WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Реализация концепции информационной войны военно-политическим руководством США на современном этапе

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

БЕДРИЦКИЙ Александр Владимирович

РЕАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПЦИИ

ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИМ РУКОВОДСТВОМ США

НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Специальность – 23.00.04 – политические проблемы международных отношений и глобального развития

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва – 2007


Работа выполнена в Российском институте стратегических исследований.

Научный руководитель:     Евгений Михайлович Кожокин,

доктор исторических наук

Официальные оппоненты: Воробьева Людмила Михайловна, доктор политических наук

Юрий Алексеевич Дубинин,

кандидат исторических наук, профессор

Ведущая организация:                       Институт международной экономики и международных отношений РАН, отдел стратегических исследований Центра международной безопасности

Защита состоится 24 апреля 2007 г. в 15 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.015.05. по политическим наукам в Институте философии РАН по адресу: 121019, г. Москва, ул. Волхонка, 14.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии РАН.

Автореферат разослан "__" "_________"" 2007 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

Доктор политических наук                            Е.А.Самарская


 

  1. I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы

  1. В период после окончания холодной войны и распада Советского Союза Соединенные Штаты стали бесспорным политическим и военным лидером в мире. Одним из приоритетных направлений, от которого зависит сохранение и упрочение достигнутых позиций, является достижение информационного превосходства над любым возможным противником. Поэтому одним из наиболее дискутируемых в американском экспертном сообществе вопросов стала концепция информационной войны (ИВ), как форма межгосударственного противоборства в постиндустриальном обществе (которое, начиная с работ Дэниела Белла ассоциировали с информационным).

Появление термина "информационная война" в его современном звучании непосредственно связано с прогрессом информационных технологий. В результате произошедшей технической революции резко возросли возможности сбора, хранения, обработки и передачи информации, обеспечивая тем самым условия для оперативного обмена информацией в глобальном масштабе. Информационные средства при всей их технической и технологической сложности стали доступными не только для государств или крупных корпораций, но и для рядового пользователя. Уже к концу прошлого века использование информационных устройств в военных целях создало реальные перспективы для качественного изменения средств и методов ведения войны.

Однако разработка новых военных концепций, адекватных происходящим комплексным изменениям в военном деле, военных технологиях и системе международной безопасности, оказалась весьма непростой задачей, требующей решения фундаментальных социологических проблем. И хотя к вопросам реализации поставленных задач специалисты-практики подошли только в последние годы, первые дебаты о необходимости комплексной модернизации ВС США и выработки новых оперативных концепций начались еще в 90-х годах ХХ века. Онтологически они восходят к работам исследователей постмодерна (Жана Бодрийяра, Жана-Франсуа Лиотара, Марка Постера и Ролана Барта), политологов-экономистов (Мануэля Кастельса, Роберта Райха, Герберта Шиллера) и социальных философов Энтони Гидденса, Юргена Хабермаса и др. При всем различии точек зрения, эти исследователи сходятся в том, что хотя процесс информатизации прослеживается на протяжении всей истории человечества, за последнее время он ускорился до такой степени, что стал определяющим фактором развития социума. В конце ХХ века стремительная информатизация общества оказала непосредственное воздействие на процесс глобализации и развитие международных организаций, которые стали такими же субъектами мировой политической системы, как и национальные государства. Таким образом информация и формирование информационного общества преобразуют внутри- и межгосударственные отношения, формируя новые риски и угрозы.

Анализ американского опыта реализации концепции информационной войны, осуществленный в диссертационной работе, позволяет более взвешенно оценить реальность возникающих в связи с глобальной информатизацией угроз для России и соответственно определить приоритетные направления российской политики, а также оценить перспективы международного переговорного процесса в сфере информационной безопасности. За видимым нежеланием американцев публично обсуждать тему информационной войны прослеживается намерение ограничить данную проблему только вопросами кибербезопасности и борьбы с киберпреступностью и тем самым избежать обсуждения межгосударст­венного информационного противоборства, хотя в самих США всем аспектам ИВ уделяется значительное внимание, и в этом направлении уже достигнуты определенные успехи.

