WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений

Автореферат кандидатской диссертации

 

 

На правах рукописи

Суркова Ирина Сергеевна

 

Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений

Специальность 12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Омск – 2008


Работа выполнена на кафедре конституционного и административного права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Байкальский государственный университет экономики и права»

Научный руководитель:                   доктор юридических наук, профессор

Гриценко Елена Владимировна

Официальные оппоненты:               доктор юридических наук, профессор

Арановский Константин Викторович

кандидат юридических наук, доцент

Симонов Владимир Александрович

 

Ведущая организация:                     Государственное образовательное

учреждение высшего профессионального

образования «Российская академия правосудия»

                       

Защита диссертации состоится 11 декабря 2008 года в 16.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.179.06 при государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского» по адресу: 644077, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов, 100, ауд. 315. Зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского».

Автореферат разослан ___ ноября 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент И.В. Глазунова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В результате коренных преобразований, которые начались в 80-е г. XX в., в России сложилась совершенно иная, по сравнению с советским периодом, система органов государственной власти. В настоящее время в Российской Федерации система органов государственной власти строится на принципах разделения властей и федерализма, что предопределяет отсутствие жесткой подчиненности одних органов другим. Вместе с тем, Конституция Российской Федерации в качестве основ федеративного государства закрепляет такой принцип, как государственная целостность Российской Федерации. В повседневном функционировании государственного механизма государственная целостность представляет собой слаженную, целенаправленную и соответствующую федеральной Конституции деятельность органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в рамках единой системы государственной власти.

Опыт существования федеративных отношений в России показывает, что между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Федерации, а также между органами государственной власти субъектов Российской Федерации нередко возникают конституционные конфликты, для разрешения которых необходим механизм воздействия одних органов государственной власти на другие с целью следования всех участников федеративных отношений принципам разделения властей и федерализма.

В Российской Федерации такой механизм находится только в стадии формирования, о чем свидетельствуют многочисленные изменения в законодательстве, регламентирующем организацию и деятельность органов государственной власти.

Одним из элементов такого механизма является конституционно-правовое принуждение. Вопрос об основаниях, пределах и мерах конституционно-правового принуждения в системе организации государственной власти остается одним из важнейших, поскольку недостаточная четкость в правовой регламентации применения мер принуждения одними органами государственной власти к другим может привести к необоснованному ограничению самостоятельности отдельных государственных структур, а также к дисбалансу сочетания таких принципов федерации, как государственная целостность Российской Федерации и самостоятельность субъектов Российской Федерации, разделение властей и единство системы государственной власти.

Основой для законодательной регламентации конституционно-правового принуждения должна стать четкая научная концепция – категориальный аппарат, однозначная классификация форм принуждения и оснований их применения. Одним из наиболее сложных аспектов такой концепции является вопрос применения конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, так как в целях соблюдения законности при применении к ним мер принуждения, необходимо обеспечить не только принцип независимости ветвей государственной власти, но и принцип отсутствия иерархического подчинения между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Отсутствие возможности применения к ним мер конституционно-правового принуждения или недостаточное их применение может вызвать злоупотребления со стороны субъекта Российской Федерации, нарушение законности и государственной целостности Российской Федерации. Напротив, чрезмерное применение мер конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации со стороны федеральных властей способно фактически свести на нет федеративность организации государственной власти в России.

Обозначенные факторы свидетельствуют о необходимости не только четкого законодательного регулирования применения конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений, но и разработки целостной, непротиворечивой научной концепции такого принуждения. К сожалению, в настоящее время комплексные правовые исследования в данной сфере отсутствуют, что обосновывает актуальность настоящей работы.

Степень научной разработанности темы исследования. До настоящего времени не было работ, специально посвященных применению конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений.

В существующих научных исследованиях по данной проблематике в основном акцент делается на рассмотрении вопросов конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, при этом иные формы конституционно-правового принуждения, применяемые к указанным органам, не исследуются.

Некоторые аспекты конституционно-правового принуждения рассматриваются в работах, посвященных либо исследованию конституционно-правовой ответственности в целом, либо рассмотрению конституционно-правовых санкций, закрепленных в избирательном законодательстве Российской Федерации.

В отечественной правовой науке, таким образом, не проводилось комплексных, самостоятельных научных исследований проблемы применения конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений, в которых был бы реализован всесторонний подход к рассмотрению признаков и особенностей конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, проведена классификация видов и форм такого принуждения.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются конституционно-правовые отношения, складывающиеся в процессе взаимодействия органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Федерации, а также между органами государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений. Как частное таких отношений непосредственным объектом выступают отношения, складывающиеся в процессе применения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации различных мер конституционно-правового принуждения.

Предметом исследования выступают теоретико-правовые основы применения конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений, практика его закрепления и применения в Российской Федерации.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является комплексный анализ теоретических и практических проблем правового регулирования применения конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений.

В рамках данной цели поставлены следующие задачи:

  • выявить признаки и понятие конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • провести дифференциацию форм конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • определить особенности каждой из форм конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации;
  • проанализировать современное состояние правовой базы и практики применения различных форм конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений;
  • выработать предложения по совершенствованию законодательства в сфере реализации конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Методологическую базу диссертационного исследования составляют всеобщий (универсальный философский) метод, общенаучные и частнонаучные методы. Основу методологии исследования составил диалектический метод – как основной способ объективного и всестороннего познания действительности.

Из числа общенаучных методов в процессе исследования конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений, использовались методы анализа и синтеза, которые, в частности, позволили выявить отличительные признаки конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, как вида конституционно-правового принуждения; системный метод, возможности которого позволили определить место конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, в системе федеративных отношений; функциональный метод, с помощью которого определено назначение конституционно-правового принуждения и та объективная роль, которую он выполняет в механизме реализации конституционно-правовых норм.

