WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Лексическая номинация на базе малых словообразовательных моделей в современном в английском языке

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

 

АНТОНОВА Марина Борисовна

 

 

ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ НА БАЗЕ МАЛЫХ

СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ МОДЕЛЕЙ В СОВРЕМЕННОМ

АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

 

 

Специальность 10.02.04 – германские языки

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Москва – 2006

Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению лексической номинации в современном английском языке, осуществляемой на базе малых словообразовательных моделей.

Под термином «малая словообразовательная форма», предложенным Е.С. Кубряковой, понимаются модели, имеющие низкую частотность употребления и охватывающие небольшие группы слов. Дискурсивные возможности подобных моделей находятся в зависимости от ограниченного круга производящих основ, используемых для создания дериватов, и от коннотативных характеристик модели (Кубрякова 1991).

Объектом для исследования послужили производные слова с суффиксами -ee, -ster; -ie/-y1, -ie/-y2 (обозначающие лицо); -nik1, -nik2, -a(о)holic, -phile, -gate; за принцип отбора был взят показатель частотности употребления каждого деривата конкретной модели, являющийся отличительной особенностью малых моделей. Частотность устанавливалась по авторитетным словарям частотности, а именно: Computational Analysis of Present-Day American English (1967), Word Frequency Book (1971), Word Frequencies in British and American English (1986).

Предметом настоящего исследования являются номинативные способности малых словообразовательных моделей.

Актуальность данной работы определяется важностью изучения номинативных процессов, протекающих на современном этапе развития языков. Выявление малых форм в английской словообразовательной системе позволяет лучше охарактеризовать особенности и закономерности их эволюции, а также установить, в именовании каких ментальных пространств они участвуют. В связи с утверждением когнитивно-дискурсивной парадигмы знания в лингвистике (термин Е.С. Кубряковой) изменился взгляд на многие явления и категории языка, в том числе получила новое освещение основная единица исследования в словообразовании – производное слово. Однако такой феномен, как малые словообразовательные модели, в когнитивном аспекте пока недостаточно изучен, поэтому обращение к анализу указанных языковых форм представляется актуальным.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые:

– обоснован принцип отнесения словообразовательной модели к разряду малых;

– выявлены малые формы в английской словообразовательной системе;

– проведен когнитивный анализ дериватов малых моделей;

– определены типы идеальных когнитивных моделей (ИКМ), по которым создаются дериваты, относящиеся к разряду малых словообразовательных форм;

– установлены концептуальные основания (метонимические и метафорические) построения производных слов малых словообразовательных моделей.

Целью работы является установление номинативно-когнитивных оснований образования дериватов на базе малых словообразовательных моделей. В соответствии с целью ставятся следующие задачи:

1) выделить малые модели из словообразовательных моделей современного английского языка;

2) установить изменения, которые претерпело словообразовательное значение каждой рассматриваемой модели за время ее функционирования в языке;

3) провести когнитивный анализ дериватов малых словообразовательных моделей и определить их пропозициональные структуры;

4) определить типы идеальных когнитивных моделей, по которым создаются дериваты, относящиеся к разряду малых словообразовательных форм;

5) установить концептуальные основания (метонимические или метафорические) построения производных слов малых словообразовательных моделей.

Теоретическая значимость исследования заключается в рассмотрении словообразовательных моделей как прототипических категорий, организованных вокруг некоего ядра (слова/слов, являющихся исторически первыми зарегистрированными единицами данной модели). В результате проведенного анализа были установлены предпосылки образования новых прототипических ядер и выделены две причины их возникновения, что позволило проследить, как язык, располагая ограниченным набором словообразовательных средств, оперирует ими для ословливания бесконечного множества и разнообразия денотатов. Кроме того, были выявлены и описаны виды идеальных когнитивных моделей, на основании которых организованы концептуальные структуры дериватов малых словообразовательных моделей. Использование метода фреймового анализа для определения концептуальных оснований формирования производных слов будет способствовать дальнейшей разработке вопроса об особенностях когнитивного моделирования в словообразовании.

Практическая значимость настоящей диссертации заключается в том, что полученные данные о типах мотивирующих основ, словообразовательном значении, продуктивности и активности, новых номинативных способностях малых моделей могут быть использованы при создании толковых словарей английского языка и лингвистических справочников, а также могут применяться в курсах лекций по лексикологии и словообразованию современного английского языка и на практических занятиях по языку.

