WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА: СООТНОШЕНИЕ И ПРИОРИТЕТЫ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

МВД РОССИИ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

На правах рукописи

 

АНОХИН

ПАВЕЛ ВИКТОРОВИЧ

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ

И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА:

СООТНОШЕНИЕ И ПРИОРИТЕТЫ

 

Специальность 12.00.01 -

теория и история права и государства;

история правовых учений

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

Санкт-Петербург

2001

 

Работа выполнена на кафедре теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России

Научный руководитель

Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор, академик

В.П.САЛЬНИКОВ

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор С.Б.Глушаченко;

кандидат юридических наук, доцент Н.И.Превезенцев

Ведущая организация

Северо-Западная академия государственной службы

(Санкт-Петербург)

 

Защита состоится " " ______________ 2001 г. в “ “ часов

на заседании Диссертационного совета Д 203.012.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198206, Санкт-Петер-бург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

Автореферат разослан " " _______________ 2001 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 203.012.01

доктор юридических наук, профессор В.В.Бородин

_____________________________________________________

Подписано в печать и свет 19.04.2001 г. Формат 60х84 1/16

Печать офсетная. Объем 1,0 п.л. Тираж 100 экз.

______________________________________________________

Отпечатано в Санкт-Петербургском университете МВД России

198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью осмысления и объективной оценки происходящих в Российской Федерации реформационных процессов. Глобальные изменения в политико-правовой и социально-экономической сферах жизнедеятельности общества, наряду с положительными результатами (формирование реального гражданского общества, демократизация политической сферы, плюралистичность позиций, свободно высказываемых СМИ, и т.д.), повлекли за собой последствия негативного характера, к числу которых можно отнести резкое ухудшение жизненного уровня большинства россиян, коррумпированность государственного аппарата, криминализацию общественных отношений, ослабление геополитических позиций государства и т.д. Во многом развитие отмеченных негативных тенденций было обусловлено непониманием (либо упрощенной оценкой) механизма взаимодействия государства, общества, личности. В итоге сложилась ситуация, когда, с одной стороны, на высшем законодательном уровне получила юридическое закрепление концепция приоритетности прав и свобод личности по отношению к общегосударственным интересам, однако, с другой стороны, в качестве официальной концепции государственного строительства получила развитие идея «сильного государства». Вместе с тем нельзя не признать, что усиление государства предполагает объективное стремление к этатизации общества и означает подчинение интересов личности государственной целесообразности. Природа государства трансгрессивна: оно практически всегда обнаруживает наклонность своих властных прерогатив к самовозрастанию и расширению полномочий; в интересах же общества, напротив, максимальное ограничение государственной власти, недопущение с его стороны произвола и ограничение его вмешательства сферу частных интересов.

Диалектика взаимодействия государства и личности является важнейшим фактором общественного развития. Противоречие интересов личности и государства может быть снято лишь в условиях правовой государственности, когда интересы государства и интересы общества движутся по пути взаимной адаптации друг к другу. Идеалом подобного рода адаптации является система социально-политического симбиоза, в рамках которой взаимоотношения государства, общества, личности приобретают взаимно полезный характер. Вместе с тем приходится констатировать, что российское общество на современной стадии своего развития еще очень далеко от достижения примирения объективно существующих противоречий, возникающих в процессе сопоставления государственных интересов и интересов личности. Это проявляется прежде всего в широкомасштабных нарушениях гражданских, политических, социально-экономических прав граждан. Продолжают нарушаться права беженцев и вынужденных переселенцев, сложное положение сохраняется в пенитенциарной системе, ущемляются права военнослужащих и т.д.

Разрешение указанных проблем невозможно без глубокого осмысления глубинных процессов взаимоотношения человека и государства. В этой связи особое значение приобретают вопросы, связанные с соотношением государственных интересов и субъективных прав и свобод личности.

Степень разработанности темы диссертационного исследования. Различные аспекты проблемы соотношения государственных интересов и субъективных прав и свобод личности привлекали и привлекают пристальное внимание ученых самых разных направлений: философов, политологов, экономистов, правоведов.

Отдельные идеи о соотношении государственных интересов публичного характера с субъективными интересами (правами) частного характера усматриваются еще в политико-правовых учениях античных мыслителей: Аристотеля, Платона, Полибия, Цицерона и др. В этот период в основу всех концептуальных подходов было положено представление о полисе как о социальной организации, поглощающей и растворяющей в себе отдельных индивидов. Жить вне полиса, по мнению античных авторов, могли только боги и звери. Что же касается отдельных граждан, то их социальная значимость определялась прежде всего той полезностью, которую гражданин представлял для полиса.

В качестве целостной концепции учение о государственном интересе сформировалось лишь к началу XVI в. и связано с именами таких выдающихся мыслителей, как Н.Макиавелли и Ж.Бо-ден. Дальнейшее развитие это учение получило в контексте доктрины государственного суверенитета, развиваемой Гоббсом, Гегелем, Еллинеком и др.

