WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

КОНСЕРВАТИВНОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ В РОССИИ XIX-XX ВВ.

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Андрейченко Александр Сергеевич

КОНСЕРВАТИВНОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ В РОССИИ XIX-XX ВВ.

12.00.01 - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ                                                            •

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону - 2006


Работа выполнена в Ростовском юридическом институте МВД России

Научный руководитель:     доктор юридических наук,

доцент Овчинников Алексей Игоревич

Официальные оппоненты:доктор юридических наук,

профессор

Мордовцев Андрей Юрьевич; кандидат юридических наук Серегин Андрей Викторович

Ведущая организация - Ярославский государственный университет

Защита состоится 31 октября 2006 г. в 14 час. на заседании диссертационного совета Д. 203.011.01 по политическим и юри­дическим наукам в Ростовском юридическом институте МВД России по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Ере­менко, 83, ауд. 502.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростов­ского юридического института МВД России.

Автореферат разослан "30" сентября 2006 г.

И.М. Вакула

Ученый секретарь диссертационного совета


ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Ряд серьезных неудач либерально-демократического реформаторства, обусловленных в немалой степени поспешностью и непродуманностью принимае­мых решений в плане их преемственности и соответствия россий­ским государственно-правовым традициям, породил всплеск на­учного и практического интереса к альтернативам западной вер­сии государственно-правового развития, к теориям формирования отечественной государственности без "вестернизации". При этом особую ценность приобрели идеи, координирующие построение государственных и правовых институтов на основе политико-пра­вового опыта и менталитета российского народа с возможностью модернизации, отвечающей экономическим и международно-по­литическим вызовам глобализации. Обращение к русской консер­вативной мысли XIX - XX вв. может облегчить поиск адекватной российской национальной самобытности методологии анализа традиционных и модернизационных концепций.

Обращение к консервативной теории и философии права при­обретает особо актуальное значение в связи с изменением в по­следние годы государственно-правовых доктринальных приори­тетов: повышенным интересом в научных и политических кругах к феномену российского консерватизма, к его национальной спе­цифике и самобытности; возникновением условий для плюрали­стичной с идеологической точки зрения оценки консерватизма; общественно-политической стратегией построения независимой державы; признанием необходимости правокультурной преемст­венности. В настоящее время очевидным для многих стал факт, что отсутствие интереса к консервативным моделям крайне не­гативно сказывается на государственно-правовом развитии стра­ны, на формировании стратегии правового реформирования рос­сийской государственности.

Степень научной разработанности проблемы. Анализ научной разработанности проблемы дает возможность сделать вывод о том, что объем работ по русскому государственно-пра­вовому консерватизму значительно уступает количеству иссле-


дований либеральной правовой идеологии. При этом либеральные учения о праве и государстве анализируются, как правило, в апо­логетическом ключе, в то время как консервативные проекты го­сударственно-правового развития России критически оценивают­ся многими современными авторами как архаичные, отсталые, не актуальные по причине своей конфликтности с доминирующи­ми сегодня уже и на глобальном уровне либеральными идеалами правового государства, рыночной экономики, индивидуалистиче­ской доктрины прав человека.

Между тем актуализация патриотических и традиционных культурно-исторических ценностей в последние годы существен­но повлияла на опубликование сочинений русских правоведов и государствоведов, ранее "замалчиваемых" советской доктриной или просто не востребованных в годы либеральной перестройки. Поэтому в диссертации использованы работы не только отно­сительно изученных авторов: К.С. Аксакова, Н.Н. Алексеева, Н.Я. Данилевского, И.А. Ильина, И.В. Киреевского, П.И. Новго-родцева, К.П. Победоносцева, И.Л. Солоневича, Л.А. Тихомиро­ва, Е.Н. Трубецкого, С.С. Уварова, А.С. Хомякова, но и труды ма­лоизученных - Н.А. Захарова, П.Е. Казанского, В.Д. Каткова, М.Н. Каткова, М.О. Меньшикова, Д.А. Хомякова и других пред­ставителей русского правового консерватизма. В работе также были рассмотрены труды европейских мыслителей: Э. Берка, А. Мел-лера Ван ден Брука, Ж.де Местра, К. Шмитта, Э. Юнгера.

Наиболее активно консервативное мышление в последние годы анализируется философами, историками и культурологами. Рассмотрению консерватизма как социокультурного феномена посвящены исследования Э. Абелинскаса, В.А. Гусева, A.M. Рут-кевича, Г.А. Сухоруковой, М.М. Федоровой и др. В качестве ис­точников исследования следует выделить классические работы по консерватизму зарубежных авторов: К. Манхейма, который определяет консерватизм в качестве особого, исторически и со­циологически укорененного типа мировоззрения - "стиля мыш­ления"; С. Хантингтона, рассмотревшего консерватизм в кон­тексте глобализации и модернизационных перемен последних де­сятилетий.


