WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Гуманитарные знания и технологии в пространстве масс-медиа (философско-методологический анализ)

Автореферат кандидатской диссертации

 

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ РАН

На правах рукописи

Наумов Станислав Александрович

 

 

ГУМАНИТАРНЫЕ ЗНАНИЯ И ТЕХНОЛОГИИ

В ПРОСТРАНСТВЕ МАСС-МЕДИА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 09.00.08. – философия науки и техники

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата философских наук

 

 

 

Москва - 2008


Работа выполнена в секторе «Междисциплинарных проблем научно-технического развития» Института философии Российской академии наук

Научный руководитель:               доктор философских наук, 

профессор В.М.Розин

Официальные оппоненты:           кандидат философских наук,                                                

доктор политологических наук,

Д.В.Ефременко

                                                        доктор философских наук,

А.А.Воронин

Ведущая организация:                 Московский Государственный 

Университет, кафедра философии

гуманитарных факультетов

философского факультета

Защита состоится «_____»____________________ 2008г. в _____ час.

На заседании Диссертационного совета (шифр Д.002.015.03)  по защите диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук при Институте философии РАН по адресу 119992, Москва, ул. Волхонка, д.14, зал заседаний Учёного совета

(к.524)

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке Института философии РАН.

Автореферат разослан «_____»________________ 2008г.

Учёный секретарь Диссертационного совета                    В.И. Шалак

 

Актуальность темы исследования. Феномен публичных коммуникаций представляет собой вызов и проблему: как для современного философского мышления, так и для мышления профессионалов,  работающих в актуальном поле публичных коммуникаций. Мы имеем дело с увеличивающимся разрывом между бурным ростом проявлений публичной деятельности в самых разных областях общественной жизни,  дифференциацией, расширением, развитием публичных коммуникаций и гораздо меньшими темпами и узкими рамками осмысления этой общезначимой активности.

Публичные коммуникации давно уже перестали быть всего лишь новым, обособленным социальным феноменом. По своей влиятельной вездесущности, стремительному вхождению (вторжению) и закрепившемуся присутствию практически во все остальные сферы жизни, публичные коммуникации амбициозно претендуют стать основанием изменившегося общественного устройства, его системообразующим началом. Как минимум – быть презентирующим субстратом всего и вся. Технические средства, технологии и форматы публичных коммуникаций, а значит и сами «месседжи», транслируемые в публичных коммуникациях (по известному тезису М.Маклюэна «медиа - есть месседж») претерпевают сверхбыстрые перемены, благодаря которым само поле публичных коммуникаций в очень короткие сроки (месяцы, недели) приобретает новые центры внутреннего притяжения аудиторий, зачастую радикально трансформируя свои собственные поверхностные (презентационные) слои. Это влечёт за собой и  стимулирует изменения в других секторах общественной активности.

В данной ситуации как философы, так и технологи, задействованные в сфере публичных коммуникаций, ощущают большой недостаток в таких представлениях действительности публичных коммуникаций, которые, во-первых, позволяли бы мыслить и схватывать действительность публичных коммуникаций несмотря на её разнородность и изменчивость, во-вторых, позволяли бы эффективно жить и действовать в изменяющихся публичных коммуникациях, в-третьих, не были бы, по крайней мере, исходно излишне отягощены этическими оценками (как излишне оптимистичными, так и излишне пессимистичными), поскольку это не позволяет зачастую увидеть суть и механизмы происходящего. Причём, считаем нужным подчеркнуть, что публичные коммуникации нуждаются сегодня именно в осмыслении философского рода, так как представлений технологического уровня разрабатывается в профессиональной практике достаточно много, но, не имея под собой понятийно-категориальных оснований, эти технологические представления дают лишь мозаичную картину и находятся на уровне опытных, индуктивных знаний-наблюдений.

Осмысляя ситуацию в публичных коммуникациях таким образом, и имея, с одной стороны философское образование, а с другой, работая в практиках публичных коммуникаций, автор данного диссертационного исследования поставил перед собой задачу разработки философского представления действительности публичных коммуникаций, отвечающих описанным выше требованиям.

Очевидно, что так поставленная задача не будет окончательно решена в данном диссертационном исследовании, но позволит сделать первые необходимые шаги в этом направлении.

Цели и задачи диссертационного исследования. Основная цель диссертации заключается в подходе к формированию в рамках философии техники теоретического объекта и прикладной дисциплины публичных коммуникаций. Эта цель реализуется путём решения следующих задач:

- описание положения дел в сфере публичных коммуникаций;

- анализ и сопоставление имеющихся представлений о публичных коммуникациях и пересекающихся с ними теоретических представлений (таких как информационное общество, сетевое общество, общественные коммуникации и т.д.);

- задание соответствующей реальности, которую можно изучать научным путем;

- выделение базовых понятий и представлений, характеризующих предмет  публичных коммуникаций;

- характеристика на этой основе отдельных техник и технологий работы в публичных коммуникациях (материалом для данного диссертационного исследования выступала также практика работы Департамента экономического анализа и перспективного планирования Министерства промышленности и энергетики РФ).

