WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Социально-философский анализ современных антисистемных движений

Автореферат кандидатской диссертации

 

Учреждение Российской академии наук

Институт философии РАН

 

                                                                                     На правах рукописи

 

 

Максимов Михаил Александрович

 

Социально-философский анализ

современных антисистемных движений

 

 

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

 

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

 

 

 

 

Москва - 2009

Работа выполнена в секторе социальной философии

Учреждения Российской академии наук

Института философии РАН

Научный руководитель:                                      доктор философских наук

И. Н. Сиземская

 

 

Официальные оппоненты:                                              доктор философских наук

профессор

И. К. Пантин

                                                                                              доктор философских наук

профессор

                                                                                              Е. А. Карцев

 

Ведущая организация:                             Российский Университет дружбы народов,

кафедра социальной философии

Защита состоится «_10_»___ноября____2009 г. в __14__часов на заседании

Диссертационного совета Д.002.015.02 по философским наукам

при Институте философии РАН по адресу 119991, г. Москва, ул. Волхонка, д. 14.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Института философии РАН

 Автореферат разослан «__6__»____октября________2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор философских наук                                              И. А. Крылова        

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современном мире все более заметным становится рост социального недовольства, массовые протесты и левые движения обретают статус неотъемлемой характеристики мировой системы. Некоторые из этих движений выступают за коренное преобразование существующих социальных структур. Их обозначают как «антисистемные движения», но комплекс методологических проблем (субъекта антисистемной деятельности, типологизации антисистемного протеста, вопросов стратегии и тактики антисистемного движения) остается недостаточно ясным для отечественного научного сообщества. Разработка этих вопросов предполагает философское толкование понятия «система». Последнее достаточно прочно укрепилось в дискурсе современной науки: объектами изучения становятся уникальные образования, характеризующиеся открытостью и саморазвитием. В соответствии с этим, начиная с середины XX века, происходит становление новой базисной модели бытия и познания, в научной парадигме обозначился сдвиг к холистическому, целостному  восприятию мира. Далеко не последнюю роль в этом играет теория эволюции и самоорганизации сложных систем – синергетика. Именно она помогает устанавливать основные принципы синтеза сложных структур в устойчиво развивающиеся комплексы. Исследования в области синергетики позволяют понять системы, в которых хаотическое поведение является нормой, а не кратковременной аномалией, увидеть в хаосе определенную структурированность, связанную с вероятностью различных путей эволюции. Синергетическая парадигма актуализирует вопросы трансформации системы, а, следовательно, и вопросы, связанные с преобразовательными функциями антисистемных движений.                                                                   

Особую практическую значимость приобретает вопрос адекватного осознания властными структурами сущностных характеристик антисистемного движения. Автор диссертации полагает, что реализация позитивных стремлений антисистемного движения зависит не только от степени его организованности и целесообразности, но и от способности социальных институтов воспринять положительные тенденции антисистемной деятельности, от способности придать ей целенаправленный характер. При отсутствии адекватного реагирования на проявления антисистемной деятельности, последняя может перейти в деструктивные формы протеста и бунта, воплотиться в «голом отрицании» общественных устоев и культурных традиций. Антисистемное движение должно быть оценено как специфический вид «социальной лаборатории», в рамках которой генерируется новый идейный комплекс, напрямую связанный с критикой исторически-конкретной социальной системы и с выдвижением конструктивных альтернативных проектов общественного устройства.

Начало нового столетия поставило перед левым мышлением ряд новых проблем, касающихся форм организации социального бытия. Большинство из них обусловлено процессом глобализации, протекающим в условиях доминирования в мире неолиберальных установок. В такой ситуации тема конструктивно-преобразующей деятельности антисистемных движений становится особо актуальной. Проблема заключается в том, что в современном мире антисистемные движения «разбросаны», они направлены сегодня против различных социальных структур, недостаточно прояснены методологические основания антисистемной деятельности. Обычно антисистемный протест рассматривают либо с позиций экономического или политического анализов, либо с позиций анализа культуры. Парадоксально, но антисистемные движения обычно и рассматривают «антисистемно». Назрела практическая необходимость понять современные антисистемные движения в единстве всех аспектов, выявить взаимосвязь «антисистемной» деятельности и структурных особенностей социальной системы, рассмотреть антисистемное движение как элемент открытой социальной системы, осуществить анализ проблем, связанных с субъектом антисистемного движения и с вопросами его организации. Сегодня становится наиболее актуальным обнаружение позитивных тенденций, содержащихся в сфере деятельности антисистемного движения, выявление целенаправленного вектора антисистемной деятельности в рамках исторически-конкретных общественных структур.