Цели и задачи исследования

Общей целью настоящей работы является выявление основных направлений развития американской концепции информационной войны как средства разрешения международных и межгосударственных конфликтов на этапе становления информационного общества и анализ ее влияния на предпринимаемые военно-политическим руководством США шаги по реформированию вооруженных сил. С этой целью в диссертации решаются следующие научные задачи:

– выявление политико-философских предпосылок появления концепции информационной войны;

– анализ американских теоретико-политологических подходов к ведению информационной войны с начала 90-х годов прошлого века до настоящего времени и классификация видов информационных операций;

– выявление путей практической реализации обозначенной концепции в политике США.

Объект исследования – политика США по использованию вооруженных сил в условиях перехода к постиндустриальному обществу и взгляды американских экспертов на ведение войны в условиях развития и глобального распространения информационных технологий.

Предмет исследования – политические направления реализации руководством США концепции информационной войны.

Степень научной разработанности проблемы и анализ источников

В России проблематике влияния информатизации на общественные и политические отношения, а также исследо­ва­нию феномена информационной войны, как способа разрешения противоречий в информационном обществе, значительное внимание уделено в работах Урсула А. Д., Бирюкова Б. В., Мелюхина И. С., Расторгуева С. П., Череш­кина Д. С., Цыгичко В. Н., Смоляна Г. Л., Гареева М. А., Федорова А. В., Гриняева С. Н., Слипченко В. И., Роговского Е. А. Однако устоявшегося и общепринятого понимания терминов "информационное общество" и "информационная война" так и не сложилось.

  1. Более того, ментальное и теоретическое расхождение во взглядах на развитие социума, на суть противоречий в информационном обществе и возможных формах и методах его разрешения между российскими и американскими исследователями не позволяет при рассмотрении американской политики по реализации концепции информационной войны в полной мере опираться на труды российских ученых. Для объективной и полной проработки изучаемой проблемы требуется анализ в первую очередь американских источников и сопоставление позиций политиков, ученых и специалистов этой страны. Среди современных специалистов, наиболее активно разрабатывающих в США проблематику информационной войны, можно назвать А. Цебровски, Д. Альбертса, Дж. Гарстку, Р. Моландера, П. Вилсона, М. Занини, Д. Ронфельдта, Дж. Арквиллу, Р. Шафрански, М. Либики, О. Иенсена, З. Халилзада.

Источниковедческую базу работы также составили официальные документы администрации США, конгресса, Министерства обороны, публичные высказывания официальных лиц и вторичные источники (отчеты научных подразделений министерства обороны США и исследовательских организаций).

Методы исследования

В рамках проведенного исследования широко использовались методы современной политологии и ряда смежных наук. Учитывая комплексный, динамичный характер материала, методологическую основу диссертации составили принципы единства исторического и логического, восхождения от абстрактного к конкретному, всесторонности, реалистичности, объективности рассмотрения и целостности. Кроме того, при анализе предпосылок появления концепции информационной войны и изучения эволюции взглядов на ее ведение в американском экспертном сообществе  использованы исторический, сравнительный и системный методы. Информация о путях реализации данной концепции военно-политическим руководством США была получена на основе отбора наиболее важного фактографического материала в первую очередь из официальных и программных документов. Отличительным моментом данной работы является верификация используемых теоретических разработок, которая осуществлялась путем их сопоставления с действующими в Соединенных Штатах программами военного строительства.

Положения работы, содержащие научную новизну и выносимые на защиту, заключаются в следующем.

1. Делается вывод, что в настоящее время выработана единая позиция по способам обеспечения информационного доминирования, с учетом разнонаправленных теоретических дискуссий по вопросам информационного общества и информационной войны, имевших место в американском экспертном сообществе на протяжении 90-х годов ХХ  века, и началась разработка и реализация соответствующих прикладных программ по модернизации вооруженных сил США.

2. Определяются приоритетные направления развития силовой составляющей государства на основе комплексного исследования американских теоретических разработок и программ реализации концепции информационной войны в США.

3. Доказывается взаимосвязь между программами модернизации ВС США (в соответствии с принципами сетевой организации) и решением вопросов обеспечения информационной безопасности.

4.  Обосновывается тезис, согласно которому основные усилия по достижению информационного превосходства США в условиях становления постиндустриального общества сосредоточены на создании единой информационной архитектуры вооруженных сил и интеграции боевых и разведывательных средств, что качественно повышает их возможности за счет синергетических процессов.

