WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Философия Джорджа Сантаяны

Автореферат кандидатской диссертации

 

Учреждение Российской академии наук

   Институт философии РАН

 

 

На правах рукописи

 

 

 

ЕПОЯН Тигран Альбертович

 

 

ФИЛОСОФИЯ ДЖОРДЖА САНТАЯНЫ

 

Специальность 09.00.03 – «История философии»

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

 

 

 

 

Москва - 2008


Работа выполнена в секторе современной западной философии

Учреждения Российской академии наук Институт философии РАН

 

Научный руководитель                                                                        доктор философских наук

Н.С. ЮЛИНА

Официальные оппоненты:                                                        

доктор философских наук, профессор

В.В. Ванчугов

                                               кандидат философских наук, доцент

Л.Б. Макеева

                  

Ведущая организация:                                                                                   Учреждение Российской академии наук

Институт научной информации по общественным наукам РАН

Защита  диссертации  состоится  «______» _________________ 200___ г. в _____ час.  на заседании Диссертационного Совета (шифр Д.002.015.04) по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата философских наук при Институте философии РАН по адресу: 119991, Москва, ул. Волхонка, д. 14, зал заседаний Учёного совета (к.524)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии РАН.

Автореферат разослан  «______»  _____________  200__  г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент

 

Ю.В. Синеокая

                  

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования 

Представленная на защиту диссертационная работа является историко-философским исследованием творчества Джорджа Сантаяны (1863-1952) –  классика американской философии ХХ века. Наряду с Ч. Пирсом,                    У. Джемсом, Дж. Ройсом, Дж. Дьюи, Дж. Мидом, он внес в нее свой оригинальный вклад. Сантаяна был философом, писателем, поэтом. Его перу принадлежат около тридцати произведений по эстетике, онтологии, гносеологии, религии, социальной философии. Им опубликованы эссе по истории, культуре, литературе, истории философии, философский роман и поэтические сборники, нескольких автобиографических произведений.

Основные  философские труды – «Чувство прекрасного» (1896),  «Жизнь разума» (1905-1906), «Скептицизм и животная вера» (1923), «Царства бытия» (1927-1940), «Господство и власть» (1951) – входят в стандартные учебные курсы в университетах и продолжают переиздаваться. Образный и метафорический литературный стиль обеспечил ему широкую читательскую аудиторию, а многие афоризмы вошли в язык журналистики. В 1927 году Сантаяне была присуждена Золотая медаль английского Королевского литературного общества, роман «Последний пуританин» (1936) был выдвинут на Пулитцеровскую премию, в 1948 году была развернута кампания по его выдвижению на Нобелевскую премию в области литературы.

В России Сантаяна долгое время был малоизвестным автором. Переводы некоторых его работ появились сравнительно недавно. На русском языке опубликованы большая философская работа Сантаяны «Скептицизм и животная вера» (2001) и важная с точки зрения понимания его отношения к культуре и традициям США (и вызвавшая много споров) книга «Характер и мировоззрение американцев» (2003). Остальные публикации – это переводы небольших статей или их отдельных разделов.

Историко-философским анализом творчества Сантаяны в России занимались немногие авторы (Н.С. Юлина, Д.М. Луканов,                                В.Д. Ендовицкий). Как правило, они выбирали какие-то отдельные его аспекты, чаще всего относящиеся к дискуссиям неореалистов и критических реалистов, метафизике «Царств бытия» и эстетической тематике. Практически не были рассмотрены принесшая ему известность серия книг «Жизнь разума» (1905-1906), поздняя работа «Господство и власть» (1951), в которой представлены взгляды на общество, политику и государство, работы о религии и искусстве.

Чтобы восполнить этот пробел, автор диссертационного исследования поставил перед собой задачу проанализировать творчество Сантаяны в целостности и через призму скрепляющих его установок. В ограниченных рамках кандидатской диссертации невозможно детально рассмотреть его многочисленные публикации и спектр обсуждаемых в них вопросов. В качестве приоритетной определена задача показа единства философии мыслителя, взаимосвязь эстетических, эпистемологических, онтологических, моральных и политических взглядов. Большая роль отведена выявлению ключевых идей, составлявших это единство. Автор диссертации исходит из посылки, что разнообразная тематика философии Сантаяны связана его исходной целью – определить, каким образом в современном мире, в котором наступление науки, технической цивилизации и материальных интересов оттесняет «свободную жизнь духа» на обочину, можно спасти этот взращенный европейской культурой образ жизни.

Сантаяна начал заниматься философией в период, когда  культурная доминанта предшествовавших веков – религия – уступала место другой доминанте – науке. В его alma mater – Гарвардском университете –  становление самостоятельной профессиональной философии происходило в поле напряжения, сложившемся между наукой и религией. Противостояние научно-атеистического и религиозного сознания  сказалось на творчестве Джемса, Ройса и Пирса и проявилось в том, что эти мыслители много сил потратили на поиски компромисса религии и науки.                  

В отличие от них, Сантаяна отказался искать компромисс и уже в молодости выбрал для себя натуралистическое и атеистическое мировоззрение.                       При этом наиболее ценными плодами культуры он считал те, которые были вдохновлены «христианским духом». Он поставил перед собой задачу показать возможность натуралистического объяснения психологии религиозного сознания – духовных исканий – и построения на их основе «нецерковной религии», удовлетворяющей духовным, моральным и эстетическим потребностям человека ХХ века. Мысль о компенсации традиционной религии «нецерковной религией» пронизывает все его работы, в том числе относящиеся к гносеологии и метафизике.

Поскольку в центр своей философии Сантаяна поставил внутренний духовный мир человека, он часто именовал ее «моральной». Но традиционными для этической дисциплины проблемами он не занимался. В задачи его моральной философии входила оценка истории культуры и общества с точки зрения имеющихся в них возможностей для свободной игры воображения и эстетического мироотношения, освобождающих человека от рабства природной и социальной необходимости.

В диссертации показано, что для концептуального обоснования самоценности «морального» взгляда на мир Сантаяне потребовалось построение особой метафизической системы, соединяющей натурализм с платонизмом. Его работы «Скептицизм и животная вера» и «Царства бытия» посвящены  гносеологическому и онтологическому обоснованию наличия природной основы у всех проявлений интеллектуальной деятельности человека, и в то же время доказательству оторванности продуктов этой деятельности от материальной основы и обретения ими автономного («платоновского») бытия идеальных сущностей.

В диссертации прослежено влияние дискуссий неореалистов и критических реалистов о схеме познавательного процесса и возможности эпистемологического реализма на поворот Сантаяны от культурологической проблематики к онтологической и гносеологической. Введенные им понятия «животная вера», «интуиция сущностей», «царства бытия» надолго вошли в лексикон эпистемологических дискуссий.              А позиция реализма в отношении идеальных сущностей в сочетании с агностицизмом в отношении материального существования до сих пор в той или иной форме воспроизводится в современной философии.

