WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРАВА УБЕЖИЩА В РОССИИ (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

_____________________________________________________

На правах рукописи

 

 

 

АНТИПОВ Алексей Николаевич

 

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

ПРАВА УБЕЖИЩА В РОССИИ

(ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

 

 

 

Специальность 12.00.01 - Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве.

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Москва 2009


Диссертационная работа выполнена на кафедре государственно – правовых дисциплин Академии управления МВД России.

               Научный руководитель:                 кандидат юридических наук, доцент                                                                        Яковлев Константин Леонидович

               Официальные оппоненты:             доктор юридических наук, профессор

Юнусов Абдулжабар Агабалаевич

кандидат юридических наук

Рыжов Александр Анатольевич

Ведущая организации                     Орловский юридический институт МВД России

Защита состоится « __» _________ 2009 г. в 14 час. 30 мин. на заседании Диссертационного совета Д 203.002.06 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, г. Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, д. 8, ауд. 404.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан « __»___________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.002.06

кандидат юридических наук, доцент                                  К.Л. Яковлев

 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Сущность процессов, происходящих в современном обществе, неразрывно связана и во многом определяется осмыслением накопленного исторического опыта. Поэтому изучение правовых проблем современности, в том числе относящихся к вопросам реализации права убежища, в непосредственной связи с историей развития государственно-правовых явлений России с учётом специфики их проявления в различные исторические эпохи приобретает большое научное и практическое значение.

Особая актуальность исследуемой темы определяется тем, что она раскрывает малоизвестные и малоизученные вопросы отечественной истории, связанные с предоставлением убежища, способствует объективному и более глубокому пониманию особенностей функционирования института права убежища на современном этапе существования российского общества и может оказать влияние на его дальнейшее развитие.

Право убежища – одно из старейших и получивших широкое распространение прав, возникновение которого в государствах древнего Востока ориентировочно датируется XX - XVIII вв. до нашей эры. В Древней Руси к середине XI в. сложилась практика предоставления убежища. Сформировавшиеся с целью регулирования данных явлений правила поведения постепенно прочно вошли в общественную и каноническую практику и не требовали какой-либо правовой регламентации. Предоставление убежища регулировалось индивидуальными актами.

Сложившаяся практика предоставления убежища впервые получила правовое закрепление в Конституции РСФСР 1918 г. За 1922 – 1932 гг. правом убежища в СССР воспользовались 6 935 иностранных граждан, большинству из которых было предоставлено политическое убежище.

В XX в. практически все страны, гарантируя соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина, в том или ином виде провозгласили право убежища. Во Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., записано, что «каждый человек имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем».

Изменение политического режима в России в 90-е г. XX в., признание принципов и норм международного права в качестве составной части правовой системы Российской Федерации, процессы глобализации и интеграции затронули такие важнейшие вопросы, как обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина. Происходящие в России последние пятнадцать лет глубокие концептуальные преобразования потребовали критического переосмысления и выработки нового подхода в отношении функционирования института права убежища. В 1992 г. Российская Федерация присоединилась к Конвенции ООН 1951 г. и Протоколу 1967 г. , касающихся статуса беженцев. В 1993 г. право убежища получило закрепление в ст. 63, 89 Конституции России. «Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права».

В соответствии с Постановлением Правительства РФ в 1996 г. в России находилось свыше 0,5 млн. иностранцев, чей статус на территории Российской Федерации необходимо было определить. По экспертной оценке, приток иностранцев, ищущих убежища, мог составить более 100 тыс. человек в год. В 2000 г. в России находилось уже свыше 1 млн. иностранных граждан и лиц без гражданства, чей статус на территории Российской Федерации подлежал определению. По экспертной оценке, приток иностранцев, ищущих убежища, мог составить более 100 тыс. человек в год.

Действующими нормативно-правовыми актами на территории Российской Федерации определены три формы убежища: предоставление временного убежища, предоставление политического убежища и признание беженцем. По официальной статистике Федеральной Миграционной службы России количество лиц, обратившихся с ходатайствами о предоставлении временного убежища с 2003 по 2008 гг., возросло с 756 до 1836 чел., о признании беженцами с 737 до 3938 чел. Не приводятся данные о количестве лиц, которые обращались с ходатайствами о предоставлении политического убежища. В докладе за 2006, 2007 гг. Уполномоченный по правам человека В.П. Лукин обратил внимание на то, что в Российской Федерации фактически не работает механизм предоставления политического убежища лицам, преследуемым на родине за их политические убеждения.

Несмотря на очевидную актуальность, теоретическую и практическую значимость комплексного анализа становления и развития права убежища, исследований историко-правового характера до настоящего момента не проводилось. Работы, рассматривающие право убежища с точки зрения международного права, уголовного права, не могут в полном объеме отразить сущность данного явления, которое на протяжении истории своего развития претерпело множество изменений, при этом всегда сохраняя неизменным содержание – обеспечение безопасности лица, его ищущего.

Не предпринимались попытки провести периодизацию этапов становления и развития права убежища в Российском государстве.

Перечисленные выше доводы об актуальности и недостаточной разработанности темы, связанной с отношениями, возникающими в ходе реализации права убежища, определили её выбор.

Степень научной разработанности темы исследования. B отечественной историко-юридической литературе до 30-х годов XX в. вопрос о существовании права убежища в России не рассматривался. До конца 40-х г. XX в. ни одна организация не занималась обобщением практики по предоставлению государствами убежища.

Проведенный анализ показал что, начиная с XI в., имелись лишь отрывочные упоминания о существовании и применении убежища. Например, в Повести временных лет, в Новгородской I летопись под 1228, 1134, 1136,

1337 гг., Лаврентьевской летописи под 1101 г., Псковской летописи, Русской летописи по Никонову списку, в истории Русской Церкви Филарета, истории Русской Церкви Макария, в Грамотах Великого Новгорода и Пскова. Учитывая то, что в летописях упоминалось только об исключительно важных событиях в истории русских земель и практически не отражались обыденные явления жизни, можно утверждать, что случаев предоставления убежища было гораздо больше.

До начала XX в. отношения по поводу предоставления убежища регулировались только отдельными актами, носящими индивидуальный характер. Лишь в 1918 г. убежище впервые получило нормативно-правовое закрепление в Конституции РСФСР. Но, несмотря на это, исследований предпосылок возникновения права убежища, этапов его развития не проводилось. О применении убежища упоминалось очень редко и кратко.