В свою очередь, целостная концепция прав человека сложилась в рамках либеральной доктрины и, прежде всего, в контексте учений о правовом государстве. Идеи о государстве, в котором права человека приобретают приоритетное значение, представлены в трудах Локка, Монтескье, Руссо. Особый вклад в формирование концепции правового государства был внесен немецкими учеными: Велькером, Гегелем, Кантом, Молем и др. Среди отечественных мыслителей, развивающих идеи правовой государственности и прав человека, можно выделить А.И.Гер-цена, В.М.Гессена, Б.А.Кистяковского, С.А.Котляревского, А.Н.Ра-дищева, А.Л.Малицкого, П.И.Новгородцева, Л.И.Петражицкого, Ф.В.Тарановского, Б.Н.Чичерина и др.

Отдельным вопросам соотношения государственных интересов и прав человека посвящены исследования современных отечественных юристов и, в первую очередь, специалистов по конституционному и международному праву. Из множества написанных работ обращают на себя особое внимание исследования М.И.Абдулаева, С.С.Алексеева, С.Н.Бабурина, Н.В.Витрука, И.П.Ильинского, В.Н.Карташева, В.А.Карташкина, С.Н.Кожев-никова, С.А.Комарова, К.Коркмасовой, Б.С.Крылова, И.Д.Левина, А.В.Малько, Б.Л.Манелиса, Н.И.Матузова, Н.А.Михалевой, В.С.Нерсесянца, Ф.М.Рудинского, А.В.Стремоухова, Б.Н.То-порнина, И.Е.Фарбера, В.В.Цмая, С.В.Черниченко, В.Е.Чиркина, Б.С.Эбзеева, Л.С.Явича и др.

Несмотря на множество исследований, посвященных проблеме прав человека, в отечественной юридической литературе на сегодняшний день нет работ теоретико-правового характера, специально посвященных исследованию указанной проблематики в аспекте соотношения прав человека с государственными интересами. Проведенное диссертантом исследование в определенной степени восполняет этот пробел.

Предмет и объект исследования. Предметом исследования выступают правовые отношения, складывающиеся между государством как специфическим публичным субъектом права и личностью как носителем частно-правового интереса. Объектом диссертационного исследования является содержание политико-правовых категорий «государственные интересы» и «интересы личности», принципы взаимодействия данных социальных феноменов в аспекте правового регулирования, условия возникновения противоречий между частными и публичными интересами субъектов правоотношений, принципы разрешения этих противоречий, пути установления взаимно приемлемого баланса в системе социальных интересов.

Цель настоящей работы заключается в том, чтобы дать целостное представление о соотношении государственных интересов и прав человека.

Для достижения заданной цели предполагается решение задач:

- выделить и охарактеризовать научные подходы к пониманию феномена «государственный интерес»;

- осуществить сравнительный анализ идейно-теоретических предпосылок концепции государственного интереса;

- сформулировать понятие государственного интереса применительно к современному периоду российской истории;

- исследовать причинно-следственные связи в рамках отношений конфликтного характера, возникающих вследствие противоречий интересов личности и государства;

- определить специфику проблемы обеспечения приоритета прав личности по отношению к публичным интересам и обозначить перспективные направления ее решения в условиях формирования правового государства;

- попытаться определить оптимальные формы сочетания принципов «самодостаточности» личности и суверенитета государства.

Методологическую основу исследования составили принципы познания социальных явлений в их историческом развитии и, вместе с тем, во взаимосвязи, взаимообусловленности, с точки зрения связи теории и практики, истории и современности, соотношения общецивилизационных и национальных особенностей этих явлений. Особое значение при исследовании проблемы соотношения интересов государства и прав человека уделяется методу сравнительного правоведения.

Исследование проблемных вопросов, связанных с государственными интересами и правами человека, предполагает комплексный теоретико-прикладной междисциплинарный подход. Этим обусловлена необходимость использования автором таких методов, как реконструкция идей и теорий, системный и структурно-функциональный методы. В работе также использованы методы: формально-юридический, правового и государственного моделирования и др.

Теоретическая основа диссертационного исследования. В качестве теоретической основы использованы произведения классиков политико-правовой мысли: Гегеля, Гоббса, Дидро, Дюверже, Дюги, Еллинека, Канта, Локка, Монтескъе, Руссо, Эсмена и др.

Использовалось творческое наследие известных русских мыслителей середины XIX – начала XX вв. Н.Бердяева, А.Д.Гра-довского, И.А.Ильина, Н.И.Палиенко, А.С.Ященко и др.

