WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Основные правовые и криминалистические проблемы судебной экспертизы на современном этапе развития уголовного судопроизводства России

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи
Матыцын Борис Владимирович
ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ
ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ НА
СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО
СУДОПРОИЗВОДСТВА РОССИИ
12.00.09. – уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность
А В Т О Р Е ФЕ Р А Т
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Краснодар 2007


2 Диссертация выполнена на кафедре криминалистики ФГОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет»
Научный руководитель:             доктор юридических наук, профессор
Меретуков Гайса Мосович
Официальные оппоненты:         доктор юридических наук, профессор
Заслуженный юрист России
Волынский Александр Фомич
Академия экономической безопасности МВД РФ
кандидат юридических наук, доцент
Гусев Алексей Васильевич
Краснодарский университет МВД РФ
Ведущая организация:                ФГОУ ВПО «Южно-Уральский
государственный университет»
Защита состоится « 21 » сентября 2007 г. в « 12 » часов на заседании диссертационного совета К. 220.038.01 ФГОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет» по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13, ауд. 215.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет» и на сайте htt: llwww. kubagro. ru.
Автореферат разослан «      » июля 2007 г.
Ученый секретарь диссертационного
Совета К.220.038.01
кандидат юридических наук, доцент                                         В.А. Савельев


3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Судебная экспертиза, как уголовно-процессуальный институт давно и прочно вошла в практику уголовного судопроизводства. Развиваясь и совершенствуясь на базе общего научно-технического процесса, судебные экспертизы все чаще и чаще фигурируют в уголовных делах, способствуя установлению фактических обстоятельств, которые могут относиться к любому предмету доказывания. По некоторым данным, «в уголовном судопроизводстве ежегодно проводится до 3 млн. судебных экспертиз, в экспертно-криминалистических подразделениях МВД – около 1,5 млн., в бюро судебных экспертиз – более 1 млн. экспертиз, в судебно-экспертных учреждениях Минюста – до 300 тысяч, в судебно-психиатрических клиниках – до 150 тысяч. К этому следует прибавить экспертизы, проводимые в судебно-медицинских лабораториях Минобороны и в подразделениях ФСБ». Сопоставление указанных цифр с количеством уголовных дел, рассматриваемых в судах ежегодно свидетельствует о том, что в среднем по каждому делу проводится 2-3 и более экспертизы. Демонстрируемая автором важность экспертизы является закономерной. По образному выражению М.С. Строговича «экспертиза является тем каналом, по которому в уголовное судопроизводство поступают достижения научно-технического процесса, обеспечивая получение важных для дела доказательств».
Возможности судебных экспертиз постоянно возрастают. Это происходит как за счет появления новых объектов исследования (например, компьютерные средства и системы), так и за счет разработки новых методов и средств экспертного исследования. В результате этого расширяются области применения уже существующих судебных экспертиз и возникают их новые виды (роды).
Вместе с тем, проведение судебных экспертиз в уголовном судопроизводстве всегда было связано с немалыми сложностями. Это касается: регулирования правоотношений между участниками процесса, возникающими при назначении и производстве экспертизы; выбора эксперта или экспертного учреждения, подготовки материалов и объектов для экспертного исследования, содержания и формы заключения эксперта, его оценки; проведения дополнительных и повторных экспертиз, проведения экспертизы в суде и многое другое.


4
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации внес существенные изменения в нормативное регулирование проведения судебной экспертизы: процессуальный статус участников процесса, реализуемых ими в связи с проведением экспертизы; процессуальное положение (статуса) эксперта, специалиста; порядка назначения экспертизы, вариантов ее производства в экспертных учреждениях (государственных, негосударственных) и отдельными экспертами; существенных изменений порядка производства экспертизы на стадии предварительного расследования преступлений и судебного разбирательства допустимости участия эксперта и производства экспертизы в суде 2-й инстанции и др.
Возможности судебной экспертизы, как процессуального института, а также новое в нормативном регулировании этого института определили актуальность и новизну проведенного диссертационного исследования.
Степень разработанности данной темы и научная новизна исследования. Проблематика судебной экспертизы междисциплинарная. Она может изучаться с точки зрения криминалистики и судебной экспертизы, уголовно-процессуальной науки, а также медицины, психиатрии, общей и специальной психологии.
Некоторые аспекты исследуемой проблемы непосредственно или косвенно освящались в диссертационных работах: А.В. Дулова (1963), А.П. Рез-вана (1980), Н.П. Майлис и И.Н. Сорокотягина (1992), Т.В. Аверьяновой (1994), И.Л. Пампушко (1996), В.В. Попкова и А.С. Подшибякина (1997), О.В. Евстигнеевой и Н.А. Анчибадзе (1998), А.А. Погребной, Н.И. Долженко, А.А. Мохова и А.А. Сидорова (2000), С.В. Швец и Ф.С. Сафунова (2001), В.И. Ше-лудченко, А.В. Гусева, Е.И. Голяшиной, А.Л. Зуевой, Л.И. Усова (2002), А.Г. Андреева, Т.А. Беевой, Н.А. Фоченковой, И.В. Макогон, В.Н. Шепеля, С.А. Рузметова, С.А. Вилковой, А.В. Горбачева, С.Н. Колотушкина, Е.В. Селиной и С.Б. Шашкина (2003), И.В. Внукова, В.А. Ручкина и Н.П. Исаченко (2004), В.В. Войтович (2005), А.В. Савельева (2007) и других.
Вместе с тем, настоящая диссертация является работой монографического плана, посвященной проблемам судебной экспертизы в свете нового законодательства. Это позволило диссертанту раскрыть эволюцию творческих взглядов ученых и практиков на развитие и совершенствование института судебной экспертизы в уголовном процессе, проследить воплощение формируемых ими предложений в законах Российской Федерации, обосновать теорети-


5 чески новое в законодательстве о судебной экспертизе и определить пути его реализации.
Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в области уголовного судопроизводства в теории и практике производства экспертизы на предварительном расследовании преступлений; процессуальная регламентация экспертизы и обеспечения реализации прав сторон (обвинения и защиты), касающиеся производства экспертизы, процедура использования заключения эксперта, как средства доказывания на предварительном расследовании при производстве по уголовным делам.
В качестве предмета диссертационного исследования выступают: закономерности развития института судебной экспертизы, нашедшие отражение в исторических этапах становления и перспективы дальнейшего развития судебной экспертизы в российском уголовном судопроизводстве; права и правоотношения субъектов уголовного процесса, возникающие при назначении, производстве и оценке выводов судебных экспертиз и их процессуальный режим использования, как средства доказывания на стадии предварительного расследования по уголовным делам.
Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе достижений правовой науки, изучения судебной, следственной и экспертной практики подвергнуть научно-обоснованному анализу этапы становления и развития судебной экспертизы, проблемы и пути использования специальных знаний в целях получения криминалистически значимой информации, назначения и производства экспертиз по делу, а также их использования, как средства формирования доказательственной базы, разработки рекомендаций по дальнейшему совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.
В соответствии с этой целью были поставлены и решены следующие задачи:

  1. изучены генезис и современное состояние, и практика судебной экспертизы, и их значение в Российском уголовном судопроизводстве;
  2. обобщен и систематизирован накопленный опыт работы экспертных учреждений Южного Федерального округа России, и показана перспектива их развития в уголовном судопроизводстве;

6

  1. на основе научно-обоснованного анализа выявлены проблемы использования специальных знаний для получения криминалистически значимой информации при расследовании преступлений и определены пути их решения;
  2. проанализирован и уточнен процессуальный статус эксперта и специалиста в уголовном процессе;
  3. уточнены цели и задачи следователя при назначении судебной экспертизы и значение заключения эксперта по делу;
  4. проведен научно-обоснованный анализ существующих форм, выводов эксперта и показана состязательность в применении специальных знаний по уголовному делу;
  5. исследованы организационно-тактические аспекты применения научно-технических средств и методов криминалистики в экспертной деятельности в ходе расследования преступлений и на их основе разработаны практические рекомендации по процессуальному и методическому обеспечению качества судебно-экспертной деятельности;
  6. сформулированы и обоснованы предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, направленных на обеспечение более успешной деятельности органов предварительного следствия, дознания, а также экспертной деятельности.

Методологическая и информационная база исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составили положения материалистической диалектики об исторической обусловленности, объективных закономерностях развития и взаимосвязи явлений. Наряду с общим диалектическим методом применялись и общенаучные, а также частные научные методы исследования: исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, конкретно-социологический, логико-юридический, статистический.
Суждения и выводы диссертанта основаны на действующем уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации, а в ряде случаев – на результатах сравнения его с законодательством других государств, а также с ранее действовавшим российским законодательством.
Положения диссертации основываются на достижениях таких наук, как криминалистика, теория судебной экспертизы, уголовное право, уголовный процесс, юридическая психология, логика и др.


7
Теоретическая основа исследования. Теоретическим проблемам судебной экспертизы, организации экспертной деятельности и проведению экспертизы на предварительном расследовании посвящены работы многих ученых криминалистов и процессуалистов: Т.В. Аверьяновой, В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, О.Я. Баева, А.И. Винберга, Т.С. Волчецкой, А.Ф. Волынского, Г.А. Воробьева, В.К. Гавло, Г.И. Грамовича, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, А.А. Закатова, Е.П. Ищенко, З.И. Кирсанова, А.М. Кустова, С.М. Колотушкина, В.Е. Корнаухова, В.Я. Колдина, В.П. Колмакова, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина, Н.П. Майлис, В.М. Мешкова, В.С. Митричиева, И.Л. Петрухи-на, Н.И. Порубова, Ю.К. Орлова, Н.А. Селиванова, М.С. Строговича, А.А. Хмырова, М.А. Чельцова, А.Р. Шляхова, С.А. Шейфера, А.А. Эйсмана, Н.П. Яблокова и др.
Нормативно-правовым проблемам судебной экспертизы, вопросам методики экспертных исследований, а также проведению экспертизы в суде посвящены работы: Л.Е. Ароцкера, В.П. Бахина, Г.Л. Грановского, А.М. Зинина, А.В. Кудрявцевой, А.С. Лазари, А.А. Леви, В.Ф. Орловой, А.Я. Палиашвили, А.С. Подшибякина, А.К. Педенчука, Е.Р. Россинской, М.Я. Сегая, В.А. Снет-кова, В.Ф. Статкуса, В.А. Шиканова и др.
Нормативную базу исследования составили такие нормативные акты, как Конституция РФ, УПК РФ, УК РФ, УПК РСФСР, Федеральные законы, Постановления Верховного суда СССР, РСФСР, РФ и материалов неопубликованной судебной, следственной и экспертной практики Южного Федерального округа.
Выводы и предложения диссертанта базировались на сопоставительном анализе законодательного материала, осуществляемого по методу сравнительного правоведения, на анализе судебной практики и личном практическом опыте в качестве следователя и заместителя прокурора.
Эмпирическую базу исследования составили: опубликованные в Бюллетене Верховного суда РФ материалы, обобщения неопубликованной судебной и следственной практики судов, экспертных учреждений Южного Федерального округа РФ за последние 5 лет; результаты изучения автором более 150 уголовных дел, по которым применялись специальные знания, хранящиеся в архивах судов за последние 5 лет; проведение экспертного опроса 200 судей, следователей, дознавателей, сотрудников экспертных учреждений Краснодарского края.


8
Научная новизна исследования состоит в том, что одним из первых после вступления в силу УПК РФ на монографическом уровне проведено комплексное рассмотрение криминалистических и уголовно-процессуальных проблем производства экспертизы на предварительном расследовании по уголовным делам, проведен научно обоснованный анализ фактического состояния использования результатов экспертизы, как средство формирования доказательственной базы по делу, и обосновано значение этих результатов в уголовном судопроизводстве, изучены закономерности развития судебных экспертиз.
В диссертации сформулированы научно обоснованные рекомендации по назначению и производству экспертиз, а также их использовании, как средства доказывания на предварительном расследовании по уголовным делам. Научная новизна данного диссертационного исследования заключается в том, что отдельные выводы, предложения и рекомендации могут быть использованы для совершенствования отдельных положений норм уголовно-процессуального законодательства.
Основные положения, выносимые на защиту и отражающие теоретическую значимость работы, а также практическую возможность их использования:

  1. С учетом мнений Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, А.Ф. Волынского, Ю.Г. Корухова, Е.Р. Россинской и других, соискатель предлагает уточненное понятие эксперт – это «сведущее, независимое и незаинтересованное в исходе дела лицо, обладающее специальными знаниями в отраслевой науке, технике, искусстве или ремесле, имеющее статус эксперта в Государственном и негосударственном экспертном учреждении, назначенное в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона следователем, дознавателем, прокурором, судом (судьей), осуществляющим производство по уголовному делу или судебное разбирательство, для проведения научно обоснованного исследования и дачи заключения по возникшим вопросам, либо по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования», о чем предусмотреть в ст. 5 УПК РФ п. 59 (1).
  2. Отсутствие в УПК РФ регламентации формы выводов эксперта на фоне неоднозначных и противоречивых толкований вопросов о допустимости и доказательственном значении заключений эксперта с вероятными выводами, приводит к тому, что и в ведомственных документах порой допускаются серь-