Консерватизм в русской общественно-политической мысли представлен большим количеством исследований. Среди них сле­дует выделить общетеоретические работы Э.А. Попова, в кото­рых осуществлена комплексная социально-философская оценка русского консерватизма в широком социокультурном контексте. Среди трудов, посвященных методологии и идейному наследию русского консерватизма, в диссертации использованы исследова­ния И.Л. Беленького, В.Ю. Верещагина, А.В. Елисеева, С.Т. Кар-мизовой, С.М. Сергеева, Ю.И. Сохрякова, М.Ю. Чернавского, А.Л. Янова и др.

Государственно-правовые идеи представителей отечествен­ного консерватизма последних двух столетий рассматриваются, как правило, в контексте анализа учений о праве и государстве определенного мыслителя. Например, в работе В.Ю. Верещаги­на и М.Ю. Понежина рассмотрены произведения одного из са­мых выдающихся представителей русского государственного пра­ва Л.А. Тихомирова. В монографии А.И. Овчинникова и С.П. Ов­чинниковой обобщены и проанализированы методологическая кон­цепция и государственно-правовая доктрина теоретика и филосо­фа права, одного из идеологов евразийского движения Н.Н. Алек­сеева. Представления и учения о форме российского государства К.П. Победоносцева, Н.В. Устрялова, И.Л. Солоневича, И.А. Иль­ина подробно рассмотрены И.А. Иванниковым и Е.В. Тимоши­ной. Сущность и организация верховной власти в консервативной мысли представителей русской эмиграции И.А. Ильина, И.Л. Соло­невича изучены также в диссертационном исследовании С.И. Атма-чева.

Комплексных работ по изучению консервативной правовой идеологии немного, среди них выделяются исследования А.С. Кар­цева, в которых рассмотрены правовые взгляды некоторых рус­ских консерваторов с позиции ситуативного понимания консерва­тизма. Среди трудов, посвященных общим вопросам консерва­тивных идей о российской государственности, можно в качестве ис­точников выделить исследования философов и юристов: А.А. Кон-тарева, рассмотревшего генезис и социокультурную самобытность идей российской государственности; А.В. Серегина, использовав-


шего в своем анализе консервативной модели развития современ­ной России идеи К.Н. Леонтьева, К.П. Победоносцева, митропо­лита Иоанна; А.В. Репникова, рассмотревшего консервативные кон­цепции российской государственности Н.Я. Данилевского, К.Н. Ле­онтьева, К.П. Победоносцева и Л.А. Тихомирова; М.Б. Смолина, посвятившего свои исследования неизвестным или малоизвест­ным русским консерваторам и их идеям имперского возрождения России.

Несмотря на достигнутые результаты в исследовании госу­дарственно-правового наследия отдельных консервативных мыс­лителей, монографических работ, обобщающих теоретико-мето­дологическую, философско-правовую и аксиологическую специ­фику консервативного правового мышления, крайне недостаточ­но для современной юридической науки.

Объектом исследования выступают государственно-право­вые учения представителей отечественного консерватизма, а предметом являются правовые идеалы, ценности, принципы и приоритеты, определившие правопонимание русских консервато­ров последних двух столетий российской истории.

Цель диссертационного исследования состоит в теоретико-методологическом и аксиологическом анализе правопонимания представителей отечественного государственно-правового консер­ватизма как целостного социокультурного феномена, особого типа правового мышления.

Для достижения этой цели в работе ставятся и решаются следующие задачи:

  1. дать характеристику консервативного правового мышле­

    ния, рассмотреть его направления, ценностную аргументацию,

    приоритеты и модели;

  2. выявить особенности генезиса государственно-правового

    консерватизма, его парадигмальных и концептуальных оснований;

-описать историко-культурные и национальные особенности русского консервативного правопонимания;

  1. определить ценностно-мировоззренческие основания рус­

    ской консервативной теории и философии права;

  2. изучить взаимосвязь между правопониманием русских кон-

серваторов и их государственно-правовыми идеями, публично-правовыми взглядами.

Научная новизна диссертационного исследования за­ключается в следующем:

  1. Рассмотрено понятие и проанализирована система доктри-

    нальных приоритетов консервативного правопонимания, выявле­

    ны методологические особенности консервативного правового

    мышления, его аксиомы и принципы.

  2. Определены особенности генезиса и основные направле­

    ния развития русской консервативной государственно-правовой

    мысли, показана самобытность русского консерватизма в контек­

    сте его обусловленности религиозными, нравственными и поли­

    тическими установками.

  3. Выделены концептуальные основания консервативного

    правопонимания, определенные православным вероучением и

    мировоззрением.

  4. Описаны духовно-нравственные основы консервативного

    правопонимания, рассмотрены вопросы соотношения права и мо­

    рали, закона и справедливости в контексте русской правовой куль­

    туры, национального правового менталитета.