Степень разработанности проблемы. Интерпретация понятия «антисистемное движение» осуществлена в концепциях И. Валлерстайна, Л. Н. Гумилева, Т. Качинского, Дж. Зерзана. Однако очевидна некоторая недостаточность данных концепций, которая связана, прежде всего, с их трактовкой определяющего элемента социальной системы. В качестве такового фиксируется и способ производства (распределение экономической власти в обществе), и государство (неравное распределение политической власти), и технология (господство общества над природой), и этнические различия. Иными словами, в контексте перечисленных концепций «антисистемное» движение толкуется в виде вызова одной из этих форм власти как основанию социальной системы. Между тем содержание понятия «антисистемное движение» может раскрываться через процесс опровержения порядка существующей социальной системы. Именно в период становления капиталистической цивилизации (в середине XIX в.) возникает классическая модель  антисистемного движения, получающая свое дальнейшее развитие в рамках современной капиталистической мир-системы.

Прояснение сущностных черт антисистемного движения предполагает исследование его преобразовательных функций. Известно, что в силу особенностей исторического развития классическая модель антисистемного движения оформилась в виде революционно настроенного рабочего движения. Теоретическое обоснование данной модели нашло свое отражение в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, Л. Д. Троцкого, М. А. Бакунина, П. А. Кропоткина. Анализ основных положений указанных теоретиков явился важной составной частью диссертационного исследования. В плане прояснения сущности классической модели «антисистемного движения» немаловажную роль играли исследования 20-30 – х гг. XX века, связанные с изучением коллективной рефлексии, диалектики классового сознания, с разработкой «антисистемной» стратегии и тактики (Д. Лукач, Э. Блох, К. Корш, А. Грамши). Одним из важнейших теоретических источников осуществленного в работе анализа стали труды социологов-философов Франкфуртской школы (Т. Адорно, М. Хоркхаймер, В. Беньямин, Г. Маркузе, Э. Фромм), а также исследования Ж. – П. Сартра, А. Камю, Д. Кон-Бендита, идеи которых вдохновили антисистемное движение 60-хх гг. XX века – «новых левых». В центре внимания диссертанта стали следующие вопросы:

- представление о буржуазных свободах как инструментах принуждения, оценка современной буржуазной цивилизации как репрессивной (тоталитарной); возможность установления прямой демократии, «демократии участия»; 

- проблемы организации левого движения: бунт как праздник души, свободный полет воображения, создание хаоса; «Великий Отказ» как тотальный разрыв с существующими общественными институтами;

- осознание революционера как субъекта, выходящего в сферу абсолютной метафизической свободы; оценка молодежи как нового революционного класса.                

Особое внимание в работе уделяется осмыслению опыта леворадикальных движений -   «автономистов» и «ситуационистов», - в контексте которого антисистемный «проект» рассматривается исследователем либо как проект автономии - децентрализации, самоопределения каждой отдельной группы (А. Негри, К. Касториадис, Дж. Катсификас), либо как «революция повседневной жизни», отрицание «общества спектакля»– имитации реальной жизни, создание ситуаций – экспериментов со своей жизнью (Г. Дебор, Р. Ванегейм).  Немаловажное значение для автора диссертации имело обсуждение проблемы субъекта антисистемной деятельности. С данной проблемой тесно взаимосвязаны вопросы стратегии опровержения властных структур, тема трансформации социального порядка, которые нашли свое отражение в трудах Л. Альтюссера, А. Бадью, Ф. Гваттари, Ж. Дерриды, Ж. Делеза, С. Жижека, М. Фуко.                                

По мнению диссертанта, значительный прорыв в осмыслении понятия «антисистемное движение» был сделан в связи с разработками в области методологии социальной самоорганизации. Данная методология успешно разрабатывается в зарубежной и отечественной философской мысли в разных направлениях:

- рассмотрение проблем "социального изменения" и "социальной эволюции" (В. Г. Буданов, М. Герсковиц, И. С. Добронравова, Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов, К. Майнцер, Р. Макивер, К. Пейдж, И. Пригожин);

- разработка теоретических оснований социальной синергетики (В. П. Бранский, М. А. Чешков); обоснование цикличности в развитии социальной системы (Василькова В. В.); рассмотрение вопросов коэволюции общества, природной среды и становления информационной цивилизации (Н. Н. Моисеев);

- исследование проблем альтернативности исторического процесса, анализ взаимосвязи различных сторон жизнедеятельности общества с позиций синергетического подхода (Т. Х. Дебердеева, A. П. Назаретян, Н. С. Розов); интерпретация проблем гражданского общества (В. И. Аршинов, Н. Г. Савичева).

Теоретические и практические вопросы, связанные с антисистемным движением, нашли свое выражение в работах отечественных философов, социологов, политологов – Э. Я. Баталова, А. Р. Брычкова, А. А.  Галкина, В. В. Дамье, Б. Ю. Кагарлицкого, И. С. Кона, Е. И. Косенко, А. Н. Тарасова, А. Г. Тимошенко, М. А. Хевеши, В. И. Ященко. В данных исследованиях проводится анализ идеологических особенностей левых активистов, исследуется их опыт в различных исторических условиях.