Отбор материала проводился на основе статистических данных, содержащихся в указанных выше словарях частотности, корпус которых составляет 7 млн. слов. В итоге были выделены словообразовательные модели, дериваты которых определяются словарями либо как hapax legomenon, то есть слово, зафиксированное во всем корпусе словаря только один раз, либо отмечены частотностью, не превышающей 10 на 1 000 000 слов для исходной формы единственного числа. Затем путем сплошной выборки из толковых словарей и словарей неологизмов были выписаны все дериваты, относящиеся к выделенным моделям. Выборка слов, рассматриваемых в настоящей работе как суффиксальные дериваты малых словообразовательных моделей, составила 494 единицы.

Исходя из результатов исследования, на защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

1. Денотативные способности многих продуктивных малых словообразовательных моделей с течением времени постепенно расширяются в большей или меньшей степени, а именно: модели либо начинают использоваться для создания номинаций в принципиально новых для них концептуальных категориях одушевленности/ неодушевленности, либо развивают способность обозначать денотаты других субкатегорий внутри одной категории.

2. В силу того, что в основе дериватов малых словообразовательных моделей лежат пропозициональные структуры и семантические отношения в пропозиции указывают на глубинную падежную роль первого аргумента, правомерно говорить о том, что могут появиться дериваты с отличными от прототипических для данных моделей падежными значениями.

3. Многие изменения в словообразовательном значении и наборе концептуальных структур, подведенных под обозначение дериватами малых словообразовательных моделей, имеют предпосылки, которые латентно присутствовали в прототипах моделей.

4. Значительные изменения также могут происходить в сочетаемостных возможностях деривационных формантов малых словообразовательных моделей, и в словообразовательных рядах возникают дериваты, отличающиеся новыми морфемными композициями.

5. Возникшее разнообразие мотивирующих основ приводит к тому, что значительные изменения претерпевают и дискурсивные характеристики данных моделей.

Апробация работы. Основные положения работы были изложены в докладе на конференции, посвященной 100-летию со дня рождения И.Р. Гальперина, «Стилистика и теория языковой коммуникации» (2005) и нашли отражение в трех публикациях (2005, 2006).

Цель и задачи исследования определили структуру диссертации, которая состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и списка словарей.

Во введении обосновывается выбор темы, новизна и актуальность проведенного исследования, формулируются его цель и задачи, описываются процедура отбора материала и методы его анализа.

В первой главе содержится изложение теоретических предпосылок изучения малых словообразовательных моделей современного английского языка, приводятся различные точки зрения по вопросу об активности и продуктивности словообразовательного суффикса и модели. Наряду с этим уделяется внимание роли аналогии в построении дериватов малых словообразовательных моделей и приводится когнитивная анкета, в соответствии с которой анализируются отобранные модели.

Вторая глава посвящена рассмотрению особенностей формирования и эволюции словообразовательного значения у дериватов, образованных на базе малых словообразовательных моделей. Также на основании формулы, выведенной И. Плагом, в процентном выражении устанавливается относительная продуктивность каждой из рассматриваемых моделей.

В третьей главе проводится когнитивный анализ малых словообразовательных моделей: определяются пропозициональные структуры дериватов и падежные роли первых аргументов пропозиций; выявляются концептуальные основания построения именования; устанавливаются виды идеальных когнитивных моделей, представленные в каждой малой форме.

В заключении подводятся итоги исследования и намечаются перспективы дальнейшей разработки данной темы.

Содержание работы.

Словообразовательные суффиксы английского языка, включенные в настоящее исследование, являются живыми, то есть вычленимыми из морфемного состава дериватов. В настоящей диссертации принимается точка зрения, согласно которой продуктивность понимается как способность словообразовательного аффикса или модели использоваться синхронически для создания новых лексических единиц, однозначно и естественно понимаемых данным языковым коллективом (Ю.С. Маслов, И.С. Улуханов, П.В. Царев, В. Адамс, Л. Бауэр, И. Плаг). В силу отсутствия общепринятых критериев отнесения деривационной модели или аффикса к высоко-, средне- или малопродуктивным, остается неясным, сколько слов считать минимально достаточным и максимально предельным для каждой степени продуктивности. Думается, что наиболее объективным является установление относительной степени продуктивности, например, для тождественных по значению аффиксов, а не построение шкалы продуктивности для всех аффиксов, наличествующих в языке. По нашему мнению, опираясь на вышеприведенную трактовку продуктивности, оценить, насколько реализована ее способность к образованию неологизмов, правомерно в рамках только одной модели. Для этого необходимо применить формулу, предложенную И. Плагом, которая определяет относительную степень продуктивности как отношение количества неологизмов к общему числу дериватов в словообразовательном ряду. При этом к неологизмам относятся не только конвенциональные, но и неконвенциональные единицы, возникшие в ХХ веке и зарегистрированные в качестве инноваций в различных словарях новых слов:

P=naff : Naff

Модель

    Количество

неологизмов,   созданных в ХХ в.  

naff

        Общее             количество слов 

модели

Naff

Относительная степень продуктивности модели    

Р

       -ее

          127

         166   

              76,5%

      -ster

          20

           75

             27,4%

      -ie/y

          50

           50

            100%

   -a(о)holic

          26

           26

            100%

      -phile

          16

           21

            76 %

      -gate

          48

           48

           100%

      -nik1                                             

          44

           44

           100%

     -nik2                                              

          51

           51

           100%

К моделям с суффиксом -ie/y1 относятся наименования лица типа foodie, techie; с суффиксом -ie/y2 – Okie и yippie. Модель с суффиксом -nik1 включает обозначения лица типа beatnik, limpnik, с суффиксом -nik2 – неодушевленные существительные beepnik, dognik, oopsnik и подобные.

Из приведенных в таблице данных явствует, что анализируемые модели обладают высокой степенью продуктивности, несмотря на то, что их словообразовательные ряды содержат – по сравнению с другими моделями, например, с суффиксом -еr – небольшое количество единиц: число дериватов даже с таким «старым» суффиксом, как -ster, составляет всего 75 единиц, зафиксированных с 1362 года до наших дней.

Последние сведения, содержащиеся в электронном словаре неологизмов 1994–2003 г.г., подтверждают продуктивность и активность всех малых деривационных моделей, за исключением моделей с суффиксами -nik1,2 и -ster. К сожалению, в теории словообразования не существует общепризнанного срока неактивности модели, который вынудил бы констатировать ее переход в разряд непродуктивных, то есть неспособных порождать неологизмы. Примечательно, что Л. Бауэр в 1983 году охарактеризовал суффикс -nik как непродуктивный, даже мертвый, на основании того факта, что с 1970 года суффикс не использовался для создания инноваций. Если считать период в 10 лет достаточным для характеристики продуктивности модели, то можно говорить о непродуктивности, об утрате способности суффикса -ster участвовать в образовании новых лексических единиц. Представляется вполне обоснованным предположить, что модели с суффиксом -ster свойственна переменчивость такого качества, как продуктивность, именно поэтому показатель относительной степени продуктивности низок.

Огромное значение в механизмах словообразования имеет аналогия. Самым благоприятным условием для создания аналогических единиц является наличие деривационной модели, обладающей четкой семантикой, но это далеко не единственный путь пополнения лексического состава, в частности, в языке всегда существует возможность образовать совершенно новую структуру, и характерной чертой современной словообразовательной системы английского языка является тенденция создания нескольких слов, копирующих по принципу аналогии форму и значение только одного, взятого за образец, в результате чего и возникает так называемое «малое правило». По такому принципу аналогии в языке оформились малые модели с суффиксами -a(o)holic, -gate, -ie/y1, -nik1, -nik2.

Иногда аналогия превалирует даже над принципом экономии в языке, примером чему может служить слово conscriptее (новобранец по контракту). Хотя в языке существовало слово conscript, имевшее более экономную форму выражения, возникла трансноминация conscriptee. Думается, что это вызвано тем, что под действие аналогии подпал весь тематический ряд существительных, которые обозначают призывников срочной службы либо новобранцев по контракту: draftee, enlistee, inductee, selectee (эвфемизм вместо draftee). Прототипом в данной группе слов является слово draftee. Сейчас равно употребляются оба слова – и conscript, и conscriptee, являясь полными синонимами.

Отличие производных слов от простых, непроизводных состоит не только в более сложной внешней структуре, но оно также лежит и в когнитивной плоскости, в способе передачи структур знания. Когнитивный анализ дериватов исследуемых моделей проводится на основании единой когнитивной анкеты, разработанной Е.С. Кубряковой (Кубрякова 1994), и впервые примененной Е.М. Поздняковой для исследования дериватов категории имени деятеля (Позднякова 1999). Эта анкета состоит из трех последовательных этапов изучения производных слов.

1. Установление количества общих категориальных значений, которые могут быть подведены под структуру одного знака.

Согласно одному из основных положений теории словообразования, производное слово не может иметь менее двух категориальных значений, что естественно вытекает из бинарности, расчлененности морфологической структуры производного слова.