Довольно большой раздел диссертации содержит обзор творческой биографии Сантаяны. Его необходимость диссертант объясняет тем, что по отношению к этому мыслителю больше, чем по отношению к кому-либо другому, подходит наблюдение Джемса о том, что философские системы отражают темперамент их создателей. Без «личностного среза» невозможно понять истоки моральной философии Сантаяны и те специфические методы, которые он использует в онтологии и гносеологии для обоснования возможности культивирования эстетического чувства в практической и рациональной жизни.

Степень разработанности темы

За рубежом о Сантаяне написаны десятки монографий и статей.                           В известной серии «Библиотека живых философов» под редакцией                          П. Шилпа в 1940 году вышел том, посвященный творчеству Сантаяны. Свое мнение о различных аспектах его учения выразили многие известные философы, включая его друга Бертрана Рассела. Философские воззрения Сантаяны, его материализм, натурализм, гуманизм, теория сущностей, понятие «животной веры», интуиция и способность воображения, учение о духовной жизни были предметом анализа и критики других                                   его современников, в том числе Д. Дьюи, Р.В. Селларса, Д. Дрейка,                            Р.Б. Перри. Среди специальных исследований следует выделить работы  М. Муница, Дж. Хаугейта, Т. Мансона, монографию М. Кирквуда «Сантаяна. Святой воображения» (1961), книгу Т.Л. Сприджа «Сантаяна. Анализ философии» (1974). Из последних работ можно отметить изданную в 1994 году книгу Г. Левинсона «Сантаяна. Прагматизм и духовная жизнь», в 2007 году вышел сборник статей «Под любым небом», в котором современные авторы представили свое видение творчества Сантаяны .

Рассуждения о религии занимают значительное место в трудах Сантаяны, что дало богатую почву для интерпретации его философии с точки зрения различных конфессий . Тщательностью своей аргументации выделяется работа известного католического теолога и философа Р. Батлера «Мысль Сантаяны», лично знакомого с мыслителем, написавшего о нем много статей и несколько книг . Анализу эстетических взглядов философа посвящено несколько книг и множество статей, среди которых следует отметить книги У. Арнетта «Сантаяна и чувство прекрасного» и                  И. Сингера «Эстетика Сантаяны» .

Разные авторы выделяют различные аспекты философии Сантаяны. Некоторые отмечают черты платонизма и неоплатонизма, другие прослеживают связь с индийской философией, прагматизмом Джемса, инструментализмом Дьюи, идеализмом Ройса, трансцендентализмом Эмерсона . Социально-политическим взглядам Сантаяны посвящены монографии Р. Давидоффа, Б. Зингера, а также статьи Д. Спитца, С. Лампрехта и других . Много статей написано по поводу размышлений Сантаяны об американской культуре, ее материализме, прагматизме и особой ментальности.

В 80-90-ые годы  ХХ века вышли в свет две биографии Сантаяны, написанные Дж. МакКормиком и Д. Картером . Ранее, в 1963 году, секретарь и помощник Сантаяны Д. Кори выпустил в свет историю жизни и творчества мыслителя, написанную на основе  писем, – «Сантаяна: поздние годы. Портрет из писем» . С 1983 года издается ежегодный бюллетень Общества Сантаяны, проводятся ежегодные собрания Общества, где выступают академические философы, любители поэзии и эссеистики. Среди постоянных авторов бюллетеня – лично знавший Сантаяну Р. Лайон, а также П. Кунц, Дж. Лахц, Дж. МакКормик,                           Г. Сааткамп, И. Сингер, Г. Левинсон и др.

В Советском Союзе упоминание о философии Сантаяны датируется 1948 годом , а статья о нем (в которой он представлен как «идеолог империализма») вышла в свет в 1953 году в журнале «Вопросы философии» . Первым академическим исследованием творчества Сантаяны была диссертационная работа Н.С. Юлиной «Критика философии Джорджа Сантаяны» (1962), в которой в контексте дискуссий неореалистов и критических реалистов анализируется, главным образом, онтология «царств бытия» и эпистемология «животной веры». Материалы этого диссертационного исследования легли в основу главы «Философия Д. Сантаяны и американский реализм» в сборнике «Современный объективный идеализм».

Этим работам предшествовал анализ эстетического отношения Сантаяны к действительности в статье 1961 года . Философия Сантаяны была представлена в учебном пособии по истории философии (1974) и монографии А. С. Богомолова «Буржуазная философия США ХХ века» (1977). В 1968 году опубликована книга В.Д. Ендовицкого «Критика философии американского критического реализма (Философия культуры Дж.Сантаяны)», и в начале 80-х годов появилось несколько статей о Сантаяне .

Объект  исследования

Объектом исследования является философия Джорджа Сантаяны в контексте развития американской и западноевропейской мысли XX века.

Предмет исследования

Предметом диссертационного исследования является совокупность взглядов Сантаяны на онтологию, гносеологию, мораль, культуру, социально-политические системы и смысл духовной жизни. 

Цель исследования

Цель диссертационного исследования состоит в анализе онтологических, гносеологических  и культурологических посылок философии Сантаяны в понимании моральной и духовной жизни. Практической целью является ознакомление российского читателя с общей ситуацией и контекстом американской философии первой половины ХХ века и с ее видными представителями, одним из которых был Дж. Сантаяна. Предполагается, что реализация этих целей послужит развитию отечественной философской американистики.

Задачи исследования

Задачи исследования определяются целями диссертационной работы и внутренней логикой взглядов Сантаяны. Они состоят в том, чтобы:

  1. Описать формирование и развитие философских взглядов Сантаяны в контексте «золотого века» американской философии, показать влияние на эти взгляды идей Ройса, Джемса, Шопенгауэра, Платона и Плотина, дискуссий неореалистов и критических реалистов;
  2. Определить характер эпистемологии и онтологии Сантаяны и его моральной и социально-политической философии; дать теоретико-методологическую оценку его варианту натурализма и платонизма; показать связь его толкования истины с прагматизмом и критическим реализмом; выявить основные аргументы, предлагаемые им в пользу морально-эстетического мироотношения;
  3. Оценить предложенный Сантаяной метод «предельного скептицизма» для изучения познавательного процесса, концепцию «интуиции сущностей» и роль «животной веры» в обосновании реализма, роль воображения и символических систем в познании;
  4. Проанализировать сопряженность натурализма в толковании генезиса сознания, платонизма в идеализации его продуктов и учения о рациональном устройстве общества для понимании смысла духовной жизни человека – центральной темы всей философии Сантаяны;
  5. Обозначить место философии Сантаяны в традиции американской мысли.