Социально-философский анализ «антисистемного» движения предполагает прояснение социокультурных характеристик данного феномена. Поэтому особое значение приобретают разработки принципов контркультуры: интерпретация последней как более «естественного», «человечного» и «устойчивого» комплекса идей (Т. Адорно, Н. Браун, Т. Лири, Г. Маркузе, Ч. Рейх, Т. Роззак, М. Хоркхаймер). Анализ контркультурных особенностей антисистемного движения тесно связан в теоретико-содержательном плане с исследованиями по философии и теории культуры (П. С. Гуревич, Ю. Н. Давыдов, Э. С. Маркарян, В. М. Межуев, А. Ю. Мельвиль, К. Х. Момджян, Дж. Хиз, Э. Поттер).                      

В диссертационной работе вопросы современного антисистемного движения рассматриваются во взаимосвязи с анализом движения «антиглобализации» (альтерглобализации). Опыт этого освободительного движения получил интерпретацию в достаточно большом количестве работ зарубежных авторов (К. Агитон, С. Амин, У. Белло, С. Джордж, А. Каллиникос, Н. Кляйн, А. Негри, Маркос, М. Хардт, Н. Хомский, М. Хор) и в ряде отечественных исследований (А. В. Бузгалин, А. Б. Вебер, И. Г. Животовская, Б. Ю. Кагарлицкий, И. Б. Левин, Ю. Тютюник, Ю А. Шишков). Особого внимания заслуживают работы авторов, в которых анализируются причины кризиса традиционных левых движений в условиях глобализации и перспективы возникновения нового движения протеста: Дж. Арриги, И. Валлерстайна, Э. Гидденса, Б. Ю. Кагарлицкого, Э. Лаклау, А. В. Магуна, Б. В. Межуева, Ш. Муфф, А. Негри, К. Нормана, К. Нэбба, Б. Ф. Славина, Т. Фотопоулоса, А. И. Фурсова. 

Настоящее исследование основано на достижениях социально-философского знания, связанных с разработками как отечественных (А. С. Ахиезер, В. Б. Власова, И. А. Гобозов, С. И. Гончарук, П. К. Гречко, В. В. Денисов, Б. Г. Капустин, А. А. Кара-Мурза, Е. А. Карцев, В. Ж. Келле, С. А. Королев, И. А. Крылова, В. М. Межуев, Л. И. Новикова, А. С. Панарин, И. К. Пантин, Ю. К. Плетников, В. М. Розин, И. Н. Сиземская, Н. М. Смирнова, М. М. Федорова, В. Г. Федотова, В. Н. Шевченко), так и зарубежных авторов (З. Бауман, П. Бергер, Э. Гидденс, Р. Дарендорф, Т. Лукман, Р. Рорти).

Объект диссертационного исследования – антисистемное движение как структурный элемент современной социальной системы.

Предмет диссертационного исследования – преобразовательные функции современных антисистемных движений.

Цель диссертационного исследования – в рамках социально-философского подхода рассмотреть взаимосвязь различных аспектов «антисистемной» деятельности, показать ее системный характер; определить специфические качества современного антисистемного движения, его субъекта и возможные векторы развития в условиях закрытых и открытых социальных систем.

Реализация поставленной цели осуществляется через решение следующих теоретических задач:

-  раскрытие специфики социально-философского анализа современных антисистемных  движений;

- выявление методологических ограничений существующих подходов к осмыслению феномена «антисистемное движение», определение на теоретико-познавательном уровне исходных понятий (антисистемное, просистемное, внесистемное), критериев типологизации антисистемного движения;

- рассмотрение антисистемного движения как механизма трансформации социальной системы, обеспечивающего выработку новых, более адекватных обществу форм социального бытия;                      

- анализ проблематики субъекта антисистемной деятельности, и в этой связи вопросов стратегии и тактики современных антисистемных движений, их взаимосвязи с процессами глобализации;

- выявление социально-политических, экономических и культурных оснований для появления антисистемных движений нового типа.

Методологической основой диссертационного исследования является диалектико-материалистический подход к изучению социальной действительности. В своем исследовании диссертант опирается на комплекс интерпретаций проблемы антисистемного движения с позиций теории социальной самоорганизации и на разработки социокультурного подхода, ориентирующего на анализ единства социально-экономических, политических и культурных оснований антисистемного движения, выявление природы последнего с учетом его взаимосвязи с социальной системой.

         Научная новизна исследования:         

- рассмотрение антисистемного движения в единстве социокультурного, политического и экономического аспектов, что выявило новые исследовательские возможности социально-философского подхода;

- осуществлен анализ  «антисистемного» и «системного» как определяющих и полагающих друг друга конструктов социальной реальности; выявлены преобразовательные функции современных антисистемных движений

- исследована проблема субъекта антисистемной деятельности в контексте перспектив современных движений протеста.