Неотъемлемую часть методологии настоящего исследования составили частнонаучные методы, формально-юридический и сравнительно-правовой. Использование формально-юридического метода позволило сформулировать определение конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, и других юридических понятий, выявить их признаки и классификации. Сравнительно-правовой метод применялся в процессе анализа действующего законодательства Российской Федерации с целью выявления сходства и различий в процедурах, основаниях и целевой ориентации применения мер конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений.

Теоретические основы исследования составили труды видных отечественных ученых в области теории государства и права, конституционного права и административного права. В частности, общие вопросы государственно-правового принуждения и юридической ответственности рассматривались в работах С.С. Алексеева, В.Д. Ардашкина, Б.Т. Базылева, Д.Н. Бахраха, С.Н. Братуся, А.И. Каплунова, С.Н. Кожевникова, В.Н. Кудрявцева, О.Э. Лейста, Н.С. Малеина, П.Е. Недбайло, И.А. Ребане, И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшина, В.В. Серегиной, М.С. Студе-никиной, В.А. Тархова, А.П. Чиркова, М.Д. Шиндяпиной, и др.

Разработку понятия, оснований и санкций конституционно-правовой ответственности в своих работах осуществляли С.А. Авакьян, М.П. Авдеенкова, Н.А. Бо-брова, В.А. Виноградов, Т.Д. Зражевская, Ю.П. Еременко, А.А. Кондрашев, Н.М. Колосова, И.А. Кравец, О.Е. Кутафин, Д.А. Липинский, В.О. Лучин, В.И. Са-вин, Ф.С. Скифский, Д.Т. Шон, и др.

Вопросы федеративных отношений исследовались в трудах ученых – теоретиков российского федерализма, таких, как М.В. Глигич-Золотаревой, Е.В. Гриценко, И.А. Умновой, В.А. Черепанова, и др.

Вопросы конституционно-правовой ответственности должностных лиц и органов государственной власти субъектов Российской Федерации раскрыты в работах А.Ю. Александрова, А.В. Безрукова, М.Н. Карасева, М.А. Краснова, М.М. Кур-манова, А.С. Сучилина, и др. Отправной точкой для настоящей диссертации стали научные исследования в рамках проблематики конституционно-правового принуждения в трудах И.А. Алебастровой, А.Н. Кокотова, Ж.И. Овсепян, П.В. Смирнова, А.Е. Штурнева.

Нормативную базу диссертационного исследования составляют: Конституция Российской Федерации, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, законы и иные правовые акты субъектов Российской Федерации, постановления и определения Конституционного Суда Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые комплексно исследуются вопросы конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений, проводится дифференциация и анализ его форм, осуществляется их теоретическое обоснование и рассматриваются практические аспекты применения различных мер конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Конституционно-правовое принуждение – это вид государственно-правового принуждения, состоящий в применении в особом процессуальном порядке установленных нормами конституционного права принудительных мер, преимущественно организационного характера, к субъектам конституционно-правовых отношений, обладающим публично-властными полномочиями, либо имеющим (пытающимся приобрести) специальный конституционно-правовой статус, при нарушении или угрозе нарушения принципов конституционного строя Российской Федерации в целях защиты и восстановления конституционного правопорядка и законности.

2. Система федеративных отношений в Российской Федерации представляет собой совокупность правоотношений между публичными образованиями и их органами, возникающих по поводу реализации принципов федеративного устройства. Складывающиеся в системе федеративных отношений связи направлены на обеспечение взаимодействия органов государственной власти и преодоление конфликтов между ними. Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, является частью механизма, обеспечивающего реализацию принципов федеративного устройства Российской Федерации, а также способом разрешения конституционных конфликтов между различными органами государственной власти, взаимодействующими в рамках горизонтального и вертикального разделения властей в системе федеративных отношений.

3. Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, можно определить как метод воздействия, состоящий в применении в особом процессуальном порядке, закрепленных нормами конституционного права принудительных мер организационного характера, уполномоченными должностными лицами и органами государственной власти, связанными с органами государственной власти субъектов Российской Федерации системой федеративных отношений, за ненадлежащее осуществление государственно-властных полномочий или в случае невозможности реализации этих полномочий, с целью обеспечения принципов федеративного устройства и стабильности Российской Федерации.

4. Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной субъектов Российской Федерации, характеризуется следующими признаками:

1) целью применения конституционно-правового принуждения является обеспечение согласованного взаимодействия и функционирования органов государственной власти, обеспечение принципов федеративного устройства и стабильности Российской Федерации;

2) субъектами, к которым обращено принуждение, являются органы государственной власти субъекта Российской Федерации, как публичного образования, выступающие от его имени, осуществляющие его компетенцию, наделенные государственно-властными полномочиями и являющиеся участниками федеративных отношений;

3) основанием применения конституционно-правового принуждения является, во-первых, ненадлежащее осуществление государственно-властных полномочий органами государственной власти субъектов Российской Федерации, которое может выражаться в совершении ими конституционного правонарушения или в неэффективности реализации государственно-властных полномочий, во-вторых, невозможность исполнения таких полномочий. При этом следует учесть, что критерии неэффективности реализации государственно-властных полномочий должны быть законодательно установлены.

4) данное принуждение имеет особый механизм реализации. Оно реализуется через уполномоченные органы государственной власти Российской Федерации или органы государственной власти субъектов Российской Федерации, с которыми органы государственной власти субъектов Российской Федерации, претерпевающие принуждение, находятся в отношениях взаимодействия и контроля в системе сдержек и противовесов, обеспечивающей разделение властей как по вертикали, так и по горизонтали;

5) меры такого принуждения имеют особый порядок применения, характеризующийся сочетанием специальных судебных процедур с внесудебными формами;

6) меры конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Федерации, имеют политико-правовой характер и оказывают воздействие на их правовой статус.