9 езные противоречия, неточности и ошибки, регламентирующие практическую деятельность судебных экспертов.
С учетом изложенного соискатель полагает возможным предложить следующий вариант редакции и дополнить в ст. 204 УПК РФ часть 1 «Заключение эксперта»: «Заключение эксперта – это сведения в виде представленных в письменной форме категорических или вероятных выводов по вопросам, поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, в том числе по вопросам и не поставленным перед ним, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования», а ч. 1, 2 и 3 присвоить № 2, 3, 4.
3. В соответствии с. ч.ч. 1 и 2 ст. 58 УПК специалист привлекается к уча
стию только в следственных действиях и, ни одного слова не сказано об уча
стии в процессуальных действиях. Такое положение и в норме ст. 251 УПК,
где речь идет о судебном разбирательстве, а также в гл. 37 УПК РФ законода
тель не предусматривает участие специалиста в ходе судебного следствия.
Таким образом, с учетом требований ст.ст. 58, 168, 251 УПК РФ следует констатировать о том, что специалист не вправе принимать участия при подготовке следователем, дознавателем процессуальных действий (например, при вынесении постановлений о назначении судебной экспертизы), а также когда судья осуществляет подготовку дела к слушанию в судебном разбирательстве (например, получить консультацию по некоторым вопросам имеющихся выводов в заключении эксперта).
В связи с этим, и с учетом судебной и следственной практики, соискатель разделяет мнение ученых, ранее предлагавших необходимость включения нормы в УПК РФ «Специалист-консультант».
Соискатель также считает необходимым дополнить содержание ч. 1 ст. 58 УПК РФ, т.е. после слова «к участию» дополнить словами «в подготовке и проведению» и далее по тексту. Как представляется соискателю, после внесения таких слов, субъект расследования и судебного рассмотрения имеют процессуальное право для получения консультации в ходе подготовки любого следственного и судебного действия. В ч. 1 и 2 ст. 58 и ч. 1 ст. 168 УПК РФ соискатель считает возможным использовать слова «следственные и иные процессуальные действия».
4. При подготовке вынесения следователем на предварительном следст
вии постановления о назначении экспертизы эксперту должна быть предостав
лена возможность консультирования сторон (обвинения и защиты) в связи с


10 предлагаемыми ими вопросами. Соискатель считает, что такая консультация должна способствовать однозначности формулировок предлагаемых вопросов, определению возможности их решения с учетом достижений науки и имеющихся материалов дела; условий, необходимых для производства экспертизы по предлагаемым вопросам и, с учетом этого, места и времени ее проведения.
5. Проведенное соискателем исследование свидетельствует о том, что в
обвинительном заключении, а также в приговорах судов нередко отсутствует
надлежащая оценка заключения эксперта, а содержится лишь упоминание о
нем. В связи с этим, соискатель предлагает проект постановления Верховного
Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» (см.: Прил. № 1 в дис
сертации).
При оценке заключения эксперта на стадии предварительного расследования и в суде оно должно быть как относимое, допустимое и достоверное доказательство. Результаты такой оценки должны найти отражение в обвинительном заключении по делу и в приговоре, в котором необходимо указать какие обстоятельства и насколько обосновано установлены экспертом, какое доказательственное значение они имеют для установления конкретных фактов.
6. Соискатель считает, что законодателем в полном объеме не урегули
рован в УПК РФ порядок введения в судебное заседание эксперта. Статья 265
УПК РФ, предусматривающая объявление состава и других участников судеб
ного разбирательства, в соответствии с которой судья сообщает, кто является
экспертом, с большой натяжкой (учитывая принцип непосредственности су
дебного разбирательства) может относиться только к тем вариантам, когда
экспертиза проводилась на предварительном следствии и в суд вызван эксперт,
который ее проводил.
При вызове лица, не проводившего экспертизу на предварительном следствии, это лицо экспертом не является до тех пор, пока судом не будет вынесено соответствующее определение, о назначении его экспертом. Без этого он не вправе участвовать в судебном следствии в качестве эксперта. Учитывая важность процессуального оформления введения в судебное заседание сведущего лица в качестве эксперта в диссертации подробно рассмотрены возможные варианты решения этого вопроса.
Таким образом, одно и тоже основание служит поводом к назначению принципиально различных экспертиз, одна из которых (дополнительная) про-


11 водится тем же экспертом, а другая (повторная)  обязательно другим (другими).
С учетом этого, следователю, судье необходимо в каждом подобном случае устанавливать, может ли недостаточная полнота заключения быть устранена проведением дополнительной экспертизы или потребуется проведение повторной. При решении на стадии предварительного расследования и судом этого вопроса важную роль может играть допрос эксперта, проводившего первичную экспертизу. Следователь, судья должны убедиться в его возможности обеспечить полноту исследования и заключения. Во всех подобных случаях целесообразна консультация сведущего лица (специалиста).
7. Анализ деятельности судебно-экспертных учреждений и их руководителей, а также положений норм УПК РФ позволяет соискателю предложить редакцию ст. 57 (1) «Руководитель судебно-экспертного учреждения».
Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов, как основы для разработки новых рекомендаций по совершенствованию судебно-экспертной деятельности. Выводы, предложения, криминалистические и процессуальные рекомендации, сформулированные в работе, могут найти отражение в совершенствовании процесса назначения и производства экспертизы на стадии предварительного расследования по делу и в суде, а также использовании их результатов, как средства формирования доказательственной базы и при рассмотрении дел в суде. Значимыми как в теоретическом, так и в практическом плане являются и определенные автором критерии оценки результатов экспертного исследования как средства доказывания по уголовным делам. Основные положения, выводы, решения и предложения, содержащиеся в диссертации, представляют интерес и с точки зрения дальнейшего развития процессуального института судебной экспертизы.
Практическая значимость диссертации определяется возможностями внедрения большинства сформулированных автором теоретических положений и практических рекомендаций непосредственно в практическую деятельность органов предварительного следствия, дознания и суда. Результаты исследования могут быть использованы при совершенствовании законодательства и ведомственных нормативных актов, регулирующих экспертную деятельность на стадии предварительного расследования и в стадии судебного производства.


12
Выводы и предложения могут быть использованы при подготовке методических материалов для проведения лекционных, семинарских, практических занятий, спецкурсов со студентами юридических вузов; в процессе выступления перед практическими работниками органов предварительного следствия и дознания, а также судьями.
С учетом полученных диссертантом научно-обоснованных выводов и предложений предлагается проект Постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» (прилагается к диссертации).
Апробация результатов исследования. Результаты проведенного исследования, основанные на них выводы, положения и рекомендации прошли апробацию в процессе выступления на Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы организации расследования преступлений», проведенной в сентябре 2006 года на юридическом факультете КубГАУ и ИНЭП, докладывались на заседании кафедры криминалистики КубГАУ и Краснодарского университета МВД РФ, а также на расширенном совещании прокуратуры Красноармейского района Краснодарского края, где получили положительную оценку.
Выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, апробированы и внедрены в учебный процесс юридического факультета Кубанского государственного аграрного университета и Краснодарского университета МВД РФ, а также практическую деятельность ряда судебных органов и следственных аппаратов прокуратуры, ГСУ при ГУВД Краснодарского края (акты внедрения имеются).
Основные теоретические положения и практические рекомендации, содержащиеся в диссертации, нашли свое отражение в пяти научных статьях общим объемом 2,15 печатных листа.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается выбор и актуальность темы, рассматривается степень ее разработанности, определятся объект и предмет, цели и задачи исследования, методологическая и эмпирическая база исследования и основ-


13 ные положения, выносимые на защиту, теоретическое и практическое значение, обосновывается научная новизна, апробация работы и внедрение результатов исследования в практику, объем и структура диссертации.
В первой главе «Проблемы использования специальных знаний в ходе расследования преступлений для получения криминалистически значимой информации и перспективы совершенствования судебной экспертной деятельности» диссертант рассматривает генезис и современное состояние теории и практики судебной экспертизы в российском уголовном судопроизводстве ( § 1) и проблемы использования специальных знаний в ходе расследования преступлений для получения криминалистически значимой информации ( § 2).
В первом параграфе соискатель уточняет этапы возникновения судебной экспертизы. Таковыми соискатель выделяет шесть этапов во взаимосвязи с развитием уголовного законодательства и уголовно-процессуальных отношений с 1649 г.