- сделана попытка определить форму взаимодействия порядка социальной системы и антисистемной деятельности для конкретных исторических условий.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Рассмотрение антисистемного движения как элемента открытой социальной системы выявляет новые возможности для интерпретации данного движения как осуществляющего одновременно конструктивно-ориентированную и деструктивно-конфликтную деятельность, направленную на преобразование общественных структур;
  2.  «Антисистемная» деятельность, не воспринимаемая властными институтами общества, деградирует, лишается своего положительного импульса, приводя социальную систему к ее разрушению.
  3.  Антисистемное движение на современном этапе может стать своеобразным синтезом идейных установок и практического опыта политических организаций и социальных движений, что приведет к отказу от старых организационных методов и форм изолированного протеста.
  4. Различные антисистемные движения в рамках общественно-исторической действительности (современной капиталистической мир-системы) сосуществуют с другими формами протеста и сопротивления: «внесистемными», которые чаще всего выражаются в индивидуальном бунте против основ социокультурного бытия без предложения конструктивных альтернативных проектов, и «просистемными» формами, развивающимися по логике существующей социальной системы, ограничивающиеся в своих требованиях реформированием общественного порядка.
  5. Антисистемная «деятельность» неизбежно привязана к конкретному историческому моменту, напрямую зависит от противоречий исторической практики, она способна объединить ранее существовавшие направления социально-освободительной борьбы, сохраняя ценностные ориентации, способствующие самоорганизации и становлению новой социальной системы.   

Научно-практическая значимость исследования. Диссертационное исследование вносит свой вклад в прояснение природы социального протеста, в разработку методологической базы интерпретации современного антисистемного движения. Практическую значимость имеет постановка и решение вопросов, связанных с задачей влияния со стороны власти и общества на разнообразные формы протестной деятельности с целью реализации их позитивных намерений. Результаты исследования можно использовать в преподавании спецкурсов на философских и исторических факультетах, а также в практической работе различных общественных организаций, занимающихся проблемами молодежи, в средствах массовой информации.

Апробация работы. Отдельные положения диссертационной работы излагались автором на заседаниях сектора социальной философии Института философии РАН, были использованы при проведении семинарских занятиях по философии на факультете психологии КГПУ им. К. Э. Циолковского (г. Калуга, 2008 г.).  

Результаты диссертационного исследования нашли отражение в ряде публикаций автора (их список приводится в конце реферата). Диссертация обсуждена и рекомендована к защите сектором социальной философии ИФ РАН.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемой литературы.   

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность выбранной темы исследования, новизна постановки проблем, сформулированы цели и задачи исследования, определены методологическая база работы, дана характеристика разработанности данной темы в философской литературе.

В первой главе диссертации – «Понятие антисистемного движения в контексте современного социально-философского знания», состоящей из двух параграфов, раскрываются особенности социально-философского подхода в осмыслении антисистемного движения, выявляются методологические ограничения существующих концепций в интерпретации последнего, определяются формы взаимосвязи социальной системы и антисистемного движения, анализируется проблематика субъекта антисистемной деятельности.

Первый параграф «Социально-философский подход к анализу антисистемных движений» посвящен выявлению специфики данного подхода, которая видится в универсализме,  позволяющем исследовать культурные, политические, экономические элементы общественного бытия (в том числе, и антисистемного движения). В данном параграфе обосновывается идея, что для рассмотрения темы особое значение имеет теория социальной самоорганизации, в рамках которой поднимается вопрос о поиске оптимальной для конкретных исторических условий формы взаимодействия хаоса и порядка. Исходя из идей последней, автор показывает ограниченность сложившихся подходов (И. Валлерстайн, Т. Качинский, Дж. Зерзан, Л. Н. Гумилев) к интерпретации понятия «антисистемного движения». В контексте этих подходов «антисистемное» движение толкуется в виде вызова одной форме власти (в экономической, политической или культурной сферах) как основанию социальной системы, тогда как суть антисистемного движения – в опровержении существующего порядка социальной системы.Антисистемное движение, являясь элементом открытой социальной системы, становится одним из бифуркационных механизмов последней. Именно оно стремится превзойти границы системы и собственную природу, специфическим образом взаимодействует с системой, отражая степень ее внутренней гибкости и адаптационной мощи.

