WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]

Основные государственные законы Российской империи 1832-1892гг. в определении основ государственного строя России

Автореферат кандидатской диссертации

 

На правах рукописи

 

 

ВЛАДИМИРОВА                                                                                            Галина Евгеньевна

 

ОСНОВНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКОНЫ

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ 1832–1892 гг.

В ОПРЕДЕЛЕНИИ ОСНОВ

ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОЯ В РОССИИ

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Омск 2010


Работа выполнена на кафедре государственного управления и права федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральский государственный экономический университет».

  


Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

заслуженный юрист РФ

Кодан Сергей Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Нижник Надежда Степановна

кандидат юридических наук, профессор

Ефремова Надежда Николаевна

Ведущая организация – Институт философии и права                                  Уральского отделения                                          Российской Академии наук

Защита состоится 28 января 2010 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.179.06 при Омском государственном университете им. Ф.М.Достоевского по адресу: 644077, г. Омск, ул. 50 лет Профсоюзов, д.100, ауд. 315. Зал заседаний Ученого совета.

C диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного университета им. Ф.М.Достоевского

 

Автореферат разослан «___» ___________ 2009 года.

Ученый секретарь                                                                                                диссертационного совета

кандидат юридических наук                                      И.В. Глазунова

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования определяется тем вниманием, которое отводится вопросам исследования правового оформления организации государственной власти в теории и практике государственного строительства в юридических науках. При этом в историко-правовой науке широко освещаются проблемы развития российского конституционализма и истории российских конституций. Вместе с тем не уделяется должного внимания вопросу о том, что впервые законодательно основания организации верховной государственной власти в России были определены в Основных государственных законах Российской империи 1832 г. Они стали важной вехой в государственно-правовом развитии страны и отразили начавшиеся еще в XVIII в. сложные политико-идеологические процессы стремления монархов к легальному оформлению их власти в системе государственной власти и управления страной, а также обеспечению легитимации в обществе положения российского императора. Как акт консолидации изданных во второй половине XVII – первой трети XIX в. законоположений Основные государственные законы Российской империи 1832 г. и в их последующих переизданиях (1842, 1857, 1886 и 1892 гг.) определяли законодательные основы государственного строя России вплоть до 1906 г. – издания принципиально новой редакции Основных законов как конституционного акта. Они выступили и в качестве основополагающего источника права, определявшего характер развития правового регулирования различных сфер государственного управления, юрисдикционной деятельности и жизнедеятельности российских подданных. Основные законы Российской империи 1832–1892 гг. как отражение эволюции законодательного оформления основ организации государственной власти в России в XIX – начале XX в. заслуживают специального историко-юридического исследования в контексте отечественного политико-правового развития. Данное диссертационное исследование направлено на восполнение имеющегося пробела в отечественном правоведении.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования отражает ход изучения Основных государственных законов в отечественном правоведении и исторической науке второй половины XIX – начала XXI в. В связи с этим в историографии изучаемой проблемы следует выделить период изучения 1850–1910-х гг., а затем исследования советского и постсоветского времени.

Во второй половине XIX – начале XX в. Основные государственные законы исследовали в работах российские юристы-государствоведы второй половины XIX в.: И. Е. Андреевский, А. Д. Градовский, Н. М. Коркунов, А. В. Романович-Славатинский и др. В начале XX в. новая редакция Основных государственных законов 1906 г. стимулировала обращение к этому источнику государственного права в связи с изменениями в основах государственного строя и переходом к конституционной монархии. К вопросам сравнительного анализа Основных государственных законов 1832–1892 гг. и их новой редакции 1906 г. обращались Н. А. Захаров, П. Е. Казанский, С. А. Котляревский и др.

В 1910-е гг. появились первые работы, посвященные непосредственно созданию Основных государственных законов Российской империи 1832 г. А. Н. Макаров дал основательный анализ систематизационных работ в конце XVIII – первой трети XIX в., завершившихся созданием Основных законов 1832 г. Позднее, находясь в России и в эмиграции, ученый продолжил исследование данной проблемы . В 1913 г. к изучению формирования основополагающих узаконений в русском праве обратился Б. Э. Нольде .

Некоторые вопросы формирования Основных государственных законов в контексте проведения систематизации законодательства и издания Свода законов Российской империи затронули Г. Э. Блосфельд, Н. Н. Корево, П. М. Майков . Эволюцию верховной государственной власти в России осветили такие историки права, как М. Ф. Владимирский-Буданов, В. Н. Латкин, В. И. Сергеевич и др.

Историография исследования Основных государственных законов советского и постсоветского периода менее обширна. Они рассматривались фрагментарно в рамках изучения истории политико-правового развития России в XIX – начале XX в. В этом отношении интересны оценки места и роли Основных законов в организации верховной государственной власти таких историков, как Н. П. Ерошкин и Б. Н. Миронов . Изучая место и роль закона в организации верховной государственной власти в рамках концепции формирования «законной монархии», историк права О. А. Омельченко исследовал предпосылки выделения коренных законов в системе законодательства . Исследуя юридическую политику Российского государства в 1800–1850-е гг. и систематизацию законодательства в XIX – начале XX в., С. В. Кодан рассматривает Основные законы в качестве одного из инструментов обеспечения легальности и легитимности самодержавной формы правления и главы государства . Существенное значение для понимания концептуальных подходов к созданию Основных законов М. М. Сперанского имели работы, посвященные изучению его политико-правового наследия . Важные положения, связанные с изучением систематизации российского законодательства в конце XVIII – начале XX в., изложили в работах В. А. Томсинов и Е. А. Юртаева . Эволюция взглядов на государственную власть и ее правовое оформление в России освещалась в исследованиях Института государства и права РАН .

Анализ историографии показывает, что в отечественной правовой науке отсутствует комплексное историко-юридическое исследование предпосылок, создания и содержания Основных государственных законов 1832–1898 гг. В связи с этим актуальным для историко-правовой науки представляется восполнение данного пробела.

Объектом диссертационного исследования выступают Основные государственные законы 1832–1892 гг. издания как акт систематизации ранее изданных узаконений и нормативно-правовой источник, определяющий основы государственного строя в Российской империи.

Предметом диссертационного исследования является регламентация в Основных государственных законах 1832–1892 гг. Российской империи основ государственного строя в России в XVIII – начале XX в.

