WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИНСТИТУТ ЛИЧНОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ (теоретико-правовые проблемы)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ На правах рукописи

ОПАЛЕВА Алла Анатольевна

ИНСТИТУТ ЛИЧНОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ

(теоретико-правовые проблемы) Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва - 2008

Диссертационная работа выполнена на кафедре государственно-правовых

дисциплин Академии управления МВД России. Научный консультант: Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Витрук Николай Васильевич Официальные оппоненты: заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор Радько Тимофей Николаевич доктор юридических наук, профессор Комаров Сергей Александрович доктор юридических наук, профессор Гасанов Карим Кадырович

Ведущая организация – Ростовский юридический институт

МВД России. Защита состоится 6 ноября 2008 года в 14 час. 30 мин. на заседании

Диссертационного совета Д 203.002.06 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, г. Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, д. 8 в ауд. 404. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России. Автореферат разослан «___» ___________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент К.Л.Яковлев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Важнейшим критерием уровня развития общества признается степень цивилизованной свободы человека, одним из условий проявления которой является личная неприкосновенность. Развитие человека, безопасность его существования в современном мире выдвигают необходимость решения проблемы ее правового закрепления и обеспечения в число важнейших потребностей юридической теории и практи-ки.

Интерес к этой проблеме не случаен, он обусловлен тем, что в последние десятилетия в мире произошли изменения, которые существенно повысили значимость прав и свобод личности. К их числу можно отнести усложнение международных отношений и углубление межгосударственной интеграции, расширение демократических принципов организации общественной и государственной жизни, рост самосознания людей, развитие передовых правовых идей.

Общая черта большинства международных договоров в области прав человека заключается в том, что ключевое значение в них уделяется защите свободы и личной неприкосновенности. Именно поэтому все демократически развитые государства в качестве ведущего принципа закрепляют признание, законодательное обеспечение и защиту права граждан на свободу и личную неприкосновенность.

Личная неприкосновенность, являясь социальной ценностью на всем протяжении существования человеческого общества, приобретает юридическую значимость в государственно организованном социуме. По мере совершенствования правовых отношений менялось и содержание категории личной неприкосновенности, которая все в большей степени становилась объективно обусловленной социальной потребностью. Человек, формируясь как личность, постепенно осознавал значение неприкосновенности как неотъемлемого условия сохранения жизни и здоровья, индивидуальной свободы, психической и нравственной самодостаточности. Затрагивая интересы каждого человека, личная не-прикосновенность постепенно становилась принадлежностью всего общества, находя свое закрепление в правовых нормах.

К настоящему времени личная неприкосновенность как социально-правовая ценность, выражающая одно из основных условий существования человека в социуме, признается на всех уровнях человеческого сообщества. Это нашло свое выражение в положениях основных международно-правовых документов о правах и свободах личности и в национальном законодательстве большинства государств. Конституция Российской Федерации, признавая, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, в статье 22 также провозглашает право каждого на свободу и личную неприкосновенность.

Нормативное правовое обеспечение личной неприкосновенности не ограничивается лишь конституированием ее в качестве одного из основных прав личности, а гарантируется целым комплексом правовых установлений, обеспечивающих практическую реализацию этого права.

Анализ развития идеи личной неприкосновенности в истории правовой мысли показывает, что ее содержание менялось в зависимости от тех или иных социально-политических условий, что требовало и требует соответствующего изменения нормативно-правовой базы. Развитие международного права и национального законодательства привело к тому, что к настоящему времени в различных отраслях права сложился значительный массив правовых норм в области личной неприкосновенности, который можно характеризовать как комплексный институт права, нуждающийся в выстраивании в виде определенной системы, что позволило бы увидеть пробелы и противоречия, существующие в ней, и, соответственно, провести необходимую правотворческую работу. Без глубокого научного осмысления этой проблемы, прежде всего теоретико-правового анализа, решить данную практическую задачу невозможно.

В последние годы наметилась тенденция к расширению и углублению научных исследований различных аспектов личной неприкосновенности, выхода за рамки уголовно-процессуальной проблематики этой категории. Однако до настоящего времени среди юристов нет однозначного мнения по множеству вопросов, связанных с этим правовым феноменом. До сих пор ученые-правоведы ведут дискуссии о содержании права на личную неприкосновенность, правовых пределах его ограничения и уровнях привилегий, способах реализации и т.п. Не меньше вопросов ставит и практика реализации права на личную неприкосновенность. В частности, существуют различные оценки состояния гарантированности права на личную неприкосновенность. Во многом такое положение обусловлено отсутствием сложившейся целостной, методологически выверенной научной концепции по проблеме института личной неприкосновенности.

Все это влияет на реализацию права на личную неприкосновенность, поскольку, с одной стороны, нечеткое представление о своем праве лишает личность возможности пользоваться им в полной мере, а с другой – затрудняет выполнение государством обеспечительной функции в отношении данного права. Много вопросов, касающихся права граждан на личную неприкосновенность, возникает в связи с осуществлением своих функций правоохранительными органами, прежде всего органами внутренних дел. Именно поэтому проблема личной неприкосновенности требует повышенного внимания и переосмысления в соответствии с новыми социально-политическими реалиями и накопленной практикой ее решения. Осуществить это возможно лишь в том случае, если будут выработаны четкие теоретико-методологические основы понимания личной неприкосновенности как комплексного правового института, исходя из ко-торых законодатель сможет выстраивать систему норм, регулирующих общественные отношения в данной сфере.

Вместе с тем попытки преодолеть традиционные недостатки в научных исследованиях и нормативном закреплении личной неприкосновенности чаще всего остаются на уровне диссертационных исследований и с трудом проникают в правотворческую практику и учебную литературу.

Степень разработанности темы. В целом проблема прав и свобод личности, в том числе права на личную неприкосновенность, не обойдена вниманием ученых. Еще в дореволюционной России к ней обращались Б.А. Кистяковский, Б.П. Вышеславцев, П.И. Люблинский, Н.М. Коркунов и др. Они внесли значительный вклад в теоретическую разработку комплекса неотчуждаемых прав человека, которые принято называть правами первого поколения.

В советское и постсоветское время разработке проблемы прав и свобод человека посвятили свои труды А.Я. Азаров, С.С. Алексеев, В.С. Афанасьев, В.Ю. Багдасаров, М.В. Баглай, П.П. Баранов, В.В. Барбин, Н.А. Боброва, В.Н.Бутылин, Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, К.К. Гасанов, И.В. Глущенко, П.П.Гончаров, И.В. Гончаров, А.П. Горшенев, Е.А.Елистратов, Т.Д. Зражев-ская, В.А. Карташкин, С.А. Комаров, В.А. Кучинский, В.В. Лазарев, В.А. Лебедев, О.Э. Лейст, Е.А. Лукашева, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, А.С. Прудников, Т.Н. Радько, Ю.А. Тихомиров, В.М. Чхиквадзе, Б.С. Эбзеев и многие другие.

Учитывая значение права на личную неприкосновенность, в этот период его разработкой активно занимались Л.Д. Воеводин, Л.А. Григорян, В.А. Патюлин, И.Л. Петрухин, Ф.М. Рудинский, И.Е. Фарбер и другие ученые.

Внимание к этим вопросам значительно усилилось в последние десятилетия в связи с процессами демократизации в российском обществе, принятием Конституции Российской Федерации 1993 года. Под влиянием этих процессов в изучении прав личности начинают доминировать естественно-правовые воззрения. Развитие идеи личной неприкосновенности в конце XX – начале XXI века в исследованиях не только российских ученых, но и всего мирового сообщества связано с глубоким проникновением в позитивное право естественного права. В этой связи следует отметить работы Е.Г. Васильевой, З.Д. Еникеева, Н.В.Кальченко, В.М.Лебедева, М.Н. Малеиной, А.В. Малько, А.В. Мингес, А.С.Мордовца, И.В. Ростовщикова, К.Б. Толкачева, А.Г. Хабибуллина и др. На этом фоне выделяются монографические издания О.Е. Кутафина и Ю.И. Стецовского, посвященные личной неприкосновенности.