Степень разработанности проблемы. Нельзя сказать, что проблема публичных коммуникаций и тем более построение соответствующих предмета и дисциплины являются детально разработанными. Пожалуй, впрямую эту проблему в истории философии разрабатывала только Х.Арендт. В то же время рамки, контексты, отдельные категории и понятия, в которых может быть представлена публичная коммуникация, имеют большую историю, как в философии, так и в социологии и литературе по теории менеджмента. Здесь в первую очередь нужно указать на большой пласт работ, посвящённых феномену коммуникации или затрагивающих этот феномен. Все эти работы появились в ХХ столетии и рассматривают самые разные аспекты коммуникации, например, антропологический (М.Бубер, Г.Гадамер, М.Хайдеггер, О.Розеншток-Хюсси,  Э. Мунье, Левинас), культурологический (М.Бахтин), лингвистический (Дж.Остин, Дж.Сёрль), социологический (Н.Луман, М.Маклюэн). Вышедшее на передний фронт философской мысли понятие коммуникации проблематизировало и многие другие понятия и категории. В современной философии появились работы, посвящённые взаимоотношениям коммуникации и власти (Э.Тоффлер, Бодрийяр, П.Бурдье, Н.Луман, М.Фуко. Причём, именно в рамках этой темы, наверное, больше всего проявилась полярность оценок феномена коммуникации – от оценки их как инструмента подавления и осуществления власти (М.Фуко) до трактовки коммуникаций, как поля свободы (упоминавшийся уже М.Бубер или О.Розеншток-Хюсси). В рамках обращения к коммуникации ХХ век создал многочисленные работы, связанные с отдельными элементами и структурами коммуникации, такими как знак (Ф.Соссюр, Г.Щедровицкий), символ (А.Лосев), миф (К.Леви-Стросс, В.Топоров, А.Пятигорский, Е.Мелетинский), смысл (Э. Бенвенист, К. Бюлер, Ж.Делёз,  В. Франкл, Н. Арутюнова, Ю.С.Степанов), дискурс (М.Фуко), нарратив (Р.Барт, Д. Фоккема, Д.Хейман и др.), событие (М. Хайдеггер, М.Мамардашвили, В.Руднев, Ж.Делёз).

Во второй пловине ХХ века в связи с оформлением и институционализацией публичных коммуникаций сперва в виде того, что получило название масс-медиа, затем в виде Интернет-коммуникаций появились исследования, посвященные именно этим феноменам и связанными с ними новыми общественными структурами и порядками (Н.Луман, Ю.Хабермас, М.Маклюэн, М Кастельс): медиа-коммуникациями, сетевыми сообществами,  информационном обществом, управлению знаниями. Наряду с философами в эти работы включились и профессионалы от медиа и управления (И.Засурский, Р.Йенсен, В.Малявин).

Крайне важными для понимания сути публичных коммуникаций являются исследования, посвящённые таким явлениям, как хаотические состояния, контингентность, аутопоэзиз и самоорганизация социальных систем (И.Пригожин, У. Матурана, Ф.Варела, Н.Луман, Р.Рорти, В.Аршинов).

В целом можно видеть, что поле исследований, связанных с коммуникациями в принципе является обширным и достаточно проработанным, однако, пока можно говорить лишь о начальной стадии исследований, связанных с феноменом коммуникаций в силу разрозненности проводимых исследований, отсутствия представлений о действительности (предмете) публичных коммуникаций как о целом. Такое положение дел делает актуальной постановку задачи по построению предмета и научно-практической дисциплины публичных коммуникаций.

Теоретические и методологические основы исследования. В основание исследования легло понятие «публичного пространства», введённого Ханой Арендт, которая положила различие пространства публичного и пространства частного в основополагающее различие общественного устройства. Арендт выводит пространство публичного из Древней Греции, где публичность была возможностью назвать себя, как отдельное, уникальное, и получить такой статус – индивидуального, а не коллективного неразличимого существования. В современном обществе именно пространство публичных коммуникаций претендует на функцию придания статуса существования всему: существует только то, что проявляет себя публично (при этом мы понимаем, что возможно имеют место и другие социальные структуры и практики, создающие возможность и условия для существования). Вслед за Аренд мы рассматриваем публичное пространство, как среду, условие для общественного и человеческого развития: то, что попадает в публичное пространство имеет возможности к развитию; то же, что выпадает из публичного пространства в тень индивидуального развиваться перестаёт.

Кроме этого в основание данной диссертационной работы легли работы, связанные с такими принципиальными характеристиками коммуникации, как событийность (Ж.Делёз, М.Мамардашвили), аутопойетичность (Н.Луман), сетевая организация (М.Кастельс), а также исследования, посвящённые таким единицам, как смысл (и управление смыслами) (Г.Щедровицкий) и дискурс (М.Фуко, Н.Луман).

В качестве замыкающей точки зрения мы опирались на представление Ю.Хабермаса о выделении в качестве отдельной социальной практики - коммуникативной практики и соответствующей ей коммуникативной рациональности, отличающейся от целерациональности.

Методологически мы постарались в нашем исследовании соединять внутреннюю («заимствованную») по отношению к практике публичных коммуникаций позицию и внешнюю («объективную») – позицию философской рефлексии. Соединение этих позиций стало возможным благодаря реализации гуманитарного подхода и тому, что в качестве единицы исследования мы выбрали техники и технологии действия в публичном пространстве. За счет этого мы могли осмыслить представления и технологии, получённые в ходе исследования, и рефлексивно и критично относиться к исследуемой практике.

Научная новизна работы:

- В диссертационной работе впервые намечается схема и представления действительности публичных коммуникаций, осмысляемые одновременно как в категориальном, так и в практико-технологическом аспектах.

- Даны трактовка и характеристика понятий, которые можно использовать для построения в рамках философии предмета и прикладной дисциплины публичных коммуникаций (понятия: публичное пространство, общественные коммуникации, событие, смысл, сетевое сообщество). 

- Предлагается один из возможных вариантов построения такого предмета, представляющего сложноорганизованное пространство публичных коммуникаций таким образом, что появляется возможность использовать его как для дальнейших исследований, так и в качестве «технологический карты» практических действий.

- Показано, что целенаправленные действия в пространстве публичных коммуникаций по основным параметрам могут быть подведены под понятие современной техники и технологии, но обладают собственной спецификой по сравнению с другими видами социальных технологий («одноразовость» технологий публичных коммуникаций; необходимость учитывать действующие архетипы и другие устойчивые смыслопорождающие конструкции; сценарно просчитывать трансформации сознания индивидов и социальных популяций в результате встречных игр и акций; работать с собственными представлениями – эти моменты, а также этические соображения должны учитываться при разработке «гуманитарных сценариев», образующих ядро технологий публичных коммуникаций).

Положения, выносимые на защиту:

1)В отличие от практик власти и управления, которые действуют в тем или иным способом контролируемых средах, стремясь нарастить степень контролируемости, практика публичных коммуникаций востребована как раз там, где невозможно достичь даже на локальных и пространствах полной контролируемости.