Целью исследования является комплексный научный анализ Основных государственных законов Российской империи 1832–1892 гг. в контексте трех взаимосвязанных проблем их исследования – предпосылок, процесса создания и определения правовых основ государственного строя в России.

Достижение указанной цели предопределило постановку и решение следующих основных задач:

– выделить истоки и основные тенденции создания законов, определяющих основы государственного строя, а также положение главы государства, в российском государственном строительстве к началу XVIII в.;

– показать политические, идеологические и организационно-право­вые предпосылки выделения и проблемы определения законов в системе законодательства Российской империи в XVIII в.;

– охарактеризовать попытки создания коренных законов Российской империи и систематизации основополагающих узаконений в деятельности Комиссии составления законов в конце XVIII – первой четверти XIX в.;

– раскрыть концептуальные подходы М. М. Сперанского к выделению и определению места основополагающих узаконений в системе права и законодательства Российской империи;

– изучить совокупность, дать общую характеристику и определить значение изданных и положенных в основу Основных государственных законов законодательных актов;

– осветить организацию систематизационных работ, принципы отбора правового материала и технико-юридические приемы создания и переиздания Основных государственных законов Российской империи 1832–1892 гг.;

– исследовать политико-юридическую природу Основных государственных законов 1832–1892 гг. – политико-правовое назначение, сущность, форму систематизации, порядок принятия и изменения, определение юридической силы и др.;

– проанализировать систему построения и содержания положений Основных государственных законов относительно основ организации государственной власти в Российской империи;

– изучить закрепленные в Основных государственных законах положения относительно законодательной и управленческой деятельности верховной власти;

– рассмотреть закрепление в Основных государственных законах особенностей правового статуса членов императорского дома и их взаимоотношений с главой государства.

Методологическая основа исследования состоит в использовании общих принципов и методов научного познания, использующихся в гуманитарных науках и включающих основные принципы диалектики – развития и историзма, а также общенаучные методы – системный, анализа и синтеза, индукции и дедукции, восхождения от абстрактного к конкретному и др. При изучении проблематики работы автор опирался на специальные методы познания государственно-правовых явлений – формально-юридический, конкретно-исторический и в определенной мере сравнительно-правовой.

Теоретической основой диссертации послужили положения относительно закрепления организации государственной власти в Основных государственных законах, которые изложили в своих трудах указанные в историографическом обзоре российские юристы-государствоведы XIX – начала XX в.: И. Е. Андреевский, А. Д. Градовский, Н. М. Коркунов, А. В. Романович-Славатинский и др. В определении теоретических ориентиров в исследовании проблематики диссертации большое значение имели подходы к пониманию политико-правовых явлений и систематизации законодательства, которые представили в трудах теоретики права С. С. Алексеев, В. К. Бабаев, В. М. Баранов, А. С. Пиголкин и др.

Источниковая база исследования определяется его целью и опирается на исследование носителей исторической информации политико-правового характера. Среди них необходимо особо выделить нормативно-правовые источники (отдельные законодательные акты и акты систематизации законодательства) и политико-правовые сочинения.

Нормативно-правовые источники, положенные в основу диссертационного исследования, включают три группы носителей историко-пра­вовой информации:

– Основные государственные законыРоссийской империи 1832–1892 гг. издания как акт консолидации основополагающих узаконений и источник права в сфере регулирования основ государственного строя в России явились основным источником исследования. Обращение к Основным государственным законам позволяет выявить их законодательную базу и изучить использованные при их создании приемы юридической техники, проанализировать систему и содержание изложенных законоположений, показать их место в Своде законов Российской империи и правовом регулировании общественных отношений в России;

– законодательные акты – манифесты, грамоты, наказы, указы, повеления, учреждения, уставы и др. – выступили главной частью анализа правовой базы создания Основных государственных законов и изучения содержащихся в них законоположений. Они интересны также с точки зрения отражения и закрепления в них взглядов российских монархов на основы организации верховной государственной власти. В работе представлен анализ около 300 нормативных правовых актов как источников историко-правовой информации, отразивших динамику развития правового регулирования организации верховной государственной власти и положенных в основу текста статей Основных государственных законов 1832–1892 гг.

– официальные акты систематизации узаконений также имеют определенное значение для изучения проблематики исследования. Среди них необходимо выделить «Систематический свод существующих законов Российской империи» (1815 г.) и «Основания российского права, извлеченные из существующих законов Российской империи» (1821 г.), в рамках которых были предприняты первые попытки упорядочения основополагающих узаконений Российской империи.

Политико-правовые сочинения и проекты, опосредованно или непосредственно связанные с созданием Основных государственных законов, позволяют в рамках данного исследования изучить отражение в идеологии, а затем в практическом воплощении подходов к определению места и роли основополагающих узаконений (коренных, основных, фундаментальных узаконений) в установлении правовых оснований организации государственной власти. В определении подходов к формированию официальных взглядов на роль законов (включая коренные) в управлении страной особое значение имели политико-правовые документы второй половины XVIII в.: «Наказ, данный Комиссии о сочинении проекта нового Уложения» (1767 г.) и «Начертание о приведении к окончанию Комиссии проекта нового уложения» (1868 г.) императрицы Екатерины II, – а также предложения по реформированию организации государственной власти П. И. Шувалова, Н. И. Панина, А. А. Безбородко . Важное значение в изучении проблематики диссертации имеют политико-правовые документы: «Проект Коренных законов Российской империи» Г. А. Розенкампфа (1804 г.) , «Введение к Уложению государственных законов Российской империи» (1809 г.), «Обозрение исторических сведений о Своде законов» (1833 г.) и «Руководство к познанию законов» (1834–1838 гг.) М. М. Сперанского .