Интересные идеи по рассматриваемой проблеме были высказаны рядом зарубежных ученых, в том числе П. Ван Дейком, Г. Ван Хуфом, Л. Клементсом, Дж.Л. Мердоком, Р.А. Мюллерсоном, А. Саймонсом.

Начало XXI века было отмечено появлением ряда диссертационных ис-следований, в которых в том или ином аспекте раскрываются вопросы личной неприкосновенности. К их числу следует отнести диссертации В.Н. Благодарной, С.В. Игонина, Л.Ю. Казанцева, В.А. Куликова, А.А. Мецгера, Н.А. Морозова, Г.Т. Овадюка, О.Г. Селиховой и др.

Названными и другими учеными внесен значительный вклад в разработку проблемы личной неприкосновенности. Вместе с тем, несмотря на актуальность, теоретическую и практическую значимость, проблема института личной неприкосновенности до настоящего времени не стала предметом самостоятельного теоретико-правового исследования. В большинстве работ, так или иначе затрагивающих эту проблему, личная неприкосновенность рассматривается либо наряду с другими правами и свободами личности, либо в контексте специальной неприкосновенности, либо в конституционно-правовом, уголовно-правовом или административно-правовом аспектах.

Таким образом, проблема исследования состоит в необходимости раз-решения посредством научного анализа противоречия между объективной потребностью личности в своей неприкосновенности и правовым обеспечением этой потребности через систему норм и их реализации.

Все это предопределило выбор темы и обусловило гипотезу исследования, состоящую в том, что объективная потребность личности в безопасном существовании вызывает необходимость обеспечения ее личной неприкосновенности, которая в государственно организованном обществе приобретает характер субъективного права. Реализация данного права личности является результатом действия системы правовых норм, рассредоточенных по различным отраслям права, но по своей направленности ориентированных на регулирование отношений в сфере личной неприкосновенности. Отсутствие единого понимания содержания личной неприкосновенности и ее правового обеспечения приводит к тому, что институт личной неприкосновенности не фиксируется как цельная система норм, а это, в свою очередь, обусловливает наличие пробельности, дублирования и противоречивости правовых норм, составляющих данный институт, и, в конечном счете, затрудняет реализацию права каждого чело-века на личную неприкосновенность.

Объект исследования – личная неприкосновенность в системе общест-венных отношений, складывающихся в процессе взаимодействия личности и социума.

Предмет исследования – правовая форма институциализации личной неприкосновенности и ее реализация в законотворческой и правоприменительной практике.

Цель исследования. Цель диссертационного исследования состоит в разработке теоретико-правовой концепции института личной неприкосновенности на основе комплексного анализа достижений современной правовой науки, международно-правовых документов, действующего законодательства и соответствующей практики, а также в выработке предложений по совершенствованию обеспечения права на личную неприкосновенность, в том числе в деятельности органов внутренних дел.

Для достижения данной цели предполагается решение следующих задач:

- исследование социальной природы и юридического содержания личной неприкосновенности;

- определение понятия института личной неприкосновенности и характеристика его содержания;

- анализ сущности правовых привилегий, иммунитетов и ограничений в сфере личной неприкосновенности;

- раскрытие социально-юридического механизма реализации права на личную неприкосновенность;

- выявление роли органов внутренних дел в обеспечении права на личную неприкосновенность;

- формулирование предложений по совершенствованию правовой и организационной базы института личной неприкосновенности.

Методологическая основа исследования. Цель и предмет исследования обусловливают необходимость обращения к знаниям широкого комплекса наук. В этой связи анализ проблематики диссертационного исследования проводился на основе междисциплинарного, интегративного подхода с использованием совокупности всеобщих, общенаучных и частнонаучных методов научного познания.

С учетом теоретико-методологического характера работы особое внимание обращено на применение диалектического метода, который позволил рассматривать институт личной неприкосновенности в развитии и взаимосвязи с другими государственно-правовыми явлениями. Для полного и всестороннего исследования обозначенной проблемы потребовалось использование целого ряда других научных методов. В частности, формально-юридический метод применялся при анализе законодательных актов и законопроектов, теоретических разработок правоведов о содержании, границах, способах обеспечения права на личную неприкосновенность. Сравнительно-правовой метод позволил сопоставить международно-правовые положения о праве на личную неприкосновенность, а также национальное законодательство зарубежных государств с российским обеспечением права на личную неприкосновенность, выявить ос-новные тенденции и направления развития законотворческого процесса в об-ласти обеспечения права на личную неприкосновенность. Конкретно-социологический метод был использован при проведении опроса сотрудников органов внутренних дел из числа руководящего состава по проблемам обеспечения прав и свобод граждан, в том числе права на личную неприкосновенность, в деятельности органов внутренних дел.

Комплексное применение методов научного исследования и результатов научных достижений позволило раскрыть основное содержание предмета диссертационного исследования и в конечном счете решить поставленные задачи.

Диссертационное исследование базируется на изучении и критическом анализе отечественной и зарубежной научной литературы, международно-правовых документов и российского нормативного правового обеспечения личной неприкосновенности.

Научная новизна диссертации обусловлена кругом поставленных задач и полученными результатами теоретического и практического характера.

Диссертационная работа представляет собой наиболее полное в отечественной юриспруденции системное теоретико-правовое исследование проблемы правового регулирования отношений в сфере личной неприкосновенности.

Исследование охватывает значительный круг проблем, которые не рас-сматривались либо не получили до сих пор определенного решения в научной литературе. Постановка и предлагаемая автором трактовка этих проблем содержат элементы новизны или развивают перспективные направления исследований в области общей теории прав человека.

В работе на основе комплексного анализа представлено авторское видение социальной природы и юридического содержания личной неприкосновенности, что позволило разработать теоретико-правовую концепцию института личной неприкосновенности и определить перспективы его развития. Выработано понятие института личной неприкосновенности и дана характеристика его содержания; обосновано, что данный правовой институт носит комплексный характер, юридическая особенность которого выражена не в едином отраслевом методе, а в предмете правового регулирования, для раскрытия которого требуются отдельные специфические приемы и методы различных отраслей права.

В ходе исследования раскрыто соотношение свободы человека и его не-прикосновенности в контексте прав и свобод личности, личная неприкосновенность представлена как результат гармонизации интересов личности, общества и государства, объективированная в позитивном праве.

На основе анализа развития общественных отношений выделены исторические этапы обеспечения личной неприкосновенности.

Предложено разделять личную неприкосновенность как состояние человека, при котором обеспечиваются его физическая защищенность, индивидуальная свобода, психика и нравственность от недопустимого внешнего воздействия, и неприкосновенность условий существования человека (жилища, частной жизни, личной и семейной тайны, тайны переписки и т.п.), когда устанавливается запрет посягательств на них.

Выработан новый подход к классификации видов личной неприкосновенности, что позволило объединить их в целостную систему, урегулированную нормами права.

Раскрыта сущность права на личную неприкосновенность, состоящая в недопустимости воздействия на личность против ее воли при условии соблю-дения человеком интересов других лиц, общества и государства, и определены его основные правомочия.

Исследовано содержание специальной личной неприкосновенности, на основе чего проведен анализ сущности правовых привилегий, иммунитетов и ограничений в данной области. Выделены виды допустимых ограничений личной неприкосновенности: ограничения в целях определения границ правомерного поведения и ограничения в случае совершения личностью правонарушения. Изложен социально-юридический механизм реализации права на личную неприкосновенность, включающий в себя осуществление, или непосредственную реализацию права и обеспечение непосредственной реализации права. Раскрыта система средств охраны и защиты права на личную неприкосновенность. Выявлена роль органов внутренних дел в обеспечении права на личную неприкосновенность и сформулированы предложения по совершенствованию правовой и организационной базы их деятельности в этой сфере.

