WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

БРИТАНСКИЙ ЭМПИРИЗМ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ФИЛОСОФИЮ КАНТА

Автореферат кандидатской диссертации

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ

На правах рукописи

БЛИНОВ ЕВГЕНИЙ НИКОЛАЕВИЧ

БРИТАНСКИЙ ЭМПИРИЗМ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ФИЛОСОФИЮ КАНТА.

 

Специальность 09.00.03 – история философии

 

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени

кандидата философских наук

 

Научный руководитель –

доктор философских наук,

Жучков В.А.

 

Москва 2007

I. Общая характеристика работы.

Предмет исследования.

    Предметом настоящего исследования является комплекс эпистемологических проблем, содержащийся в работах британских философов Джона Локка и Дэвида Юма, а также его влияние на формирование критической философии Иммануила Канта. Основной акцент сделан на так называемой «теории идей» и проблеме тождества личности, которые стали центральными темами всего британского эмпиризма первой половины восемнадцатого века. В работе также содержится общая характеристика методологии британского эмпиризма и проясняется роль, которую сыграла в ее дальнейшей эволюции критика со стороны Канта.

Актуальность темы.

    Для англо-американской философии последней трети двадцатого века характерно значительное увеличение числа работ по истории философии. Большая их часть посвящена британской мысли восемнадцатого века, высшей точкой развития которой многие исследователи считают философию Дэвида Юма. Наряду с этим, происходит переосмысление исходных положений британского эмпиризма, сформулированных Джоном Локком. Этот интерес связан с многочисленными параллелями, которые обнаруживаются в работах Локка и Юма с современной проблематикой т.н. «философии сознания». Заметное место в современных дискуссиях о природе сознания занимает проблема тождества личности, которая является одной из центральных тем нашего исследования.

В связи с этим возникает необходимость переосмыслить то влияние, которое оказали идеи британских эмпириков восемнадцатого века на дальнейшее развитие западноевропейской философии. Одним из наиболее важных этапов этого развития стало появление трансцендентальной философии Канта. Влияние на ее генезис британского эмпиризма до недавнего времени недооценивалось. Особенно характерен подобный подход для отечественной историко-философской литературы советского периода, в которой философия Канта рассматривается, главным образом, как отправная точка немецкого идеализма. При этом не всегда принимается в расчет сложный и во многом противоречивый характер ее развития и разнообразие тех идейных влияний, которые испытывал Кант на разных этапах своего творчества.

Данный круг вопросов находится в тесной связи с широкой полемикой, развернувшейся в последние десятилетия вокруг самого понятия «эмпиризм» и обоснованности разделения европейской философии Нового Времени на «эмпирическую» и «рационалистическую».

Цели и задачи диссертационного исследования.

    Целью настоящего исследования является анализ целого комплекса историко-философских проблем, связанных с эпистемологией британского эмпиризма и его предполагаемого влияния на формирование критической философии Канта. Мы выделяем пять приоритетных задач нашего исследования. В своей работе мы постарались:

  1.       Дать общую характеристику методологии британского эмпиризма восемнадцатого века, продемонстрировать ее исторические связи и последующую эволюцию. Показать, что методологической предпосылкой классического эмпиризма была феноменалистская теория идей. Ее использование служит для нас универсальным критерием принадлежности определенного мыслителя к эмпирической школе, а также  позволяет установить ее хронологические и концептуальные рамки. Отсчет британской эмпирической школы в нашем понимании начинается с Локка и Беркли. Мы постараемся показать, что в классическом виде она существует приблизительно до середины восемнадцатого века, когда «Трактат человеческой природе» и «Исследование и человеческом разумении» Юма демонстрируют многочисленные противоречия эмпирической методологии. Процесс свертывания старой парадигмы завершается с появлением в Шотландии так называемой «философии здравого смысла», известной также как «шотландский реализм». Критика ее представителей, таких как Т.Рид, У. Освальд, Д. Битти была направлена, в первую очередь, против феноменализма.
  2.       Проанализировать учение Локка об эмпирическом происхождении идей и выяснить характер локковского механицизма. Продемонстрировать ограниченность  ньютонианской модели в ряде ключевых теоретических вопросов, а также  подчеркнуть связь философии Локка с теологическими диспутами конца семнадцатого века. Проследить генезис его учения о тождестве личности и показать важность этого вопроса для всей философской психологии восемнадцатого века.
  3.       Показать отличия юмовского варианта «теории идей» от разработок Локка и Беркли. Выяснить характер скептической установки, лежащей в основе методологии Юма. Дать подробный анализ исследовательской литературы, посвященной различным аспектам его философии, подчеркнуть исключительное значение, которое имеют идеи Юма для  англо-американской философии второй половины двадцатого века. Раскрыть смысл критики учения Локка о тождестве личности со стороны Юма, попытаться проследить эволюцию взглядов по этому вопросу.
  4.       Продемонстрировать сложный и неоднозначный характер формирования трансцендентальной философии Канта и разнородность влияний, которые он испытывал на разных этапах своего творчества. Рассмотреть гипотезу о наличии отдельного  «эмпирического» этапа и теорию «трех эпистемологических влияний» юмовской философии. Показать, что кантовское доказательство единства сознания через синтетическое единство апперцепции, которое является одним из наиболее важных разделов «Критики чистого разума», возникло под воздействием скептических аргументов Юма. Перенести акцент исследования юмовского влияние с вопроса о происхождении причинности на учение о единстве сознания.
  5.       Дать оценку кантовского подхода к историко-философским проблемам. Показать значимость его интерпретации основных направлений новоевропейской философии для гегельянской школы.

