WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Вариативность признака звонкости английских шумных согласных в современном британском произносительном варианте» (экспериментально-фонетическое исследование)

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

Нугаманова Зульфия Абдулгасимовна

 

 

ВАРИАТИВНОСТЬ ПРИЗНАКА ЗВОНКОСТИ АНГЛИЙСКИХ ШУМНЫХ СОГЛАСНЫХ В СОВРЕМЕННОМ БРИТАНСКОМ ПРОИЗНОСИТЕЛЬНОМ ВАРИАНТЕ

(экспериментально-фонетическое исследование)

Специальность: 10.02.04 – Германские языки

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

 

Москва - 2006

Работа выполнена на кафедре фонетики английского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Научный руководитель                   кандидат филологических наук,

профессор Ж.Б.Веренинова

Официальные оппоненты               доктор филологических наук,                     

профессор Т.В.Левина

кандидат филологических наук, 

профессор Н.А.Кузнецова

Ведущая организация                       Международный университет в Москве

 

Защита диссертации состоится  «_16_»  февраля 2007г. в  _11_ часов на заседании диссертационного совета К 212.135.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» (г. Москва, ул.Остоженка, 38, 119 992).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ».

Автореферат разослан «_15_» декабря 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                          Н.М. Осветимская

Реферируемая диссертация посвящена изучению модификаций степени звонкости английских шумных согласных, в частности, модификаций звонких взрывных согласных /b, d, g/ в различных фонетических контекстах на материале спонтанно продуцируемых текстов, которые по фоностилистической принадлежности относятся к квазиспонтанным высказываниям (ответная реплика интервью).   

Вопрос о степени звонкости звонких взрывных согласных в различных фонетических контекстах остается нерешенным, несмотря на то, что эти согласные как подкласс английского консонантизма не раз становились объектом изучения отечественных и зарубежных лингвистов. В работе был использован онтологический подход к звуковым явлениям языка, который позволил сориентировать настоящее исследование на выявление как глубинного ментального (фонологического) содержания, так и прикладного функционального (фонетического) значения вариативности изучаемого признака английских  звонких шумных согласных на современном этапе развития английского языка.

Актуальность диссертации обусловлена недостаточной изученностью особенностей речевых реализаций подкласса звонких смычных английского консонантизма в спонтанных высказываниях носителей нормативного английского языка, а также практикой преподавания фонетики английского языка.

Цель реферируемой диссертации состоит в исследовании вариативности степени звонкости английских звонких смычных взрывных согласных в различных фонетических контекстах в квазиспонтанных высказываниях носителей британского варианта английского языка различных возрастных групп, выявлении комплекса условий, определяющих разную степень звонкости взрывных согласных в британском варианте английского языка, а также уточнении фонологического статуса исследуемых единиц.

Объектом настоящего исследования являются реализации звонких смычных взрывных согласных, которые рассматриваются в квазиспонтанных высказываниях носителей орфоэпической нормы английского языка.

В качестве предмета исследования выступает произносительная норма в подклассе звонких смычных взрывных согласных, реализуемая в речи носителей нормативного английского языка трех возрастных групп и обусловленная спецификой спонтанно продуцируемых высказываний.

Задачи работы как общетеоретического, так и частного плана, заключались в следующем:

  • диахронический анализ шумных смычных согласных в германских языках с целью установления причинно-следственных связей с современными характеристиками этих согласных;
  • подбор   необходимого   материала  и   звукозапись   британского варианта английской нормативной речи в воспроизведении носителей английского языка трех возрастных групп;
  • проведение   аудиторского   и    акустического     видов       анализа экспериментального материала с применением компьютерных программ для определения качественных и количественных характеристик исследуемых звуковых единиц;
  • выявление, описание и  систематизация  факторов,  определяющих вариативность произнесения и непосредственного восприятия звонких взрывных согласных в различных возрастных группах носителей британского варианта английского языка;
  • сопоставление     и     обобщение      полученных      в      результате экспериментального исследования данных с целью их лингвистической интерпретации.

Материалом для аудиторского типа анализа послужили слова с предшествующим и последующим фонетическим контекстом, выделенные из записанных нами квазиспонтанных высказываний информантов (носителей нормативного английского языка).

Научная новизна диссертации заключается в том, что:

  •  впервые  проведено исследование вариативности степени звонкости английских звонких взрывных согласных в различных фонетических контекстах на материале квазиспонтанных высказываний носителей нормативного английского языка;
  • впервые исследована вариативность степени звонкости английских звонких взрывных согласных в речи трех возрастных групп носителей нормативного английского языка;
  •   впервые выявлен акустический облик звонкого взрывного согласного в потоке слитной речи.

