма делится на консонантно-вокалический (или консонанс), вокалический (или ассонанс) и консонантный (или диссонанс) типы. В «Цыганском романсеро» особенно ярко представлены консонанс и ассонанс.

Известно также, что в стиховой речи звуковая сторона слова приобретает отчетливую рельефность, не свойственную этому слову в практическом узусе. В поэтической речи важно именно акустическое, артикуляционное или графическое оформление, а не само «практическое высказывание». Поэтому при рассмотрении поэтического произведения важно обращать внимание на фонику. Ведь «рельефность» звучания поэтической речи используется автором в качестве еще одного коммуникативно-поэтического канала, призванного оформить и передать смысловую и эстетическую информацию.

Для актуализации потенциальной сверхинформативности звучания стиховой речи в конкретном тексте, в данном случае в «Цыганском романсеро», необходимо, чтобы он приобрел черты повышенной фонической упорядоченности, т.е. стиховая речь, по мнению С.Ф. Гончаренко, должна быть «обработана» еще и фоническими структурами.

Чисто национальную особенность старинных испанских романсов составляет ассонанс — род неполной рифмы, где взаимно совпадают ударная и последняя гласная (если ударная не является ею); при этом в клаузулах имеется расхождение хотя бы на одну звукобукву (как правило, согласную). Будучи довольно простым в использовании, ассонанс на протяжении всей истории своего существования требовал внимательного отношения к себе: запрещал менять ударную гласную от начала и до конца целого произведения или его части. Гарсиа Лорка во всех своих романсах «Цыганского романсеро» следовал этому правилу, лишь изредка прибегая к изменению ударной гласной.

Изучив представленность конвенциональных фонических структур в «Цыганском романсеро» Гарсиа Лорки, мы вывели собственную типологию конвенциональные фонических структур:

  • чистый ассонанс: delfin – carmesi – sucumbir – gris – alheli (Muerte de Antonito el Camborio);
  • условно-чистый ассонанс: hogueras – quema – puerta – bandeja – trenzas (Romance de la guardia civil espanola);
  • относительно чистый ассонанс: montana – ramas – agrias – agua – barandas (Romance sonambulo).

При этом в 17 исследованных романсах было выделено 518 рифмованных строк, 444 из которых (85.71%) – чистый ассонанс, 21 (4.05%) – относительно чистый ассонанс, а 52 (10.03%) – условно-чистый. Подробные данные об исследовании каждого романса в оригинале предоставлены в таблице 1 диссертации.

Было также проведено сопоставление ассонансной рифмовки «Цыганского романсеро» Лорки с усредненным ассонансом романсеро других веков. Нами был проведен анализ 46 испанских народных романсов  общим количеством в 2920 строк. Из них рифмованных строк (т.е. ассонанса) – 1460. Чистый ассонанс был обнаружен в 1183 строках, что составляет 81.02%, условно-чистый ассонанс – в 174 строках (11.9%), относительно чистый – в 58 строках (3.97%).

Примечательно весьма энергичное использование Лоркой ассонансов, осложненных созвучиями согласных звукобукв перед, внутри или после ударной гласной. Стоит отметить, что даже в классической консонансной испанской рифме, в отличие от русской рифмы, совпадения доударной согласной звукобуквы считаются не достоинством, а недостатком рифмы. Так, во многих работах по испанской рифме cafe – te (консонанс, с испанской точки зрения) предпочтительнее cafe – fe. Психологические или лингвистические основания такого предпочтения на сегодняшний день практически не исследованы.

Для получения более подробной картины представленности ассонанса в «Цыганском романсеро» были исследованы также ассонансы, осложненные согласной звукобуквой как перед, так и после ударной гласной.

В результате получены следующие данные: в 17 романсах «Цыганского романсеро» 65 рифмованных) строк (12.55%) являются ассонансом, осложненным похожей согласной звукобуквой перед ударной гласной и 129 строк (24.9%) – ассонансом, осложненным похожей согласной звукобуквой после ударной гласной.