 

Степень разработанности проблемы. Краткий обзор литературы.

    Существует три блока вопросов, которые связаны с темой нашего исследования. По каждому из них  имеется обширная исследовательская литература, преимущественно - англоязычная. Первый касается общей характеристики британского эмпиризма, особенностей его методологии и предполагаемых исторических связей. Эти вопросы особенно остро встали англо-американской философской среде в середине двадцатого века, в период кризиса так называемого «третьего позитивизма». Они рассматриваются в классических работах А. Айера, Б. Рассела, У. Куайна. Из  появившихся в последние десятилетия исследований стоит отметить работы Р. Рорти и Д. Фодора, которые инициировали полемику вокруг американской разновидности эмпиризма, известной как «прагматизм». Исторические аспекты проблемы подробно проанализированы в монографиях Н. Кемп-Смита, Ф. Коплстоуна, М. Айерса и др.

Второй блок вопросов связан с историко-философским исследованием идей двух ведущих представителей британского эмпиризма – Джона Локка и Дэвида Юма, а также тому месту, которое занимает в их творчестве проблема тождества личности. Новый этап в изучении идей Локка, которые многие исследователи называют повторным открытием его философии во второй половине двадцатого века, обозначен появлением работ Д. Йолтона. Из новейших исследования стоит также отметить монографию Д. Меки и особенно – двухтомный труд Майкла Айерса. Локковское учение о тождестве личности анализируется в статьях Д. Ведекинга, К. Уинклера, Д. Барези. В отечественной литературе в конце пятидесятых - начале шестидесятых годов прошлого века появились обзорные работы В. Заиченко и И. Нарского.

Литература, посвященная как общему анализу философии Дэвида Юма, так и его учению о тождестве личности весьма обширна. Не будет преувеличением сказать, что на сегодня Юм – центральная фигура в англоязычных исследованиях по истории философии. Фундамент для этих исследований заложил в сороковые годы двадцатого века Н. Кемп-Смит. Среди работ, появившихся пятидесятые семидесятые-годы выделяются монографии Д. Пасмора, Б. Страуда, Д. Ноксона, Э.Брика, Н. Капальди, Т.  Пенелума. В восьмидесятые годы наметился ряд новых тенденций в юмоведении, отраженных в работах Д.Ф. Нортона, Р. Фоглина, Д. Райта, Г. Стросона. Из  новейших исследований особого упоминания заслуживают книги Э. Бэйр, Д. Гаррета, Д.Ливингстона, Э. Питсона. Самый широкий круг вопросов обсуждается на страницах журнала «Hume Studies». В частности, проблеме юмовской трактовки проблеме тождества личности посвящены публикации Д. Макинтайр, Д.Пирса, Л. Фалкенстайна, Т. Бошампа, Н. Папаса, Ю. Лекальдано. Из русской литературы последнего времени необходимо, прежде всего, отметить работы М. Абрамова и В. Васильева.