  1. Зарождение Древнерусской государственности. Идет становление и развитие российского законодательства, но не в Судебниках, не в Соборном Уложении Алексея Михайловича 1649 еще нет даже упоминаний о необходимости обращения за помощью к сведущим лицам, хотя на практике такие случае уже распространены.
  2. Свод законов уголовных Российской империи 1832 г. вводится понятие «сведущих людей», их показания уже прямо определяются, как приемлемые в качестве доказательств по уголовным делам, но их истребование происходит по правилам « об исследовании происшествия и осмотре»; регламентация проведения исследования практически отсутствует, она только начинает зарождаться.
  3. Устав уголовного судопроизводства (Реформа 1864 г). Формальный подход к оценке доказательств был отменен, в судебном процессе появляются состязательные принципы. Идет дальнейшая регламентация привлечения «Сведущих людей» к судопроизводству, однако, их участие все еще происходит в рамках осмотра и освидетельствования.
  4. С принятием Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1922, а затем 1923 г. В уголовный процесс введены термины «эксперт» и «экспертиза»; указывается, что заключение эксперта является доказательством; допускается участие эксперта в осмотрах и освидетельствованиях, проводимых следователем, причем по правилам производства экспертизы.

14

  1. Принятие УПК РСФСР 1960 г. Вводится новая процессуальная фигура «специалист»; значительно совершенствуется регламентация назначения, проведения и оценки экспертного исследования, в том числе вводится понятие повторной и дополнительной экспертиз.
  2. Принятие УПК РФ 2002г. Расширяются возможности знаний сведущих лиц в расследовании за счет декларирования возможности привлечения специалиста по усмотрению следователя к участию во всех, а не только в строго оговоренных следственных действиях; появляется право защитника на привлечение специалиста; идет дальнейшее совершенствование и регламентация назначения, проведения и оценки экспертиз, вводятся новые виды экспертиз: комплексная и комиссионная.

По мнению соискателя, исследование генезиса проблем использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве позволяет высказать мнение о необходимости совершенствования научной разработки общей теории судебных экспертиз; интеграции научных достижений смежных наук в судебной экспертизе и на их основе создание новых и совершенствование частных методик производства судебных экспертиз; с учетом криминализации уголовного законодательства необходимо разрабатывать новые, более современные основы общей теории и частных методик судебной экспертизы; создания новых технологий научно-технических средств, лабораторий, комплексов; совершенствование подготовки специалиста-криминалиста, эксперта; совершенствование отдельных положений норм уголовно-процессуального законодательства о судебной экспертизе; образовать единую систему экспертных учреждений, т.е. на базе существующих судебно-экспертных учреждений создать «Российский государственный судебно-экспертный центр».
В этом же параграфе соискатель рассматривает взаимоотношения эксперта и руководителя экспертного учреждения и проанализировав положения норм УПК РФ и ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности», положительно оценивает то, что отношения эксперта и руководителя экспертного учреждения не являются просто служебными, а являются процессуальными, так как возникают процессуальные правоотношения по поводу назначения и производства судебной экспертизы и они должны регулироваться УПК. В связи с этим, соискатель предлагает внести новую ст. 57(1) «Руководитель экспертного учреждения» следующего содержания:
Ч. 1. Руководитель судебно-экспертного учреждения (в должности -


15 руководитель) - лицо, обладающее специальными знаниями, назначенное в порядке, установленном Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
Ч. 2. Руководитель независим от должностных лиц и органов, производящих расследование по делу, а также суда.
Ч. 3. Руководитель обязан:

  1. обеспечить контроль за сроками проведения судебной экспертизы, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принципа независимости эксперта;
  2. обеспечить эксперта оборудованием, приборами, материалами и средствами информационного обеспечения;
  3. обеспечить взаимодействие эксперта с другими экспертами, экспертными учреждениями в ходе производства судебной экспертизы по предмету экспертного исследования.

Ч. 4. Руководитель вправе:

  1. поручать производство экспертизы конкретному эксперту, либо группе экспертов;
  2. в необходимых случаях, руководитель дает указания рекомендательного характера, касающиеся методики экспертного исследования, невмешиваясь в содержание выводов заключения эксперта;
  3. в случае возникновения потребности участия в производстве экспертизы специалистов разных специальностей привлекает к участию в производстве научного исследования других экспертов различных специальностей;
  4. инициирует проведение комплексной, повторной и комиссионной экспертизы, о чем сообщает следователю, дознавателю, прокурору, суду о производстве экспертизы.

5) Ч. 5. Руководитель не вправе:
5.1. Допускать воздействие на эксперта(ов) в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса со стороны суда, судьи, органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора, защитника, а также со стороны каких-либо государственных и общественных объединений, должностных лиц и граждан;
2) вмешиваться в ход экспертного исследования и давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе;


16
3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными в связи с участием в уголовном деле в качестве руководителя судебно-экспертного учреждения. Несет уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования в соответствии со ст. 307 и 310 УК РФ.
Во втором параграфе «Проблемы использования специальных знаний в ходе расследования преступлений для получения криминалистически значимой информации», с учетом мнений В.Я. Колдина, Р.С. Белкина, Н.Н. Лысова, А.А. Закатова, соискатель считает, что всестороннее, полное изучение отраженных в объекте свойств исследуемого события, а также исследование обстоятельств совершенного преступления составляют сугубо криминалистическую проблему.
В контексте сказанного соискатель считает необходимым выделить два уровня целевой направленности поиска криминалистически значимой информации: а) когда проведение мероприятий по поиску «искомого объекта» осуществляется с целью установления истины по делу; б) когда проведение мероприятий по поиску и обнаружению «искомого объекта» проводится с целью доказывания.
В уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует понятие объекта, порядок его доставки и условия обращения с ними. В связи с этим, соискатель считает возможным включить п. 61 в ст. 5 УПК РФ понятие объекта «Объект экспертного исследования - материальный объект, содержащий криминалистически значимую информацию, необходимую для решения экспертной задачи: вещественные доказательства, труп, вещественная обстановка места происшествия, образцы для сравнительного исследования, иные материалы уголовного дела».
В целях устранения проблем, возникающих в уголовном судопроизводстве при назначении и производстве судебных экспертиз, соискатель считает необходимым в ст. 207 УПК РФ дополнить после слова «заключения» словами: «Если для этого не требуется проведения дополнительных исследований».
Согласно ч.1 ст. 200 УПК РФ «Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы». При расследовании уголовного дела могут возникнуть ситуации, когда лицу, ведущему уголовный процесс, необходимо из тактических оснований провести именно комиссионную эксперти-