Русская переводная традиция знает немало попыток воспроизвести испанский романс в строгом исполнении всех требований, которая испанская поэтика предъявляет к ассонансу. Но рифменный формализм переводчика в прагматическом плане не позволяет сделать этого.  И в испанском, и в русском ассонансе можно наблюдать совпадение ударных гласных. Но имеются и различия. Так, русский язык (в отличие от испанского) не допускает редукции согласных, поэтому в русской поэтической речи придается большое значение согласным, т.е. налицо стремление переводчика сделать все возможное, чтобы согласные совпадали не только после ударной, но и до ударной гласной.

Если испанский поэтический язык требует совпадения или подобия заударных гласных, то русский ассонанс почти не обращает внимания на вокалический состав рифмы из-за значительной редукции пред- и постударных гласных, что свойственно русскому языку.

Наконец, испанский рифмоид является легкой рифмой, которая изобилует в речи, что значительно облегчает задачу испанского автора. В то же время для русского поэта ассонанс русского происхождения является трудной рифмой, для обнаружения которой необходимо приложить усилия. Поэт-переводчик не соблюдает правила монорима, т.е. многократного повторения вариантов одного и того же ассонанса. К тому же русский ассонанс появляется сравнительно недавно, в конце XIX – начале XX вв., т.е. почти на 200 лет позже русской «точной» рифмы, тем самым усложнив рифму в ее классическом понимании.

Использовав выведенную В.М. Жирмунским классификацию согласных ассонансов в русском языке, мы определили, что в русских переводах «Цыганского романсеро» 2016 строк, из них рифмованных – 1009. Были обнаружены 534 рифмопары, из них: точная рифма – 379 (71%), чередование согласных – 65 (12.2%), выпадение одного из внутренних согласных – 52 (9.7%), перестановка согласных – 19 (3.56%), отсечение конечного согласного – 2 (0.4%), белый стих – 15 (2.81%).

Анализ конвенциональных фонических структур в переводах «Цыганского романсеро» представлены в таблицах 2а и 2б диссертации. В исследовании также приводятся данные об особенностях употребления того или иного вида согласного ассонанса каждым поэтом-переводчиком.

Вышеприведенные данные позволяют сделать вывод о том, что «Цыганское романсеро» написано типичным для испанской поэтической традиции испанским ассонансом, в котором до- и постударная согласная звукобуква совпадает в среднем в двадцати процентах, что является нормой для традиционных испанских народных и авторских романсов. При этом типологическая система испанского ассонанса значительно отличается от системы русской рифмы. Выявленные отличия определяют трудности перевода испанской поэзии, с одной стороны, а с другой стороны, предоставляеют относительную свободу для творческого поиска русским поэтам-переводчикам.

В III главе дается анализ окказиональных фонических структур «Цыганского романсеро» и фоники русских переводов, характеризуется звукосимволизм и определяется его место в теории поэтического перевода, вводится понятие «супрафонемы». Кроме того, выделяются классы звукоповторов «Цыганского романсеро» в оригинале и русских переводах (качественные, структурные и композиционные классы).

Метро-ритмические структуры делят речевой поток на взаимосопоставимые синтагмы (строки), а внутри них – на интонационно равноправные (тоже сопоставимые) фонетические слова и слоги, обусловливая способы связи и соотнесенности фонических структур, которые приводят к семантическим контактам различные комбинации звуковых повторов.

Звукопись, основа фонических структур, содержательна уже потому, что является фактором создания цельного, связного и завершенного текста как единственно полноценной единицы поэтической коммуникации. Помимо этого, фонические структуры являются также носителем собственно-эстетической и опосредованно-смысловой информации в различных ее проявлениях, что в поэтической речи считается основополагающим.

Для исследования поэтического произведения важным является такое понятие, как звукосимволизм, так как наличие связи между «коннотативным содержанием стихотворного текста и его суммарным фоническим значением» (А.П.Журавлев 1974, 99) уже получила подтверждение во многих исследованиях, что стало основой учения «анти-соссюровского» тезиса о непроизвольности языкового знака.