Теоретической основой диссертационного исследования послужили также труды современных отечественных юристов: С.С.Алексеева, В.К.Бабаева, С.Н.Бабурина, В.М.Баранова, В.В.Бородина, И.А.Возгрина, С.Б.Глушаченко, Ю.И.Гревцова, В.Г.Графского, Х.С.Гуцериева, А.В.Зиновьева, С.В.Игнатьевой, Г.Д.Ковалева, А.И.Королева, Э.В.Кузнецова, В.И.Леушина, Д.И.Луковской, В.В.Лысенко, В.С.Нерсесянца, Л.А.Николаевой, Л.С.Мамута, Р.А.Ромашова, О.Г.Румянцева, В.П.Сальникова, В.Д.Сорокина, Л.И.Спиридонова, С.В.Степашина, И.Е.Тарханова, И.А.Умновой, В.П.Федорова, А.Г.Хабибулина, Е.Н.Щендригина и др.

В качестве нормативно-правовой базы использовались конституции и действующие нормативно-правовые акты Российской Федерации и других государств, законодательство бывшего СССР и международно-правовые акты.

Научная новизна исследования. Диссертация является первым комплексным теоретико-правовым исследованием, где государственные интересы и права человека рассматриваются в аспекте объективного, обусловленного диалектикой социального развития противоречия публичных и частных интересов. Автором обобщаются и анализируются различные подходы к пониманию феномена «государственные интересы». По-новому, с позиции переосмысления опыта прошлых лет, диссертант подходит к проблеме соотношения неотъемлемых прав личности и государственной целесообразности. В диссертации аргументируется и последовательно отстаивается идейно-теоретическая концепция, в соответствии с которой частные и публичные интересы в совокупности представляют собой социальные факторы, адекватное взаимодействие которых обуславливает баланс социальных сил и стабильность в обществе.

На защиту выносятся следующие основные положения:

Под политико-правовой категорией «государственные интересы» следует понимать государственные нужды, потребности, выступающие в качестве реальных причин соответствующих видов государственной деятельности (функций государства).

В истории политико-правовой мысли содержание категории «государственные интересы» раскрывалось в соответствие социально-политической ситуацией. В эпоху античности в качестве интересов государства-полиса рассматривалось «общее благо», при этом основным средством достижения этого блага являлся сам полис. В средневековой политико-правовой мысли государственный интерес отождествлялся с интересами церкви трактовался как служение Богу с целью построения «града небесного». С формированием централизованных государств государственный интерес начинает рассматриваться как высшая политическая цель, с достижением которой могут быть связаны, а значит, и оправданы любые средства.

Государственный суверенитет как верховная и независимая государственная власть представляет собой, по сути, своего рода квинтэссенцию, свойство максимально концентрированно выражающее жизненно важные интересы, позволяющие носителю нормально функционировать как целостной социальной системе, выступать от своего лица в качестве самостоятельного субъекта политико-правовых отношений.

Признание естественно-правового содержания прав человека не должно отвергать их позитивного оформления. И естественно-правовая, и позитивистская доктрина должны выступать не как антиподы, а как дополняющие друг друга философско-правовые учения, что позволяет более комплексно подойти не только к осмыслению феномена прав человека, но и их практической реализации в правовой и социальной действительности.

Сводить проблему построения правовой государственности лишь к вопросу о защите прав граждан от государственных «притязаний», значит существенно примитивизировать в достаточной степени сложную проблему соотношения государственных и частных интересов. Вместе с тем применительно к российской правовой культуре эта проблема имеет, по меньшей мере, три основных аспекта: во-первых, абсолютизация принципа приоритета прав человека создает угрозу формирования и распространения в обществе позиции крайнего индивидуализма; во-вторых, с позиции безусловной абсолютизации принципа приоритета прав человека зачастую полностью игнорируется факт наличия общественных и государственных интересов, которые в определенных условиях могут становиться приоритетными; в-третьих, следует учитывать свойственный российской правовой культуре приоритет общественного интереса над частным.

Рассматривая механизм соотношения интересов личности (частных интересов) и интересов государства (публичных интересов) следует сделать вывод о том, что их взаимодействие предполагает неизбежный (обусловленный диалектикой социального развития) конфликт части и целого (отдельного субъекта и общества в целом). Компромисс этих конфликтующих сторон возможен только в том случае, если они фактически уважают интересы друг друга и несут конкретную персонифицированную ответственность за совершаемые поступки. Однако учет взаимных интересов и взаимная ответственность власти и подвластных структур возможны только тогда, когда в обществе на всех его уровнях сформировалась цивилизационная культура, под воздействием которой у абсолютного большинства субъектов вырабатывается чувство реального уважения к сложившейся и функционирующей в обществе регулятивно-охранительной системе. А это, в свою очередь, возможно только в государстве с высокоразвитой экономикой, действенной системой социального обеспечения всех слоев населения, сформировавшейся и устоявшейся демократической политической системой. Если же отсутствует (либо находится в зачаточном состоянии) хотя бы одно из названных условий, говорить о реальном компромиссе публичных и частных интересов не приходится.