П. Янковский, автор крупной работы о праве «печалования» духовенства, институте, находящемся в тесной взаимосвязи с убежищем, посвятил ему всего несколько строк, чуть больше внимания проблеме убежища уделил

С.В. Юшков. Исследуемый вопрос лишь фрагментарно рассматривался в работах: Д.Н. Бахраха, И.Д. Беляева, Н.Т. Блатовой, И.К. Блюнчли,

Ф.М. Бурлацкого, Н.В. Витрука, В.П. Волгина, А.Ш. Войцеховича,

Л.Н. Галенской, Ф. Галле, Б.Д. Грекова, Ф.Ф. Мартенса, А.С. Мулюкина,

М.И. Мышь, Л. Оппенгейма, А.С. Павлова, В.В. Похлебкина, А. Ривье,

Э.К. Симсона, Е.А. Скрипилёва, С.М. Соловьева, В.Н. Татищева, М.Л. Тарле, Г.И. Тункина, О.И. Чистякова, М.Д. Шаргородского и др.

В исследованиях, проведенных Н.Н. Бухаровым, Л.Н. Галенской,

Ю.В. Герасименко, В.А. Конновым, А.А. Рыжовым, Н.А. Ушаковым,

Е.А. Шибаевой, А.А. Юнусовым основное внимание было уделено общетеоретическим вопросам функционирования права убежища, рассмотрению процесса становления и развития данного института права в других странах. Практика предоставления убежища в дореволюционной России, его правовое закрепление и развитие в Советском государстве фактически не затрагивались. Среди диссертационных исследований следует выделить работу А.А. Рыжова, написанную в 2002 г., в которой были исследованы социальные, международно-правовые и конституционные основы права политического убежища, рассмотрены вопросы реализации права политического убежища на территории России.

Многие выводы, сделанные в работе, опираются на труды представителей отечественной науки теории и истории права и государства, конституционного права, международного права, административного права XX-XXI вв. Это работы: М.В. Баглая, В.Н. Бутылина, А. Б. Венгерова, В. Г. Графского,

В.Э. Грабаря, И.В. Гончарова, В.В. Лазарева, А. В. Малько, Ф.Ф. Мартенса,

М. Н. Матузова, В. С. Нерсесянца, О.А. Степанова и др.

Недостаточная степень разработанности темы исследования объясняется тем, что исходя из норм международного права, не существует обязанности государств предоставлять убежище. Право убежища применялось и применяется в основном как крайняя мера проявления несогласия, невозможность жить и трудиться в стране своего постоянного местожительства. Данное право не регулирует массовых общественных отношений, так как оно приобретает такой характер лишь в исключительные моменты истории человечества. В другие периоды число обращений с соответствующими просьбами существенно снижается.

Приводя ретроспективный срез разработанности темы исследования другими учеными, диссертант не претендует на ее всеобъемлющую разработку и в настоящей работе. Право убежища, являясь сосредоточением большого количества взаимосвязанных аспектов, выступает интегральным объектом исследования, требующим при тесном междисциплинарном взаимодействии усилий ученых из разных пограничных областей знаний, таких как теория права и государства, конституционное, гражданское, уголовное, международное право.

В дореволюционной и в советской историографии исследуемая в настоящей работе проблема не стала предметом специального историко-правового изучения.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с процессом возникновения, развития и функционирования института права убежища.

Предметом исследования являются нормативные и правовые акты законодательства, сложившаяся практика, архивные и иные документальные материалы, отражающие процесс возникновения, развития и функционирования института права убежища.

Хронологические рамки работы включают период от XI до начала XXI века. Выбор столь пространных исторических рамок обусловлен целью исследования, необходимостью целостного, всестороннего и последовательного рассмотрения отношений, связанных с возникновением и развитием права убежища, начиная с Древней Руси до выделения права убежища в самостоятельный правовой институт и закрепления в качестве конституционного права в Российской Федерации.

В целях проведения исторических параллелей и более глубокого теоретического осмысления права убежища, автор в некоторых случаях выходит за обозначенные хронологические рамки.

Цель и задачи диссертационного исследования.

Целью диссертационного исследования является комплексный историко-правовой анализ нормативных и иных правовых актов, архивных материалов, опубликованных документальных источников, характеризующих процессы развития права убежища в России, основных черт и особенностей его реализации в различные исторические эпохи.

Достижение указанной цели предопределило постановку и решение следующих задач:

  1. исследование и выявление причин и условий возникновения права убежища;
  2. характеристика основных этапов становления и развития права убежища, раскрытие содержания права убежища, форм его реализации;
  3. рассмотрение организационно-правовых основ института права убежища в Советском государстве;
  4. проведение периодизации этапов становления и развития права убежища;
  5. обоснование авторского определения права убежища;
  6. анализ правового закрепления права убежища и особенностей его реализации в Российской Федерации;
  7. раскрытие роли органов внутренних дел в реализации права убежища.

Методологическая и источниковая основы исследования. Методология диссертации определяется тем, что исследуемая проблема находится на стыке научных дисциплин и должна быть рассмотрена с учётом богатейшего опыта развития мирового и отечественного права. В этой связи диссертационное исследование проводится на основе междисциплинарного и интегративного подхода с использованием совокупности всеобщих, общенаучных и частнонаучных методов научного познания.

Методологическую основу исследования составляет диалектико-материалистический метод познания, в рамках которого применялись частнонаучные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, системный, формально-юридический и историко-описательный методы.

В решении основной задачи диссертации – дать, по возможности, наиболее полное представление об основных этапах развития отечественного права убежища, диссертант основывается на принципах историзма и объективности. Рассматривая историю развития права убежища, автор анализирует соотношение личности, права и государства.

В работе с литературой приоритет отдавался первоисточникам, таким как Повесть временных лет, Полное собрание русских летописей, в том числе Новгородская I летопись под 1228, 1134, 1136, 1337 гг., Лаврентьевская летопись под 1101 г., Псковская летопись, Русская летопись по Никонову списку, история Русской Церкви Филарета, истории Русской Церкви Макария, Грамоты Великого Новгорода и Пскова.

Среди архивов, содержащих материалы, помогающие в исследовании вопросов возникновения и развития права убежища, особо следует выделить фонды Архива Министерства Иностранных Дел: Фонд № 7. «Московская контора КИД»; Фонд № 9. «Дела о выездах иностранцев в Россию»; Фонд

№ 10. «Духовные дела иностранных исповеданий»; Фонд № 100. «Армянские дела»; Фонд № 110. «Сношение России с Грузией»; Фонд № 119. «Калмыцкие дела»; Фонд № 161. «Санкт Петербургский Главный архив»; Фонд № 181. «Рукописный отдел библиотеки Московского Государственного Архива МИД»; Фонд № 340. «Личный архив Ф.Ф. Мартенса»; Фонд № 340. «Личный архив А.М. Ону». Также использовались фонды Центрального Государственного архива древних актов, Центрального государственного исторического архива.