Теоретическая значимость данного исследования определяется тем, что в работе описаны фонетико-фонологические свойства звонких взрывных согласных в диахронии и синхронии; предложена методика изучения звуков речи в спонтанных высказываниях носителей английского языка; экспериментально доказано наличие оглушения звонких взрывных согласных во всех фонетически значимых контекстах; выявлена степень оглушения исследуемых согласных в различном фонетическом окружении.

Результаты исследования могут способствовать дальнейшему развитию вариантологии, фонологии, а также общей теории языка. Предлагаемая в работе методика и результаты проведенного исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении реализаций фонем в спонтанно продуцируемой речи носителей английского языка.

Практическая ценность предпринятого исследования определяется тем, что полученные в ходе работы данные могут быть использованы для предупреждения и исправления ошибок  в практике обучения русскоязычных студентов фонетической культуре английской речи, а также при чтении курсов лекций по теоретической фонетике.

Достоверность полученных в работе данных  обеспечивается комплексным подходом к изучаемому вопросу, использованием дополняющих друг друга адекватных методов и приемов исследования, а также разносторонним анализом обширного теоретического материала и репрезентативной выборкой экспериментального материала.

Апробация работы.Тема диссертационного исследования разрабатывалась в соответствии с планом научно-исследовательской работы Московского государственного лингвистического университета. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры фонетики английского языка МГЛУ (2004-2006гг.) и нашли отражение в публикациях автора.

Цель и основные задачи исследования определили объем и структуру диссертации, которая состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения.

Во введении обосновывается выбор темы исследования, определяются объект и предмет исследования, излагаются его цели и задачи, раскрывается научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы, дается характеристика методов исследования, а также указывается структура диссертации.

В первой главе рассматриваются теоретические предпосылки настоящего исследования, проводится диахронический анализ развития звонких взрывных согласных английского языка, излагаются существующие подходы к трактовке степени звонкости исследуемых согласных на современном этапе развития английского языка. Второй раздел главы посвящен языковой вариативности, ее истокам, особенностям реализации звуков в спонтанной речи. Во втором разделе первой главы также делается попытка рассмотреть связь фонологического уровня языка с глубинными структурами мышления.

Вторая глава описывает принципы отбора экспериментального материала исследования, аппаратное и программное обеспечение,  а также  методику проведения аудиторского и акустического видов анализа.

В третьей главе приводятся результаты проведенного спектрографического и осциллографического видов акустического анализа английских звонких взрывных согласных в целом, а также отдельных фаз артикуляции /b/, /d/, /g/ и соотношения этих фаз в зависимости от фонетического контекста, дается лингвистическая интерпретация результатов проведенного исследования.

В заключении приводятся основные выводы проведенного исследования и намечаются перспективы дальнейшего изучения исследуемой проблемы.

Приложение содержит полную текстовку записей квазиспонтанных высказываний носителей британского варианта английского языка трех возрастных групп.

Содержание и основные результаты исследования

В первом разделе теоретической главы «Эволюция звонких шумных фонем в британском варианте английского языка»  звонкие  взрывные фонемы рассматриваются с позиции их исторического развития, современного состояния вопроса о степени их звонкости в различных фонетических контекстах, а также исследуется роль дифференциальных признаков при идентификации этого подкласса английского консонантизма.

На первом этапе существования  взрывных и фрикативных согласных основным дифференциальным признаком разделения этих подклассов являлась  только звонкость, а смычность или фрикативность выступали дополнительными признаками; затем группа смычных выделилась как отдельный подкласс консонантной системы, внутри которой противопоставление первоначально осуществлялось по признаку наличия/отсутствия голоса;  позднее определилось и еще одно основание для фонологического противопоставления звонких и глухих смычных: в фонетических контекстах, где /p/, /t/, /k/ контрастировали с /b/, /d/, /g/, первые стали произноситься с придыханием.  

При этом придыхательные варианты /p/, /t/, /k/ возникли только в тех комбинациях, где звонкие взрывные не могли появиться в силу своей неполной дистрибуции, в частности, в позиции после /s/. Здесь, по мнению некоторых лингвистов, проявилась активность самой фонологической системы, а именно ее стремление к симметрии. Система языка, как системное образование, сама пыталась дать как можно больше оснований для создания и поддержки стабильной фонологической корреляции. Это стремление в настоящее время  понимается как проявление процесса постоянного повышения уровня интеграции системы, усиление взаимной связанности входящих в нее элементов, стремление к заполнению пустой клетки (Журавлев 1986:165). 

Уже начиная с древнеанглийского периода, звонкие взрывные фонемы /b/, /d/, /g/ сохраняли устойчивость и стабильность. Последнее, прежде всего, обусловлено их принадлежностью к центру фонологической системы. Тем не менее, в настоящее время здесь наблюдаются некоторые изменения: многие современные авторы обращают внимание на заметную вариативность степени звонкости  звонких взрывных согласных в различных фонетических контекстах (Gimson 1962, Roach 1988, Cruttenden 2002 и др.).