5. Выявлен новый спектр угроз безопасности Российской Федерации, связанных с реальной возможностью принятия на вооружение Соединенными Штатами информационных средств воздействия на противника и осуществления ими информационных операций, в том числе и в мирное время.

Практическая значимостьполученных результатов обусловлена возможностью использовать их в интересах обеспечения национальной безопасности России в такой важной сфере, как информационная безопасность.

Апробация работы

Основные положения диссертационной работы были апробированы в ряде коллективных и индивидуальных публикаций соискателя.

Отдельные положения диссертации неоднократно докладывались на научно-практических конференциях, в том числе на научно-практической конференции "Информационная безопасность и внешняя политика России в ХХI веке" (Москва, 4 декабря 2001 года), организованной МИД России, а также на круглом столе "Трансформация понятия национальной безопасности в информационную эпоху" (Москва, февраль 2004 года), проведенном ПИР-Центром и Фондом гражданских инициатив в политике Интернет.

Структура диссертационной работы:

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, ставятся цель и задачи диссертации, формулируются объект и предмет исследования, определяются хронологические рамки работы и ее методологическая основа, характеризуются источники, отмечают­ся практическая значимость и научная новизна диссертации.

Первая глава – "Предпосылки возникновения концепции информационной войны" – состоит из трех параграфов. В ней рассматриваются основные предпосылки появления концепции информационной войны, связанные с быстрым прогрессом информационных технологий, начавшимся в середине 70-х годов ХХ века. Прослеживается влияние этого прогресса на международную систему социально-политических отношений, создание новых систем вооружения и военное дело в целом.

В первом параграфе – "Трансформация системы международных отношений под влиянием информатизации" – прослеживается влияние процесса развития информационных технологий на различные аспекты международных отношений.

Глобализация, одной из причин которой среди прочего является распространение информационных технологий , начинает постепенно размывать границы компетенции государства как основного субъекта отношений на международной арене, поскольку приводит к появлению на этом поле новых, негосударственных, игроков . Однако формирование основ нового типа общества лишь до определенной степени определяется технологическими факторами. На процесс формирования информационного общества оказывают также фундаментальные преобразования в экономике, социальной структуре общества, политическом процессе, общественном сознании и т.п. Комплексный характер изменений создает новые, асимметричные, угрозы национальной безопасности для ведущих государств мира.

Уже к началу 90-х годов минувшего столетия сложились основные признаки формирующихся негосударственных структур, среди которых можно выделить децентрализацию, разветвленность, а также высокую динамику развития, которую обеспечивают хорошо налаженный информационный обмен и способность к быстрой реорганизации. Сетевая организация стала основной для считавшихся ранее маргинальными террористических и экстремистских групп и позволяет им противостоять военной мощи наиболее развитых государств или напрямую угрожать их национальным интересам и национальной безопасности.

Сетевые принципы организации находят свое применение также и в экономическом управлении, которое послужило моделью для организационно-технических преобразований в военной сфере США. Применительно к военной сфере информация становится таким же инструментом, как совершенное оружие или средства защиты.

Лидерство США в экономической, технологической и военной сферах обеспечивает им преимущества в складывающейся системе международных отношений и заставляет другие страны и негосударственных игроков искать новые, асимметричные, стратегии и тактики, позволяющие противостоять заведомо более сильному противнику.

Характерно, что поиск асимметричных действий равно актуален как для самих США, занимающих позицию бесспорного лидера, так и для государств, имеющих менее технологически оснащенные армии.

Во втором параграфе – "Революция в военном деле" – рассматриваются масштабные изменения в военном деле, произошедшие в последней четверти ХХ века.

Термин "революция в военном деле" – РВД (введенный историком Майк­лом Робертсом в 1955 году, чтобы показать важность изменений в методах ведения военных действий, произошедших в XVI–XVII веках) отражает эпохальные перемены в военной организации, стратегии и технике.

В годы правления администрации Р. Рейгана Соединенные Штаты, добившись повышения качестве вооружений с помощью "умных" технологий (лазеры, радары, глобальная навигационная спутниковая система и пр.), приступили к реализации концепции борьбы со вторыми эшелонами противника (или так называемой концепции "глубокой атаки"). Основной ее целью было уничтожение возможно большего количества войск противника, прежде чем те смогут приступить к военным действиям.