Другую группу источников составляют документы, включенные в Полное собрание законов Российской империи, наибольший интерес среди которых, представляют: Указ «О клятвенном обещании иностранцев, желающих присягать на вечное подданство России» (1747 г.); Манифест «О позволении иностранцам, кроме Жидов выходить и селиться в России и о свободном возвращении в свое отечество Русских людей, бежавших за границу» (1762 г.); Указ «О позволении раскольникам выходить и селиться в России на местах означенных в прилагаемом у его реестре» (1762 г.); Манифест «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых Губерниях они пожелают и о дарованных им правах» (1763 г.); Указ о «Канцелярии опекунства иностранных» (1763 г.); Указ «О вспоможении и денежной ссуде, только тем выходцам в Россию иностранцам, которые переселяются на постоянное житьё» (1763 г.); Указ «О поселении выходящих из-за границы беглых в Дворцовых волостях по близости тех мест, где они выходят или где сами селиться пожелают» (1763г.); Указ «О дозволении выходить и селиться в России обществу братства Евангелического Августанского исповедания»

(1763 г.). Закон «О правилах относительно принятия и оставления иностранцами русского подданства» (1864 г.). Конвенции России: с Пруссией (1816 г.); с Данией (1867 г.); с Нидерландами (1869 г.); с Баварией (1871 г.); с Италией (1872 г.); с Бельгией (1873 г.); со Швейцарией (1874 г.); с Австро-Венгрией (1877 г.); с Испанией (1880 г.); с Нидерландами (1883 г.). В 1885 г. Россия заключила соглашение с Германией, согласно которому должен быть выдан каждый политический эмигрант. В 1906 г. приняты Основные законы Российской империи, устанавливающие право «свободно избирать место жительства, беспрепятственно выезжать за пределы Государства». Данные документы в определенной мере являлись регулятором отношений, возникающих при предоставлении убежища, повлияли на их дальнейшее развитие.

Большую группу источников права убежища составляют нормативно-правовые акты Советского государства, основными среди которых являются Конституции РСФСР 1918, 1925, 1937, 1978 гг., Конституции СССР 1936,

1977 гг., Конституции других союзных Республик, материалы деятельности Международной организации помощи революционерам, стенографические отчеты съездов, пленумов, а также нормативно-правовые акты, принятые в Российской Федерации. Это: Конституция РФ 1993 г., Федеральный закон РФ от 19 февраля 1993 г. № 4528-1 «О беженцах», Указ Президента РФ от

21 июля 1997 г. № 746 об утверждении «Положения о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища», Постановление Правительства РФ от 9 апреля 2001 г. № 274 «О предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации» и др.

Необходимо выделить особую группу источников, состоящих из периодических изданий, содержащих материалы по рассматриваемой теме. К ним относятся: Московские ведомости, Советская Юстиция, Российская газета, Книга и пролетарская революция, Интернациональный маяк, Коммунистический интернационал, Советское государство, Большевик, Правда, Известия, Советское государство и право, Revue generate, Международная жизнь, Государство и право, Московский журнал международного права, Закон и право.

Проведенный социологический опрос 175 респондентов, среди которых сотрудники ФМС России, государственные служащие, студенты, по вопросам реализации права убежища, мотивам его предоставления, информированности применения данного института носит вспомогательный характер и только в определенной мере показывает сложившееся положение.

Комплексное использование современных методов научного познания, привлечение большого числа источников, применение методологий, позволяющих совместить хронологическое освещение материала, с выделением наиболее значимых событий позволили решить указанные задачи и достичь поставленных целей.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что оно является первым комплексным историко-правовым исследованием, в котором на основе рассмотрения многочисленных и разнообразных источников, анализа законодательства дореволюционной России, Советского государства, показан процесс эволюции института убежища от сложившейся практики к определению правового принципа и его нормативного закрепления.

Историографический обзор различных источников позволил охарактеризовать сущность отношений, возникающих между государством и лицом, которому предоставлено убежище, рассмотреть особенности правового регулирования возникавших в этих случаях отношений, выявить характерные черты правового статуса лиц, получавших убежище.

Впервые предложена периодизация этапов возникновения, становления и развития права убежища.

В научный оборот введены ранее не использованные документы из фондов архива Министерства иностранных дел России, отражающие вопросы предоставления убежища в сороковые годы XIX в.

Диссертант на теоретическом уровне формулирует авторское определение права убежища, раскрывает его понятие, содержание и формы, рассматривает взаимосвязь международного права с внутригосударственным правом, регулирующим отношения, возникающие в ходе реализации права убежища в России.

В работе предложен новый подход к рассмотрению дипломатической формы права убежища, который подтверждается сложившейся практикой и нормами международного права.

Обеспечение реализации исследуемого права убежища для иностранных граждан и лиц без гражданства зависит от действия правоприменительных механизмов Российской Федерации. В данном аспекте сложившиеся подходы к реализации, особенно права политического убежища, представляются достаточно сложными и не позволяют в полном объёме выполнять взятые Россией на себя обязательства перед международным сообществом.

Положения, выносимые на защиту:

  1. В Древней Руси к середине XI в. сложилась практика предоставления убежища, возникновение и развитие которой было предопределено всем ходом развития общества, обусловлено взаимной заинтересованностью государства и церкви, признанием русской церковью действующими источниками права постановлений церковных соборов и законов византийских императоров о праве убежища в странах Древнего мира и представлялось как закономерный процесс обеспечения безопасности, возможности реализации естественных прав человека на жизнь, свободу, свободу передвижения и вероисповедания. В России до начала XX в. отношения, связанные с предоставлением убежища, не получили правового закрепления и регулировались индивидуальными актами.
  2. В 1918 г. в Советском государстве право убежища впервые было провозглашено в Декрете ВЦИК 28(15) марта 1918 г. «О праве убежища», одновременно был закреплён основной принцип существования права убежища – принцип невыдачи. С этого момента право убежища нужно рассматривать как демократический, международный, межотраслевой институт права.
  3. Существующая дипломатическая форма предоставления права убежища находится в противоречии с международным правом, отрицающим его, и расценивается как использование помещений представительства в целях несовместимых с дипломатическими функциями. Учитывая тот факт, что некоторые страны в том или ином виде признают дипломатическую форму убежища, предлагается не определять её как самостоятельную, а рассматривать как разновидность территориальной формы предоставления убежища, реализуемой с определенными ограничениями или как временное укрытие лица.
  4. Предлагается авторское определение права убежища. Право убежища - это международный, демократический, межотраслевой институт права, представляющий собой особое право лица, преследуемого в стране своей гражданской принадлежности или постоянного пребывания искать, просить и получить на территории другого государства в соответствии с общепризнанными нормами и принципами международного права личную безопасность, а также исключительное право государства предоставить убежище или отказать ему в этом.
  5. Вводится в научный оборот авторская периодизация этапов становления и развития права убежища в России, основным критерием которой является отношение к правовому закреплению.