Анализ литературы по теме исследования позволил нам провести достаточно четкие временные рамки в эволюции точек зрения на степень звонкости звонких смычных согласных. Изначально (вплоть до 80-х годов XX в.) особенности произнесения звонких взрывных практически не обсуждались фонетистами. Подобное положение вещей было обусловлено достаточной стабильностью и однородностью воспроизведения звонких взрывных в речи, а также занимаемым ими местом в фонологической системе английского языка на протяжении его исторического развития. Таким образом, вполне объяснимо, почему классические учебники вплоть до середины 80-х годов рекомендовали произносить звонкие взрывные во всех фонетических контекстах звонко (Jones 1950, O’Connor 1967; Васильев и др. 1980).

Однако издания для «более “продвинутых” пользователей», такие как «An Introduction to the Pronunciation of English» А.Гимсона, уже в 1962 году отмечали не только слабость произнесения звонких взрывных, но и  выделяли конкретные позиции, в которых происходит их оглушение. Это, по мнению автора издания, прежде всего, инициальная и финальная позиции, то есть положения после паузы или перед паузой, в которых звонкие взрывные могут либо частично (инициально), либо полностью (финально) оглушаться, при этом сохраняя свою изначальную слабость [b ? ,, d ? , g ?  ] (Gimson 1962:152).

По данным современной лингвистической литературы позиционную вариативность степени звонкости звонких взрывных согласных можно представить следующим образом. Позициями максимального различения для звонких взрывных являются медиальная позиция между гласными (ГСГ), а также позиция перед сонантами /w/, /r/, /j/ или другими звонкими согласными. Большинство авторов оценивают звонкие смычные в интервокальной позиции как полнозвучные (Gimson, Cruttenden, Wells, Roach и др.). Положение же звонкого взрывного (как и любого шумного) перед сонантом часто приравнивается к положению перед гласным (Lisker, Abramson 1964; Торсуев 1975; Catford 1977; Панина 1979; Зиндер, Бондарко и др. 1980 и др.), то есть звонкий взрывной в этом фонетическом окружении, как правило, произносится звонко. Отмечается также, что в инициальной и финальной позициях в английском языке звонкие смычные подвергаются значительной степени оглушения.

Слабые голосовые составляющие звонких смычных фонем, являясь, тем не менее, основанием для привативной фонологической оппозиции, зачастую приводят к неразличению морфем и словоформ в различных фонетических контекстах и вызывают необходимость выделения «архифонемы» в языках, имеющих консонантную фонологическую оппозицию по признаку наличия/отсутствия голоса. Другими словами, звонкие и глухие  смычные составляют нейтрализируемую оппозицию, в которой специфические признаки (в нашем случае, голосовая составляющая) её членов теряют свою фонологическую значимость, сохраняя только признаки, общие для обоих членов фонологической оппозиции, то есть один из её членов становится представителем «архифонемы» этой оппозиции. В подобных случаях представители Пражской лингвистической школы на месте традиционных корреляционных рядов выделяют «архифонемы»: /P, T, K/.

В настоящей работе мы принимаем эту точку зрения, поскольку, на наш взгляд, подобное понимание исследуемого вопроса отражает имеющееся состояние в подклассе смычных согласных на фонологическом уровне языка. Отметим также, что современные лингвисты в большинстве своем отмечают сдвиг в произнесении звонких взрывных в сторону оглушенного произнесения на речевом, практическом уровне; а известный фонолог Р.Ласс переносит оглушение звонких согласных уже на системный, фонологический, уровень, приводя в качестве фонологической корреляции по звонкости/глухости английских звонких взрывных согласных следующие ряды: /p,  t,   k/ vs/p,  t,  g/ (Lass 1998:149).

Одним из достижений фонетики в последние годы является онтологический подход к анализу звуковых явлений языка, то есть считается, что каждое звуковое явление языка, будучи многоаспектным, целостно. В рамках этого метода граница между фонетическим и фонологическим подходами к исследованию звуковых явлений проводится достаточно условно, только в сугубо научных целях. В нашем случае отражением данного подхода явилось понимание того, что речевые реализации фонем несколько не совпадают с приписываемыми им свойствами на фонологическом уровне: во многих фонетических контекстах корреляция звонких и глухих смычных взрывных по звонкости/глухости не соблюдается, поскольку голосовые составляющие звонкого шумного согласного выражены слабо. Именно поэтому в последние годы в теоретическом плане делаются попытки к отысканию фонетического признака, который способствует различению глухих и звонких смычных фонем в позициях, где они не противопоставлены друг другу по признаку наличия/отсутствия голоса.

В ходе нашего исследования был сделан вывод, что для фонетического различения английских шумных взрывных согласных существенны все четыре описываемых в научной литературе признака: звонкость/глухость, аспирированность/неаспирированность, ленисность/ фортисность; относительная краткость/долгота предыдущего гласного и самого согласного в односложных словах; однако в разной степени и в зависимости от фонетического контекста.