Подробному исследованию в «Цыганском романсеро» подвергся именно звукосимволизм Гарсиа Лорки в связи с тем, что в теории поэтического перевода особо остро стоит проблема передачи вторичного звукового символизма источника на язык перевода. Так как вторичная символика звуков в разных языках часто не совпадает, весьма вероятна ошибка переводчика, который сможет не до конца донести до реципиента смысл, вложенный автором в свое произведение.

Особенно важно обратить внимание на контекстный звукосимволизм, который проявляется в пределах одного или нескольких стиховых рядов. По определению С.Ф.Гончаренко (С.Ф.Гончаренко 1995, 104), это свойство поэтических звуко-буквенных совпадений частично перестраивать семантическую структуру слов, в которые они входят. Фоническая упорядоченность стиховой речи усиливает процесс перестройки, как бы закрепляя межвербальные семантические взаимовлияния звуковой формы.

Смысл и звук создают информационную систему поэтического текста, так как поэтическая речь осуществляет коммуникацию в некотором отношении не словами и звукоповторами, а «звукосмыслами», вырастающими из этих слов и звукоповторов.

               Существует несколько подходов к изучению звукосимволизма. Так, некоторые лингвисты (А.М. Шахнарович, Н.Н. Юрьев, Е.Ю. Липина) полагают, что при изучении явления звукового символизма необходимо обращаться не к отдельным  звукам, а к сочетаниям звуков. Будучи звуковыми волнами разной длины и  частоты,  звуки  в определенных сочетаниях накладываются друг на друга, начинают взаимодействовать и тем самым создают некий акустический эффект, влияя на восприятие человека и вызывая определенные ассоциации. Эти устойчивые, специфические для каждого отдельного языка сочетания условно  называются  супрафонемами,  т.к.  каждая такая единица состоит, в основном, из нескольких фонем. Идея пословного восприятия связана с идеей интегральных звуковых признаков, выдвинутой Н.Яковлевым в 1923 г., и вопросом о приоритете смыслоотождествительной функции фонемы  перед смыслоразличительной, четко сформулированной лингвистами Женевской школы. Особое внимание этой проблеме уделил в своих работах Э.Бейсан.   

               В исследованиях А.П. Журавлева и С.С. Воронина предлагается рассмотреть каждый звук человеческой речи в связи с тем, что он обладает определённым подсознательным значением.

                В нашем исследовании, взяв за основу данные этих ученых, мы пришли к выводу, что целесообразнее рассматривать и подвергать детальному анализу супрафонему, так как со структурной точки зрения она представляет собой определенное и неделимое сочетание нескольких фонем, что может служить доказательством единства и целостности, свойственным всем единицам всех уровней языка: от фонетического до синтаксического. К тому же, в отличие от прочих структурных единиц, супрафонема обращается непосредственно к человеческому сознанию и подсознанию через восприятие ее как сочетание звуков, имеющее смысл, порождая ассоциации и способствуя более легкому и эффективному созданию «образа» называемого предмета или явления. 

Фонетическая форма слова мотивирована его «признаковым» (по А.Журавлеву) значением. Отдельно взятые звуки и звукокомплексы, не составляющие не только слова, но и морфемы, имманентно обладают устойчивым самостоятельным значением. В общих чертах уже описаны и принципы функционирования языковой звукоизобразительной системы, обусловливающей предполагаемое воздействие звукосимволизма на формирование фонетической значимости слова и на происхождение отдельных лексико-семантических групп. По мнению С.С.Воронина, эту систему образуют две подсистемы: звукоподражательная (порождающая слова – ономатопы, соответствующие акустическим денотатам) и звукосимволическая (объясняющая происхождение звукосимволических слов – кинесемизмов, имеющих неакустические денотаты – кинемы).