  5. Обоснованы институциональные особенности и правовые

    идеалы русской государственности, выявлены интерпретации и

    пути решения государственных задач в консервативном представ­

    лении.

Основные положения, выносимые на защиту: 1. Признание либерального консерватизма в качестве теоре­тической модели возможно только в рамках ситуативного или функционального подхода, актуализирующего вектор мышления интеллектуальной элиты в эпоху реформ. В границах идейно-цен­ностного подхода главной ценностью в консервативном мировоз­зрении признается общество и его духовно-нравственное состоя­ние, в то время как в либерализме высшей ценностью объявляет­ся индивид и его свобода. В связи с тем, что правопонимание представляет собой определенное учение о праве, его ценности, месте и роли в общественной жизни, необходимо различать либе-


ральное и консервативное правопонимание как следствие различ­ных стилей правового мышления и правопознания.

2.  Важнейшим противоречием между либеральным и кон­

сервативным правовым мышлением является различное понима­

ние природы общественных процессов. Для консервативного пра­

вового мышления характерным является: социальный органицизм,

философско-правовой идеализм, национально-культурный тради­

ционализм и учет самобытности, уникальности каждой правовой

культуры. К особенностям консервативного правопонимания сле­

дует также отнести отрицание односторонности юридического фор­

мализма; переориентацию правовой проблематики с изучения ло­

гико-методологических проблем на исследование смысло-жизнен-

ных, мировоззренческих основ правовой жизни общества; призна­

ние кризиса секулярного правосознания.

  1. Особенностью русского государственно-правового консер­

    ватизма является то, что смысл и цель государства и права рас­

    сматривается сквозь призму христианского спасения и духовного

    совершенствования человека и общества. Спецификой русского

    правового консерватизма стало также то, что в его задачи было

    включено обоснование невозможности и опасности заимствова­

    ния западных правовых моделей и институтов, в том числе и го­

    сударственно-правового абсолютизма.

  2. Православное понимание цельности бытия, в котором не

    должны быть разорваны разум и вера, наука и религия, право и

    нравственность, предопределили основные особенности русского

    консервативного правопонимания: невозможность разрыва духов­

    но-нравственных и правовых ценностей; стремление к симфонии

    государственной и духовной власти; самодержавие и'соборность

    как элементы общественного идеала.

  3. Русские правоведы обосновывали право религиозно-нрав­

    ственными ценностями, многократно усиливая правовую мотива­

    цию поведения человека. Национальное правосознание и народ­

    ный дух рассматривались ими как источники права только в пре­

    делах их православной истинности и симфоничности с христиан­

    скими заповедями. Теория и понятие прав человека в консерва­

    тивном правоведении обусловлены их восприятием в качестве


средства исполнения обязанностей перед другими людьми и об­ществом в целом, что выражается через понятие "правообязан-ности".

6. Идеал самодержавия и царской власти обосновывался признанием несовершенства формально-юридического нормиро­вания государственной жизни и деятельности госаппарата, не спо­собного в условиях кризиса, отсутствия или пробельности законо­дательного акта, а также его многозначности обеспечить эффек­тивное управление обществом и быстрое принятие ответствен­ных решений. Самодержавная власть рассматривается как власть, стоящая выше всяческих частных интересов, социально нейтраль­ная и уравновешивающая разнонаправленные стремления обще­ства.

Теоретико-методологической основой диссертации являются подходы и методы парадигмального, системно-струк­турного, концептуального анализа государственно-правовых док­трин, а также исследовательские способы и приемы истории уче­ний о праве и государстве: историософский, историко-хронологи-ческий, сравнительный, аксиологический. Концепции современной философско-правовой герменевтики были использованы в ходе интерпретации правовых идей русских мыслителей. Культуроло­гический подход позволил выявить этнокультурные особенности русского правосознания и влияние на его становление религиозно­го мировосприятия и учения о государстве.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования.

Предпринятый в диссертационном исследовании теоретико-методологический и историко-культурный анализ консервативно­го правопонимания позволит учесть в ходе модернизации россий­ской государственности консервативные проекты ее политико-пра­вового развития, скорректировать деструктивный курс либераль­ных реформ, обосновать необходимость поиска самобытных форм устройства государственно-правовой жизни общества, основываю­щихся на правовом менталитете и правосознании русского наро­да. Материалы исследования могут быть востребованы в учеб­ном процессе по теории государства и права, истории политиче-


8


ских и правовых учений, философии права. Диссертация может быть использована в плане практических рекомендаций по фор­мированию доктрины российской правовой политики, дальнейшим реформам государственно-правовых институтов России.

Апробация результатов исследования. Основные поло­жения диссертации докладывались на двух всероссийских и меж­дународных научно-практических конференциях, проводившихся в Ростовском юридическом институте МВД России, и отражены в четырех публикациях автора общим объемом 1,3 п.л.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на ка­федре теории и истории государства и права Ростовского юриди­ческого института МВД России.

