WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Специфика понимания иноязычного поэтического текста в условиях учебного двуязычия

Автореферат кандидатской диссертации

 

                                                                                                   На правах рукописи

 

Волохова Елена Александровна

 

 

СПЕЦИФИКА ПОНИМАНИЯ ИНОЯЗЫЧНОГО ПОЭТИЧЕСКОГО

ТЕКСТА В УСЛОВИЯХ УЧЕБНОГО ДВУЯЗЫЧИЯ

 

 

Специальность 10.02.19 – Теория языка

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

Москва – 2007

Работа выполнена на кафедре общего и сравнительного языкознания  Гсударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель            –  доктор филологических наук, профессор

                                                           Пищальникова Вера Анатольевна

Официальные оппоненты        – Заслуженный деятель науки РФ,              

доктор филологических наук, профессор                                   

Залевская Александра Александровна 

– кандидат филологических наук  

                                                          Нуриев Виталий Александрович    

Ведущая организация               – Омский государственный университет

         Защита диссертации состоится « 21 » мая 2007г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.02 при ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ         ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» по адресу: 119034, Москва, ул. Остоженка, д.38.

         С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ                 ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ».

Автореферат разослан « 12 » апреля 2007г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                  Страхова В.С.

В реферируемом диссертационном исследовании осуществляется экспериментальная верификация смыслообразующей роли эмоционально-смысловой доминанты в процессе понимания иноязычного поэтического текста в условиях учебного двуязычия.

Актуальность диссертации обусловлена тем, что ее результаты позволяют решить некоторые вопросы теории понимания поэтического иноязычного текста в психолингвистическом аспекте, поскольку объясняют роль субъективного фактора в языковых явлениях. Кроме того, работа интегрирует различные подходы при изучении проблемы соотношения языковых и концептуальных структур как существенной для общей теории текста.

Объектомнастоящего исследования является эмоционально-смысловая доминанта поэтического текста как компонент языкового сознания носителей русского языка, моделируемая на основе экспериментальных данных.

Предмет исследования – закономерности понимания поэтического текста формирующимися билингвами.

Цельюреферируемой диссертации является экспериментальное выявление роли эмоционально-смысловой доминанты в понимании иноязычного текста в условиях учебного двуязычия.

Для достижения поставленной цели решены следующие задачи:

  • проанализированы и систематизированы результаты теоретических исследований по проблеме понимания текста;
  • проведена серия психолингвистических экспериментов с целью проверки сформулированной гипотезы;
  • обработаны и интерпретированы экспериментальные данные с целью моделирования эмоционально-смысловой доминанты поэтического текста.

Поскольку работа посвящена проблеме понимания иноязычного поэтического текста, а не вопросам переводоведения, материаломдля исследования послужили 30 современных поэтических текстов на английском языке и их переводы на русский язык, выполненные автором диссертации и формирующимися билингвами (студентами старших курсов факультета иностранных языков Тверского государственного университета, изучающими английский язык). Выбор материа­ла обусловлен, во-первых, тем, что он отражает современный этап развития английского языка, во-вторых, тем, что именно в художественных текстах особую роль приобретает аспект представления личностного смысла, в-третьих, в связи с тем, что наше исследование – экспериментальное, и проводить экспериментальную верификацию гипотез удобнее на небольших текстах. Кроме того, поэтический текст проявляет все основные признаки художественного текста и текста вообще (М.А. Балаш, М.М. Бахтин, Л.О. Бутакова, С.Ф. Гончаренко, В.П. Григорьев, Н.А. Рубакин, Ю.А. Сорокин и др.). В этом случае внимание сосредоточивается на способах и стратегиях понимания как естественного процесса построения встречного высказывания (А.А. Залевская, А.А. Леонтьев, Н.А. Рубакин и др.). Переводческая же деятельность – специфический тип речемыслительной деятельности, предполагающий целенаправленный и мотивированный выбор языковых средств для передачи содержания иноязычного текста. Нам важно выявить не знание формирующимися билингвами переводческих стратегий, а психолингвистические основания процесса понимания специфического типа текста.

          Научная новизнадиссертации заключается в том, что:      

  • впервые выявляется и описывается характер понимания иноязычного поэтического текста формирующимися билингвами на основе многоэтапного психолингвистического эксперимента;
  • впервые теоретически и экспериментально доказана смыслообразующая роль эмоционально-смысловой доминанты в процессе понимания иноязычного поэтического текста в условиях учебного двуязычия;
  • впервые при анализе эмоционально-смысловой доминанты как смыслообразующего фактора понимания иноязычного поэтического текста применены данные нейрофизиологических и психофизиологических исследований, верифицирующие гипотезу;
  • впервые установлено, что при понимании иноязычного поэтического текста эмоционально-смысловая доминанта регулирует протекание когнитивных процессов в концептуальной системе реципиента.