I период (доправовой). XI в. – 1918 г. – формирование предпосылок возникновение права убежища, период правообразования, возникновения общественных отношений до их закрепления в законе.

II период (правовой).

I этап. 1918 – 1993 гг. Право убежища впервые получает нормативное закрепление и формируется как демократический, международный и межотраслевой институт.

II этап. 1993 г. – по настоящее время. Право убежища закрепляется в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Выделяются три вида убежища, предоставляемого на территории Российской Федерации: временное убежище, политическое убежище и признание беженцем.

  1. Правовой статус лиц, которым предоставлялось убежище до XX в. официально установлен не был, за исключением того, что в отношении данной категории лиц действовал принцип невыдачи, им оказывалась материальная помощь, устанавливалось ежемесячное содержание. Правовой статус лиц, которым было предоставлено убежище, возник как результат закрепления данного права в Конституции РСФСР 1918 г.
  2. Правовой статус лиц, которым предоставлено право убежища на территории Российской Федерации, отличается от правового статуса иностранных граждан и характеризуется рядом особенностей, в частности, разрешением прибытия на территорию России способами, предусмотренными только для данной категории лиц; соблюдением принципа невыдачи; неприменением или значительным ограничением возможности использования в отношении их административного выдворения; получением в упрощенном порядке гражданства Российской Федерации; предоставлением возможности продолжать ту деятельность, за которую данное лицо подвергалось преследованиям, но с определенными ограничениями. При этом субъективные права индивида как субъекта права убежища являются ограниченными.
  3. ФМС России, являясь структурной единицей МВД России, осуществляет деятельность по реализации государственной политики в области миграции. Реализуя информационную, обеспечивающую и охранительную функции, ФМС России выполняет весь комплекс мер, связанных с предоставлением убежища на территории Российской Федерации.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что она существенно пополняет научные знания об основных направлениях развития законодательства страны, регулирующего отношения, складывающиеся в ходе реализации права убежища. В ней рассматриваются малоизученные в научной литературе вопросы нормативно-правового регулирования, возникающие в процессе предоставления убежища.

Соотнесение негативных и позитивных аспектов развития права убежища дает возможность правильно сформировать законодательную основу проводимых сегодня в России изменений при подготовке нормативных правовых актов по данному направлению политики Российской Федерации.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке научно-методических и учебных пособий по проблемам истории государства и права России, конституционного права России, гражданского права, международного права, а также в научно-исследовательской работе при изучении истории развития правовых институтов.

Обоснованность и достоверность результатов исследования. Результаты исследования основываются на объективном анализе сложившейся практики, архивных материалах, внутригосударственных нормативно-правовых и международных актах, статистических данных, связанных с реализацией права убежища.

Достоверность, полученных в ходе исследования выводов, опирается на изучение работ по теории и истории права и государства, международному праву, отраслевых юридических наук как отечественных (дореволюционной, советской и современной России), так и зарубежных ученых, результаты социологического опроса.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России. В процессе проведения исследования автором был сделан ряд научных сообщений на заседаниях кафедры.

Основное содержание, выводы и предложения диссертационного исследования были изложены в докладах и выступлениях на международных, всероссийских, научных и научно-практических конференциях. Среди них: «Актуальные проблемы национальной безопасности: экономический, правовой и социальные аспекты» (г. Москва, Институт предпринимательства и права,

21 апреля 2006 г.); «Юридическое образование, наука и практика: взаимодействие и перспективы» (г. Орёл, ГОУ ВПО Орловский юридический институт, октября 2006 г.); «Обеспечение безопасности предпринимательской деятельности: экономический и правовой аспекты» (г. Москва, Институт предпринимательства и права, 29 апреля 2007 г.); «Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов» (г. Москва, Академия управления МВД России, 22-23 мая 2007 г.); «Миграция и развитие» Пятые Валентеевские чтения (г. Москва, МГУ, 13-15 сентября 2007 г.); «Юридическая наука в XXI веке» (г. Орёл, Орловский государственный технический университет, 8 апреля 2008 г.); «Совершенствование механизма реализации права как основа экономического развития общества» (г. Москва, финансово-промышленная академия, 30 мая 2008 г.); «Органы внутренних дел и гражданское общество: проблемы взаимодействия в обеспечении безопасности личности, общества и государства» (г. Москва, Академия управления МВД России, 21 апреля 2009г.).

Материалы исследования, содержащиеся в диссертации, внедрены и используются в образовательном процессе Академии управления МВД России, Федеральном государственном образовательном учреждении межрегиональном учебном центре ФСИН России (Московская область), Барнаульском юридическом институте МВД России, Федеральном государственном образовательном учреждении учебном центре ФСИН России по Республике Чувашии, Российском государственном социальном университете.

Структура диссертации. Выполненная работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель и задачи, объем и предмет исследования, показывается степень научной разработанности темы, научная новизна и практическая значимость работы, раскрывается методологическая основа исследования, формулируются основные положения, выносимые автором на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

В первой главе – «Предпосылки возникновения, развития и организационно-правовые основы права убежища» – проведено исследование причин и условий возникновения права убежища, рассмотрены вопросы правового закрепления и организационно-правовые основы функционирования института права убежища в Советском государстве. Предложена периодизация этапов становления и развития этого права. Рассмотрено содержание права убежища, предложен новый подход к определению дипломатической формы. Дано авторское определение права убежища.

В Древней Руси уже к середине XI в., а не как утверждалось ранее в XII-XIV вв. сложилась практика предоставления убежища. В ходе анализа архивных источников выявлено множество фактов применения убежища, зафиксированных в Новгородской Летописи под 1016, 1134, 1136, 1228, 1270, 1287 гг., Лаврентьевской Летописи под 1101, 1203 гг., в Истории Русской Церкви Макария, Истории Русской Церкви Филарета.