Теоретическая значимость диссертационной работы заключается в том, что сформулированные в ней теоретические положения и выводы дополняют ряд разделов общей теории и истории права и государства, истории политических и правовых учений, некоторые разделы конституционного и международного права. Исследуемые в диссертации концепция государственных интересов, феномен государственного суверенитета, понятие прав человека, соотношение частного и публичного интересов являются узловыми проблемами, от решения которых зависит достижение конституционно определенной цели – формирование правовой государственности в России. Обобщение, анализ и новое теоретическое осмысление указанных проблем обуславливает теоретическую ценность проведенного исследования.

Практическая значимость исследования состоит в том, что теоретические результаты могут быть использованы: а) в научно-исследовательской деятельности при исследовании проблемы государственных интересов, государственного суверенитета, обеспечения прав человека; б) в правотворческой деятельности при разработке и обосновании положений по совершенствованию действующего законодательства в сфере обеспечения, охраны и защиты прав человека; в) при подготовке лекций, проведении семинарских и практических занятий по общей теории права, истории политических и правовых учений, конституционному праву, международному праву, политологии и т.д.

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России.

Результаты изысканий диссертанта получили выражение в опубликованных научных работах, а также в выступлениях автора на: международном симпозиуме «Права человека и статус правоохранительных органов» (Санкт-Петербург, 3-4 марта 1994 г.); международной научно-практической конференции «Общество, право, полиция» (Санкт-Петербург, 23-24 мая 1996 г.); международной научно-практической конференции «Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс» (Санкт-Пе-тербург, апрель 1998 г.); международной научно-практической конференции «МВД России – 200 лет» (Санкт-Петербург, май 1998 г.); межведомственной научно-практической конференции «Кадровая воспитательная работа в правоохранительных органах: состояние, проблемы, перспективы» (Санкт-Петербург, 7 апреля 2000 г.); международной научно-практической конференции «МВД России – 200 лет: история, развитие, перспективы» (Санкт-Петербург, сентябрь 2000 г.); региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы антикоррупционной политики на региональном уровне» (Санкт-Петербург, февраль 2001 г.).

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, две главы, объединяющие пять параграфов, заключение и список литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, показывается степень ее разработанности, определяются цели, задачи, теоретические и методологические основы исследования, его новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, а также теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе – «Государственный интерес» как политико-правовая категория» – выделены параграфы: «Идейно-тео-ретические истоки и современная интерпретация концепции государственного интереса»; «Государственный суверенитет как юридическое основание концепции государственного интереса».

В первом параграфе рассматриваются предпосылки формирования целостной концепции государственного интереса, анализируются современные подходы к проблеме понимания интересов государства.

Диссертант отмечает, что применительно к социальным явлениям термин «интерес» можно интерпретировать как нужды, потребности субъектов общественных отношений, которые выступают реальной причиной социальных действий, событий, свершений, стоящие за непосредственными побуждениями – мотивами, помыслами, идеями и т.д. – участвующих в этих действиях индивидов и социальных групп.

Проблема соотношения индивидуальных интересов и интересов социума является одной из важнейших проблем в общественных науках. От ее трактовки в значительной степени зависит направленность той или иной концепции в целом. В этой связи можно выделить два основных, традиционных подхода. В соответствии с первым главенствующее место отводится нуждам и потребностям личности. В соответствии со вторым подходом приоритетными являются интересы социума.

Элементы концептуального подхода, закрепляющего приоритет интересов социума над интересами индивида, можно найти в философских учениях практически всех времен и народов. С появлением первых государственных образований, по мере философского осмысления феномена «государство», начинают формироваться воззрения об его главенствующей роли, о приоритете государственных интересов как интересов специфического коллективного субъекта над интересами отдельных людей, которые нормально существуют и развиваются лишь благодаря своей организации в политическое целое. Святая обязанность личности в рамках данных воззрений часто сводится - к служению интересам государства, а в случае необходимости к принесению себя и своих личных интересов в жертву интересам государственным. Соответствующие идеи в той или иной степени присущи различным политико-правовым концепциям Древней Греции и Древнего Рима, особенно четко они прослеживаются у Платона и Цицерона.

С течением времени содержание категории «государственный интерес» в достаточной степени сильно видоизменилось. Если в эпоху античности в качестве интересов государства рассматривалось «общее благо», а само государство (полис) - как средство его достижения, то в средневековой политико-правовой мысли государственный интерес фактически отождествлялся с интересами церкви и заключался, прежде всего, в служение Богу с целью построения «града небесного» (Ф.Аквинский, А.Августин).

Постепенное формирование централизованных государств обусловило новый подход к понятию «государственный интерес». Уже в XV веке необходимость государственного единства становится настолько очевидной, что «государственный интерес» начинает рассматриваться как высшая политическая цель, ради достижения которой хороши все средства.Раньше других и наиболее последовательно эти новые взгляды на государство и политику были выражены у Н.Макиавелли, который фактически вскрыл подлинные основы «реалистической» политики государей, укрепляющих и расширяющих свою власть всеми средствами, «дозволенными» и «недозволенными».

