WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Конституционная юстиция России и Монголии: сравнительно-правовой анализ

Автореферат кандидатской диссертации

 

                                                                                                      На правах рукописи

 

Красикова Александра Владимировна

 

КОНСТИТУЦИОННАЯ ЮСТИЦИЯ

РОССИИ И МОНГОЛИИ:

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

Омск - 2009

Работа выполнена и рекомендована на кафедре государственного и административного права Кемеровского государственного университета

Научный руководитель:   кандидат юридических наук, доцент

Яцечко Виктор Иванович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Кокотов Александр Николаевич

кандидат юридических наук

Котелевский Денис Викторович        

Ведущая организация:        Государственное образовательное учреждение

                                             высшего профессионального образования

                                            «Хабаровская государственная академия

                                             экономики и права»

Защита состоится «25» ноября 2009 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.179.06 при Омском государственном университете имени Ф.М. Достоевского по адресу: 644065, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов, д. 100, VII учебный корпус (юридический факультет), зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный университет имени Ф.М. Достоевского» по адресу: 644077, г. Омск, пр. Мира, д. 55-а, 2-й учебный корпус.

Автореферат разослан «24» октября 2009 года. 

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                               И.В. Глазунова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Защита Конституции в целях обеспечения верховенства и прямого действия конституционных норм относится к неотъемлемым признакам современного правового государства. Формирование и развитие института конституционного правосудия (конституционной юстиции) стало повсеместной практикой, воспринятой с большим энтузиазмом в странах «молодой демократии».

Исследование вопросов, посвященных сравнительному анализу зарубежного опыта, началось с момента институционального оформления в России органов конституционного правосудия. Преимущественно научный интерес вызывала государственно-правовая практика становления, функционирования и развития институтов конституционного правосудия в России и государствах – членах СНГ. Также требовала осмысления специфика эволюции ставших уже классическими западных образцов конституционной юстиции (англосаксонская или американская и европейская) на почве постсоветских государств.

Однако, несмотря на повышенное внимание к институту конституционного правосудия со стороны ученых, практиков, зарубежный опыт создания и функционирования конституционной юстиции в иных государствах, с которыми у России имеются тесные связи в различных сферах жизнедеятельности и в отношении которых имеются существенные геополитические интересы, не стал объектом всестороннего теоретического и исторического осмысления.

Проведение сравнительного анализа правового положения органов конституционной юстиции в Российской Федерации и Монголии обусловлено следующими объективными причинами.

Россия и Монголия являются соседними государствами, имеющими длительные политические, экономические и культурные взаимоотношения. Причем географическое положение играет здесь одну из ключевых ролей, в том числе во взаимосвязях в сфере осуществления конституционного контроля.

В настоящее время в России и Монголии завершается переходный период становления новой демократической государственности и формирования новых для бывших советских стран институтов правового государства, в том числе, институтов конституционной юстиции. Не утеряна долго связывавшая Россию и Монголию историческая взаимосвязь в рамках общей советской системы, позволяющая развивать стратегическое сотрудничество, как в экономической сфере, так и в политических взаимоотношениях, что подтверждают инициативы политического руководства обоих государств, принятые в последнее время.

Естественно, что как и в других «молодых демократиях», органы специализированного контроля были учреждены с оглядкой на примеры либерально-демократических государств Западной Европы и США.   И в Российской Федерации, и в Монголии основой для рецепции стала европейская модель конституционной юстиции. В то же время становление и функционирование органов конституционной юстиции в России и Монголии имеет свои специфические особенности, не позволяющие говорить о тождестве избранных подходов и решений. Исследование таких подходов и решений представляет интерес с точки зрения восприятия общих конституционных ценностей и ассимиляции различных механизмов.

Исследование опыта Конституционного Суда Монголии позволяет выявить его положительные стороны с последующим возможным учетом при усовершенствовании правового регулирования деятельности Конституционного Суда России, а также недостатки, анализ которых поможет избежать аналогичных ошибок в Российской Федерации. В равной степени исследование российского опыта позволит внести соответствующие коррективы в процесс реформирования монгольского правосудия.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования. В отечественной литературе активно исследовалась природа конституционного контроля и надзора, проблемы конституционного правосудия (конституционной юстиции).

Общетеоретические и практические вопросы организации, правового статуса, функционирования органов конституционной юстиции Российской Федерации и зарубежных стран были предметом изучения следующих отечественных ученых: С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, А.А. Белкина, С.В. Бо-ботова, Н.С. Бондаря, А.Б. Венгерова, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, В.Д.  Зорь-кина, А.А. Клишаса, А.Н. Кокотова, В.А. Кряжкова, О.Н. Кряжковой, Л.В. Лаза-рева, В.О. Лучина, В.В. Маклакова, М.А. Митюкова, Т.Г. Морщаковой, С.Э. Не-смеяновой, М.А. Никифоровой, Ж.И. Овсепян, М.С. Саликова, Т.Я. Хабриевой, В.Е. Чиркина, Ю.Л. Шульженко, Б.С. Эбзеева, Ю.А. Юдина и других. Использовались в исследовании и выступления видных юристов, в том числе судей Конституционного Суда Российской Федерации, например, В.Д. Зорькина, Т.Г. Морщаковой. Также внимание привлекли исследования О.В. Брежнева,   А.А. Малюшина, А.В. Молотова и других. Среди зарубежных исследований, которые были использованы при написании диссертации, можно выделить работы Му-Тэ Ю, А. Бланкенагеля, А. Шайо, Х. Шварца, работы монгольских исследователей.