Основой становления и дальнейшего развития практики предоставления убежища стало признание действующими источниками церковного права на Руси, постановлений Византийских церковных соборов о праве убежища, обеспечение безопасности и возможности реализации основных естественных прав человека, решение множества как внутригосударственных, так и внешнеполитических задач, ограничение числа случаев кровной мести, укрепление авторитета государства и церкви.

Исследование показало, что убежище предоставлялось в двух формах – религиозной и территориальной, каждая из которых имела свои особенности, и применялась исключительно с учетом распределения влияния государства и церкви.

Автор обращает внимание на то обстоятельство, что в Древней Руси существовало право «печалования», право ходатайства духовенства за преследуемых лиц, прочно вошедшее в каноническую практику и широко применявшееся практически на всей её территории. Рецепция основных элементов права убежища из стран Древнего мира стала существенным дополнением к праву «печалования». Нередко право «печалования» сопровождалось предварительным предоставлением убежища тому лицу, за которое ходатайствовали. Со временем право «печалования» стало подкрепляться личным, а позднее материальным поручительством. Все это негативно отразилось на функционировании права «печалования» и на вопросах предоставления убежища. Постепенно Византийское законодательство о церкви и, следовательно, о праве убежища, перестало признаваться действующим на Руси. Взаимоотношения между государственной властью и церковью стали определяться княжескими, церковными уставами и обычным правом. «Печалования» стали рассматриваться как вмешательство в государственные дела и перестали удовлетворяться. Право «печалования» в XVI в. фактически прекратило свое существование. В это же время, в связи уменьшением влияния церкви, прекращается религиозная форма предоставления убежища, с этого момента развивается только его территориальная форма.

Распространение практики предоставления убежища находилось в прямой зависимости от проводимой внутренней и внешней политики государства. В процессе исследования были выделены особо значимые временные периоды. Это – конец IX-XIV вв. – формирование практики предоставления убежища в религиозной и территориальной формах, применение убежища в дополнение к существующему праву «печалования»; середина XVI - начало XVII вв. время первого массового оттока населения в поисках убежища; конец XVII – тридцатые годы XVIII вв. возникновение посольств, начало утверждения принципа невыдачи, как основы правового закрепления права убежища; шестидесятые годы XVIII - конец XVIII вв., время «открытости» границ, доступности переселения практически всех желающих на территорию России. В это время издается множество нормативно-правовых актов, имевших косвенное отношение к регулированию отношений, возникавших в ходе предоставления убежища и миграционным процессам в целом, но убежище не получает правовой регламентации. Сформировавшиеся с целью регулирования данных явлений «правила поведения» по вопросам предоставления убежища настолько прочно вошли в общественную и каноническую практику, что не требовали какого-либо юридического закрепления. Убежище предоставлялось индивидуальными актами.

Существенное влияние на дальнейшее развитие убежища в России оказала Великая Французская буржуазная революция, впервые закрепившая право убежища в Якобинской Конституции 1793 г. Павел I в 1797 г. писал: « я не думаю лишать себя права дать спокойное убежище несчастным, кои, опасаясь мщения, ищут одной только для себя безопасности». Во второй половине XIX в. Александр II не отрицал возможности предоставления убежища даже членам Коммуны. Однако, диаметрально противоположное мнение, сложившееся в обществе (Московские ведомости в то время писали: «мы живем в стране свободы, но страна эта не должна служить убежищем для всех людей беспорядка» ), не позволили ему сделать это. Данное обстоятельство послужило основой политизации предоставления убежища.

В XIX в. несмотря на заключаемые между странами договора, вопрос о выдаче лиц, преследуемых за политические преступления, многими государствами решался отрицательно. Постепенно политические преступники стали исключаться из договоров о выдаче, в соглашениях многих стран получает закрепление основной принцип права убежища – принцип невыдачи. В Российском государстве еще в 1911 г. существовал закон, который устанавливал выдачу всех виновных в политических преступлениях лиц их странам.

В XI - XX вв. в России сложились предпосылки, необходимые для правового оформления отношений, регулировавших предоставление убежища, но царским правительством этого сделано не было. Как справедливо замечал А.И. Герцен «правовая необеспеченность, искони тяготевшая над народом, была для него своего рода школой». Возможно, своеобразным сдерживающим фактором для закрепления права убежища явилось то, что у данного права существует «оборотная сторона». Закрепление права убежища и как следствие предоставление его на территории какого-либо государства дает возможность использовать данную страну в целях не совместимых с назначением права убежища, позволяет порой безнаказанно вмешиваться во внутренние дела других стран.

По мнению С.И. Штамм, И.А. Исаева, Н.Н. Ефремовой период, начиная с XVIII в., можно определить как время, когда международная практика поставила в правовом и политическом отношении достаточно сложный и интересный вопрос, «как отделить борьбу за права человека от вмешательства в дела других стран и, следовательно, как обеспечить эффективную и правомерную защиту прав и интересов людей во всех сферах социальных отношений».

Далее в диссертации рассмотрено состояние и развитие института права убежища в Советском государстве, начиная с 1917 г. и заканчивая принятием Конституции Российской Федерации 1993 г. Право убежища впервые в истории получило правовое закрепление в Декрете ВЦИК от 28(15) марта 1918 г. «О праве убежища», Конституции РСФСР 1918 г.

Проведенный анализ показал, что закрепив на конституционном уровне право убежища, Советское правительство продемонстрировало мировому сообществу готовность сотрудничать с различными странами мира в вопросах реализации данного права; определило территориальную форму реализации права убежища; провозгласило то, что право убежища предоставляется только лицам, преследуемым за преступления политического или религиозного характера; гарантировало обеспечение безопасности всем иностранцам, которым предоставлено убежище; оказало существенное влияние на процессы миграции, вызванные сложившейся обстановкой. Право убежища нашло отражение в Конституциях других советских республик и носило ярко выраженный классовый характер и предоставлялось лишь в той степени, в какой это было выгодно господствующему классу. По утверждению автора, с момента юридического закрепления право убежища можно рассматривать как международный, междисциплинарный, демократический институт права.

Становление новой политической системы, основанной на монополии одной идеологии, жесткой борьбе с любым проявлением инакомыслия, накладывало определенный отпечаток на существование и дальнейшее развитие института права убежища. Начался естественный процесс эмиграции инакомыслящих граждан из России. Подобного рода события не находили отражения в официальных документах. Руководители Советского государства провозгласили народовластие, долгожданные права и свободы, что привело к встречному процессу иммиграции иностранцев.