Обосновывая необходимость политического объединения феодально-раздробленной Италии под единой верховной властью монарха, Макиавелли высшим политическим интересом провозгласил «интерес государства» (raison d`etat), которому должны подчиняться все остальные интересы в обществе. Поэтому государственным интересом, по мнению мыслителя, оправдывается и насилие по отношению к народу.

Диссертант отмечает, что концепция государственного интереса часто подменялась концепцией «общего блага», а государственные потребности и блага отождествлялись с благами общества в целом. Для того чтобы четко развести два этих подхода, автор обращается к такой государствоведческой категории, как «сущность государства».

При этом сущность государства рассматривается как смысл, главное, глубинное в нем, то, что определяет его содержание, назначение и функционирование. Таким главным, основополагающим в государстве является власть, ее принадлежность, назначение и функционирование в обществе. Вопрос о сущности государства – это фактически вопрос о том, кому принадлежит государственная власть, кто ее осуществляет и в чьих интересах.

В науке о государстве и праве выделяют два основных подхода к проблеме государственной сущности. Первый исходит из превалирующего влияния корпоративных (классовых) интересов, второй – из приоритета общесоциального (публичного) начала

К первому научному направлению относятся так называемая «теория элит», «технократическая теория», «концепция плюралистической демократии» и т.д. Но основное место, безусловно, занимает классовая теория, согласно которой государство призвано выражать, прежде всего, классовые потребности. Государственный интерес с позиции этой теории фактически отождествляется с интересами экономически господствующего класса.

Ко второму научному направлению относится концепция «государства всеобщего благоденствия» которая ориентирована на общесоциальное предназначение государства. Согласно этого научного направления государство должно выражать интересы всего общества. Его основное социальное предназначение заключается в служении общественным интересам, в достижении некоего «общего блага». Служение «общему благу» неразрывно связывается с принципом государственного интереса. В этом смысле «общее благо» является одним из ключевых, исходных понятий, неким мерилом и критерием в рамках концепции государственного интереса.

Во втором параграфе исследуется феномен государственного суверенитета применительно к предмету диссертационного исследования. Автор констатирует, что «государственный суверенитет» представляет собой фундаментальную государствоведческую категорию, разрабатываемую политико-правовой мыслью на протяжении нескольких столетий. Но особое значение эта категория приобрела в рамках окончательно оформившейся к началу XVI в. концепции государственного интереса. Особая роль феномена «государственный суверенитет» определяется прежде всего тем, что он представляет собой, по сути, своего рода квинтэссенцию, свойство, концентрированно выражающее жизненно важные интересы, позволяющие его носителю выступать от своего лица в качестве самостоятельного субъекта политико-правовых отношений. В этом смысле государственный суверенитет – это важнейшее качество, характеризующее государство как специфическое автономное образование, отличающее его от других субъектов социальных отношений.

Генезис концепции государственного суверенитета традиционно связывается с идеями французского философа и юриста Жана Бодена, который первым ввел в политико-правовой оборот термин «суверенитет». Боден, по сути, впервые сформулировал ставшее классическим понятие суверенитета как «постоянной и абсолютной власти государства». Мыслитель рассматривал суверенитет как обязательный атрибут государства, характеризуемый такими признаками, как неограниченность (распространение на всю страну и на всех подданных), неделимость и монополия господства (т.е. обладание всей суммой властных правомочий), постоянство, беспрерывность, независимость от любой другой внутренней или внешней политической силы.

В современной отечественной теории государства и права под государственным суверенитетом понимается, прежде всего, верховенство государственной власти внутри государства и ее независимость вовне. Выделяются следующие признаки государственного суверенитета.

Верховенство означает подчинение государственной власти всех граждан и их объединений, должностных лиц и органов государственной власти и местного самоуправления, находящихся на территории государства. Этот признак проявляется также в том, что государственная власть выступает в качестве основного распорядителя материальных и духовных богатств общества, только она может придавать своим велениям общеобязательный характер и обеспечивать их осуществление с помощью мер принуждения.

Независимость и самостоятельность государственной власти выражается в том, что она (власть) в пределах внутриполитической арены, обозначенной юрисдикционным пространством государства, осуществляет регулятивно-охранительную деятельность самостоятельно, без какого бы то ни было давления извне. При этом независимость государства предполагает приоритет интересов данного государства по отношению к интересам других государств (межгосударственных сообществ).