На сегодняшний день достаточно проблематично строить предположения относительно дальнейшего пути развития исторически стабильного подкласса английского консонантизма – смычных взрывных согласных,  однако с уверенностью можно сказать, что имеющее место перераспределение ранее существовавших фонемных аллофонов, заметное «волнение» в этой подсистеме английского консонантизма означает начало определённого изменения и в фонологической системе языка.

Работа по изучению словарных материалов (произносительных словарей) продемонстрировала стремление авторов зарегистрировать произношение с учетом фонетических характеристик речи в неполном типе произнесения,  в основном, в системе вокализма. Изменения в системе консонантизма, которая в научной литературе рассматривается как стабильный, малоизменяющийся, устойчивый раздел звукового строя любого языка,  отражены мало.

Второй раздел первой главы посвящен нескольким взаимосвязанным вопросам. В первом параграфе рассматривается вопрос орфоэпической нормы и её вариативности; во втором параграфе делается попытка рассмотреть связь категории «константность-вариативность» фонологического уровня языка с глубинными структурами мышления. В третьем параграфе с учётом положения о существовании как языковой, так и речевой нормы, обсуждаются особенности реализации звуков в спонтанной речи как объекте экспериментально-фонетического исследования.

Термин «варьирование» в реферируемой диссертации используется для обозначения самого явления или понятия, «вариативность» – в качестве обозначения источника этого процесса и  термин «вариантность» – применительно к результатам этого процесса. «Вариант» же рассматривается как конкретная реализация абстрактной единицы, поскольку именно эта трактовка максимально отвечает целям настоящего исследования и наиболее распространена в лингвистической литературе.

На традиционный вопрос соотношения нормы и вариативности звукового строя языка как системы мы отвечаем следующим образом: в силу исторической изменчивости (развития) нормы ее неотъемлемой частью является вариативность, однако одновременно норма выступает и в роли ограничителя процессов варьирования, определяя границы вариативности и инвентарь вариантов. Отметим также, что в настоящее время акцент ставится не на противопоставление звуковой стороны языка и речи как ее сиюминутного воплощения, а на процессы, происходящие в человеческом мозгу и обеспечивающие это воплощение в акте коммуникации. Последнее является объектом изучения дискурсивно-когнитивного подхода к исследованию фактов языка и речи, получившего значительное развитие в последнее время.

Основным тезисом когнитологии является утверждение о том, что между реальной действительностью и языковым выражением, отражающим эту действительность, находится сознание человека, формирующее когнитивное содержание, то есть знание. Считается, что деятельность сознания по отражению тех компонентов ситуации, которые должны быть выражены языковыми средствами, определяется индивидуальной классифицирующей системой, системой эталонов, и имеет надязыковой характер.

В речемыслительной деятельности участвует множество психологических функций, которые взаимодействуют с речью и вступают с ней в сложные отношения. Носители языка в процессе речемыслительной деятельности оперируют различными ментальными конструкциями (в терминах О.Л. Каменской: С-моделями и их элементами), средствами языка и соответствующими правилами их употребления. О существовании специальной  языковой памяти пишет и С.Д. Кацнельсон: «В мозгу индивида сознание и язык образуют две относительно автономных области, каждая из которых обладает своей памятью, в которой хранятся относящиеся к ней знания, и своими средствами активизации, способными извлечь из памяти и привести в движение необходимые в данный момент фрагменты знаний (Кацнельсон 1984:4).

Представляется вполне закономерным предположить, что некие эталоны (инварианты, фонемы) находятся в определенном сегменте долговременной памяти (ДВП) и, при необходимости, извлекаются в кратковременную память (КВП), а из нее –  непосредственно в речь. О.Л. Каменская ссылается на целый ряд экспериментальных данных, указывающих на то, что извлечение из КВП такой информации, как буквы и цифры составляет 10-30мсек на элемент (Каменская 1991).

Т.А. ван Дейк и В. Кинч также включают в свою когнитивную модель фонологический уровень: «воспринимаемый поток звуков должен быть сначала интерпретирован в терминах  фонем, последовательности фонем – в терминах морфем, а структурированные последовательности морфем – в терминах предложений. Максимум в течение нескольких секунд этим структурам должно быть приписано значение, и при максимальном темпе произношения приписывание значения лексическим единицам должно осуществляться в интервале от 0,1 до 0,2 сек.» (Дейк и Кинч 1988:173).

Несомненно, что знание о фонологической системе языка и ее вариантах определенным образом представлены в человеческом мозгу, а в центральной нервной системе человека существует универсальное хранилище информации – языковая память, в которой представлены сведения обо всех языковых уровнях и о других средствах как родного, так и иностранного (иностранных) языков, в готовом к употреблению виде, а также обо все тех механизмах, которые необходимы для целенаправленного управления этими средствами.