Среди кандидатских и докторских диссертаций, посвященных проблемам конституционного контроля и конституционного правосудия, необходимо отметить работы Г.Г. Арутюняна, А.А. Клишаса, С.Э. Несмеяновой, А.Н. Ну-янзина. Сравнительный анализ органов специализированного конституционного контроля и исследование зарубежного опыта проведен в работах И.В. Гордеева, Р.М. Мырзалимова, Ю.М. Опалева, К.А. Половченко, А.А. Пятака, М.А. Сви-стуновой, И.Ю. Остаповича и других.

Вопросы, связанные со становлением, деятельностью и развитием органа конституционной юстиции в Монголии, раскрываются в работах Амарсанаа Ж., Дашцэдэн Д., Доох?? Т., Дэлгэрмаа Б., Жанцан Н., Жанцан С., Л?ндээжанцан Д., Му-Тэ Ю, Нармандах Б., Сарантуяа Ц., Совд Г., Солонго Д., Удвал В., Чулуунжав Д., Чимид Б., Энхбаатар Ч. и других.  Ни одно из вышеприведенных  монгольских комплексных исследований Конституционного Суда Монголии не было переведено на русский язык.

Отмечая достаточную научную разработанность отдельных теоретических аспектов диссертационной проблематики, следует вместе с тем констатировать, что отсутствуют научные работы, в рамках которых бы осуществлялось специальное комплексное исследование органа конституционной юстиции Монголии, равно как его компаративистский анализ в соотношении с российским Конституционным Судом. Весьма редко упоминания и фрагментарные сведения о монгольском институте конституционного правосудия встречаются в учебной литературе.

Таким образом, многие аспекты этой темы не исследованы. Подлежат осмыслению и сравнительному анализу правовое регулирование, институциональные основы, вопросы организации и функционирования, полномочия, процедура рассмотрения различных категорий дел, богатый практический материал, наработанный за более чем десятилетний период деятельности органов конституционного правосудия Российской Федерации и Монголии. Указанная проблематика также свидетельствует об актуальности данного диссертационного исследования.  

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления конституционно-контрольной функции органами конституционной юстиции России и Монголии.

Предметом диссертационного исследования выступают правовые нормы, регулирующие правовое положение, организацию, статус, компетенцию и деятельность конституционных судов России и Монголии, процедуры, применяемые для реализации конституционными судами их компетенции, научные воззрения и концепции отечественных и зарубежных ученых, связанные с их деятельностью, решения Конституционного Суда Российской Федерации и Конституционного Цэца Монголии.  

Цель данного диссертационного исследования состоит во всестороннем и комплексном сравнительно-правовом анализе теоретических и практических вопросов организации, статуса и деятельности органов конституционного правосудия в Российской Федерации и Монголии; установлении и анализе имеющихся достоинств и недостатков правового регулирования общественных отношений, связанных с функционированием конституционных судов России и Монголии; разработке теоретических и практических положений, направленных на совершенствование правового регулирования их деятельности.

Для достижения указанной цели диссертантом поставлены следующие задачи:

  1. определение предназначения института конституционного контроля, причин его универсализации; историко-правовой анализ становления и развития основных моделей конституционного контроля, осмысление тенденций их дальнейшей модернизации;
  2. классификация  конституционного контроля по различным критериям на основе анализа теоретических изысканий и нормативно-правовых актов;
  3. исследование вопросов организации, природы органов конституционного контроля, их места в общей системе органов государственной власти, юридической природы их решений и правовых позиций;
  4. сравнительный анализ конституционно-правовых основ организации органов конституционной юстиции России и Монголии, источников и механизмов их формирования;
  5. выявление особенностей функционирования конституционных судов России и Монголии, правовых механизмов и направлений их взаимодействия с органами государственной власти;
  6. идентификационное отнесение органов конституционной юстиции России и Монголии - посредством анализа их полномочий и практики работы – к органам конституционного контроля либо надзора;
  7. исследование процедурной составляющей деятельности сравниваемых органов конституционной юстиции, выявление специфических черт;    
  8. анализ и систематизация судебной практики органов конституционной юстиции России и Монголии;
  9. критическое осмысление недостатков и достоинств правового регулирования организации и деятельности органов конституционного правосудия России и Монголии.

Методологическую основу исследования составили как общенаучные (сравнительный, исторический, формально-логический, анализ и синтез, диалектический, системный и структурный, индукция и дедукция), так и специальные (формально-юридический, сравнительно-правовой, историко-правовой, структурно-функциональный, статистический) методы научного познания. Особое значение для исследования имели методы сравнительного правоведения и технико-юридического анализа. Применение указных методов во взаимосвязи позволило диссертанту полно и всесторонне изучить предмет исследования.      

Теоретической основой исследования послужили работы авторитетных отечественных и зарубежных ученых (монографии, статьи, прочие публикации) по общим вопросам конституционного права, по сравнительно-правовым исследованиям, судебному конституционному контролю.