5. Применение конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации федеральными органами может осуществляться в рамках института федерального вмешательства. К мерам конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, которые одновременно являются и мерами федерального вмешательства, можно отнести следующие: введение временной финансовой администрации в субъекте Российской Федерации и временное осуществление федеральными органами полномочий исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, реализуемых за счет субвенций из федерального бюджета.

6. Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, – многоплановое и сложное явление, характеризующееся различными формами своего проявления со свойственным им специфическим и разнопорядковым содержанием. Для классификации форм конституционно-правового принуждения предлагается использовать следующий собирательный перечень критериев их дифференциации: основание применения принудительных мер; правовые последствия, которые наступают для субъекта в результате применения к нему мер конституционно-правового принуждения, целевая ориентация принудительных мер. При этом критерий целевой ориентации принудительных мер имеет основополагающее значение. Вместе с тем, все формы конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, имеют общую цель – обеспечение согласованного взаимодействия и функционирования органов государственной власти, обеспечение принципов федеративного устройства и стабильности федерации; различны лишь частные цели каждой из форм принуждения, что указывает на условный характер выделения форм конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти.

Учитывая названные критерии, можно выделить следующие формы конституционного правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации: конституционно-правовое предупреждение, конституционно-правовое пресечение; конституционно-правовое восстановление и конституционно-правовая ответственность.

7. Конституционно-правовое предупреждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, может быть охарактеризовано как выраженное в письменной форме официальное распоряжение (рекомендация, уведомление) компетентных органов о необходимости прекращения противоправного деяния либо аннулирования противоречащего федеральному законодательству правового акта в установленный срок. Целью конституционно-правового предупреждения является предупреждение нарушения закона, а также побуждение органов государственной власти субъектов Российской Федерации к добровольному восстановлению законности. Меры конституционно-правового предупреждения, применяемые к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, как правило, содержат в себе элемент пресечения, так как применяются при наличии нарушения закона, однако их применение не прекращает нарушения закона, а лишь побуждает органы государственной власти субъектов Российской Федерации к добровольному восстановлению законности. К таким мерам следует отнести: предупреждение Президента Российской Федерации, выносимое в адрес законодательного органа или высшего должностного лица субъекта Российской Федерации; меры прокурорского реагирования, являющиеся формой реализации надзорной функции (протест, представление, предостережение); предписание об отмене нормативных актов субъектов Российской Федерации или о внесении в них изменений и предписание об устранении выявленных нарушений, выносимые федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими контроль за переданными органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочиями Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации; представление Президента Российской Федерации законодательному органу субъекта Российской Федерации о приведении в соответствие с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами конституции (устава), закона субъекта Российской Федерации или иного нормативного правового акта регионального парламента.

8. Конституционно-правовое принуждение в форме пресечения применяется с целью прекращения ненадлежащего осуществления публично-властных полномочий органами государственной власти субъектов Российской Федерации, обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, а также обеспечения возможности привлечения органов государственной власти к ответственности. Отличительной чертой мер пресечения является то, что их применение не преследует карательной цели, поэтому для приведения их в действие не требуется наличие вины органа, чье деяние послужило основанием применения указанных мер. К мерам конституционно-правового пресечения следует отнести: приостановление действия актов высшего должностного лица и высшего исполнительного органа субъекта Российской Федерации Президентом Российской Федерации; отрешение от должности Президентом Российской Федерации высшего должностного лица в связи с утратой доверия или ненадлежащего исполнения своих обязанностей, а также в связи с выражением ему недоверия законодательным органом по причине ненадлежащего исполнения им своих обязанностей; временное отстранение от должности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации; роспуск законодательного органа Президентом Российской Федерации в случае двукратного (трехкратного) отклонения представленной кандидатуры высшего должностного лица субъекта Российской Федерации или непринятия в установленный законом срок решения об отклонении представленной кандидатуры высшего должностного лица субъекта Российской Федерации или о наделении указанной кандидатуры полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации.

9. Конституционно-правовое принуждение в форме восстановления применяется к органам государственной власти субъектов Российской Федерации с целью восстановления должного осуществления соответствующих государственных полномочий, восстановления правопорядка и обеспечения прав граждан. Основанием для их применения является ненадлежащее осуществление государственно-властных полномочий органами государственной власти субъекта Российской Федерации, которое может выражаться как в нарушении закона, так и в неэффективности реализации государственно-властных полномочий, а если основанием для их применения и является нарушение закона, то для применения соответствующих мер не требуется установление таких обязательных атрибутов юридической ответственности, как вина соответствующего органа государственной власти субъекта Российской Федерации. К восстановительным мерам следует отнести: введение временной финансовой администрации в субъекте Российской Федерации; временное осуществление федеральными органами исполнительной власти отдельных полномочий исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляемых за счет субвенций из федерального бюджета; передача полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации создаваемым в период чрезвычайного положения специальным органам управления территорией, на которой такое положение введено; признание правового органа государственной власти субъекта Российской Федерации неконституционным, недействующим или недействительным.

10. Конституционно-правовая ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации – это форма конституционно-правового принуждения, состоящая в применении в особом процессуальном порядке, уполномоченным на то органом, санкций, закрепленных нормами конституционного права, в виде досрочного прекращения полномочий, к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, совершившим конституционное правонарушение (деликт).

