WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Эволюция представлений об истинности знания в науке и технике

Автореферат кандидатской диссертации

 

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ РАН

 

На правах рукописи

 

Стебаков Дмитрий Александрович

 

ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ИСТИННОСТИ ЗНАНИЯ В НАУКЕ И ТЕХНИКЕ

 

Специальность 09.00.08 – философия науки и техники

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

 

 

Москва – 2009


Работа выполнена в секторе Междисциплинарных проблем научно-технического развития Учреждения Российской Академии Наук Институт философии РАН

Научный руководитель

Доктор философских наук, профессор

В.Г. Горохов

Официальные оппоненты

Доктор философских наук, профессор

А.Ю. Севальников

Кандидат философских наук, доцент

И.Е. Москалев

Ведущая организация

ГОУ ВПО МО «Международный университет природы, общества и человека» «Дубна»,

кафедра социологии и гуманитарных наук

Защита состоится 26 февраля 2009 г. В _____ часов

На заседании диссертационного совета Д 002.015.03

В Институте философии РАН по адресу:

119992, Москва, ул. Волхонка, 14

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии РАН

Автореферат разослан «___» _________ 2009 года

Ученый секретарь диссертационного совета

Кандидат философских наук

В.И. Шалак


I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Представляется очевидным, что вопрос об истине необходимо включается в основания науки и определяет весь облик науки – от методов организации исследовательской деятельности до форм обобщенного теоретического знания, а также определяет как саму возможность, так и мощность прогностического аппарата науки.

Вместе с тем вопрос о научной истине крайне неоднозначен. В XX веке наметился серьезный методологический кризис, связанный с осознанием ряда трудностей на пути обоснования научного знания как истинного. Это связано, во-первых, с тем, что классическая концепция истины как соответствия познающей мысли и реальности в ходе своей эволюции стала подвергаться вполне обоснованному сомнению. Во-вторых, осознание «слабости» классической концепции истины как основы научной рациональности имеет комплекс внутринаучных (ряд научных открытий, продемонстрировавших невозможность однозначного определения истинности знания; усилившаяся рефлексия над основаниями науки) и вненаучных детерминант (включение в тело науки и техники исторически внеположенных элементов – вненаучных, социо-культурных целей и ценностных установок).

Как следствие кризиса корреспондентной теории, многими философами подчеркивалась и подчеркивается по сей день необходимость иного понимания истины, либо вообще отказа от этого понятия как регулятива научного знания. Для многих естественных наук означенный кризис имеет серьезное методологическое значение, но не способен преломить веру в силу и возможности научного познания. Существуют также дисциплины, для которых апелляция к знанию истинному, на первый взгляд, может стать единственным гарантом целостности и научности. Речь идет о психологическом знании.

В развитых и сравнительно молодых науках кризис истинностного мышления проявляется по-разному и находит различное выражение в методологическом аппарате, однако основания этого кризиса имеют определенное сходство.

Если в естественных научных дисциплинах – физике, химии, биологии – по сей день установка на истинностное мышление является доминирующей и, на первый взгляд, не нуждается в обосновании, в молодых науках (психология, технонаука, в т.ч. нанотехнологии и т.п.) ввиду их специфики, кризис истинностного мышления проявляется наиболее рельефно, что делает возможным более глубокий анализ причин и оснований этого кризиса, а также перенос результатов этого анализа на другие научные дисциплины.

К примеру, психология, долгое время участвуя в гонке за право называться наукой экспериментальной, формулируя собственные экспериментальные процедуры, фактически, с самого начала своего существования пребывает в перманентном кризисе. Введение категории научной истины в философско-методологичский анализ этого кризиса позволяет обнажить его глубинную подоплеку, а также пролить свет на причины кризиса истинностного мышления для науки в целом.

Во многих науках сегодня можно найти немало примеров, демонстрирующих трудности в истинностном (в классическом смысле) обосновании результатов научного поиска, что ставит перед философско-методологическим анализом ряд важнейших вопросов. Каковы причины кризиса корреспондентной теории истины в современной науке? Возможно ли истинностное мышление в современной науке, либо оно избыточно? Какие философские решения относительно истины в науке возможны на современной ступени научно-технического развития? От того или иного ответа на эти вопросы, с нашей точки зрения, будет зависеть весь облик современной науки, ее идеалы и нормы, прогностический аппарат.

Степень разработанности темы исследования, обоснование выбора логики диссертационного проекта. Решение вопроса о приемлемости истинностного мышления для современной науки на сегодняшний день является одним из наиболее актуальных направлений философско-методологических исследований и имеет давнюю историю.