Научная новизна диссертации состоит в том, что вопрос об Основных государственных законах Российской империи 1832–1892 гг. в контексте изучения комплекса вопросов, связанных с предпосылками, созданием и определением правовых основ государственного строя России в качестве предмета историко-юридического исследования рассматриваются впервые. В работе на основе обобщения имеющихся исследований, анализа нормативно-правовых источников и изучения опубликованных документов были существенно расширены научные знания о правовом регулировании вопросов организации государственной власти и управления в России в XVIII – начале XX в. Результаты исследования способствуют рассмотрению научной проблемы, имеющей важное познавательное, социально-культурное и в определенной степени прикладное значение. В процессе исследования впервые в историко-правовой науке: показаны истоки выделения коренных законов в российском праве и обозначены взгляды носителей верховной власти и высшей бюрократии на их место и роль в оформлении и легитимации государственной власти, а также первые попытки систематизации основополагающих узаконений в XVIII – первой четверти XIX в.; уточнены концептуальные подходы М. М. Сперанского к созданию Основных государственных законов, основные этапы и содержание деятельности по их подготовке II отделением Собственной е.и.в. канцелярии, освещена, с учетом сложившихся в 1830–1910-х гг. в российской науке государственного права взглядов, юридическая природа Основных законов – проанализировано политико-правовое назначение, сущность, отличия от европейских конституций, систематизационная форма, структура, порядок издания и изменения, сфера действия и юридическая сила; дан разбор исходной базы и технико-юридических приемов создания и закрепления правовых положений в статьях Основных законов, показано сохранение в них нормативных предписаний ранее изданных коренных узаконений, определяющих основы государственного строя Российской империи – самодержавной организации государственной власти, системы престолонаследия, порядок вступления на престол, определение государственной символики, порядок деятельности императора в законодательной и управленческой сферах, а также его отношений с членами императорского дома и особенностей правового статуса последних.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Вопрос об установлении особого значения узаконений, определяющих основы государственного строя в России и получивших название «коренные законы» (позднее «основные законы»), был связан с идеологией и практикой государственного строительства и имел важное политическое и идеологическое значение в укреплении легальных оснований организации государственной власти в России и ее легитимации в обществе.
  2. В условиях укрепления самодержавия в правление Петра I в первой четверти XVIII в. основы государственного строя начинают закреплять две группы узаконений как основы будущих Основных государственных законов Российской империи: собственно «коренные» законы, устанавливающие общие черты формы правления и территориальной организации государственной власти, и текущие узаконения, определяющие порядок деятельности главы государства в основных сферах реализации верховной государственной власти – законодательной, управленческой и судебной.
  3. В условиях дворцовых переворотов, отсутствия четких законодательных механизмов восшествия на российский престол и усиления политического влияния фаворитов императриц на ход государственных дел обострилась проблема защиты дворянской аристократии от произвола главы государства и его ближайшего окружения, что поставило вопрос о четком определении правовых рамок деятельности монарха. Это нашло отражение в ряде проектов преобразования политико-правовой системы России (Екатерина II, П. И. Шувалов, Н. И. Панин, А. А. Безбородко), в которых обосновывалось выделение в особую группу основополагающих узаконений, получивших название «коренных законов», акцентировалось внимание на необходимости определения в них четких правовых положений об организации государственной власти и управления, направлений деятельности императора, и требования их соблюдения устанавливались в качестве необходимых условий развития и обеспечения стабильности государственно-правовой системы Российской империи. В определении подходов к созданию коренных законов Российской империи наиболее важен конец XVIII – первая четверть XIX в., когда во время работ по упорядочению законодательства Комиссии составления законов проблема выделения основополагающих узаконений выразилась в создании «Проекта Коренных законов Российской империи» Г. А. Розенкампфа (1804 г.), а затем в попытке обобщения некоторых основополагающих узаконений в разделе «О законах вообще» в рамках «Систематического свода существующих законов Российской империи» (1815 г.) и издания «Оснований российского права, извлеченных из существующих законов Российской империи» (1821 г.).
  4. Проблема создания Основных государственных законов Российской империи получила новое политическое звучание в связи с намерением Николая I навести порядок в законодательном массиве и создать свод действующего законодательства, что должно было усилить режим законности и не только улучшить «основанное на законе» государственное управление в целом, но и четко определить, с учетом ранее изданных узаконений, правовые основы государственного строя – исходные положения организации верховной государственной власти и направления деятельности императора как главы Российского государства. Общая концепция построения и содержания Основных государственных законов, как и Свода законов Российской империи в целом, была разработана М. М. Сперанским, который на основе изучения предшествующего опыта российской и европейской законодательной практики правового закрепления основ государственного строя и деятельности главы государства теоретически обосновал необходимость самодержавия в России, охарактеризовал основные направления деятельности носителя верховной государственной власти в законотворческой и управленческой сферах.
  5. В ходе систематизации действующего законодательства II отделением Собственной е.и.в. канцелярии и создания Свода законов Российской империи в 1826–1832 гг. были проведены работы по упорядочению 164 узаконений, где представлены отдельные законоположения и на основе которых были созданы Основные государственные законы Российской империи, открывающие и составляющие первую часть общегосударственного Свода законов Российской империи 1832 г. В дальнейшем по мере издания новых узаконений, относящихся к основным законам (в 1833–1892 гг. их последовало более 50), в Основные государственные законы вносились дополнения посредством издания Продолжений Свода законов Российской империи, затем они переиздавались в рамках новых изданий Свода законов Российской империи в целом (1842, 1857 гг.) или как отдельные издания (1886, 1892 гг.).
  6. Юридическая природа Основных государственных законов, изданных в 1832–1892 гг., определялась их особым местом в государственно-правовой политике российской государственной власти как одного из основных средств легализации и легитимации основ государственного строя в Российской империи. Выступая в качестве правовой основы государственного строя в России, они являлись актом консолидации основополагающих узаконений и имели повышенное, системообразующее значение в системе упорядоченного в рамках Свода законов Российской империи действующего законодательства.
  7. Основные государственные законы Российской империи 1832–1892 гг. содержали систематизированный комплекс законоположений, отражавших уровень правового закрепления оснований организации государственной власти в Российской империи и регламентирующих полномочия императора как главы государства в сфере законотворчества и государственного управления, его взаимоотношения с членами императорского дома и особенности правового положения последних.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что в нем освещаются вопросы, имеющие существенное значение для развития исторического и теоретического цикла юридических наук. В диссертационной работе сформулированы положения и выводы, развивающие и дополняющие ряд разделов истории государства и права, изучающих процесс становления российской государственности и правового оформления основ государственного строя в Российской империи, а также дополняющие ряд тем по социальной и политической истории России. Значение работы связано с тем, что в нем впервые последовательно и системно изучается проблематика заявленной темы исследования. Это касается выделения предпосылок, определения концептуальных подходов и создания Основных законов, анализа юридической природы Основных законов в контексте их оценок в российском правоведении 1830–1910-х гг. Немаловажное значение имеет проведенное в рамках диссертационной работы исследование развития законодательства, определившего правовые основы государственного строя в России и составившего базу создания положений Основных государственных законов 1832–1892 гг. При этом в работе не только дается анализ содержания Основных законов, но и показывается процесс институционализации в их разделах положений относительно отдельных параметров организации и функционирования верховной государственной власти в сферах законотворчества и государственного управления. Результаты исследования содействуют созданию более полного научного представления о месте и роли Основных государственных законов в оформлении организации государственной власти и управления во второй четверти XIX – начале XX в.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что его материалы и выводы могут быть использованы в изучении политико-правовых традиций развития государственной власти в России и их учете, в известных пределах, в развитии современных государственно-правовых институтов. Работа имеет значение для дальнейших научных разработок по истории отечественного государства и права, истории России – исследованиях эволюции организационно-правовых основ оформления самодержавной формы правления в России, изучении положения главы Российского государства в организации государственной власти, механизмов законотворчества и государственного управления в Российской империи и других вопросов политико-правового развития России в XIX – начале XX в. Материалы работы могут быть использованы при создании учебников и учебных пособий и в процессе преподавания учебных курсов «История государства и права» и «История политических и правовых учений» в высших учебных заведениях юридического профиля, а также при разработке спецкурсов, рассматривающих вопросы организации и институционализации верховной государственной власти в России. Кроме того, выводы, сформулированные в работе, могут использоваться в преподавании исторических дисциплин – политической и социальной истории, истории государственного управления и др.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации: неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Уральской академии государственной службы; излагались на научно-практической конференции «Системность в праве» (г. Екатеринбург, 2007 г.) и «круглом столе» «Систематизация законодательства в России: история и современность» в Институте государства и права РАН (г. Москва, 2008 г.); используются в преподавательской и научной работе со студентами по дисциплине «История государства и права России» в Сургутском государственном университете; отражены в пяти научных публикациях автора.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, характеризуется его методологическая, теоретическая, эмпирическая и источниковая основы, обосновывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов и их внедрении в научную и педагогическую деятельность.