В рамках закрытой социальной системы порядок главенствует над организационной сложностью, и действия антисистемного движения не расцениваются как новый ресурс, необходимый для новаций. Представителям общественных структур навязывается практически не допускающая вариаций программа действий, и в итоге антисистемная деятельность сводится либо к «игре по правилам», либо к деконструктивным практикам. Но переоценка ценностей и накопление флуктуаций все равно приводят к разрушению жесткого порядка, причем степень глубины хаоса будет напрямую зависеть от степени самоизоляции социальной системы.Монополизация насилия (мощных военных структур) властью корпоративного капитала вызывает иррациональную реакцию  со стороны сил сопротивления системе – терроризм. В подобной ситуации «антисистемная» деятельность деградирует, лишается своего положительного импульса и несет в себе дезорганизацию, приводящую не к трансформации системы, а лишь к ее разрушению. Автор диссертации полагает, что упорядочивание  социальной системы и предотвращение последствий деконструктивного хаоса требуют привлечения к обсуждению и решению комплекса проблем тех социальных групп и слоев, которые обнаруживают конфликтные особенности общественного бытия. Через деятельность антисистемного движения происходит персонификация определенных проблем социальной системы. Если же подобная персонификация не имеет места, то та или иная проблема носит анонимный характер и не принимается во внимание структурами власти социальной системы.

В данном параграфе нашла реализацию следующая исследовательская позиция: антисистемное движение не играет всецело дезорганизующую роль, оно может способствовать созданию новых, более сложных и разнообразных социальных связей и их реорганизации; «антисистемная» деятельность способна элиминироваться, что позволяет, в свою очередь, социальной системе находиться в состоянии «неустойчивой стабильности». В современной капиталистической системе неизбежно происходит постоянный поиск оснований (социально-политических, экономических и культурных), ее развитие подчинено постоянному испытанию непредвиденностью, и конфликт противоборствующих элементов здесь не отрицается, а скорее признается на институциональном уровне, «общество как таковое не способно стабилизироваться в своем единстве – таков смысл общества эпохи современности… символические рамки такого общества – это признание постоянного вопрошания, дебатов и конфликтов в качестве фактора, порождающего демократию» .

В соответствии с такой позицией антисистемная деятельность рассматривается диссертантом как своеобразное, противоречивое дополнение социальной системы, а ее постоянное развитие – как условие постоянно возрождающегося построения организационного порядка социальных структур. В параграфе особое место уделяется раскрытию сложной взаимосвязи между открытостью и закрытостью социальной системы, высказывается предположение, что именно по «реакции» социальной системы на деятельность антисистемного движения можно определить степень ее «открытости» или «закрытости».  Не исключен факт, что в «закрытых» обществах антисистемное движение актуализируется часто лишь для их разрушения (отдавая предпочтение иррациональным формам протеста и отдаляясь от сложного процесса социального созидания); тогда как в открытых социальных системах антисистемная деятельность становится одновременно деструктивной и конструктивной. Степень же деструктивности и конструктивности зависит от возможностей общества к организационному обновлению и от возможностей антисистемного движения к выработке взаимосогласованной позитивной программы. Постоянное возрождение антисистемной деятельности является неотъемлемой частью процесса воспроизводства порядка социальной системы.                           

Во втором параграфе «Проблема субъекта антисистемной деятельности» переосмысливаются трактовки содержания и субъекта антисистемной деятельности (работы К. Маркса, М. А. Бакунина, П. А. Кропоткина, В. И. Ленина, Г. Лукача, А. Грамши, Ж.-П. Сартра, Т. Адорно,  Г. Маркузе, Э. Фромма, Л. Альтюссера, Ж. Делеза, Ж. Дерриды, А. Бадью, С. Жижека). Автор выделяет а) классическую модель антисистемного движения (возникшую во второй половине XIX в.), б) движение «новых левых» 60-х гг. XX в., в) альтерглобалистское движение (конец XX – нач. XXI в.).  В параграфе показано, что в современных условиях возникла возможность создания массивного общественно-политического движения с высоким уровнем самосознания, коллективного субъекта антисистемной деятельности.

Этот субъект способен стать некой совокупностью прежних субъектов: рабочего класса (индустриальных и постиндустриальных наемных рабочих), студенческой молодежи, интеллектуалов, представителей свободного творческого труда – здесь следует говорить не столько о «конце» классового разделения, сколько о процессах пролетаризации мирового населения, о становлении «массового субъекта ассоциированного социально-экономического творчества» (А. В. Бузгалин), об объединении групп наемных работников, способных к самоорганизации и позитивной борьбе с отчуждением. Определенный интерес для диссертанта представляет выдвинутая Ж. Дерридой идея создания нового Интернационала, который «принимает форму не партии или рабочего интернационала, но своего рода «контрзаговора» с целью (теоретической и практической) критики современного состояния международного права, концепций государства и нации, с целью обновить эту критику, и особенно, чтобы радикализировать ее» . Возникновение и плодотворное развитие такого «Интернационала», возможно, приведет к появлению нового субъекта антисистемной деятельности, который уже не будет реализовывать конкретную программу определенной партии, не будет обладать одним гражданством, не будет принадлежать к определенному классу. Но в данной ситуации возникает опасность превращения этого «призрачного» субъекта в некое «виртуальное» явление, обладающее лишь бессодержательными характеристиками. Автор диссертации обосновывает предположение о том, что возможность придания «мировому» пролетариату некой однородности и «антисистемной» направленности напрямую зависит от поиска новых форм социализации.