На основе анализа положений международно-правовых документов о правах человека, системы законодательства о личной неприкосновенности и практики их применения в диссертации выявлены особенности и недостатки государственно-правового механизма регулирования правоотношений в сфере обеспечения права на личную неприкосновенность, дана оценка эффективности их законодательной регламентации. В рамках проведенного исследования обоснована необходимость систематизации законодательства о личной неприкосновенности с учетом современных и перспективных потребностей в этой сфере, разработаны конкретные рекомендации по совершенствованию правового регулирования отношений личной неприкосновенности.

Основные положения, выносимые на защиту. В результате рассмотрения проблем института личной неприкосновенности сформулированы и обоснованы положения, содержащие элементы научной новизны, которые и выносятся на защиту.

1. Социальная природа личной неприкосновенности выражается в фактически складывающемся и обеспечиваемом общественными отношениями состоянии личности, при котором она имеет возможность располагать собой, быть огражденной от посягательств во взаимоотношениях должностных лиц и граждан, а также граждан между собой, что позволяет ей удовлетворять свои интересы и потребности, реализовывать свою свободу, развивать себя как личность, используя для этого природные и социальные возможности.

К личной неприкосновенности следует относить лишь те объекты, кото-рые непосредственно связаны с самой личностью, а не с условиями ее существования. С этой точки зрения объектами личной неприкосновенности являются физическое состояние человека, к которому относятся жизнь, здоровье, телесная целостность (физическая неприкосновенность); воз-можность располагать собой и по своему усмотрению определять место пребывания и род занятий (неприкосновенность индивидуальной свободы, или волевая неприкосновенность); психика, честь, достоинство, свобода совести и вероисповедания и другие духовные ценности (духовная неприкосновенность).

2. Юридическое содержание личной неприкосновенности проявляется в нормативном закреплении права человека на личную неприкосновенность и его обеспечении.

Сущность права на личную неприкосновенность состоит в недопустимости воздействия на личность против ее воли при условии соблюдения человеком интересов других лиц, общества и государства. Пределы допустимости воздействия на личность определяются, а также гарантируются государством. Гармонизированная с другими субъектами социума воля личности и воля государства не всегда совпадают, поэтому возможны расхождения между содержанием права на личную неприкосновенность и его юридическим закреплением.

3. Право на личную неприкосновенность может быть рассмотрено как единство четырех правомочий личности: 1) возможность быть огражденной от незаконного ограничения физической неприкосновенности, индивидуальной свободы и духовной неприкосновенности личности (недопустимость такого ограничения); 2) возможность беспрепятственно пользоваться свободой от неправомерных посягательств на личную неприкосновенность; 3) возможность требовать от других лиц не нарушать ее неприкосновенность; 4) возможность прибегать к государственной защите в случае посягательств на ее неприкосновенность.

4. Юридическая конструкция «право на свободу и личную неприкосно-венность», используемая в международном и национальном праве, представляет собой не два субъективных права – право на свободу и право на личную неприкосновенность, - а единое право на свободу от необоснованных арестов и задержаний. Объединение широкого понятия «свобода» с не менее широким понятием «личная неприкосновенность» приводит к их обоюдному сужению и появлению нового понятия «право на свободу и личную неприкосновенность», содержание которого ограничивается смыслом, вкладываемым в него международным и национальным правом. При использовании понятий «право на свободу» и «право на личную неприкосновенность» в качестве самостоятельных каждое их названных прав приобретает более широкое содержание, чем то, которое они имеют в едином понятии (право на свободу - возможность распоря-жаться собой по своему усмотрению, право на личную неприкосновенность – возможность быть огражденной от незаконных посягательств).

5. Право на личную неприкосновенность и его обеспечение по своей значимости, единству предмета регулирования и относительной обо-собленности в системе права целесообразно выделить в самостоятельный ин-ститут права.

Институт личной неприкосновенности представляет собой объединен-ную общим предметом правового регулирования систему взаимосвязанных правовых норм, принадлежащих различным отраслям права и регулирующих совокупность общественных отношений в сфере личной неприкосновенности. Данный правовой институт носит комплексный характер, юридическая особенность которого выражена не в едином отраслевом методе, а в предмете правового регулирования, для раскрытия которого требуются отдельные специфические приемы и методы различных отраслей права.

Необходимость закрепления права на личную неприкосновенность и его обеспечения в виде комплексного правового института связана с тем, что, во-первых, содержательно они во всей своей полноте не выражены в какой-либо одной правовой норме. Во-вторых, полная реализация права на личную неприкосновенность возможна лишь при достаточной нормативной конкретизации международно-правовых положений в национальном праве, а конституционных положений в отраслевом законодательстве.

6. Институт личной неприкосновенности не является объединением пра-вовых норм, состоящим из основной, или генеральной нормы и конкретизи-рующих (детализирующих) ее предписаний. Несмотря на наличие в международно-правовых документах и конституционном законодательстве нормы, закрепляющей личную неприкосновенность, говорить о том, что эта норма является генеральной, не приходится по той причине, что по своему значению она не охватывает всей полноты содержания личной неприкосновенности как относящейся ко всем ее проявлениям (физической неприкосновенности, неприкосновенности индивидуальной свободы, духовной неприкосновенности), а ограничивается лишь свободой от неправомерных арестов и задержаний.

Вместе с тем просматривается определенная субординация правовых норм, составляющих институт личной неприкосновенности, в направлении конкретизации ряда международно-правовых и конституционных положений в отраслевом законодательстве. Исходя из этого, право на личную неприкосновенность и его обеспечение являются правовым институтом, во главе которого стоит не отдельная норма, а принцип личной неприкосновенности, детализированный в ряде норм международно-правового и конституционного характера, которые, в свою очередь, конкретизируются в нормах отраслевого уровня.

Институт личной неприкосновенности включает в себя совокупность норм, объединенных юридическим содержанием и непосредственной связью с регулируемыми ими отношениями в сфере личной неприкосновенности. Именно это качество определяет принадлежность той или иной нормы к институту личной неприкосновенности.

7. Личная неприкосновенность как общий институт права в равной мере распространяется на всех лиц, независимо от их социального и правового статуса. Это гарантируемый государством всем физическим лицам объем неприкосновенности, на котором базируется специальная личная неприкосновенность, расширяющая или сужающая его в зависимости от тех или иных обстоятельств, связанных со специальным правовым статусом субъекта неприкосновенности.

Специальная личная неприкосновенность вытекает исключительно из особенностей правового статуса соответствующих категорий граждан. Это означает, что нормативное закрепление специальной личной неприкосновенности следует рассматривать не как обычное для демократических государств законодательное закрепление естественных прав человека, а как формирование специфической категории прав и свобод, которые по усмотрению государства могут включаться в правовой статус отдельных граждан или выводиться из его содержания. В этом смысле источником специальной личной неприкосновенности выступает государственная воля, выраженная в законодательстве.

8. Право на личную неприкосновенность, являясь неотчуждаемым пра-вом, не относится к правам, которые остаются неизменными по своему объему, не могут быть расширены или ограничены.

Вместе с тем в полной мере можно говорить о привилегиях, иммунитетах и ограничениях в сфере личной неприкосновенности лишь относительно индивидуальной свободы. Постановка вопроса о привилегиях, иммунитетах и ограничениях в известной степени правомерна и применительно к физической и духовной личной неприкосновенности, но речь в данном случае идет не об изменении объема прав на жизнь, здоровье, честь и достоинство и т.п., а о степени их гарантирования и возможности реализации, которые обусловлены повышенной опасностью угроз этим личным ценностям при выполнении личностью общественно значимых функций либо условиями отбывания наказания за совершенное правонарушение.

9. Необходимость предоставления правовых привилегий и иммунитетов в сфере личной неприкосновенности вызвана тем, что субъекты, обладающие ими, в силу своего должностного положения подвержены большей опасности нарушения своей неприкосновенности, чем другие граждане.