Первая глава «Политико-идеологические и организационно-правовые предпосылки формирования коренных законов Российской империи в 1700–1820-е гг.» содержит три параграфа, в которых освещается процесс поиска путей определения основополагающих узаконений, устанавливающих правовые основы организации государственной власти и управления в Российской империи в XVIII – первой четверти XIX в.

Период XVIII – первой четверти XIX в. стал важным этапом в формировании комплекса политико-идеологических и организационно-правовых предпосылок создания Основных государственных законов. В данный период четко определилась политическая линия на закрепление и укрепление правовых основ государственного строя – «законной монархии», идеологическое и теоретическое обоснование получили вопросы их содержания и значения в системе права России.

Выделение основополагающих узаконений в политике и законодательной деятельности российского монарха основывалось на определении содержания полномочий великого князя, а затем российского царя. В XVII–XVIII вв. происходит сосредоточение всей полноты верховной государственной власти в руках монарха как главы государства. Формирование специальных законоположений, связанных с организацией государственной власти и управления, началось в правление Петра I, когда в условиях утверждения самодержавия потребовались его легализация на законодательном уровне и легитимация в обществе. Петр I определил и законодательно оформил принципиальные политико-правовые основы власти российского царя, а затем и императора – самодержавие и неограниченность власти государя. В итоге российский самодержец сосредоточил в своих руках всю полноту верховной государственной власти. Ему принадлежало исключительное право издания узаконений, верховное государственное управление и принятие любого решения в этих сферах деятельности. Кроме того, в его ведении пребывали все находящиеся на государственной службе лица. В правосудии монарху принадлежало по уголовным делам право конфирмации (утверждения) приговоров, помилования и амнистии, а по иным – разрешения жалоб и ходатайств. Большое политическое значение имело принятие 1 ноября 1821 г. Петром I титула императора, который закреплял внешнеполитические успехи России и имперскую форму устройства Российского государства. Вместе с тем установлением права выбора наследника он создал определенные предпосылки для последующей нестабильности самодержавной формы правления. Одновременно самодержавие выступало в качестве предпосылки ее возможного перехода в деспотизм власти и требовало введения правовых ограничений возможного произвола со стороны самодержавного монарха и его окружения. В правление Петра I было издано 29 узаконений, положения которых вошли позднее в Основные государственные законы.

Период дворцовых переворотов 1720–1860-х гг. внес определенную нестабильность в организацию государственной власти и управления, связанную с возможностью прихода к власти нелегитимным способом. Резко усилилось влияние «сильных персон» – фаворитов императриц на характер реализации верховной государственной власти. В России установилась «фаворитарная модель правления» с фактическим влиянием придворной олигархии на принятие политических и государственных решений. В правления от Петра I до Екатерины II было издано всего 18 узаконений основополагающего характера, которые не внесли принципиальных изменений в правовые основания государственного строя России. Вопрос об ограничении самовластия и модернизации правления начал выражаться в размышлениях аристократии об образе политической системы России. Это нашло отражение в проектах ограничения самодержавия: кондициях членов Верховного тайного совета, политико-правовых проектах А. П. Волынского и П. И. Шувалова. Сложившаяся в указанный период модель организации и функционирования верховной государственной власти не способствовала повышению эффективности управления государством и модернизации государственно-правовой системы России. Проблема создания коренных законов обозначилась в числе важнейших.

Особое значение в формировании подходов к выделению в системе права коренных законов имело правление Екатерины II, которая осознавала необходимость модернизации государственно-правовой системы России и создания механизмов легитимации в общественном сознании существующего государственного строя, что требовало усиления идеологического обоснования самодержавной формы правления. Первые законодательные акты Екатерины II, а затем создание 14 декабря 1766 г. Комиссии для сочинения проекта нового Уложения показали намерения императрицы укрепить политико-правовую систему России, а ее Наказ указанной Комиссии стал идеологическим манифестом «просвещенного абсолютизма» и четко обозначил программу движения «к законной монархии». В нем получила обоснование форма правления в виде абсолютной монархии, установлен в качестве ведущего принцип законности в деятельности государства, определены основы законодательной деятельности и системы узаконений, государственного управления, правосудия и др. Позднее в Начертании о приведении к окончанию Комиссии проекта нового уложения от 8 апреля 1868 г. Екатерина II не только обозначила основные контуры развития государственно-правовой системы России, но и издала 24 законодательных акта, отнесенных к коренным законам. В правление Екатерины II большое значение в развитии взглядов, связанных с выделением коренных законов Российской империи и определением механизмов реализации верховной власти, имели проекты фундаментальных государственных законов Н. И. Панина, в которых были указаны направления процесса создания Основных законов Российской империи; а также предложения А. А. Безбородко по определению основополагающих узаконений. Все это создало важные теоретические и организационные предпосылки для будущих работ по упорядочению Основных законов.