Отличительными признаками такой формы является то, что, во-первых, она применяется только за совершение конституционного правонарушения (деликта), под которым следует понимать виновное противоправное деяние (действие или бездействие) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, причинившее или создавшее угрозу причинения вреда общественным отношениям в сфере осуществления государственной власти, за которое конституционным законодательством предусмотрено применение мер конституционно-правовой ответственности; во-вторых, имеет карательную цель, заключающуюся в лишении органов государственной власти субъектов Российской Федерации возможности осуществлять принадлежащие им государственно-властные полномочия и в нанесении урона политическому престижу этих органов.

К мерам конституционно-правовой ответственности следует отнести роспуск законодательного органа субъекта Российской Федерации и отрешение от должности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Но данные меры можно отнести к мерам конституционно-правовой ответственности только в том случае, если они применяются в связи с совершением органами государственной власти субъектов Российской Федерации конституционного деликта.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в формировании комплексного концептуального подхода, позволяющего анализировать механизм применения конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, а также во внесении авторского вклада в формирование общей доктрины конституционно-правового принуждения и ее категориального аппарата.

Практическая значимость работы состоит в том, что отдельные предложенные в ней выводы могут быть использованы для совершенствования законодательства в части регулирования применения мер конституционно-правового принуждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе при преподавании и изучении дисциплины «Конституционное право (государственное) Российской Федерации» и соответствующих спецкурсов.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы отражены в семи научных статьях, представлялись на научных конференциях, использовались автором при преподавании дисциплины «Конституционное (государственное) право Российской Федерации», спецкурсов «Конституционное право и политические институты», «Организация и деятельность законодательных органов государственной власти в Российской Федерации».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, описываются цель и задачи, определяются методологическая, теоретическая и нормативная базы, раскрывается научная новизна, научно-практическая значимость работы, а также приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава – «Правовая природа конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации в системе федеративных отношений» – имеет базовое значение, поскольку в ней рассматриваются понятие, признаки, виды и формы конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации как разновидности государственно-правового принуждения. Определяется его место в системе федеративных отношений.

В первом параграфе «Конституционно-правовое принуждение в системе государственного принуждения» дана характеристика конституционно-правового принуждения как вида государственно-правового принуждения.

Конституционно-правовому принуждению как виду государственно-правового принуждения присущи все признаки последнего, вместе с тем, оно обладает рядом особенностей: 1) оно применяется при нарушении и угрозе нарушения основ конституционного строя; 2) его целью является обеспечение соблюдения всеми участниками конституционно-правовых отношений норм Конституции Российской Федерации; 3) основными субъектами такого принуждения являются органы государственной власти и их должностные лица, осуществляющие государственно-властные полномочия, а также публичные образования; 4) меры конституционно-правового принуждения лишены имущественного содержания, связаны с воздействием на правовой статус субъектов принуждения.

Конституционно-правовое принуждение не однородно и может быть классифицировано на определенные виды. Поскольку конституционно-правовое принуждение является отраслевым видом государственно-правового принуждения, то за основу его классификации можно принять классификацию государственного принуждения в целом.

Среди разнообразных оснований классификации государственно-правового принуждения, предлагаемых в юридической литературе, для характеристики конституционно-правового принуждения как отраслевого вида государственного принуждения особое значение имеют такие, как а) субъект, осуществляющий государственно-правовое принуждение; б) субъект принудительного воздействия, в) фактическое основание применения принуждения.

Конституционно-правовое принуждение, как и государственно-правовое принуждение в целом, – многоплановое и сложное явление, характеризующееся различными формами своего проявления со свойственным им специфическим и разнопорядковым содержанием. Под формой конституционно-правового принуждения предлагается понимать обособленную группу принудительных мер, имеющих определенную частную цель, фактическое и юридическое основания применения, что обуславливает способ принудительного воздействия, а также характерные для этой группы мер правовые последствия либо их отсутствие.

Для классификации конституционно-правового принуждения на формы предлагается следующий собирательный перечень критериев их дифференциации: специфика оснований применения принудительных мер; специфика тех правовых последствий, которые наступают для субъекта в результате применения к нему мер конституционно-правового принуждения. Но основополагающее значение для классификации конституционно-правового принуждения на формы имеет критерий целевой ориентации применяемых мер. Учитывая данные критерии, выделяются следующие формы конституционного правового принуждения: конституционно-правовое предупреждение, конституционно-правовое пресечение; конституционно-правовое восстановление и конституционно-правовая ответственность.

Во втором параграфе «Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации: особенности, виды и формы» проводится анализ особенностей конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

К признакам, характеризующим особенности такого принуждения, предлагается отнести следующие: 1) особые цели применения принуждения; 2) особый субъект, к которому обращено конституционно-правовое принуждение; 3) специфические основания; 4) особый механизм реализации; 5) особый порядок применения мер; 6) специфика мер конституционно-правового принуждения.

С учетом выделенных признаков предлагается понятие конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Так как конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, неоднородно, предлагаются следующие критерии его классификации: 1) субъект, в отношении которого такое принуждение осуществляется; 2) основание для применения принуждения; 3) субъект, применяющий меры конституционно-правового принуждения.

С учетом критериев разграничения форм конституционно-правового принуждения, приведенных в первом параграфе, выделяются следующие формы конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации: конституционно-правовое предупреждение, конституционно-правовое пресечение, конституционно-правовое восстановление и конституционно-правовая ответственность.

В третьем параграфе «Место конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, в системе федеративных отношений» определяется место конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, в системе федеративных отношений, исследуется соотношение конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации с институтом федерального вмешательства.

Рассмотрены основные принципы организации государственной власти в России, как федеративном государстве. Модель федеративного устройства России предполагает функционирование двух уровней территориальной организации государственной власти, которое должно основываться на принципах разделения властей, разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, единства системы государственной власти, государственной целостности Российской Федерации.