2)Действительность публичных коммуникаций может быть представлена как  идеальная реальность, для которой характерно действие ряда принципов:  публичности; коммуникации, как начала социального бытия; событийности; наличия правил, выраженных конвенциональными порядками дискурса; сетевой организации, символического существования (связка «текст-событие»), мультисредообразования (предполагающего взаимопроникновение и взаимоналожение символических сред).

3) Предмет публичных коммуникаций задается в виде пяти «мест» (подпространств), каждое из которых «живёт» по своим законам:

  • реальность публичных коммуникаций или публичного существования – место, где реализуются замыслы, происходят все коллизии, например, запускаются, живут и претерпевают модификацию сочиненные акторами «истории»,
  • собственное существование организаций и персон,
  • место «акторов» (деятелей, игроков) на публичном поле,
  • ресурсы, за которые идёт игра и борьба,
  • операторы публичных коммуникаций: те единицы, из которых состоят публичные коммуникации, из которых можно собирать и пересобирать необходимые техники действий (знаковые конструкции, экраны, легитимные позиции, события).

4)Значимым оператором работы в публичных коммуникациях являются «метасюжеты» - операторы работы с большими и имеющими стратегическое значение проектами и программами. Метасюжет - наиболее сложно и искусственно организованный контекст. Как наиболее организованный контекст, метасюжет сам по себе в контексте не нуждается. Метасюжет – это предел контекстной организации. Метасюжет, наиболее жёстко задаёт правила, логику интерпретации, максимально ограничивает понимающего в его восприятии. Эта жесткость задаётся всей структурой метасюжета, где базовая структура – структура созданной истории.

5)Технологии публичных коммуникаций не сводимы к технологиям коммуникационных воздействий и создания месседжей, а представляют собой технологический комплекс, состоящий из:

  • Технологий аналитики и мониторинга
  • Технологий работы с представлениями собственной организации
  • Технологий действий в публичном пространстве
  • Техник самоорганизации

Причём, часто как раз собственно технологии действия в публичном пространстве занимают последнее место в этом комплексе по своей значимости и затраченным ресурсам.

5) Технологии публичных коммуникаций обладают определенной спецификой, отдельные моменты которой проанализированы в социальных концепциях техники (Х. Сколимовски, В. Розин, Д. Ефременко).

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретические положения, выносимые на защиту позволяют задать феномен публичных коммуникаций в целом, причём как с его философско-категориальной (предмет и научная дисциплина), так и с практической стороны (технологии). Практическая значимость работы заключается в выстраивании конкретных подходов к построению техник и технологий работы в публичных коммуникациях, а также в представлении уже апробированных на практике приёмов работы.

Апробация работы. Полученные представления дали автору основания для разработки и практической реализации техник и технологий работы в публичном пространстве, которые были использованы в работе Центра по связям с общественностью Министерства промышленности и энергетики РФ. Отдельные аспекты разработки автор использовал в ходе учебного курса для слушателей МВА в Высшей школе экономики (2005г. Москва), а также докладывал из на конференциях, организованных Институтом философии РАН и Российской Ассоциацией по связям с общественностью.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав и заключения. Прилагается список литературы.

Основное содержание работы

Введение. Во введении обосновывается актуальность и степень разработанности темы, цели и задачи диссертационного исследования.

Глава 1. «Практика публичных коммуникаций и метод её исследования» посвящена описанию положения дел в практике современных публичных коммуникаций и представлению методологических оснований и метода диссертационного исследования.

В первом параграфе «Практика публичных коммуникаций: успехи и проблематизации» демонстрируются точки роста и развития публичных коммуникаций, затрагиваемые ими отдельные сферы деятельности и общественные структуры и процессы в целом. Формулируются и рассматриваются связанные с этими процессами проблемы. Среди видимых точек роста публичных коммуникаций автор обсуждает развитие сферы средств массовой информации, медиа и интернет-коммуникаций,  колоссальные скорости роста и перемен в этих областях. Если ещё пару лет назад основной темой в медиа-сообществе было появление наряду с традиционными печатными СМИ электронных СМИ и журналистское сообщество обсуждало это как проблему и некоторую угрозу профсообществу, то сегодня нормой стали сетевые радио, телевидение. При этом, во-первых, речь уже не идёт о средствах МАССОВОЙ информации, поскольку большинство этих медиа делаются одним человеком (являются персональными), а во-вторых, начинает терять смысл само традиционное различение на форматы газет, радио и телевидения, поскольку происходит соединение в одном медиа нескольких форматов. Если всего несколько лет назад интерактивность СМИ считалась достоинством, то сегодня интерактивные технологии являются общей нормой для сетевых медиа. К  явным успехам развития публичных коммуникаций можно отнести появление новых высокодоходных бизнесов (рекламы, коммуникационного консалтинга и т.п.) и целого спектра новых профессий и образов жизни.

В качестве одной из проблем развития публичных коммуникаций автор рассматривает процессы инкорпорирования публичных коммуникаций в привычные и традиционные сферы человеческой жизни и деятельности, такие как управление, журналистика, музеи, образование, книга и чтение, церковь, персональное общение, самоидентификация, - и происходящие в этих сферах перемены.

Во втором параграфе «Метод изучения практики публичных коммуникаций и формирования действительности и предмета публичных коммуникаций» описывается метод исследования, позволяющий выйти к полаганию схемы действительности публичных коммуникаций, отвечающей поставленным задачам. То есть, чтобы с одной стороны, на этой схеме можно было как разворачивать дальнейшие теоретические исследования публичных коммуникаций, а с другой стороны, она могла бы быть использована как средство для построения сценариев действия в практике публичных коммуникаций. При этом опирались на достаточно разработанный метод исследования в подобных ситуациях, принадлежащий школе методологии Г.П.Щедровицкого. Он основан на представлениях о том, что исследование любых деятельностных образований это, с одной стороны, исследование существующего положения дел, существующего устройства деятельности, а с другой – конструктивная работа в модальности должного, создание таких представлений и схем, которые отвечают задачам и позиции практика. С учётом происходящих процессов изменения и развития деятельностных образований, а также нарастания скорости этих изменений в настоящее время, метод исследования представляет собой параллельные процессы рефлексивной мыслительной работы и проективной «экспериментальной» работе по реализации и проверке выстроенных в мышлении конструкций (также справедливо и обратное описание такого рода исследования – как осуществление опытного, пробного действия, а затем его рефлексивный анализ и описание). Таким образом, мы не ограничивались лишь мыслительной работой, но включали в работу также и  реализационную составляющую, продвигаясь циклически - последовательно проводя реализацию имеющихся объектных представлений, а затем выходя в рефлексию относительно проделанного и заново возвращаясь, уточняя характеристики объекта. Такова общая характеристика метода.