          Теоретическая значимостьдиссертации состоит в аргументации важного для теории поэтического текста представления об эмоционально-смысловой доминанте как смыслообразующем факторе понимания иноязычного поэтического текста. Это значимо как для изучения эмоционально-мотивационных процессов речевой деятельности, так и для теории текста в целом. Интериоризация эмоционально-смысловой доминанты рассматривается как построение концептуаль­ной структуры, инвариантной исходной текстовой.

Практическая ценность предпринятого исследования определяется возможностью использования результатов работы в изучении процессов понимания иноязычных поэтических текстов, в практике преподавания иностранных языков, в  лексикографической практике, в переводческой деятельности.

          Теоретико-методологической базой исследования является деятельностный подход к анализу реалий действительности, представленный в психолингвистической теории речевой деятельности (А.А. Леонтьев).

В работе использованы следующие лингвистические методыи приемы: 1) метод выявления доминантных личностных смыслов; 2) прием субъективного шкалирования; 3) некоторые процедуры компонентного анализа значения слова; 4) методика дополнения (завершения) текста; 5) некоторые процедуры статистического анализа материала.

Достоверность и обоснованность полученных в работе результатов и выводов обеспечивается комплексным подходом к изучаемому вопросу, использованием дополняющих и верифицирующих друг друга адекватных методов и приемов исследования, а также разносторонним анализом обширного теоретического материала и репрезентативной выборкой экспериментального материала.

Апробация работы. Тема диссертационного исследования разрабатывалась в соответствии с планом научно-исследовательской работы Московского государственного лингвистического университета. Основные разделы и наиболее значимые положения диссертации были представлены на заседаниях кафедры общего и сравнительного языкознания МГЛУ, на научно-практических конференциях: на I и III Березинских чтениях («Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты»; Москва, 2004; 2006 гг.); на международной научной конференции «Язык и дискурс в современном мире» (Майкоп, Адыгейский ГУ, 2005 г.); на 3 Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий» (Воронеж, ВГПУ, 2005 г.); на 4 Всероссийской научной конференции «Художественный текст и языковая личность» (Томск, ЦНТИ, 2005 г.); на 15 Симпозиуме по психолингвистике и теории коммуникации «Речевая деятельность. Языковое сознание. Общающиеся личности» (Москва, РАН,  Институт языкознания, 2006).

На защиту выносятся следующие положения:

  • доминантный личностный смысл фиксируется в структуре текста в ассоциативной сети лексических единиц, связанных между собой интегративным смысловым (не семантическим) признаком;
  • степень представленности и абстрактности интегративного признака в лексемах, ассоциативно связанных между собой, может быть неодинаковой;
  • доминантная эмоция поэтического текста является основой иерархии ассоциативно-вербальной сети;
  • эмоционально значимые языковые репрезентанты, ассоциативно связанные с устойчивой авторской системой смыслов, актуализируют в процессе понимания значительную часть этой системы, даже если прямых (лексических) отсылок к ней в тексте нет.

Цель и задачи исследования обусловили структуру работы, состоящей из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 212 источников, двух приложений.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, ее научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, формулируются объект и предмет исследования, определяются цель, задачи и методы, указывается структура работы.

В первой главе «Понимание художественного текста как проблема современной лингвистики» рассматриваются теоретические предпосылки настоящего исследования, выявляются основные тенденции в изучении понимания художественного текста. В главе исследуются психолингвистические и нейрофизиологические аспекты проблемы с целью выявления концептуальной базы для характеристики эмоционально-смысловой доминанты текста как смыслообразующего фактора процесса понимания поэтического текста.

Вторая глава «Экспериментальное исследование эмоционально-смысловой доминанты как смыслообразующего фактора понимания иноязычного поэтического текста в условиях учебного двуязычия»описывает принципы отбора экспериментального материала исследования, представляет характеристику испытуемых и методику проведения экспериментов, способы интерпретации данных, полученных в результате экспериментального исследования.

В заключенииподводятся основные итоги работы и намечаются некоторые перспективы дальнейшего изучения исследуемой проблемы.

В приложенииприведены образцы анкет, предложенных испытуемым в процессе всех этапов эксперимента, а также результаты анкетирования.