Единство государственной власти предполагает, прежде всего, что все властные полномочия осуществляются от имени всего государства. При этом органы государственной власти объединены в иерархическую структурно-функциональную систему, в которой нижестоящие органы черпают юридическую силу и легитимность у вышестоящих. Само государство выступает в качестве основного гаранта, обеспечивающего реализацию принимаемых властных предписаний всеми субъектами, к которым эти предписания адресованы, а также является механизмом защиты охраняемых правом общественных отношений от возможных посягательств.

До начала XX в. вышеперечисленные признаки в основном рассматривались как безусловные, не подлежащие каким-либо ограничениям. При таком подходе понятие государственного суверенитета как обладающей абсолютным верховенством политической власти практически не увязывалось с признанием прав человека. Такой подход, по сути, оправдывал неограниченную возможность государственного вмешательства в сферу частных интересов.

Во второй половине XX в. получает широкое распространение идея ограничения государственного суверенитета правами человека. Существование прав и свобод, которые не могут быть отчуждены по чьему бы то ни было усмотрению (в том числе и по воле государства), но которые, в свою очередь, могут ограничить власть государства с целью недопущения произвола, является важнейшей составляющей концепции правового государства в ее современной интерпретации.

Во второй главе – «Конфликт интересов личности и государства: предпосылки возникновения, принципы разрешения» – выделены параграфы: «Исторический генезис проблемы соотношения интересов личности, общества, государства»; «Проблема обеспечения приоритета прав личности по отношению к публичным интересам и ее решение в условиях формирования правового государства»; «Самодостаточная» личность и государство: диалектика развития конфликта и достижения компромисса».

В первом параграфе анализируются идейно-теоретические истоки и основные этапы эволюции концепции прав человека.

Рассмотрение процесса формирования идейно-теоретических предпосылок современной концепции прав человека позволяет выделить три основных этапа: античный, средневековый, Нового времени.

В зачаточных формах идею ценности человека можно усмотреть в трудах античных мыслителей. Так, например, Протагор выдвинул тезис, согласно которому «мерой всех вещей является человек». По мнению софистов, гражданин любого полиса – такой же, как гражданин другого, представитель одного класса равен представителю другого, ибо по природе своей один человек равен другому человеку. Вместе с тем софисты не уточняют, в чем заключается равенство, и на чем оно основывается. Дальнейшее свое развитие идеи прав человека получают в учениях Аристотеля и Эпикура. Но, несмотря на имеющиеся предпосылки, на данном этапе еще не сложились четкие представления о социально-политической автономности личности и об индивидуальной свободе. Свобода античными мыслителями понималась как общий правопорядок, а права граждан являлись производными от него и не имели самостоятельного значения.

Вместе с эволюцией христианства развивались и перерабатывались античные представления о месте и роли человека в обществе. Подверглось переосмыслению соотношение публичной и частной сфер жизни, проявилась потребность в индивидуальной, субъективной свободе, а вследствие этого, характерное для античности поглощение индивида абсолютной волей полиса сделалось невозможным.

Вместе с тем средневековая теология активно способствовала вытеснению из человеческих отношений собственно юридического представления о праве. Идеи верховенства права и равенства всех перед законом переносились в область религии. В рассматриваемый период противоправное поведение отождествлялось с греховным и, следовательно, противозаконным. Только в этом качестве оно могло быть противопоставлено праведному (правомерному) поведению субъекта общественных отношений.

Исторически первой идеологией, пришедшей на смену религии, безраздельно господствовавшей в политико-правовой мысли средневекового периода, явился либерализм.

Слово «либерализм» (лат. «liber» – свобода) как название типа политико-правовой идеологии стало употребляться в начале XIX в. в Испании. Однако собственно либеральная идеология сложилась задолго до ее официального объявления в качестве таковой.

Основополагающие идеи классического либерализма зародились в Англии в XVII в. в ходе борьбы «третьего» сословия (буржуазии) за политическую власть. Эти идеи получили свое правовое выражение в сочинениях «отца классового компромисса», выдающегося английского мыслителя Дж.Локка.

Окончательную оформленность концепция прав человека приобрела в рамках учения о правовом государстве как о государстве ограниченном правом, где приоритетными становятся естественные и неотъемлемые права человека.

Во втором параграфе автор акцентирует внимание на том, что идеи правовой государственности неразрывно связаны с попыткой разрешения противоречия интересов отдельного человека и интересов государства, при этом приоритет отдается первым. В этом смысле «правовое государство можно определить как правовую форму организации и деятельности публично-политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права, носителями прав и свобод человека и гражданина» (В.С.Нерсесянц).

Сегодня правовое государство рассматривается, прежде всего, как государство, основанное на праве, государство, которое исходит из признания неотчуждаемых прав и свобод человека, и возложенной на государственный аппарат обязанности соблюдать и защищать эти права. Оформившееся в рамках западного либерализма учение о государстве, ограниченном правом, сегодня стало достоянием практически всех национальных правовых культур. Идеи правовой государственности отражены в основных законах большинства стран мира. Конституция Российской Федерации 1993 года так же провозгласила Россию демократическим правовым государством (п. 1 ст. 1).