Существует ряд обзорных исследований, посвященных проблеме тождества личности в философии восемнадцатого века. Одним из первых исследований, в котором вопрос был проанализирован достаточно подробно, стала монография Б. Мийусковича. В последние года к ним добавился ряд работ, написанных в соавторстве Р. Мартином и Дж. Барези, а также историческое исследование Д. Сигела. С семидесятых годов двадцатого века полемика начинается отсчет новой дискуссии о тождестве личности, достаточно богатый спектр точек зрения содержится в репрезентативном сборнике с участием Д.Льюиса, Д. Парфита, Т. Пенелума и др. Первостепенное значение имеют работы Д. Дэннета, С. Шумэйкера, Д. Парфита, Р. Чизхолма. Из работ общего характера можно выделить исследования Д. Пери, П. Ангера и Г. Нунана.

Наконец, третий блок связан непосредственно с влиянием британского эмпиризма на формирование критической философии Канта. Данная тема представляет собой несколько модифицированный вариант давнего историко-философского спора о кантовском «ответе Юму». В современном виде он был поставлен в последней трети девятнадцатого века: А. Риль указал на значительное влияние юмовской философии на формирование системы Канта, его точку зрения во многом разделял Г. Файхингер. Их оппонентами на первом этапе стали такие известные исследователи как К.Фишер, В. Виндельбанд, Ф. Паульсен. Первым русским философом, затронувшим эту проблему, стал А.Козлов, весьма содержательный анализ раннего этапа полемики можно найти у Г. Шпета.

Во второй половине двадцатого века в историко-философской литературе отмечается увеличение интереса к анализу юмовского влияния на Канта. Он связан, с одной стороны, с переоценкой значения философии Юма в целом, с другой – с тщательным анализом работ немецких современников Канта, на которых взгляды шотландского философа оказали непосредственное влияние. Начиная с семидесятых годов прошлого века, рецепции юмовской философии в работах таких заметных представителей немецкого Просвещения как Г. Гаман, М. Мендельсон, И. Тетенс, Ф.Якоби посвящено немало исследований. Среди них стоит отметить работы Л.Бека, М. Кюна, Л. Кремендаля, Р.Брандта. В отечественной историко-философской литературе 90-х годов можно отметить стабильно высокий интерес к немецкому Просвещению, что подтверждается известными работами В. Жучкова, В.Васильева, А. Круглова.

Методологическая основа исследования.

    Исследователи все чаще говорят о конфликте историографических традиций в современно историко-философской науке. Особенно часто противопоставляется проблемный подход, распространенный в англо-американской философии и, собственно, исторический, который используют у континентальные исследователи. В своей работе мы постарались учесть, что текущие тренды в узко-специальной литературе, хотя и опосредованно, но зависят от более глобального  процесса развития идей. Поэтому мы руководствовались базовым принципом: любая философская школа помимо эпистемологии, онтологии, тезауруса, набора проблем и классических текстов имеет и свою историографию. Она должна подвергаться ревизии точно так же,  как мы признаем устаревшими и неактуальными взгляды представителей определенной школы на философию языка или психофизическую проблему. Это касается не только и не столько отдельных оценок историко-философского характера, сколько системного принципа. 

Подход к  подобной работе должен быть историческим, так как любой историк философии сформировался как профессионал в определенной среде в конкретный период времени. Книги по истории философии, написанные Гегелем, Фишером, Кассирером, Виндельбандом, Жильсоном, Коплстоуном или Расселом имеют свою специфическую терминологию, принципы периодизации и круг проблем, которые обусловлены философским мировоззрением их авторов.

Обработать существующий объем информации возможно только при наличии устойчивого эвристического принципа. Поэтому в своем исследовании мы старались разумно сочетать исторический и проблемный подходы: не выходить за рамки обозначенного проблемного поля и по мере необходимости раскрывать его исторический контекст. При этом мы руководствовались своего рода историко-философским «эпохэ»: оно заключается в том, чтобы избегать введения тех контекстов, которые не требуются для решения конкретной задачи.   

Научная новизна исследования.