Вопрос об истине артикулируется в философии, начиная с античности, т.е. задолго до появления дисциплинарно организованного научного знания. В античности зародилась наиболее распространенная концепция истины, укоренившаяся как в философии, так и в науке (в ее классическом варианте) – корреспондентная теория истины, прародителем которой считают Аристотеля. Истина Аристотеля в гносеологическом аспекте – есть знание, находящееся в соответствии с вещами. Начиная с античности, тематика истины становится одной из самых значимых для философии вообще. Если попытаться перечислить имена философов, в большей или меньшей мере рефлексировавших над проблематикой истинности, в полученный список, войдут, пожалуй, все наиболее значительные мыслители в истории философии, а саму проблему истины можно с полным правом отнести к классу «вечных» философских проблем. Проблематика истины в классическом смысле артикулируется в трудах Аристотеля, Фомы Аквинского, Ф.Бэкона, Г.Гегеля, В.И.Ленина, К.Маркса, К.Поппера, А.Тарского, И.Фихте, Ф.Шеллинга, М.Шлика, и др. Иные трактовки истины встречаются в работах, Т.Куна, М.Полани, А.Пуанкаре и др. (конвенциональная теория), О.Нейрата, Н.Решёра и др. (когерентная концепция), Ч.Пирса и др. (прагматическая концепция). В трудах Х.Ленка, П.Фейерабенда, и др. истина лишается объективного статуса, а дефляционисты вовсе говорят об избыточности категории истины в современной философии (Х.Филд и др.).

Среди отечественных философов проблематика истины обсуждается с разных позиций в работах А.В.Алексеева, М.Бахтина, Н.Бердяева, Т.И.Ойзермана, А.В.Панина, Л.Шестова и др.

У ряда отечественных мыслителей (В.И.Аршинова, П.П.Гайденко, И.Т.Касавина, В.А.Лекторского, Е.А.Мамчур, А.П.Назаретяна, А.Л.Никифорова, В.М.Розина, В.С.Степина, Э.М.Чудинова, и др.) проблематика истины, артикулируясь с различных позиций, тесно переплетается с философско-научной рефлексией.

В последнее время тема научной истины все чаще становится предметом дискуссии среди психологов. Поскольку в настоящей диссертации мы активно опираемся на материал психологии, отметим работы В.М.Аллахвердова , В.Ф.Петренко , А.В.Юревича .

Мы придерживаемся мнения, что корреспондентная концепция, имеющая античные корни, составила ядро классической науки. Способом установления соответствия знания вещам (реальному положению дел) и проверки истинности знаний выступил метод эксперимента как альтернатива установлению истинности знания путем апелляции к авторитетам. «Я, однако, препоручаю эти основания науки о магните – новый род философии – только вам, истинные философы, благородные мужи, ищущие знания не только в книгах, но и в самих вещах» , - пишет один из основоположников классической науки В.Гильберт, в своем фундаментальном труде «О магните».

Истина классической науки – это экспериментально установленное соответствие знаний об объектах самим реальным объектам. Точнее, истинное теоретическое знание представляет собой сложный конгломерат абстрактных теоретических и экспериментальных объектов. Реальный объект исследования преобразуется в экспериментальной ситуации в эмпирический объект с ограниченным набором заранее определенных существенных качеств. В ходе экспериментирования проверяется соответствие этого эмпирического объекта и его модели – объекта абстрактного теоретического.

Реальный объект классической науки изменяется, преобразовывается в экспериментальный, теряя при этом все многообразие своих свойств и отношений, но при этом появляется возможность исключения тех из них, что составляют помеху экспериментированию. Например – силы трения. Именно благодаря такой «подмене» реального объекта «сконструированным» собственно и стал возможным метод эксперимента – метод активного исследования реальности в изолированной ограниченной среде. В.Г.Горохов отмечает, что «без такой идеализации было бы невозможно возникновение не только современного естествознания, но и современной инженерной деятельности» . С другой стороны, в данной идеализации усматривается наиболее характерная черта классической науки – негласное уравнивание реального природного объекта, эмпирического объекта и его модели, построенной теоретически и верифицированной посредством эксперимента. Отсюда беспримерный эпистемологический оптимизм классического естествознания. Истина здесь доступна и познается через строгий метод. Она получает инструментальный характер и обретает свое место в действенных положениях. Истина постигается в силу гипотез и проектов. Мир опыта заменяется тематикой экспериментальной математической физики.