Правовые привилегии и иммунитеты в сфере личной неприкосновенности не расширяют объем этой неприкосновенности, а сокращают возможность ее ограничения. Это обусловлено тем, что право на личную неприкосновенность, которым обладает каждый человек, уже содержит в себе возможность пользоваться неприкосновенностью в полном объеме. Поэтому правовые привилегии и иммунитеты могут лишь противостоять опасности недопустимого ограничения личной не-прикосновенности в связи с выполнением субъектом социально значимых функций. С этой целью правовые привилегии и иммунитеты усиливают огражденность от незаконного ограничения личной неприкосновенности, увеличивают объем требований, которые личность может предъявить к обязанным лицам, расширяют круг возможностей государственной защиты личной неприкосновенности субъектов, обладающих этими привилегиями и иммунитетами.

10. Характер ограничений права на личную неприкосновенность позволяет выделить:

1) ограничения в целях определения границ правомерного поведения, включающие в себя: ограничения, связанные с установлением пределов общей личной неприкосновенности и характеризующие степень свободы личности в том или ином обществе; ограничения, связанные с установлением пределов специальной личной неприкосновенности, которые вызваны особенностями профессиональной деятельности; ограничения, связанные с особыми социальными и жизненными ситуациями (чрезвычайными ситуациями, крайней необходимостью, необходимой обороной);

2) ограничения в случае совершения личностью правонарушения, которые, в свою очередь, можно разделить на два вида: а) административно-процессуальные и уголовно-процессуальные ограничения; б) ответственность за совершенное правонарушение.

11. Социально-юридический механизм реализации права на личную неприкосновенность - это совокупностъ взаимосвязанных средств и способов, позволяющих личности по своему усмотрению и с учетом интересов других лиц преобразовать юридически закрепленные возможности личной неприкосновенности в фактическое поведение для удовлетворения своих личных потребностей и интересов.

В структуре социально-юридического механизма реализации права на личную неприкосновенность выделяются два основных элемента: 1) осуществление, или непосредственная реализация права и 2) обеспечение непосредственной реализации права.

12. Непосредственная реализация права на личную неприкосновенность имеет ряд особенностей, к числу которых можно отнести следующие:

а) состояние личной неприкосновенности гражданина выступает одно-временно и результатом реализации права на личную неприкосновенность, и стадией его проявления. В случае недостаточной правовой или социальной обеспеченности право на личную неприкосновенность остается в стадии обладания, не реализуясь в полной мере в стадию пользования;

б) в стадии пользования непосредственная реализация права на личную неприкосновенность проявляется как соблюдение обязанными лицами право-вых норм, закрепляющих это право. В отличие от непосредственной реализации многих субъективных прав, предполагающей активные действия управомоченного лица, реализация прaвa на личную неприкосновенность зависит в значительной степени от обязанных лиц, от которых требуется соблюдение, ненарушение установленных законом требований, охраняющих неприкосновенность граждан. Следовательно, реализация права на личную неприкосновенность представляет собой преимущественно его обеспечение;

в) непосредственная реализация права на личную неприкосновенность осуществляется в форме общих (общерегулятивных) правоотношений, а его защита – в форме конкретных правоотношений.

13. Юридические средства обеспечения права на личную неприкосновенность - это совокупность закрепленных в законодательстве механизмов реализации правомочий носителей данного права, приобретающих характер гарантий.

Исходя из концептуально-методологической схемы работы, среди юридических средств охраны и защиты права на личную неприкосновенность предлагается выделять юридические средства правовой институциализации личной неприкосновенности (закрепления права на личную неприкосновенность); юридические средства предупреждения и пресечения нарушений права на личную неприкосновенность; средства судебной защиты; средства юридической ответственности и компенсационно-восстановительные средства; юридические средства надзора и контроля за обеспечением права на личную неприкосновенность.

14. Специфика деятельности органов внутренних дел, связанная с обеспечением права на личную неприкосновенность, состоит в том, что, с одной стороны, основной своей задачей они имеют защиту прав и свобод человека и гражданина, в том числе права на личную неприкосновенность, с другой – наделены компетенцией по ограничению данного права в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Диалектическое единство этих сторон составляет основное содержание охраны и защиты права на личную неприкосновенность в деятельности органов внутренних дел.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что разработанные теоретические положения и полученные выводы через призму права на личную неприкосновенность развивают теоретико-правовую основу прав и свобод личности, являются предпосылкой для дальнейшего научного поиска в этой области.

Исследуемые проблемы содержания и юридического обеспечения личной неприкосновенности не только восполняют пробелы в изучении данного правового института, но и являются значимыми для общей теории прав человека, а их новое видение обусловливает теоретическую ценность проведенного исследования. Положения и выводы диссертационной работы представляют значимость для уточнения, а в ряде случаев и пересмотра существующих в современной юридической науке представлений о праве на личную неприкосновенность, что, несомненно, будет способствовать более глубокому его пониманию.

Содержащиеся в диссертации положения и выводы помогут создать системное теоретико-правовое видение исследуемой проблемы и дополнить научные представления о правах и свободах личности.

Полученные выводы могут быть использованы в общей теории права и государства, конституционном праве, административном праве, уголовном и уголовно-процессуальном праве и других отраслевых науках при дальнейших научных исследованиях по проблемам института личной неприкосновенности. Они могут иметь значение для решения научно-практических проблем нормативного правового регулирования отношений в области прав и свобод личности.

Результаты диссертации могут найти применение в учебном процессе в высших юридических образовательных учреждениях в курсах дисциплин об-щепрофессионального цикла и дисциплин специализации. Выводы и предло-жения диссертационного исследования целесообразно использовать в нормо-творческой деятельности по совершенствованию действующего законодательства, а также в практике органов внутренних дел и других правоохранительных органов, в частности, при подготовке и переподготовке кадров.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспе-чивается многообразием используемых научных методов при приоритете методологических основ теории познания, аргументированностью положений и выводов диссертации, полным и всесторонним изучением и использованием нормативно-правовых актов и научных источников, в том числе работ по теории права и государства, философии права, теории управления, отраслевым юридическим дисциплинам, а также публикаций в периодической печати, аналитических справок, обзоров, критический анализ содержания которых позволил построить концептуальную основу исследования и наполнить ее фактологической базой. В процессе исследования был проведен социологический опрос сотрудников органов внутренних дел из числа руководящего состава, который позволил выявить ряд проблем в обеспечении права на личную неприкосновенность в деятельности органов внутренних дел и увидеть пути их решения.

Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России.

Основное содержание и выводы диссертационного исследования были изложены в докладах и выступлениях соискателя на международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях, в том числе «Общество и право в новом тысячелетии» (Тула, 2001 г.); «Организационно-правовые проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел и профессиональной подготовки кадров» (Руза, 2001 г.); «Национальная безопасность и правопорядок» (Ростов-на-Дону, 2007 г.); «Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях» (Челябинск, 2007 г.); «Государственная система профилактики правонарушений: современное состояние и перспективы развития» (Москва, 2007 г.); «Проблемы защиты прав человека на современном этапе развития государства и общества» (Уфа, 2007 г.); «Политическая система общества и безопасность государства» (Москва, 2008 г.); «Региональная преступность: состояние, проблемы и перспективы борьбы» (Курск, 2008 г.); «Юридическая наука в XXI веке: теоретические разработки и практические воплощения» (Орел, 2008 г.) и других.

Положения диссертации использовались при чтении лекций, проведении учебных занятий и при разработке учебно-методической литературы по дисциплинам «Теория государства и права», «Конституционное право», «Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в деятельности органов внутренних дел», «Обеспечение законности в деятельности органов внутренних дел» в Академии управления МВД России, Московском университете МВД России, Орловском юридическом институте МВД России и Калининградском юридическом институте МВД России. Ряд выводов и предложений диссертационного исследования был использован в работе Комитета Государственной Думы Российской Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, а также Следственного комитета при МВД России, Калининградской областной Думы и международной коллегии адвокатов «Закон и право». Выводы и практические рекомендации, содержащиеся в исследовании, нашли отражение в 44 опубликованных автором научных работах, в том числе в четырех монографиях и 12 статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных перечнем ВАК России.