Методология исследования

Для решения поставленных в диссертации задач диссертант использовал несколько методов.

Метод историко-философской дескрипции – систематического описания этапов творческой деятельности Сантаяны, смены тематики и концептуальных установок использовался для воссоздания общей картины движения мысли.

Метод исторической реконструкции – при описании контекста формирования взглядов Сантаяны в рамках американской философии первой половины ХХ века.

Метод сравнительного анализа – при сопоставлении философских позиций Сантаяны, Джемса, Ройса, Шопенгауэра, неореалистов, критических реалистов и других философов.

Метод биографического описания – для показа влияния фактов биографии на формирование и эволюцию философских взглядов. Этот метод особо актуален для понимания Сантаяны, для которого характерна само-рефлексия по поводу событий его жизни, которая, в свою очередь, стремилась быть воплощением идей его философии.

Широко использованы источники и материалы, не переведенные на русский язык, в том числе «Жизнь разума», «Царства бытия» и «Господство и власть».

Источники исследования

В качестве материала исследования использованы публикации                            Дж. Сантаяны (на русском и английском языках), комментаторская литература отечественных и западных историков философии, материалы конференций.

Новизна и научная ценность

Новизна и научная ценность проведенной диссертантом работы состоит в том, что впервые в отечественной исторической литературе дан целостный анализ  творчества Дж. Сантаяны.

Проведена историко-философская работа по анализу текстов произведений Сантаяны, их стилистики, рефлексии самого Сантаяны по поводу его идей, а также оценочных работ комментаторов. Более полно представлен идейный климат американской философии первой половины ХХ века и роль философов Гарвардского университета в его создании.

Прослежено формирование и развитие философских взглядов Сантаяны в контексте «золотого века» американской философии. Показана роль идей Джемса и Ройса, Шопенгауэра, Платона и Плотина, дискуссий неореалистов и критических реалистов в выработке его собственной позиции.

Показано, что поворот Сантаяны к эпистемологической и онтологической проблематике был стимулирован дискуссиями неореалистов и критических реалистов по поводу схемы познания. Признание сущностей посредниками познавательного процесса (критический реализм) послужило эпистемологической основой концепции идеального («Царства сущности»).

Дана теоретико-методологическая оценка его варианта платонизма,  построенного на натуралистической основе. Показано, что, в силу натуралистической установки, придание Сантаяной идеальным сущностям самостоятельного бытия не тождественно платонизму. В толковании истины Сантаяна соединил платонизм («Царство истины») с умеренным агностицизмом («полная» истина об отдельных фактах и о мире в целом до конца непостижима) и прагматизмом («частная» истина о фактах удостоверяется основанной на «животной вере» практикой). Сделан вывод о том, что с помощью  «Царства сущности» Сантаяна уравнивает в правах все формы интеллектуального и духовного творчества человека – науку, религию, поэзию, искусство.

Показано, что плюралистическая система бытия использовалась Сантаяной как аргумент в пользу идеи о самостоятельной значимости и приоритетности духовной жизни и «легитимности» позиции отстраненности от материальной и социальной практики.

Рассмотрение учения Сантаяны об обществе и государстве показало его утопичность в контексте реалий современной жизни.

Основные положения, выносимые на защиту

Главные выводы, которые выносятся на защиту, следующие:

  1. Сантаяну выделяет масштабность и органичность осуществленного им синтеза идей натурализма, рационализма, прагматизма и романтического направления философии жизни в цельную систему «моральной философии», в центре внимания которой – человек, его внутренний мир и экзистенциальные искания.
  2. Плюрализм «Царств бытия» свидетельствует об использовании им различных установок. В онтологии Сантаяна – натуралист, признающий материю единственной силой и субстанцией в мире.  В эпистемологии – платоник, постулирущий самостоятельное бытие идеального (сущностей). В понимании истины он выделяет идеальные и прагматические аспекты. В учении о сознании («духе») он соединяет натурализм в объяснении его генезиса и неоплатонизм в понимании экзистенциальных целей.
  3. В эпистемологии Сантаяна трансформировал метод гносеологического сомнения в метод «предельного скептицизма». В схему познания он включил механизм «интуиции сущностей» и «животную веру» в качестве связующего звена между сознанием и внешним миром. Показано, что, превратив воображение в главное свойство сознания, он уравнял в статусе здравый смысл, науку, поэзию, религию и философию.
  4. Показано, что онтология и эпистемология Сантаяны подчинены доказательству существования двух свобод. Одна из них – как познанная необходимость в сфере материальных отношений, условием реализации которой выступает рационально организованное либеральное общество. Другая – как спонтанность духовного творчества, осуществляемая силой воображения.
  5. В этике и социальной философии Сантаяна синтезировал  сократовскую максиму «познай самого себя» с платоновской утопией рационального общества и противопоставил свои элитарные и консервативные взгляды доминирующим либерально-демократическим концепциям.

Теоретическая и практическая значимость

Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы состоит в том, что сформулированные в ней выводы и результаты могут быть использованы в историко-философских исследованиях философской мысли США.  Материал диссертации полезен в подготовке специальных курсов по философии США, в учебной литературе для студентов и аспирантов. Отдельные положения проделанного исследования могут быть использованы для составления курсов по истории американской социально-политической мысли и культуры.

 

Апробация работы

Основные идеи и выводы диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора, были представлены на международных и российских конференциях. Автором данного исследования был написан раздел о творчестве Дж. Сантаяны в учебном пособии для университетов «Западная философия  в ХХ веке» (под редакцией Мельвиля Ю.К., Зотова А.Ф.). Пособие выдержало два издания в 1994 и 1998 годах.

Структура и объем работы

Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии.


II.  Основное содержание диссертации

Во Введении обоснована актуальность и научно-практическая значимость темы, показана степень изученности проблемы, дан историографический обзор литературы и анализ источников, определены цель и задачи исследования, описан и обоснован метод исследования, показана новизна исследования.

Первая глава  называется «Жизнь и творчество. От поэзии к моральной философии». В ней рассмотрена творческая биография Сантаяны, прослежено влияние основных событий его жизни и философских учений Джемса, Ройса, Платона и Шопенгауэра на формирование и эволюцию его взглядов.  Представлены основные этапы и многогранность его творчества, широта интересовавших мыслителя тем, логика их развития. Показана специфика понимания Сантаяной философии как личной точки зрения на порядок вещей в мире и как образа жизни, а не временного занятия.