Таким образом, революция в военном деле уже тогда позволила США создать вооруженные силы, хотя и ориентированные еще на реалии холодной войны, но которые можно эффективно использовать в новых политических реалиях.

Техническая сторона современной РВД основана в пер­вую очередь на достижениях в области информатики и электроники, на улучшении характеристик точности и дальности действия оружия, полноте и оперативности разведки и наблюдения, по­вышении способности противодействовать и подавлять оборону противника и эффек­тивно управлять и командовать войсками.

Согласно "классическому" взгляду на РВД ВС будут становиться все более универсальными. На­пример, ВМС смогут непосредственно участвовать и в наземных операциях, поражая цели в глубине территории противника на большом удалении от береговой линии. Подтверждением тому слу­жат предпринимаемые в последнее время МО США усилия по повышению интероперабельности отдельных видов ВС и совершенствованию док­трин, структур и систем боевого управления и командования.

Таким образом, современная РВД не является простым следствием непрерывного технологи­ческого прогресса, а представляет собой очередной этап адаптации вооруженных сил, к меняющимся геополитическим условиям.

В третьем параграфе – "Военно-технические революции" - рассмотриваются особенности процесса развития военной техники во второй половине  ХХ века.

Появление новых технологий, в конце концов, всегда приводило к созданию качественно новых видов вооружений. Один из видных военных теоретиков Джон Боднар считает, что со времени окончания Второй мировой войны военно-техническая революция (ВТР) последовательно прошла три следующих этапа:

1. Революция в военной технике, которая изменила облик оружия, боевых платформ и военной амуниции. Эта стадия ВТР началась еще в ходе Второй мировой войны и фактически закончилась в 80-х годах прошлого века.

2. Революция в военных системах обнаружения, связанная с появлением электронных систем обнаружения и внедрением информационных систем управления оружием. В этот период, начавшийся в середине 70-х годов минувшего столетия и завершающийся в настоящее время, существенно повысились возможности отдельных боевых комплексов (например, самолетов, кораблей, танков и т.п.) за счет более быстрой и эффективной обработки боевой информации и создания высокоточных систем управления оружием.

3. Революция  в военной связи, начавшаяся в конце 70-х годов ХХ века и продолжающаяся по сей день. Она позволила качественно улучшить системы боевого управления и связи (комплекс С3I), что, в свою очередь, дает возможность объединить разнородные подразделения в единые комплексы и координировать их действия при проведении совместных воздушных, морских и наземных операций. Именно это направление РВД, по мнению Д. Боднара, в полной мере продемонстрировало свою эффективность в ходе войны против Ирака в 1991 году.

Завершение каждого этапа ВТР связано с достижением пределов роста, когда дальнейшее улучшение характеристик вооружений в определенном направлении принципиально возможно, но нецелесообразно по критерию стоимость–эффективность.

Представленный обзор основных этапов развития РВТ во второй половине ХХ века позволяет сделать следующие выводы:

– с середины 80-х годов основное внимание при разработке боевых комплексов стало уделяться их информационному "насыщению", а не повышению ударной мощи;

– необходимость управления разнородными подразделениями и координации их действий, а также применение высокоточного оружия большой дальности резко повысили значимость систем комплекса С3I;

– увеличение объема поступающей информации, необходимость ее быстрого и адекватного анализа и распределения между задействованными подразделениями ставит задачу введения в систему управления "фильтрующих" и распределяющих элементов, своего рода информационных менеджеров;

– внедрение информационных систем в военную сферу создает предпосылки для интеграции разнородных сил в единый комплекс на новом технологическом уровне.

Вторая глава – "Эволюция концепции информационной войны в США" – состоит из трех параграфов. В ней исследуются основные этапы эволюции американской концепции информационной войны с начала 90-х годов ХХ века по настоящее время. Выявляются основные направления теоретических исследований в данной области и характер их трансформации, вызванной изменением военно-политического курса США и анализом военных операций этого периода.

Первый параграф – "Теоретико-политические концепции ИВ середины 90-х годов ХХ века" – посвящен обзору взглядов ряда американских экспертно-аналитических групп, принадлежащих к различным теоретическим школам и исследующих разные аспекты ведения информационной войны.