17 зу. Поэтому считаем, необходимым дополнить ч. 1 ст. 200 УПК РФ следующим содержанием: «постановление следователя о производстве комиссионной экспертизы должно быть обязательным для руководителя органа судебной экспертизы».
В п. 6 ст. 198 и 4.1 ст. 206 УПК РФ наряду с другими положениями есть ссылка на сообщение эксперта о невозможности дать заключение. Однако, в законе не регламентировано, в каких случаях дается данное сообщение. Соискатель считает, что таким основанием должны быть ситуации, когда исследуемые вопросы выходят за пределы компетенции эксперта, или когда по исследуемым объектам не представляется возможным проведение экспертизы. В таких ситуациях, законодатель справедливо отмечает, что подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении.
Вторая глава «Процессуальное положение эксперта, специалиста и состязательность с участниками процесса состоит из трех параграфов: «Процессуальный статус эксперта и специалиста в российском уголовном судопроизводстве» (§ 1), «Целеопределение следователя при назначении экспертизы и значение заключения эксперта по делу (§ 2), и формы, выводы, и состязательность в применении специальных знаний по уголовным делам (§ 3).
С учетом мнений Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, Ю.Г. Корухова, Е.Р. Россинской и других, соискатель предлагает уточненное понятие эксперт - это «сведущее, независимое и незаинтересованное в исходе дела лицо, обладающее специальными знаниями в отраслевой науке, технике, искусстве или ремесле, имеющее статус эксперта в Государственном и негосударственном экспертном учреждении, назначенное в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона следователем, дознавателем, прокурором, судом (судьей), осуществляющим производство по уголовному делу или судебное разбирательство, для проведения научно обоснованного исследования и дачи заключения по возникшим вопросам, либо вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования», о чем предусмотреть в ст. 5 УПК РФ п. 59 (1).
Соискатель осознает, что данное определение громоздкое, но практика уголовного судопроизводства диктует именно такое определение.


18
К сожалению, в судебной и следственной практике встречаются случаи, когда при формулировке вопросов в постановлении о назначении судебной экспертизы не возможно прогнозировать о вероятном появлении других вопросов в ходе проведения экспертного исследования и ответе на те вопросы, которые указанны в постановлении о назначении судебной экспертизы. Считаем, что такая деятельность эксперта позволяет органу предварительного расследования, прокурору (судье) получить дополнительную информацию, которая может быть доказательством, либо ориентировать указанных участников процесса на проведение дополнительных следственных или иных процессуальных действий.
В уголовно-процессуальном законодательстве новой является норма о праве эксперта в пределах своей компетенции давать заключение и по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении экспертизы, но имеющим отношение к конкретному предмету экспертного исследования. Появление этой нормы отражает то, что сложилось на практике. В этих случаях заключение эксперта становится более полным, отпадает необходимость в назначении дополнительной экспертизы.
Согласно ст. 58 УПК РФ специалист, помимо участия в процессуальных действиях, привлекается «для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Возникает вопрос, в какой процессуальной форме может осуществляться эта его деятельность, как оформляется процессуально и вообще какое она имеет значение.
Надо сказать, что и в прежние годы, когда у специалиста была лишь единственная функция, четко определенная законом, на практике (а иногда и в теории) встречалось смешение этой процессуальной фигуры со специалистом в житейском смысле, как таким неофициальным советчиком, консультантом. К сожалению, приведенная формулировка в новом УПК РФ дает для этого еще больше оснований. И последствия уже сказываются. Вот, что пишут, например, авторы Комментария к УПК РФ под ред. Д.Н. Козака и Е.Б. Мизулиной: «Задачи специалиста состоят в том, чтобы на основе своих специальных знаний: … 3) консультировать следователя (дознавателя) при формулировании вопросов к эксперту разработки следственных версий и плана расследования; 4) давать следователю (дознавателю) и суду пояснения по специальным вопросам…». Совершенно очевидно, что такая консультативная деятельность


19 находится за рамками уголовного процесса и ни в каком законодательном регулировании не нуждается. Конечно следователь, дознаватель или судья могут получить любую консультацию у компетентного сведущего лица, но от этого такое лицо процессуальной фигурой не станет. Такого рода советы и консультации даются не в процессуальной форме (а, возможно, по телефону или в частной беседе), процессуально никак не оформляются и никаких процессуальных прав и обязанностей не порождают. Так, если следователь отвергнет предложенную специалистом формулировку вопроса эксперту и оставит свою, то он не обязан как-либо официально мотивировать, как это имеет место при отклонении жалобы или ходатайства участника судопроизводства (напомню, что «разработка следственных версий и плана расследования» вообще является деятельностью не процессуальной, а организационной, независимо от участия или не участия в ней специалиста). Таким образом, мы видим явное смешение процессуальной деятельности с неофициальной, консультативной.
Как же в таком случае понимать приведенную формулировку ст. 58 УПК РФ?
Специалист действительно может давать различные советы и консультации, в том числе о формулировке вопросов, ставящихся на разрешение эксперту, но только не следователям, дознавателям или судам – им он может давать официальные консультации только в ходе следственных и иных процессуальных действий, - а другим участникам судопроизводства, прежде всего, защитнику, который наделен правом самостоятельного собирания доказательств (ч. 3 ст. 86 УПК). Защитник, а также обвиняемый, потерпевший и др. могут обратиться к сведущему лицу или в соответствующую организацию и получить (видимо, на договорной основе) необходимую консультацию по какому – либо специальному вопросу. Каково процессуальное значение такой консультации? Здесь возможны два варианта. Она может быть дана в устной форме и тогда никакого процессуального значения не имеет. Защитник может ее лишь принять к сведению, используя полученные сведения для построения тактики защиты, подготовки защитительной речи и т.п. Консультация может быть преобразована в какую-то письменную форму, например, в виде справки. В таком случае, возможно ее использование в качестве официального документа, например, при обосновании ходатайства о постановке перед экспертом дополнительных вопросов, назначении дополнительной или повторной экспертизы и т.п. В необходимых случаях справка может быть приобщена к делу в качестве