В правление Александра I вопрос об коренных законах был первоначально связан с конституционными законопроектами, которые должны были ограничить власть самодержавного монарха и ввести элементы представительных учреждений. Это нашло отражение в даровании Конституционного устава Царству Польскому и в нереализованных проектах Всемилостивейшей грамоты, русскому народу жалуемой (1801 г.) и Уставной грамоты Российской империи (1820 г.). В итоге преобладающим стало понимание конституции как совокупности основополагающих узаконений, изданных верховной властью и ставящих ее в рамки «законной монархии». При этом еще более рельефно обозначилась проблема выделения и создания коренных (основных) законов Российской империи как правовой базы, определяющей основы государственного строя в России. В правление Александра I было издано 64 законодательных акта, имеющих отношение к основам государственного строя, положения которых вошли в Основные государственные законы 1832–1892 гг.

Попытки навести порядок в основополагающих узаконениях Российской империи были предприняты Комиссией составления законов в конце XVIII – первой четверти XIX в. Комиссия при подготовке «Книги законов» обозначила проблему выделения и сведения воедино «коренных законов Российской империи». Первые работы в этом направлении провел И. С. Ананьевский, определивший подходы к выделению законоположений о самодержавной власти. Позднее (1804 г.) при составлении плана «Книги законов» были выделены ее части, которые должны были включать законодательные акты, связанные с организацией и функционированием верховной государственной власти. Систематизаторы законов прекрасно осознавали, что без четкой организации правового материала, связанного с определением правового статуса императора, порядка реализации его власти в различных сферах деятельности, основ законотворческого процесса и реализации узаконений и другими вопросами организации верховной государственной власти, было невозможно выстроить четкую систему законодательства, согласовать правовое регулирование в отдельных областях без его увязки с законодательными началами, определяющими основы государственно-правовой системы Российской империи.

Первую попытку детальной теоретической проработки вопросов, связанных с созданием Основных законов Российской империи, предпринял руководитель Комиссии составления законов Г. А. Розенкампф. Его проект «Коренные законы Российской империи» базировался на наиболее крупных актах основополагающего характера и следовал принципам установления основ государственного строя в германской юриспруденции. В проекте предлагались положения, которые определяли основы вероисповедания и организации верховной государственной власти: форма правления олицетворялась с государством и закреплялась в виде абсолютной монархии, закреплялась персонализация государственной власти и государства в лице царя, определялись исключительные права императора во внешне- и внутриполитической деятельности и устанавливались его обязанности, а также предлагались основы правового статуса населения страны – обязанности и права подданных. Здесь же формулировались положения о престолонаследии и о содержании главы государства и двора. Несмотря на то, что данный проект не получил дальнейшего хода и не привел к решению проблемы создания Основных законов в целом, он явился важным этапом в решении этого вопроса. Наработки Г. А. Розенкампфа были использованы М. М. Сперанским при создании концепции Основных государственных законов Российской империи в 1826–1832 гг.

Элементы Основных законов Российской империи впервые были сформулированы и выделены в отдельный правовой документ под названием «Основания российского права» в 1815 г., что явилось результатом деятельности Комиссии составления законов по наведению порядка в действующем законодательстве России. Это был официальный акт, в котором сочеталась консолидация изданных узаконений с инкорпорацией извлечений из действующих законодательных актов. Источники данного издания отразили состояние законодательного закрепления основ государственного строя в Российской империи. «Основания российского права» содержали определение верховной власти и государственного управления, понятия закона и классификации узаконений, закрепляли систему законодательства и виды узаконений, основы законотворческого процесса с исключительным правом самодержца на законодательную инициативу и утверждение новых узаконений. Также определялись порядок объявления и обнародования законов, их учета и хранения, принципиальные положения относительно действия узаконений во времени и в пространстве, основополагающие принципы реализации правовых предписаний, порядок и последствия отмены законов. «Основания российского права» стали первым актом консолидации узаконений в сфере основ государственного права. Они же определили весь круг законоположений относительно способа организации и деятельности верховной государственной власти, содержали элементы Основных государственных законов Российской империи. Данный опыт, продолживший поиски путей упорядочения коренных законов, стал важным этапом и был учтен при создании Основных государственных законов Российской империи 1832 г.

Одновременно был получен опыт систематизационных работ в этой сфере, а подготовленные проекты и акты упорядочения основополагающих узаконений стали этапом и базой дальнейших работ, в определенной степени обеспечили последующий успех в создании Основных законов. Работы по созданию и изданию Основных государственных законов в 1826–1832 гг. стали логическим продолжением процесса укрепления правовых оснований государственного строя в Российской империи.

Вторая глава «Концепция, создание, переиздания и юридическая природа Основных государственных законов Российской империи 1832–1892 гг.» содержит три параграфа, в которых рассматривается формирование концепции создания Основных законов М. М. Сперанским, ход создания, издание и переиздания Основных государственных законов в 1830–1890-е гг., а также характеризуется юридическая природа Основных законов 1832–1892 гг.

В первой четверти XIX в. М. М. Сперанский в ряде политико-правовых сочинений и записок концептуально обосновал необходимость создания Основных государственных законов, показав их место и значение в политико-правовой системе Российской империи и Своде законов Российской империи. В работах М. М. Сперанского 1802–1809 гг. были основательно разработаны на теоретическом уровне вопросы создания Основного закона для Российской империи, которые вылились в предложения по созданию Уложения государственных законов. Центральным трудом, в котором М. М. Сперанский проработал проблему создания коренных законов, стало «Введение к Уложению государственных законов» (1809 г.). В нем он наиболее полно изложил свои взгляды на сущность «коренных законов», которые рассматривались в контексте плана коренного переустройства политико-юридической сферы деятельности Российского государства в целом. М. М. Сперанский дал характеристику организации государственной власти (формы государства) в России: «Российская империя есть государство нераздельное, монархическое, управляемое державной властью по законам государственным». Форма государства характеризовалась как империя (единое, централизованное государство) с монархической формой правления, при которой в руках императора сосредотачивалось неделимое верховенство государственной власти («державная власть во всем ее пространстве заключается в особе императора»), но на основе коренных законов. М. М. Сперанский последовательно провел мысль о том, что необходимо «постановить образ правления империи на непременяемом законе» – в его основе должны были находиться не подвергающиеся изменениям («непременяемые») в процессе текущего законотворчества коренные (Основные) законы.