Помимо прочего, в классической науке элиминирован и сам субъект познания . Он постулируется внеположенным познавательной ситуации, а знание, полученное определенным методом – объективным положением дел в реальности. Реальность открывается исследователю во всем своем сущностном многообразии в процессе опыта, экспериментирования с ней.

Реальность естественных наук, выделившихся в Новое время, предстает в форме объекта, противопоставленного субъекту познания, который дает описание этому объекту. С такой позиции концепция соответствия заключается в наиболее полном описании сущности объекта науки, и ее воплощение в жизнь в известном смысле невозможно , и уже в XIX-XX веке наметилась серьезная дискуссия над основаниями классической науки. Создание Эйнштейном теории относительности, появление квантовой физики, введение в научный язык категорий вероятностного описания и многое другое не могли не сказаться на научной рефлексии и рефлексии над наукой.

В конце XIX начале XX в. вместе с прогрессом науки и техники, мы наблюдаем усиление интереса к рефлексии над наукой с философских и исторических позиций. Проблема научной истины занимает в этой рефлексии далеко не самое последнее место. В пределах этой рефлексии постепенно выкристаллизовывается тенденция к деонтологизации научной истины.

Первый позитивизм трактовал научное знание, отбросив сущностные, метафизические описания. Единственным определением закона было его устойчивое повторение, а апелляция к сущностям явлений трактовалась как дань метафизической традиции и отбрасывалась программой позитивизма. И если в рамках концепции позитивистов мы не можем давать истинностную оценку получаемым знаниям с точки зрения соответствия их сущностям вещей, то вполне естественным является соответствие наблюдаемому, факту, что находится в русле традиции эмпиризма и феноменологии.

Однако уже в ходе эволюции позитивизма прослеживается постепенный отказ от обоснования научного знания как истинного. Во втором позитивизме наиболее часто можно встретить положение, согласно которому научная теория есть просто инструмент для предсказаний. Она, таким образом, выполняет определенную полезную функцию. Она характеризуется с точки зрения «удобства», но не истинности .

Подобные воззрения наиболее отчетливо встречаются у постпозитивистов: конвенционализм в отношении истины Куна, реляционизм Фейерабенда и т.п. Идея объективной истины присутствует однако у Поппера, но и у него между объективной истиной и реальностью мы видим фундаментальный разрыв: невозможность обосновать истину через ее критерии .

Трудности корреспондентной теории истины привели, с одной стороны, к попыткам обосновать истинность знания по-иному. Так, широко обсуждаются концепции конвенциональной истины, когерентной истины, прагматической истины, вероятностной истины и т.п. С другой стороны – к идее об избыточности категории истины для философии и науки.

Последние делают акцент на том, что сегодня понятие истины избыточно, оно уже не несет никакого философского смысла и должно быть элиминировано, вычеркнуто из философского языка, либо его употребление должно значительно сузиться - дефляционные теории истины. Стоит отметить, что сегодня дефляционный подход находится на этапе активного становления. Среди его сторонников Х.Филд , П.Хорвич , А.Прайор и др.

Приведенный выше беглый взгляд на историю вопроса об истине в науке дает понимание общего направления рефлексии над категорией истинности. Постепенно в науке и в философии науки происходит своеобразная девальвация истинностного мышления. Существование альтернативных концепций истины (истина как конвенция, как когерренция, как вероятность и т.п.), дискуссии над возможностью вычеркнуть категорию истины из языка философии и науки, еще раз подчеркивают тот факт, что классическая концепция истины постепенно утратила свою значимость для науки. В данном диссертационном исследовании мы на конкретном научном материале, проанализировали причины кризиса истинностного мышления в науке. А точнее – кризиса классической теории истины. Методологической базой и образцом такого содержательно-методологического анализа конкретного историко-научного материала для нас выступили прежде всего работы В.Г.Горохова, А.Койре, И.Лакатоса, Х.Ленка, В.С.Степина и др.

Объектом исследования является эволюция представлений об истинности в науке и технике в XX веке.

Предметом исследования – философско-методологические основы кризиса корреспондентной теории истины в науке и технике в XX веке.

Цель исследования заключается в проведении философско-методологического анализа оснований и следствий кризиса корреспондентной теории истины в науке и технике.

Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

  1. выявление мировоззренческих основ кризиса корреспондентной теории истины в современной науке;
  2. проведение философско-методологического анализа ряда конкретных случаев из научно-исследовательской практики различных научных дисциплин с точки зрения критериев объективности и истинности знания;
  3. проведение методологического анализа экспериментальной практики в современной науке с позиций критериев объективности и истинности знания;
  4. исследование эволюции представлений об истинности в науке и технике в контексте типов научной рациональности.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- Акцент от историко-философского рассмотрения концепции истины в науке смещается в сторону анализа истинностных установок на конкретном научном материале. Подобный подход позволяет подойти к проблеме истины в науке собственно с позиции самой науки, и соотнести философские выводы относительно истины с конкретным научным материалом.