В первом параграфе «Биография как фактор мировоззрения» показано, как яркие впечатления и сильные переживания, связанные с детством и юношескими годами, оказали влияние на формирование мироощущения и мировоззрения Сантаяны. Увлечение искусством, поэзией, архитектурой и религией определило его эстетически-созерцательное отношение к действительности и характерные черты его философского учения.

Во втором параграфе, озаглавленном «Годы преподавания. Ранние произведения», показаны теоретические источники философии Сантаяны: его натурализма, платонизма, умеренного скептицизма и рационализма, эстетизма и экзистенциализма. Прослежен его переход от увлечения поэзией к опоэтизированной моральной философии.

В параграфе содержится краткий обзор ранних работ философа, созданных им до отъезда из США, в том числе «Чувства прекрасного» (1896), где он четко выразил прошедшую через все его творчество идею о том, что наиболее возвышенное, интеллектуальное и, в конечном счете, единственно оправданное отношение к миру – эстетическое.

В третьем параграфе «Годы странствий и размышлений. Зрелые произведения» рассматривается период жизни после переезда Сантаяны в Европу, откуда он продолжал участвовать в дискуссиях американских философов и где написал свои основные работы «Скептицизм и животная вера» (1923), «Царства бытия» (1927-1940), «Господство и власть» (1951). 

На основе анализа творческой биографии мыслителя диссертант приходит к заключению о том, что события жизни оказали решающее влияние на тематику и тональность его философии и сформировали его взгляды поэтапно. Мечтатель и реалист в юности, в студенческие годы он стал убежденным натуралистом и «интеллектуальным материалистом», а в поздние годы – проникновенным интерпретатором экзистенциальных («моральных») исканий человека, «дешифровщиком» культуры, «антропологом» духовной жизни, платоником, возродившим сократовский идеал рационального общества.

В четвертом параграфе, озаглавленном «Золотой век Гарварда. Джемс,  Ройс и Сантаяна», диссертант рассматривает формирование и развитие философии Сантаяны под влиянием идей Джемса и Ройса и общей атмосферы Гарвардского университета, которая отражала изменения в моральном и интеллектуальном климате Америки конца XIX – начала ХХ веков.

В параграфе воссоздана обстановка борьбы новых течений с «благородной традицией» американской философии. Показана критика Сантаяной «духа кальвинизма» в этой традиции, выразителем которой был Ройс. Вскрыто противоречие в их общефилософских позициях.

Диссертант показывает, как Сантаяна отрицал абсолютный идеализм Ройса, не соглашался с его этикой долга, но неосознанно следовал за ним в утверждении рационального порядка в обществе и рациональной организации частной жизни в качестве социально-этического идеала.

У Джемса Сантаяна нашел подтверждение своим натуралистическим взглядам на природу сознания, символический характер познавательной деятельности и ее практически-утилитарное предназначение. У него он также заимствовал инструменталистское понимание «истины мнения» и идею об избирательной активности и интенциональности сознания, использовав ее при разработке собственной концепции «интуиции сущностей».

Убеждение Джемса в невозможности рационального постижения действительности Сантаяна использовал для обоснования невозможности представления в мысли (в созерцаемой сущности) реального движения и изменения во времени. Это сыграло принципиальную роль в осуществлении его скептического метода. В отсутствии строгой детерминированности джемсовского потока сознания Сантаяна нашел возможность для случайности

– онтологического основания своего учения о духовной жизни.

Отмечая сходство взглядов Джемса и Сантаяны на предназначение философии, диссертант выделил ряд существенных различий в их позициях по вопросу веры и свободы воли человека. Сантаяна трансформировал «волю к вере» Джемса в гносеологическую «животную веру» (animalfaith).  Вместо «воли к вере» в Бога, которая, согласно Джемсу, не давала человеку превратиться в «созданный природой механизм», Сантаяна предложил силу воображения, освобождающую человека от господствующей в мире необходимости и открывающую ему сферу духовного творчества – мир искусства, поэзии и религии.

В конце параграфа диссертант приходит к выводу о том, что, оказавшись между двумя полюсами – радикальным эмпиризмом и индивидуализмом Джемса и абсолютным идеализмом Ройса, Сантаяна синтезировал на натуралистической основе социальные импликации этих двух учений и предложил индивиду свободу в сфере духовной культуры и осознанную необходимость в сфере частной и общественной жизни.

В последнем, пятом параграфе первой главы, названном «Платон и Шопенгауэр глазами Сантаяны», диссертант делает следующие выводы

Как и Платон, Сантаяна признавал онтологический статус универсалий, но отрицал за ними функцию «парадигмы», эталона для мира явлений. Поэтому он допустил бесконечное множество сущностей и их «равноправие» и, тем самым, избавил их от «стандарто-задающей» функции.  Отказавшись от «идеи» как родовой сущности вещей, Сантаяна радикальным образом трансформировал моральную философию Платона, в центре которой было «единое Благо», в учение, допускающее бесконечное множество благ, зависящих от природы каждого отдельного живого существа. Однако, как и Платон, Сантаяна сформулировал канон благой жизни, рационально организованной, сконцентрированной на самопознании и ценящей выше всего духовное творчество.

Своим общим настроем «эстетическая» философия Сантаяны обязана его созерцательному отношению к действительности, которое нашло в учении Шопенгауэра свое лучшее обоснование и оправдание.  Позаимствовав у Шопенгауэра понятие «воли», Сантаяна ввел в обиход новый термин «первобытная Воля» (primalWill) для обозначения активной природы материи и действующих в ней сил.

Описанный Шопенгауэром переход от «обыденного познания» к «безмятежному созерцанию» подсказал Сантаяне возможность чередования «моральной» (обыденной) и «духовной» жизни. Вместо шопенгауэровского «бегства» от мира он предложил его духовное освоение.

Во второй главе, обозначенной по названиям двух главных работ раннего периода творчества Сантаяны «От «Жизни разума» к «Скептицизму и животной вере», диссертант проанализировал применение философом своей натуралистической установки для объяснения роли сознания в создании и развитии материальной и духовной культуры, показал логику смены тематики философских рефлексий Сантаяны в свете необходимости подведения эпистемологического и онтологического обоснования под выводы его «моральной философии».

В первом параграфе «Разум, гармония, счастье» показано, как, отталкиваясь от идей Спенсера и Джемса, Сантаяна объяснял в «Разуме в здравом смысле» (первом томе «Жизни разума») природное эволюционное происхождение и практическое предназначение сознания и символический характер его содержания.

Диссертант раскрывает причины, побудившие Сантаяну признать, что конечная цель познания не теоретическая, а практическая и «моральная», что она состоит в достижении гармонии и счастья.