Причем «конструирование» субъекта антисистемной деятельности в современных условиях развития капиталистической системы  не лишено новых противоречий. К их числу можно отнести: 1) противоположность социально-экономического неравенства участников и равноправного диалога между ними; 2) противоположность между открытыми структурами движения и участием в политических процессах; 3) противоположность между социальным творчеством уникальных субъектов и единым процессом согласованной деятельности . Во-многом, эти противоречия объясняются фактом включенности современного антисистемного движения в глобальный капитализм. Движение развивается в переходных формах, оно диалектически взаимодействует с формами оппозиции и с отчужденными социальными механизмами. Тем не менее, новый субъект антисистемной деятельности может стать результатом синтеза идейных установок и практического опыта политических организаций и социальных движений, результатом отказа от старых бюрократических методов и изолированного протеста. Это обновление становится все более реальным с появлением в ряде стран (Италия, Германия, Бразилия) партий «новой волны», стремящихся объединить ценности радикальной демократии, социализма и прав человека .

Сегодня обращает на себя внимание факт некоего «самонахождения» антисистемного движения, обретения им сознания своей всемирно-исторической «миссии» и осознания возможностей «снятия» диалектических противоречий современной социальной системы. Какая-либо социальная группа ограничена в своих возможностях трансформировать социальную систему и претендовать на роль субъекта истории. Перспективы развития нового субъекта зависят не только от его способности осознать свои интересы, но и от способности объединиться с другими освободительными силами. Субъект антисистемного движения способен постепенно преодолевать различные формы отчуждения, хотя он также и отчуждает себя в конкретном процессе преодоления этих форм (он вынужден развиваться внутри отчужденных социальных механизмов – разделения труда, рынка, государства и т. д.). Но властным механизмам постоянно противостоит социальное творчество человека, выражающееся в способности непосредственно видоизменять систему общественных отношений. Автором делается следующий вывод - степень преодоления «мира отчуждения» зависит  от степени понимания задач, стоящих перед совокупностью субъектов антисистемной деятельности (коллективным субъектом), от развития их деятельного начала, от силы их воздействия на общественные процессы, от их способности творить историю, преследуя цель саморазвития и самореализации.

Во второй главе диссертации – «Антисистемное движение в развивающейся капиталистической системе»предлагается типология форм социального протеста, рассматриваются вопросы, связанные с целями и способами современной антисистемной деятельности.

В первом параграфе «К вопросу о типологии форм социального протеста» автор осуществляет анализ характеристик антисистемного протеста в современной капиталистической системе. Сложность подобного анализа заключается в том, что наряду с «антисистемным» протестом существует масса других видов сопротивления тем или иным устоявшимся формам жизнедеятельности: в экономике, в политике, в культурной среде. Нередко такие виды «сопротивления» не приводят к должному изменению в той и иной социальной системе, так как во-многом ограничены своими ориентирами лишь на определенную сферу человеческого и общественного бытия. Учитывая опыт теоретических разработок И. Валлерстайна и А. Турена по данной проблеме, автор предлагает в параграфе следующую типологию протестных движений: 1) просистемный протест (развитие по логике существующей социальной системы, отсутствие стремления преодолеть ее, ограниченность реформированием общественного порядка); 2) внесистемный протест (развитие вне поля прямого противостояния социальной системе, индивидуальный (как правило) бунт против основ социокультурного бытия без предложения конструктивных альтернативных проектов)типами протестной деятельности; и 3) антисистемный протест (комплекс конфликтных действий, направленных на коренную трансформацию социального порядка). Трудность в применении данной типологии к социальной реальности протестных движений связана с необходимостью нахождения и учета «просистемных» и «внесистемных» характеристик антисистемного движения.

По мнению автора, современный антисистемный протест должен быть ориентирован одновременно и на преодоление социального неравенства, и на опровержение принципов власти (политическая сфера), и на «снятие» отчуждения в рамках социального порядка. Антисистемная деятельность утверждает себя в социокультурном измерении, тогда как, например, жизненная практика бунтаря остается его индивидуальной программой («внесистемной» формой бытия), не имеющей прямого отношения к потребностям остальных членов общества. Подобная «внесистемность» протеста приобретает все большее значение в рамках капиталистической системы, начиная с движения «новых левых» 1960-х гг. Сегодня антисистемное движение стремится перейти именно на социокультурный уровень своего становления, системно и фронтально противостоя господствующему варианту мировой системы капитализма, предлагая логику человеческого развития, основанного на солидарности и непосредственных интересах разнородного большинства. Деятельность данного движения олицетворяет собой фактически генезис интернационального и относительно устойчивого общественного феномена, выходящего за рамки капиталистической глобализации и мира отчуждения.