Учитывая значительные миграционные процессы, происходившие в стране, в 1922 г. была создана Международная организация помощи революционерам (МОПР), основными задачами которой были: оказание моральной, политической, юридической и материальной помощи, жертвам революционно-классовой борьбы в странах капитала и национально-освободительного движения в странах Востока, колониях и полуколониях, их семьям и политическим эмигрантам. МОПР внесла существенный вклад в развитие права убежища, оказала огромное влияние в борьбе за социалистические преобразования во многих странах. За десять лет в СССР прибыло 6 935 политэмигрантов, большинству было предоставлено политическое убежище, оказана помощь в размере 5 000 100 руб.

Перманентно измявшееся советское законодательство привело к расширению круга субъектов права убежища. Это нашло отражение в последующих Конституциях СССР.

Период Великой Отечественной войны представляется весьма сложным и противоречивым при рассмотрении вопросов, связанных с функционированием права убежища. С одной стороны, право убежища можно рассматривать как укрытие или временное убежище, с другой, как полноценный правовой институт данного права. Учитывая то обстоятельство, что СССР рассматривал всех лиц, попавших в плен как государственных преступников, изменников Родины, вполне обоснованно, что некоторые не желали возвращаться в Советский Союз, не хотели быть подвергнутыми репрессиям и искали убежища в других странах.

До конца сороковых годов XX в. ни одна организация не занималась обобщением практики по предоставлению государствами убежища. Значительный шаг по развитию права убежища был сделан Генеральной Ассамблеей ООН, принявшей 10 декабря 1948 г. Всеобщую декларацию прав человека, где было закреплено, что «каждый человек имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем» .

Автор утверждает, что в 1950-80 гг. в СССР любая информация о лицах, ищущих убежище или покидающих свою страну, была засекречена. СССР не допускал распространения такой информации. В условиях отсутствия политического плюрализма преследовалось любое инакомыслие.

На основании проведенного исследования предлагается авторская периодизация этапов становления и развития права убежища применительно для России, состоящая из двух основных периодов – доправового

(IX в. – 1918 г.) и правового (1918 – по настоящее время), включающего два этапа (1 этап – 1918 – 1993 гг. и 2 этап – 1993 г. – по настоящее время).

В диссертации рассмотрены вопросы содержания права убежища, формы его реализации, предложено авторское определение права убежища.

В международном праве, в теории и истории права и государства, уголовном и гражданском праве существует множество подходов к определению права убежища, которые отличаются по форме его реализации, определению круга субъектов, отношению к месту предоставления. При этом содержание права убежища оставалось неизменным - обеспечение безопасности лица, его ищущего. Определение права убежища давали

М.В. Баглай, И.К. Блюнчли, А.Я. Вышинский, Л.Н. Галенская, С.П. Мокринский, Л. Оппенгейм, А.Я. Сухарев, Н.А. Ушаков, Е.А. Шибаева. Диссертант предлагает своё определение права убежища.

В XVII-XVIII вв. появилась новая форма предоставления убежища - дипломатическая, возникновение которой было связано с развитием дипломатии и образованием постоянных дипломатических миссий. Все страны, в соответствии с классификацией, предложенной Л.Н. Галенской, подразделяются на четыре группы: государства, которые не признают этот институт; государства, которые предоставляют дипломатическое убежище и разрешают его предоставление на своей территории; государства, которые предоставляют убежище за рубежом, но не разрешают его предоставление на своей территории; государства, которые сами не предоставляют дипломатического убежища, но разрешают его предоставление на своей территории. Большинство стран считает неприемлемым и неправомерным институт дипломатического убежища. Право убежища отличается от укрытия, а также такого явления как «best» - использование помещений дипломатических представительств не с целью получения убежища, а как средство удовлетворения иных притязаний.

В связи с этим диссертант считает дипломатическую форму предоставления убежища, которая международным правом расценивается как использование помещений представительства в целях, несовместимых с дипломатическими функциями, не определять как самостоятельную, а отнести к территориальной форме права убежища с определенными ограничениями или рассматривать как временное укрытие лица.

Во второй главе«Современное состояние права убежища в Российской Федерации» – проанализированы нормативно-правовые акты, регулирующие отношения, возникающие в ходе реализации права убежища, определены его особенности. Проведено исследование правового статуса личности и имеющихся ограничений в связи с представлением права убежища в России. Рассмотрена роль органов внутренних дел в этой сфере правоприменительной деятельности.

Автором проанализированы международные и внутригосударственные нормативно-правовые акты, закрепившие право убежища. В диссертации отмечается, что реализация права убежища на территории Российской Федерации осуществляется в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства путем предоставления политического убежища, признания беженцем и предоставления временного убежища.

Политическое убежище предоставляется Российской Федерацией с учетом государственных интересов Российской Федерации на основании общепризнанных принципов и норм международного права в соответствии ст. 63, 89 Конституции Российской Федерацией, Положением, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 21 июля 1997 г. № 746 «О порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища», приказом ФМС России от 5 декабря 2007 г. № 451 «Об утверждении Административного регламента Федеральной миграционной службы по исполнению государственной функции по исполнению законодательства Российской Федерации по предоставлению политического убежища иностранным гражданам и лицам без гражданства».

Признание беженцем в Российской Федерации осуществляется в соответствии с Федеральным законом РФ от 19 февраля 1993 г. № 4528-1 «О беженцах». Рассмотрение ходатайств о признании беженцем непосредственно связано с выполнением Российской Федерацией ее международных обязательств в соответствии с Конвенцией 1951 г. и Протоколом 1967 г., касающихся статуса беженца, присоединившись к которым Россия обязалась рассматривать в установленном законом порядке ходатайства иностранных граждан и лиц без гражданства о признании беженцем. В настоящее время это наиболее используемая иностранными гражданами и лицами без гражданства форма получения убежища.

Временное убежище предоставляется на основании ст. 12 Федерального закона РФ «О беженцах» в порядке, установленном постановлением Правительством Российской Федерации от 9 апреля 2001 г. № 274 «О предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации». Рассмотрение заявления о предоставлении временного убежища проводится подразделением по делам миграции в рамках процедуры признания беженцем. Фактически рассмотрение заявления о временном убежище является третьим этапом рассмотрения ходатайства о признании беженцем. Процедура предоставления временного убежища не является самостоятельной, она является продолжением процедуры рассмотрения ходатайства о признании беженцем. Временное убежище фактически является отложенным административным выдворением.

Указом Президента РФ от 22 июня 2006 г. № 637 принята Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, которая фактически только начинает выполняться.