Структура работы обусловлена целью и задачами иссле­дования и включает в себя введение, две главы, состоящие из шести параграфов, заключение и список литературы.

10


ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследо­вания, определяется степень ее разработанности, формулируют­ся объект и предмет, цели и задачи, излагаются методы исследо­вания, научная новизна и основные положения, выносимые на за­щиту, дается оценка теоретического и практического значения дис­сертации, приводятся сведения об апробации ее результатов.

В первой главе "Консервативное правопонимание: тео­ретико-методологический анализ", состоящей из трех пара­графов, исследуются теоретико-методологические и концептуаль­ные основания консервативного правового мышления, проводит­ся анализ его ценностной иерархии, приоритетов, а также интер­претаций и подходов к его исследованию.

В первом параграфе "Понятие и принципы консерватиз­ма: доктринальные и концептуальные интерпретации" при­водятся различные теории и концепции консерватизма, рассмат­ривается его генезис и методологические принципы.

Диссертант анализирует особенности исследовательских направлений консерватизма, различные подходы к его определе­нию и пониманию и делает вывод: в научной литературе сохраня­ется методологическая неопределенность понятия "консерватизм" и если рассматривать консерватизм как идеологию, то все мно­гообразие подходов можно свести к двум: содержательному ("идейному" или ценностному) и "ситуативному" (формально-ра­циональному, функционально!^). Идейно-ценностного подхода придерживаются сами консерваторы, защищающие не всякую традицию, а христианскую и критикующие не любые реформы и перемены, а либерально-буржуазные реформы. При рассмотре­нии этих подходов автор, придерживаясь второго подхода, пока­зывает методологические последствия такой концептуальной диф­ференциации и обосновывает необходимость содержательного подхода, в котором сущность последнего раскрывается через фиксацию вневременной, уникальной для каждого народа и го­сударства системы ценностей. В таком контексте консерватив­ным признается все то, что органически необходимо для данно-

11


го народа, является исторически проверенным и ему свойствен­ным.

В рамках содержательного подхода большинство исследо­вателей определяют консерватизм с помощью следующих при­знаков: антилиберализм; скепсис по отношению к возможностям человеческого разума, умозрительным конструкциям идеального общества, иррационализм - в противовес рационализму либераль­но-просветительского мировоззрения; признание необходимости аристократического слоя в государстве; антииндивидуализм, не­приязнь к завоеваниям буржуазных революций, капитализму; при­верженность интегративному или органическому подходу к госу­дарственному развитию; антропологический реализм или призна­ние несовершенства, даже поврежденное™ (первородным грехом) человеческой природы; религиозность, церковность; критика го­сударственного вмешательства в образ народной жизни; защита национальных ценностей.

Соглашаясь с позицией, согласно которой консерватизм мож­но определить как идейную противоположность либерализму, ав­тор раскрывает ценностную противоположность последнего: ате­изм, материализм, моральный релятивизм и автономизм, культ рассудка, рационализм, антитрадиционализм, универсализм, кос­мополитизм, приоритет интересов индивида над интересами го­сударства, индивидуализм; культ личных прав и свобод.

В диссертации рассматриваются историко-культурные аспек­ты консерватизма, который стал реакцией на появление идей Ре­формации и социально-политических проектов протестантизма, а также на рационализм Нового времени и материализм эпохи Про­свещения. Автором анализируются идеи европейских консерва­торов и делается вывод о том, что они были заинтересованы в защите не только своей собственности и основанных на ней прав, как предлагается признать сторонниками материалистического объяснения исторического процесса, но всей политической, пра­вовой и социальной системы, которая сохраняла и гарантировала эти права собственности: феодального землевладения, королев­ской власти, аристократии, парламента, судов, армии и флота, а также церковных институтов, освящавших "старый порядок".

12


Автор показывает, что итогом развития консервативной мысли стали определенные принципы социального бытия, характеризую­щие суть этого мировоззрения, и раскрывает их.

Диссертант прослеживает связь консерватизма с христиан­ской эсхатологической историософией и принципиальное различие консервативного и либерального подхода к пониманию общества и человека, смысле жизни, общей картины мироздания. Автор исходит из представления о консерватизме как идеологии, воз­никшей в христианской цивилизации как ответ на секулярные идео­логии либерализма и социализма.

Во втором параграфе "Консервативная идеология и пра-вопонимание" раскрываются методологические и аксиологи­ческие особенности консервативного правового мышления, а также идеологические основания консервативного понимания права.