Неотъемлемой составляющей, принципом правовой государственности является признание приоритета прав человека по отношению к публичным интересам.

Наличие и объем прав и свобод определяют место человека в обществе, характеризуют взаимосвязь личности с государством. В соответствии с концепцией правового государства конечная цель государственной деятельности состоит в обеспечении законных интересов личности. В реальной жизни права и свободы человека призваны служить своего рода барьером на пути всевластия государства, его органов и должностных лиц, препятствовать произвольному вмешательству государства в сферу частных интересов.

В рамках концепции правового государства осуществляется четкое разграничение понятий «права человека» и «права гражданина». Воззрение о принципиально различной природе указанных явлений доминирует и в современном теоретическом правоведении в системах законодательства различных стран мира, в международном праве.

Права человека – это такие права, которые принадлежат каждому независимо от его гражданской принадлежности. В современной юридической науке права человека все чаще рассматриваются как естественные, имеющие отношение к человеку как существу биологическому, отражающие постоянство основополагающих качеств человеческого рода. Эти права существуют независимо от конкретных этапов развития общества, от законодательных норм. Они имеют высший социальный статус, выступают внешним критерием оценки любой политико-правовой организации общества. Именно приоритет прав человека над различными корпоративными, классовыми и государственными интересами рассматривается сегодня как важнейший принцип правовой государственности.

Права гражданина значительно уже по содержанию, чем права человека. В современной юридической литературе общепризнанно положение о том, что под гражданскими следует понимать такие права, которые возникают в результате целенаправленной правотворческой деятельности государства. При этом государство выступает как в роли создателя права, так и в роли основного гаранта его реализации. Кроме того, на государство ложится бремя защиты общественных отношений, урегулированных гражданскими правами от возможных посягательств на них. Категория «права гражданина» органически связано с категорией «гражданство», под которой в российском законодательстве понимается «устойчивая правовая связь человека с государством, выражающая совокупность их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанная на признании и уважении достоинства основных прав и свобод человека».

Несмотря на столь существенное различие понятий «права человека» и «права гражданина», в юридической практике они часто смешиваются. Причем речь фактически идет не о простом отождествлении этих двух понятий, а об официальном признании, легитимности только одного из них – «прав гражданина» и, соответственно, принижении или полном отрицании другого – «прав человека».

Теоретические истоки противостояния концепций «отождествления» и «неотождествления» прав человека с правами гражданина восходят фактически к проблеме правопонимания, которая, в свою очередь, подразумевает противостояние двух типов. Первый – естественно-правовой – состоит в том, что права человека имеют естественное происхождение и принадлежат человеку от природы, он обладает ими по рождению, эти права неотъемлемы. Соответственно, задача государства и общества состоит в том, чтобы защищать эти права, не допускать их нарушения. Очевидно, что эти идеи основаны на представлениях о внутренней взаимосвязи и единстве права, свободы и справедливости. Второй тип правопонимания – позитивистский – исходит из того, что права человека производны от государства, которое по своему усмотрению определяет их вид, содержание и объем, т.е. «дарует» их человеку и гражданину.

В дореформенный период в нашей стране преобладал именно позитивистский подход, в рамках которого сама идея прав человека рассматривалась в качестве предпосылки противостояния различных по идеологической направленности сил. В нынешних условиях, как уже отмечалось, превалирует ориентация на приоритет естественных прав человека по сравнению с интересами публичного характера.

По нашему мнению, позитивистский и естественно-правовой подходы не должны рассматриваться в отдельности друг от друга, поскольку они в определенном смысле составляют «две стороны одной медали». Институт прав и свобод человека в его естественно-правовой трактовке обязывает государственную власть признать и обеспечить конституционными и иными юридическими гарантиями такие прирожденные права индивида, как право на жизнь, на достойный и достаточный уровень жизни, на личную неприкосновенность, свободу и др. Однако существуют и такие права, которые получают реальное воплощение только благодаря государственной власти, принимающей соответствующие законы, закрепляющие социальные, духовные и материальные права.

Говоря о специфике соотношения естественной и позитивной составляющих института прав человека применительно к российской правовой культуре, следует иметь в виду, по меньшей мере, три основных аспекта:

абсолютизация принципа приоритета прав человека по отношению к общесоциальным интересам создает угрозу формирования и распространения в обществе позиции крайнего индивидуализма и эгоизма, что, в конечном счете, может негативно отразиться на жизнедеятельности общества и государства;

в ряде случаев вмешательство государства в частные интересы продиктовано объективной необходимостью. Например, такое вмешательство может быть оправданным в том случае, если оно осуществляется для обеспечения интересов государственной (национальной) безопасности, а фактически - в целях обеспечения безопасности всего политически организованного общества (правоохранительная деятельность, деятельность в условиях чрезвычайных ситуаций, оборона от внешней агрессии и т.д.);

восприятие роли личности в традиционной российской правовой культуре существенно разнится с пониманием этой же проблемы в правовой культуре Запада. С одной стороны, законодательное закрепление получил приоритет естественных, неотъемлемых прав человека, с другой – приоритетной является обязанность служения отечеству, Родине, государству, которые представляют собой духовно-нравственное единение отдельных личностей в одно целое. Благо личности с позиции российского мировоззрения заключается в большей степени в общественном благополучии, чем в благополучии личном.