Так, мы опираемся на концептуальные положения, содержащиеся в работах таких отечественных исследователей, как С.В. Боботов, Н.С. Бондарь, Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, В.Д.  Зорькин, А.А. Клишас, В.А. Кряжков, О.Н. Кряжкова, Л.В. Ла-зарев, В.О. Лучин, В.В. Маклаков, М.А. Митюков, Т.Г. Морщакова, Ж.И. Овсепян, М.С. Саликов, Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин, Ю.Л. Шульженко, Б.С. Эбзеев,         Ю.А. Юдин и других. Автор в процессе работы пользовался также трудами зарубежных авторов, таких как Амарсанаа Ж., А. Бланкенагеля, Дашцэдэн Д., Жанцан Н., Л?ндээжанцан Д., Му-Тэ Ю, Нармандах Б., Сарантуяа Ц., Совд Г., Солонго Д., Чулуунжав Д., Чимид Б., А. Шайо, Х. Шварца, Энхбаатар Ч. и других.   

Нормативной базой исследования являются Конституция Российской Федерации, Конституция Монголии, федеральные конституционные законы Российской Федерации "О Конституционном Суде Российской Федерации",           "О референдуме РФ», "Об Уполномоченном по правам человека", федеральные законы Российской Федерации "О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания РФ", "Об общих принципах организации  законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", закон Российской Федерации «О статусе судей в РФ», законы Монголии        "О Конституционном Цэце Монголии", "О порядке рассмотрения споров в Конституционном Цэце", "О Великом Государственном Хурале Монголии", иные федеральные законы обоих государств.

Эмпирическую базу исследования составили акты Конституционного Суда Российской Федерации и Конституционного Цэца Монголии, нормативные правовые документы РСФСР и СССР, Монголии.

Научная новизна диссертационного исследования. Данная работа представляет собой первое в отечественной и монгольской науке комплексное сравнительно-правовое исследование организации, функционирования, правового положения, деятельности, правоприменительной практики органов конституционной юстиции России и Монголии. Более конкретно научная новизна диссертационного исследования выражается в положениях, выносимых на защиту.

На защиту выносятся следующие положения, обладающие научной новизной или ее существенными элементами:

1. Основываясь на проведенном анализе, мы считаем научно релевантными следующие определения. "Конституционный надзор" есть закрепленная в конституции функция уполномоченных государственных органов по наблюдению за конституционностью актов и обращению с заключением к соответствующим полномочным органам и лицам с предложением устранить выявленные нарушения. Конституционный контроль – закрепленная в конституции функция уполномоченных государственных органов по проверке по инициативе уполномоченных субъектов конституционности актов и устранению обнаруженных несоответствий нормативных актов конституции. 

2. Анализ практик складывания систем конституционного контроля в странах постсоветского пространства позволил выявить следующие их условия и факторы: общее признание и продвижение конституционной идеологии правового государства; необходимость «технической» гарантии охраны конституции в виде возможности отмены неконституционных актов; выполнение конституционными судами арбитражной функции для обеспечения баланса публичных и частных интересов; обеспечение претворения в жизнь принципа разделения властей и функционирования системы сдержек и противовесов; возможности формирования единой «универсальной» правовой культуры, унификации конституционных ценностей; осуществление конституционными судами  функции адаптации конституции к изменяющейся действительности; способствование органичной имплантации норм иных правопорядков или международных стандартов в национальные правовые системы.

3. Положение о чистом правовом характере органов конституционной юстиции следует признать теоретической идеализацией, фикцией. Политический характер конституционных судов обусловлен политической сущностью судебной власти, политическим характером компетенции и целей, стоящих перед конституционной юстицией, монопольным положением конституционного суда, субъективностью конституционного толкования, наличием специфических полномочий, имеющих политический оттенок.  

4. Конституционный Цэц, являясь одним из высших государственных органов Монголии, фактически не интегрирован ни в одну из ветвей государственной власти, а представляет собой самостоятельную структуру. Одновременно, Цэцу свойственны черты, присущие судебным органам: осуществление исключительно казуального толкования, действие принципа связанной компетенции суда, наличие строго регламентированной законом процессуальной формы, распространение «судебных» принципов на конституционный процесс, единые с «обычным» правосудием задачи.  

5. В отличие от Конституционного Суда России, осуществляющего исключительно функцию конституционного контроля, Конституционный Цэц имеет особую правовую природу: его деятельность имеет свойства как конституционного контроля, так и черты конституционного надзора.

6. Конституционный Цэц осуществляет абстрактный последующий контроль, что характерно только для европейской модели конституционной юстиции, и дает исключительно казуальное толкование, что свойственно американской модели конституционной юстиции.

7. По итогам сравнительно-правового сопоставления российского и монгольского опыта конституционного контроля выработаны конкретные практические рекомендации. По нашему мнению, повышению эффективности работы Конституционного Цэца способствовали бы следующие меры:

- введение принципов несменяемости и бессрочности нахождения на должности членов Цэца, распространение на них судебных гарантий;

- наделение правом обращения в Цэц в порядке абстрактного или конкретного нормоконтроля судов общей судебной системы;

- установление предварительного конституционного контроля международных договоров Монголии;

- расширение компетенции за счет установления полномочий по официальному толкованию Конституции, по защите прав и свобод граждан включения в перечень объектов конституционной проверки актов толкования Верховного суда, решений глав (засаг дарга) административно-территориальных единиц (аймаков и столицы);

- внесение в законодательство нормы о том, что юридическая сила решения Цэца о признании акта или положения акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием  этого акта или положения;

- изменение конституционно-правовой процедуры, позволяющей Цэцу вынести собраться и вынести окончательное решение в случае пропуска парламентом срока для представления своего согласия или не согласия с выраженной Цэцем в предварительном решении правовой позиции;

- внесение в законодательство коррективы относительно провозглашения принятого решения: решение должно провозглашаться в полном объеме;  

- установление юридических санкций за неисполнение требований законодательства по соблюдению сроков и процедур в конституционно-судебном процессе.