Для обеспечения следования органов государственной власти указанным принципам необходим механизм воздействия одних органов государственной власти на другие. Одним из элементов такого механизма является конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, может осуществляться органами государственной власти как в системе разделения властей по вертикали (на основе принципа федерализма), так и по горизонтали.

Исследуется соотношение конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации федеральными органами государственной власти в рамках вертикального разделения властей, и института федерального вмешательства.

На основе анализа имеющихся в литературе позиций о сущности федерального вмешательства и его признаках , предлагается следующий перечень признаков федерального вмешательства: 1) особый, чрезвычайный характер действия федерации по отношению к субъекту федерации; 2) основания введения федерального вмешательства связаны с наличием угрозы нарушению конституционных основ федерализма; 3) при федеральном вмешательстве отдельные полномочия органов государственной власти осуществляются федеральными органами государственной власти; 4) федеральное вмешательство всегда реализуется помимо воли органов государственной власти субъектов федерации; 5) федеральное вмешательство имеет специальную, законодательно установленную процедуру, которая предполагает обязательное участие высших органов федеральной власти; 6) федеральное вмешательство носит всегда временный характер; 7) целью федерального вмешательства является восстановление конституционной законности и обеспечение принципа федерализма.

В результате анализа мер конституционно-правового принуждения, применяемых к органам государственной власти субъектов Российской Федерации федеральными органами, на предмет их соответствия признакам федерального вмешательства, делается вывод о том, что к мерам конституционно-правового принуждения, применяемого к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, которые одновременно являются и мерами федерального вмешательства, можно отнести только такие, как введение временной финансовой администрации в субъекте Российской Федерации и временное осуществление федеральными органами полномочий исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляемых за счет субвенций из федерального бюджета.

В главе 2 «Конституционно-правовая ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации и проблемы ее применения» исследуются общетеоретические основы конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, сущность и содержание ее мер, раскрывается комплекс проблем, связанных с функционированием механизма ее реализации.

Первый параграф «Общетеоретические аспекты конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации» посвящен исследованию понятия и содержания конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, формулировке исходных позиций для отнесения тех или иных мер конституционно-правового принуждения к мерам конституционно-правовой ответственности.

Конституционно-правовой ответственности как разновидности юридической ответственности присущи все признаки последней. Вместе с тем, она обладает определенными особенностями, которые позволяют отграничить ее от иных видов юридической ответственности. К таким особенностям следует отнести: 1) особый субъектный состав; 2) специфические основания ответственности; 3) особая система мер конституционно-правовой ответственности; 4) особый механизм применения мер конституционно-правовой ответственности. В работе проводится анализ выделенных особенностей конституционно-правовой ответственности применительно к органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Субъектами конституционно-правовой ответственности являются органы государственной власти субъектов Российской Федерации как публичного образования, выступающие от его имени, осуществляющие его компетенцию и являющиеся субъектами федеративных отношений. К таким органам относятся законодательные и исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации и высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации. В настоящее время в законодательстве Российской Федерации предусмотрена возможность применения мер конституционно-правовой ответственности к высшему должностному лицу и законодательному органу субъекта Российской Федерации.

Основанием конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации является только совершение конституционного правонарушения (деликта), под которым предлагается понимать виновное противоправное деяние (действие или бездействие) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, причинившее или создавшее угрозу причинения вреда общественным отношениям в сфере осуществления государственной власти, за которое конституционным законодательством предусмотрено применение мер конституционно-правовой ответственности.

В результате анализа проблемы определения вины органов государственной власти как коллективного субъекта ответственности, представляется обоснованной позиция ученых, предлагающих рассматривать вину коллективных субъектов ответственности как неприменение ими всех зависящих от них мер, в том числе неиспользование предоставленных прав (полномочий), для соблюдения правовых норм и выполнения возложенных на них обязанностей, за нарушение которых предусмотрена ответственность .

В отличие от иных видов наказаний, выражающихся в виде обращения денежных взысканий на правонарушителя либо ограничения его свободы, меры конституционно-правовой ответственности, применяемые к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, связаны с досрочным прекращением их полномочий. По степени своей определенности все санкции, как элементы структуры норм, устанавливающие конституционно-правовую ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации, являются абсолютно определенными. Они имеют законодательно точное фиксированное выражение и не могут быть изменены применяющим органом.

Конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации свойственны особая процессуальная форма и особый порядок привлечения к ответственности: сочетание специальных судебных процедур с внесудебными формами привлечения к ответственности.

Во втором параграфе «Роспуск законодательного органа субъекта Российской Федерации» исследуются материальные и процессуальные аспекты применения конституционной ответственности к законодательному органу субъекта Российской Федерации.

Мерой конституционной ответственности законодательного органа является его роспуск Президентом Российской Федерации или высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации. Обосновывается позиция, что роспуск законодательного органа Президентом Российской Федерации можно рассматривать как меру конституционной ответственности только по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 9 Федерального закона от 6 октября1999 г. № 184–ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее ФЗ № 184) – неисполнение решения суда о признании нормативного правового акта законодательного органа, противоречащим Конституции Российской Федерации или федеральному закону, так как здесь налицо совершение законодательным органом конституционного деликта. По своей конструкции состав конституционного деликта законодательного органа является материальным, то есть необходимыми элементами объективной стороны является само противоправное деяние, а также наличие негативных последствий и причинная связь между противоправным деянием и последствиями. Отмечается, что основания для роспуска законодательного органа, предусмотренные п. 4 ст. 9 ФЗ № 184, не согласуются с общими основаниями ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренными ст. 3.1 данного Закона. Считается необходимым установить в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации единые правовые последствия, необходимые для применения роспуска законодательного органа субъекта Российской Федерации (ст. 3.1 и п. 4 ст. 9 ФЗ № 184).