Нужно особо учитывать то обстоятельство, что антисистемное движение постоянно «переопределяет» свою сущность, революционизируя социальную (и одновременно свою собственную) действительность. И любая форма протеста, так или иначе, связана с символикой из сферы искусства. Именно из данной сферы  организаторы того или иного протеста получают необходимые им символы «сопротивления» господствующим ценностным ориентациям и сложившейся системе социальных отношений. Поэтому часто повседневное сопротивление социальной системе становится для бунтаря образным, театрализованным представлением. Пренебрегая любыми границами своей индивидуальной деятельности, «человек бунтующий» погружается в состояние нигилизма и самоотрицания - само отрицание абсолютизируется, воплощаясь в абсурдистском желании «не-бытия», стремления к «ничто». Тяга к созданию новых, все более экстремальных форм бунта чаще всего не предусматривает стремления развивать формы человеческой солидарности, соучастия; руководствуясь «свободой выбора», бунтарь не слишком заботится о качественной стороне своих действий и отрицает существование каких-либо позитивных институциональных структур. Кроме этого, растет опасность утверждения насилия как самодостаточного способа протеста, участники антисистемной деятельности нередко отдают предпочтение иррациональным методам борьбы с социальными и политическими структурами. Поэтому для становления нового освободительного движения необходимо не только предложение культурных альтернатив, но и раскрытие целостности процесса исторического развития, осуществление позитивной программы, сводящей насильственные эксцессы к минимуму. Понимание данной целостности лишь открывает возможность свободной самодеятельности людей в рамках новой культуры, новой социокультурной среды.

Через нахождение и развитие коммуникативных механизмов, обеспечивающих солидарность интересов, антисистемное движение универсализирует широкую структуру социально-политических целей. Тем самым антисистемная деятельность перестает соотноситься исключительно с протестом в сфере экономики, в сфере политики (борьба за власть) одновременно теряя маргинальный, экстремистский характер. И теоретики, и субъекты антисистемного движения должны в полной мере осознавать сложность отношений взаимозависимости между всеми сферами человеческой жизнедеятельности. Не исключено, что осознание данной взаимозависимости будет означать «прорыв» антисистемного движения к осмыслению собственной сущности, к постепенному освобождению от «внесистемных» и «просистемных» характеристик в своем противостоянии существующему социальному порядку.

Во втором параграфе «Цели и способы антисистемной деятельности в современном мире» прослеживается взаимосвязь общих целей и тактических приемов антисистемной деятельности. Разработка общей программы «протеста против системы» не может дистанцироваться от выработки способов практического действия, точно так же и практическая деятельность, трансформирующая систему, должна быть направлена на достижение определенных целей.  Критический элемент антисистемной стратегии на современном этапе обусловлен тем, что процесс создания новых политических и экономических учреждений «прямой демократии» взаимосвязан с формированием массивного движения с высоким уровнем самосознания. Этому в большой мере способствуют сетевые технологии, создающие возможность децентрализации и равноправия всех участников сети независимо от их роли, масштаба, ресурсов. «Прямое действие» остается неотъемлемым элементом тактики современного антисистемного движения, но это не означает прекращения работы левых политических организаций. По мнению диссертанта, в рамках нового антисистемного «проекта» предстоит взаимосвязать акции гражданского неповиновения (в борьбе с глобальными властными структурами) с постепенным созиданием качественно иной системы социальных отношений - альтернативы глобальной гегемонии капитала. Такой альтернативой в современном мире может стать более демократическая модель интеграции, более открытый союз различных политических и общественных структур (чьи основы уже заложены движением альтерглобализма).

При этом становление «антисистемного» движения как совокупности единичных движений протеста и различных социальных групп еще не означает сотрудничества на основе стратегических целей, такое становление может привести лишь к беспорядочному «многообразию». Другое дело, что можно создать определенные перспективы, руководствуясь которыми отдельные группы будут самостоятельно самоорганизовываться и выстраивать свою дальнейшую деятельность (опять же учитывая коллективный опыт других социальных групп и общественных движений). Современное антисистемное движение обретает способность «повторить» уроки традиционных движений протеста: «повторить» в смысле практического воплощения их упущенных возможностей. Сама социальная реальность должна интересовать субъекта антисистемной деятельности и в качестве прошлых событий – в плане реконструкции опыта свободы, которому угрожает «выпадение» из исторической памяти . Субъект антисистемного движения должен сохранять «верность» этим событиям (А. Бадью), причем эта верность должна оставаться практическим вопросом – вопросом действия, вопросом организации. Отказываясь от ценностей и идеалов освободительной деятельности, ее субъект ставит под угрозу результативность этой деятельности. Антисистемное движение должно быть готовым к решительному действию в конкретный момент исторической реальности, быть готовым учесть прежний опыт протестных движений. 