Структура диссертации предопределена смыслом и логикой исследования. Работа состоит из введения, двух разделов, включающих в себя пять глав и 15 параграфов, заключения, списка использованных источников и приложения. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследова-ния; показывается степень ее научной разработанности; определяются объект и предмет, цель и задачи исследования; раскрываются методология и новизна работы; формулируются положения, выносимые на защиту; характеризуются достоверность и обоснованность полученных результатов, их теоретическое и практическое значение; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Раздел I - «Социально-правовая характеристика личной неприкосновенности» - включает в себя три главы.

Глава 1 - «Социальная природа и юридическое содержание личной не-прикосновенности» - содержит анализ развития идеи личной неприкосновенности в истории правовой науки и юридической практики, раскрывает социальную природу и юридическое содержание личной неприкосновенности, описывает институт личной неприкосновенности как структурный элемент системы права.

В работе отмечается, что на становление и развитие идеи личной неприкосновенности решающее влияние оказала естественно-правовая концепция. Идея естественных, прирожденных прав человека призвана была поставить заслон всевластию государства, препятствующего развитию свободы и автономии личности. Высоко оценивая роль естественно-правовой концепции в становлении прав человека, нельзя сказать, что она была единственной и преобладающей в определении взаимоотношений личности и государства, в выдвижении приоритета прав человека по отношению к государственной власти. Ей противостоял и в значительной мере продолжает противостоять позитивистский подход к природе прав человека и взаимоотношениям государства и личности. И все же дальнейшее развитие идеи личной неприкосновенности в мировом сообществе связано с глубоким проникновением в позитивное право возрожденного естественного права, выраженного в системе общепризнанных неотъемлемых прав человека, которые становятся правовым базисом, юридической основой национальных правовых систем.

В работе дается развернутый анализ развития идеи личной неприкосновенности в истории мировой и отечественной правовой мысли, констатируется, что данная идея нашла свое воплощение в нормах позитивного права фактически во всех развитых государствах мира, а также общепризнанных принципах международного права. Вместе с тем проведенный анализ показал, что до настоящего времени существует неоднозначность понимания социальной природы и юридического содержания личной неприкосновенности

Вопрос о личной неприкосновенности самым непосредственным образом связан с вопросом о свободе личности. С момента появления человека как элемента, структурной единицы социальной общности его развитие происходит в рамках двух постоянно трансформирующихся и диалектически взаимосвязанных форм существования: общения и обособления, или иначе солидарности и индивидуализма. Человек не может существовать, не взаимодействуя с другими членами общества, но чтобы взаимодействовать с ними, он должен обладать свободой, т.е. быть относительно обособленным от других людей. Взаимосвязь названных форм существования человека проявляется и в том, что ограничение сферы общения немедленно отражается на состоянии обособления, и наоборот, недостаточность условий для реализации индивидуальной свободы сказывается на возможности развития отношений с другими людьми. Следовательно, всякое общение немыслимо без обособления, так же как обособление является условием для установления общественных отношений.

В этой связи делается вывод, что социальная природа личной неприкосновенности выражается в фактически складывающемся и обеспечиваемом общественными отношениями состоянии личности, при котором она имеет возможность располагать собой, быть огражденной от посягательств во взаимоотношениях должностных лиц и граждан, а также граждан между собой, что позволяет ей удовлетворять свои интересы и потребности, реализовывать свою свободу, развивать себя как личность, используя для этого природные и социальные возможности.

С этой точки зрения, личная неприкосновенность, с одной стороны, является условием проявления свободы человека, а с другой – важнейшей составляющей самой этой свободы. Личная неприкосновенность приобретает характер социально значимого явления, объективная необходимость наличия которого вызвана общественным бытием человека.

Здесь важно учитывать тот факт, что оптимальное сочетание интересов личности, общества и государства зависит от того, какой именно вид свободы обеспечивается государством и правом. Для того чтобы человек мог свободно действовать и пользоваться социальными благами, то есть использовать «свободу для», он должен быть «свободен от» (принуждения, зависимости и т.п.). Личную неприкосновенность в значительной степени характеризует второй тип свободы, когда вопрос состоит не в том, насколько дозволено человеку пользоваться «свободой для», а в том, насколько он огражден от внешних посягательств на него, то есть наделен «свободой от», в какой мере реализуется его право на личную неприкосновенность.

Поэтому юридическое содержание личной неприкосновенности проявляется в нормативном закреплении права человека на личную неприкосновенность и его обеспечении.

Отвечая на вопрос о том, существовала ли личная неприкосновенность, т.е. свобода от внешнего воздействия, до появления права на такую неприкосновенность или же наличие права на личную неприкосновенность и давало основание для реализации человеком своей свободы, в диссертации отмечается, что на ранних этапах развития общества человек, с одной стороны, был несвободен от принуждения со стороны других людей, поскольку не имел для этого социальных гарантий, но, с другой стороны, обладал свободой воли, то есть был свободен в силу имеющихся у него возможностей обеспечивать свою неприкосновенность. Следовательно, наличие неприкосновенности в этот период обусловливалось возможностью человека лично или с помощью рода физически обеспечить ее. Большей неприкосновенностью обладал человек, имевший больше физических возможностей для своей защиты. Естественно, в этот период времени речь могла идти лишь о физической неприкосновенности, поскольку говорить о неприкосновенности индивидуальной свободы в силу отсутствия правовых механизмов и о духовной неприкосновенности из-за неразвитости нравственных начал жизни общества не приходилось.

По мере развития общества физическая сила начинает уступать место силе социальной. Наибольшей неприкосновенностью начинает обладать тот, кто имеет социальную власть. Отчетливо вырисовывается тенденция: от физического обеспечения личной неприкосновенности с различным уровнем этого обеспечения к социальному, прежде всего правовому, обеспечению с равным его уровнем для всех членов общества.

В этой связи в работе выделяются несколько исторических этапов обеспечения личной неприкосновенности:

1. Обеспечение личной, прежде всего физической неприкосновенности посредством личной физической силы или силы рода. Этот этап характеризуется абсолютным неравенством в личной неприкосновенности, обусловленным неравенством физических сил (физическое неравенство при социальном равенстве).

2. Обеспечение личной неприкосновенности, включающее в себя как физическую силу, так и силу социальной власти. На данном этапе развития родового общества появляются привилегии в личной неприкосновенности, связанные с выполнением властных функций, возникают зачатки волевой и духовной неприкосновенности.

3. Обеспечение личной неприкосновенности с помощью правовых средств, которые закрепляют неравенство в личной неприкосновенности, обусловленное сословными или классовыми привилегиями.

4. Обеспечение личной неприкосновенности, равной для всех членов общества. Привилегии и иммунитеты в этой области связываются не с социальным положением личности, а с характером выполняемых ею государственных функций. Этот этап соответствует уровню правового государства, когда личная неприкосновенность приобретает характер субъективного права личности, не только признаваемого государством, но и реально обеспечиваемого им.

Всякое право есть не просто возможность обладать каким-либо благом, а признанная и обеспечиваемая свобода действовать или пользоваться чем-либо. Поэтому право на личную неприкосновенность возникает тогда, когда у личности появляется возможность осознавать себя как индивида и соответствующим образом воспринимать других, а, следовательно, и требовать не нарушать свою неприкосновенность и признавать за другими их неприкосновенность. Другими словами, право на личную неприкосновенность как естественное право личности формируется одновременно с осознанием в обществе потребности в такой неприкосновенности.

Таким образом, личная неприкосновенность как социальное благо (ценность), необходимое личности для реализации своих интересов, несомненно, возникает до того, как формируется право на эту неприкосновенность. Вместе с тем с момента возникновения правового регулирования личная неприкосновенность может рассматриваться как результат реализации возможности личности обладать ею, то есть как результат реализации права на личную неприкосновенность. При этом, существуя как неотъемлемое право личности, то есть будучи правовым по своей сути, оно может получать разное законодательное выражение.