  1.       В нашей работе мы постарались переосмыслить само понятие «эмпиризм» и продемонстрировать всю двусмысленность этого термина. Мы не только дали краткую характеристику методологии той философской школы в британской мысли восемнадцатого века, которую сегодня принято обозначать как «классический эмпиризм», но  и выявить ее мировоззренческую основу и стилистический фон.
  2.       Впервые в отечественной историко-философской литературе рассматривается генезис важнейшей для восемнадцатого века  проблема тождества личности. Показана значимость теологических диспутов конца семнадцатого века.
  3.       Осуществлена попытка проследить эволюцию философских взглядов Юма. Дефицит подобного рода исследований наблюдается не только в отечественной, но и в западной историко-философской литературе.
  4.       В разделе, посвященном генезису критической философии Канта, мы проанализировали разнородность тех влияний, которые он испытывал в десятилетие, предшествовавшее составлению первой редакции «Критики чистого разума». Мы перемещаем фокус нашего исследования от проблемы причинности, которая традиционно считается главным пунктом заочной полемики Канта с  Юмом, на проблему единства сознания.
  5.       Мы постарались продемонстрировать зависимость исследователей последующих поколений от историко-философских вердиктов, вынесенных Кантом, и подчеркнуть, что в ряде моментов они существенно отличаются от самоаттестации как отдельных мыслителей, так и философских школ.

 

 Практическая значимость работы.

    Сформулированные в диссертационном исследовании выводы могут быть использованы при разработке тем, связанных как с историей британской философии восемнадцатого века, так  и с генезисом критической философии Канта. Они могут быть полезны при составлении учебных пособий, лекционных курсов и справочных материалов по соответствующему периоду истории западноевропейской философии.


Апробация результатов работы.

    Основные идеи работы были изложены автором в ряде публикаций, а также представлены в докладах. Они обсуждались в рамках одной из секций Международного конгрессе, посвященном 280-летию со дня рождения и 200-летию со дня смерти Иммануила Канта, проходившем в Институте Философии РАН в мае 2004 года, а также на международной конференции в Киеве в апреле 2005-го.

Материалы исследования использовались диссертантом в ходе семинарских занятий по курсу «История западноевропейской философии Нового времени», проведенных в 2005 учебном году на философском и политологическом факультетах Государственного университета гуманитарных наук.

II Содержание работы.

    Работа состоит из Введения, трех основных глав и Заключения. Первая и вторая главы состоят из двух разделов. В начале каждого раздела  помещен развернутый обзор специальной литературы, в конце - изложены выводы.

Введение.

    Во введении указаны цель и задачи диссертационного исследования, сформулированы методологические принципы. Дана краткая характеристика классического эмпиризма, обоснована корректность употребления самого термина. Подчеркивается, что впервые об «эмпиризме» как об отдельной школе заговорил именно Кант, который противопоставил эмпирическую дедукцию понятий, осуществленную Локком и Юмом, своей трансцендентальной дедукции категорий. Приведен общий обзор полемики по вопросу о влиянии Юма на формирование критической философии Канта.

  

 Первая глава. Эмпирическая дедукция понятий и учение Локка о тождестве личности.

    В первом разделе первой главы под заголовком «Эмпирическая дедукция» подробно анализируется учение Локка о происхождении идей. Выясняется смысл локковского термина «идея», рассматриваются различные способы формирования идей, дается их краткая классификация. В подразделе 1.1.3 анализируется характер локковского механицизма и степень его зависимости от ньютонианской парадигмы.

Промежуточным итогом исследования становится вывод о том, что ключевым понятием всего «Опыта о человеческом разумении» является понятие «силы». Локк вводит его, исследуя идею плотности. Это небольшое исследование оказало значительное влияние на последующую философию: из него вышел весь сенсуалистки ориентированный феноменализм. Одной из главных задач «Опыта» -механистическое описание процесса взаимодействия идей, в том числе, сложных идей рефлексии. Простые идеи, по Локку - это граница описания опыта,  которую не в состоянии переступить разум,  это те пресловутые атомы, с расщеплением которых исчезнет сама возможность познания. Среди простых идей особое место занимает идея  силы, на которой держится практически вся локковская онтология, она же позволяет ему  свободно обращаться с неприкосновенным ранее  понятием субстанции.

В подразделе 1.1.4 приводится теологический контекст ряда важнейших проблем, затронутых в «Опыте». В подразделе 1.1.5 освещается полемика Локка с картезианцами по вопросу о протяженности мыслящей субстанции.

Во втором разделе первой главы разбирается учение Локка о тождестве личности. Анализ начинается с рассмотрения всех видов тождества, начиная с тождества неодушевленных предметов до тождества «человека» (man) и «личности» (person). Вводится критерий тождества личности через сознание со всеми этическими и теологическими коннотациями.