Основное содержание работы

В первом параграфе теоретической главы «Понимание художественного текста как проблема современной лингвистики» художественный текст определяется  как «коммуникативно направленное вербальное произведение, обладающее эстетической ценностью, выявляемой в процессе его восприятия» (Пищальникова, 1999, с. 4). В психолингвистике текст рассматривается как овнешненное в вербальных знаках содержание определенного фрагмента сознания индивида. Поэтому допускается принципиальная возможность моделирования содержания сознания продуцента по произведенному им тексту. В рамках психолингвистического подхода разрабатывается метатеория текста и его понимания (Богин, 1967-2002; Залевская, 1969-2002; Щедровицкий, 1974, 1995 и др.), рассматривается проблема понимания художественного текста, исследуются его суггестивные возможности (Балаш, 1999; Кинцель, 1997-2000; Пищальникова, 1984-2005; Сорокин, 1978-2000; Утробина, 2001). Особое внимание уделяется проблеме единиц речевой организации человека в процессе понимания текста (Барсук, 1991; Белянин, 1988-2003; Медведева, 1992-1999; Мягкова, 1983-2004; Сазонова, 1993-2000; Сорокин, 1978-2000), исследованию зависимости понимания от психического состояния читателя и от его культурного опыта (Белянин, 1988, 2000; Рубакин, 1977). «При значительных (а порой – и существенных) концептуально-терминологических расхождениях позиций лингвистов-«текстовиков», все они сходятся в том, что, во-первых, смысл есть отражательная, психическая (а не лингвосемантическая) категория, и в том, что, во-вторых, смысл есть отражение некоторой референтно-предметной (реальной или воображаемой) ситуации, на которую ориентирует сознание адресата (и отражение которой продуцирует в нем) речевое произведение адресанта»  (Халеева, 1989, с. 140). Но если для лингвистики важно исследование смысла как «взаимодействия комплексной семантики речевых единиц, составляющих вербальное «послание» …, а также фоновых знаний (… или, иначе говоря, тезауруса реципиента) и знания ситуации, в которой происходит общение, плюс, естественно, сведений о контексте данного речевого произведения» (Халеева, 1989, с. 140), то психолингвистика, опираясь на эти параметры, выявляет содержание текста как отношение мотива и цели речевой деятельности (текста). В любом случае теоретически важным в современной лингвистике является вывод, сделанный в трудах И.И. Халеевой по изучению понимания иноязычного текста, согласно которому «адекватное осмысление, равнозначное пониманию, имеет место только в том случае, если сознание (шире – психика) адресата продуцирует при восприятии речевого произведения ту самую … референтную ситуацию, которую имел в виду отправитель речи » (Халеева, 1989, с. 141).

Выделяются следующие факторы, влияющие на вариативность понимания вербальных текстов. Это, во-первых, специфика языкового знака – его превращенная форма. Поэтому понимание поэтического текста также зависит от имеющихся у реципиента знаний, необходимых и достаточных для соотнесения вербальных знаков с репрезентированными ими объектами действительности. Поскольку сходные знания люди способны передавать в не совпадающих по форме текстах, а при восприятии формально одного и того же текста у разных реципиентов возникают неидентичные мысли, возникает второй источник вариативности понимания текста – неоднозначность перехода от кода интеллекта к вербальной речи.

Психолингвисты, анализируя текст, подчеркивают психически актуальный характер смысла: «смысл текста может существовать только как некая проекция реципиента, возникающая в ходе восприятия и структурируемая реципиентом в соответствии с содержанием его мышления» (Пищальникова, 1999, с. 4). При этом подчеркивается, что процесс понимания художественного текста парадоксален: «с одной стороны, представленный в нем ряд личностных смыслов дает возможность реципиенту, интегрируя их содержание, понимать доминантный смысл художественного текста. Но, с другой стороны, именно этот ряд, «набор» личностных смыслов отличает концептуальную систему автора от системы реципиента» (Пищальникова, 1999, с. 51). Основанием адекватного понимания доминантных смыслов художественного текста в психолингвистике признается репрезентация доминантной эстетизированной эмоции, регулирующей характер восприятия, направляющей содержательно разнообразные ассоциации реципиента, возникающие при восприятии поэтического текста, на понимание этой доминанты. Субъективность ассоциаций корректируется эстетизированной эмоцией, фиксированной в поэтическом тексте. Такое понимание соотносится с выводами классических исследований поэтического текста в переводческом аспекте. Так, С.Ф. Гончаренко пишет: «…в процессе поэтической коммуникации с помощью поэтического текста осуществляется передача смысловой (фактуальной и концептуальной)…» (Гончаренко, 1988, с. 16) и «многооаспектной эстетической информации» (Гончаренко, 1988, с. 10).Эти положения также учтены нами при формулировании гипотезы исследования.