Оказываясь перед выбором между традиционной и порождающей фонологией и признавая при этом, что с точки зрения чисто лингвистических задач последняя является достаточно мощным средством, мы, тем не менее, вслед за большинством отечественных ученых, склонны выбрать в настоящем исследовании первую, так как она представляется более конкретной и практичной.

В последние десятилетия, когда наука повернулась лицом к человеку, его психике, процессам, происходящим в мозгу человека при порождении речевого высказывания, фонетисты также всё чаще обращаются к лингвистике общения: разрабатывают такое понятие, как «фонология речевой деятельности» (Бондарко, Вольская, Кузнецов 2000), всё более активно пытаются интерпретировать факты языка посредством изучения фонетических сведений, полученных экспериментальным путем. Последнее часто приводит к осознанию неоднозначности отношений между фонологической упорядоченностью единиц языка и фонетической организацией единиц речи и вызывает очевидный интерес исследователей.

Начиная с шестидесятых годов двадцатого века, намечается противопоставление понятий «языковая норма» и «речевая норма»  (Леонтьев 1965, Костомаров 1968). Ученые приходят к выводу, что языковая норма едина для литературного языка и объединяет нормативные единицы всех языковых уровней, независимо от их социолингвистической принадлежности, функциональной и жанровой дифференциации; речевая же норма представляет собой функционально-стилевую реализацию, зависящую от целей и задач общения, характера и жанра высказывания, ситуации, другими словами, от коммуникативной целесообразности. Подобную точку зрения находим у  P.P. Каспранского, который отмечает, что в речи действует «механизм нормативной регуляции, в основе которой всегда лежит норма, целесообразная для данной коммуникативной ситуации» (Каспранский 1980:17). И с этим утверждением нельзя не согласиться.

Поскольку проведенное экспериментальное исследование базируется на квазиспонтанных высказываниях носителей нормативного британского варианта английского языка, представляется вполне естественным подробнее остановиться на характерных чертах спонтанной и квазиспонтанной речи. Одновременность создания внутренней программы речи, выбора лексических средств и их коррекция естественно отражается в таких чертах спонтанного высказывания, как лексическая и семантическая повторяемость элементов, структурная и смысловая незавершенность, прерванность, самоперебивание, уточнение, разъяснение и дополнение сказанного ранее, хезитационная паузация, нарушение связности элементов (Девкин 1973; Гальперин 1977; Laver 1979 и др.). Однако нельзя сказать, что спонтанность и некое программирование – это взаимоисключающие вещи. Внутреннее программирование в некоторой степени присутствует при любом речепорождении, и здесь можно говорить о спонтанности, как о единовременном лексико-грамматическом развертывании внутренней программы в той или иной форме.

Спонтанность является наиболее явной отличительной чертой разговорной речи, подчеркивает реальность звучащей речи здесь и сейчас, а также отсутствие времени на обдумывание, что присуще литературному языку и письменной речи. Некоторые ученые отмечают непосредственное участие коммуникантов в акте коммуникации как признак спонтанности высказывания и  считают, что этот признак исключает письменную форму речи из-за характерного для нее временного разрыва и опосредованности общения (Сиротинина 1983).

Особенности спонтанной речи отражаются на всех уровнях языка: лексическом, грамматическом и фонетическом. Специфика фонетических свойств спонтанной речи заключается в большой вариативности. Более широкая по сравнению с кодифицированным литературным языком вариативность звуковых единиц спонтанной речи приводит к некоторым отличиям в функционировании, соотношении и частотности элементов ее звуковой системы. Таким образом, хотя спонтанная речь и не имеет особых фонем, вся система фонем в спонтанной речи приобретает определенные особенности. Спонтанная речь имеет свою норму и свои закономерности, которые в настоящее время активно изучаются лингвистами всех направлений.

Одной из гипотез нашего исследования было предположение о том, что в квазиспонтанных высказываниях (разновидности спонтанной речи, как правило, служащей экспериментальным материалом экспериментально-фонетических исследований на данном этапе развития науки и техники) должны проявиться следующие произносительные тенденции: особая реализация (оглушение) звонких взрывных в некоторых фонетических контекстах, а также вариативность звуковых оболочек высокочастотных слов (прежде всего, служебных), образующих «супер-ядро» языковой системы.

Вторая глава «Материал и методика проведения экспериментально-фонетического исследования» описывает принципы отбора экспериментального материала, методику проведения аудиторского и акустического видов анализа.

Основной целью экспериментального исследования звонких смычных согласных была проверка выводов, сделанных на основании теоретического исследования проблемы, а также подтверждение или опровержение гипотезы о существовании в британской произносительной норме тенденции к оглушению звонких смычных согласных в различных фонетических контекстах (полнозначные и служебные слова).