В январе 1826 г. он представил Николаю I записки о состоянии работ по систематизации узаконений с предложениями по ее дальнейшему проведению. В них М. М. Сперанский дал общую схему предстоящих работ – создание собрания законов, свода законов и кодификация узаконений отраслевого характера. В основе систематизации, по его мнению, должно было находиться создание Свода законов. При этом М. М. Сперанский подчеркнул общее понимание этой формы систематизации законодательства: «Свод… есть соединение законов, существующих по какой-либо части, расположенное в известном порядке». Он указывал, что «законы вообще можно разделить на два главные разряда: I. Коренные, или, как они в учреждении об императорской фамилии наименованы, основные (фундаментальные) и II. Законы управления». «К первому разряду» он относил «законы о наследии престола, о порядке законодательства и о правах, разным состояниям от самодержавной власти присвоенных», т. е. основополагающие узаконения. Тем самым М. М. Сперанский в плане предстоящих работ определил место коренных (Основных) законов в будущем Своде законов как законов основополагающих и системообразующих, на основе и в соответствии с которыми должна была выстраиваться вся система общегосударственного законодательства Российской империи, регламентация деятельности государства и подданных.

Создание Основных государственных законов проходило в процессе проведения работ по упорядочению узаконений в 1826–1832 гг. и было связано с формированием Свода законов Российской империи. Систематизационные работы проводились II отделением Собственной е.и.в. канцелярии под контролем Николая I и возглавлялись М. М. Сперанским. Для проведения систематизационных работ 31 января 1826 г. было создано II отделение Собственной е.и.в. канцелярии, в состав которого были привлечены лучшие юристы своего времени (К. И. Арсеньев, В. Е. Клоков, М. А. Корф, А. П. Куницын, М. Г. Плисов, К. Г. Репинский и др.). Главным теоретиком создания, куратором работ и редактором вариантов, а затем и окончательно подготовленного к изданию текста Основных законов (как и всего Свода законов) являлся М. М. Сперанский. В 1829–1832 гг. чиновник II отделения М. А. Корф подготовил проект Основных государственных законов, который после редактирования М. М. Сперанским и доработки после обсуждения в Министерстве юстиции был подготовлен к печати уже в качестве первой части Свода законов Российской империи как Свод Основных государственных законов. В конце 1832 г. Основные государственные законы в составе Свода законов Российской империи были отпечатаны. Девятнадцатого января 1833 г. Свод законов был представлен Государственному совету, а затем манифестом Николая I от 31 января 1833 г. был санкционирован как источник права с введением в действие с 1 января 1835 г. Основные государственные законы, как и Свод законов Российской империи в целом, в связи с изданием новых узаконений были переизданы в 1842, 1857 гг., а отдельными изданиями вышли в 1886 и 1892 гг.

Структурно Основные государственные законы (Свод Основных государственных законов) состояли из двух разделов. Первый раздел «О священных правах и преимуществах верховной самодержавной власти» содержал 8 подразделов: «О существе верховной самодержавной власти», «О порядке наследия престола», «О совершеннолетии императора, о правительстве и опеке», «О священном короновании и миропомазании», «О титуле императорского величества и о государственном гербе», «О вере», «О законах», «О власти верховного управления» (ст. 1–81). Второй раздел «Учреждение об императорской фамилии» состоял из 7 подразделов: «О степени родства в доме императорском», «О рождении и кончине членов императорского дома, и о родословной оному книге», «О титулах, гербах и прочих внешних преимуществах», «О содержании членов императорского дома», «О гражданских правах членов императорского дома», «О судебном ведомстве», «Об обязанностях членов императорского дома к императору» (ст. 82–203). Издания 1842 и 1857 гг. сохранили ту же структуру, а издания 1886 и 1892 гг. оставили неизменным первый раздел, несколько сократив второй, в котором в ст. 82–179 содержались положения нового Учреждения об императорской фамилии 1886 г. Последнее издание Основных законов датируется 1892 г.

Юридическая природа Основных государственных законов 1832–1892 гг. проявляется в их чертах и юридических свойствах, которые отразили специфику нормативно-правового содержания данного вида акта систематизации законов об основах государственного строя в Российской империи.

Первым юридическую природу Основных государственных законов проанализировал М. М. Сперанский. В 1834–1838 гг. в процессе преподавания основ законодательства наследнику престола, будущему императору Александру II, он дал обстоятельный разбор Основных законов 1832 г. Он объяснил необходимость создания Основных государственных законов, показав их политико-юридическую природу – место и значение в политико-правовой системе Российской империи и Своде законов Российской империи, выделил необходимые структурные элементы Основных законов и определил их содержательную сторону.

В целом юридическая природа Основных государственных законов, изданных в 1832–1892 гг., определялась их особым местом в государственно-правовой политике российской государственной власти как одного из основных средств легализации и легитимации основ государственного строя в Российской империи. Политико-правовое назначение Основных государственных законов было обозначено и в науке российского государственного права в XIX – начале XX в. Российскими юристами-государст­воведами особо выделялся процесс укрепления законодательных основ российского государственного строя и законности как принципа организации и деятельности Российского государства. А. Д. Градовский указывает на то, что в Основных законах устанавливается «юридический, правомерный характер русского государственного устройства». Н. М. Коркунов, подчеркивая социально-политическое значение данной тенденции в развитии российской государственности, отмечает: «Начало законности в нашем государственном быту не явилось результатом какого-нибудь одного законодательного постановления, а сложилось как плод постепенного развития государственной жизни. Самоограничение власти правом составляет необходимое каждого сколько-нибудь развитого государственного быта. Прежде всего само могущество государственной власти может окрепнуть и утвердиться только под условием подчинения власти началам права, так как только тогда в гражданах может развиться чувство законности, делающее для них повиновение власти долгом». А. В. Романович-Славатинский указывает на провозглашение в Основных законах принципа законности – закрепление положения, что «Российская империя управляется на твердом основании положительных законов». В связи с этим он отмечает, что Россия «примыкает к разряду тех организованных Европейских государств, где все совершается на основании твердых, незыблемых законов, а не на основании воли и прихоти правителя, как в восточных деспотиях».