В качестве теоретико-экспериментальной основы работы мы используем и следующие положения теории речевой деятельности: 1) изоморфность речевой деятельности любому другому виду  деятельности; 2) содержание текста – результат процесса смыслопорождения текста индивидом (А.А. Леонтьев). Существенно, что изложенные положения применимы и к пониманию любого текста, в том числе и иноязычного; оно тоже представляет собой целенаправленную речевую деятельность по построению смыслов в концептуальной системе реципиента, не тождественных, но аналогичных смыслам воспринимаемого текста. Поэтому понимание текста является познавательным процессом, в котором реципиент как познающий субъект является активным началом, порождающим функциональное поле смысла. Поскольку любое речевое произведение представляет собой явление культуры, отображающее фрагмент содержания сознания представителей определенной лингвокультурной общности, можно говорить о том, что причиной непонимания в коммуникации является именно различие в языковой репрезентации содержания сознания, определяющееся различием содержания их картин мира.

В понимании иноязычного поэтического текста могут быть отражены универсальные стратегии понимания (Апухтин, 1977, 1984) с опорой на общие для представителей любой лингвокультурной общности смыслы. Кроме того, процесс понимания детерминируется национально специфичными когнитивными и собственно языковыми компонентами. Таким образом, понимание иноязычного поэтического текста формирующимися билингвами представляет собой особый вид речевой деятельности, суть которой заключается в реконструкции билингвами доминантного смысла исходного текста.

Во втором параграфе первой главы дается нейрофизиологическое обоснование понятия смысловой доминанты речевой деятельности. Эмоциональные характеристики речевого произведения в известной степени определяются универсальными нейрофизиологическими процессами, а потому могут способствовать объяснению специфики и психолингвистических процессов. В главе рассматриваются концепции И.М. Сеченова, А.А. Ухтомского и П.К. Анохина, позволяющие считать, что в основе психолингвистических процессов регуляции эмоциональной доминантой восприятия и порождения смыслов теста лежат нейрофизиологические закономерно­сти. Так, принцип доминанты как один из ведущих принципов деятельности нервных центров, определяющий целенаправленный, активный характер поведения (А.А. Ухтомский), объясняет и формирование смысловой доминанты. Доминанта – это «временно господствующий рефлекс, которым трансформируется и направляется для данного времени, при прочих равных условиях, работа прочих рефлекторных дуг и рефлекторного аппарата в целом» (Ухтомский, 1950, с. 325). Однако следует отметить, что если при анализе поведения человека рас­сматривается доминанта физиологического и психологического (в том числе поведенческого) характера, то при анализе поэтического текста имеется в виду лишь один из ее аспектов – эмоционально-смысловой характер доминанты. Регулируя процесс речемыслительной деятельности, эмоционально-смысловая доминанта поэтического текста функционирует по принципу физиологической доминанты, сохраняя ряд присущих ей основ­ных черт. Во-первых, господствующее возбуждение образуется в результате суммарного действия различных раздражителей организма. Аналогично этому доминант­ный эмоциональный смысл в поэтическом тексте представлен совокупно­стью образующих его личностных эмоциональных смыслов. Во-вторых, господствующее возбуждение способно подкрепляться весьма разнообразными и отдаленными раздражениями организма. В соответствии с этим доминантная эмоция в поэтическом тексте поддер­живается взаимодействием единиц разных поэтических уровней. В-третьих, ведущее возбуждение представляет собой лишь временное состояние центра, что обусловливает не абсолютное, а функциональное разграничение доминантных и производных эмоций.  

В третьем параграфе  рассматриваются особенности исследования эмоциональности как психолингвистической категории. Даже теоретическое познание самого высокого порядка не может протекать без эмоций. Поэтому в философии широко обсуждалась роль эмоций в формировании субъективного образа объективного мира, анализировались гносеологические формы оценки, доказывалось, что именно благодаря сложному переплетению чувственного опыта с мышлением, потребностями, эмоциями субъект отражает окружающий мир. Эмоция рассматривалась как составляющая мышления, как психический процесс, обусловливающий взаимоотношение субъекта и действительности.