В ходе анализа «Цыганского романсеро» мы пришли к выводу, что сложный, «двойной» – фонетический (фонографический) и лексический – контекст образует в тексте каждого романса целое ассоциативно-смысловое поле. Эти поля, объединившись, создают интертекстуальную когезию всего «Цыганского романсеро», которое воспринимается уже не как отдельный сборник романсов, а целостное произведение с единой темой, которую определил сам автор.

Кроме того, у Гарсиа Лорки наблюдаются анаграмматические фонолексемы, в которых можно угадать название того или иного романса или то, что поэт связывал с цыганами, - muerte (смерть). Многие исследователи испанского языка утверждают (Дамасо Алонсо, Гарсиа де Диего, Тормо Гарсиа, Тарасидо), что звукобуква R в испанском языке чаще всего обозначает некую трагедию, печальное событие, меланхолию. Именно эта звукобуква и превалирует в оригинале «Цыганского романсеро», что еще раз подчеркивает тему тоски: reyerta, muerte, duermen.

Аллитерационная звукопись чаще прослеживается в переводах «Цыганского романсеро». Русские поэты-переводчики прибегают к использованию шипящих, глухих (часто мягких) согласных и звукобукв «з» и «с», что создает атмосферу загадочности, тайны и умалчивания чего-то страшного (по классификации А.П. Журавлева):

             И, бубен ее заслыша,

            бежит тишина в обрывы.

(Пресьоса и ветер – пер. А.Гелескула)

Идиостиль Лорки позволяет многим исследователям его творчества сделать вывод о том, что некоторые слова-символы в его произведениях встречаются с большей частотой, а именно: la luna – луна, el viento – ветер, el pozo – омут, verde – зеленый, el caballo – конь, un gitano – цыган, elespejo – зеркало. Повторяющийся набор этих слов в произведениях испанского поэта, что особенно ярко прослеживается на примере «Цыганского романсеро», свидетельствует о намеренном создании определенного образа – одинокого и в душе свободного цыгана, преследуемого смертью, что подтверждают исследования Мануэля Антонио Аранго.

Фонетическое поле тесно переплетается со смысловым, что оказывает влияние на восприятие текста реципиентом. Именно в «Цыганском романсеро» исследователи особенно часто сталкиваются с повторением определенных звуковых комплексов (lun – ien(v) – verd – libe – git), пересекающихся в опорных словах и словосочетаниях и входящих в некоторое ключевое слово или в «звукообраз».

Исследование окказиональных фонических структур на примере «Цыганского романсеро» Лорки демонстрирует, что звуковая организациятекста выполняет разные функции: она направлена на отражение фонетическим составом фразы описываемой картины, или звукопись, а также имеет более сложное семантическое задание, ориентированное на создание некоторого внутреннего звукового образа, что дает возможность говорить уже о звукосимволизме. Однако часто эти функции накладываются друг на друга, и тогда «зрительность» и «внутреннее звучание» вступают в органичное соединение.

При исследовании окказиональных фонических структур принято выделять следующие классы:

  • семантический,
  • структурный,
  • композиционный.

Если классифицировать окказиональные фонические структуры по степени их контекстуальной семантизации (символизации), привлекая ее качественные параметры, то четко выделяется три типа звукоповторов:

  • орнаментальные звукоповторы

quiero cambiar, mi caballo por su casa

(Romance sonambulo)

коня своего я сменял бы

(Сомнамбулический романс

- пер. О.Савича)

  • символические звукоповторы

Peroyoyanosoyyo.

Ni mi casa es ya mi casa.

(Romance sonambulo)

            Но я-то уже не я,

             и не мои это стены.

(Сомнамбулический романс – пер. О.Савича)

  • паронимические звукоповторы

...y de los numeros nones...

(San Miguel. Granada)

  …властитель нечетных чисел

(Сан-Мигель. Гранада –

пер. В.Парнаха)

Если рассматривать звукоповторы с точки зрения их структуры, то в структурных классах следует выделить три типа звукоповторов:

  • качественные

Y a la mitad del camino,

bajo las ramas de un olmo,

Guardia Civil caminera

lo llevo codo con codo.