Глава 2. Публичные коммуникации в рамках философских исследований. Эта глава посвящена основным подходам и понятиям в истории философской мысли, которые в дальнейшем использовались при построении действительности публичных коммуникаций. Глава состоит из 8-ми параграфов. Первый параграф посвящён характеристике основных подходов рассмотрения коммуникации, параграфы 2-7 посвящены шести основным концепциям и понятиям, которые в дальнейшем легли в основание построения действительности публичных коммуникаций, параграф 8 посвящён характеристикам субъектов публичных коммуникаций.

Так как публичные коммуникации особенно в ХХ веке стали затрагивать все сферы человеческой жизни, внося в них достаточно радикальные, революционные изменения, то понятно, что публичность и публичные коммуникации стали материалом для постановки значимых проблем философской мысли на протяжении прошедшего XX века  и наступившего XXI. В принципе, можно говорить даже о том, что практически вся философия за последние сто лет так или иначе была связана с проблемой коммуникации. Мы остановились на шести концепциях коммуникации и связанных с ними понятиях, которые в дальнейшем стали для нас основанием построения представления о действительности публичных коммуникаций и технологий работы в публичном поле. В их число вошли: понятие публичности и публичного пространства (Х.Арендт), понятие коммуникации, как основания общества, как аутопойетической системы (Н.Луман), представление о порядках коммуникации в виде понятия дискурса (М.Фуко) и генерализованных символических средств коммуникации (Н.Луман), понятие события (М.Мамардашвили, Ж.Делёз), понятие смысла (Г.Щедровицкий), представления о сетевом сообществе и его агентах (М.Кастельс,  А.Бард и Я.Зондерквист.

Выделенные в работе понятия объединяет то, что в них снята привычная дилемма рассмотрения коммуникации. В повседневном сознании она обычно формулируется как: «коммуникация: искренность или манипулирование», а в понятийном плане, как правило, лежит на разрыве между общественной (часто отождествляющейся с массовой, и далее властной) коммуникацией и коммуникацией-обращением, персональной коммуникацией (какой бы смысл ни вкладывался в понимание персональности).

Позиции представленных в параграфах 2-7 авторов, характеризует то, что они не считают коммуникацию инструментом, а трактуют ее как одну из сред, пространств существования людей, куда люди включаются постольку, поскольку коммуникация наличествует. В этом смысле происходит уход от антропологических представлений о коммуникации, а, следовательно, и от главного противопоставления: персонального и коллективного (массового), а также уход от представлений о коммуникации как средстве (в том числе средстве власти и манипулирования).

Второй параграф посвящён содержанию понятий публичность и публичное пространство, заданному в работах Х.Арендт. Собственно самим понятием «Публичное пространство» мы обязаны исследованиям Ханны Арендт, которая основанием своей концепции публичного пространства положила взаимоотношения слова (речи) и действия.

Для Арендт речь и действие – деятельности, в которых человек проявляется собственную уникальность. При этом такое  проявление уникальности связывается одновременно с поступком, ответственностью и начинанием нового (инициативой). Всякому новому, уникальному – требуется речь для объяснения его уникальности, а также для ответа на вопрос «кто ты?».

Арендт выводит пространство публичного из Древней Греции. И для неё уже у греков публичность главным образом была возможностью назвать себя, как отдельное, уникальное, и получить такой статус – индивидуального, а не коллективного неразличимого существования. Аренд полагает публичное пространство, как среду для общественного и человеческого развития: только то, что попадает в публичное пространство имеет возможности к развитию; то же что выходит из публичного пространства в  тень индивидуального развиваться перестаёт.

Через публичность Аренд указывает нам на два феномена. Первый – феномен создания общей реальности мира, придание миру реальности через публичность. Мир приобретает реальность через публичность. Второй феномен публичного пространства заключается в том, что оно задаёт нам «общий мир», который отличается от нашей приватной сферы, мир, который связывает и разделяет тех, для кого он является общим. Это важное замечание по поводу возможности как связывания, так и разделения в общей при этом действительности. Единство публичного пространства – это не столько единство представлений, сколько единство отношений, возможность которых как раз и задаётся разностью представлений, в том числе и тот же самый объект.

В своём пределе публичное пространство по Арендт  – место, где всё получает существование, именно это мы можем назвать бытиём. Вместе с этим публичное пространство – это не только бытие настоящего, но и прошлого и будущего.

Арендт разбирает и такую важную для публичного пространства проблему, как вход в него и проблему управляемости публичного пространства. Как в силу видения многообразных перспектив, так и в силу того, что каждый деятельно, входящий в публичное пространство, входит в уже занятое другими деятелями публичное пространство, пространство для входящего становится неподконтрольным, в смысле традиционного менеджмента, но подконтрольно – в смысле участия и действия в истории. Публичное пространство существует не только как открытые действия людей и описания (самоописания) этих действий, но и как «истории», рассказанные о складывающихся в результате межчеловеческих связей событий. Этот концепт истории и создания истории, проводимый Арендт, опять-таки тесно сопрягается с современными технологиями аналитики публичного пространства, создания сценариев, сюжетов и метасюжетов.

Вторым важным понятием стало понятие общественных коммуникаций Н.Лумана, в соответствии с которым коммуникация – основа общества, причина и начало его образования. Таким образом, радикальная позиция Лумана состоит в том, что коммуникация определяется не функционально, а относительно самой себя, обладая свойствами аутопоэзиса (самопорождения, самопродолжения, саморазвития). Эта позиция приводит далее к тому, что и все остальные свойства и характеристики коммуникации Луман определяет не функционально, а через выделение сущностных действий, которые производятся в коммуникации или коммуникацией, среди которых главное – это поддержание, самовоспроизводство определённых различений. Это даёт возможность отказаться от расхожего представления о коммуникации как передаче или переносе информации, что влечёт за собой принципиальные изменения в определении стратегии действия в публичных коммуникациях.