Сотрудники RAND Corporation Джон Арквилла и Дэвид Ронфельдт выдвинули концепции кибернетической и сетевой войны предполагающие, что в ходе будущих военных конфликтов ключом к успеху станет достижение информационного превосходства за счет широкого внедрения новых технологий в системы боевого управления и связи и, что особенно важно, за счет совершенствования военной организации.

Необходимо отметить, что большинство положений указанных концепций (которые сами по себе не получили дальнейшего развития) вошло в успешно реализуемую в ВС США концепцию построения сетевых вооруженных сил, или сетевой войны. Это представляется особенно важным, поскольку устанавливает четкую связь между прикладными задачами реформирования ВС США и более ранними теоретическими построениями, касающимися ведения информационной войны.

Представители теоретической группы Университета ВВС США (Air University, Maxwell Airforce Base, Alabama) Джордж Стейн , Ричард Шафрански и Оуэн Дженсен полагали, что в будущем конфликте решающую роль будет играть сама информация (точнее – знания), а не традиционные средства ведения войны. Сами информационные технологии рассматриваются в данной концепции только как средство, обеспечивающее достижение стратегического информационного доминирования, под которым в данном случае понимается создание таких информационных условий, в которых действия противника в конечном итоге неизбежно окажутся выгодными противоположной стороне или будут направлены на обслуживание ее интересов.

Один из наиболее влиятельных теоретиков в области ИВ Мартин Либики (приложивший много усилий для того, чтобы его теоретические разработки нашли свое практическое воплощение) полагал, что в будущем информация станет основным средством сдерживания вооруженных конфликтов. По его мнению, взаимосвязанная информационная система, состоящая из сети космических спутников слежения, наземных, воздушных и морских датчиков, даст возможность контролировать любую военную активность на планете, а значит, и применять превентивные меры против агрессора, поскольку глобализация мировых информационных систем позволит парализовать и отрезать его экономические и информационные системы от остального мира.

Эта концепция в значительной мере пересекается с концепцией, предложенной аналитиками Университета ВВС США, но в отличие от нее, акцентируется не на психологическом, а на экономическом и военном (в традиционном смысле) аспектах ИВ.

Для автора диссертационного исследования в данном случае важно то, что анализ подобных теоретических построений позволяет выявить общий вектор развития концепции ИВ. В соответствии с теми объектами, на которые предполагается оказывать целенаправленное информационное воздействие в ходе ведения ИВ, можно выделить четыре основные группы таких целей:

– системы управления и принятия решений (гражданские, военные, социальные, культурные),

– гражданская информационная инфраструктура (системы телекоммуникации, информационные системы транспорта, энергетики, финансов, промышленности),

– военная информационная инфраструктура (системы контроля, управления и связи, разведка),

– системы вооружений.

Указанные цели могут подвергаться различному воздействию в ходе конкретных информационных операций (ИО).

Во втором параграфе – "Направления ведения информационной войны" – в соответствии с классификацией, предложенной М.Либики, проводится анализ основных направлений информационной войны.

Борьба с системами управления - это вид информационных операций, предусматривающих физическое уничтожение систем управления или отсечение командных структур вооруженных сил противника от воинских частей с целью нарушения стабильности боевого управления и руководства. Решение данной задачи достигается за счет уничтожения непосредственно управляющих структур (так называемое обезглавливание) или разрушения коммуникаций, связывающих системы управления с подчиненными подразделениями (удушение). Выбор метода борьбы во многом определяется характером поставленных тактических и стратегических целей .

Концепция ведения разведывательно-ударных операций в определенном смысле является развитием концепции оперативной разведки. По сути дела, речь идет об интеграции оперативной разведки и ударных элементов ВС, что требует внесения значительных коррективов в архитектуру и идеологию сбора, обработки и распределения разведывательной информации.

Радиоэлектронная борьба ставит целью снижение информационных возможностей противника. Соответственно она подразделяется на собственно радиоэлектронную борьбу (создание условий, при которых передача или прием информации противником становятся невозможными, в частности, из-за постановки активных и пассивных помех), криптографическую борьбу (искажение и ликвидация собственно информации) и борьбу с коммуникационными системами противника.

Психологическая борьба – это метод информационного противоборства направленного не против информационных систем противника, а непосредственно против человеческого сознания. В самом общем виде психологическую борьбу можно определить как манипулирование общественным мнением на различных социальных уровнях. Выделяют четыре основные категории информационно-психологических операций, проводимых в рамках психологической борьбы :

– операции против структур государственного управления;

– операции против структур военного командования;

– операции по деморализации личного состава вооруженных сил;

– война культур ("культуркампф").