В психологии эмоция изучается как психический процесс, так или иначе влияющий на поведение индивида. В результате создаются различные модели психических процессов и модели поведения, в структурировании которых эмоции отводится разная роль, в том числе и определяющая. В лингвистике изучаются способы языкового представления эмоций. Поэтому используется понятие эмоциональность – категория, обобщающая различные способы представления эмоции как психического процесса в языке. Она образуется по аналогии с противопоставлением понятий оценка – оценочность, экспрессия – экспрессивность (Лукьянова, 1986, 1991). В системоцентрической лингвистике одна из теоретических позиций объединяет эти категории в понятие коннотации. Эмоциональность изучается на всех языковых уровнях: от фонологического до синтаксического (в определенных позициях – на уровне синтаксического целого). Психолингвистика акцентирует соотношение, возникающее в речевой деятельности между мотивом говорения и способом выражения этого мотива, и прежде всего отвечает на вопрос, какое речевое действие необходимо произвести, чтобы личностный смысл (смысл, актуальный для индивида в данном речевом акте) был представлен адекватно. Эмоционально-мотивационные про­цессы личности рассматриваются в качестве исходного этапа любой психической деятельности индивида (в том числе и речевой деятельности) (Леонтьев, 1977-1983). В связи с этим в структуре речевой деятельности выде­ляют три основных этапа: мотивационный, целевой и исполнительный (Леонть­ев А.А., 1969-1997). Репрезентируя различные мотивационные процессы на уровне психического отражения, эмоция регулирует процессы смыслообразования личности и процессы их репрезентации в языке.

В четвертом параграфеописывается эмоционально-смысловая доминанта текста как смыслообразующий фактор понимания поэтического текста. Процесс понимания иноязычного поэтического текста формирующимися билингвами рассматривается как встречно порожденное речевое произведение в процессе восприятия исходного текста. Акцентуация тех или иных характеристик текста зависит от цели автора текста. Реципиент-билингв на­правляется этой целью при восприятии, но, тем не менее, он способен в процес­се понимания выделять компоненты, которые оказываются важными прежде все­го для его концептуальной системы: в этом обнаруживается субъективность восприятия, являющаяся законом перцепции. Акцентируем, что, по А.А. Залевской, индивид видит в тексте в первую очередь то, что он ожидает или хочет видеть, на что его нацеливают мотивы, ситуация, акцентирование внимания, личностные ориентиры и многое другое (Залевская, 1999). Будучи активным субъектом, реципиент преобразует поступаю­щую информацию в собственной концептуальной системе, в своем смысловом континууме в соответствии с тем, что значимо для него. Активная интериоризация новой информации (а значит, и понимание/интерпретация текста) в кон­цептуальной системе реципиента происходит в том случае, если его система готова принять эту информацию.

Поэтому теория понимания иноязычного текста представляет содержание текста как функциональное поле смысла. Построение эквивалентной системы смыслов реципиентом-билингвом осуществляет­ся в случае обнаружения им доминантного личностного смысла, репрезентиро­ванного и намеренно актуализированного в тексте. Важную роль в структурировании и понимании доминантного личностного смысла играет доминантная эстетизированная эмоция, являющаяся его обязательным компонентом. Представляя до определенного момента единст­венный смыслообразующий центр поэтического произведения и выполняя регулирующую функцию в процессе порождения и понимания личностных смыслов, она обеспечивает саму возможность понимания иноязычного текста. Доминантная эмоция – субъективно значимое авторское переживание познанного, осмысленно­го, структурированного в его концептуальной системе и вербализован­ного в знаках, нацеленное на пони­мание реципиентом и встречное смыслопостроение.

Во второй главе «Экспериментальное исследование эмоционально-смысловой доминанты как смыслообразующего фактора понимания иноязычного поэтического текста в условиях учебного двуязычия» предпринята попытка выявления регулятивной функции эмоционально-смысловой доминанты в процессе понимания иноязычного поэтического текста. С этой целью исследуется восприятие реципиентами графического варианта поэтических текстов на английском языке,  рассматриваются особенности понимания текста в условиях намеренной экспериментальной лакунизации (пропусков в поэтическом тексте). В главе представлен подробный анализ всех этапов эксперимента и описание его результатов.