В законодательстве устанавливается достаточно сложная процедура роспуска законодательного органа субъекта Российской Федерации Президентом Российской Федерации, что позволяет предотвратить спонтанность при принятии решения о роспуске, а также позволяет самому законодательному органу устранить нарушения, являющиеся основанием для его роспуска, тем самым остановить данную процедуру. Вместе с тем, отмечается спорный характер правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, в соответствии с которой Конституционный Суд Российской Федерации должен обязательно участвовать в данной процедуре.

В отличие от роспуска законодательного органа субъекта Российской Федерации Президентом Российской Федерации, его роспуск высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации всегда выступает мерой конституционно-правовой ответственности, так как его основанием всегда является совершение законодательным органом конституционного деликта.

В работе рассматривается порядок роспуска законодательного органа субъекта Российской Федерации высшим должностным лицом субъекта российской Федерации и отмечается, что для обеспечения гарантии обоснованности роспуска законодательного органа высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации, необходимо, во-первых, установить в ФЗ № 184 материальный состав конституционного деликта, связанного с неисполнением решения соответствующего суда о признании нормативного правового акта, принятого законодательным органом, не соответствующим Конституции Российской Федерации, федеральным законам и конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также закрепить судебную процедуру признания факта уклонения законодательного органа от исполнения решения соответствующего суда; во-вторых, при регламентации процедуры роспуска законодательного органа субъекта Российской Федерации высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации по такому основанию, как непроведение им заседаний в течение трех месяцев подряд, или в течение трех месяцев со дня его избрания в правомочном составе, необходимо уточнить, что применение такой меры возможно только если заседания не проводятся без уважительных причин.

Третий параграф «Отрешение высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от должности» посвящен конституционной ответственности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации.Мерой конституционно-правовой ответственности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации является отрешение его от должности. Принятые в 2004 г. изменения в ФЗ № 184 сократили количество инстанций, которые эту меру к высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации могут применить, и в настоящее время отрешить высшее должностное лицо от должности может только Президент Российской Федерации. Как представляется, лишение законодательного органа субъекта Российской Федерации права самостоятельно принимать решение о применении к высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации мер конституционно-правовой ответственности, как это было ранее, нарушает принцип разделения властей, систему сдержек и противовесов. Законодательный орган субъекта Российской Федерации наделяет полномочиями высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации, и в то же время он лишен реальных механизмов самостоятельного принятия решения об его ответственности.

На основе анализа ФЗ № 184 обосновывается позиция, что отрешение высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от должности Президентом Российской Федерации можно рассматривать как меру конституционно-правовой ответственности только по основаниям, предусмотренным подп. «б» п. 1 ст. 19 и п. 2 ст. 29.1 ФЗ № 184. Отрешение высшего должностного лица субъекта российской Федерации в связи с выражением ему недоверия законодательным органом субъекта Российской Федерации по причине ненадлежащего исполнения им своих обязанностей, в связи с утратой доверия или ненадлежащего исполнения своих обязанностей, нельзя отнести к мерам конституционно-правовой ответственности, поскольку федеральный законодатель непосредственно не связывает применение указанной меры с совершением высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации конституционного правонарушения. Отрешение высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от должности по указанным основаниям следует отнести к мерам пресечения.

Нормы ФЗ № 184, регламентирующие процедуру отрешения высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от должности как меру конституционно-правовой ответственности, имеют ряд недостатков: во-первых, не всегда предусматривается установление факта совершения правонарушения в судебном порядке; во-вторых, законодатель в основном устанавливает формальный состав конституционного деликта, то есть не указывает на обязательное наличие неблагоприятных последствий, вызванных правонарушением высшего должностного лица, о которых говорится в ст. 3.1 ФЗ № 184. Кроме того, в данном Закон не предусмотрен конкретный срок, в течение которого Президент Российской Федерации должен принять решение об отрешении высшего должностного лица от должности после возникновения соответствующих обстоятельств, являющихся основаниями для отрешения высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от должности.

Третья глава «Конституционно-правовое принуждение, применяемое к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, в форме предупреждения, восстановления и пресечения» посвящена исследованию сущности и содержания иных форм конституционного правового принуждения.

В первом параграфе «Меры конституционно-правового предупреждения» проводится анализ содержания и порядка применения мер конституционно-правового принуждения в форме предупреждения.

Меры конституционно-правового предупреждения, применяемые к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, могут быть охарактеризованы как выраженное в письменной форме официальное распоряжение (рекомендация, уведомление) компетентных органов о необходимости прекращения противоправных деяний либо прекращения действия в установленный срок (аннулирования) противоречащих федеральному законодательству правовых актов.

К мерам конституционно-правового предупреждения, применяемым к органам государственной власти субъектов Российской Федерации, следует отнести такие меры, как: 1) предупреждение Президента Российской Федерации, выносимое в адрес законодательного органа или высшего должностного лица субъекта Российской Федерации; 2) меры прокурорского реагирования – протест, представление, предостережение; 3) предписание об отмене нормативных актов субъектов Российской Федерации или о внесении в них изменений и предписание об устранении выявленных нарушений, выносимые федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими контроль за переданными органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочиями; 4) представление Президента Российской Федерации законодательному органу субъекта Российской Федерации о приведении конституции (устава), закона субъекта Российской Федерации или иного нормативного правового акта регионального парламента в соответствие с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Вышеперечисленные меры (за исключением предостережения прокурора) имеют оттенок пресечения, поскольку применяются при наличии нарушения закона, но их следует отнести к мерам конституционно-правового предупреждения, поскольку своей целью они имеют не устранение нарушения, а побуждение органов государственной власти субъектов Российской Федерации к добровольному восстановлению законности и правопорядка, способствуют надлежащему выполнению ими своих полномочий, а также являются предостережением о недопустимости совершения противоправного деяния в будущем.