В центральной для нас главе «Опыта», посвященной  личному тождеству, Локк  формулирует принципиально новую для философии Нового времени теоретическую проблему. Он отодвигает на второй план проблему дуализма субстанций и помещает в центр исследования сознание и его природные свойства. Вместе с тем, в качестве вспомогательного средства он привлекает объяснительную схему, заимствованную из механицизма, что приводит к серьезным осложнениям. В то же время, его скептицизм в отношении реального познания сущностей и законов природы, не принимается устраивал большей значительной частью философов эпохи Просвещения. В соответствии с генетическим методом Локка или в полемике с ним развивалась практически вся эпистемология и философская психология первой половины восемнадцатого века. Значительное влияние он оказал на школу Вольфа, которая задавала тон в немецкой философии в середине века - в эпоху формирования взглядов Канта. В Британской философии восемнадцатого века, что подтверждает целый ряд современных работ,  практически каждый значимый мыслитель всерьез воспринимал учение Локка о тождестве личности.

Вторая глава. Сомнения Юма и кризис классического эмпиризма.

    В первом разделе второй главы дана всеобъемлющая характеристика эпистемологии Юма. В подразделе 2.1.1 вкратце анализируется теория идей в трактовке Джорджа Беркли и ее возможное влияние на формирование взглядов Юма.  Следующие два подраздела содержат подробной анализ юмоведческой литературы, разбираются текущие тренды и комментаторские  традиции. Подраздел 2.1.4 посвящен философской эволюции Юма от «Трактата о человеческой природе» к «Исследованию о человеческом разумении». В подразделе 2.1.5 рассматривается вопрос о переводе основных терминов юмовской философии. Затем анализируется юмовский вариант теории идей и проясняется смысл скептической установки, лежащей в основе всей методологии его исследования.

В подаразделе 2.1.7 разобрано ключевое для всей системы Юма понятие «уверенности» (belief). Итогом первого раздела второй главы становиться вывод о том, что скептическая установка Юма вступает в противоречие с его «натурализмом». С одной стороны, только о связи между идеями можно получить достоверное знание, которое имеет «демонстративный» характер. С другой же, всякое знание, полученное в прошлом, переносится на будущее за счет природного механизма, который мы не можем назвать иначе, как привычкой. Моральный мир имеет свои объективные законы, которые можно уподобить гравитации  и создать новую дисциплину, своего рода «ментальную механику». Но, в то же время, проверить их действие можно только одним способом - проследив всю цепочку идей вплоть до наличного впечатления. Подобная процедура далеко не всегда осуществима. В кантовской терминологии, Юм хотел выяснить, почему объективные законы мышления должны иметь субъективную значимость.

В подразделе 2.1.8 дана кантовская трактовка «сомнений Юма» и сделана гипотеза о том, что ее  традиционная интерпретация, которая сводится к вопросу о происхождении идеи причинности, нуждается в пересмотре.

Второй раздел второй главы целиком посвящен проблеме тождества личности в философии Юма. В подразделе 2.2.1 показано значение  этой проблемы для всей юмовской системы, разобраны основные комментаторские тренды.

  1.      Во-первых, выясняется, насколько критика личного тождества вытекает из содержания первой книги «Трактата» и основных положений теории идей, которые в ней содержатся. Этот аспект проблемы тождества личности позволяет провести анализ соотношения «скептических» и «натуралистических» элементов в системе Юма.
  2.      Во-вторых, целостная интерпретация проблемы тождества личности невозможна без анализа «повторных рассуждений» (second thoughts) и выяснения причины, по которой Юм, по сути, признал, свою концепцию неудовлетворительной.
  3.      И, наконец, следуя последней тенденции в юмоведении, можно разрешить все противоречия, обратившись ко второй и третьей книгам «Трактата». Это позволяет выяснить, какую роль играет «Я» в формировании «аффектов». Также в рамках этой стратегии развивается изучение чувства «симпатии», инициированное еще Н. Кемп-Смитом.

В подразделе 2.2.2 произведен анализ так называемых «повторных рассуждений» о тождестве личности. Сделан вывод  о том, что этот фрагмент – своего архимедов рычаг юмовской системы, воспользовавшись которым, можно перевернуть всю его моральную вселенную.