2. Определение концептов, соответствующих установленным категориальным значениям.

Целью данного этапа анализа является определение того, какую когнитивную информацию содержат формальные части деривата, каким концептам соответствуют ономасиологический базис и признак, выраженные на языковом уровне суффиксом и мотивирующей основой.

3. Определение отношений между концептами и направления этих отношений.

В когнитологии семантической базой для формирования деривата считается пропозиция, поэтому в результате построения пропозиции дериватов устанавливаются ее аргументы и связывающая их функция, или предикат. Так как во внешней структуре деривата эксплицитно представлены только два компонента пропозиции, третий член подлежит восстановлению в ходе анализа.

Помимо указанных этапов когнитивного анализа дериватов нам представляется логичным добавить к настоящей анкете еще один пункт:

4. Определение падежной роли аргументов пропозиции.

Аргументы пропозиции любого деривата наделены своими падежными ролями, которые возможно выявить в соответствии с принципами падежной грамматики.

В целях определения пропозициональных структур дериватов и не выраженных на языковом уровне членов пропозиции проводится синхронная реконструкция словообразовательного акта, предложенная Е.С. Кубряковой (1976). Если слово обладает идиоматичным или частично лексикализованным значением и воссоздать словообразовательный процесс не представляется возможным, применяется фреймовый анализ. Также для восстановления аргументов и сирконстантов используется метод инференции, то есть семантического вывода. Например, существительное с частично лексикализованным значением gongster в Британском варианте английского языка обозначает регулировщика уличного движения. На уровне словообразовательного значения мы понимаем, что данное слово обозначает кого-то или что-то, имеющее отношение к предмету, обозначенному мотивирующей основой, но характер этого отношения не ясен: то ли идет речь о владении, то ли об изготовлении, то ли об использовании и т.п. Для правильного построения фрейма слова необходима экстралингвистическая компетенция, поскольку фрейм – это модель культурно-обусловленного, канонизированного знания. Словом gong в разговорном языке называется медаль или украшение в виде медали, а на форме регулировщика есть жетон. Фокусировка фрейма происходит на детали одежды: оne who has/wears a gong on his shirt. Слот фрейма от концепта «have, wear» дает нам расширение концептуального наполнения, что помогает представить фрейм полностью: оne who has/wears a gong on his shirt, because it indicates that he works as a traffic warden/deals with the traffic regulation. Таким образом, опираясь на фреймовый анализ деривата, формулируем словообразовательное значение: a person who deаls with/ works as, и восстанавливаем пропозицию: gongster – a person who works as a traffic warden.

Исследование показало, что идиоматичной семантикой обладают некоторые метонимические именования, метафоры и заимствованные слова.

В таблице на страницах 14-15 приведены результаты исследования дериватов, созданных на базе малой словообразовательной модели с суффиксом -ster.

Одним из ключевых понятий данного исследования является понятие прототипической категории. Для каждой малой словообразовательной модели выявлялось первое исторически зафиксированное слово/слова и таким образом определялось прототипическое словообразовательное значение модели. Затем в словообразовательном ряду определялись дериваты, сформировавшие прототипическое ядро модели, и дериваты, имеющие так называемое «частное словообразовательное значение» и, соответственно, вошедшие в новое ядро. Проведенный когнитивный анализ показал, что даже словообразовательные категории моделей, отличающихся чрезвычайно коротким сроком существования в английском языке (-gate, -ie/y1, -ie/y2) сформированы вокруг нескольких ядер, что свидетельствует о свойстве языка широко использовать имеющиеся словообразовательные средства для обозначения бесконечного множества денотатов окружающего мира.

В ходе исследования было установлено, что обособление новых прототипических ядер и соответственно новых словообразовательных значений могло иметь латентные предпосылки в концептуальной структуре первых дериватов модели. Например, в модели с суффиксом -ее наряду с прототипическим деривационным значением пациенса действия, развилось и прямо противоположное агентивное значение, иначе говоря, появились дериваты, в пропозиции которых первый аргумент выполняет прототипическую падежную роль «агенс», то есть отличается такими признаками, как одушевленность, волеизъявление, каузация события, целеполагание, контроль. В результате изучения пропозиций было определено, что в модели с суффиксом -ее изначально присутствовали пропозициональные структуры, включающие первый аргумент не только с падежным значением пациенса, но и со значениями экспериенцера и бенефактива, которые в силу

кластерной природы глубинных падежей являются разновидностями агенса, так как обладают одной/двумя характерными чертами прототипического агенса: экспериенцер обладает признаком «контроль», а бенефактив – признаками «каузация», «контроль». Поскольку в падежной грамматике существует несколько трактовок значения бенефактива, надо указать, что в настоящем исследовании бенефактивность понимается как семантический падеж, указывающий лицо, владеющее объектом или теряющее/приобретающее объект при передаче, и выделяются виды бенефицианта, предложенные Р. Джекендоффом.