20 иного документа в порядке ст. 84 УПК, т.е. стать полноценным доказательством.
И, наконец, третья функция специалиста, предусмотренная ст. 58 УПК РФ, - разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Опять же встает вопрос, в какой процессуальной форме это делается. Указанная статья ответа на это не содержит. Поэтому соискатель обращается к сопоставительному анализу других статей УПК РФ. Статья 251 УПК РФ, регламентирующая участие специалиста в судебном разбирательстве, тоже ничего об этом не говорит, отсылая к ст.ст. 58 и 270, в которых также ничего об этом не сказано, за исключением разъяснения специалисту его прав и ответственности, предусмотренных ст. 270 УПК. Казалось бы, круг замкнулся. Однако, далее в ч.4 ст. 271 УПК РФ говорится буквально следующее: «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон». Таким образом, получается, что в судебном заседании специалист допрашивается. Но в каком качестве? Такого следственного действия, как допрос специалиста, в УПК РФ не предусмотрено. В УПК РФ законодатель предусматривает показания специалиста. Остается только одно – специалист допрашивается в качестве свидетеля, сведущего свидетеля.
Таким образом, можно констатировать, что по действующему УПК РФ возможны три процессуальные формы деятельности специалиста: участие в производстве следственных действий; дача консультации, которая затем может трансформироваться в иные документы, как вид доказательств; дача показания в качестве сведущего свидетеля. Вместе с тем, представляется очевидным, что законодательная регламентация деятельности специалиста по новому УПК весьма далека от совершенства и явно нуждается в улучшении.
Согласно ст. 58 УПК РФ специалист может приглашаться для решения, кроме указанной, еще двух задач – постановки вопросов эксперту и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Кроме того, претворяя в уголовное судопроизводство принцип состязательности и стремясь к равноправию сторон, законодатель предоставил защитнику новое полномочие – привлекать специалиста (п.3 ч.1 ст. 53) в ходе реализации требований положений ч. 3 ст. 86 УПК РФ.
Безусловно, данные новшества следует приветствовать, поскольку они вызваны практическими потребностями и заметно расширяют рамки исполь-


21 зования специальных знаний в уголовном процессе. К сожалению, в УПК РФ отсутствует процессуальный механизм, который должен быть использован для реализации названных возможностей специалиста. Именно этот аспект имеет определяющее значение, ибо в процессуальной деятельности важна не только правовая идея, сколько порядок, процедура ее практического применения.
В ч.2 ст. 58 УПК РФ сказано: « Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяется статьями 168 и 270 настоящего Кодекса». Согласно ст. 168 УПК «следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста в соответствии с требованиями ч.5 ст. 164 настоящего Кодекса». Из сопоставления этих норм видно, что специалист привлекается только для содействия следователю в проведении следственного действия, т.е. для обнаружения, фиксации, закрепления и изъятия доказательств. О том, в каком порядке специалист помогает следователю и суду решать другие задачи, названные в ст. 58 УПК РФ, а именно: ставить вопросы перед экспертом и разъяснять вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию, в ст. 168 и 270 УПК РФ ничего не говорится.
Наверное, нет необходимости подробно объяснять, что использование специалиста в двух последних направлениях не может осуществляться в форме предусмотренного ст.ст. 168, 164 УПК РФ « участия в следственном действии». Достаточно сказать, что при таком участии специалист ведет своего рода научно-техническое сопровождение действий следователя, выступая его советником, помощником, а полученная при этом доказательственная информация исходит не от специалиста, а от иных обстоятельств. В случае же выяснения вопросов, входящих в профессиональную компетенцию, специалист не сопровождает действия следователя, а противостоит ему как объект исследования, как источник информации. По сути – это ни что иное, как допрос специалиста в судебном заседании. Не случайно в ч.4 ст. 271 УПК РФ закреплена такая норма: «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве…. специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон». Значит, УПК РФ дозволяет проведение допроса специалиста. Однако, обратившись к разделам УПК, регламентирующим следственные действия в предварительном расследовании и суде первой инстанции, мы не найдем среди них допроса специалиста. В уголовно-процессуальном законодательстве оговариваются лишь показания специалиста, и то они обозначены наряду с показаниями эксперта. Получается, что в стадии предварительно-


22 го расследования дозволения на производство допроса специалиста вообще нет, а в судебном разбирательстве подобный допрос упоминается лишь в частной норме (ст. 271 УПК РФ) без закрепления порядка его проведения в главе 37 УПК РФ «Судебное следствие», что также означает отсутствие разрешения на его проведение.
Практика пытается выйти из ситуации путем допроса специалиста в качестве свидетеля, что, на наш взгляд, неправомерно. Специалист и свидетель – разнородные участники уголовно-процессуальной деятельности, что подтверждается закреплением статуса каждого в разных статьях УПК РФ (ст. 56 и ст. 58), неодинаковой нормативной дефиницией этих субъектов, собственной совокупности прав и обязанностей того и другого, а главное – различным характером приобретенного знания. Поэтому допрос специалиста есть самостоятельное следственное действие, подлежащее безотлагательному внесению в УПК РФ.
Рассмотрев процессуальный статус эксперта, специалиста в уголовном процессе, соискатель определил стадии (этапы) их процессуального положения: процессуальное положение на стадии возбуждения уголовного дела; процессуальное положение на стадии предварительного следствия и дознании; процессуальное положение в ходе судебного следствия.
Второй параграф «Целеопределение следователя при назначении экспертизы и значение заключения эксперта по делу». Соискатель, анализируя положения норм ст. 73 УПК РФ, состояние судебной и следственной практики пришел к выводу о том, что следователи при решении вопроса о назначении судебной экспертизы совершенно не связывают его с конкретными обстоятельствами расследуемого события; иногда эксперту, особенно судебному медику, не сообщается характер причиненного вреда здоровью потерпевшего.
Соискатель обоснованно затрагивает вопросы применения ч.5 ст. 164 УПК РФ в соответствии с которой, эксперт, принимавший участие в производстве следственных действий (например, осмотр трупа, места происшествия и т.д.) по делу в качестве специалиста, может ли в дальнейшем проводить экспертные исследования и предоставлять по делу экспертное заключение. Соискатель полагает, что в случаях, когда эксперты принимают участие в следственных действиях по делу (когда судебный медик участвовал в осмотре трупа на месте происшествия, либо в ходе производства эксгумации), следователь


23 принимает решение на проведение экспертизы именно тем экспертом, который участвовал в первичном осмотре трупа на месте происшествия, либо эксгумации. Это просто необходимо, в том случае, если судебный медик был приглашен как эксперт.
Анализ ст. 61 УПК РФ позволяет соискателю высказать мнение о том, что в подобных случаях, когда эксперт в качестве специалиста-криминалиста участвовал в производстве следственного действия по делу рассматривая его в суде в качестве одного из субъектов уголовно-процессуальных отношений или совмещая в одном лице функции участников уголовного судопроизводства, следует признать это одним из оснований, исключающих участие данного лица в качестве эксперта при производстве экспертизы. Другими словами, в качестве эксперта должен выступать незаинтересованный в деле специалист. В этом вопросе следует согласиться с мнением Т.В. Аверьяновой, которая считает, что «выбирая экспертное учреждение или конкретного эксперта, следователь в соответствии со ст. 61 УПК РФ должен установить, нет ли оснований, исключающих участие данного лица в уголовном судопроизводстве по делу». Таким образом, в качестве постановочного дискуссионного вопроса соискатель предлагает следующее: В ст. 195 УПК РФ предусмотреть ч. 1(1) следующего содержания: «Судебный медик, эксперт, специалист, принимавший участие в производстве следственного действия по усмотрению следователя в случаях, не-терпящих отлагательств, может быть назначен экспертом, либо в составе экспертов, для дальнейшего производства экспертного исследования».
В третьем параграфе диссертант рассматривает формы, выводы и состязательность в применении специальных знаний по уголовным делам.
Экспертные заключения принято делить на категорические и вероятностные в зависимости от формы выводов. На практике отношение к вероятным заключениям экспертов неоднозначно, одни суды ссылаются на них в приговорах как на доказательства, другие — отвергают.
Между формой и содержанием в заключении эксперта существуют сложные диалектические взаимоотношения. Содержание и форма в нем находятся в единстве, но при этом содержание является главной и определяющей его стороной.
Именно содержание заключения является основой, на которой формируется убеждение в достоверности заключения, потому что оно обеспечивает