Личная неприкосновенность как естественное, неотчуждаемое право предполагает наличие оптимального сочетания интересов личности, общества и государства. Хотя целью права на личную неприкосновенность является защита интереса его обладателя, но лишь в пределах, установленных законом. Поэтому в конечном счете данное право, как и любое другое субъективное право, должно выражать не единоличный интерес индивида, а гармоническое сочетание личных и общественных интересов. Однако в действительности субъективное право на личную неприкосновенность, объективированное в позитивном праве, фактически никогда не достигает такой гармонизации интересов. В результате в случае перекоса правового обеспечения личной неприкосновенности в сторону интересов государства возникает ущемление этой неприкосновенности, что характерно для антидемократических режимов. В ином случае, когда личность получает абсолютную свободу, страдают интересы других людей и государства. Крайние формы этих отклонений чреваты не только тем, что и одном, и в другом случае происходит нарушение прав личности, но и тем, что они могут переходить в свою противоположность.

В работе указывается, что важно понять различие содержания и юридической формы прав личности, в том числе права на личную неприкосновенность. Содержание прав личности предполагает, что они возникают как естественные, неотъемлемые от личности, выражающие наиболее оптимальное сочетание интересов личности, общества и государства. Юридическая форма есть нормативно-правовое выражение и закрепление данного содержания. Поскольку всякое содержание облечено в соответствующую форму, постольку субъективные права всегда имеют юридически оформленный вид. Вопрос заключается в том, в какой мере юридическая форма адекватна содержанию прав личности. По общему признанию, определенным стандартом, идеалом, на который должно ориентироваться законодательство отдельных стран, является между-народно-правовое закрепление положения личности.

С точки зрения юридической формы субъективные права не являются неотчуждаемыми, так как государство через законодательные акты может их изменять, ограничивать, аннулировать. Поэтому проблема состоит в их надлежащем юридическом оформлении. Содержание прав личности само по себе не имеет юридического значения до тех пор, пока не получит правового оформления, которое придает ему общезначимость и является способом специфической, правовой объективации этого содержания. Права личности представляют собой, таким образом, органическое единство социального содержания и соответствующей ему юридической формы. В этой связи различение содержания права на личную неприкосновенность и его юридической формы приобретает не только теоретическое, но и практическое значение.

В результате анализа в работе делается вывод, что сущность права на личную неприкосновенность состоит в недопустимости воздействия на лич-ность против ее воли при условии соблюдения человеком интересов других лиц, общества и государства. Юридическая форма этого права предполагает, что пределы допустимости воздействия на личность определяются, а также гарантируются государством. Очевидно, что гармонизированная с другими субъектами социума воля личности и воля государства не всегда совпадают, поэтому возможны расхождения между естественно-правовым содержанием права на личную неприкосновенность и его юридическим закреплением.

Изучение научной литературы показало, что нет другого такого субъективного права, как право на личную неприкосновенность, функционально занимающее в группе личных прав ведущее положение, которое получало бы столь различное толкование в юридической литературе, начиная от узкого (уголовно-процессуального) до расширенного, фактически отождествляемого со всей системой личных прав.

В этой связи автором анализируется содержание данного права и делается вывод, что юридическая конструкция «право на свободу и личную неприкосновенность», используемая в международном и национальном праве, представляет собой не два субъективных права – право на свободу и право на личную неприкосновенность, - а единое право на свободу от необоснованных арестов и задержаний. Объединение широкого понятия «свобода» с не менее широким понятием «личная неприкосновенность», как ни парадоксально, приводит к их обоюдному сужению и появлению нового понятия «право на свободу и личную неприкосновенность», содержание которого ограничивается смыслом, вкладываемым в него международным и национальным правом. При использовании понятий «право на свободу» и «право на личную неприкосновенность» в качестве самостоятельных каждое их названных прав приобретает несколько иное, более широкое, содержание, чем то, которое они имеют в едином понятии (право на свободу - возможность распоряжаться собой по своему усмотрению, право на личную неприкосновенность – возможность быть огражденной от незаконных посягательств).

Как и всякое право, право на личную неприкосновенность представляет собой материально обусловленную и гарантированную меру возможного поведения личности, которая определена нормами права в целях удовлетворения личных и общественных потребностей и интересов.

Данное право личности означает, что при условии правомерного поведе-ния, рамки которого определены законом, личность не может быть ограничена в своей физической, волевой и духовной свободе, она пользуется благом неприкосновенности. Это положение составляет основное содержание права на личную неприкосновенность. Указание на правомерное поведение как условие реализации этого права раскрывает пределы его осуществления. Поэтому государство гарантирует личности ее неприкосновенность при условии соблюдения этой личностью закрепленных в законе прав граждан и интересов государства и выполнения возложенных на нее обязанностей. В противном случае возникает необходимость в ограничении государством права на личную неприкосновенность для данного лица.

Вместе с тем содержание права на личную неприкосновенность не сво-дится лишь к возможности беспрепятственного пользования благом неприкосновенности, оно включает в себя также недопустимость противоправного ограничения этой неприкосновенности, возможность требовать соответствующего поведения от обязанных лиц и возможность прибегнуть к государственной защите в случае его нарушения. Другими словами, данное право включает в себя ряд правомочий, которые в совокупности и составляют его содержание.

В работе отмечается, что право на личную неприкосновенность как субъективное право может быть представлено в виде единства четырех правомочий личности: 1) возможности быть огражденной от незаконного ограничения физической неприкосновенности, индивидуальной свободы, психической и нравственной неприкосновенности личности (недопустимость такого ограничения); 2) возможности беспрепятственно пользоваться свободой от неправомерных посягательств на личную неприкосновенность; 3) возможности требовать от других лиц не нарушать ее неприкосновенность; 4) возможности прибегать к государственной защите в случае посягательств на ее неприкосновенность.

Правомочия в содержании права на личную неприкосновенность нахо-дятся в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности. Так, правомочие на пользование физической, волевой, психической и нравственной неприкосно-венностью превратится в формальность, не реализующуюся на практике, если личность не будет иметь юридически гарантированной возможности требовать от государства создания условий личной неприкосновенности или обращаться за ее защитой в государственные органы. Потеряет смысл возможность прибегать к государственной защите, если за личностью не будет признаваться право на свободу и недопустимость ее противоправного ограничения.

1. Возможность личности быть огражденной от незаконного огра-ничения ее физической неприкосновенности, индивидуальной свободы и духовной неприкосновенности (недопустимость такого ограничения). Ограждение личности от незаконного ограничения ее неприкосновенности позволяет реализовать правомочие на пользование не только данным благом, но и другими социальными благами. Именно данное правомочие раскрывает суть права на личную неприкосновенность. На наш взгляд, замена в российской конституции термина «право неприкосновенности личности» на термин «право на личную неприкосновенность», помимо переориентации с позитивистского подхода на естественно-правовой и приведения отечественной правовой терминологии в соответствие с международно-правовой терминологией, связано и с более точным назва-нием данного субъективного права. Если личная неприкосновенность есть юридически обеспечиваемая возможность личности быть огражденной от ка-ких-либо посягательств, то предлог «на» в наименовании права личности на личную неприкосновенность указывает не столько на право на активные действия человека, сколько на возможность личности быть огражденной от незаконных посягательств.

Рассматриваемое правомочие в отличие от остальных не требует от личности активных действий. Оно существует в виде правового требования к обязанным лицам не посягать на личную неприкосновенность и обеспечивать условия беспрепятственной реализации данного права личности.

В праве на личную неприкосновенность нередко смешиваются две стороны любого субъективного права: с одной стороны, данное право предполагает недопустимость неправомерного ограничения личной неприкосновенности со стороны кого бы то ни было; с другой – наличие обязанности государства обеспечить эту неприкосновенность. Смешение этих сторон происходит потому, что обязанным субъектом и в том, и в другом случае выступает государство: именно оно является основным субъектом, который не должен неправомерно ограничивать неприкосновенность человека, и оно же с помощью системы гарантий обязано обеспечить данную неприкосновенность.

В последние годы при определении права личности основной акцент делается на мере возможного поведения самого субъекта права, в результате чего действия обязанных лиц остаются вне данного определения. Видимо, это является своеобразной реакцией на недостаток прежнего понимания права личности, в котором господствовала позиция, согласно которой главным в праве признавались действия обязанных лиц.