В третьем, заключительном параграфе осуществляется попытка выявления оптимальных форм сочетания интересов личности и интересов государства.

Вопрос о соотношении личного и общественного интересов в течение всей истории человеческой цивилизации неизменно привлекал авторов всех когда-либо существовавших социальных доктрин.

Диссертант приходит к выводу, что свое наиболее успешное решение эта проблема получила в политико-правовой доктрине Гегеля. Проблему свободы личности и охраны ее прав мыслитель ставит в зависимость от исторических процессов разделения труда, образования «системы потребностей» и связанных с ними общественных отношений. Личность у Гегеля всегда рассматривается как член определенного коллектива, корпорации или сословия. В свою очередь, и общество не понимается им как простой агрегат индивидуумов. Философ выступает с решительной критикой воззрений французских просветителей XVIII века на проблему соотношения интересов личности и государства. Роль государства, по его мнению, совсем не сводится к защите собственности и личной свободы «единичных людей как таковых». Как гражданское общество является сферой борьбы индивидуальных и особых интересов, так и в государстве, считает Гегель, находят свое осуществление всеобщие интересы. Поэтому не может идти и речи о том, чтобы каждый индивидуум сам определял по своему произволу, быть ему членом государства или не быть. Только в государстве свобода получает свое полное правовое выражение также для «единичного человека, наивысшей обязанностью которого является быть членом государства».

Гегель выдвигает положение о том, что только в государстве личность обретает в своей свободе нравственную природу, а индивидуальные цели человека получают свой подлинный смысл. «Разумность, – пишет он, – рассматриваемая абстрактно, состоит вообще во взаимопроникающем единстве всеобщности и единичности, а здесь, где она рассматривается конкретно, по своему содержанию, она состоит в единстве объективной свободы, т.е. всеобщей субстанциональной воли, и субъективной свободы, как индивидуального знания и ищущей своих особенных целей воли, и поэтому она по форме состоит в действовании, определяющем себя согласно мыслимым, т.е. всеобщим законам и основоположениям. Эта идея есть в себе и для себя вечное и необходимое бытие духа».

Гегелевская трактовка государства как специфической формы снятия противоречия личного и общественного интереса выглядит, по мнению диссертанта, в значительной степени соответствующей социально-политическим реалиям. Государственный суверенитет не поглащает (или, по крайней мере, не должен поглащать) интересы личности, напротив наряду с государственным интересом, интерпретируемым как «общее благо», в принципе государственного суверенитета выражаются и интересы отдельной личности.

В этой связи столь распространенная трактовка приоритета прав человека (суверенитета личности) как принципа правового государства не представляется в достаточной степени корректной и требует существенных уточнений, так как порождает вполне естественный вопрос: каким образом можно обеспечить большую значимость отдельной части по отношению к целому, не нарушив при этом устойчивости и стабильности всей системы?

Представляется, что в условиях правового государства должен быть установлен баланс интересов личности и государства. В этой связи особую, цементирующую роль играет такой признак правовой государственности, как взаимная ответственность личности и государства.

В заключении диссертацииформулируются основные выводы и положения обобщающего характера, а также определяются перспективные направления исследований в данной области.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих опубликованных работах автора:

Частные и публичные интересы: проблема соотношения // Правовое государство и проблемы реформирования правоохранительных органов: Сборник докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 5 / Под ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербург-ский юридический институт МВД России, 1995. 0,2 п.л.

К вопросу о соотношении государственных интересов и субъективных прав личности // Человек и общество: правовые проблемы взаимодействия: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 7 / Под ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский институт МВД России, 1996. 0,2 п.л.

Государственный интерес как политико-правовая категория // Гражданское общество и силовые структуры, проблемы взаимодействия: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 8 / Под ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербург-ская академия МВД России, 1997. 0,2 п.л.

Проблема соотношения индивидуальных и государственных интересов // МВД России – 200 лет: Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 28-29 мая 1998 г. / Под общ. ред. О.М.Латышева, В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998. 0,2 п.л.

К вопросу о роли феномена «государственный суверенитет» // Проблемы развития современного общества и правоохранительные органы: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 12 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2000. 0,1 п.л.

К вопросу о природе понятий «права человека» и «права гражданина» // МВД России – 200 лет: история, развитие, перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 22-23 сентября 2000 г. / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2000. 0,1 п.л.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.