Симметрично, развитию Конституционного Суда России послужат, как мы полагаем, следующие изменения:

- участие в формировании органа, осуществляющего, по сути, высший, конституционный контроль, всех ветвей государственной власти;

- выборность председателя и заместителя председателя Конституционного Суда судьями Конституционного Суда;

- расширение перечня объектов конституционной проверки путем включения в него не только законов, но и иных нормативно-правовых актов;

- применение опыта организации работы в немногочисленных (состоящих, например, из 5-7 человек) судебных составах, формируемых для рассмотрения конкретного дела;

- законодательное закрепление принципов законности, справедливости, презумпции истинности решения Конституционного Суда РФ;

- устранение нормы об отмене неконституционного акта или положения лицом или органом, принявшим этот акт или положение, из ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется его актуальностью, новизной и выводами. Содержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть использованы для совершенствования правового регулирования конституционно-контрольной деятельности органов конституционной юстиции, для корректировки и расширения направлений их деятельности. Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе по конституционному праву РФ и конституционному праву зарубежных стран, по сравнительному праву, в специальных курсах, посвященных конституционному правосудию и конституционно-судебному процессу, при подготовке учебно-методических материалов по эти дисциплинам. Также материалы диссертации могут послужить основой для дальнейших исследований в этой области. Выносимые на защиту положения и выводы могут представлять интерес и для политических деятелей (в том числе, для законодателей), государственных служащих и лиц, изучающих зарубежный опыт и особенности восприятия конституционных ценностей в культурах иных цивилизаций.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена на кафедре государственного и административного права Кемеровского государственного университета, где она прошла экспертизу. Различные аспекты диссертации были предметом обсуждения на международных, всероссийских, межрегиональных научно-практических конференциях в Горно-Алтайске, Кемерово, Москве, Омске. Основные идеи и выводы проведенного исследования нашли отражение в статьях, опубликованных диссертантом в ряде российских журналов и сборников научных статей. Также материалы диссертационного исследования использовались автором в учебном процессе в Кемеровском государственном университете по дисциплине «Конституционное право Российской Федерации».

Структура работы определяется целями и задачами диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, разделенных на три и четыре параграфа соответственно, заключения, списка использованных нормативных правовых актов и научной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы диссертационного исследования, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цели, задачи, методологическая и теоретическая основы исследования, раскрываются его научная новизна и положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Глава первая – «Теоретические и организационно-правовые основы конституционного контроля и надзора» - содержит три параграфа и посвящена теоретико-методологическому исследованию понятия, назначения, исторического развития, организации и функционирования, эволюции специализированного конституционного контроля как конституционно-правового института.   

В первом параграфе – «Понятие, сущность конституционного контроля и надзора. Модели его осуществления в различных правовых системах. Виды конституционного контроля» - исследуется понятие и сущность конституционного контроля, отличие его от конституционного надзора, дается исторический экскурс возникновения и развития специализированного конституционного контроля, рассматриваются виды конституционного контроля.

Институт конституционного контроля имеет серьезное политическое и юридическое обоснование, в связи с чем и был создан практически во всех государствах современного мира.  В политическом аспекте конституционный контроль обусловлен необходимостью создания сдерживающего фактора для государственной власти, потенциально способной на злоупотребления. С точки зрения юридико-технической, необходимость конституционного контроля обусловлена, прежде всего, иерархичностью правовых норм, в сконцентрированном виде выраженной в подчиненности правовых норм меньшей юридической силы нормам большей юридической силы - нормам конституционным.

Конституционный контроль является специфической функцией компетентных государственных органов (исключительной либо выполняемой в дополнение к основным функциям), осуществляемой с целью обеспечения верховенства конституционных норм, укрепления конституционного правопорядка, защиты прав и свобод человека и гражданина, и направленной на проверку соответствия конституционным нормам правовых актов и действий государственных органов и должностных лиц и устранению выявленных нарушений; характеризуется такими признаками, как верховенство и исключительность. По таким критериям, как основание инициирования конституционного судопроизводства, правомочия, длительность, характер и результаты проводимой проверки, конституционный надзор отличается от конституционного контроля. В то же время, как отмечается в диссертации, различия между институтами становятся менее явными, развитие имеет вектор постепенной конвергенции.

История судебного конституционного контроля начинается в США в 19 веке. На сегодняшний день, в доктрине конституционного права стала классической дихотомия моделей конституционного контроля на американскую (диффузную) и европейскую (концентрированную), каждая из которых обладает определенным набором специфических черт. В то же время выделенные паттерны не воспроизводятся в чистом виде, а имеют тенденцию к смешению. Институт конституционного контроля становится универсальным понятием, что закономерно в условиях глобализующегося мира. В диссертации выявлены причины, обусловившие повсеместное распространение учреждений конституционной юстиции. Также существует тенденция к определенному «увеличению» сферы конституционного контроля через расширение компетенции органов конституционного контроля, возвышение их статуса в связи с особой значимостью защиты прав и свобод человека и гражданина, создание дополнительных органов конституционного контроля.

Классификация различных видов конституционного контроля и их характеристика позволяет получить полное представление о понятии, природе, значении конституционного контроля. В частности, различаются материальный и формальный, предварительный (превентивный, предупредительный) и последующий (репрессивный), внутренний и внешний, диффузный и централизованный, абстрактный и конкретный (индивидуальный), централизованный (постановляющий, учреждающий) и консультативный, обязательный и факультативный контроль, контроль путем предъявления иска и контроль в порядке возражения против иска.