В работе анализируется влияние общественно-политических событии и философских доктрин эпохи Просвещения на критику либеральных естественно-правовых доктрин того времени и по­явления новых правовых концепций, в которых право рассматри­вается как результат культурно-исторического творчества наро­да, а иё формально-рационального конструирования и проектиро­вания идеального общества. Предпосылки консервативного пра-вопонимания он обнаруживает в трудах Ш.Л. Монтескье, кото­рый не принял рационалистические конструкции естественного права и общественного договора, несмотря на свои просвещенче­ские идеологические позиции.

В диссертации рассмотрена критика юридического рациона­лизма, конституционализма, идей равноправия и других новелл правовой и политической жизни, осуществленных Жозефом де Местром, Эдмундом Берком, Карлом Галлером и другими евро­пейскими консерваторами. Автор делает вывод, что общим лейт­мотивом их правовых взглядов было следующее убеждение: за­дача законодателя состоит в том, что он должен учесть населе­ние, нравы, обычаи, религиозные убеждения, характер народа, так как подлинные конституции формируются исторически, из элемен­тов, содержащихся в его обычаях и характере.

13


Сравнивая основные аксиомы либерального и консерватив­ного правового мышления, диссертант показывает методологи­ческие особенности последнего. Если для первого характерны: рационализм, механицизм и натурализм в объяснении правовой жизни общества; сциентизм, позитивизм и склонность к экономи­ческому детерминизму, материализму; социальный атомизм в восприятии общества и этико-правовой индивидуализм; универ­сализм и европоцентризм, то для второго главным отличием яв­ляется следующее: религиозное мировоззрение, идеализм, тради­ционализм. Консерваторы оперируют понятиями "история", "на­родная жизнь", "нация", а дедуктивным склонностям школы ес­тественного права противопоставляют иррационализм социальной жизни; государство и нацию понимают не как сумму их индивиду­альных членов, а как органическое целое. Не количественное, но качественное измерение государства и общества; не формальное, а справедливое равноправие предлагали консерваторы и рассмат­ривали государство как результат исторического развития, а не произвольного конструирования и общественного договора:

В работе также рассматривается органический подход к по­ниманию государства и права в методологии консервативного правового мышления и делается вывод, что органицизм характе­рен лишь для ранних консерваторов, находившихся также под влия­нием натурализма и успехов естественных наук. К органическим учениям автор относит и правовую теорию "народного духа", ко­торая стала известной со времени Г. Гуго, К. Савиньи и Ф. Пухты в юриспруденции.

Завершает параграф анализ влияния консервативной идеоло­гии на правопонимание и делается вывод о том, что правопонима-ние не может рассматриваться исключительно с точки зрения источника права - естественного права, воли суверена или соци­ально-правовых отношений. Выделение естественно-правового, позитивистского или социологического правопонимания представ­ляет собой лишь один из способов классификации - на основе определенного критерия, которым является учение об источнике права. Правопонимание представляет собой определенное уче­ние о праве, особый взгляд на его природу, отражающуюся на пра-

14


вовой политике государства. Автор предлагает выделять и ана­лизировать либеральное и консервативное правопонимание как самостоятельные типы правового мышления. Через категорию "правопонимание" можно обобщить и охарактеризовать юриди­ческие убеждения представителей этих полярных общественно-политических парадигм.

В третьем параграфе "Русский государственно-право­вой консерватизм: генезис, особенности и основные пред­ставители" рассматриваются особенности социокультурно­го генезиса отечественного государственно-правового консер­ватизма.

Отмечая, что длительный период консерватизм служил для отечественной гуманитарной науки объектом не столько научно­го анализа, сколько идеологически мотивированной критики, ав­тор анализирует историографию и библиографию русского консер­ватизма и приходит к выводу, что в современной истории учений о праве и государстве продолжает доминировать идеологически ангажированная позиция исследователей, анализирующих консер­ватизм в рамках ситуативно-функционального подхода "в отры­ве" от его национально-религиозных ценностей, традиционализма и российской самобытности, выхолащивая сущность русского кон­серватизма. Автор показывает, что либеральное понимание пра­ва накладывает отпечаток на исследовании правовых взглядов консерваторов, которым приписывается правовой нигилизм, реак­ционность, национализм, антропологический пессимизм. Между тем правовой нигилизм в большей степени присущ революцион­ному радикализму - народникам, анархистам, эсерам, большеви­кам и либералам, отрицавшим "старые порядки"; национализмом называют патриотические убеждения консерваторов, а антропо­логический пессимизм представляет собой признание несовершен­ства природы человека.

Обобщая различные характеристики русского правового кон­серватизма, автор называет его приоритеты: убеждение в необхо­димости следования России по собственному пути национально­го развития, отличному от западного в политическом и духовно-нравственном аспекте; признание незыблемости самодержавной

15


власти в России, допускавшее возможность проведения реформ; сохранение общественной иерархии как основы самодержавной системы; сохранение единой и неделимой Российской империи; учет специфики развития российской экономики; особое внимание православному воспитанию молодого поколения, сакрализации царской власти и основных явлений государственной жизни. При­оритетными ценностями были: "православие", самодержавие и сильное централизованное государство, патриотизм и сохранность традиционной русской культуры.