Но различение не происходит само собой, а требует постоянного усилия участвующих в коммуникации, одновременно мотивируя участников на то, чтобы это усилие производить. Различение – это то, что на сегодня в коммуникации не может быть произведено чисто формально, что привлекает, волнует участников общественной коммуникации. Различение, которое не дано явно, на произведение которого требуется усилие, и в то же время произвести которое необходимо, является условием вхождения в коммуникацию, участия в ней, понимания.

Коммуникация по Луману – это генерирование неопределённости и выход из этой неопределённости. Результат коммуникации – определённая «селекция» - в конечном итоге сказано «да» или «нет в конкретной ситуации.

Чтобы такая селекция была возможна и могла бы быть управляемой, создается то, что Луман называет «коммуникативным средством». В его концепции «под коммуникативными средствами должна пониматься некая дополняющая язык инстанция, а именно, код генерализованных символов, которые управляют процессом передачи результатов селекции. Если вернуться к важному для современного самоопределения в публичных коммуникациях отношению власти и коммуникации, то можно отметить, что для Лумана власть оказывается одним из таких генерализованных средств коммуникации, а коммуникация представляет собой ту действительность, в которой можно построить и из которой можно говорить о феномене власти.

Четвёртый параграф посвящён теме порядков в коммуникациях, выраженных понятием «дискурса» (М.Фуко) и «генерализованных средств коммуникации» (Н.Луман). Представление о дискурсе сегодня широко используется в современной философии коммуникации. Понятие дискурса технологически привело в реальной практике управления в сфере массовых коммуникаций к возможности оперировать с каналами коммуникации и аудиториями, поскольку дало понимание того, что каждая отдельная аудитория и канал - это прежде всего отдельный дискурс. Понятие дискурса смещает акценты в анализе коммуникации с содержания на форму;  оказывается, что правильно выстроенная форма (порядок) становится более важной для эффективных коммуникационный действий и взаимодействий, чем передаваемое при этом содержание.

Для Фуко в представлении о «дискурсе» важен момент организации канала, средства коммуникации. Он показывает это, например, когда говорит о социальных механизмах контроля над дискурсом. Фуко отмечает, что дискурс привязан к «фигуре», которая оперирует этим дискурсом (нечто произносит, высказывает с использованием этого порядка). Фигура также является элементом заданного порядка дискурса. Современное устройство публичных коммуникаций наглядно демонстрирует, подтверждает то, о чём говорил Фуко. В публичном пространстве есть закреплённые, установленные, легитимные позиции, которым присвоена функция генерирования представлений.

В пятом параграфе рассматриваются понятия события и событийность, как сущностное свойство коммуникаций. Эти понятия выделяются в анализе в основном работ Ж.Делёза и М.Мамардашвили. Событие является одной из важнейших категорий современности, категорией очень сложной и философски глубокой. В данной работе при рассмотрении события в аспекте публичных коммуникаций характеризовались только некоторые из смыслов этой категории. Для коммуникационных проблем важнейшим является указание на уникальность и неповторимость события, а так же на связку в событии реального действия и его описания.

Следующей важной для публичных коммуникаций характеристикой события является возможность множественности его описаний, происходящих как одновременно, так и последовательно. Причём, чем больше таких описаний-откликов, тем более существенным, значимым (существующим) становится происшедшее. Очевидно, что специальная организация событий исключительно для того, чтобы потом они могли быть необходимым образом описаны, приводит к выдвижению на передний план такой ценности, как смена представлений или переописание. Опять же – это очень важное представление для понимания реалий коммуникационного пространства, порядок которого требует постоянных перемен в представлениях. Необходимость перемен фиксируется ещё и в такой характеристике событий, как их «сериальность» или же «система событий». Процессы коммуникации протекают, связывая между собой события и высказывания, переходя от событий к их описаниям, и от высказываний к событиям. Сериальность событий связывается с такой конструкцией, как «путь». Событие и путь являются парными понятиями. Путь складывается из событий, а идентификация в публичном пространстве складывается не столько из отдельного события, сколько из цепи событий, из пути.

В целом событие и событийность в пространстве коммуникаций – это ответ на потребность коммуникаций в постоянных изменениях, связанных как с природой самого процесса коммуникации, так и с успехом общественных коммуникаций.

В шестом параграфе разбирается понятие «смысла», разработанное в работах Г.Щедровицкого. Для данного диссертационного исследования работы Г.П.Щедровицкого по коммуникации интересны своим построением в рамках деятельностной (и далее мыследеятельностной) онтологии, Наибольший интерес представляют понятия смысла и понимания, рассматриваемые как специфические образования деятельности, позволяющие работать с ними в реальной практике публичных коммуникаций, организуя действия по управлению смыслами.

Для Г.Щедровицкого смысл напрямую связан с изменениями: именно наличие смысла отличает деятельность от автоматизированных действий. Смысл несёт организующую, проектную и преобразующую для деятельности функцию, и, задав определённые смыслы, мы можем изменить видение ситуации, цели и границы деятельности. Такое понимание и конструкция смысла и делает его возможным инструментом в управлении коммуникацией. Разработки системомыследеятельностной методологии интересны для данной работы тем, что они не только обозначают новый подход, позволяющий использовать его в практической деятельности, но что кроме чисто рамочных конструкций эти разработки доведены до конструктивных и вполне рабочих схем.

Позиция Г.П. Щедровицкого, трактующего коммуникацию и смыслы в рамках онтологии деятельности предполагает не только инструментальное рассмотрение коммуникации, но и возможность мыслительного оборачивания всей этой конструкции, когда создание  и передача сообщений становится причиной того, что деятельность и вообще мир вокруг нас могут иметь смысл. Таким образом, позиция Щедровицкого органически входит в одну из актуальных тенденций понимания и работы в современных коммуникациях, в позицию, состоящую в том, что человеческая деятельность существует и имеет смысл, только если она рассматривает себя как материал для перевода в послание.