В подразделе 2.2.4 проводится сравнение принципов построения системы у Юма и Канта. Намерение шотландского мыслителя построить систему наук на фундаменте дисциплины о человеческой природе не должно вводить в заблуждение. Первая, логическая книга, трактующая вопросы познания и его границ и должна была, по мысли Юма, стать краеугольным камнем его системы. Именно такая «логика» была для него наукой об основаниях опыта и притязаниях разума одновременно. Ее роль соответствует критике способностей чистого разума, так как в конце первой книги «Трактата», разум берет реванш у природы, что признает сам Юм. Науку о природе он вынужден начать с анализа соотношения идей, то есть, с теории познания. Как доказал позже Кант, если подобное исследование будет произведено достаточно последовательно, структура нашего познания и вся картина мира, изменится до неузнаваемости. И только эта система «общечеловеческого разума», полагал он, может и должна оставаться неизменной, хотя романтики, которые поначалу считали себя последователями Канта, пошли совсем другим путем.

Третья глава. Пробуждение от догматического сна и критика эмпиризма.

Основное содержание третьей главы составляет анализ предполагаемого влияния как «сомнений Юма», так британского эмпиризма в целом, на формирование критической философии Канта. В подразделе 3.1 рассмотрены особенности взглядов Канта на историю европейской философии Нового времени.

Сделан вывод, что эмпиризма в современном понимании до Канта не существовало. Как впрочем, и рационализма, при всей неопределенности этого термина. Локк, Беркли и Юм, безусловно, стали основателями отдельной философской традиции, на что мы и указывали во Введении, когда произвели характеристику «классического» эмпиризма в британской философии восемнадцатого века.  При этом, не стоит забывать, что в глазах современников никакой самостоятельной школы они не составляли. Кант же указывает на «сомнения Юма», а не какое-то абстрактное «эмпирическое влияние», как на причину своего пробуждения от догматического сна. Влияния Юма на формирование критической философии Канта на различных этапах мы представляем в виде следующей схемы.

  1. Первое влияние. Период: конец 50-х – середина 60-х. Характер: «Эмпирическое влияние» в терминологии Файхингера. Источник: «Исследование» в немецком издании Зульцера. Свидетельство: текст «Грез духовидца», письма Гаману, Мендельсону, Гердеру, лекции 60-х. Окончание: по мнению того же Файхингера, завершается в конце 60-х и сменяется вторым «догматическим» влиянием Лейбница, что следует из «Диссертации».
  2. Второе влияние. Период: начало 70-х – конец 70-х. Характер: «Скептическое» влияние по Файхингеру или «первое скептическое влияние» по нашей версии. Источник: гамановский перевод четвертой главы первой книги «Трактата», фрагменты в изложении Битти и Тетенса. Свидетельство: лекции конца семидесятых, биографический фрагмент «Пролегомен». Окончание: формулировка основных положений критической философии.
  3. Третье влияние. Период: начало 80-х – середина 80-х. Характер: Второе скептическое влияние или ретроспективный взгляд на путь к трансцендентальному методу. Источник: «Диалоги о естественной религии».Свидетельство: текст Первой и Второй Критики, «Метафизики нравственности». Окончание: новый «догматический поворот» начала девяностых.

    В подразделе 3.6 сформулированы противоречия, связанные с представлениями об «эмпиризме», как о когерентной мировоззренческой системе. Подчеркивается, что впервые вопрос подобным образом поставил именно Кант. Говоря о «кантовской критике эмпиризма», мы не имели в виду его трактовку эмпирического знания. Этот вопрос, потребовал бы рассмотрения наиболее фундаментальных проблем кантовской трансцендентальной философии и, к тому же, делал бы наше обращение к текстам Локка и Юма совершенно излишним. Под «эмпиризмом» мы подразумеваем вполне определенное направление в британской философии восемнадцатого века. Как  о самостоятельной традиции, об «эмпиризме» заговорили только после Канта. Именно Кант способствовал тому, что этот термин надолго стал синонимом «скептицизма».