- В качестве исходного материала для философско-методологического анализа привлекаются случаи из различных научных дисциплин -естественно-научных, гуманитарных, технических – физики, психологии, медицины, нанотехнологиий, что позволяет подойти к изучаемой проблематике с различных позиций, и из различных исторических контекстов, поскольку привлекаемые научные дисциплины имеют разную историю.

- Особое внимание уделено технонауке и ее роли в эволюции представлений об истинности в науке вообще.

Теоретическая значимость исследования

Настоящее диссертационное исследование позволяет по-новому взглянуть на проблему истинности в науке и технике. Проблема истинности освещается с позиции самой науки. Именно в конкретных научных текстах, примерах научного поиска, в научном экспериментировании вскрываются проблемы обоснования научного знания как истинного. Вместе с тем подобный материал позволяет наметить возможные пути альтернативного осмысления проблемы истинностного мышления в науке.

Практическая значимость исследования

Материал работы может быть использован в рамках преподавания дисциплин «Философия и методология науки», «Экспериментальная психология», а также может стать основой для разработки спецкурсов по философским и методологическим проблемам эксперимента в науке, а также проблемам медицины и психологии.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Кризис корреспондентной теории истины в науке и технике имеет ряд внутринаучных детерминант, в роли которых выступает сама структура научного знания и логика проведения научного поиска.
  2. Кризис корреспондентной теории истины в науке и технике имеет ряд вненаучных детерминант, в роли которых выступает прагматическая установка в современной науке, а также множественные междисциплинарные связи и вненаучные влияния.
  3. Изменение понимания роли истины в научном мышлении соответствует смене фундаментальных установок научного мышления в контексте типов научной рациональности.
  4. Эволюция представлений об истинности знания схожим образом проявляется в различных научных и технических дисциплинах.

Апробация работы. Положения и основные результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях сектора философских проблем междисциплинарных исследований института философии РАН в 2005-2008 гг. Содержание работы было представлено в докладах и сообщениях на 71-й итоговой межвузовской  конференции студентов и молодых ученых Курского государственного медицинского университета «Молодежная наука и современность», XIII-й Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», Международной конференции памяти академика Н.Н.Моисеева «Социальная и экологическая оценка научно-технического развития», 7-й Международной конференции «Глобальные проблемы устойчивого развития и современная цивилизация».

Основные положения работы отражены в 6-ти публикациях.

Структура диссертации

Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется степень разработанности проблемы, постулируется цель, задачи работы, методологическая основа исследования, его теоретическая и практическая значимость, а также положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Эволюция представлений об истинности знания в науке и технике в контексте типов научной рациональности» посвящена рассмотрению эволюции истинностных установок в науке в контексте типов научной рациональности.

В качестве основного методологического базиса мы привлекли категорию научной рациональности и понятие о смене ее типов – классическом, неклассическом и постнеклассическом. Концепция типов научной рациональности является для настоящего исследования своеобразной «опорной» теорией, на которую мы проецируем философско-методологический анализ конкретного научного материала. С одной стороны, эта концепция дает определенное понимание методолого-эпистемологического настроя, а также структуры научного поиска в те или иные периоды научной истории. С другой стороны, дает четкое представление о направлении эволюции как науки, так и рефлексии над наукой. В нашей работе мы соотносим эволюцию представлений об истинности знания в науке и технике с собственно развитием научного и технического знания. Каждому типу научной рациональности соответствует общий философско-мировоззренческий настрой относительно обоснования научного знания как истинного. В данной главе представлены основные вехи эволюции истинностного мышления в науке, ставшие предметом специального философско-методологического анализа в последующих главах.

Первый параграф «Представления об истинности знания в контексте классической рациональности» посвящен рассмотрению оснований классической науки в их связи с истинностными установками классического естествознания. Классическая наука характеризуется значительным эпистемологическим оптимизмом, который зиждется на ряде негласных допущений и идеализаций, среди которых негласная элиминация из познавательной деятельности возмущений со стороны субъекта, средств и операций познавательной деятельности. Такая элиминация рассматривается как необходимое условия получения объективно-истинного знания об изучаемой действительности. Для достижения абсолютной объективной истины исследователю необходим лишь строгий метод и совершенствование средств наблюдения и измерения. Истина классической науки – это экспериментально установленное соответствие знаний об объектах самим реальным объектам. Классическая концепция истины-корреспонденции составила ядро классической науки, а способом установления этого соответствия выступил метод эксперимента. В классической науке элиминирован и сам субъект познания. Он постулируется внеположенным познавательной ситуации, а знание, полученное определенным методом – объективным положением дел в реальности. Реальность открывает исследователю все свои потаенные уголки в процессе опыта, экспериментирования с ней.