Из анализа складывающейся практики следует, что при рассмотрении обращений по вопросам предоставления убежища Российская Федерация первоначально исходит из собственных интересов по обеспечению безопасности государства. Это её суверенное право, как субъекта международного права. Предоставление убежища рассматривается не как абсолютное, а как опосредованное право человека, реализуемое через волеизъявление государства, которое принимает решение предоставить или отказать ему в убежище.

Как показало исследование, существуют серьёзные проблемы в вопросах регулирования отношений, связанных с реализацией права убежища, в частности права политического убежища. В процессе реализации права политического убежища участвуют Министерство иностранных дел, Министерство внутренних дел, Федеральная служба безопасности, Комиссия по вопросам гражданства при Президенте Российской Федерации, Управление делами Президента Российской Федерации. Принятие решений о предоставлении политического убежища является прерогативой Президента Российской Федерации, который реализует свое конституционное полномочие от имени Российского государства с учетом государственных интересов. Процедура получения политического убежища имеет множество ограничений, на основании которых лицу может быть отказано в реализации его права. При этом статус лиц, который возникает в этих случаях, практически не отличается, а в ряде моментов статус «беженца» имеет определенные преимущества.

По словам руководителя пресс-службы Федеральной миграционной службы Российской Федерации К. Полторанина «Россия пока ни разу не предоставляла кому-либо политического убежища. При этом, если в получении политического убежища будет отказано, человек может остаться в стране на положении беженца. Так оно и происходит чаще всего». Уполномоченный по правам человека в России В.П. Лукин в ежегодном докладе за 2007 г. говорил о том, что в Российской Федерации фактически не работает механизм предоставления политического убежища лицам, преследуемым на родине за их политические убеждения.

Диссертант утверждает, что в настоящее время имеет место несоответствие закрепленного в Конституции Российской Федерации права политического убежища с реальным его исполнением со стороны государства, подменой статуса политического эмигранта статусом беженца.

Анализ статистических данных Федеральной Миграционной Службы показал, что количество лиц, обратившихся с ходатайствами о предоставлении временного убежища с 2003 по 2008 гг., возросло с 756 до 1836 чел. (+142,9%), о признании беженцами - с 737 до 3938 чел. (+434,3%). Прослеживается тенденция значительного увеличения обращений с ходатайствами о представлении иностранным гражданам и лицам без гражданства убежища на территории Российской Федерации.

При рассмотрении вопросов правового статуса граждан, иностранных граждан и лиц без гражданства, которым было предоставлено убежище на территории Российской Федерации, проанализированы соответствующие нормативно-правовые акты. Исследование показало, что правовой статус личности предполагает обращение к целому ряду нормативно-правовых актов, в которых нашли отражение различные элементы правового положения этой категории лиц. Правовое положение лиц, получивших убежище в Российской Федерации, отличается от правового положения иностранцев, которое закреплено в Федеральном законе Российской Федерации от 25 декабря 2002 г. № 115 «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Правовое положение лиц, которые ищут политическое убежище в России, характеризуется рядом особенностей: возможностью особых (противоправных) способов прибытия на территорию России, невыдачей, ограничением использования высылки, предоставлением возможности продолжать ту деятельность, за которую они подвергались преследованиям у себя на родине, но с определенными ограничениями. В других случаях статус лиц, которым предоставлено убежище, приравнивается к статусу граждан Российской Федерации или иностранных граждан, пребывающих на территории России с ограничениями, связанными с реализацией политических прав и свобод. Подобные черты правового режима в отношении субъектов, получивших убежище, находятся в полном соответствии с требованиями международного права.

По мнению Е.А. Лукашевой, в современном российском обществе права человека - это пока еще ценностный эталон, хотя и обозначенный в Конституции, но трудно достижимый. Одна из причин этого связана с историческими традициями России, в которых права человека никогда не занимали достойного места ни в общественном сознании, ни в государственной практике. Эта нашло отражение и в современной ситуации - «распалась связь времен», государственные структуры далеки от осознания значимости прав и свобод человека. Конституционное требование об обязанности государства соблюдать и защищать права человека преломляется желанием удовлетворения собственных интересов. Поэтому в современных условиях чрезвычайно важно защитить права особо уязвимых групп населения - вынужденных переселенцев и беженцев.

В диссертации характеризуется деятельность органов внутренних дел Российской Федерации в вопросах реализации отношений, возникающих в связи с обращениями иностранных граждан и лиц без гражданства с ходатайствами о предоставлении убежища на территории России, имеющиеся проблемы при их рассмотрении.

Указом Президента Российской Федерации от 16 октября 2001 г. № 1230 в структуре органов внутренних дел создана Федеральная Миграционная Служба России. Органы внутренних дел, Федеральная Миграционная Служба Российской Федерации в пределах своих полномочий осуществляют деятельность по реализации государственной политики в области миграции, выполняют следующие блоки основных функции.

Обеспечивающие: прием лиц, ищущих убежище и распределение заявителей в Центры временного размещения; прием, рассмотрение и вынесение мотивированных решений по ходатайствам о предоставлении убежища, уведомление о них заявителей. Документирование заявителей. Проведение мероприятий организационного характера, связанных с привлечением переводчиков, проведением индивидуальных собеседований, ведением и хранением личных дел, приемом и обеспечением сохранности национальных документов заявителей. Осуществление ежегодных переучетов лиц, получивших убежище, обеспечение прав иностранных граждан и лиц без гражданства, ищущих убежище, а также лиц его получивших.

Информационные: разъяснение заявителям положений законодательства Российской Федерации по вопросам предоставления убежища на территории России; ведение локальных баз персональных данных лиц, ищущих убежище и беженцев; лиц, которые совершили административные или уголовные правонарушения; обобщение практики предоставления убежища, выработка предложений по улучшению деятельности; взаимодействие с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

Охранительные: обеспечение безопасности лица на время рассмотрения ходатайства; проверка заявителей по учетам; проверка документов и достоверности сведений, сообщенных заявителем в обосновании своего ходатайства; проведение дактилоскопической регистрации; осуществление оперативно – розыскных мероприятий; установление контроля за правомерностью поведения иностранных лиц и лиц без гражданства; выдворение лиц, которым отказано в убежище; взаимодействие с Интерполом.

Предоставление убежища иностранным гражданам и лицам без гражданства является серьёзной проблемой для государства, требующей значительных усилий и финансовых затрат. По прогнозам ФМС России, при усилении контроля за пребыванием иностранцев и ограничении их въезда в Россию, число ходатайств о предоставлении убежища должно значительно увеличится. О данном факте свидетельствует возрастающая статистика о числе лиц, обратившихся с ходатайствами о предоставлении убежища, а также рост числа преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства в Российской Федерации. За два месяца 2009 г. по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. число преступлений, совершенных иностранными гражданами увеличилось на 7,5 %, а за период 1997 - 2008 гг. возросло на 92,7 %.