Ключевым для всей главы является подраздел 3.7. В нем показано, что кантовское доказательство единства сознания через формальное единство апперцепции восходит к полемике о тождестве личности. Указывается на то обстоятельство, что, в основных чертах, оно было предвосхищено Юмом. Он, как следует из нашего анализа, достаточно близко подошел идее «простого Я» не в субстанциальном, а в формальном смысле. Он возражал Локку, что память не производит, а открывает личное тождество. Следовательно, должно существовать нечто, что производит личное тождество, т.е. синтез отдельных идей. Вместе, с тем, как мы полагаем, Юм никогда не смог бы отказаться от феноменалистской трактовки личного тождества, ведь в таком случае ему пришлось бы отказаться от всей теории идей

Мы приходим к выводу, что «формальное единство апперцепции», которое обеспечивает возможность синтеза представлений, идеально соответствует кантовской трактовке априорного принципа.  Оно является «чисто формальным»: его нельзя элиминировать, и, вместе с тем, ему невозможно дать положительное определение или как-то расширить его функции. Кант подводит итог полуторавековой дискуссии о познавательной роли «мыслящего Я». Формальное единство апперцепции надежно обеспечивает синхронное тождество «Я», однако для этого Канту приходится отказаться  от доказательства диахронического тождества. Подтверждением этого служит анализ паралогизмов чистого разума, который проведен в подразделе 3.8. Главным итогом исследований Канта становится разделение вопроса об эпистемологическом и онтологическом статусе «Я».  Кантовское формальное Я не является ни простой субстанцией, ни монадой, ни индивидуальным сознанием, которое обладает феноменальным тождеством.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  1. Блинов, Е.Н. Фуко и Кант: первый эскиз модерна в сб. Форум молодых кантоведов. М.,2005, стр. 168-180 (0.8 п.л.)
  2. Блинов, Е.Н. Ответ Юма Канту: как возможна эмпирическая дедукция категорий // тез. докл. Международна наукова конференция «Днi науки фiлософського факультету-2005».Киев,2005 (0.1 п.л.)
  3.  Блинов, Е.Н. Учение Локка о тождестве личности. // Философские науки, N3,2007,стр.47-66 (1 п.л.).

 

  Ayer,A. «Langage,Truth and logic». New York:Dover -2ed.,1952,Куайн, В.О. Две догмы эмпиризма в кн. Слово и объект, М.,2001,стр.342-368. Рассел, Б.Границы познания. М.,1959

Rorty,R. Philosophy and the Mirror of Nature.Princeton:Princeton University Press,1980. Fodor,J. Hume variations. Oxford,2005

Kemp-Smith,N. The Philosophy of David Hume: a Study of Origins of his Thought.London:Palgarave Macmillian,2005. Copleston,F. «A History of Philosophy:volume 5. Part II, Berkeley to Hume». New York: Image Books, 1964. Ayers,M. Locke: Epistemology and Onthology.2 vol., London:Routledge,2001

Yolton,J. John Locke and the Way of Ideas. Oxford:Oxford University Press,1968. idem. The Two Intellectual Worlds of John Locke:Man,Person and Spirits in the   Essay. New York:Cornell University Press,2004

  Mackie,J.L. Problems from Locke. Oxford:Oxford University Press,1976. Ayers,M. Locke: Epistemology and Onthology.2 vol., London:Routledge,2001

 Wedeking.G. Locke on personal identity and the Trinity controvercy of the 1690’s’, Dialogue,1990,39:163-188. Winkler,K.P. Locke on Personal Identity // Locke reader ed. V.Chapnell (Oxford). Baresi,J. On earth as it is in Heaven. Trinitarian influences on Locke’s account on personal identity.-1998-Internet

   Нарский, И.C. Джон Локк. М.,1960. Заиченко, Г.А. Джон Локк», М.,1959

Passmore,J. Hume’s Intentions. Cambridge:Cambridge University Press,1953. Noxon,J. Hume’s Philosophical Development: A Study of hus Method. Oxford: Clarendon Press,1973. Capaldi,N. David Hume-Newtonian Philosopher.Boston:Twayne,1975Penelhum,T.Hume.London:Macmillian,1975.Stroud,B.Hume.London:Routeledge&Keagan Paul, 1977.  Bricke,J. Hume’s Philosophy of mind. Princeton:Princeton University Press,1980

Norton,D.F. David Hume: Common Sence Moralist,Sceptical Metaphisician.Princeton:Princeton University Press,1982. Wright,J. The Sceptical Realism of David Hume.Manchester:Manchester University Press,1983. Fogelin,R. Hume’s Scepticism in the Tratise of Human Nature.London: Routelege&Keagan Paul,1985. Strawson,G. The Secret Connection: Causation, Realism and David Hume. Oxford:Clarendon Press,1989

Bair,A. A Progress of Sentiments: Reflections of Hume’s Treatise. Cambridge,Mass.:Harvard University Press,1991. Garrett,D. Cognition and commitment in Hume’s Philosophy.New York:Oxford University Press,1997. Livingston,D. Phillosophical melancoly and delirium: Hume’s pathology of philosophy.Chicago:University of Chicago Press,1998. Pitson,A. Hume’s Philosophy of the Self.Lonon:Routlege,2002