Компонентный анализ применяется с целью выявления семного состава значения языковых единиц, а также анализа дефиниций лексем в русских и английских толковых словарях. Результаты компонентного анализа сопоставляются с данными ассоциативного эксперимента. Контекстуальный анализ обнаруживает струк­турно-смысловые отношения между компонентами фрагмента поэтического произведения. Концептуальный анализ направлен на исследование взаимоот­ношения компонентов доминантного смысла текста, представленного в разных лексемах, фиксирующих личностные авторские смыслы. Сущность методики дополнения (завершения) состоит в намеренной деформации речевого сообщения и последующем его предъявлении испытуемым для восстановления пропущенного смыслового компонента. Прием субъективного шкалирования используется в целях получения качественно-количественных показателей для оценки  реципиентами характера эмоции поэтического текста (Петренко, 1983-1997). Таким образом, последовательная верификация результатов одного эксперимента другим позволяет аргументировать гипотезу, в соответствии с которой понимание иноязычного текста формирующимися билингвами осуществляется как процесс, происходящий на основе реконструкции авторского доминантного смысла.

Общее количество реципиентов– 160 (143 женщины, 17 мужчин). По социальному и возрастному составу информанты характеризуются относительной однородностью: это сту­денты 3, 4 и 5 курсов факультета иностранных языков Тверского государственного университета в возрасте от 19 до 22 лет. Поскольку эксперимент ориентирован на выявление общих закономерностей понимания поэтического текста, мы не учитывали гендерные характеристики испытуемых. Выбор ис­пытуемых предпо­лагает достаточно высокий уровень владения английским языком, умение работать с текстом и знание хотя бы некоторых приемов перевода.

Материалом для исследования послужили современные поэтические тексты на английском языке Donald Hall “Affirmation”, D. Nurkse “Snapshot from Niagara”, Hugh Seidman “I Do Not Know Myself”, Pam Rehm “A roof is no guarantee…”, Seamus Heaney “Seeing things”, “St. Kevin and the Blackbird” и данные, полученные после предъявления экспериментальных анкет формирующимся билингвам.

На первом этапе эксперимента реципиентам предлагалась анкета с поэтическим текстом, в котором намеренно были пропущены текстовые фрагменты, содержащие, по мнению исследователя, репрезентанты доминантного авторского смысла. Цель эксперимента – зафиксировать наличие интегративных смысловых признаков при восприятии и понимании текста. Гипотеза состоит в том, что если большая часть реципиентов заполнит пропуски лексемами, содержащими интегративные смысловые компоненты, ассоциативно связанные с компонентами доминантного авторского смысла, выявленного нами, то можно считать, что доминантный смысл понят реципиентами. Реципиентам было предложено заполнить пропуски в данном текстовом фрагменте и перевести его. Предполагалось, что реципиенты восстановят смысловую доминанту, но представят ее не обязательно авторским словом, а, как это доказано в ряде других экспериментов, лексемами, функционально близкими к авторским, ассоциативно реализующими авторский смысл.  Рассмотрим результаты эксперимента на примере поэтического текста «A roof is no guarantee…». Исследовательская структура доминантного авторского смысла представлена на схеме 1.

 

Схема 1. Структура доминантного смысла стихотворения «A roof is no guarantee».

80% реципиентов (40 человек из 50) вставили лексемы, представляющие доминантный авторский смысл, т.е. подтвердили ожидания экспериментатора. Структура смоделированного нами на основании экспериментальных данных эмоционально-смыслового поля представлена на схемах 2 и 3.

 

Схема 2. Структура доминантного смысла стихотворения «A roof is no guarantee» (заполнение реципиентами пропуска «unease»).

20% реципиентов (10 человек из 50) вставили лексемы, не фиксирующие непосредственно доминантный авторский смысл. Анализ этих слов показывает, что они напрямую не связаны с доминантным авторским смыслом. Выбор данных слов реципиентами может объясняться неадекватным восприятием доминантной эмоции вследствие недостаточно высокого уровня языковой компетенции.

Схема 3. Структура доминантного смысла стихотворения «A roof is no guarantee» (заполнение реципиентами пропуска «hungry»).

Схема 4. Структура доминантного смысла стихотворения «A roof is no guarantee» (заголовки).

Для верификации результатов предыдущего этапа эксперимента на заполнение пропущенных компонентов текста был проведен эксперимент, в ходе которого реципиентам было предложено озаглавить текст. Предполагалось, что, в соответствии с закономерностью, согласно которой заголовок, как правило, отражает доминантный авторский смысл, реципиенты, под воздействием доминантной эмоции поэтического текста, адекватно воспримут авторский смысл и отразят это в заголовке текста. Были получены следующие результаты: 86%  реципиентов (43 человека из 50) акцентировали в заголовке доминантный авторский смысл, тем самым подтвердив результаты первого эксперимента. Структура эмоционально-смыслового поля представлена на схеме 4. 14% реципиентов  (7 человек из 50) не фиксировали в заголовке доминантный авторский смысл.