24 информационную базу суждений, связывает заключение с другими видами судебных доказательств.
Изученная научная, судебно-следственная и экспертная практика указывает на то, что в УПК РФ необходимо ужесточить требования к эксперту и его обязанностям, чтобы препятствовать даче экспертами предположительных и неопределенных заключений.
Анализ научной и специальной литературы, положений норм уголовно-процессуального законодательства, судебной и следственной практики и собственный опыт работы в прокуратуре соискателю дает возможность высказать мнение о том, что в процессе назначения и производства экспертизы между субъектом расследования и экспертом происходи «незримая» состязательность; полноценная состязательность происходит в ходе допроса эксперта и специалиста при получении соответствующих показаний. Аналогичная ситуация возникает, когда эксперт, специалист принимает участие в судебном процессе, но в более расширенном составе носит публичный характер. Далее диссертантом выявлен процесс проявления принципов «состязательность экспертиз» и «состязательность экспертов». Состязательность экспертиз диссертант понимает, как проведение двух и более специальных исследований по одному и тому же предмету и в отношении одних и тех же объектов. Такая ситуация возникает при проведении повторных экспертиз, при производстве другим экспертом или при комиссионной, либо комплексной судебной экспертизы. Понятие «состязательность экспертов» в основном следует употреблять при выборе сторонами (обвинения и защиты) специалистов, экспертов на предварительном следствии, особенно в судебном процессе для производства экспертиз.
С учетом проведенного исследования, диссертант считает возможным внести дополнение в содержание ч. 1 ст. 58 УПК РФ, т.е. после слова «к участию» внести дополнение в содержание ч. 1 ст. 58 УПК РФ, т.е. после слова «к участию» дополнить словами «в подготовке к проведению» и далее по тексту. Как представляется соискателю, после внесения таких слов, субъект расследования и судебного рассмотрения получают процессуальное право для получения консультации в ходе подготовки любого следственного действия и иного процессуального действия.
Соискатель также считает возможным предложить следующий вариант редакции и дополнить ч. 1 в ст. 204 УПК РФ «Заключение эксперта»: «Заклю-


25 чение эксперта – это сведения, в виде представленных в письменной форме категорических или вероятных выводов по вопросам, поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, в том числе по вопросам и не поставленным перед ним, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования», а ч. 1, 2, 3 ст. 204 присвоить ч. 2, 3, 4 ст. 204 УПК РФ.
Формулировка, согласно которой заключение эксперта – это сведения, подчеркивает неокончательный характер выводов эксперта, вероятностный характер фактических данных, устанавливаемых заключением эксперта, до их проверки и оценки независимо от формы выводов.
В ч. 1 ст. 168 УПК наряду с «следственными действиями» следовало бы дополнить и «процессуальные действия», а в ч. 1 ст. 58 УПК РФ дополнить слова и «следственные действия».
В третьей главе соискатель рассматривает особенности получения и использования криминалистически значимой информации при расследовании преступлений, состоящей из двух параграфов.
В первом параграфе соискатель рассматривает «Организационно-тактические аспекты применения научно-технических средств и методов криминалистики в экспертной деятельности в ходе расследования преступлений. Назначение и производство судебных экспертиз по уголовному делу».
С учетом мнений Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, В.А. Волынского, А.Ф. Волынского, А.И. Винберга, И.Н. Сорокотягина, Ю.Г. Корухова, Е.Р Рос-синской соискатель провел исследование практики применения технико-криминалистических средств, в рамках следственного осмотра, в ходе которого наиболее часто решаются задачи обнаружения материальных следов, а соответственно определяются и возможности всех последующих этапов работы с ними.
Анализ научной и специальной литературы позволяет высказать мнение, что научно-техническое обеспечение раскрытия и расследования преступления включает в себя: применение технико-криминалистических средств для отыскания следов преступления и других вещественных доказательств, их фиксацию, изъятие в ходе производства следственных действий; привлечение необходимых специалистов к участию в осмотре места происшествия и других следственных действиях, с целью использования их познаний при обнаружении, изъятии, фиксации следов преступления, а так же проведения ими предварительного исследования доказательств непосредственно на месте произ-


26 водства следственных действий; назначение и производство экспертных исследований; использование криминалистических учётов и АИПС в ходе расследования преступлений; использование научно-методических рекомендаций, обеспечивающих качественное применение технических средств, а так же повышающих эффективность обнаружения, изъятия, фиксации следов преступления.
Практика расследования преступлений показывает, что ответственность за качество, полноту и объективность расследования лежит на следователе. И именно он является руководителем расследования. Следовательно, в его компетенцию входит и научно-техническое обеспечение производства расследования. Он обеспечивает применение научно-технических средств при производстве следственных действий. Следователь анализирует сложившуюся следственную ситуацию, привлекает к участию в расследовании необходимых специалистов, разъясняет им обстоятельства произошедшего, ставит перед ними задачу и осуществляет руководство их действиями. Именно следователь принимает решение о необходимости назначения и производства экспертного исследования, с целью достижения процесса расследования. Он определяет круг вопросов, которые необходимо разрешить в ходе исследования, осуществляет подготовку материалов, выбирает экспертные учреждения и эксперта.
Следовательно, основное лицо, отвечающее за научно-техническое обеспечение расследования - это следователь. Он осуществляет организацию и руководство научно-техническим обеспечением расследования, и контролирует ее реализацию, используя при этом властно-распорядительные полномочия, предоставленные ему уголовно-процессуальным законом и основанным на нём подзаконными актами, в отношении специалистов, экспертов и других лиц.
Уголовно-процессуальный закон закрепляет за следователем право привлекать к участию в следственном действии специалиста (ст. 168 УПК РФ). Необходимость привлечения специалистов к участию в расследовании обусловлено использованием при собирании исследованной и оценки доказательств научно-технических достижений, относящихся к различным областям знаний. Уголовно-процессуальный закон не дает определения специальных знаний. Хотя необходимость введения данного определения в законодательство обосновала Э.Б. Мельникова.