Сантаяна дает натуралистическое объяснение высшим человеческим идеалам, нашедшим отражение в архетипах религиозного и мистического сознания, произведениях искусства, музыки и литературы. Он считает, что идеалы обладают силой влиять на поведение человека, потому что отражают насущные и глубинные требования его природы. Поэтому на протяжении всей жизни разум преследует одну большую цель, один великий идеал – обретение счастья. Сантаяна сопрягает понятие счастья с разумностью и формулирует идеал «жизни разума» или рациональной этики, который подробно рассмотрен в третьем параграфе.

Во втором параграфе «Семья, общество, государство» представлена реконструкция «жизни разума» в его объективации в феноменах общественной жизни, в частности, в семье, в обществе и в системе государственного управления.

На основе анализа текста «Разума в обществе» (второго тома «Жизни разума»), диссертант заключает, что авторская реконструкция происхождения семьи, собственности и государства не оригинальна, но совершенна по форме художественного изложения. Главная причина теоретической недостаточности Сантаяны – в биоантропоцентричности, в попытке объяснить социальные феномены из природы человека и игнорировании специфики социального. Ценность спекуляций Сантаяны – в его подходе к анализу общества с позиции «морального» философа культуры, оценивающего каждое социальное явление с точки зрения наличия в нем условий, способствующих процветанию духовной культуры и реализации человеческих идеалов. 

В параграфе рассмотрены ключевые социально-философские понятия, используемые Сантаяной: естественное общество (naturalsociety), в котором  животные инстинкты человека возведены в ранг социальных отношений, и либеральное общество (liberalsociety), основанное на рациональных принципах, в котором может быть достигнуто максимальное совмещение практической деятельности и духовного самовыражения. При переходе от естественного состояния к либеральному общественная мораль трансформируется из  «дорациональной» в «рациональную».

В третьем параграфе «Рациональная мораль и либеральное общество» рассмотрены основания и содержание этического релятивизма Сантаяны и показаны его последствия для теории дорациональной, рациональной и пострациональной морали. Прослежена связь между типом индивидуального и общественного морального сознания и господствующими в обществе отношениями.

Дорациональную мораль Сантаяна связывает с естественным обществом, а рациональную – с либеральным. Диссертант допускает применение экзистенциальных терминов неподлинного и подлинного бытия в качестве коррелятов морального самосознания человека в естественном и либеральном обществе.  В понимании Сантаяны, человек реализует свое подлинное бытие, когда стремится к своему подлинному благу, определенному его действительными, объективными потребностями. Это возможно, когда он живет разумно и следует требованиям рациональной  этики в условиях рационально организованной общественной жизни.

В параграфе раскрыто содержание максимы рациональной этики Сантаяны «поступай разумно», состоящей из двух императивов: «познай самого себя» и «стремись к своему подлинному благу». Показана прямая зависимость между возможностью осуществления этой максимы индивидом и общественным устройством: самопознание возможно, необходимо и востребованно для самодетерминации субъекта в либеральном обществе. Без общественного и государственного признания автономии личности и ее свободы рациональная мораль утрачивает свой смысл, а общество, независимо от формы его государственного устройства (монархии, республики, автократии, др.), возвращается в свое  естественное состояние дикости и следования инстинктам. 

Четвертый параграф «Отчаяние и пострациональная мораль» посвящен анализу важного, часто повторяющегося не только в «Жизни разума», но и в других работах Сантаяны, понятию отчаяния.

Осознание недостижимости идеала разумной жизни вызывает у человека отчаяние, которое является центральным понятием пострациональной морали. Эта мораль получила свое выражение в различных религиозных и этических учениях, переносящих воплощение идеала за границы земной жизни человека. Среди них – христианство, выразившее себя в обширном пласте культуры – живописи, музыке, архитектуре, философии, литературной прозе и поэзии.

В «Жизни разума» Сантаяна постулировал практическую нереализуемость этого идеала, исходя из того, что конечный человеческий разум не в состоянии познать и привести в гармонию все множество импульсов, воздействующих на человека извне и изнутри. Поэтому он указал на приобщение к прекрасному через искусство, как на гораздо более «короткий и легкий» путь к счастью, чем следование принципам рациональной этики.

Диссертант показал, что необходимость обоснования этого постулата, эстетического оправдания религии и морального оправдания созерцательного отношения к действительности заставила Сантаяну в поисках аргументов обратиться к природе сознания. В рамках натуралистической философии (не допускающей ничего сверхъестественного) такой аргумент мог быть найден только в сознании, если бы удалось показать, что мифотворчество – это «естественная», «природная» функция сознания. Поэтому через несколько лет после завершения «Жизни разума» Сантаяна обратился к вопросам теории познания.

В пятом параграфе «Природа познания, реализм и рациональность» дано объяснение причин и последствий обращения Сантаяны к вопросам эпистемологии и онтологии, изложен контекст философских дискуссий о природе сознания и познания, в которых он принял участие.

В начале ХХ века реализм стал выдвигаться в качестве альтернативы неогегельянскому идеализму, главным выразителем которого в США был Ройс. Он отстаивал позицию объективно-идеалистического монизма и доктрину непосредственного познания субъектом однородного с ним объекта. В противовес этой теории была сформулирована концепция презентативистского реализма (У. Монтегю, Р. Перри и др.), в основе которой лежало утверждение о независимом от факта познания существовании объекта, который в акте познания прямо и непосредственно представлялся субъекту.

Гносеология неореалистов исключала возможность ошибок, практически игнорировала роль воображения в когнитивной деятельности человека. Сознание у них превращалось в пассивного реципиента объектов, индивидуальность и неповторимость восприятия исчезала. Поэтому Сантаяна примкнул к группе критических реалистов, выступивших с критикой неореалистов.

В параграфе приведены основные положения альтернативной неореализму репрезентативистской теории познания, которые проиллюстрированы «биологическим», «психологическим» и «логическим» аргументами Сантаяны из его статьи «Три доказательства реализма» (1920).

Диссертант сопоставил различные версии понимания универсалий (данных сознания) разными представителями критического реализма –             Ч. Стронгом, Д. Дрейком, А. Роджерсом, Д. Праттом, Р.С. Селларсом,              А. Лавджоем с концепцией сущностей Сантаяны и обозначил те проблемные области эпистемологии критического реализма, которые требовали дальнейшей проработки.

В шестом параграфе «Скептицизм, животная вера и здравый смысл» показано новаторское в сопоставлении с Декартом и схожее с Гуссерлем использование Сантаяной гносеологического сомнения для прояснения содержания сознания и механизмов его функционирования.

Если Декарт использовал сомнение для того, чтобы из факта его мышления постулировать существование, то цель Сантаяны прямо противоположная – обосновать невозможность мышления существования и необходимость его принятия на веру. Он более последовательно осуществляет скептическую установку и доказывает невозможность абсолютно достоверного, рационального знания. При этом, его идеалом остается рациональная культура, рациональное общество и рациональная мораль. 