По мнению автора, перед ФМС МВД России и МВД России поставлена сложная задача - создание эффективной системы предоставления убежища в России. Решение данной задачи с одной стороны дало бы возможность в полном объеме выполнять взятые Российской Федерацией перед международным сообществом обязательства по предоставлению убежища, с другой стороны гарантировало бы обеспечение защиты от лиц, предпринимающих попытки использовать данное право в ущерб национальным интересам, как государства-убежища, так и других стран.

В заключение диссертации подведены итоги исследования, сделаны обобщения, сформулированы выводы, которые в совокупности позволяют комплексно оценить причины и условия возникновения и дальнейшее развитие права убежища, проследить эволюцию от сложившейся практики предоставления убежища к его правовому закреплению, рассмотреть особенности регулирования данного права на современном этапе.

Основные положения, предложения и выводы отражены в 14 научных статьях, общим объёмом 6,51 п.л.

Научные статьи, опубликованные в изданиях,

рекомендованных перечнем ВАК

  1. Антипов А.Н. К вопросу о возникновении и развитии института права убежища в истории России. // Журнал «Закон и право». – М., 2007. –

    № 11. – 0,25 п.л.

  2. Антипов А.Н. Право убежища в Советском государстве в период с 1918 по 1936 годы. // Вестник Российской Правовой Академии. – Научно – практический журнал Российской Правовой Академии Министерства Юстиции Российской Федерации. – М., 2009. – № 1. – 0,48 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях

  1. Антипов А.Н. Право убежища – право на личную и имущественную безопасность. // Сборник научных докладов и сообщений преподавателей, аспирантов и студентов Московского института предпринимательства и права. – М., Московский институт предпринимательства и права. 2006. – 0,6 п.л.
  2. Антипов А.Н. Право убежища как гарантия личной безопасности. // Ведомости Уголовно-исполнительной системы. – М., 2007. – № 1. – 0,5 п.л.
  3. Антипов А.Н. Дипломатическая форма права убежища… // Журнал «Наука и практика» МВД РФ ГОУ ВПО «Орловский юридический институт». – Орёл. 2007. – № 1 (32). – 0,25 п.л.
  4. Антипов А.Н. Право убежища в системе обеспечения безопасности государства. // Труды Академии управления МВД России. – М., 2007. – № 4. – 0,3 п.л.
  5. Антипов А.Н. Некоторые аспекты обеспечения безопасности предпринимательской деятельности (посредством реализации права убежища). // Сборник научных докладов и сообщений преподавателей, аспирантов и студентов Московского института предпринимательства и права. – М., 2007.– 0,6 п.л.
  6.  Антипов А.Н. К вопросу об основах информационного обеспечения права убежища. // Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов – Сборник трудов международной научной конференции. – М., Академия управления МВД России. 2007. – 0,6 п.л.
  7. Антипов А.Н. Право убежища – вынужденная миграция или средство обеспечения национальной безопасности. // Материалы международной конференции «Миграция и развитие» (Пятые Валентеевские чтения), в 2–х томах. – М., Издательство МГУ, СП Мысль. 2007. – 1,15 п.л.
  8. Антипов А.Н. К вопросу о праве убежища в России. // Правотворчество и правоприменительный процесс в современной России. – Вып. 1. – М., Московская финансово-промышленная академия (юридический факультет); Маркет ДС. 2007. – 0,5 п.л.
  9. Антипов А.Н. Укрытие или убежище…/к вопросу о дипломатической форме убежища. // Юридическая наука в XXI веке: теоретические разработки и практические воплощения: Материалы международной конференции (8 апреля 2008 г.) Часть II. / Сост. В.С. Горбань. – Орёл: Издательский дом «Орловская литература и книгоиздательство» и К. 2008. – 0,38 п.л.
  10. Антипов А.Н. Право на убежище. // Журнал «Земляки». Приложение к журналу «Социальная защита». – М., 2008. – № 4. – 0,3 п.л.
  11.  Антипов А.Н. К вопросу о совершенствовании законодательства о праве убежища. // Сборник материалов IV международной конференции «Совершенствование механизма реализации права как основа экономического развития общества». – Вып.3. – М.: Московская финансово-промышленная академия, 2008. – 0,3 п.л.
  12. Антипов А.Н. Под сенью древнего храма. // Журнал «Земляки». Приложение к журналу «Социальная защита». – М., 2008. – № 10. – 0,3 п.л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АНТИПОВ Алексей Николаевич

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

ПРАВА УБЕЖИЩА В РОССИИ

(ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

____________________________________________

Подписано в печать 24.04.2009.

Формат 60х90 1/16.     Усл. печ. л. 1,4            Зак.            Тираж 100 экз.

____________________________________________

Издательство

Москва

Полное собрание законодательства Российской империи. Собр. 1. Т. № 19485.

Московские ведомости. 1871. 26 мая. № 111.

Современное международное право цивилизованных народов. // Мартенс Ф.Ф., засл. проф. Спб. ун-та и чл.-кор. «Institute de France». – 5-е изд., доп. и испр. – С. –Пб., Тип. А. Бенке, 1905. Т.2. С.452-453.

Развитие русского права второй половины XVII –XVIII вв. // С.И. Штамм, И.А. Исаев, Н.Н. Ефремова и др. – М., Наука. 1992. С.292.

Международное публичное право. Сборник документов. – М., БЕК. 1996.

Т. 1. Ст. 460 - 464.

Защита и кров. // Российская газета. 2008. 19 марта.

Официальный сайт Федеральной службы статистики. http://www.gks.ru

Международное публичное право. Сборник документов. – М., Юридическая литература. 1990. С.14-20.

Бюллетень международных договоров. – М., 1993. № 9. С. 6 - 31.

Российская газета. 1993. 25 декабря.

Постановление Правительства РФ от 3 августа 1996. № 935 «Об уточнении Федеральной миграционной программы». // Собрание законодательства РФ от 26 августа 1996. № 35. Ст. 4177.

Постановление Правительства РФ от 10 ноября 1997. № 1414 «О Федеральной миграционной программе». // Собрание законодательства РФ от 24 ноября 1997. № 47. Ст. 5406.

Доклад уполномоченного по правам человека за 2007. Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. http://ombudsman.gov.ru/

Собрание законодательства РФ от 28 июля 1997. № 30. Ст. 3601.

Собрание законодательства РФ от 16 апреля 2001. № 16. Ст. 1603.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.