Во втором параграфе «Представления об истинности знания в контексте неклассической и постнеклассической рациональности» мы анализируем те мировоззренческие сдвиги, которые произошли в науке, начиная с конца XIX века и обусловили перестройку оснований науки, в том числе представлений об истинности научного знания.

Предметная область неклассической и постнеклассической науки расширяется и усложняется по сравнению с наукой классической. Часто объектами науки становятся сущности ненаблюдаемые, доступные изучению лишь косвенно, например – микрообъекты квантовой физики, или феномены психики человека. В отношении таких объектов констатируется невозможность их выделения из познавательной ситуации, а также возможность одновременного существования множества моделей одного и того же объекта действительности, часто несоизмеримых, но в равной степени «адекватно» описывающих объект. Благодаря этому, в частности, в неклассической науке проявляется отход от прямого онтологизма в научном познании. Собственно, эта «деонтологизация» и является основной вехой в преобразовании истинностного мышления в данный период развития науки. Если истина классической науки – это соответствие, всесторонне доступного изучению объекта и знания о нем, то в неклассической науке формула корреспонденции начинает постепенно сдавать свои позиции, что дает почву для плюрализма в отношении научной истины.

Вторая глава «Экспериментальная практика и критерии истинности» посвящена философско-методологическому анализу эксперимента как основного метода получения знания в науке.

Если в первой главе диссертации мы обозначили основные проявления кризиса корреспондентной концепции истины науке в эволюционном контексте, то, начиная со второй главы, мы анализируем причины этого кризиса в теле самой науки, активно привлекая научный материал.

В данной главе основной акцент был сделан не столько на анализе экспериментов в естественных науках, сколько на эксперименте в психологическом знании, поскольку на основании анализа экспериментальной психологии с наибольшей отчетливостью проявляются все препоны и «подводные камни» экспериментирования в современной науке. Психология – наука, больше других столкнувшаяся с необходимостью детальной проработки процедур экспериментирования в погоне за право называться наукой экспериментальной. Она, с одной стороны, в полной мере интериоризировала идеалы экспериментального естествознания и развила их, с другой – по ряду причин эксперимент так и не стал гарантом истинности знания в психологической науке. Анализу этих причин, имеющих значение не только для психологии, но и для науки в целом, посвящена данная глава.

В качестве отправной точки нашего анализа мы избрали категорию «идеальный эксперимент», введенную в понятийный аппарат психологии в качестве методологической составляющей. Апелляция к этой категории позволила при анализе экспериментов в других науках получить важные выводы относительно критериев истинности в экспериментах других наук.

Категория «идеальный эксперимент» применима к эксперименту вообще и имеет методологический, конституирующий смысл. Категория идеального эксперимента  - это своеобразная дань классической традиции. В ней выражается общий оптимистичный эпистемологический настрой классической науки, однако в реальной практике такой идеал оказывается недостижим. Каждая ступень планирования реального эксперимента содержит «непрозрачные» звенья, все больше отдаляющие реальный объект исследования от получаемых результатов. Концепция соответствия здесь преобразуется в конвенции и вероятность, предстающие в облике бесспорной реальности. Благодаря вероятностному соответствию реального эксперимента и эксперимента идеального, наука получает свое новое основание – валидность, которая все чаще воспринимается как достоверность, объективность, истинность. По крайней мере, указание на высокую валидность того или иного эксперимента служит своеобразным залогом его бесспорности и авторитетности.

Таким образом, эксперимент, основной метод науки, долгое время считавшийся (да и считающийся по сей день) гарантом истинности получаемых знаний, на деле всей своей структурой представляется в виде абсолютно непрозрачного и зачастую искажающего переходника между реальным объектом и теоретической моделью этого объекта.