Наконец, в седьмом параграфе автор рассматривает понятие «сетевого сообщества», взяв за основу работы главного идеолога сетевых сообществ М.Кастельса. В своих основаниях представления М.Кастельса близки с представлениями Х.Арендт (основа общества - открытое пространство публичного) и Н.Лумана (общество порождается коммуникацией). С его точки зрения сетевое общество создаётся через постоянное продуцирование и репродуцирование смысла. Кастельс отмечает, что элементы сетевой общественной организации мы можем найти в довольно ранние периоды человеческой истории, но информационные и коммуникационные технологии позволили этому типу общественной организации стать доминирующим.

Глава 3. Понятие публичного пространства и техники работы в нём. Третья глава диссертации посвящена введению разработанных нами представлений о действительности публичных коммуникаций и состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Понятие публичного пространства» вводятся рамки разрабатываемых представлений, проясняются принципы построения публичного пространства, появление и действие отдельных элементов этой действительности и их взаимосвязи. Второй параграф «Технологии и сценарии работы в публичном пространстве» посвящён выделению базовых типов технологий на основании предложенной схемы публичного пространства, а также описанию некоторых технологических элементов и представлению кейсов для демонстрации их действия.

Первый параграф «Понятие публичного пространства» открывается характеристикой практики публичных коммуникаций, как отличающейся от достаточно описанных практик власти и управления. Целью этого различения было выделение практики публичной коммуникации как самостоятельной, а не как вида или тем более средства практик власти или управления. Коренные различия практик власти, управления и публичных коммуникаций автор рассматривает как с точки зрения технологических принципов организации этих практик, так и ценностных оснований, проявляющихся в метафорах, с помощью которых обычно описываются эти практики.

В отличие от практик власти и управления, которые действуют в контролируемой среде, при стремлении к увеличению степени контролируемости, практика публичных коммуникаций востребована как раз там, где такое наращивание контролируемости невозможно. Если для практики власти характерны метафоры военных действий и борьбы (победа/поражение, выигрыш/проигрыш); метафоры управления центрированы на субъекте управления и усилиях, которые он должен произвести, чтобы удержать контроль («препятствие – преодоление», «вызов – ответ», «проблема – решение»), то по отношению к практике публичных коммуникаций, чаще всего применяют метафорическую пару «порядок – хаос» - пару полярную, где оба слова несут позитивную тональность.

В работе представлены и другие различия, позволяющие говорить о  публичных коммуникациях, как об отдельной и самоценной практике, в частности различия в формах самоопределения фигур, осуществляющих властные, управленческие и публичные действия и отношения, и в формах представления положения дел.

Опираясь на эти различения, а также на проведённый в первой главе анализ ситуации и выделенные во второй главе конструктивные элементы, автор вводит схему пространства публичных коммуникаций. В ней указано 5 основных подпространств, каждое из которых существует «по своим законам»:

  • реальность публичных коммуникаций или публичного существования – место, где реализуются замыслы, происходят все коллизии,
  • собственное существование организаций,
  • место «акторов» (деятелей, игроков) на публичном поле,
  • ресурсы, за которые идёт игра и борьба,
  • операторы публичных коммуникаций: те единицы, из которых состоят публичные коммуникации, из которых можно собирать и пересобирать необходимые техники действий.

Практика публичных коммуникаций требует умения действовать в каждом из этих подпространств и совершать переходы между ними. При введении данной схемы автор задаёт характеристики каждого их этих подпространств, а также указывает их место и функции в общей схеме.

Подпространство «реальность публичных коммуникаций» вводится на схеме для того, чтобы указать на то, что публичные коммуникации не только существуют, но и являются на сегодня основным источником социального существования. Подпространство «собственного существования организаций» указывает на наличие собственной деятельности и жизни отдельных людей, групп, организаций, сообществ и т.п., где они живут своей приватной, не публичной жизнью. Различие внутреннего (собственного) существования и внешнего (публичного) и связанное с этим различие в позициях важно, чтобы суметь выйти в публичные коммуникации в силу того, что позиции внутренние и публичные различаются всем: целями, языком, формой поведения. В конкретной практике публичных коммуникаций этот переход из одной позиции в другую, с одной логики на другую, с одного языка на другой становится основной проблемой.

Подпространство «акторов» выделяет особую логику активности действующих в публичных коммуникациях фигур, называемых в данной работе «акторами». Акторы – это фигуры перехода, связывающие пространство собственного существования с пространством публичного существования. Именно они ставят задачи на изменение представлений, а также действия в отношении других и иные задачи, которые могут быть реализованы в публичных коммуникациях. При этом сами акторы не обязательно должны быть публичными фигурами.

Подпространство «ресурсы»: действия, производимые в публичном пространстве, разворачиваются на едином ресурсе – ресурсе человеческого внимания. Современные технологии публичных коммуникаций позволяют добираться до более глубоко лежащего, более ценного и имеющегося в гораздо меньшем количестве ресурса, а именно «ресурса участия». Ресурс участия -  гораздо более организованный и структурированный ресурс, чем ресурс внимания.

Наконец, расположенное в центре схемы подпространство «операторы» указывает на технологические возможности действий в публичных коммуникациях. В данной работе выделено 4 основных оператора публичных коммуникаций: «легитимные позиции», «события», «экраны» и «знаковые конструкции». Легитимные позиции -  это позиции, которым конвенционально придана функция генерирования представлений, от которых остальные готовы эти представления принимать. Их «базовый набор» на сегодня таков: журналисты, эксперты, ньюсмейкеры, опинионмейкеры, десижнмейкеры. Как число лиц, которым можно присвоить данный статус, так и набор позиций не ограничен. С развитием публичных коммуникаций, безусловно, число позиций будет увеличиваться, поскольку будет происходить  их дифференциация и будут складываться новые форматы коммуникации.

Легитимные позиции, генерирующие представления, имеют «право» выкладывать свои представления на экраны и, таким образом, быть услышанными и увиденными. Наличие оператора «экраны» даёт отдельную линию технологий в публичном пространстве. Сегодня экраны представлены традиционными печатными СМИ, электронными СМИ и «новыми медиа». С расширением реальности публичных коммуникаций в статус «экранов» перешли и такие, казалось бы, далёкие от этого вещи, как, например, документы (документооборот часто используется внутри технологий публичных коммуникаций).