(Prendimiento de Antonito el Camborio en el camino de Sevilla)

                  На полпути, покуда

отдыхал он в тени под вязом,

пять жандармов его схватили

и руки ему связали.

(Как Антоньито эль Камборьо был схвачен по дороге в Севилью –

пер. И.Тыняновой)

б)   композиционные

y el monte, gato garduno,

eriza sus pitas agrias.

(Romance sonambulo)

А предгорья дикой кошкой

   Ощетинились в агавах.

(Сомнамбулический романс –

пер. под ред.Б.Загорского)

в)    количественные

la luz juega el ajedrez

alto de la celosia

(La monja gitana)

…в квадратиках шахматной шторы

  над сонными стеклами окон…

(Цыганка-монахиня –

пер. И.Тыняновой)

Если за основу классификации взять композицию, то звуковые повторы делятся на следующие:

- фоническая анафора

  • внутристиховые:

Y angeles negros volaban

(Reyerta)

И ангел черной печали

(Схватка – пер. А.Гелескула)

  • межстрочные:

…en el pecho

un lunar y tres heridas

                    (San Gabriel. Sevilla)

             …в груди

              Три раны с родинкой рядом

(Сан-Габриэль. Севилья – пер. А.Гелескула)

- фоническая эпифора

  • строчная:

Voz de clavel varonil

(Muerte de Antonito el Camborio)

…тот голос, что ярче гвоздик…

(Смерть Антоньито эль Камборьо – пер. И.Тыняновой)

  • имежстрочная:

Hijo y nieto de Camborios

viene sin vara de mimbre

(Prendimiento de Antonito el Camborio en el camino de Sevilla)

из храброго рода Камборьо

бросив ивовый прутик

          (Как Антоньито эль Камборьо был схвачен по дороге в Севилью

– пер. И.Тыняновой)

- фоническое рондо

En los picos de la sierra

los carabineros duermen

(Preciosa y el aire)

      На далеких вершинах сьерры

     карабинеры дремлют…

(Пресьоса и ветер – пер. И.Тыняновой)

- фонический стык

y damas de triste porte,

morenas por la nostalgia

de un ayer de ruisenores

(San Miguel. Granada)

   …дамы с профилем юным,

    Темнеющие в томленьи

    По соловьиным канунам

(Сан-Мигель. Гранада – пер. В.Парнаха)

- фоническая цепь

Apaga tus verdes luce

que viene la benemerita.

(Romance de la Guardia Civil)

погаси скорее

огни зеленые. Слышишь?

(Романс об испанской жандармерии – пер. И.Тыняновой)

Анализ текстов романсеро выявляет тенденцию к обоснованию нового фоно-смыслового класса на основе изучения звукобуквы в целом (количество a композиция aкачество).

Звукоповторы как в оригинале «Цыганского романсеро», так и в его русских переводах используются для усиления поэтико-этимологической функции стиховой речи, при этом семантическое соположение звукобукв, которые участвуют в звукоповторах, создает уподобляющий оттенок, тем самым наделяя члены звукоповтора ассоциативной связью и метафорической значимостью. Необходимо также отметить, что выявленные звукоповторы характеризуют не отдельные слова, а целый стиховой ряд или несколько стихорядов, создавая фонетико-смысловое ассоциативное поле в каждом романсе.

В Заключении подводятся основные итоги и делаются основные выводы проведенного исследования.

1) Изучение и анализ испанского трехиктного изосиллабического дольника и его использования в теории поэтического слова и поэтического перевода выявило, что в испанском языке ударение играет смыслоразличительную роль и что оно относительно подвижно в слоговой структуре слова. В ходе исследования были выявлены культурологические особенности  трехиктного изосиллабического дольника: он лежит в основе испанского романса – типичного произведения фольклора.

2) Изосиллабический дольник стоит оппозицией к силлаботоническому стиху, которая выстраивается по дифференциальному признаку в виде отсутствия межстрочного равностопия.