Исследуемый материал был подобран в соответствии с поставленными задачами. Общая длительность исследуемого материала -большого корпуса исследования – составила более 1,5 часов, длительность малого корпуса исследования составила 45 минут. Произношение всех дикторов было охарактеризовано самими дикторами и аудиторами как произношение, соответствующее британскому произносительному стандарту (RP). Экспериментальный материал был записан в исполнении девяти дикторов-англичан разных возрастных категорий (n=9чел). В качестве дикторов выступали лица только мужского пола. Наш выбор обусловлен тем, что мужские голоса принято считать вполне информативными с точки зрения произносительных тенденций, а также тем фактом, что при проведении аудиторского и акустического типов анализа запись мужского голоса можно более непротиворечиво интерпретировать, в связи с тем, что мужские голоса, как правило, лучше воспринимаются (средние значения формант мужского голоса примерно на 17% ниже средних значений формант женского голоса).  Женские голоса не были включены в состав дикторов для сохранения однородности показателей.

Все дикторы являются жителями юго-восточной части Англии (то есть владеют стандартным произношением), принадлежат к среднему классу и либо получают (дикторы младшей возрастной группы: 20-25 лет), либо имеют высшее образование (дикторы средней возрастной группы: 26-40 лет и дикторы старшей возрастной группы: 45-60 лет).

Отбор материала для узкого корпуса исследования  (с целью предъявления его аудиторам и для акустического анализа) осуществлялся с учетом фонетических позиций, определяющих качественную и количественную модификации собственного независимого качества и количества фонемы. Такими позициями являются: порядковое положение в слове (инициальная, медиальная, финальная позиции) и положение в акцентно-ритмической структуре слова (ударное/безударное) (Бондарко1965).

С учетом вышеперечисленных значимых для качества и количества фонемы контекстов, мы получили следующую картину фонетических позиций, релевантных для проявления эффекта оглушения звонких взрывных согласных:

  • Знаменательные слова:
  • ударная позиция (in a little boat club; with my daughter in a little boat; chance to go to Moscow);
  • безударная позиция:

     а) интервокальная позиция (Robin Hood lived; а gold medal; some years ago);

б) позиция перед сонантом или звонким согласным (quite understandable because; absolutely magnificent; sailing reminds me);

  • абсолютный исход слова (to a village pub; really-really good);
  • позиция после глухого согласного (English beer);
  •  позиция перед глухим согласным (Robin Hood came);
  • позиция после сонанта или звонкого согласного (just outside London; very pleased to see).
  • Предлоги и служебные слова?:
  • позиция перед гласным (regatta, because they; Trafalgar Square and

all this);

  • интервокальная позиция (I’m gonna talk about sports; play cricket

against your local village team);

  • позиция перед глухим согласным (simply would have gone);
  • позиция после глухого согласного (to expect before we came);
  • позиция перед сонантом или звонким согласным (I would not agree);
  • позиция после сонанта или звонкого согласного (slow and bulky and heavy).

Малый исследовательский корпус в старшей возрастной группе составил  394 реализации в полнозначных словах и 134 в служебных словах, в средней возрастной группе – 418 и 136, в младшей возрастной группе – 432 и 144 соответственно. Таким образом, аудиторскому анализу подверглись 1244 реализации исследуемых согласных в полнозначных словах и 414 реализаций исследуемых согласных в служебных словах в шести различных фонетических позициях. В качестве аудиторов были привлечены преподаватели кафедры фонетики английского языка МГЛУ (1 преподаватель, 1 аспирант кафедры фонетики английского языка, автор исследования).

Цель проведения аудиторского эксперимента состояла в получении подробных   данных    об   особенностях   каждой    из    рассматриваемых реализаций звонких смычных с точки зрения наличия/отсутствия при их произнесении голоса. Для этого квазиспонтанные высказывания сначала _______________________________

?Предлоги и служебные слова рассматривались только в безударной позиции, поскольку для данной категории слов это наиболее характерная форма реализации в речи.

предъявлялись информантам в полном виде (для ознакомления с тембром голоса, манерой говорения, темпом речи и типом произнесения),  затем – слова со звонкими взрывными в непосредственном фонетическом окружении (требуемое количество раз).

Аудиторам было предложено с помощью условных обозначений, принятых на кафедре прикладной и экспериментальной лингвистики МГЛУ, описать каждый из предъявленных вариантов звонких смычных как звонкий, частично оглушенный или глухой вариант произнесения. Сведения, полученные в результате расшифровки записей аудиторов, были обобщены и систематизированы.

Предполагалось, что обширный корпус исследования, полученный от дикторов трех возрастных групп (n=9), должен был обеспечить достаточную надежность полученных данных. Тем не менее, для верификации результатов аудиторского анализа нами был также проведен акустический анализ исследуемых согласных.