Третья глава «Структурный анализ научного знания с точки зрения критериев истинности» посвящена философско-методологическому анализу структуры и особенностей научного поиска на современном этапе научно-технического развития в контексте истинностного мышления. В ней показано на примере анализа конкретных научных исследований, с какими трудностями сталкивается обоснование научного знания как истинного на теоретическом и эмпирическом уровнях науки. Если в первой главе мы наметили проявления эволюции представлений об истинности знания в науке и технике, то в данной главе мы сосредоточились на выяснении причин этой эволюции, в качестве которых, в том числе анализируются многочисленные междисциплинарные и внешние связи науки с социальными ценностями и установками и влияние этих связей на возможности истинностного мышления в науке.

Первый параграф «Методологический анализ одного случая из научной практики» посвящен подробному описанию и оценке конкретного психологического исследования в контексте истинностной методологии. Исследование, выступившее материалом для первого параграфа посвящено изучению временной организации человеческой жизни. Основным критерием выбора материала для данного параграфа из области психологии выступила особая рельефность методологических проблем научного поиска, которая проявляется в психологическом знании в большей степени, нежели в других науках ввиду специфики психологии. В данном параграфе мы проследили весь путь научного поиска от постановки  проблемы исследования до интерпретации полученных результатов. Мы установили, что современное психологическое исследование в значительной степени зависимо не только от субъективных решений его автора, но также от привлекаемого философского аппарата, многочисленных теоретических моделей, уже сформулированных в науке, статистического аппарата и т.д.

Основной акцент анализа был сделан на демонстрации многочисленных двусмысленностей и неоднозначностей как в формулировке гипотез исследования, выбора методов, так и в интерпретации полученных результатов. Также мы уделили особое внимание трудностям исследования сложных многомерных объектов в современной науке, коим является в нашем примере психическая реальность человека. Полученные выводы были подкреплены нами анализом примеров из других естественных наук (физики, медицины), а также технонауки (нанотехнологии), и явились в качестве отправной точки для последующего анализа.

Второй параграф «Пределы действия корреспондентной теории истины в науке» был посвящен более детальному философско-методологическому анализу структуры современного научного знания. Для анализа нами была привлечена схема двухуровневой структуры научного знания (теоретический и эмпирический уровни), и подробно рассмотрены элементы этой схемы (эмпирические и теоретические абстрактные объекты, данные наблюдения, эмпирические факты, теоретические законы и модели) в конкретных научных исследованиях в контексте применимости к ним корреспондентной теории истины. Мы исходили из посылки, что корреспондентная теория истины в полной мере выражает оптимистический эпистемологический настрой, свойственный классической науке, сохранившийся по сей день в науке современной. Однако этот настрой на современном этапе научного знания все чаще подвергается серьезному сомнению и высказываются соображения, что истинностное мышление в современной науке является избыточным. На конкретном научном материале мы прояснили, что действительно истинностное мышление в современной науке (в смысле теории корреспонденции) далеко не всегда имеет реальные основания в самой структуре научного поиска. Основным содержанием параграфа стал анализ построения научных законов и моделей, начиная от данных наблюдения и измерения. Было установлено, что общая позитивистская схема построения научного знания применима к науке лишь том случае, если эмпирический факт имеет реального референта в результатах наблюдения и измерения. Однозначность эмпирического факта в первую очередь опирается на непосредственную наблюдаемость исходных данных. В том случае, если происходит опосредованное измерение или наблюдение «скрытых», ненаблюдаемых объектов, возникают определенные трудности, которые автоматически вбирают в себя теоретические модели и законы. На анализе конкретного научного материала было установлено, что изучение ненаблюдаемых объектов опирается на значительное допущение, согласно которому реальный объект, его форма и функциональность замещаются абстрактным объектом, сконструированным в теории. Невольная онтологизация абстрактного объекта теории выполняет в первую очередь методологическую функцию, поскольку, благодаря ей абстрактный объект, представая в форме бесспорной реальности, становится доступным изучению при помощи научных методов. Эти методы конструируются и избираются согласно свойствам этого абстрактного объекта, выступающего в облике реальности. А эмпирические факты, полученные на основе обобщения данных наблюдения и измерения, по сути, являются бесконечным кругом референций. Вместе с тем, полученные эмпирические факты становятся реальной тканью для построения научных законов и моделей, на которые также накладывается обозначенный отпечаток «первородного» допущения. Ясно, что при ином восприятии объекта исследования, получаются совершенно иные эмпирические факты и иные теоретические модели и законы.