Определение права личности как меры возможного поведения управомоченного в большей мере раскрывает содержание прав, требующих от личности активных действий. Но в ряде прав, прежде всего личных, на первый план выводится недопустимость совершения тех или иных действий обязанными лицами. Поэтому для этой группы прав, в которую входит и право на личную неприкосновенность, важнейшим правомочием становится возможность личности быть огражденной от незаконных действий обязанных лиц.

2. Возможность личности беспрепятственно пользоваться свободой от незаконных посягательств на личную неприкосновенность (право-пользование). Это правомочие является прямым и непосредственным продолжением недопустимости неправомерного ограничения личной неприкосновенности. Отсутствие такого ограничения позволяет личности беспрепятственно пользоваться этим благом для удовлетворения своих и общественных интересов и потребностей. При этом понятие «благо» следует понимать в широком смысле не только как вещи, материальные ценности, предметы, но и как любые ценностно значимые для человека явления, в том числе жизнь, свобода поведения, честь, достоинство и т.п.

В этом структурном элементе наиболее ярко проявляются основные признаки права личности: право на положительные действия (право как мера возможного поведения) и право пользования конкретным социальным благом, составляющие в праве личной неприкосновенности диалектическое единство.

Пользуясь неприкосновенностью, личность может совершать действия, дозволяемые законом. При этом само благо (личная неприкосновенность) не входит и не может входить в содержание права личности. Последнее означает лишь возможность пользования благом, в том числе фактическую, реализующуюся.

Выражая меру возможного поведения личности, данное правомочие тем самым регулирует поведение управомоченного лица. В этой связи вызывает сомнение обоснованность позиции некоторых авторов, полагающих, что личные права, в том числе право на личную неприкосновенность, не регулируют действия управомоченного лица, ему не предписывается и по характеру объекта не может предписываться какого-либо определенного поведения. Действительно, личные права не предписывают конкретных действий лица, но они имплицитно содержат указание на необходимость правомерного поведения и таким образом регулируют это поведение. Данное замечание может быть отнесено к любому праву личности, поскольку каждое из них требует правомерного поведения управомоченного лица, что является условием реализации права.

3. Возможность личности требовать от других лиц не нарушать ее неприкосновенность (право-требование). Это правомочие вытекает из двух предыдущих правомочий. Если личность имеет возможность пользоваться неприкосновенностью, которая ей обеспечивается посредством правового требования к обязанным лицам не нарушать эту неприкосновенность, то, в случае угрозы посягательства на нее или самого посягательства, личность получает право самой требовать создания условий для недопущения посягательства или прекращения этого посягательства. В отличие от правомочия, состоящего в недопустимости противоправного ограничения личной неприкосновенности, которое проявляется в виде обязанности государственных органов и их должностных лиц, данное правомочие является правом-требованием самой личности к обязанным лицам.

Наличие права-требования в структуре права на личную неприкосновенность дает гражданину возможность выяснить законность ограничения его неприкосновенности, фактические и юридические основания этого ограничения. В частности, при аресте гражданин вправе потребовать от работников, производящих арест, объяснения оснований применения этой меры государственного принуждения и соблюдения ее юридической процедуры.

Право-требование объективно предполагают совершение соответствую-щих действий по самозащите личностью своей неприкосновенности. В этой связи ошибочной представляется точка зрения о том, что в содержание права на личную неприкосновенность не может быть включено право на необходимую оборону, которая есть не что иное, как одна из юридических форм самозащиты. В рамках рассматриваемого права самозащита выступает именно тем возможным вариантом поведения управомоченного лица, посредством которого оно обеспечивает пользование таким социальным благом, как личная неприкосновенность.

4. Возможность личности прибегать к государственной защите в случае посягательства на ее неприкосновенность (право-притязание). Это правомочие отличается от права-требования тем, что гражданин не сам является субъектом защиты своего права на неприкосновенность, а обращается за защитой к государству. Оно реализуется посредством права граждан обращаться в государственные органы с жалобами, а также заявлениями о защите своей неприкосновенности от посягательств.

Реальность рассматриваемого правомочия как элемента права на личную неприкосновенность обеспечивается наличием корреспондирующей ему обязанности государства принять необходимые меры по восстановлению нарушенного права и наказанию виновных.

В работе отмечается, что различие во мнениях ученых по вопросу о со-держании права на личную неприкосновенность не случайно и вызвано в первую очередь неоднозначностью определения объекта неприкосновенности. От решения вопроса об объекте неприкосновенности зависит объем содержания права на личную неприкосновенность, а следовательно, и ответ на вопрос о том, каким именно социальным благом в данном случае обладает личность.

Анализ различных позиций показал, что существуют по меньшей мере четыре основания, из которых исходят исследователи при определении объекта неприкосновенности и которые условно можно назвать текстуальным, государственно-правовым, социальным и этимологическим.

Основой текстуального толкования является текст нормативных актов, большинство из которых сводят личную неприкосновенность к недопустимости незаконных арестов и задержаний.

Государственно-правовое толкование характеризует право на личную неприкосновенность как свободу личности от государства, как комплекс юридических норм, определяющих границу для вторжения государственной власти в область неприкосновенности человека.

Социальное толкование включает в содержание права человека на лич-ную неприкосновенность недопустимость ограничения физической, волевой и духовной свободы человека в пределах социальной необходимости. При этом речь идет о недопустимости ограничения свободы человека не только со стороны государства, но и со стороны других людей. Это толкование личной неприкосновенности связано с личной безопасностью и свободой человека как социобиологического существа.

Этимологическое толкование исходит из самого термина «личная неприкосновенность» и расширяет его содержание до свободы от какого бы то ни было принуждения со стороны других людей. При таком понимании право на личную неприкосновенность рассматривается как естественное, неотъемлемое право, присущее человеку от рождения и не подлежащее какому бы то ни было ограничению. С этой точки зрения личная неприкосновенность фактически тождественна свободе личности, но рассматриваемой со стороны обязанных лиц. Ее можно охарактеризовать как недопустимость незаконного ограничения свободы личности во всех ее проявлениях: в личной, трудовой, общественно-политической и других сферах. Она характеризует не право личности на обладание каким-либо благом, а обязанность других лиц не препятствовать личности пользоваться этим благом.

Проанализировав имеющиеся точки зрения по данному вопросу, автор пришел к выводу, что к личной неприкосновенности следует относить лишь те объекты, которые непосредственно связаны с самим существованием личности, а не с условиями, в которых происходит это существование. С этой точки зрения объектами личной неприкосновенности являются физическое состояние человека, к которому относятся жизнь, здоровье, телесная целостность (физическая неприкосновенность); возможность располагать собой и по своему усмотрению определять место пребывания и род занятий (неприкосновенность индивидуальной свободы, или волевая неприкосновенность); психика, честь, достоинство, свобода совести и вероисповедания и другие духовные ценности (духовная неприкосновенность).

Проведенный в диссертации анализ привел к выводу, что по своей значимости, единству предмета регулирования и относительной обособленности в системе права право на личную неприкосновенность и его юридическое обеспечение целесообразно выделить в самостоятельный институт права.

Институт личной неприкосновенности представляет собой объединен-ную общим предметом правового регулирования систему взаимосвязанных правовых норм, принадлежащих различным отраслям права и регулирующих совокупность общественных отношений в сфере личной неприкосновенности.

Данный правовой институт носит комплексный характер, юридическая особенность которого выражена не в едином отраслевом методе, а в предмете правового регулирования, для раскрытия которого требуются отдельные специфические приемы и методы различных отраслей права. Комплексный характер института личной неприкосновенности обусловлен тем, что в системе права наряду с основными подразделениями, которые обособляются по признакам отраслевых методов и механизмов регулирования, имеются образования комплексного характера, характеризующиеся тем, что входящие в них нормы не связаны единым методом и механизмом регулирования.