  McIntire,J Further Remarks on the Consistency of Hume’s account of the Self //  Hume Studies, volume 5, number 1 (April, 1979), p. 55-61. Beauchamp,T. Self-inconsistency or mere Perplexity?// Hume Studies,volume 5, number 1, (Apri,l979), p.37-44. Falkenstein, L. Hume and Reid on the Simplicity of the Soul // Hume Studies,volume 21, number 1 (April 1985). p. 47-56. Pears,D. Hume on Personal Identity// Hume Studies, volume 19, issue 2 (November, 1993),p.289-300. Papas,N.J. Perception of the Self// Hume Studies, volume 18, number 2 (November,1992),p.275-280. Lecaldano,E. The Passions, Character and Self in Hume// Hume Studies, volume 28, number 2 (November, 2002), p.175-194

  Абрамов, М.А. Юм и Кант  //Философия Канта. Современные исследования и дискуссии. М.,1983, с.109-122. Абрамов, М.А. Шотландская философия века просвещения, М.,2000. Васильев, В.В. Дэвид Юм и картезианская традиция // Знание и традиция в мировой философии, М.,2001, с.235-256. Васильев, В.В. История философской психологии. Западная Европа-18 век, Калининград, 2003

Mijuscovic,B.L. The Achiless of Rationalist Arguments. The Haague:Martinus Nijhoff,1974.

Martin,R. and Barresi,J. Naturalisation of Soul. New York:Routeledge,2004 idem. Rise and fall of the Soul and Self. New York: Columbia University Press, 2006. Seigel,J. The Idea of the Self: Thought and Experience in Western Europe since   Seventeenth Century. Cambridge: Cambridge University Press,2005

The Identities of Persons. Rorty,A. (ed.)  London: University of California Press,1976

  Chisholm,R. Person and Object: A Metaphisical Study. La Salle:Open Court,1976Parfit,D.  Reasons and Persons Oxford: Oxford University Press,1985. 32.  Dennet, D. Consciousness explained. New York: Penguin Books,1993.Shoemaker, S.Identity,cause and mind. Oxford: Oxford University Press, 2003

Noonan,H. Personal Identity.New York:Routledge,1989. Unger,P.  Identity,Consciousness,Value. New York:Oxford University Press,1990 Perry,J. Identity,Personal Identity and the Self. London:Huckett Publishing Company,2002

Reihl,A. Der philosophische Kritizismus.Bd.1, Leipzig,1924. Vaihinger,H. Commentar zu Kants Ktitik der Reinen Vernunft.Bd,1,2. Stutgart,1881

Виндельбанд, В. Философия Канта. СПб.,1895. Паульсен, Ф. Иммануил Кант. Его жизнь и учение. Спб.,1899. Фишер, К. От Канта к Фихте// Ф.В.Й.-«Ранние философские сочинения», СПб.,2000, с.96-104

Козлов, А. Генезис теории пространства и времени Канта. Киев,1884. Шпет, Г. Проблема причинности у Юма и Канта. Ответил ли Кант на сомнения Юма? Киев,1907

Beck,L.W. Esaays on Kant and Hume.London:Yale University Press,1978. Kreimendahl,L., Gawlick,G. Hume in der deutschen Aufklarung. Berlin:Frommann Holzbog,1987 Kuehn,M. Scotish Common Sense in Germany, 1768-1800: A contribution to the History of critical philosophy. McGill:Queen’s University Press,1987. idem. Kant: a biography. New York: Cambridge University Press,2002. Brandt,R.,Klemme,H. David Hume in Deutschland. Marburg,1989

Жучков, В.А. Из истории немецкой философии 18 века, М.,1996. Васильев, В.В. Кант: Пробуждение от догматического сна // Вопросы философии,1999, №1, стр.83-105. он же. История философской психологии. Западная Европа-18 век», Калининград, 2003.Круглов, А.Н. Тетенс и исторический контекст его сочинения «О всеобщей спекулятивной философии» // Вопросы философии, 2002, №12, стр.191-203. он же. О философской позиции Тетенса в его сочинении «О всеобщей спекулятивной философии» // Вопросы философии, 2003, № 7, стр.138-146

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.