Кибернетическая борьба (осуществляемая хакерскими методами) сводится главным образом к осуществлению "атак" на различные компоненты компьютерных сетей и хранящиеся в них информационные ресурсы. Некоторые западные аналитики, например Винн Швартау и Рето Хаени , склонны были даже считать, что информационное противодействие в целом может быть сведено исключительно к хакерской борьбе.

Однако сегодня невозможно согласиться с этим популярным в середине 90-х годов мнением. Во-первых, хотя имевшие место случаи воздействия на информационные системы и вызывали определенные финансовые потери и влияли на психологический климат в обществе, они, тем не менее, не разрушали жизненно важные системы и не влекли за собой человеческие жертвы. Во-вторых, сами по себе хакерские действия лишь с очень большой натяжкой можно отнести к действиям "военным", а значит, и к информационной войне. Таким образом, кибернетическую борьбу можно рассматривать в лучшем случае лишь как фактор повышения эффективности традиционных боевых действий. Говорить же о хакерском воздействии на информационные системы как о самостоятельном виде военных действий пока преждевременно.

Тем не менее нельзя полностью исключать возможность атаки на информационные системы, связанные с жизнеобеспечением, транспортом, энергетикой и военной сферой – т.е. с комплексом, получившим название критически важных инфраструктур (critical infrastructures).

Именно возможность такой атаки, способной нанести значительный экономический ущерб, как акт кибернетической борьбы стала предметом пристального изучения военных и гражданских экспертов с середины 90-х годов прошлого века.

В третьем параграфе – "Современная концепция информационной войны" – прослеживаются современные взгляды американских экспертов на ведение информационной войны.

Особенность современной геополитической ситуации в мире заключается в неопределенности характера и источников военных угроз. В таких условиях наиболее важным и сложным в осуществлении военной политики становится повышение "приспособляемости" к возникающим угрозам. Классификация  возможных военно-политических конфликтов позволяет несколько упростить эту задачу.

Переоценка приоритетов оборонной политики на основе опыта военных конфликтов и представлений о конфликтах будущего заставила американское экспертное сообщество скорректировать точку зрения  на ведение информационной войны.

В настоящее время доминирует подход, согласно которому адаптация вооруженных сил к новым политическим реалиям требует в первую очередь изменения доктринальных и оперативных концепций, организацион­ной структуры ВС и системы военной подготовки. При этом на первый план выдвигается задача создания оптимальной структуры вооруженных сил, в которую будут органично вписываться будущие технические инновации.

Таким образом, сегодня основная роль информационных систем в военной сфере заключается не столько в повышении точности поражения цели, сколько в том, что с их помощью можно реорганизовать структуру вооруженных сил, сделать их более гибкими и эффективными, повысить скорость реагирования на поле боя, а также выработать новые тактические приемы. Результатом осознания данного факта в США стала теория сетевой организации ВС (network-centricdefense), или сетевой войны (network-centricwarfare), которая уже усиленно внедряется в практику, тем более что информационное насыщение вооруженных сил и "интеллектуализация" боевых платформ создали для этого необходимые предпосылки.

В самом общем виде сетевая организация ВС предполагает смещение акцента с создания и совершенствования тех или иных боевых платформ (танков, самолетов, кораблей) на их интеграцию в единую структуру для совместного использования.

Однако опора на информационные и космические технологии, их интеграция в единые разведывательно-ударные комплексы является и наиболее сильной, и потенциально уязвимой стороной высокотехнологичных армий, что отмечают практически все эксперты.

Например, по словам сенатора Стелтона, ключевую роль в асимметричной тактике возможных противников будет играть снижение эффективности ударных операций ВС США с массированным применением высокоточного оружия, а также разведывательных и иных обеспечивающих мероприятий, в которых наиболее отчетливо проявляются преимущества использования информационных технологий.

По мере насыщения информационными системами вооруженных сил различных государств и приближения последних к "стандартам" США количество и сложность возникающих асимметричных угроз будут расти, при одновременном увеличении затрат на реализацию мер по их отражению. В связи с этим повышается вероятность активизации гонки вооружений в сфере высоких (космических, информационных) технологий между странами, обладающими современной технологической базой, что существенно затруднит международные процедуры контроля военных технологий.