В диссертации на примерах К.С. Аксакова, Н.Н. Алексеева, И.А. Ильина, И.В. Киреевского, П.И. Новгородцева, Л.А. Тихо­мирова анализируется феномен идейной эволюции многих русских мыслителей, испытавших на своем творческом пути сложный процесс превращения из западников и либералов в русских кон­серваторов. По мнению автора, этот феномен обусловлен миро­воззренческой и идейной глубиной консерватизма, которая "откры­вается" через достижение определенного уровня познания.

В работе также сравниваются позиции славянофилов и кон­серваторов государственной школы и делается вывод, что раз­личия в их взглядах носили исторический, а не теоретический характер и были вызваны особыми геополитическими и внут­риполитическими событиями в России. Их разделяли представ­ления о творческой силе государства и пределах его влияния на народную жизнь. Это разделение было преодолено в рамках третьего направления, идеологами которого являлись Н.А. За­харов, К.Н. Леонтьев, Л.А. Тихомиров. Также в работе рас­сматриваются идеи исторического направления в российской юридической науке, среди представителей которой до сих пор малоизвестными являются труды П.Г. Колмыкова, Н.И. Кры­лова, В.Н. Лешкова, Д.И. Мейера, М.М. Михайлова, Ф.Л. Мо-рошкина.

В главе второй "Русское консервативное правопонима-ние XIX- XX вв." представлены ценностная структура, приори­теты и основные характеристики правопонимания русских консер­ваторов, их представления о сущности права и его роли в государ­ственной и народной жизни.

16


В первом параграфе "Православное вероучение и консер­вативная философия права" автор показывает, что основные идеи и особенности русского правового консерватизма невозмож­но понять вне религиозного контекста.

В работе показывается, что консерваторов часто обвиняли в ретроградстве и охранительстве, не принимая во внимание того, что их призывы были основаны на любви к духовной истории Рос­сии, а не к ее государственной жизни и истории права. Консерва­торы призывали "не к состоянию древней России, а к пути древ­ней России", к возрождению духовности, к вечным ценностям, а не к любым традициям.

Опираясь на сравнительный анализ традиций и догматиче­ского богословия православной и католической церквей, автор показывает, что неприятие русскими консерваторами достижений европейской политической и правовой истории обусловлено глу­бокими отличиями православных и католико-протестанских пред­ставлений о государстве и обществе.

В диссертации на основе трудов И.В. Киреевского, В.Н. Лос-ского, Е.Н. Трубецкого прослеживается то влияние, которое ока­зали общественные идеалы православия и католицизма на право­вые ценности и политические принципы народов Европы и русско­го народа и показывается, что правовой индивидуализм, социаль­ный атомизм, политическая активность, а главное, юридическое мировоззрение, формально-рациональная легитимация государст­венной власти возникли в правосознании западного человека имен­но в силу "обмирщения" и формализации католического, а затем и протестанского вероучения, где юридический стиль мышления и образ мировосприятия определяет интерпретацию Нового Заве­та. Консерваторы отстаивали самобытность и специфику русской государственности не как культурный феномен, но как результат истинного, православного Богопознания и вероучения. Теория пра­вового государства, по их мнению, появилась благодаря юридиза-ции веры и нравственности в католицизме и протестантизме. Фор­мализм и рационализм постепенно привели к господству юриди­ческого мировоззрения в богословии, а затем и во всех остальных сферах общественной жизни.

17


Рассматривая вопрос о понимании Евангелия в православ­ной традиции, автор показывает предпосылки традиционного для русской философии права идеализма, заключающегося в отказе русского сознания в повиновении закону, если он вступает в про­тиворечие с человечностью. Большинство русских философов права отказывались от позитивистского отождествления права и закона, однако именно консерваторы фиксировали эту черту рус­ского правосознания как неотъемлемую константу православно­го правопонимания. Консерваторы критиковали западную теорию права и правового государства как основывающуюся на "ветхо­заветном мировоззрении", а также на идеях древнегреческих мыс­лителей - язычников, и римских юристов. Христианское правопо-нимание отличается следующим: в ней не разделяются нравст­венность и право; не различаются легальность и моральность по­ступка; не существует отдельной ценности права - христианин стремится к нравственному максимуму поступка и ищет правды, единой и неделимой.

Во втором параграфе "Единство нравственности и пра­ва в государственно-правовых доктринах русских консерва­торов" awropрассматривает особенности ценностной иерархии консервативного правопонимания в контексте понятия права, пра­восознания, справедливости и законности, соотношения права и морали, прав человека и общественного идеала.