Диссертант реконструирует этапность в реализации скептической установки, раскрывает смысл позиции «солипсиста настоящего момента» (solipsismofthepresentmoment), показывает, как отрицание умопостигаемости времени делает невозможным мышление существования и вынуждает солипсиста отказаться от категории существования и вынести «за скобки» не только мир и психологическое «я» субъекта, но и само мышление и восприятие как процесс, совершающийся во времени. В результате «за» мыслями и впечатлениями субъекта обнаруживаются интуитивно созерцаемые непосредственные данные сознания, или сущности (essences).  

«Превращение» сущностей в символические образы реального существования Сантаяна связывает с «животной верой» – психической активностью, которая сопровождает появление в сознании сущностей и, в случаях, когда субъект вступает в активное взаимодействие со средой, обращает их в сообщения о реально существующем. Животная вера полагает (posits) внешнее существование и «превращает» непосредственное «обладание» данным – «созерцание» сущности в знание. Поскольку в механизме символизации (созерцании сущностей) не заложено соотнесения символов с символизируемыми предметами, психика дополняет созерцание верой – актом полагания или постулирования, существования.

Соединив веру с «животной» природой человека, Сантаяна обосновал ее неизбежное присутствие в познавательной деятельности в качестве непреодолимого инстинкта и поэтому – обязательного элемента акта познания.

В завершение параграфа диссертант делает вывод о том, что натурализм и скептический метод позволили Сантаяне «развести» существование предметного мира и бытие мира идей и открыть в последнем ту сферу, в которой обнаруживается путь человека к счастью. Как живой организм, он привязан к своим телесным потребностям и подчинен господствующей в природе необходимости. Но как существо, наделенное сознанием, он может реализовать единственную доступную ему свободу – спонтанность воображения в сфере свободного, неотягощенного природной необходимостью созерцания сущностей – в мире искусства, религии и поэзии.

Третья глава «Царства бытия» посвящена анализу зрелой философии Сантаяны, изложенной в его главном труде «Царства бытия». Диссертант показал целостность мировоззрения мыслителя, системность его философского учения, логическую сопряженность его различных частей. 

В главе развернуто представлены основные положения онтологии и эпистемологии Сантаяны. Проанализированы значение, специфика и взаимосвязь их основных понятий: «материя», «сущность», «дух», «истина факта» и «истина мнения», а также  «интуиция» и «животная вера».

Учение о царстве материи и царстве сущности представлено в свете платоновской диалектики «небытия» и «подлинного бытия»; показано сходство и отличие сущностей Сантаяны как данных сознания и платоновских эйдосов как парадигмы существования. Также показана возможность трактовки царств бытия как онтологии Троицы.

Раскрыто материалистическое содержание натуралистической установки в понимании материи, происхождения сознания и функционального  предназначения познания как средства ориентации и приспособления организма к среде.

Подробно рассмотрены механизмы функционирования сознания и осуществления когнитивной деятельности. На основе этого сделаны выводы об обоснованности допущения Сантаяной принципиальной символичности сознания и познания, а также роли, которую он отводит силе человеческого воображения во всех формах интеллектуальной, духовной и практической деятельности.

Проанализирована взаимосвязь натурализма в толковании материи, происхождения человека и сознания, платонизма в идеализации рационального устройства общества и экзистенциального неоплатонизма в понимании духовной жизни человека – центральной темы философии Сантаяны. 

В первом параграфе «Сущность и существование» представлен анализ главных идей «Царства сущности» и «Царства материи», описывающих два полюса онтологии Сантаяны – сущность (идеальное) и существование (материю).

В определении собственных качеств сущностей Сантаяна следует логике Платона и находит их прямо противоположными характеристикам материи.  Если материя бесформенна, изменчива, пребывает в движении и изменении во времени и в пространстве, то сущности конкретны, индивидуальны, неизменны, в них нет движения, они вечны и самотождественны.

Общее свойство всех сущностей, позволяющее отнести их к одному виду бытия, Сантаяна определяет как «чистое Бытие», или идеальное. С одной стороны, идеальное предстает в виде данных сознания. С другой стороны, взятые все вместе, сущности образуют свое собственное «царство бытия», которое, по мнению Н.С. Юлиной, представляется как «совокупное содержание духовной культуры» . Диссертант раскрывает, как в этом определении царства сущностей схвачена главная тема всей философии Сантаяны – духовная культура и жизнь в мире ее образов – то, что волновало мыслителя на протяжении всей жизни.

Убежденность Сантаяны в невозможности непосредственного познания не позволяет ему давать какие-либо объективные содержательные характеристики материи, рассмотрению которой посвящен второй том «Царств бытия» «Царство материи». Поэтому в своем описании материи он постоянно балансирует между онтологическим материализмом и гносеологическим агностицизмом. Из-за полной разделенности сущностей и существования, последнее превращается в некую «вещь-в-себе».

Вне поля чувственного восприятия и мышления субъекта материя представляет собой полную неопределенность и даже «небытие» (по сравнению с «бытием» сущностей). В то же время, материя – это возможность обретения любых качеств и свойств, которые она получает в сознании субъекта в момент, когда сущности «превращают» ее потенциальность в конкретные явления и единичные вещи.

К собственным свойствам материи Сантаяна относит протяженность и длительность, благодаря которым вещи занимают место и существуют во времени. В качестве беспредпосылочного начала, материя является субстанцией, не требующей для своего существования ничего другого. В тоже время, материя – это потенция, обладающая внутренней творческой силой и спонтанностью. По мнению Т. Сприджа , представление субъекта о собственной свободе и самодетерминации отражает это фундаментальное свойство материи.

Во втором параграфе «Интуиция сущностей, познание и истина» диссертант рассматривает важный, с точки зрения обоснования возможности духовной жизни, механизм появления сущностей в сознании субъекта. Сантаяна представляет его в виде интуиции, понимаемой как способность схватывать и созерцать непосредственные данные сознания. Анализ содержания этого понятия проводится в ретроспективе его различных трактований Декартом, Кантом и Гуссерлем.

Каждый момент сознательности Сантаяна интерпретирует как акт интуиции – акт полагания (positting), схватывания и созерцания того, что появляется в нем под воздействием внешних стимулов.  Наряду с «чистой» (pure) интуицией, он различает интуицию, «нагруженную целью» (ladenwithintent). Первая имеет место при незаинтересованном созерцании, возможном в моменты отвлечения от познания и деятельности. Благодаря последней осуществляется ориентация в мире и его познание. Поэтому интуиция изначально функционирует в качестве механизма познания и «нагружена целью», то есть ориентирована на внешний стимул.