3) Рассмотрение метро-ритмической вариативности «Цыганского романсеро» показало, что:  387 строк всего «Цыганского романсеро» составляют хорей (37.42% (при этом неполноударного хорея 179 строк (17.31%)), 282 строки – дактиль (27.2% (при этом в 16 строках наблюдается соединение дактиля и спондея (1.54%)). Дольник-1 представлен в 229 строках (22.14%), а дольник-2 – в 136 строках  (13.15% (в 4 строках наблюдается соединение дольника-2 и спондея (0.38%). Эти данные приводят к тому же усредненному профилю ударности, который был представлен в обобщенной формуле, выведенной С.Ф. Гончаренко.

4) Проведенный анализ переводов «Цыганского романсеро» выявил, что они написаны в большинстве случаев также трехиктным восьмисложным дольником: дольник-2 – в 705 строках (29.74%), дольник-1 представлен в 694 строках (29.28%), дольник-2 без анакрузы – в 140 строках (5.9%), дольник-2 с избыточной анакрузой – в 41 строках (1.72%), дольник-1 без анакрузы – в 33 строках (1.39%), дольник-1 с избыточной анакрузой – в 12 строках (0.5%). Таким образом, русским поэтам-переводчикам удалось сохранить пропорциональную представленность дольника-1 и дольника-2, дактиля и хорея в переводах «Цыганского романсеро». Последнее еще раз подтверждает романсную основу произведения и говорит о том, что русским поэтам-переводчикам в целом удалось сохранить метро-ритмику оригинального текста. В ритмических предпочтениях переводчиков складывается их творческий поиск, а русский язык способен передать ритмическую пластику любого индоевропейского оригинала.

5) Изучение качественного состава испанской рифмы и исследование конвенциональных фонических структур «Цыганского романсеро» привело к выводу о том, что вокалический тип испанской рифмы, или ассонанс, является самым распространенным типом в использовании. Это объясняется легкостью такой рифмы, ведь достаточным условием является совпадение хотя бы одной гласной звукобуквы, занимающей последнюю позицию в стиховом ряду.

6)  Изучение и описание фоники русских переводов «Цыганского романсеро» с точки зрения фонических структур позволило прийти к выводу о том, что  испанский ассонанс действительно является более легкой рифмой. Но особенности русского языка, а именно русского ассонанса, не позволяли перевести «Цыганское романсеро» в строгом исполнении всех требований испанского ассонанса. К тому же русский ассонанс появляется почти на 2 века позже русской точной рифмы. Результаты проведенного исследования показывают, что 60% рифмованных строк в русских переводах является точной рифмой.

7) Рассмотрение лингво-поэтических особенностей испанского ассонанса в сравнении с русским ассонансом выявило, что «Цыганское романсеро» написано типичным для испанской поэтической традиции испанским ассонансом, в котором до- и постударные согласные звукобуквы совпадают в среднем в 20%, что является нормой для традиционных испанских народных и авторских романсов.

8) Детальное исследование позволило выработать авторскую типологию ассонансов:

  • чистый ассонанс
  • условно-чистый ассонанс
  •  относительно чистый ассонанс.

В ходе проведенного исследования оказалось возможным прийти к выводу о том, что в испанской поэтической речи разные типы ассонансов представлены в определенном соотношении: чистый ассонанс – более 80%; условно-чистый ассонанс – около 10%; относительно чистый ассонанс – около 4%.

9) Типологическая система испанского ассонанса значительно отличается от системы русской рифмы. Выявленные отличия являются определяющими в трудностях  перевода испанской поэзии, с одной стороны, а с другой стороны, предоставляют относительную свободу для творческого поиска русским поэтам-переводчикам.

10) В результате исследования были выявлены основные типы звуковых повторов, характерные для  «Цыганского романсеро», а также структурных классов окказиональных фонических структур. При классификации окказиональных фонических структур по степени их контекстуальной семантизации (символизации), по качественным параметрам, было выделено три типа звукоповторов: орнаментальные, символические и паронимические.