Диссертант полагает, что консерваторы, предсказывая кри­зис западного правосознания, критиковали западную традицию права за гиперюридизм и формализм в понимании права, его свя­зи с моралью и предупреждали, что попытки выделить самостоя­тельные правовые ценности и избавиться от нравственной леги­тимности правопорядка ведут к конфликтам в правовой сфере, ибо право не может поддерживаться только принуждением, за­претами, силой. Консерваторы полагали, что вместе с расчлене­нием наук и нарастанием индивидуализма, свойственными эпохе Реформации и Новому времени, когда естественное право стало выводится из разумной природы человека, а не из Святого писа­ния, происходило отчуждение права от религии, а вместе с тем и от нравственности. Поэтому вся русская философия права стро-

18



ится на попытке синтеза права и нравственности. Практически все без исключения мыслители признавали, что в русском пони­мании право становилось синонимом правоты, правды и даже пра­ведности, а в западном - более сближалось с законностью, фор­мальной упорядоченностью.

Далее в диссертации раскрываются правовые идеи Ф.М. Дос­тоевского, П.И. Новгородцева, Д.А. Хомякова которые самобыт­ны своей одухотворенностью вечными ценностями. Их взгляд)' на мир свойственно убеждение в том, что высшая цель культуры со­стоит не в строительстве внешних форм жизни - государственно-правовых институтов, а в ее духовной, внутренней сущности: не кон­ституции, а религии образуют высший продукт духовного творче­ства и высшую цель жизни. Поэтому гуманистический, рациона­листический, утопический идеал правового государства есть в ос­нове своей отрицание самых оснований христианской веры, отре­чение от них. Это убеждение лежит и в основе правовых теорий Н.Н. Алексеева и И.А. Ильина, для которых, по мнению автора, характерно убеждение в том, что отождествление общественного идеала с правовым противоречит сущности человеческого обще­ства. Автор на основе их работ раскрывает роль понятия "право­сознание" для консервативного правопонимания: система объек­тивного права должна соответствовать тем ценностям, которые на­личествуют в общенародном правосознании, основанном на рели­гиозно-нравственных идеях. Защита национальных религиозных свя­тынь лежит в основе агиократии позднего П.И. Новгородцева.

Опираясь на работы Л.А. Тихомирова, диссертант отмеча­ет, что в основе неверия русского народа в возможность устроить общественно-политическую жизнь посредством юридических норм лежит глубокое и мудрое понимание того, что закон, уста­новленный раз навсегда, без соображения с индивидуальностью личности и случая, не способен стать мерилом политического. Он не способен быть высшим выражением правды, искомой на­родом в общественных отношениях. Лев Тихомиров, предваряя идеи современной герменевтической философии права XX века, указывал на зависимость применения права от воли толкователя, его правосознания.

19


В работе раскрывается методология анализа консерватора­ми этических вопросов права и делается вывод о том, что право личности иметь "автономную" мораль уничтожает не только воз­можность нравственной общественной дисциплины, но и правово­го общества, так как аЕ!Тономность морали подрывает силу зако­на. Л.А. Тихомиров показал, что сила закона без нравственной легитимации ничтожна: правила закона, для того чтобы быть убе­дительными, должны сообразоваться с правилами нравственно­сти, иначе его исполнение будет поддерживаться только силой, и в большинстве случаев закон совсем не будет исполняться.

Завершает параграф рассмотрение вопроса о правах чело­века в работах русских консерваторов, по общему мнению кото­рых как в самой Церкви права различных степеней ее членов ис­текают исключительно из несомых ими обязанностей, так и в мире для православного человека права требуются исключительно для исполнения своих обязанностей перед другими. С таким понима­нием права связано и представление о правах Царя: права на пре­стол вытекают из обязанности царствовать и неразрывно с ним связаны. Далее анализируется идеал правообязанности, который, по мнению автора, невозможно обосновать исключительно в рам­ках юридического позитивизма без нравственно-правового син­теза. Понятие правообязанности свойственно социальным систе­мам права и русскому национальному правосознанию, в то время как права человека и индивидуалистические категории римского частного права свойственны западной традиции права.

В третьем параграфе "Консервативный государственно-правовой идеал и публичное право" рассматриваются представ­ления консерваторов о соотношении правовых представлений кон­серваторов с их общественным и государственным идеалом, прин­ципами публичного права.