Подобные трудности изучения ненаблюдаемых объектов в сравнении с «прозрачностью» исследования объектов «простых» и наблюдаемых наиболее отчетливо обнаруживаются при исследовании сложных, многомерных ненаблюдаемых объектов (например – многие аспекты психической реальности в психологической науке, нозологическое мышление в медицине), либо при исследовании ненаблюдаемых и недоступных непосредственному измерению микрообъектов (квантовая физика, нанотехнологии). Также в науке имеются примеры эмпирических объектов, существование которых может быть предсказано и обосновано лишь в теории, однако в реальной практике измерения эти объекты, ввиду их предполагаемого малого периода жизни и размеров, не могут быть зафиксированы (виртуальные частицы в физике).

Описанные трудности научного поиска в современной науке приводят к выводу, что идея корреспонденции для таких случаев вообще неприменима, поскольку в результате между теоретической моделью и ее реальной основой, объектом кроется бесконечный круг соответствий и референций к внеположенным данному исследованию пластам научного знания. Однозначного же соответствия модели и объекта добиться попросту невозможно, как, зачастую, невозможно выполнить однозначное наблюдение либо измерение этого объекта. Более того, множество этих объектов существуют лишь гипотетически, и о их реальности судят опосредованно, сквозь ту же призму нескончаемых соответствий и референций. В данном контексте современная наука может с полным правом апеллировать лишь к категориям когерренции, либо конвенции при обосновании истинности полученных результатов, но никак не к идее корреспонденции.

Третий параграф «Современная наука и вненаучные императивы» посвящен анализу тенденций, характеризующих постнеклассический тип научной рациональности. В этих тенденциях выражается осознание тесной связи научной деятельности с традиционно внеположенными ей социокультурными целями и установками. Состояние современного общества обычно в научной литературе характеризуется сквозь призму категории «антропологический кризис», который заключается в осознании пагубных последствий научно-технического развития для экологии, личности человека и выживания человеческого вида в целом. «Человек, усложняя свой мир, все чаще вызывает к жизни такие силы, которые он уже не контролирует и которые становятся чуждыми его природе. Чем больше он преобразует мир, тем в большей мере он порождает непредвиденные социальные факторы, которые начинают формировать структуры, радикально меняющие человеческую жизнь и, очевидно, ухудшающие ее» .

В числе таких «издержек», помимо последствий для экологии и совершенствования оружия массового уничтожения, можно выделить проблемы деформации человеческой телесности, психической деятельности, а также процесса социализации личности. Во многом это связано со все возрастающими нагрузками на человеческую психику: интенсивный информационный обмен, включение в многообразные социальные связи и отношения, ускоряющийся ритм жизни и т.п. Также речь идет об оценке последствий новых научных открытий для человеческого вида в целом: клонирование, генная инженерия, «улучшение» человеческой природы при помощи нанотехнологий, эксперименты с элементарными частицами и др.

Бесспорным является на сегодняшний день факт, что, зачастую, не ученые формулируют научные проблемы, их формулирует сама жизнь. Причем, часто, для решения того или иного запроса практики в науке не существует разработанных адекватных методов и способов исследования. Задачи такого рода обычно не укладываются в рамки одной дисциплины, требуется тесное междисциплинарное взаимодействие, а основным регулятивом научной деятельности является уже не истинность, а эффективность.

На конкретном научном материале нами были проанализированы все ступени раскрытия конкретной научной проблемы от ее осознания до разработки способов изучения и коррекции. Результаты проведенного анализа позволяют нам сделать вывод, что наука сегодня, решая социальные запросы, скорее нацелена на построение эффективных конкурентноспособных моделей изучаемой действительности, т.е. основным императивом научной деятельности в данном случае выступает императив эффективности, но не истинности. Получаемые нами теоретические модели обычно состоят из комбинаций абстрактных объектов теории, зачастую из разных научных дисциплин, опираются на ограниченное число эмпирических фактов. Иная комбинация этих абстрактных объектов и эмпирических фактов приводит к построению совершенно отличной модели изучаемой реальности, однако и сама эта реальность не может предстать перед исследователем в бесспорной и несомненной форме. Обычно эта реальность, изучаемый объект, является сложным, многомерным образованием, изучение которого доступно лишь опосредованно, благодаря использованию методов различных наук. Наша модель действительности зависит также от множества ситуативных факторов, среди которых – специфика гипотетического объекта, географические, социокультурные особенности и т.п. Вслед за А.П. Назаретяном мы приходим к выводу, что «…именно в сфере гносеологии обнаруживается решающее отличие того, что называют новым мышлением, от прежних мировоззренческих установок. Современная наука, в арсенале которой теорема Геделя о неполноте, принцип неопределенности, принцип дополнительности, многозначные логики, элевационистская стратегия междисциплинарного синтеза и прочие экзотичные для классической науки идеи, уходит от истинностной гносеологии, заменяя ее мышлением модельным» .