Учитывая степень вовлеченности денотата в действие, мы полагаем, что ряд дериватов словообразовательной модели –ее является неоднородным.  В результате анализа нами были выделены несколько групп дериватов с разными падежными значениями. Поскольку структуры знания, подведенные под обозначение данными дериватами, образуют цепочку эпизодов, разворачивающихся в определенной временной  последовательности, их можно считать сценарием, или скриптом. Сценарий каждого деривата начинает развиваться с некоего действия, каузирующего последующие события, и первоначальная падежная роль денотата определялась относительно этого действия, что отражено в формуле, где А обозначает агенс, а П – пациенс действия.

Группа 1: прототипический ПАЦИЕНС (amputee, congratulee). Производящая основа –  транзитивные глаголы. Группа 2: прототипический АГЕНС (аbsentee, bargainee, conferee, escapee, retiree, standee). Производящая основа– нетранзитивные глаголы и существительные (beateree).

Группа 3: П+A (employee, interviewee, quizee, trainee, vendee). Очевидно, что лицо выказывает свою волю, добровольно «подвергаясь» воздействию другого участника ситуации,  инициирует его последующие действия. Оба участника ситуации попеременно выступают то в роли агенса, то в роли пациенса, выполняя, следовательно, гибридные роли. Сценарии всех слов данной подгруппы содержат концепты МЕСТО и КОНТРОЛЬ действий денотата.

Группа 4: П>А (refugee). Существительное refugee традиционно, несмотря на происхождение от французского пассивного причастия, квалифицировалось лингвистами как агенс действия, но, в отличие от дериватов группы АГЕНС, оно имеет в своей концептуальной структуре концепт «принуждение», то есть действие лица – бегство – каузируется извне, что является несомненным признаком пациенса. На наш взгляд, падежная роль первого аргумента пропозиции существительного refugee должна рассматриваться как гибридная роль.

Группа 5: ПАССИВНЫЙ БЕНЕФАКТИВ (holdupee, pickpocketee). Данная падежная роль репрезентирует факт потери лицом некоего объекта в результате внешнего воздействия.

Группа 6: ПАССИВНЫЙ БЕНЕФАКТИВ. Смена ролей: П>A  (assignee, committee, depositee, donee (law), enlistee, feoffee, inductee). К этой группе относятся исторические прототипы модели: feoffee 1411 a person to whom feoffment is made и assignee 1467 a person to whom a right or liability is legally transferred. Отправной точкой сценария дериватов данной группы является официальное наделение лица некими правами или обязанностями, что может быть отражено в словарной дефиниции, то есть денотат оказывается в роли неагентивного участника при передаче собственности, или в сценарии подобной ситуации обязательно есть концепт ОБЪЕКТ ПЕРЕДАЧИ (land, money, power).

Группа 7: ПАССИВНЫЙ БЕНЕФАКТИВ. Смена ролей: П>A>A/П (debtee,  mortgagee, obligeе, pawnee, pledgee). В сценарии дериватов mortgagee, pawnee, pledgee присутствуют два разных концепта ОБЪЕКТ ПЕРЕДАЧИ (property/money) и три концепта ОПЕРАЦИЯ ПЕРЕДАЧИ: лицу передается заклад (property), лицо дает деньги в долг (money), лицу возвращают долг (money). Сценарии слов debtee и obligeе включают только один объект передачи (money) и, следовательно, отсутствует операция передачи заклада. Отправной точкой сценария является либо просьба, обращенная к денотату (debtee,  obligeе), либо передача заклада денотату (mortgagee, pawnee, pledgee). И в том, и в другом случае  роль лица характеризуется как пассивный бенефициант, но затем лицо выдает денежную ссуду и, таким образом, становится агенсом.   Завершающим эпизодом становится возвращение долга, и в зависимости от того, каузировало лицо возвращение долга или нет, оно выступает в роли активного или пассивного бенефицианта: П>А>A/П. Можно назвать следующие признаки агенса у дериватов данной группы: волеизъявление, целеполагание, контроль.