Если применение предупредительных мер не достигает своей цели, то к органам государственной власти субъекта Российской Федерации могут быть применены иные меры конституционно-правового предупреждения, в том числе и меры ответственности.

Подробно рассматривается порядок применения мер конституционно-правового предупреждения к органам государственной власти субъектов Российской Федерации. При этом отмечается, что нормы ФЗ № 184, регламентирующие процедуру применения такой меры, как предупреждение Президента Российской Федерации в адрес законодательного органа, имеют ряд недостатков, для устранения которых необходимо: во-первых, установить два разных срока для вынесения предупреждения и для принятия решения о роспуске законодательного органа; во-вторых, уточнить момент, с которого Президент Российской Федерации вправе выносить предупреждение, закрепив, что Президент Российской Федерации вправе выносить предупреждение законодательному органу субъекта Российской Федерации с момента установления судом факта неисполнения решения суда о признании нормативного правового акта законодательного органа субъекта Российской Федерации противоречащим Конституции Российской Федерации или федеральному закону, а также факта наличия указанных в законе негативных последствий, вызванных неисполнением указанного решения суда.

Во втором параграфе «Меры конституционно-правового восстановления» рассматриваются особенности мер конституционно-правового восстановления и порядок их применения. Данный параграф состоит из двух пунктов.

Первый пункт «Временное осуществление федеральными органами полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации» посвящен анализу таких мер, как введение временной финансовой администрации в субъекте Российской Федерации, временное осуществление федеральными органами исполнительной власти отдельных полномочий исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляемых за счет субвенций из федерального бюджета, передача полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации специальным органам управления территорией, на которой введено чрезвычайное положение. В работе рассматриваются цели, основания, порядок и правовые последствия применения указанных мер.

На основе проведенного анализа делается вывод о том, что указанные меры следует отнести к восстановительным мерам конституционно-правового принуждения. Во-первых, основанием их применения не всегда является нарушение со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации законодательства Российской Федерации, а если основанием и является такое нарушение, то для применения соответствующих мер не требуется наличие такого обязательного атрибута юридической ответственности как вина соответствующего органа. Во-вторых, целью применения вышеназванных мер является восстановление должного осуществления соответствующих государственных полномочий, восстановление правопорядка и обеспечение прав граждан.

Федеральное законодательство устанавливает разную процедуру применения мер конституционно-правового принуждения, связанных с временным осуществлением федеральными органами полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации. В одних случаях устанавливается судебный порядок принятия соответствующего решения, в других – решение принимается уполномоченным органом, но иногда для его принятия необходимо решение соответствующего суда, подтверждающего наличие факта, являющегося основанием для применения меры конституционно-правового принуждения

Введение в правовую систему Российской Федерации мер конституционно-правового принуждения, связанных с осуществлением федеральными органами полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации, сопряжено с рядом правовых проблем как юридико-технического, так и содержательного характера. Для решения данных проблем необходимо более детальное регулирование механизмов и процедур реализации данных мер в федеральном законодательстве. Во-первых, необходимо установить в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации специальную процедуру рассмотрения дел о восстановлении платежеспособности субъекта Российской Федерации. Во-вторых, принять нормативные правовые акты, регламентирующие процедуру принятия Правительством Российской Федерации решения о временном осуществлении федеральными органами исполнительной власти отдельных полномочий исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляемых за счет субвенций из федерального бюджета. В-третьих, установить более четко временные границы осуществления федеральными органами исполнительной власти отдельных полномочий исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляемых за счет субвенций из федерального бюджета.

Во втором пункте «Признание правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации неконституционными, недействующими, недействительными» рассматривается правовая природа и порядок применения таких мер.

На основе анализа оснований, процедуры и правовых последствий применения указанных мер воздействия делается вывод о том, что признание нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации неконституционными, недействующими, а ненормативных актов недействительными (незаконными) следует отнести к восстановительным мерам, поскольку их применение происходит без учета субъективной стороны деяния, выражаемой через категорию вины органа, принявшего правовой акт, противоречащий Конституции Российской Федерации, федеральным законам или иным нормативным актам. Кроме того, целью применения указанных мер является устранение из правового пространства акта, которого в нем быть не должно, восстановление нарушенных прав и свобод граждан, прав и законных интересов юридических лиц.

В работе рассматривается проблема разграничения компетенции между судами в сфере осуществления судебного нормоконтроля в отношении нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Несмотря на различия в основаниях, процедурах и юридических последствиях нормоконтроля, осуществляемого Конституционным Судом Российской Федерации и конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации в рамках конституционного судопроизводства и судами общей юрисдикции в рамках административного судопроизводства, ряд проблем «перекрещивания компетенций» судебных органов в названной сфере продолжает оставаться нерешенным. Для решения этих проблем необходимо уточнить масштабы проверки конституционности, осуществляемой конституционными (уставными) судами, либо путем более четкого определения предмета регулирования конституции (устава) субъекта Российской Федерации, его места и роли в системе нормативно-правовых актов, либо путем изменения закрепленной ныне в федеральном законодательстве концепции конституционной юстиции на уровне субъекта Российской Федерации.

Третий параграф «Меры конституционно-правового пресечения» посвящен характеристике мер пресечения. Данный параграф состоит из двух пунктов.

В первом пункте «Временное отстранение высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от исполнения обязанностей» проводится анализ содержания такой меры и процедуры ее применения.