«Нагруженность целью» придает интуиции животная вера, которая образует естественный «фон» ментальной активности человека, свидетельствующий о его готовности к активной деятельности в отношении объекта, представленного посредством этой интуиции.

Сопровождаемая животной верой интуиция поставляет «строительный материал» для познания – превращает созерцаемые сущности в символы существующих и воображаемых вещей. Человеческое сознание представляет систему символизации, в которой одинаково символичны и наука, и философия, и логика, и религия, и мифология, и искусство.

Это следствие реалистической эпистемологии имеет решающее значение для всей моральной философии Сантаяны, так как «уравнивает в правах» рациональное познание и основанную на нем деятельность со спонтанным воображением и созерцанием.

В этой ситуации категория истины, описанию которой посвящен третий том «Царств бытия»  «Царство истины», раздробляется на символическую «истину мнения» и онтологическую «буквальную истину» и «истину о факте». Истина мнения трактуется как практически демонстрируемая эффективность знаний и представлений. А истина о факте превращается в виртуальную сущность индивидуального существования. Царство этой истины состоит из тех сущностей, данных сознания, которым можно поставить в соответствие некоторый объект.

Анализ этого самого «туманного», по признанию многих исследователей, царства бытия приводит к выводу о том, что оно понадобилось Сантаяне, главным образом, для того, чтобы создать предметное и смысловое поле для духовной жизни и обосновать старую мудрость о том, что высшие, предельные истины бытия не постигаются рассудком, а раскрываются в поэтическом воображении, эстетическом созерцании, религиозном воодушевлении и философском умозрении.

В третьем параграфе «Царство духа и психическое» рассматривается последнее, четвертое «Царство бытия» «Царство духа», самое главное в философской системе Сантаяны. Предназначение этого параграфа – представить завершенную систему онтологии четырех царств.

Два полярных начала бытия – материя и идеальное – соединяются в человеческом сознании, сфера которого образует царство духа. Постулируя органическую и функциональную связь сознания, психики и организма, Сантаяна исключает декартовский дуализм души и тела.

В параграфе разъясняется смысл, вкладываемый мыслителем в понятия «психического» (psyche), «души» (soul) и «духа» (spirit), «личности» (self) и «я» (ego), «морального» и «чистого» сознания.

Зависимость сознания от психики и детерминированность познавательной деятельности потребностями организма позволяют Сантаяне объяснить происхождение морально-эстетической окраски всего мыслительного процесса. Сами по себе нейтральные сущности в момент своего появления в индивидуальном сознании под воздействием бессознательных импульсов животной природы приобретают «произвольный, поэтический» характер и придают всей когнитивной деятельности индивидуально-личностный, эмоциональный фон.

Безусловной заслугой Сантаяны является совмещение натуралистического объяснения генезиса сознания с нередукционалистским толкованием специфики ментального. Открытие возможности «незаинтересованного» созерцания в «чистой» интуици позволило ему объяснить появление не имеющих утилитарного предназначения феноменов духовной культуры и отражение в них «заботы» человека о своей судьбе и, тем самым, объяснить возможность и естественность перехода от «моральной» жизни, полной заботы о теле,  к «духовной», свободной для творчества и счастья.

В четвертом параграфе «Царства бытия как онтология Троицы» диссертант воссоздает допускаемую Сантаяной логику представления «царств бытия» в образах Отца, Сына и Святого Духа. Царство материи ассоциируется с Богом Отцом, – первопричиной и единственной силой и субстанцией. Материя проявляется через царство сущности, символом которого является Бог Сын. С другой ипостасью Бога Сына, с Логосом, сопоставляется царство истины – та часть сущностей, которые осуществились в материи, которые «представлены во вселенной» и которые образуют «умопостигаемый фрагмент реальности».  Царство духа ассоциируется с третьей ипостасью Троицы, со Святым Духом.  Вторичный по происхождению дух первичен по своему значению. В нем – в сознании – природа познает себя, вещи обретают форму, а жизнь – смысл.

На примере Троицы Сантаяна показывает, что единственный путь к гармонии, к которой стремится дух, лежит через самопознание и подчинение природной необходимости, что на языке аллегории Троицы выражено в следовании Духа за Отцом и Сыном. Это означает, что человек признает зависимость своего сознания и самосознания (духа) от плоти, смиряется с обстоятельствами жизни (со всесилием материи - Отца) и понимает, что всезнания истины (Сына-Логоса) ему не достичь.

Обнажая в «Царстве духа» психологические корни религиозного сознания, Сантаяна показывает, что в нем отражается мечта не «чистого» духа, а живого человека о безопасной и комфортной жизни. Выявив «недуховность» традиционной религии, он предлагает заменить ее интеллектуально-эстетическим почитанием «чистого Бытия».

Для «соединения» (union) духа с «чистым Бытием» достаточно только временного отрешения от заботы о теле, чтобы спонтанность воображения ничем не ограничивалась и дух мог перейти от «моральной жизни», где он служил телу, к собственной «духовной жизни», где он Творец и Создатель в сфере «чистого» идеального. Таким образом, в человеке осуществляется «чередование... внешней и внутренней жизни», когда от познания реального мира он переходит к «другому порядку рассмотрения вещей, ... самому важному для него самого» .

Основываясь на анализе онтологии, гносеологии и учения Сантаяны о сознании, диссертант показал, что возможность такого перехода предусмотрена самой природой сознания благодаря тому, что воображение лежит в основе всякой ментальной деятельности, каждого момента сознательности – интуиции сущностей. Этот переход осуществляется или спонтанно – в моменты созерцания прекрасного, или целенаправленно – через самопознание духа.

В пятом параграфе «Самосознание, благо и единое» ракрыто понимание Сантаяной сути духовной жизни, приведен сравнительный анализ перехода от моральной жизни к духовной и восхождения души до слияния с Единым на основе сопоставления текстов Сантаяны («Царство духа») и Плотина («Эннеады»). 

Показано, что духовная жизнь не совпадает с моральной, потому что в первой работает чистая интуиция, а во второй –«животная вера» психеи.  Их практическое соединение невозможно, потому что, когда дух начинает сочувствовать, он погружается в мир материальных отношений и «животной веры». Но на практике опыт чистого созерцания моментален, поэтому переход от духовной к моральной жизни неизбежен.

Диссертант заключает, что «открытая» и описанная Сантаяной духовная жизнь, переживаемая в отдельные моменты, или ставшая образом жизни, не противоречит ни моральной жизни психеи, ни жизни разума, а обогащает их, дает человеку ощущение радости и свободы, раскрывает способности воображения и укрепляет моральные силы для противостояния злу. Сантаяна наглядно демонстрирует, что духовная жизнь не уводит человека из природного мира: пока дух созерцает сущности, психея продолжает работать и оставаться на страже жизни организма. Поэтому духовно-созерцательная жизнь не освобождает от активно-деятельной жизни, а «венчает» ее и одновременно открывает путь к счастью через эстетическое отношение к действительности.