Группа 8: АКТИВНЫЙ БЕНЕФАКТИВ. Смена ролей: А>П>А (grantee, lessee, nominee, parolee, patentee, pollee). Сценарий слов рассматриваемой группы состоит из трех эпизодов: лицо стремится приобрести некие права, для чего предпринимает ряд действий, каузируя ситуацию наделения правами (агенс), получает права (пациенс), а затем использует полученные права (агенс): А>П>А. Следовательно, для дериватов этой группы типичны такие признаки агенса, как целеполагание, волеизъявление и каузация события.

Группа 9: ЭКСПЕРИЕНЦЕР. Совмещение ролей: Э+А (devotee). Ментальное или эмотивное действие направляется  на объект, то есть оно каузируется, и контролируется со стороны лица, обозначенного данным существительным. На основании нашего знания о том, что человек чем-то увлекается или восхищается, инферируется его активное поведение, выходящее за пределы мыслительной деятельности и реализуемое в таких физических действиях, как коллекционирование, чтение, поездки и т.п.. Следовательно, данная роль также является гибридной.

Одной из предпосылок смены падежной роли в группах  6, 7 и 8 является наличие концептов ДАВАТЬ – ПОЛУЧАТЬ в структуре знаний производящих основ. Представляется, что роль агенса ощущается и подсознательно инферируется носителями языка, именно поэтому словарные статьи дают дефиниции, исходя то из пассивной, то агентивной роли лица. Так, в Concise Oxford English Dictionary (2002) находим толкования donee, legatee в виде «a person who receives…» (a gift, a legacy). А Longman Dictionary of Contemporary English берет в качестве когнитивного основания для определения legatee пассивную роль лица: «someone who is given money or property after another person dies».

Следовательно, можно сделать вывод о том, что именно через полу-роли агенса и пациенса в категории дериватов с суффиксом -ее произошел переход к новому ядру, объединившему слова со значением прототипического АГЕНСА «тот, кто совершает действие». Это привело к изменению значения самого суффикса -ее. Дериваты группы 2 мотивированы нетранзитивными глаголами, которые не могут сочетаться с актантами – одушевленными существительными. Следовательно, присоединение  прототипического суффикса пациенса неизбежно должно было изменить характер отношений между ономасиологическим признаком и базисом, и должен был мутировать либо нетранзитивный характер глагола, либо значение деривационного форманта. На наш взгляд, произошло последнее: суффикс приобрел новое значение и стал обозначать агенса действия, в том числе не только прототипического, но и бенефицианта/экспериенцера. В теории словообразования не раз отмечалось, что развитие суффиксом прямо противоположного значения не вполне типично для словообразовательных аффиксов. Данное отклонение объясняется, на наш взгляд, именно наличием у дериватов модели комбинаторности признаков агенса и пациенса.

В ходе проведения исследования для нас особый интерес представляли слова, созданные в новейший период. Было установлено, что среди новой лексики английского языка по-прежнему преобладают дериваты с пациенсным значением (49 слов), на втором месте семантическая комбинация П+А (10 слов) и активный бенефактив (7 слов).

Что касается категории модели с суффиксом -phile, в ней образовались два новых ядра. Прототипическое ядро включало слова, обозначающие лицо (PERSON), то есть относящиеся к категории одушевленности. С течением времени денотативные способности модели распространились на всю категорию одушевленности, и сложилось второе ядро – LIVING BEING (thermophile a bacterium or other organism that grows best at higher than normal temperatures; halophile an organism that thrives in salty conditions; etc.). Представляется,  что денотаты organism, bacterium находятся на периферии категории одушевленности, непосредственно являясь «мостиком» к категории неодушевленности, и действительно, модель стала участвовать в создании дериватов, принадлежащих к этой категории (electrophile a substance that attracts electrons).

Похожим образом произошло расширение денотативных способностей модели с суффиксом -ster, ставшей активной во всей предметной области. Слова, образовавшие прототипическое ядро модели, относились к концептуальной области PERSON (seamster, dyester), затем возникло существительное, также относящееся к категории одушевленности, но совместившее функционирование в двух концептуальных областях: PERSON и ANIMAL (youngster a child or young animal).  Поскольку в когнитивном плане носители английского языка соотносят животных с категорией неодушевленности, что проявляется в использовании местоимения it для прономинализации названий животных, то кажется вполне логичным считать данный факт предпосылкой распространения модели на категорию неодушевленных денотатов: в XVIII веке появляется существительное, именующее исключительно неодушевленный денотат – roadster a ship. Следовательно, правомерно констатировать оформление третьего ядра в словообразовательной категории с суффиксом -ster THING.