Основные государственные законы по форме систематизации представляли акт консолидации действующего законодательства. Содержащиеся в них законоположения получили системное оформление и придали в совокупности законодательному массиву новое системное качество правового закрепления основ государственного строя в России. Основные государственные законы представляли официальное издание упорядоченного действующего общегосударственного (общеимперского) законодательства с повышенным уровнем официальности (санкционирован императором), выступали как основной носитель правовой информации в сфере российского государственного права и являлись официальным источником законоположений об основах государственного строя в России.

Порядок издания и изменения Основных государственных законов (в отличие от конституционного законодательства в Европе) не содержал специальных правил и ограничений. Н. М. Коркунов подчеркивал, что «особого порядка для издания и изменения Основных законов не установлено… При этом надо заметить, что проекты изменений Основных законов никогда не были вносимы на обсуждение Государственного совета», т. е. он обращает внимание на их переиздание исключительно в систематизационном порядке путем обработки узаконений, появившихся между изданиями Основных законов. Тем не менее при подготовке каждого нового издания Свода законов Российской империи имелась особенность переиздания его положений об основах государственного строя «в виду испрашивавшегося по каждому из… изданий Основных законов высочайшего соизволения на всякое в них изменение в отдельности», что подчеркивало особое внимание верховной власти к их содержанию.

Третья глава «Закрепление и конкретизация в основных государственных законах 1832–1892 гг. правовых оснований государственного строя Российской империи» включает три параграфа, в которых проанализировано нормативно-правовое содержание Основных государственных законов.

Основные государственные законы Российской империи 1832–1892 гг. по форме систематизации правового материала представляют собой акт консолидации основополагающих узаконений. Они также выступают в качестве нормативно-правового источника действующего позитивного права, где зафиксированы основные правовые параметры организации верховной государственной власти и управления, которые получили системное изложение по основным сферам правового регулирования. Структура Основных государственных законов отражала три блока правового регулирования организации государственной власти и управления.

Основные государственные законы на первое место поставили законоположения относительно организации верховной государственной власти. В них были достаточно четко определены принципиальные черты формы правления в Российской империи как абсолютной монархии: самодержавие – император пользуется верховной властью «по собственному праву», не разделяет ее ни с кем и независим от какого бы то ни было государственного органа; неограниченность –никакая власть юридически не может установить пределы и ограничить власть императора; священность –власть царь получает только от Бога посредством процедуры «священного коронования», и повиноваться его власти повелевает сам Бог; наследственность – переход верховной государственной власти от одного лица к другому исключительно в рамках царствующего дома на основании узаконений о престолонаследии; связанность императора действующим законодательством – решения верховной власти должны соответствовать ранее изданным узаконениям, а Российская империя управляется посредством исходящих от самодержавной власти узаконений. Ряд положений Основных законов отражал имперский характер территориальной организации государственной власти в России как империи и сложную конфигурацию взаимоотношений имперского центра с населяющими отдельные территориальные образования этническими общностями. Описанные в них титул российского императора и российский государственный герб обозначали пространство власти государя и пределы территории Российского государства, а ряд основополагающих узаконений определил принципиальные положения относительно единства политико-правового пространства Российской империи с сохранением в отдельных национальных регионах элементов местной системы управления и партикулярных узаконений. Не меньшее значение имели и законоположения Основных законов относительно характеристик государственного режима как авторитарного, что обеспечивалось определением правовых основ таких институтов, как подданство, установившее юридическую связь между индивидом и государством в лице монарха с принесением присяги на верность подданствакак клятвенного обещания в преданности воцарившемуся императору и законному его наследнику, и сословное деление общества – закрепление объема прав и обязанностей, исходя из законодательного установления «прав состояния» на основе принадлежности к определенному сословию, что фиксировало сословный тип политико-правовой системы в России.

На второе место Основные законы поставили законоположения относительно основных сфер деятельности верховной государственной власти – законодательной и исполнительной. В них был достаточно четко закреплен принцип законности в деятельности аппарата государственного управления для обеспечения стабильности в организации государственной власти и поддержанияпорядка в государственном управлении. Одновременно определялись и особенности организации правового пространства Российской империи с выделением и установлением принципов взаимодействия общегосударственного и местного законодательства. В сфере законотворческой деятельности Основные законы четко сформулировали основополагающий принцип издания законодательных актов в условиях абсолютной монархии – исключительное право императора на издание узаконений, которое не ограничивало и предварительное обсуждение законопроектов в Государственном совете, чье мнение для монарха носило консультативный характер. Важное значение имели положения Основных законов, в которых определялись критерии отграничения узаконений от правоприменительных и интерпретационных правовых актов, признаки законодательных актов, система источников позитивного права, а также достаточно детализированные правила выявления пробелов, коллизий и обеспечения качества узаконений. Одновременно Основные законы установили, хотя и в достаточно общем плане, основы организации деятельности верховной власти в сфере государственного управления, среди которых принципиальное значение имели законоположения о сосредоточении в руках императора всей полноты исполнительной власти.

На третье место Основные государственные законы поставили законоположения об императорском доме. Они выделили в обособленный институт государственного права императорскую фамилию и регламентировали внутри нее публично-правовые отношения – порядок приобретения прав членов императорского дома и определения родственных связей как основания к наследованию престола, обязанности императора поддерживать порядок и законность в императорском доме, обязанности членов императорского дома, а также требование повиноваться и быть преданными царствующему императору. В Основных законах определялась и специфика правового регулирования вопросов частноправового характера – брачно-семейные, имущественные и наследственные законоположения.