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, представляются основные выводы и результаты проделанной работы.


Публикации по теме диссертации

  1. Проблема истинности знания на современном этапе научно-технического развития // Эпистемология & Философия науки. Т. ХVII, № 3. – М.: «Канон+», 2008 С. 211-216
  2. Проблема объективности и истинности знания в медицинской науке в контексте антропологического кризиса // Социальная и экологическая оценка научно-технического развития. Материалы Международной конференции памяти академика Н.Н.Моисеева. Под редакцией д.ф.н., проф. В.Г.Горохова. – М.: Российско-германское общество «Философия науки и техники» Российского философского общества, 2007. С. 83-91
  3. Психологическое исследование в контексте постнеклассической рациональности //Материалы XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Том II. — М.: Изд-во МГУ, 2006. – 512 с.  С. 226-228
  4. Методологический смысл понятия «валидность» // Молодежная наука и современность. 71-я итоговая межвузовская  конференция студентов и молодых ученых. В 2-х частях. Часть II. – Курск: КГМУ, 2006. – 396 с. С.301-302.
  5. Категория истины в структуре научного знания // Молодежная наука и современность. 71-я итоговая межвузовская  конференция студентов и молодых ученых. В 2-х частях. Часть II. – Курск: КГМУ, 2006. – 396 с. С.300-301
  6.  «Интерпретативные теории» и понятие идеального эксперимента //Молодежная наука и современность. 71-я итоговая межвузовская  конференция студентов и молодых ученых. В 2-х частях. Часть II. – Курск: КГМУ, 2006. – 396 с.  С.299-300

См.: Аллахвердов В.М. Блеск и нищета эмпирической психологии (на пути к методологическому манифесту петербургских психологов) // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2005. Т. 2, №1, С. 44-65

См.: Петренко В.Ф. Конструктивистская парадигма в психологической науки // Психологический журнал, 2002 №3. С. 113-121; Петренко В.Ф. Что есть истина? (Или наш ответ лорду Чемберлену) // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2005, Т. 2, №1 С. 93-101

См.: Юревич А.В., Цапенко И.П. Нуны ли России ученые? М., 2001.

Гильберт В. О магните, магнитных телах и о большом магните – Земле. М.: АН СССР, 1976, с. 8.

Горохов В.Г. Концепции современного естествознания. – М.: ИНФРА-М, 2003, с. 237

См.: Степин В.С. Философская антропология и философия науки. – М., 1992.

Речь в первую очередь идет о субъектности научного знания и отсутствии однозначных демаркационных критериев научного и ненаучного.

См.: Сокулер З.А. Знание и власть: наука в обществе модерна. – СПб., 2001.

См: Поппер К. Предположения и опровержения. – М., 2004.

См.: Field H. The Deflationary Conception of Truth // Fact, Science and morality. Oxford, 1986; Prior A. Objects of Thougt. Oxford, 1971.

См.: Horwich P. Meaning, Use, and Truth // Mind, Vol.204, No 414, 1995.

См.: Prior A. Objects of Thougt. Oxford, 1971.

Образцы такого исследования мы находим, прежде всего в работах И. Лакатоса, проводившего рациональную реконструкцию истории научно-исследовательских программ на материале истории математики, а А. Койре мастерски осуществил историко-критический анализ генезиса концептуальных структур науки на материале научной революции 17 века. Х. Ленк особенно в своих ранних работах (см., например: H. Lenk. Einfuhrung in die Erkenntnistheorie. Munhen: Wilhelm Fink Verlag, 1998) развил на материале неклассической физики и теории проектирования идеи «схематического интерпретационизма» (см. также: Х. Ленк. Эпистемологические заметки относительно понятий «теория» и «теоретическое понятие». В кн.: Философия, наука, цивилизация. М.: Эдиториал УРСС, 1999; Х. Ленк. Был ли Кант сторонником методологического интепретационизма? // Эпистемология и философия науки, 2008, т. XVIII, № 4). Однако наибольшее влияние на развитие такого рода исследований истории науки в нашей стране оказали работы В.С. Степина по содержательно-методологическому анализу становления научной теории в классическом и неклассическом естествознании. В.Г. Горохов реализовал этот подход в исследованиях по истории классических и неклассических технических наук.

Степин В.С. Теоретическое знание. - М.: Прогресс-Традиция2000, с. 32

Назаретян А.П. Истина как категория мифологического мышления (тезисы к дискуссии) // Общественные науки и современность. 1995.  № 4. С. 106

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.