В четвертой главе «Господство и власть», названной по последней работе Сантаяны, представлен анализ его социальных и политических воззрений. В параграфе, названном «Человек, свобода и необходимость», подробно рассмотрены социально-политические предпосылки реализации «жизненной свободы» людей в условиях «рационального порядка».

Многообразие предложений Сантаяны по социально-политическому обустройству общества на рациональных началах диссертант нашел возможным изложить в виде пяти условий его построения.

Первое условие связано с учреждением государственной собственности на средства производства, что позволит более справедливо распределять общественное богатство и создаст условия, чтобы на смену «тирании подневольного труда» пришел свободный труд, через который человек сможет осуществить свою подлинную, жизненную свободу (vitalfreedom). Жизненной свободе Сантаяна противопоставляет пустую (vacant), бессмысленную свободу, в которой кроме отрицания нет никакого созидающего начала. Реализация жизненной свободы связана с самопознанием человека, его умением избегать господства подавляющих сил (dominations) и умело использовать те силы (powers), которые способствуют достижению его подлинного рационального блага, то есть, блага, соответствующего его объективным потребностям, условиям жизни и возможностям.

Второе условие рационального общественного устройства связано с отказом от выборного правительства, куда попадают случайные люди. Управлять должны государственные служащие, отобранные на основе проявленных личностных качеств и достоинств.

Для того, чтобы избежать автократии в условиях недемократического правления, по мнению Сантаяны, достаточно отказаться от государственной идеологии. В этом заключается третье условие рационального порядка в обществе.

Четвертое условие связано с необходимостью следования всеми членами общества этической максиме «познай самого себя», которая открывает человеку истину о свободе как о познанной необходимости.

Учитывая общность основных, базовых потребностей всех людей и общие задачи, которые должны решать все рационально устроенные правительства стран мира, Сантаяна делает умозаключение о целесообразности учреждения всемирного правительства. В этом заключается пятое условие формирования рационального миропорядка. В качестве кандидатов на роль будущего гегемона человечества Сантаяна рассматривает две страны: Советский Союз и Соединенные Штаты и выбирает Соединенные Штаты.

Резюмируя приведенный в этом параграфе краткий анализ содержания «Господства и власти», диссертант признает несостоятельность этого произведения в качестве строгой социально-политической теории или практического руководства для проведения реформ в управлении и власти. Однако он признает его безусловное достоинство как художественно совершенного изложения сложных социально-философских вопросов в форме, доступной для обычного читателя.

В Заключении формулируются общие выводы работы, определяется характер и суть философии Сантаяны, ее основные черты – натурализм, плюралистическая онтология, реалистическая эпистемология, инструменталистское понимание истины, экзистенциальные размышления о человеке и его судьбе, схожесть с неоплатоническим пониманием сути духовной жизни. Оценивается вклад и место Сантаяны в современной американской философии.


Основное содержание диссертации

отражено в следующих публикациях:

  1. Епоян Т.А. Уильям Джемс и Джордж Сантаяна: два видения философии // Вестник Московского университета. Серия 7 Философия. №4, 1994. – 0,5 п. л.
  2. Епоян Т.А. Философия Дж. Сантаяны // Западная философия ХХ века. В 2 тт. Т.1: Учебное пособие. – М.: Интерпракс, 1994; 2-е изд. –                       М.: Проспект, 1998. – 1,9 п.л.
  3. Епоян Т.А. Философская концепция Джорджа Сантаяны в «Скептицизме и животной вере» (на армянском и на русском языках) // Вестник Ереванского государственного университета, Серия общественные науки № 2 (77), Ереван, 1992.  – 0,6 п.л.
  4. Епоян Т.А. Дж. Сантаяна и традиции американской философии и культуры // Материалы II научной конференции «Американское общество на пороге XXI века». Москва, 1995. – 0,7 п.л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписано в печать 06.11.2008 г.

Усл.п.л. – 2,0.

Заказ №_____

Тираж: 100 экз.

                                                                                Усл. п. л. 2

ООО «Цифровичок»

Москва, Большой Чудов пер., 5

(495) 7977576

(495) 7782220

www.cfr.ru

 

 

 

  Юлина Н.С. Философия Д. Сантаяны и американский «реализм» // Современный объективный идеализм. – М.: Наука, 1963. – С.310.

Sprigge T.L.S. Santayana. An Examination of his Philosophy. London and Boston: Routledge & Kegan Paul, 1974. P.149.

Santayana G. Realms of Being. New York: Scribner’s, 1942. P.833.

Список этих публикаций содержится в библиографии диссертационной работы. 

Список этих публикаций содержится в библиографии диссертационной работы.   

Butler R. The Mind of Santayana. Chicago:Regnery, 1955; Butler R. The Life and the World of George Santayana. Chicago: Regnery, 1960.

Arnett W.E. Santayana and the Sense of Beauty. Bloomington: Indiana University Press, London: M.Paterson, 1955; Singer I. Santayana’s Aesthetics: A Critical Introduction. Cambridge: Harvard University Press, 1957.

Список этих публикаций содержится в библиографии диссертационной работы. 

Список этих публикаций содержится в библиографии диссертационной работы. 

McCormick J. George Santayana: А Biography. New York: Paragon House Publishers. 1988;  Carter D. George Santayana. (Hispanics of Achievement Series) New York and Philadelphia: Chelsea House Publishers, 1992.

Cory D.M. Santayana: The Later Years.A Portrait with Letters. New York: Braziller, 1963.

Быховский Э. Философия антигуманизма // Философские записки. Т.2. – 1948.

Епископосов Г.Л. Философия Дж.Сантаяны – идеологическое оружие империализма // Вопросы философии. – 1953. №3

Юлина Н.С. Философия Д. Сантаяны и американский реализм // Современный объективный идеализм. – Наука – 1963.

Юлина Н.С. Философия «эстетической морали» Джорджа Сантаяны // Вопросы философии. – 1961. № 2.

Буржуазная философия кануна и начала империализма. Учебное пособие. Под ред. Богомолова А.С., Мельвиля Ю.К., Нарского И.С. – М.: Высшая школа, 1977.

Богомолов А.С. Буржуазная философия США ХХ века. – М.: Мысль, 1974.

Ендовицкий В.Д. Критика философии американского критического реализма (Философия культуры Дж. Сантаяны). – М., 1968;  Луканов Д.М. Джордж Сантаяна и экзистенциализм  // Вопросы философии. – 1981. № 7.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.