Логическим развитием прослеживаемой тенденции "милитаризации информационной сферы" стало появление концепции стратегической информационной войны (СИВ), ориентированной не столько на использование информационных технологий для повышения эффективности традиционных военных действий, сколько на асимметричное воздействие на те сегменты критически важных инфраструктур противника, нарушение работоспособности которых может вызвать последствия, сопоставимые с результатами традиционных военных действий (политический и экономический коллапс страны, выход из строя объектов энергоснабжения, паралич работы транспорта и т.д.).

Joint Vision 2020. – The Joint Chiefs of Staff. – Washington, DC: US Government Printing Officeю –  June 2000. – pp.10-11.

. Конвенция Совета Европы о киберпреступности № 185 от 23 ноября 2001 г., например, содержат определения четырех основных киберпреступлений: преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем; правонарушения, связанные с использованием компьютерных средств; правонарушения, связанные с содержанием данных; правонарушения, связанные с нарушением авторского и смежных прав.

. См. напр. Toffler A. The Third Wave, New York: Bantam Books, 1980.

. Smith G.S. New Challenges For High Level Leadership Training In Public Management And Governance In A Globalizing World. – August 19th, 2002. – p.4,  Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton G, Global Transformations Politics, Economics and Culture. –  Stanford, Calif.: Stanford University Press. – 1999. – p.7.

Мелюхин И.С. Концепция "информационного общества" и кризис. // Информационное общество. – 1998. – вып.6. – сс.20-22.

. Zanini M. Edwards S. J.A. The Networking of Terror in the Information Age in  Networks and Netwars// The Future of Terror, Crime, and Militancy. – RAND Corporation. – MR-1382-OSD. – 2001. – p.31.

. IT Industries-Of Growing Importance to the Economy and Jobs. / The Emerging Digital Economy, аpp. 1. – Washington: Government Printing Office, 1998.

. Алман Х. Война, мир и будущее// Экспорт вооружений. Центр АСТ. - ?5 (сентябрь-октябрь).

. Bodnar John W. The Military Technical Revolution - From Hardware to Information// Naval War College Review. – Summer 1993. –Vol. 46 – p.7.

. Arquilla J., Ronfeldt D., Zanini M. Networks, Netwar, and Information-Age Terrorism // The Changing Role of Information in Warfare. – Rand Corporation. – 1999. – pp.88–89., Arquilla J., Ronfeldt D. The Advent of Netwar // In Athena's Camp. – Rand Corporation . – 1997. – pp.275-279.

. Stein George J. Information Attack: Information Warfare In 2025, research paper presented to 'Air Force 2025', August 1996.

. Szafranski R. Harnessing Battlefield Technology: Neocortical Warfare: The Acme of Skill, Military Review, November 1994., Szafranski, R. Parallel War and Hyperwar: Is Every Want a Weakness? , Chapter 5 in Air Chronicles compilation on Battlefield of the Future , March 1996.

. Jensen, Owen E. Information warfare: Principles of third-wave war //  Airpower Journal. –  Winter 1994. – pp. 35-43.

. Libicki M. What is Information Warfare. – National Defense University. ACIS paper 3. – August 1995.

. Stein George J. Information Attack: Information Warfare In 2025, research paper presented to 'Air Force 2025', August 1996.

. Information Warfare. – DoD Directive TS- 3600.1. – 21 December 1992.

. Libicki M. What is Information Warfare. – National Defense University. ACIS paper 3. – August 1995. (Поскольку страницы не указаны следует в тексте ссылаться на номер первого упоминания, т.е. 24)

. Libicki M. What is Information Warfare. – National Defense University. ACIS paper 3. – August 1995. (Ссылка на номер первого упоминания – 24)

. Libicki M. What is Information Warfare. – National Defense University. ACIS paper 3. – August 1995.

. Haeni R.E. Information Warfare. An Introduction. – The George Washington University. – Washington DC. – Jan. 1997.

. Molander R.C., Wilson P.A., Anderson R.H. US Strategic Vulnerabilities: Threats Against Society //The Changing Role of Information in Warfare. – RAND Corporation. – 1999. – p.253.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.