Второй параграф – «Органы конституционной юстиции: правовая природа конституционных судов, их место в общей системе органов государственной власти и современной системе сдержек и противовесов» - посвящен исследованию понятия, природы, правового положения и значения органов конституционной юстиции для реализации принципа разделения властей.

Как нам представляется, природа конституционной юстиции может представлена в единстве двух аспектов: функционального (судебная гарантия Основного закона государства, т.е. осуществление конституционного контроля в форме конституционного правосудия особого рода судебными или квазисудебными органами) и организационно-системного (система специально учреждаемых государством органов или орган, призванные обеспечивать конституционную законность).

В работе обоснована особая двойственная  политико-правовая природа конституционной юстиции, соединяющая черты, соответственно, как юридического института, так и политического органа. Выделены, сгруппированы и охарактеризованы существующие меры по деполитизации конституционных судов: компетенционные ограничения, установление законодательно определенной процедуры рассмотрения дел, рамок конституционного производства, правила назначения судей и статусные гарантии, ограничения политической активности суда и судей, принятие судом определенной «доктрины толкования», установление особых принципов и презумпций, ограничивающих дискреционные полномочия конституционных судов. По мнению автора, полная деполитизация конституционных судов невозможна в силу объективных причин, установленных в диссертационном исследовании. Органы конституционной юстиции обладают как родовыми признаками, свойственными органам государственной власти, так и специфическими, присущими только им.

Диссертант разделяет точку зрения о том, что конституционный контроль занимает концептуально самостоятельное положение в рамках теории разделения властей, представляя собой четвертую, контрольную власть. Нельзя не признать, что место конституционной юстиции в правотворчестве в настоящее время не ограничивается ролью «негативного законодателя», а значительно шире, поскольку выводы, не связанные с установлением неконституционности или подтверждением конституционности объекта проверки, приобрели общенормативное звучание. Современная конституционная юстиция приобрела помимо классической контрольной функции весьма специфические полномочия и дистанцировалась от обычного правосудия (в рамках европейской модели конституционного контроля).

Конституционная юстиция в настоящее время является частью действующей системы сдержек и противовесов, поскольку представляет на высшем уровне юридическую возможность оказывать активное воздействие на решения и действия законодательной и исполнительной властей, как бы уравновешивая их. В работе выделены направления и основные формы такого воздействия на законодательную и исполнительную, а также в возможной степени на судебную власть.

В третьем параграфе – «Юридическая природа решений и правовых позиций органов конституционной юстиции» - автор анализирует природу, свойства, место решений и правовых позиций конституционных судов в системе правовых регуляторов.

Решение конституционного суда представляет собой правовой акт, принимаемый по особой процедуре и в пределах компетенции конституционного суда,  содержащий государственно-властные веления и констатирующий юридически значимые обстоятельства. Решениям конституционных судов свойственны общеобязательность, окончательность, непосредственное действие и отсутствие необходимости подтверждения другими органами или лицами.

Вопрос о природе решений органов конституционной юстиции является дискуссионным в науке конституционного права. Анализируя существующие в современной доктрине точки зрения, диссертант приходит к выводу, что решения конституционных судов специфичны, но приравнивать их статус со статусом прецедентов, преюдиций и нормативных правовых актов нет оснований, действительный эффект как особого правового регулятора свойствен содержащимся в этих решениях правовым позициям.

В отечественной юридической литературе сложилось два противоположных подхода к определению места решений конституционных судов в правовом поле: в качестве источника права (С.А. Авакьян, И.С. Бастен, А. Белкин, Л.В. Бойцова,    Н.С. Бондарь, Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, В.Д. Зорькин, Е.В. Колесников, В.Л. Ла-зарев, О.В. Лучин, М.Н. Марченко, Л.А. Морозова, Б.А. Осипян, Е.Ю. Терюкова, Т.Я. Хабриева, Б.С. Эбзеев и др.) либо в качестве правоприменительного, интерпретационного акта (А.Д. Бойков, О.Е. Кутафин, В.О. Лучин, Г.Н. Манов,    В.С. Нерсесянц, В.А. Петрушев и др.). Автором отмечается, что решения конституционных судов являются источниками права (поскольку содержат правовые позиции), но «особого рода».

Также в работе подробно освещена суть научных дискуссий относительно понятия и сущности такого правового явления, как «правовая позиция». Диссертант присоединяется к мнению о том, что правовые позиции обладают свойствами нормативности, не являясь нормами права, и ближе всего находятся к ratio decidendi, то есть к прецеденту, в большей части характерному для англосаксонской системы права (системы общего права).

Решения конституционных судов обладают свойствами самоисполнимости и непосредственного действия. В то же время этих качеств недостаточно для гарантированного исполнения решений конституционных судов. Соответственно, в работе анализируются как проблемы исполнения решений органов конституционного правосудия, так  и пути их разрешения.

Глава вторая – «Компаративистский анализ структур и практики конституционной юстиции в России и Монголии» - посвящена комплексному историко-правовому и сравнительно-правовому исследованию возникновения, организации и функционирования органов конституционной юстиции Российской Федерации и Монголии. Глава состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе – «Устройство органов конституционной юстиции России и Монголии: их учреждение и определение их места в системе органов государственной власти, их организация, правовой статус их членов» - рассматриваются вопросы истории учреждения сравниваемых органов конституционной юстиции, их организации и требований, предъявляемых к их членам.