На третьем этапе эксперимента использован широко распространенный в психолингвистике прием субъективного шкалирования. Реципиентам была предложена шкала с делениями от -5 до +5, по которой нужно было оценить степень эмоциональности текста. Если реципиент рассматривал текст как эмоционально отрицательный, то ставил отметку на участке шкалы от -5 до 0. Если реципиент воспринимал текст эмоционально положительным, то ставил отметку на участке шкалы от 0 до +5. Если реципиент рассматривал текст как эмоционально нейтральный, то отмечался 0. Прием субъективного шкалирования используется в целях получения количественных показателей для оценки  реципиентами характера эмоции художественного текста. При предъявлении художественного текста «A roof is no guarantee» 80% испытуемых (40 человек из 50) оценили текст как  эмоционально отрицательный, 10% (5 человек) как эмоционально положительный, 10% (5 человек) как эмоционально нейтральный. Оценка большинством реципиентов текста как эмоционально отрицательного совпадает с исследовательской оценкой.

На четвертом этапе эксперимента реципиентам было предложено подчеркнуть в данном тексте слова, которые 1) наиболее очевидно выражают положительную эмоцию; 2) отрицательную эмоцию; 3) являются наиболее значимыми для понимания текста. Цель эксперимента – верифицировать результаты предыдущего этапа эксперимента. Перечисленные реципиентами репрезентанты отрицательной эмоции почти полностью совпадают с таковыми, выделенными исследователем, и соотносятся с исследовательскими смысловыми полями. Выделенные реципиентами репрезентанты положительной эмоции представляют собой незначительную группу (всего 5 лексем). Анализ результатов показал, что не только значительно меньшее количество реципиентов отметило положительные эмоции, но и качественное многообразие этих эмоций очевидно меньше. Этот эксперимент подтвердил, что 82% испытуемых (123 человека из 150) адекватно поняли текст.

Таким образом, последовательная верификация результатов одного эксперимента другим позволяет аргументировать гипотезу: если большинство реципиентов вычленяет доминантный авторский смысл, то происходит адекватное понимание иноязычного поэтического текста формирующимися билингвами. Подтвердилась и гипотеза, согласно которой  под воздействием доминантной эмоции реципиенты адекватно воспринимают доминантный личностный смысл. Поэтому можно сделать выводы, что 1) эмоционально-смысловая доминанта является смыслообразующим фактором понимания иноязычного поэтического текста формирующимися билингвами; 2) доминантный личностный смысл фиксируется в структуре текста в ассоциативной сети лексических единиц, связанных между собой интегративным смысловым признаком; 3) эмоционально значимые языковые репрезентанты, ассоциативно связанные с устойчивой авторской системой смыслов, актуализируют в процессе понимания значительную часть этой системы.

Нами была экспериментально подтверждена роль эмоционально-смысловой доминанты как смыслообразующего фактора в процессе понимания иноязычного поэтического текста в условиях учебного двуязычия.

Динамика межкультурного общения, развитие международных контак­тов и интеграция культур обусловили необходимость разви­тия науки о понимании иноязычного поэтического текста на новом этапе. В настоящее время особый интерес для ученых представляет исследование сущности эмоциональных явлений и их вербальных репрезентаций, что привело к созданию значительной базы теоретико-экспериментальных данных. В связи с этим в диссертации решается актуальная про­блема выявления роли репрезентированных в тексте эмоций в процессе понимания иноязычного поэтического текста.

При исследовании эмоционально-смысловых универсалий определенной концептуальной системы, репрезентированных в языке, необходимо применение комплексной исследовательской стратегии и различных взаимодополняю­щих подходов, обусловивших отбор методов исследования. В связи с этим в работе была предпринята попытка объединения верифицированных данных нейрофизиологии о работе мозга, психофизиологии, деятельностного подхода, разработанного в психолингвистике. Интегри­рованный подход предопределил выбор методов исследования – некоторые процедуры компонентного, контекстуального, концептуального, статистического анализа языкового материала, методика выявления доминантных личностных смыслов, прием субъективного шкалирования, методика дополнения (завершения).