При рассмотрении звукоповторов с точки зрения их структуры в структурных классах было выделено также три типа звукоповторов: качественные, композиционные и количественные. К качественным звукоповторам относятся: консонантные, вокалические и консонантно-вокалические. В «Цыганском романсеро» из композиционных звукоповторов были отмечены и выделены: фоническая анафора, фоническая эпифора, фоническое рондо, фонический стык и фоническая цепь. Такое многообразие использования окказиональных фонических структур позволило сделать вывод об усилении поэтической, этимологической функции текста, которая несет в себе гедонистическую, кодово-стиховую и фономотивационную информацию.

11) Единая тема «Цыганского романсеро» детерминируется тем, что Лорка, как и русские поэты-переводчики, создают, благодаря соединению фонетического и лексического полей, особое ассоциативно-смысловое поле, в котором функционирует языковое и когнитивное сознание реципиента. К такому выводу привел подробный семантический и фоносемантический анализ стихового произведения, в силу чего читатель интерпретирует свое понимание и усвоение фонетических смыслов смысловой системы и структуры романсеро в целом.

12) Анализ текстов романсеро позволил выявить тенденцию к обоснованию нового фоно-смыслового класса на основе изучения звукобукв, или супрафонемы, в целом (количество a композиция a качество). Супрафонема, обращаясь непосредственно к человеческому сознанию и подсознанию, воспринимается как сочетание звуков, порождает ассоциации и создает «образ» называемого предмета или явления. Звукосимволический  компонент, который образуется в супрафонеме посредством интерференции рядом стоящих звуков, обеспечивает ей то специфическое лексическое значение, которое лингвисты называют  звукосимволическим. Заложив в основу нового класса звукобукву, или супрафонему, удалось более детально изучить и обосновать фоно-смысловой пласт «Цыганского романсеро» Гарсиа Лорки и русских переводов, что доказывает достоверность предыдущего тезиса о том, что как в текстах автора «Романсеро», так и текстах переводчиков создается особое ассоциативное поле, которое способствует расширенному, более полному восприятию произведения.

 

*       *       *

Таким образом, мы полагаем возможным сделать вывод о том, что предлагаемая методология и методика представляется перспективными для адекватного перевода «Цыганского романсеро» Федерико Гарсиа Лорки и подготовки поэтов-переводчиков в целом, а также целесообразными для дальнейшего исследования механизмов поэтической коммуникации такого фольклорного жанра, как цыганский романс, а также других типов поэтической коммуникации. Проведенное исследование показывает, что «Цыганское романсеро» Гарсиа Лорки многогранно, и остаются еще неизученные стороны этого, ставшего народным, поэтического произведения.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. «Цыганское романсеро»  Федерико Гарсиа Лорки в России.//Проблемы обучения переводу в языковом вузе. Тезисы докладов Четвертой Международной научно-практической конференции 14-15 апреля 2005 г. – М., 2005. – С. 108-110.
  2. История создания и перевода «Цыганского романсеро» Федерико Гарсиа Лорки.//Вестник МГЛУ. Вып. 505. Переводоведение и лингвистика на перекрестке двух тысячелетий. Серия Лингвистика. – М., 2006. – С. 54-61.
  3. Символизм звука в "Цыганском романсеро" Федерико Гарсиа Лорки.//Тетради переводчика. Научно-теоретический сборник. Вып. 26. Под ред. академика РАО, д. пед. н. профессора Халеевой И.И. – М., 2007. – С. 91-100.
  4. Аллитерационная звукопись на примере «Цыганского романсеро».//Вестник МГЛУ. Вып. 519, ч.1. Профессиональное общение: когнитивно-функциональный аспект. Серия Лингвистика. – М., 2007. – С. 89-92.
  5. El lenguaje hablado en espanol y en ruso (a base de la traduccion del libro “El exilio espanol (1936-1978)” de Julio Martin Casas y Perdo Carvajal Urquijo).//IX Seminario hispano-ruso de traduccion e interpretacion. Moscu: Universidad estatal linguistica de Moscu, 2007. – Р. 93-100.
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.