Автор показывает, что в основе недоверия русских консер­ваторов формально-юридическому ограничению верховной вла­сти лежит традиционное для отечественной православной тради­ции разграничение между Законом и Благодатью. Самодержав­ная власть действует по закону, во имя исполнения закона и явля­ется гарантом законности в государстве, но в критический мо-

20


мент преодолевает его несовершенство. Диссертант раскрывает это убеждение через понятие "царской прерогативы", введенное Л. Тихомировым: его необходимо рассматривать как особое, чрез­вычайное и непосредственное волеизъявление в области верхов­ного управления. Государь прежде всего лично ответственен за выход из тех чрезвычайных ситуаций, в которые попадает госу­дарство и которые никак не могут быть предусмотрены обыч­ным законодательством, рассчитанным на результативное функ­ционирование только в режиме стабильного и устойчивого обще­ства. Такое чрезвычайное включение "царской прерогативы" от­нюдь не заменяет собою течение государственных дел в порядке обычного законодательства, но лишь сохраняет собой путь для Верховной власти в чрезвычайных исторических обстоятельст­вах для государства. Консерваторы полагали, что в правовом го­сударстве нет гарантий обеспечения порядка, так как нет такой внешней силы, которая могла бы принудить суверенных носите­лей власти к исполнению их государственных обязанностей. Са­мого себя можно принуждать только духовно и нравственно, обя­занность соблюдать закон для законодателя является нравствен­ной. Поэтому самодержавие является властью нравственного идеала.

Анализируя труды крупнейших идеологов консерватизма, автор отмечает, что для них характерно православное понимание власти: высшей формой правления или общественно-политическим идеалом после ветхозаветного судейства признается монархия, во главе которой стоит человек, власть которого санкционирована Богом и которая осознает свою религиозную миссию по отноше­нию к народу, соответственно осознающему себя общиной веры. При этом русские консерваторы отрицали монархический абсо­лютизм и идеал средневековых монархий, к которым призывали западные консерваторы.

Диссертант отрицательно оценивает раскол в консерватив­ном лагере на сторонников и противников расширения полномо­чий царской власти: государственники, имея аналогичные со сла­вянофилами взгляды на наличие самобытного пути развития Рос­сии, были сторонниками жесткой государственной власти и ее

21


полномочий для мобилизации народа в условиях угрозы западной экспансии. Славянофилы критиковали институты империи, декла­рируемый государственниками принцип иерархичности и оправ­дание государственного вмешательства в процесс общественной жизни, в то время как государственники поддерживали имперскую власть и не видели иного способа сохранить державу. В диссерта­ции рассматриваются и сопоставляются взгляды Д.А. Хомякова, К.П. Победоносцева и Л.А. Тихомирова относительно самодер­жавия и делается вывод о том, что критика позиции государст­венной школы сторонниками славянофильского консерватизма основана на идеалистическом отрицании ими этатизма и бюро­кратизма государственной организации империи и не носит прин­ципиального характера.

Рассмотрение самодержавия завершает вывод о том, что для консервативного его понимания характерно следующее: оно признается соответствующим духовно-историческим традици­ям русского народа и его правовой культуре; его легитимация является духовно-нравственной, а не формально-рациональной; власть самодержца рассматривается как бремя, обязанность и тягло, а не как привилегия; личность царя предполагает соот­ветствующее воспитание, понимаемое как "предуготовление" служению народу.

Завершает параграф анализ принципов публичного права, а также права собственности в представлениях и концепциях кон­сервативных мыслителей: Н.Н. Алексеева, И.В. Киреевского, К.Н. Леонтьева, В.Н. Лешкова, С.В. Пахмана, К.П. Победонос­цева, Ю.Ф. Самарина, Д. А. Хомякова и других консерваторов, пред­лагавших учитывать в правовой политике следующие принципы: роскошь и избыток противоречат христианским заповедям, сле­довательно коллективное владение преимущественней частной собственности, так как при последнем возникает глубокое соци­альное расслоение; абсолютное право на землю не свойственно русскому человеку; собственники должны иметь обременения, связанные с социальными задачами государства и нести обязан­ности перед обществом; корпоративные собственники - основа национального экономического развития; в правовой культуре рус-


ского народа преобладают общественные ценности и интересы, идеалы служения общему делу.

Основные положения диссертации изложены в следую­щих работах автора:

  1. Андрейченко А.С. Русское национальное правосознание

    как базовый принцип правового обеспечения национальной безо­

    пасности в России // Национальная безопасность современной

    России: основные угрозы: Сборник материалов Международной

    научно-практической конференции. Ростов н/Д: РЮИ МВД Рос­

    сии, 2005. Ч. I. - 0,4 п.л.

  2. Овчинников А.И., Андрейченко А.С. Духовно-нравствен­

    ные приоритеты правовой политики России // Правовая политика:

    Сборник тезисов Всероссийской научно-теоретической конферен­

    ции. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2005. Ч. II. - 0,4 п.л. / 0,2 п.л.

  3. Андрейченко А.С. Консервативный правовой либерализм

    в творчестве Б.Н. Чичерина // Материалы диссертационных ис­

    следований докторантов, адъюнктов и соискателей: Сб. научных

    трудов. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2005. Ч. III. - 0,3 п.л.

  4. Андрейченко А.С. Учения о праве и государстве в Рос­

    сии: методологическое перепутье // Философия права. 2005. № 4. -

    0,4п.л.


 


22


23

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.