27
Анализ положений УПК РФ позволяет выделить процессуальные формы участия специалиста, эксперта-криминалиста в расследовании, т.е. прямо закрепленные в уголовно процессуальном законе: Участие специалистов в следственных и иных процессуальных действиях (ч.1 ст.58 УПК РФ); Назначение и производство судебных экспертиз (ч. 1 ст. 57, ч. 2 ст. 195 УПК РФ); Исследование материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, разъяснение вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч.1 ст.58 УПК РФ).
Анализ научной и специальной литературы, судебной, следственной и экспертной практики также позволяет соискателю выделить непроцессуальные формы участия специалиста в расследовании: назначение и проведение служебных и ведомственных проверок (использование внесудебных обследований, проводимых специальными комиссиями. Использование результатов проверок, проводимых работниками различных ведомств и инспекций.) Формы участия специалиста в расследовании имеют определенные организационные особенности осуществления; участие специалистов в следственных действиях реализуется в двух направлениях: участие в качестве специалистов в следственных действиях работников экспертных учреждений и экспертно-криминалистических служб правоохранительных органов; привлечение к участию в следственных действиях специалистов иных организаций.
При привлечении к участию в следственных действиях специалистов иных организаций возникает целый комплекс проблемных вопросов.
Прежде всего, необходимо отметить трудности, которые появляются при подборе соответствующих специалистов. Если возникает необходимость в привлечении специалистов, сведущих в узкоспециальных областях знаний, то следователю бывает затруднительно определить не только конкретного специалиста, но и учреждение и организацию, в которых он работает. Например, для исследования особенностей психики лиц, задействованных в сложных технологических процессах, необходим не просто специалист-психолог, а психолог, специализирующийся на изучении инженерной психологии.
Ныне действующий уголовно-процессуальный закон не упоминает о реализации возможности прямого требования следователя о необходимости производства ревизий. Хотя ч. 1 ст. 144 УПК РФ регламентирует «При проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь и прокурор вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и


28 привлекать к участию специалиста». В данном случае речь идет о проверке сообщений осуществляемой на стадии возбуждения уголовного дела. А как быть на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства? Возможно предположить, что данная возможность вытекает из п. 4 ст. 21 УПК РФ, где сказано, что «требования, поручения и запросы прокурора, дознавателя, следователя, органа дознания…., обязательны для исполнения всеми учре-ждениями…должностными лицами и гражданами» и позволяет истребовать материалы ревизии, аудиторских проверок и т.п. для вовлечения в уголовный процесс с целью формирования доказательств. Соискатель полагает, что законодателю необходимо восполнить допущенное упущение, предусмотрев в УПК РФ статью «Назначение и производство ревизии». При такой ситуации, требование о проведении ревизии следователь оформляет постановлением, в котором указываются причины назначения, объекты, исполнители, сроки проведения ревизии. Следователь определяет ряд вопросов, на которые ревизору необходимо дать точные и обоснованные ответы. Качество поставленных вопросов ревизору во многом предопределяет и качество результата ревизии. Поэтому необходимо ставить перед ревизором вопросы, которые охватили бы все обстоятельства, подлежащие документальной проверке, с учетом способа совершения преступления. Вопросы должны быть четкими, краткими и конкретными. Это делается с целью однозначного уяснения ревизором объема и направлений проверки.
Во втором параграфе соискателем рассмотрены результаты обязательного назначения судебной экспертизы, как способ доказывания по уголовному делу.
Законом предусмотрены случаи обязательного проведения судебных экспертиз. В соответствии со ст. 196 УПК экспертиза проводится в обязательном порядке, если необходимо установить: 1) причины смерти; 2) характер и степень вреда, причиненного здоровью; 3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; 4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; 5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела или вызывает сомнения.


29
В частности, М. Строгович придерживался той точки зрения, что правило об обязательном проведении экспертизы "означает, что указанные обстоятельства (причина смерти и тяжесть телесных повреждений и др.) могут устанавливаться только при помощи экспертизы и не могут устанавливаться иными доказательствами, (например, свидетельскими показаниями).
Возражения современных ученых против трактовки правил об обязательном назначении и проведении судебной экспертизы как особого требования допустимости доказательств могут быть представлены в двух вариантах.
Во-первых, указывается на то, что данные обстоятельства, по смыслу закона, могут быть установлены и иным путем. "Лицо, ведущее судопроизводство, для установления названных в законе обстоятельств обязано воспользоваться, наряду с другими доказательствами, также заключением эксперта и не может обойтись без него. Но это ограничение не следует понимать так, что подобные обстоятельства допускают их установление лишь посредством экспертизы.
Во-вторых, когда по закону экспертиза обязательна, в зависимости от конкретных обстоятельств, ее назначение и проведение может стать необязательным.
Действительно, вопрос о том, необходимо ли при расследовании и рассмотрении дела применение специальных знаний для выяснения обстоятельств, подлежащих доказыванию, в каждом случае решает следовать и суд. При назначении экспертизы следователь и суд должны исходить из того, есть ли объективная необходимость применения специальных знаний для решения тех или иных вопросов. Только признав такую необходимость, они обязаны назначить экспертизу.
В заключении изложены основные выводы и предложения, отражающие основные положения диссертационного исследования.
В приложениях дается проект Постановления Верховного суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам», а также акты внедрения результатов проведенного исследования и обобщенная справка по материалам опубликованной и неопубликованной судебной, следственной и экспертной практики.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:


30
В рецензируемых журналах, включенных в перечень утвержденный ВАК
1. Матыцын Б.В. Элементы состязательности в применении специальных
знаний по уголовным делам (теория и практика. Статья / Социально-
гуманитарные знания. М., 2006. № 12. С. 415-420. (рекоменд. Изд. ВАК). Печ.
Москва, 2006, 0,25 п.л.
Научные статьи, опубликованные в иных изданиях
2.   Матыцын Б.В. Становление и перспективы развития судебно-
экспертных учреждений (правовые и организационные аспекты). Статья в ма
териалах Всероссийской научно-практической конференции 21-22 сентября
2006 г. Печ. г. Краснодар. 2006. КубГАУ, 0,5 п.л.

    • Матыцын Б.В. Проблемы использования специальных знаний для получения криминалистически значимой информации в ходе расследования уголовного дела. Статья в материалах Всероссийской научно-практической конференции 23-24 октября 2006 г. Печ. г. Краснодар. 2006. КубГАУ, 0,45 п.л.
    • Матыцын Б.В. Процессуальный статус эксперта в уголовном судопроизводстве. Статья // Актуальные проблемы российского права / По материалам общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2006 г. Краснодар, ИНЭП, Вып. № 3. Печ. Краснодар, 2007 г, 0,5 п.л.
    • Матыцын Б.В. О проекте пленума Верховного суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» / Б.В. Матыцын // Научный журнал КубГАУ (Электронный ресурс). Краснодар: КубГАУ, 2007. № 29(5). Режим доступа: http: // ej.kubagro. ru/ 2007/05/ pdf/ 09. pdf. Печ. Краснодар, 2007 г., 0,45 п.л.
     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.