Согласно п. 4 ст. 29.1 ФЗ № 184 Президент Российской Федерации вправе по представлению Генерального прокурора Российской Федерации временно отстранить высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации от исполнения обязанностей в случае предъявления указанному лицу обвинения в совершении преступления в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

В настоящее время данная мера имеет двойственную правовую природу. Ее применение связано с совершением высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации преступления и служит правовым средством обеспечения объективности уголовного преследования. Таким образом, данную меру можно отнести к мерам уголовно-процессуального принуждения. Вместе с тем, при применении указанной меры ущемляется статус высшего должностного лица субъекта Российской Федерации – приостанавливается осуществление им своих полномочий как субъекта конституционно-правовых отношений. Следовательно, временное отстранение высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от исполнения обязанностей можно отнести и к мерам конституционно-правового принуждения. Основанием применения указанной меры является предполагаемый факт нарушения закона, а целью является не наказание, а воспрепятствование злоупотреблению высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации своим служебным положением и обеспечение возможности привлечения его к ответственности. Соответственно временное отстранение высшего лица субъекта Российской Федерации от должности можно отнести к конституционно-правовому принуждению в форме пресечения.

Отмечается, что в случае изменения законодательства в сторону демократизации процедуры и закрепления новых оснований для отрешения высшего должностного лица субъекта Российской Федерации от должности, временное отстранение его от исполнения обязанностей может быть использовано и в связи с нарушением им конституционно-правовых норм.

Второй пункт «Приостановление действия акта высшего должностного лица субъекта Российской Федерации и органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации» посвящен характеристике такой меры.

Сущность приостановления действия акта высшего должностного лица или органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации заключается в краткосрочном пресечении действия незаконного акта, когда невозможно определить, вышел ли орган, принявший оспариваемый акт, за рамки своих полномочий, а правовые последствия его действия могут потенциально нанести ущерб интересам государства или привести к нарушению прав и свобод граждан.

Данную меру можно отнести к мерам конституционно-правового пресечения, поскольку: во-первых, основанием ее применения является не конституционно-правовой деликт, а только предположение о нарушении законодательства; во-вторых, целью применения рассматриваемой меры конституционно-правового принуждения является не наказание органа, принявшего такой акт, а пресечение неблагоприятных последствий (например, нарушение прав и свобод граждан), которые повлек или может повлечь акт, если он будет действовать.

В заключении обобщаются итоги проведенного исследования, формулируются общие выводы, предложения и практические рекомендации по совершенствованию законодательства Российской Федерации.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии

1. Суркова, И.С. Конституционно-правовое принуждение к должностным лицам и органам государственной власти субъектов Российской Федерации и федеральное вмешательство: соотношение мер / И.С. Суркова // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальского государственного университета экономики и права). – 2006. – № 6. – C. 48–50 – 0,25 п. л.

2. Суркова, И.С. Особенности конституционно-правового принуждения к должностным лицам и органам государственной власти субъектов Российской Федерации / И.С. Суркова // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальского государственного университета экономики и права). – 2007. – № 1. – С.65–67. – 0,25 п. л.

Другие публикации

3. Стоякина, И.С. Конституционно-правовая ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации / И.С. Стоякина // Актуальные вопросы реформирования российского законодательства на современном этапе: Сб. ст. аспирантов-юристов. – Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001. – С.10–15. – 0,2 п. л.

4. Стоякина, И.С. Правовое регулирование конституционно-правовой ответственности органов государственной власти субъектов Российской Федерации / И.С. Стоякина // Вестник Избирательной комиссии Иркутской области. – 2002. – № 4. – С.50–57. – 0,62 п. л.

5. Стоякина, И.С. Конституционно-правовая ответственность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации перед Российской Федерацией / И.С. Стоякина // Байкальский экономический форум 2002: юридические аспекты: Материалы докладов, выступлений и сообщений. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2002. – С.63–71. – 0,37 п. л.

6. Стоякина, И.С. Конституционно-правовая ответственность законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации перед Российской Федерацией / И.С. Стоякина // Паритет: Сб. молодых ученых. – 2002. – № 1. – С.55–59. – 0,27 п. л.

7. Суркова, И.С. Конституционная ответственность должностных лиц исполнительной власти субъекта Российской Федерации перед органами законодательной власти субъекта Российской Федерации / И.С.Суркова // Паритет: Сб. молодых ученых. – 2004. – С.68–72– 0,26 п. л.

Общий объем публикаций составляет 2,22 п. л.

См., например: Белов С.А. Разграничение предметов ведения в Российской Федерации и федеральное принуждение // Федеральное принуждение: вопросы теории и практики: Сборник статей по итогам конференции, прошедшей 1-2 июля 2005 года на юридическом факультете СПбГУ. СПб, Изд-во юрид. фак-та С.-Петерб. гос. ун-та , 2006. С. 20; Котелевский Д.В. Институт федерального вмешательства в конституционном праве Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2002. С. 28–34.

См., например: Виноградов В.А. Вина в конституционном праве // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 2003. № 3 (44). С. 183; Сучилин А.С. Конституционная (уставная) ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации (государственно-правовые вопросы): дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 81.

Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. № 42. Ст. 5005; 2000. № 31. Ст. 3205; 2002. № 19. Ст. 1792; 2003. № 27. Ст. 2709; 2004. № 50. Ст. 4950; 2005. № 30. Ст. 3140; 2006. № 1. Ст. 14, № 29. Ст. 124, № 31. Ст. 3427; 2007. № 1. Ст. 21, № 13. Ст. 1464, № 18. Ст. 2117, № 21. Ст. 2455, № 43. Ст. 5084, № 46. Ст. 5553; 2008. № 13. Ст. 1186.

По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Совета Республики Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея: Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2002 г. N 8-П // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 15. Ст.1497.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.