В ходе и после революционно-демократических событий в России (1991, 1993) и Монголии (1992) впервые в их истории были созданы новые институты, осуществляющие конституционный контроль, – Конституционный Суд РФ, принципиально отличающийся от Комитета конституционного надзора СССР, и Конституционный Цэц (?ндсэн хуулийн Цэц) Монголии. Оба института были созданы в соответствии с европейской моделью судебного конституционного контроля.

Правовое регулирование организации и деятельности Цэца осуществлено в разделе 5 Конституции Монголии, принятой 13.01.1992 г., законе от 08.05.1992 г. "О Конституционном Цэце" и законе от 01.05.1997 г. "О порядке рассмотрения споров в Конституционном Цэце". Автор отмечает, что в Конституции Монголии нет отсылочных норм к специальным законам о Цэце и процедуре рассмотрения споров в Цэце, что с точки зрения юридической техники не вполне обоснованно. Правовое регулирование функционирования Конституционного Суда РФ составляют Конституция Российской Федерации, ФКЗ РФ от 21.07.1994 г. № 1–ФКЗ "О Конституционном Суде РФ".

Конституционный суд России является судебным органом в соответствии с Конституцией и включен в общую судебную систему России. В монгольской доктрине конституционного права ведется дискуссия относительно статуса Конституционного Цэца Монголии. Текстуально раздел Конституции Монголии, посвященный Цэцу, не подчинен разделам, регламентирующим законодательную, исполнительную и судебную власти. Автор придерживается мнения, что Конституционный Цэц имеет особую двойственную природу с точки зрения принадлежности к ветвям государственной власти. Его следует рассматривать как судебный орган в содержательном плане, и в то же время - отдельно от судебной системы, как особый государственный конституционный орган, которому присущи следующие специфические черты: монополия на осуществление конституционного контроля, высокое положение в иерархии государственных органов, наряду с главой государства и парламентом; наличие особой компетенции и особое положение в системе разделения государственной власти.

Далее проанализированы порядок формирования и организации деятельности органов конституционной юстиции России и Монголии, на основании чего сделан вывод о предпочтительности порядка формирования и избрания руководства Цэца. Цэц состоит из 9 членов, назначаемых парламентом страны по представлению тремя ветвями государственной власти кандидатур в равных пропорциях, председатель Цэца избирается самостоятельно членами Цэца. Однако деятельность члена Цэца ограничивается фиксированным сроком в шесть лет.

Здесь же анализируются требования, предъявляемые к кандидатам, запреты, гарантии для членов органов конституционной юстиции России и Монголии. Правовому положению судей Конституционного Суда РФ и членов Конституционного Цэца свойственно больше общего, чем особенного. Вместе с тем в России дано более детальное правовое регулирование статуса судьи Конституционного Суда РФ, которое включает как специальные нормы ФКЗ "О Конституционном Суде РФ", так и те права, гарантии, которые предусмотрены для всех судей судебной системы РФ.

Во втором параграфе – «Функции конституционных судов России и Монголии. Компетенция органов конституционной юстиции: понятие, структура, полномочия. Роль в системе сдержек и противовесов органов конституционной юстиции России и Монголии» - анализируются функции, компетенция органов конституционной юстиции России и Монголии, механизмы и направления их взаимодействия с различными ветвями государственной власти.

Автор находит, что в положении конституционных судов европейской (австрийской) модели конституционного контроля имеется определенный дуализм: имея статус судебных органов, они являются чем-то бoльшим, представителями четвертой, контрольной власти, которой свойственны «функции-проявления» других ветвей государственной власти. С обоснованием на примере конституционных судов России и Монголии выделены: - правотворческая функция в форме негативной и позитивной разновидностей, а также права законодательной инициативы, иного участия в правотворческом процессе; - правоприменительная функция в виде толкования, дачи экспертных заключений по конституционно-правовым вопросам, решения иных вопросов конституционного значения; - правоохранительная функция, выражающаяся в нормоконтроле, реализации конституционной ответственности публичных органов и должностных лиц, разрешении компетенционных споров. Таким образом, регулятивное воздействие органов конституционного контроля на сегодняшнем этапе является весьма сложным и многогранным: оно включает в себя инструментарий всех ветвей государственной власти. С точки зрения социальной сущности и назначения конституционных судов они выполняют политическую, арбитражную, регулятивную, контрольную, динамическую (адаптирующую функции).

В работе подробно рассмотрены особенности компетенции и конкретные полномочия Конституционного Суда Российской Федерации и Конституционного Цэца Монголии. Основными направлениями деятельности монгольской конституционной юстиции являются: 1) рассмотрение и разрешение споров о конституционности нормативных правовых актов, международных договоров; 2) контроль над организацией и проведением выборов и референдума посредством проверки конституционности актов центрального избирательного органа; 3) оценка деятельности должностных лиц с точки зрения конституционной ответственности. Выявлено, что в Монголии осуществляется исключительно абстрактный нормоконтроль, который, являясь по существу более демократичным, создает технические сложности, факультативный конституционный контроль выборов, референдума, дается только казуальное толкование Конституции. Цэц принимает участие в правотворческом процессе в двух основных формах: а) внесение в парламент предложения об отмене нормативно-правового акта или международного договора в форме заключения – автор предлагает трактовать его как своеобразный акт законодательной инициативы; б) представление в парламент предложения о внесении изменений и (или) дополнений в Конституцию Монголии. Компетенция органа конституционного правосудия России шире: и включает дополнительно такие важные полномочия как официальное толкование Конституции, защита конституционных прав и свобод личности в порядке конкретного нормоконтроля, рассмотрение споров о компетенции, право законодательной инициативы по вопросам своего ведения и др. За непродолжительный период функционирования органы конституционной юстиции России и Монголии претерпели определенные изменения, что отмечается в работе.