Исследование экспериментального материала проводилось на базе сравнительного аудиторского и акустического типов анализа с применением аппаратно-программного комплекса, включающего в себя ноутбук HP Omnibook 6000 с процессором Intel Pentium 3, динамический микрофон и компьютерные программы: Steinberg.Wavelab.v.4.Og-ArCTIC и MultySpeech. Программа Steinberg.Wavelab.v.4. Og-ArCTIC использовалась для преобразования электромагнитных волн звучащей речи в цифровой вид и записи оцифрованных речевых отрезков на жесткий диск компьютера. Программа MultySpeech была использована при проведении электроакустического анализа экспериментального материала.

Цель данного типа исследования звонких смычных состояла в выделении принципов изменения качественно-количественного комплекса /b/, /d/, /g/ в целом и  отдельных фаз артикуляции этих согласных в зависимости от фонетического контекста. Также интерес представляло сопоставление данных аудиторского и акустического видов анализа и как результат  – установление факторов, определяющих восприятие звонких взрывных как звонких, частично оглушенных, либо глухих вариантов.

При проведении акустического анализа мы опирались на  осциллографические и формантные представления звучащей речи, а также на показания кривой интенсивности. Сегментация речевого сигнала проводилась по осциллограмме на основе визуального   и   слухового   воспроизведения   речевого   сигнала. Абсолютная длительность замерялась по отметчику времени на осциллограмме.

При установлении длительности фаз артикуляции смычных согласных рассматривался некоторый период отсутствия сигнала (ровная линия),  взрыв (раскрытие смычки – область усиления) и голосовой участок (начало квазипериодических колебаний).

Таким образом, в области нашего исследования фигурировали следующие переменные и их соотношения: интенсивность, частота голоса, длительность звука, длительность смычки (фрагмент №1), длительность фрагмента после раскрытия смычки (голосовой участок – фрагмент №2), качество фрагмента №2 (наличие/отсутствие квазипериодических колебаний)  и соотношение длительностей фрагментов №1 и №2.

Третья глава «Экспериментально-фонетическое исследование степени звонкости звонких взрывных в британском варианте английского языка» посвящена интерпретации результатов аудиторского и акустического видов анализа.

При проведении аудиторского эксперимента реализации интересующих нас согласных (/b/, /d/, /g/) были проанализированы на предмет оглушения как внутри слова, так и на стыке слов, при условии, что эти слова входили в одну ритмическую группу, то есть, между ними не было физической или воспринимаемой  (психологической) паузы. Проведенное нами исследование степени звонкости /b/, /d/, /g/ в различном фонетическом окружении показало, что позициями наименьшего различения звонких взрывных согласных со своими глухими коррелятами во всех трех возрастных группах являются:

а) для знаменательных слов: позиция абсолютного исхода слова (I’ve heard, that the reputation of MGLU is very good); после глухого согласного (it didn’t disappoint me) и  перед глухим согласным (album called «Sailing to Philadelphia»);

б) для служебных слов: позиции перед глухим согласным (people had formed in the days) и после глухого согласного (do sports but probably).

Отметим при этом, что дикторы разных групп обнаружили некоторые, хотя и незначительные, различия в реализации голосовой составляющей каждого из исследуемых компонентов. Подобное положение объясняется тем, что дикторы относятся к разным возрастным категориям: младшей (наиболее восприимчивой к новым тенденциям   в произношении), средней (более устойчивой, но, тем не менее, достаточно мобильной) и старшей (наиболее консервативной) группам. Отметим однако и то, что в реализациях звонких взрывных согласных дикторами всех возрастных групп наблюдается очевидное сходство, что и подтвердили оценки аудиторов.

В проанализированных контекстах, содержащих знаменательные слова, смычные взрывные по степени оглушения распределяются одинаково: наиболее часто дикторы всех возрастных групп используют оглушенный вариант согласного /g/, за ним следует – /d/, а согласный /b/ завершает этот ряд. Степень звонкости звонких взрывных в знаменательных словах увеличивается от положения абсолютного исхода слова перед паузой к интервокальному положению.

Сравнительный анализ степени звонкости английских смычных согласных в служебных словах позволил сделать следующие выводы. Во-первых, показатели по степени оглушения позиционных вариантов каждой из исследуемых фонем в служебных словах были близки во всех возрастных группах. Во-вторых, сопоставление данных по различным фонетическим позициям указывает на то, что степень звонкости звонких взрывных в служебных словах увеличивается в том же направлении, что и в знаменательных словах: от положения перед глухими/после глухих согласных к интервокальному положению. Позиция перед глухим согласным и после глухого согласного в знаменательных словах в процентном отношении является второй позицией по степени оглушения после позиции абсолютного исхода перед паузой. Поскольку /b, d, g/ в положении абсолютного исхода перед паузой   в служебных словах не встречаются, мы пришли к выводу о том, что степень звонкости английских звонких взрывных согласных в знаменательных и служебных словах увеличивается в одном и том же направлении. В-третьих, показатели оглушенности звонких смычных /b/, /d/ и /g/ в служебных словах в среднем на 15-20% выше, чем в знаменательных словах.