Событийность – почти синоним публичности. События - важный оператор для привлечения ресурса внимания и перевода его в ресурс участия. События могут происходить вне наших организационных усилий, мы можем в них участвовать, а можем и организовывать. Но условия, при котором нечто становится событием – либо его последующее появление и описание на экране, либо участие в нём позиций из публичного пространства (акторов, либо публичных позиций). Событие – специфический оператор-посредник для управления представлениями, историями и сюжетными линиями.

Операторы знаковых организованностей (конструкций), как и предыдущие операторы, являются формой организации представлений и действий. На сегодня наиболее используемыми в публичном пространстве знаковыми организованностями являются: архетипы, информационная повестка дня, сюжеты. В данном диссертационном исследовании особое внимание уделено метасюжетным конструкциям, как наиболее новым и эффективным для практик публичной коммуникации.

Входя в публичное пространство, невозможно рассчитывать на предварительно полностью промысленный проект, его реализацию и контроль. Вход в публичное пространство означает вхождение в определенную историю и взаимоотношения: можно начать новую историю, можно войти в уже существующую. Таким образом, становится возможным создание и структурирование ближней, если не до конца управляемой, то по крайней мере понимаемой среды вокруг себя. В этой ситуации для агентов публичных коммуникаций «метасюжет» – это один из видов историй, которые используются в тех случаях, когда действие в публичных коммуникациях претендует на стратегические цели. Работа в метасюжетах нужна, если в наличии есть сложные стратегические программы и проекты, в работе, где деятельность PR (public relations – связи с общественностью)  соединяется со стратегической деятельностью (и часто и с деятельностью GR (government relations)). Метасюжет задаёт большие стратегические и организационные последствия.

Во втором параграфе «Технологии и сценарии работы в публичном пространстве» рассматриваются технологические принципы и конкретные технологии работы, основанные на построенной схеме действительности публичных коммуникаций. При заданной разметке поля публичных коммуникаций, меняются акценты и в технологиях работы. Теперь технология собственно коммуникативных действий (воздействий) становится лишь одной из четырёх равноправных технологических линий работы в публичном пространстве:

  • Технологий аналитики и мониторинга
  • Технологий работы с представлениями собственной организации
  • Технологий действий в публичном пространстве
  • Техник самоорганизации

В работе подробно представлены как общие принципы каждого из выделенных видов технологий публичной коммуникации, так конкретные технологические линии, вытекающие из данного в первом параграфе представления о действительности публичных коммуникаций. Таким образом, автор демонстрирует выполнение поставленной в начале диссертационного исследования задачи – построения представления о действительности публичных коммуникаций так, чтобы оно удовлетворяло как исследовательским, так и технологически-практическим задачам.

В качестве основного вида технологий работы в публичном пространстве выступает линия технологии аналитики и мониторинга, поскольку сложность организации публичного пространства требует  повышенного внимания развитию систем мониторинга, сценирования, стратегирования, наконец, понятийной работы. Причём важность аналитических технологий демонстрируется при любой степени  присутствия в публичном пространстве. Аналитика необходима для планирования выхода в публичное пространство, для понимание того, что там происходит, понимания возможностей собственного позиционирования при выходе, а также проспективного анализа и построения сценариев возможных реакций на такое позиционирование. В случае же постоянного присутствия в публичном пространстве и наличия истории такого присутствия аналитика обеспечивает готовность в любой момент изменить свои решения и сценарии действия в условиях постоянных изменений в пространстве публичных коммуникаций. 

Одна из особенностей аналитической работы в публичном пространстве состоит в том, что аналитика имеет два объекта аналитического внимания. Первый связан с организацией непосредственно: это мониторинг и анализ упоминаний организации в публичном пространстве. Второй -  потенциальные риски и возможности, возникающие в связи с тем, как меняется общее состояние представлений о бизнесе или отрасли в публичном пространстве. Причём аналитика, направленная на второй объект, занимает большую часть временных и интеллектуальных ресурсов.

Что подлежит анализу? Динамика тем, метасюжетов и сюжетов,  появление новых людей в легитимных позициях, высказывающихся по поводу  организации или в принципе влияющих на контекст, события и повестка, оценка повестки. Чем шире деятельность организации, тем больше она зависима от внешней, в том числе и публичной среды, тем сложнее аналитические технологии и организация аналитической работы. В диссертации представлен вариант системы аналитики и мониторинга, созданный с 2004 по 2006 гг. в Центре общественных связей Минпромэнерго.

Выделение специальных технологий работы с представлениями собственной организации автор обосновывает сложностью перехода от пространства собственного существования организации (со своими местами, позициями, языком и внутренними представлениями) в публичное пространство, в котором иные позиции, иной язык и иные представления. В связи с этим автор решает особую задачу – обсуждает условия, обеспечивающие взаимосвязи между организацией и публичным пространством, облегчающие переход из пространства собственного существования организации в публичное пространство, и дальше описывает соответствующую этой задаче технологию. Принципиально технология работы с представлениями внутри собственной организации состоит в соорганизации двух противоположно направленных процессов: аналитики и установления связями и отношениями (media-relations, public-relations, government-relations).

Не раз указывавшаяся сложность работы с неопределённым и меняющимся публичным пространством требует введения в качестве отдельного вида «технологии самоорганизации» акторов, действующих в публичной коммуникации. На основании введённого представления о публичном пространстве выделяется ряд несколько принципов технологии самоорганизации.

И, наконец, во втором параграфе рассматриваются технологии действия в пространстве публичного существования. В диссертационной работе дано детальное описание принципиальных технологических линий, таких как технологии работы с экранами, технологии работы с легитимными позициями, технологии работы с событиями, технологии работы с метасюжетами. Даны описания конкретных кейсов создания и реализации отдельных технологий.