На примерах конкретных судебных дел рассмотрены вопросы взаимоотношений конституционной юстиции с законодательной, исполнительной, судебной и учредительной ветвями государственной власти.  Существенной особенностью Конституционного Цэца, отличающей его от аналогичных организаций, является то, что он выносит первоначально предварительные выводы по вопросам конституционности правовых актов и международных договоров, а окончательные решения – уже после представления предварительных выводов Великому Государственному Хуралу, что сближает его с институтом конституционного надзора. В то же время присутствуют признаки конституционного контроля, поскольку при несогласии Парламента Цэц может повторно рассмотреть вопрос и вынести окончательное решение, которое обязательно для всех субъектов права.

В третьем параграфе – «Процедура рассмотрения дел: принципы осуществления конституционного правосудия, стадии конституционного процесса» - раскрывается содержание и специфика процессуальной формы деятельности органов конституционной юстиции России и Монголии.

Процессуальная форма конституционного контроля выступает в качестве юридического средства, обеспечивающего эффективную реализацию конституционными судами их законных полномочий. Также как принцип разделения властей бесполезен без системы сдержек и противовесов, так и полномочия конституционных судов не могут быть реализованы в отсутствие системы процессуальных норм, закрепляющих порядок и условия применения каждого конституционно-контрольного полномочия.

ФКЗ "О Конституционном Суде РФ" устанавливает общие процедурные правила рассмотрения дел и выделяет особенности производства по рассмотрению групп дел: о толковании Конституции РФ; о соответствии Конституции международных договоров; о конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними; по спорам о компетенции и др. Одной из отличительных черт монгольского конституционного процесса является отсутствие специальных процедурных правил по группам дел. В Монголии законодательно установлен единый, общий порядок осуществления конституционного процесса.

В конституционно-судебном процессе России и Монголии больше общего, чем особенного. Это выражается в действии общих принципов конституционного производства, таких как, принцип независимости конституционного суда и судей, принцип приверженности Конституции, законности и обоснованности решения, принцип гласности, принцип устности, принцип равноправия и свободной состязательности сторон, принцип коллегиальности, непосредственности и другие.  Схожи общая стадиальность конституционного процесса и правила, действующие на каждой стадии.

Специфическое выражено в организационных формах рассмотрения споров (в относительно постоянных палатах, как в России, или в составах суда, формируемых заново для каждого конкретного дела, в Монголии), в порядке голосования по делу, провозглашения и опубликования решения, обнародования особого мнения судьи, в возможности повторного рассмотрения спора и т.д.

Положительным является то, что не аппарат или секретариат Цэца, а член Цэца проводит первичную проверку заявления, сообщения или ходатайства и выносит постановление о возбуждении или об отказе в возбуждении конституционного производства. Для Цэца установлена возможность повторно рассмотреть спорсо стадии подготовки к заседанию при наличии следующих оснований: а) если парламент отклонит заключение Цэца; б) если большинство членов Цэца высказалось за повторное рассмотрение единожды разрешенного спора; в) если открылись новые обстоятельства.

В России действует презумпция добросовестности законодателя (конституционности закона): если при принятии решения по делу голоса разделились поровну, решение считается принятым в пользу конституционности оспариваемого акта.  Монгольский процессуальный закон в случаях равного разделения голосов членов Цэца предусматривает отложение рассмотрения спора, то есть презумпция конституционности закона нормативно не установлена, а также предусматривает приостановление оспариваемого акта (законов, иных решений Великого Государственного Хурала, решений Правительства, международного договора Монголии) или его положений с момента вынесения первоначального заключения о несоответствии Конституции и до вынесения Цэцем окончательного решения.

Отличительной чертой конституционного процесса в России является то, что решение провозглашается в полном объеме, в Монголии до всеобщего сведения незамедлительно доводится лишь краткое содержание решения, что не вполне обоснованно.

Диссертант отмечает, что ни в России, ни в Монголии не установлен механизм исполнения решений органов конституционной юстиции, тем самым остается лакуна в правовом поле.

В четвертом параграфе – «Решения органов конституционной юстиции России и Монголии: их виды, свойства, правовая природа» - содержится комплексное исследование правоприменительной практики органов конституционной юстиции России и Монголии за весь период их существования.

Рассмотрены виды и основные свойства, правовая природа решений Конституционного Суда России и Конституционного Цэца Монголии. Основным критерием для разделения решений Цэца на заключения, постановления и определения является то, принято оно по итогам первоначального или повторного рассмотрения спора. Решения Конституционного Суда РФ также подразделяются на указанных три вида по предметному принципу.