В рамках нашего диссертационного исследования предпри­няты содержательное объяснение и описание смыслообразующей роли эмо­ционально-смысловой доминанты в процессе понимания иноязычного поэтического текста формирующимися билингвами. Эмоцио­нально-смысловая доминанта, как оказалось, способна специфически эксплицировать процессы встречного порождения высказывания на базе исходного.

Выявление места и роли эмоций в процессе понимания иноязычного текста стало возможным благодаря разработке теории понимания на основе концептуального анализа, ко­гда процесс понимания рассматривается как реконструкция реципиентом доми­нантного смысла исходного текста на базе собственной концептуальной систе­мы. В рамках данного подхода иноязычный поэтический текст предстает как функциональное поле смыс­ла.

Исследование функционирования эмоционально-смысловой доминанты поэтического текста в концептуальной системе реципиента-билингва осуществлялось на основании анализа экспериментального материала. Результаты эксперимента показали, что большинст­вом реципиентов эмоционально-смысловая доминанта воспринята адекватно. В процессе анализа функционирования эмоционально-смысловой доминанты в кон­цептуальной системе билингвов, эксплицированного в экспериментальных анкетах, проявлялось свойство динамичности концептуальных структур. Это обуслов­лено, во-первых, эмоционально-смысловой доминантой как динамичным компонентом процесса понимания, во-вторых, мотивом деятельности по пониманию иноязычного текста – понять специфику ав­торского смысла.

Деятельность формирующегося билингва мотивирована построением новой смысловой структуры в его концептуальной системе, коррелирующей с исходной. Результаты эксперимента де­монстрируют, что эмоционально-смысловая доминанта иноязычного поэтического текста адекватно воспринимается большинством информантов. Это позволило заключить, что эмоционально-смысловая доминанта является смыслообразующим компонентом понимания иноязычного поэтического текста в условиях учебного двуязычия. Связь между компонентами эмоционально-смысловой доминанты является устойчивой. Компоненты эмоциональной доминанты как смыслообразующего компонента процесса понимания поэтического текста со­относятся на основе принципа гомоморфизма и образуют функциональное про­странство смысла. Акцентуация эмоционально-смысловой доминанты не толь­ко ядерными, но опосредованно и периферийными компонентами текста позволяет реципиенту адек­ватно понимать текст.

Репрезентированная в тексте эмоционально-смысловая доминанта как компонент доминантного личностного смысла представляет собой смысловую универсалию определенной концептуальной системы. Непрерывное пространство смы­слов определенной концептуальной системы становится доступным воспри­ятию и пониманию других индивидов благодаря их репрезентации в языковых структурах. Поскольку изучение процесса мышления представляется возмож­ным, главным образом, через его вербальные репрезентанты, детальное изуче­ние эмоционально-смысловой доминанты поэтического текста в когнитивном ракурсе может приблизить к пониманию мыслительных процессов. Кроме того, можно приблизиться к созданию универсального образа мира через эмоционально-смысловую доминанту как универсальный структурообразующий компонент концептуальной структуры.

В дальнейшем считаем возможным проведение исследований на материале текстов других функциональных стилей с привле­чением данных большего числа языков. Перспективной может стать разработка теории, выявляющей роль эмоционального компонента в эволюции (развитии значения) слова в речевой деятельности.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Волохова Е.А. Представление доминантного авторского смысла в художественном тексте. Статья. // Вестник МГЛУ. Вып. 511. Языковое сознание и культура. Серия Лингвистика. – М.: Издательство МГЛУ, 2005. – 0,5 п.л.
  2. Волохова Е.А. Репрезентация личностных смыслов в художественном тексте. Статья. // Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. – Ч. II. – Воронеж: Изд-во ВГПУ, 2005. – 0,44 п.л.
  3. Волохова Е.А. Отражение мыслительного индивидуального содержания продуцента в художественном тексте. Статья. // Художественный текст и языковая личность: Материалы IV Всероссийской научной конференции. – Томск: Изд-во ЦНТИ, 2005. – 0,31 п.л.
  4. Волохова Е.А. Роль эмоционально-смысловой доминанты в понимании художественного текста. Тезисы доклада. // Речевая деятельность. Языковое сознание. Общающиеся личности. XV Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации. Тезисы докладов. Москва, 30 мая – 2 июня 2006 г. – Калуга: ИП Кошелев (Изд-во «Эйдос»), 2006. – 0,13 п.л.
  5. Волохова Е.А. Нейрофизиологическое обоснование образования смысловой доминанты в речевой деятельности. Статья. // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Вып. 11. – М., 2006. – 0,63 п.л.
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.