Таким образом, Основные государственные законы 1832–1892 гг. в своих законоположениях представили принципиальные основы организации государственной власти и управления, которые определяли дальнейшую правовую регламентацию различных сфер государственной деятельности и жизнедеятельности населения России в остальных разделах Свода законов Российской империи. Переиздания Основных государственных законов в 1842, 1857, 1886 и 1892 гг. сохранили систему и основные законоположения Основных законов первого издания 1832 г. и внесли лишь некоторые редакционные изменения, не носившие принципиального характера и отразившие изменения в последующем законодательстве, имеющие отношение к сфере регламентации законоположений Основными законами. Существенные изменения в Основные законы были внесены лишь их новой редакцией 1906 г., ознаменовавшей переход формы правления в России к конституционной монархии.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы выводы по его результатам. В нем представлены в концентрированном виде основные тенденции изученных проблем, связанных с формированием и развитием Основных государственных законов Российской империи 1832–1892 гг.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

  1. Владимирова, Г. Е. Основные государственные законы в определении политико-правовых параметров Российского государства / Г. Е. Владимирова // Право и политика. – 2007. – № 11. – 0,5 печ. л.
  2. Иные публикации
  3. Владимирова, Г. Е. Определение требований к нормативно-право­вым актам в Основных государственных законах Российской империи 1832 г. / Г. Е. Владимирова // Южно-Ур. историко-правовой вестн. – 2007. – Вып. 2. – 0,75 печ. л.
  4. Владимирова, Г. Е. Основные государственные законы в закреплении основ политико-правового строя Российской империи / Г. Е. Владимирова // Систематизация законодательства в России: история и современность. К 175-летию издания Свода законов Российской империи : материалы «круглого стола», 18–19 янв. 2008 г. – М. ; Н. Новгород ; Екатеринбург, 2008. – 0,25 печ. л.
  5. Владимирова, Г. Е. Определение видов и системы источников позитивного права в Своде Основных государственных законов Российской империи 1832 г. / Г. Е. Владимирова // Систематизация законодательства в России (историко-правовые, теоретико-методологические и технико-юридические проблемы). К 175-летию издания Свода законов Российской империи : материалы междунар. «круглого стола». г. Москва, 18–19 янв. 2008 г. – М. ; Н. Новгород ; Екатеринбург, 2008. – 0,5 печ. л.
  6. Владимирова, Г. Е. «Порядок, коим власть верховная действует». К 175-летию издания Основных государственных законов Российской империи / Г. Е. Владимирова // Чиновник. – 2008. – № 2. – 0,5 печ. л.
    1. Общий объем опубликованных автором работ составляет 2,5 печ. л.

  


ина Евгеньевна

 

Подписано в печать 18.05.09. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,63. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.

Андреевский И. Е. Русское государственное право. Спб., 1866. Т. 1 ; Коркунов Н. М. Русское государственное право. Спб., 1892–1893. Т. 1–2 ; Романович-Слава­тинский А. В. Система русского государственного права в его историко-догматическом развитии, сравнительно с государственным правом Западной Европы. Киев, 1886. Ч. 1. Основные государственные законы.

Захаров Н. А. Система русской государственной власти. Юридическое исследование. Новочеркасск, 1912 ; Казанский П. Е. Власть всероссийского императора. Очерки действующего русского права. Одесса, 1913 ; Котляревский С. А. Юридические предпосылки русских основных законов. М., 1912.

Макаров А. Н. К истории кодификации Основных законов // Журн. Министерства юстиции. 1912. № 10 ; Его же. Вопросы кодификации Основных законов в трудах русских законодательных комиссий XVIII века // Записки Русского науч. ин-та в Белграде. Белград, 1930. Вып. 1 и др.

Нольде Б. Э. Законы основные в русском праве // Тр. Юрид. общества при С.?Петербург. ун-те. Спб., 1913. Т. 7.

Блосфельд Г. Э. «Законная» сила Свода законов в свете архивных данных. Пг., 1917 ; Корево Н. Н. Об изданиях законов Российской империи. 1830–1899. Спб., 1900 ; Майков П. М. О Своде законов Российской империи. Спб., 1905–1906 и др.

Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995 ; Латкин В. Н. Лекции по внешней истории русского права. Спб., 1890 ; Его же. Учебник истории русского права периода империи. Спб., 1909 ; Сергеевич В.И. Лекции и исследования по истории русского права. Спб., 1883.

Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты (Первая половина XIX века). М., 1981 ; Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX вв.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 2000. Т. 1–2.

Омельченко О. А. «Законная монархия» Екатерины Второй. Просвещенный абсолютизм в России. М., 1993 ; Его же. Кодификация русского права в XVIII веке: формы и тенденции (к истории предпосылок Свода законов) // Систематизация законодательства в России. К 175-летию Свода законов Российской империи. М. ; Н. Новгород ; Екатеринбург, 2008 и др.

Кодан С.В. Юридическая политика Российского государства в 1800–1850-е гг.: деятели, идеи, институты : монография. Екатеринбург, 2005 ; Его же. Организационно-законодательное оформление системы верховной власти в Российской империи (1800–1850-е гг.) // ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. М., 2006. Вып. 7.

Калягин В. А. Политические взгляды М. М. Сперанского. Саратов, 1973 ; Морозов В. И. Государственно-правовые взгляды М. М. Сперанского. СПб., 1999 ; Осипов И. Д. Философия политики М. М. Сперанского. СПб., 2002 ; Кодан С. В. Проекты преобразований политико-правовой системы России М. М. Сперанского. Екатеринбург, 2003 ; Сперанский С. И. Учение М. М. Сперанского о праве и государстве. М., 2004 ; Томсинов В. А. М. М. Сперанский // Российские правоведы XVIII–XX вв. М., 2007. Т. 1 и др.

Томсинов В. А. Систематизация российского законодательства в первой четверти XIX века // Вестн. Моск. ун-та. 2008. № 3 ; Его же. Систематизация российского законодательства во второй половине 20-х – начале 30-х годов ХIX века // Вестн. Моск. ун-та. 2008. № 4 ; Юртаева Е. А. История систематизации законодательства в России // Систематизация законодательства в Российской Федерации. СПб., 2003.

История буржуазного конституционализма. XIX в. М., 1986 ; История политических и правовых учений XIX в. М., 1993 ; Развитие русского права в XV – первой половине XVII в. М., 1988 ; Развитие русского права второй половины XVII–XVIII вв. М., 1992 ; Развитие русского права в первой половине XIX в. М., 1994 ; Развитие русского права во второй половине XIX – начале XX в. М., 1997 ; Государственный строй монархической России: реалии, проекты, идеи, споры. М., 2008.

Конституционные проекты в России. XVIII – начало XX в. М., 2000.

Розенкампф Г.А. Коренные законы Российской империи. Всеобщее уложение для Российской империи // Зап. Русского науч. ин-та в Белграде. Белград, 1938. Вып. 15.

 Сперанский М.М. Проекты и записки. М., 1961 ; Его же. Руководство к позна­нию законов. СПб., 2002 ; Его же. Юридические произведения. М., 2008.

 
Авторефераты по темам  >>  Разные специальности - [часть 1]  [часть 2]



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.