В монгольской юридической науке нет данных официальной статистики о работе Конституционного Цэца, равно как отсутствуют работы по анализу и систематизации его решений. Диссертант, соответственно, проанализировал судебную практику Цэца и попытался выделить области интереса органа конституционной юстиции к тем или иным проблемам, а также определить интенсивность работы Цэца в разные временные периоды. По итогам анализа автор пришел к следующим выводам: за весь период деятельности с 1992 по 2009 год Цэцем было вынесено 144 решения, из них 109 заключений и 35 постановлений; подавляющее количество дел было рассмотрено в порядке конституционного нормоконтроля. На количество дел влияет то, что Монголия является государством с немногочисленным населением, и уровень юридической культуры населения не столь высок. Сообразно этому, Цэц может позволить себе рассматривать все дела в порядке абстрактного нормоконтроля, без каких-либо ограничительных условий. Установлено, что в порядке повторного рассмотрения дела (при несогласии парламента с правовой позицией Цэца) Цэц рассмотрел около одной трети из всех дел. Исследование также показало, что, несмотря на научно аргументированные дискуссии на заседаниях постоянных комитетов и общих заседаниях парламента, парламент принимает абсолютно немотивированные постановления, без указания каких-либо правовых оснований для согласия или несогласия с заключением Цэца. Научный и практический интерес представляют также динамика принятия судебных актов Цэцем, структура рассмотренных Цэцем дел за время его функционирования, рассмотрение нескольких резонансных дел.

Из негативных моментов, отмечаемых в работе, называется существование в российской практике так называемых определений с позитивным содержанием. В Монголии нет практики принятия подобных определений, что обоснованно, поскольку если  рассматривать эти определения с процессуальной стороны, получается, что они фактически приняты в упрощенном конституционном судопроизводстве.

За период деятельности Конституционного Суда РФ по ныне действующей Конституции Судом было вынесено 6 542 судебных акта, из них 251 постановление, 6 291 определение. Также рассматривается динамика и анализируется тематика вынесенных судебных актов.

Итоговые решения органов конституционной юстиции России и Монголии являются общеобязательными, окончательными, неоспоримыми, действующими непосредственно, вступают в силу немедленно после провозглашения (в России) или принятия (Монголия). По результатам анализа диссертант приходит к выводу, что имеет место двойственная природа решений конституционных судов: являясь правопроприменительными актами, они содержат в себе правовые позиции, которые обладают свойствами нормативности и общеобязательности. Решения конституционных судов являются источником особого рода. Юридическая сила «центра императивности» решения - правовой позиции – сопоставима лишь с силой Конституции и федеральных конституционных законов.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы и предложения, направленные на совершенствование правового регулирования органов конституционной юстиции России и Монголии.

В конце исследования приводится библиографический список использованной литературы.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ АВТОРОМ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

Публикации в журналах перечня ВАК

1. Красикова, А.В. Организация конституционной юстиции в России и Монголии: компаративистский анализ / А.В. Красикова // Вестник Саратовской государственной академии права. – 2008. № 2 (60). С. 51 - 55.  

Другие публикации

2. Красикова, А.В. Формирование институтов конституционного контроля как элемент правовой глобализации / А.В. Красикова // Международный день философии (ЮНЕСКО) в Кузбассе-2007: глобализм и гуманизм. Сборник научных статей по материалам международной конференции 15 ноября 2007 г. – Кемерово, 2007. С. 282 – 286.

3. Красикова, А.В., Сандаг, Э. Формирование органов конституционной юстиции в различных правовых системах евразийского пространства (на примере России и Монголии) / А.В. Красикова, Э. Сандаг // Международный день философии (ЮНЕСКО) в Кузбассе-2007: глобализм и гуманизм. Сборник научных статей по материалам международной конференции 15 ноября 2007 г. – Кемерово, 2007.         С. 107 – 111.

4. Красикова, А.В. Особенности модели специализированного конституционного контроля в современной Монголии / А.В. Красикова // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Ломоносов" / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев. [Электронный ресурс] – М.: Издательство МГУ; СП "Мысль", 2008. С. 29-31.

5. Красикова, А.В. Кто может блюсти Конституцию в России и Монголии /           А.В. Красикова // Образ русского человека в философской и социальной мысли. Пятые Кузбасские философские чтения. Материалы российской научной конференции с международным участием (г. Кемерово, 29-30 мая 2008 года). – Кемерово, 2008. С. 65 – 67.

6. Красикова, А.В. Основные функции конституционных судов (на примере России и Монголии) / А.В. Красикова // Актуальные проблемы права и правоприменения: материалы Всероссийской научно-практической конференции (22 мая 2008 г.,          г. Кемерово). – Кемерово, 2008. С. 60 – 62.

7. Красикова, А.В. Сравнительно-правовая характеристика судебно-конституционного процесса в России и Монголии / А.В. Красикова // Материалы II Межрегиональной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Проблемы права и государства: история и современность / Материалы XLIII студенческой научно-практической конференции. – Горно-Алтайск, 2008.                С. 131 – 133.

8. Красикова, А.В. Место органов конституционной юстиции России и Монголии в системе государственных органов / А.В. Красикова // Социогуманитарные исследования: проблемы и перспективы. Межвузовский сборник научных трудов. – Кемерово, 2008. С. 123-133.

9. Красикова, А.В. Конституционный нормоконтроль в России и Монголии: сравнительно – правовая характеристика / А.В. Красикова // Научный вестник Омской академии МВД России. Омск, ОНИРИО Омской академии МВД России. 2008. № 3 (30). С. 57-60.

Красикова Александра Владимировна

 

КОНСТИТУЦИОННАЯ ЮСТИЦИЯ

РОССИИ И МОНГОЛИИ:

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

Специальность 12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Подписано в печать 23.10.09                                             Формат бумаги   A4                          

Печ.л.   1,3                                                                            Тираж 100 экз.

Полиграфическая лаборатория юридического факультета ОмГУ

им. Ф.М. Достоевского

644065, г. Омск, 50 лет Профсоюзов, 100

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.