В этом же параграфе обсуждается специфика технологий публичных коммуникаций. Само устройство публичного пространства говорит о невозможности технологий как алгоритмизированных действий, которые можно воспроизводить от ситуации к ситуации. Таким образом, понятие «технологии» в рамках публичных коммуникаций приобретает другие смыслы, переходя от смысла, связанного с повторяемостью, к смыслу, связанному с осознанностью, объективацией действия, возможностью отслеживания последствий, отделения в этих последствиях того, на что повлияли именно мы и того, что произошло без нашего вмешательства. Технологичное действие – это уже не обязательно повторяемое действие (автор специально отмечает, что мы сегодня имеем дело, как правило, с одноразовыми технологиями), но обязательно объективированное, максимально осознанное (в частности, действие с прописанными операциями). Такие технологии – обязательное условие действий в публичном пространстве, так как именно постоянная объективация собственных действий, пересмотр этих объективированных форм и помогает нам с одной стороны, воспринимать происходящее и видеть происходящие перемены (или создавать их самим), а с другой, действовать в этом происходящем.

Автор подчёркивает, что по отношению к публичным коммуникациям имеет смысл говорить не столько о конкретных технологиях, сколько об организации процесса перманентной технологизации.

Рассмотренные в диссертации технологии публичных коммуникаций, если опираться на исследования по философии техники В.Розина, относятся к гуманитарно и социально ориентированным. Их гуманитарная принадлежность связана с тем, что в данном случае идет работа со смыслами и пониманием, с историями и их истолкованием. И социальный характер этих технологий не вызывает сомнений: они являются инструментами социальных действий и вызывают (см. Х.Сколимовски) трансформацию социальной реальности. С этой точки зрения, заданные на схеме пространства публичных коммуникаций возможные сценарии можно с полным основанием считать гуманитарными и социальными.  

В третьем параграфе «Возможности игрового представления публичных коммуникаций » приводятся иллюстрации, демонстрирующие эффективность данного подхода.

Возможности игрового представления достаточно эвристичны и позволяют как объяснять (и анализировать) многие ситуации, происходящие в публичных коммуникациях, так и организовывать собственные действия и создавать технологические решения в публичных коммуникациях.

Теракты, совершённые в начале нашего века, среди которых, безусловно, самый запомнившийся – теракт 11 сентября 2001 года в США, а для России – больница в Будёновске, Норд-Ост и школа в Беслане – действия, осуществлённые теми, кто принимает наличие публичного поля и правила игры на нём. Террористы играют на поле публичных коммуникаций, используя его для ведения необычной войны.

Безусловно, не следует выводить причины терроризма из наличия публичности, публичность есть лишь одно из современных социальных условий, дающих терроризму новые формы проявления.

Если посмотреть на теракты под углом зрения публичных коммуникаций, то становится понятно, что главное в подобного рода террористических действиях, не физическое уничтожение нескольких сотен или тысяч людей, а реализация такого сценария, который бы вызвал максимальный резонанс в публичном пространстве, и произвёл бы изменения в представлениях и самоощущении миллионов и даже миллиардов людей.  Конечная мишень терактов – не те, кто погиб, а те, кто выжил.

Все эти теракты развивались примерно в общей логике. Первое – это выбор места и реализация представления, которое в наибольшей степени сможет не только привлечь первое внимание, но и даст повод для дальнейшей жизни этой истории и метасюжета «терроризм» в целом. А это значит, что выбирались культурно, символически, метафорически и ценностно насыщенные места: театр, дети и школа, больные и, наконец, ВТЦ в Нью-Йорке – символ Америки.

В истории об 11 сентября можно увидеть и ту этическую и ценностную проблему, с которой мы сталкиваемся, когда имеем дело с публичными коммуникациями. Понимание, что события 11 сентября, как и другие теракты, выстроены в логике перформанса, пришло к многим аналитикам. И в то же самое время, у многих это вызвало отторжение, потому что кощунственно называть гибель людей «шоу». Но с нашей точки зрения, гораздо правильнее было бы сделать то, что практически не было сделано – понять это именно как игру на поле публичных коммуникаций и сделать соответствующие выводы из этой печальной истории.

Нам не кажется конструктивной критика самого феномена публичного пространства и соответствующих технологий с этической или ценностной позиций. Ведь миссия публичных коммуникаций состоит в поддержании динамики социальных связей, постоянного их установления в новом типе социальности. А вопросы социальной ответственности, этики и ценностей решаются и реализуются уже каждым отдельным участником публичного пространства. Надо отдавать себе отчёт в том, что неучастие в публичных коммуникациях не приведёт к их исчезновению. Интернет-технологии (электронная почта, новостные ленты, блоги, подкасты, флеш-мобы) будут развиваться, преодолевая возрастные и социальные границы, увеличивая социальную динамику. Никакая критика или тем более цензура не сможет сдержать этот рост. И только ответственное и этически определённое участие в публичных коммуникациях может стать рациональным ограничителем этих технологий. Осознание себя участником публичных коммуникаций, осознание их принципов и правил игры, занятие осознанной публичной позиции – единственный способ контроля и ограничения технологий публичных коммуникаций, способ, при котором монополия в публичных коммуникациях становится невозможной.

Заключение содержит основные выводы диссертационного исследования.

Основные идеи диссертационного исследования изложены в следующих публикациях

  1. Игра как способ представления реальности публичных коммуникаций // Вопросы философии 2008, № 6
  2. Коммуникативная технология промышленной политики // 50 лучших проектов национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный лучник» 2004-2005 гг. – М., Альпина бизнес букс, 2007.
  3. Реальность публичных коммуникаций // Кентавр 2007, №40
  4. Публичность, как пространство стратегического маневра // Со-общение 2006, №5
  5. Секреты коммуникативных технологий // Управление компанией 2006, №4
  6. Мы не боимся лоббизма, а даже поддерживаем его // Энергия промышленного роста 2006, № 6
  7. PR в государственных структурах // PR в России 2002, №11
  8. Пиар государственной важности // PR в России 2002, № 10
  9. Пять причин, по которым мы не делаем это // PR в России 2002, №  9
  10. Правда о политическом консалтинге // PR в России 2002, №  9
  11. Три кризиса рынка PR-услуг // PR в России 2002, № 7
  12. «Русская мельница»: чудеса политической околесицы // PR в России 1999, №№ 1, 2
  13. Особенности национального  политического языка // PR в России» 1999, № 0
 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.