Таким образом, в результате проведенного исследования были выделены две причины возникновения нового прототипического ядра в словообразовательных категориях малых моделей: 1) распространение денотативных способностей модели на категорию неодушевленности или на новые концептуальные области в пределах категории одушевленности; 2) смена падежного значения дериватов модели, обусловленная сменой падежного значения первого аргумента в пропозициональной структуре данных производных слов.

Подводя итоги когнитивного анализа, можно заключить, что модели с суффиксом -ее не свойственно участвовать в ословливании области абстрактных понятий, она активна и продуктивна для создания номинаций в понятийной категории «Человек», особенно продуктивна в таких субкатегориях, как «Бизнес» (appraisee, mergee) и «Преступление/Наказание» (blackmailee, executionee, hittee, inquisitee, muggee, shootee, slittee, slaughteree). Данные инновации возникли в 1970-80е годы ХХ века. Модели с суффиксами -ie/y1  и  -ie/y2  используются для создания номинаций в таких субкатегориях деятельности человека, как  «Профессиональная деятельность», «Увлечения», а также в концептуальных областях «Происхождение» и «Семья».

Помимо указанных выше изменений в дентативных способностях модели с суффиксом -ster произошло расширение ее функционирования в понятийной категории «Человек», и модель применяется для создания инноваций как в традиционной для нее концептуальной области «Профессиональная деятельнось», так и в новой – «Увлечения».

Относительно модели с суффиксом -a(o)holic анализ показал, что она функционирует при именовании денотатов субкатегории  деятельности человека «Увлечения», относящихся к следующим концептуальным областям: «Техника» (computerholic), «Еда» (cheesoholic, chocoholic, wheaterholic и др.), «Спорт» (golfaholic, footballaholic), «Наркотики» (hashaholic, mariholic), «Умственная деятельность» (bookaholic), «Речевая деятельность» (wordaholic), «Финансы» (crediholic), «Проведение досуга» (shoppaholic, spendaholic, workaholic),  «Секс» (sexaholic).

Что касается модели с суффиксом -phile, то она участвует в создании наименований лица только в понятийной категории «Увлечения» в разнообразных концептуальных областях, а именно: «Техника» (audiophile, technophile), «Умственная деятельность» (bibliophile), «Речевая деятельность» (logophile), «Еда» (oenophile), «Музыка» (jazzophile), «Культурология» (Anglophile, Frankophile), «Идеология» (Naziphile), «Проведение досуга» (cinephile), «Секс» (necrophile, paedophile). Кроме того дериваты данной модели используется для именования  живых существ и неодушевленных денотатов в концептуальной области «Условия существования» (halophile).

В силу принципа гомогенности для обозначения одной и той же структуры знания могут применяться конкурирующие модели, то есть обладающие  тождественным или близким значением; некоторые малые словообразовательные формы также являются синонимами. Так, концептуальные структуры ЛИЦО – УВЛЕКАЕТСЯ – ТЕХНИКОЙ/ КОМПЬЮТЕРАМИ / КИНО / ЕДОЙ  последовательно кодировались словами, образованными при помощи разных суффиксов: cinenik – cinephile; computernik – computerholic; foodie – foodaholic. Поскольку модель с суффиксом -nik на данном этапе развития английского языка является непродуктивной, неологизмы, образованные на ее базе, также были вытеснены инновациями, относящимися к активным и продуктивным моделям. Что касается слов foodie – foodaholic, то их можно назвать эмотивными синонимами; будучи очень близкими по значению, они передают различную интенсивность занятия человека: увлеченность в первом случае и пристрастие во втором.

При сопоставлении номинативных способностей моделей с деривационными формантами -ster, -a(о)holic и -phile, имеющих словообразовательное значение «тот, кто сильно любит...», было установлено, что дериваты на -phile и -ster тяготеют к именованию гиперонимов, в то время, как дериваты с суффиксом -a(о)holic именуют конкретные артефакты, разновидности явлений. Например, существительные drugster, gamester, technophile выступают гиперонимами по отношению к словам mariholic, hashaholic; gоlfaholic, footballaholic; computerholic. Однако номинация в концептуальной области «Еда» осуществляется только при помощи дериватов с суффиксом -a(о)holic, представляется, что это послужило причиной образования гиперонимов при помощи данного суффикса, то есть отношения «целое-часть» оформляются в пределах одной и той же словообразовательной модели: сarboholic, sweetaholic.