Формантный анализ звонких смычных согласных показал, что уровень интенсивности голосовой составляющей (участки усиления до 18Дб), как правило, ниже уровня интенсивности шумовой составляющей звонких взрывных согласных (участки усиления до 26Дб), что можно считать причиной того, что на перцептивном уровне мы воспринимаем звонкий смычный согласный либо как частично оглушенный, либо как глухой.

Указанные выше показатели  коррелируют  с  характером  шумовой составляющей каждого из звонких смычных: губно-губной /b/ характеризуется наиболее слабыми и краткими шумовыми составляющими и, соответственно,  более высокими голосовыми показателями; более сильные и несколько более длительные шумовые составляющие у альвеолярного /d/ и, наконец, самый длительный шум у заднеязычного /g/.

Сопоставление результатов исследования длительности голосовых и шумовых составляющих звонких смычных в различных фонетических контекстах с данными аудиторского анализа позволил сделать следующие выводы. Во-первых, в подавляющем большинстве фонетических реализаций, которые аудиторы оценили как частично оглушенные либо глухие аллофоны звонких смычных, длительность шумовой составляющей исследуемой фонемы в 1,5-2 раза превосходила длительность её голосовой составляющей.

Во-вторых, длительность самогo звонкого взрывного не является определяющим фактором при восприятии реализаций этого согласного как частично оглушенных либо глухих; главную роль играют количественные характеристики не всего звука, а отдельных фаз его артикуляции (его голосовой и шумовой составляющих), а также  соотношение длительностей и качества этих сегментов.

В-третьих, сопоставление данных по различным фонетическим позициям указывает на то, что аллофоническое варьирование длительности звонкого смычного увеличивается от интервокального положения до положения абсолютного исхода в знаменательных словах и от интервокального положения до положения перед глухим согласным и после глухого согласного в служебных словах.

Анализ длительности сегмента рекурсии (шумового сегмента) согласных фонем /b/, /d/, /g/ указывает на то, что аллофоническое варьирование данного участка артикуляции также имеет тенденцию к увеличению от интервокального положения к позиции абсолютного исхода в знаменательных словах и от интервокального положения к позиции перед глухим согласным/после глухого согласного в служебных словах. Последнее подтверждает наше предположение о влиянии отношения длительности шумового и голосового сегментов звонкого взрывного на его восприятие как звонкого, частично оглушенного или глухого согласного.

Анализ реализаций звонких смычных согласных в инициальной позиции под ударением показал достаточно высокий процент частично и полностью оглушенных аллофонов звонких смычных, что свидетельствует о том, что здесь оглушенность исследуемых согласных проявляется как сущностная, внутренняя характеристика самог? согласного, поскольку в данной позиции контекст мало, либо практически не влияет на качество  произнесения, а коартикуляционные моменты сведены к минимуму. В терминах фонологии подобные характеристики, как правило, определяются как дифференциальный признак, следовательно, фонологическая оппозиция /p/, /t/, /k/ vs /b/, /d/, /g/  «по участию голоса» предположительно может иметь вид: глухой (для/ p/, /t/, /k/) vs частично оглушенный (для /b/, /d/, /g/) или: глухой (для/ p/, /t/, /k/) vs полностью оглушенный (для /b/, /d/, /g/).

Думается, что в плане обучения студентов безакцентному английскому произношению следует обращать внимание на такие особенности артикуляции звонких взрывных, как относительная слабость артикуляции звонких смычных во всех фонетических контекстах в спонтанно продуцируемой речи, наличие оглушения в инициальной и финальной позициях в слове, перед глухими согласными и после глухих согласных, между звонкими фонемами. При постановке английского произношения в учебной ситуации мы, тем не менее,  рекомендовали бы ориентироваться на частичную оглушенность звонких взрывных согласных.

Для создания более объемного образа звонких смычных, наряду с вышеперечисленными фактуальными характеристиками, мы рекомендуем обращаться к правому полушарию учащихся, описывая звонкие смычные как «деликатные», «краткие» звонкие согласные с «потенциальным наличием голоса».

Что касается дальнейшего изучения вопроса, то перспективным представляется исследование подкласса звонких взрывных согласных в родственных английскому языку языках германской группы на предмет подтверждения тенденции к коллективному изменению в данной подсистеме консонантизма.

                                                         ***

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Нугаманова З.А. К вопросу о степени звонкости английских шумных согласных в различных фонетических контекстах. Статья. // Вестник МГЛУ. Вып. 507. – МГЛУ. М., 2005. – 0,7 п.л.

2. Нугаманова З.А. Влияние фонетического контекста на степень звонкости звонких взрывных согласных. Статья. // Тетради Международного университета в Москве. Вып. 6. – МУМ. М., 2006. – 0,7 п.л.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.