В диссертации обосновывается мысль о том, что выработка способов антисистемной деятельности должна соотноситься с идеей самоорганизации общества в соответствии с различными способами демократического участия и самоуправления. Разумеется, воплощение данной идеи в социальной практике – процесс длительный, и, возможно, этот процесс будет характеризоваться утверждением новой системы ценностных ориентаций, отличающейся приматом качества жизни над материальным успехом и статусом; источник же гармонично устроенного социального бытия будет найден в следовании человеком своей природе, своей спонтанной активности. В зависимости от конкретной ситуации антисистемная деятельность может становиться изменчивой, выражаться в новых формах солидарности. Для более плодотворного осуществления антисистемной деятельности в обществе различие, инаковость должны быть признаны основными характеристиками существующего социально-политического пространства. Открытая социальная система, считает автор, структурируется противоборством различных гегемонистических проектов, видоизменяется под действием различных гегемонистических практик – «практик самовыражения, посредством которых устанавливается определенный строй и фиксируется значение социальных институтов» . Современное антисистемное движение предстает как носитель контргегемонистических практик, стремящихся установить другую форму социальных отношений, вернуть к жизни альтернативные возможности конфигурации существующего социального порядка, которые были исключены в результате процессов оформления социальных институтов и их самообоснования посредством «практик умиротворения». И если капиталистическая (буржуазная) гегемония характеризуется тонкими механизмами доминирования, связанными с конструированием социального согласия, то антисистемная деятельность предполагает создание альтернативных пространств субъективации, постоянное переопределение границ между государством и гражданским обществом, публичным и приватным.

Подлинная форма гегемонии антисистемного движения формируется лишь в противоречивой системе политико-культурных отношений, где не установлен жестко статус-кво, а продолжается соперничество различных идеологий, растет взаимодействие социальных оппонентов. В силу этого, главной стратегической целью современного антисистемного движения не может быть лишь завоевание государственной власти, этой целью становится практическое воплощение своего гегемонистического проекта в пространстве глобального гражданского общества, что в свою очередь предполагает объединение различных субъектов социального творчества в противовес существующим структурам глобальной политической власти. В такой ситуации современному антисистемному движению следует ориентироваться на «снятие» противоречий капиталистической мир-системы, отказываться от подмены реального конфликта воображаемым образом единства и безальтернативности общественного развития. Необходимо постоянно конструировать возможность эмансипации крупных социальных групп, способных к диалогу друг с другом, возможность постепенного сплочения сообществ, продолжающих работу по непрерывному созданию условий реализации ценностей свободы и всеобщего равенства. Вместе с этим, антисистемное движение не может отказываться от обретения традиционных организационно-институциональных форм для участия в политической борьбе (при сохранении собственного принципа сетевой и открытой организации).

Проведенный анализ подводит к важному выводу: антисистемное движение может быть напрямую связано с выдвижением конструктивных альтернативных проектов общественного устройства. Оно способно стать неотъемлемой частью существующего социокультурного пространства, и здесь требуется не жесткий контроль и абсолютизация «упорядочения», но способность и желание диалога между различными субъектами социальной действительности. Подобный диалог, возможно, приведет и к признанию законности интересов участников антисистемного движения, и к пониманию последнего как важной составной части гармонично развивающегося общества.

В заключении обобщены основные результаты диссертационного исследования и намечены возможные пути будущей разработки данной проблемы.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях по перечню ВАК Министерства науки и образования РФ:

1. Максимов М. А. Антисистемное движение в контексте теории социальной самоорганизации // Философские науки, 2008, № 4. 0, 5 печ. л.

2. Максимов М. А. Политические аспекты стратегии и тактики современного антисистемного движения // Полис, 2008, № 4, 2008. 0, 6 печ. л.

3. Максимов М. А. «Человек бунтующий» в современной социокультурной среде // Знание. Понимание. Умение. 2008, № 3. 0, 4 печ. л.

Основные статьи в других научных изданиях:

  1. Максимов М. А. Проблема субъекта антисистемной деятельности в современной философской мысли. Политико-философский ежегодник. М., ИФРАН, 2010, (в печати). 0, 7 печ. л.

Федорова М. М. «Обретение демократии» и онтологизация политического (К. Лефор) // Политико-философский ежегодник. - М., ИФРАН, 2008.  - С. 65. См. также:   Лефор К. Политические очерки (XIX-XX в.). М., 2000.

Деррида Ж. Призраки Маркса. - М., 2006.  - С. 127.

Подробнее см.: Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского движения». - М., 2003.

См.: Кагарлицкий Б. Ю. Политология революции. - М., 2007. - С. 247 – 323.

См.: Бадью А. Можно ли мыслить политику? - М., 2005; Жижек С. 13 опытов о Ленине. - М., 2003; Магун А. В. Отрицательная революция: к деконструкции политического субъекта. – СПб., 2008.

Муфф Ш. Политика и политическое // Политико-философский ежегодник. - М., ИФРАН, 2008. - С. 96-97.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.