В данной работе предпринята попытка определения и вида идеальных когнитивных моделей, на основании которых организованы концептуальные структуры дериватов. Итоги исследования свидетельствуют о том, что подавляющее большинство ИКМ составляют метонимические модели, среди которых преобладают следующие концептуальные основания замещения: объект увлечения, объект деятельности, принадлежность к группе, причина события, операция.

Когнитивные метафоры встречаются только в трех моделях: с суффиксами -gate, -nik2 и -ster. Обращает на себя внимание тот факт, что с течением времени в языковом сознании может не претерпеть никаких изменений основание сравнения, то есть область-источник (source domain), но область-реципиент (target domain) становится совершенно иной. Так появились омонимы, эксплуатирующие идентичную метафору: webster и Webster. Изначально с паутиной сравнивалась ткань, и их похожесть проистекала не только из внешнего сходства предмета труда – нити, но и подкреплялась сходством действий: и для паутины, и для ткани нужно плести, соединять нити вместе. Метафора неологизма Webster уже основана на сходстве  формы паутины и схемы системы электронной связи,  а также на свойстве паутины опутывать предметы большого размера и тянуться через открытые пространства. Кроме того изменился характер подразумеваемых сопоставляемых действий: по «паутине» ходят, блуждают, теряют выход и т.д., как в настоящей паутине. Онтологическая метафора Webster передает идею  перемещения в плоскости по бесконечной, сложной, но в то же время строго организованной траектории.

Итак, на основании осуществленного исследования номинативных и когнитивных особенностей малых словообразовательных моделей с суффиксами -ee, -ie/y1, -ie/y2, -nik1, -nik2, -ster, -phile, -a(o)holic и -gate представляется возможным сделать ряд выводов. В частности, диахронный анализ показал, что денотативные способности продуктивных малых словообразовательных моделей с течением времени расширяются, что приводит к обособлению нового ядра в данной словообразовательной категории (-ee, -phile, -ster).

Наряду с этим рассмотрение семантических отношений в пропозициях дериватов малых словообразовательных моделей позволяет заключить, что с течением времени в словообразовательной категории могут появится дериваты с отличными от прототипических для данной модели глубинными падежными значениями первых аргументов, что также способствует формированию нового ядра. Так, в модели с суффиксом -ее появились дериваты с падежными ролями АГЕНСА, БЕНЕФИЦИАНТА и ЭКСПЕРИЕНЦЕРА; в модели с суффиксом -ster – с падежной ролью НОН-КОМИТАТИВА, БЕНЕФИЦИАНТА и РЕЛЯНТА; в модели с суффиксом -ie/-y1 – с падежной ролью ЭКСПЕРИЕНЦЕРА и РЕЛЯНТА.

Кроме того результаты анализа доказывают, что формирование новых прототипических ядер и соответственно новых словообразовательных значений в ряде случаев имело латентные предпосылки в концептуальной структуре исторически первых дериватов модели.

И, наконец, можно сделать вывод о том, что значительные изменения произошли в сочетаемостных возможностях деривационных формантов малых словообразовательных моделей, и в словообразовательных рядах появились дериваты, отличающиеся новыми морфемными композициями. Например, прототипы модели с суффиксом -phile были образованы на базе мотивирующих основ заимствованных лексических единиц, что и предопределяло научную дискурсивную закрепленность дериватов. Однако в настоящее время зарегистрированы новообразования с принципиально новыми основами – именем собственным, апокопой и аббревиатурой:  Diana-phile, cinephile, EMU-phile. Участие подобных мотивирующих основ естественным путем снижает стилистическую принадлежность инноваций и относит их к разговорному или газетному дискурсу.

Результаты настоящего исследования будут способствовать сопоставительному изучению малых и других словообразовательных моделей в когнитивном аспекте.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Особенности формирования словообразовательного значения у английских дериватов, образованных на базе малых словообразовательных моделей. Тезисы доклада. // Стилистика и теория языковой коммуникации: Тезисы докладов межд. конф., посвященной 100-летию со дня рождения проф. МГЛУ И.Р. Гальперина (20-21 апреля 2005 г.). М.: МГЛУ, 2005. – 0,1 п.л.

2. Некоторые особенности лексической номинации на базе малых словообразовательных моделей в современном английском языке. Статья. // Вестник МГЛУ. Вып. 522. М.: МГЛУ, 2006. – 0,7 п.л.

3.  Эволюция денотативных способностей словообразовательной модели с суффиксом -ster. Статья. // Объединенный научный журнал. № 8. М.: Фонд научных публикаций, 2006. – 0,5 п.л.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.