В юридической литературе институт личной неприкосновенности обычно соотносится лишь с правом на личную неприкосновенность. Но в таком случае, если понимать под правом на личную неприкосновенность возможность пользоваться благом этой неприкосновенности, вне института остается юридическое обеспечение этой возможности, позволяющей ей реализоваться в действительности, что вряд ли правомерно. В противном случае следовало бы признать, что право на личную неприкосновенность включает в себя и его обеспечение, что также сомнительно. С точки зрения диссертанта, институт личной неприкосновенности должен включать не только само право, т.е. возможность пользования благом личной неприкосновенности, но и обеспечение этой возможности правовыми средствами.

Необходимость закрепления права на личную неприкосновенность и его обеспечения в виде комплексного правового института связана с тем, что, во-первых, содержательно они во всей своей полноте не выражены в какой-либо одной правовой норме. Во-вторых, полная реализация права на личную неприкосновенность возможна лишь при достаточной нормативной конкретизации международно-правовых положений в национальном праве, а конституционных положений в отраслевом законодательстве.

Особенность института личной неприкосновенности состоит в том, что он содержит как материальные, так и процессуальные нормы. Если первые выражают содержание права на личную неприкосновенность и устанавливают границы его допустимого ограничения, то процессуальные нормы закрепляют порядок, способы, методы обеспечения личной неприкосновенности путем установления конкретных организационно-правовых (процессуальных) форм реализации норм материального права. С этой точки зрения институт личной неприкосновенности также носит комплексный характер, сочетая в себе проявления материального и процессуального права.

Институт личной неприкосновенности не является совокупностью правовых норм, состоящей из основной, или генеральной нормы и конкретизирующих (детализирующих) ее предписаний. Несмотря на наличие в международно-правовых документах и конституционном законодательстве нормы, закрепляющей личную неприкосновенность, говорить о том, что эта норма является генеральной, не приходится по той причине, что по своему значению она не охватывает всей полноты содержания личной неприкосновенности как относящейся ко всем ее проявлениям (физической неприкосновенности, неприкосновенности индивидуальной свободы, духовной неприкосновенности), а ограничивается лишь свободой от неправомерных арестов и задержаний.

Вместе с тем просматривается определенная субординация правовых норм, составляющих институт личной неприкосновенности, в направлении конкретизации ряда международно-правовых и конституционных положений в отраслевом законодательстве. Исходя из этого, право на личную неприкосновенность и его обеспечение являются правовым институтом, во главе которого стоит не отдельная норма, а принцип личной неприкосновенности, детализированный в ряде норм международно-правового и конституционного характера, которые, в свою очередь, конкретизируются в нормах отраслевого уровня.

Институт личной неприкосновенности включает в себя не произвольную совокупность отраслевых норм, а такую совокупность, в которой нормы объединены своим юридическим содержанием и непосредственной связью с регулируемыми ими отношениями в сфере личной неприкосновенности. Именно это качество определяет принадлежность той или иной нормы к институту личной неприкосновенности.

Значение норм текущего законодательства, конкретизирующих конституционные положения о личной неприкосновенности, состоит в том, что они, во-первых, способствуют более полному раскрытию содержания права на личную неприкосновенность и, во-вторых, дают подробные указания о путях осуществления этого права. Они выступают в качестве юридического средства, обеспечивающего ту или иную степень фактической возможности его осуществления.

Нормы отраслевого законодательства при конкретизации конституционных положений о личной неприкосновенности не могут ограничивать последнюю в ее содержании, что составляет один из основных принципов конституционной законности в стране. Очевидно, что каждая последующая ступень конкретизации потенциально связана с большей вероятностью отступления от исходного, первоначального положения. В связи с этим представляется важным решение вопроса о пределах конкретизации и развития конституционных норм, о создании юридического механизма, гарантирующего соответствие содержания текущего законодательства положениям конституционных норм о праве на личную неприкосновенность.

Анализ совокупности норм, составляющих институт личной неприкосновенности, показывает, что они могут быть распределены по своей функциональности и месту в структуре данного института. По этому критерию можно выделить две наиболее крупные группы: нормы, закрепляющие право на личную неприкосновенность, и нормы, обеспечивающие его.

Глава 2 - «Виды личной неприкосновенности» - раскрывает содержание физической неприкосновенности, неприкосновенности индивидуальной свободы и духовной неприкосновенности.

В работе отмечается, что физическая неприкосновенность в общем смысле есть недопустимость какого бы то ни было физического насилия по отношению к человеку. По мнению диссертанта, физическое воздействие, которое осуществляется вопреки воле человека, но следует из положений норм права, следует считать физическим принуждением, а противоправное воздействие на тело человека и его биологические функции - физическим насилием.

Физическая неприкосновенность закрепляется в виде важнейших прав личности, ведущее место среди которых занимает право на жизнь. Содержание данного права включает два основных элемента: право на неприкосновенность жизни и право на свободное распоряжение своей жизнью путем поставления ее в определенных ситуациях в опасное положение. При этом неприкосновенность жизни означает свободу личности от любых посягательств на ее жизнь со стороны государства, его представителей либо частных лиц. Это реальная возможность существования в таких условиях, когда отсутствуют противоправные посягательства, могущие повлечь смерть, либо угрозы таких посягательств. Право на свободное распоряжение жизнью – это возможность добровольного приня-тия лицом решения о том, чтобы поставить свою жизнь в опасное положение, обусловленное свободным, осознанным изъявлением его воли.

Первая часть права на жизнь (неприкосновенность жизни) в полной мере входит в содержание личной неприкосновенности, составляя ее существенный элемент. Что касается права на свободное распоряжение жизнью, то это правомочие входит в право на личную неприкосновенность той частью, которая касается недопустимости принудительного (помимо воли субъекта) воспрепятствования человеку распоряжаться своей жизнью. Основным критерием здесь должно быть сочетание интересов личности, общества и государства. Однозначно должны быть запрещены такие совершаемые человеком, опасные для его жизни деяния, которые ставят под угрозу жизнь и здоровье других людей, если эти деяния совершаются не в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости или обоснованного риска.

Сложнее обстоит дело, когда человек ставит под угрозу свою жизнь или сознательно лишает себя жизни, не причиняя вреда другим людям. Сложность оценки в этом случае обусловлена как мотивацией человека, так и социально значимыми последствиями. Так, принципиально разные по своей оценке действия человека, ценой своей жизни спасающего жизнь другого, и действия человека, лишающего себя жизни вследствие малодушия. В таких ситуациях право, как правило, не ограничивает волю человека, но в то же время не ограничивает и действия тех, кто препятствует реализации этой воли (удерживает от необдуманного шага, рискованных действий, самоубийства и т.п.), в том числе путем физического принуждения.

Проблема возникает тогда, когда человек для реализации добровольно принятого решения о поставлении своей жизни в опасное положение или о лишении себя жизни привлекает других людей. Речь идет прежде всего об эвтаназии. В этой связи в диссертации отмечается, что проблемы жизни и смерти затрагивают весьма деликатные вопросы, к их решению нужно подходить очень осторожно и взвешенно.

Хотя свобода человека, его личная неприкосновенность предполагают свободную волю человека распоряжаться собой, общество и государство в силу разных причин заинтересованы в том, чтобы человек сохранял свою жизнь. Это означает, что обязанностью государства и его граждан является обеспечение права на жизнь, в том числе обеспечение медицинской, моральной поддержки человека или его родных для сохранения жизни, чтобы у них не сформировалась мотивация на прерывание жизни. В этом смысле отказ человека от жизни можно рассматривать как недостаточное обеспечение обществом и государством его права на жизнь.

Таким образом, право на жизнь как составную часть права на личную неприкосновенность вполне допустимо рассматривать в трех аспектах:

как право личности на свободу от любых незаконных посягательств на ее жизнь со стороны государства;

как право личности на свободу от любых незаконных посягательств на ее жизнь со стороны частных лиц;

как право личности на свободное распоряжение своей жизнью.

Неприкосновенность индивидуальной свободы представляет собой самостоятельный элемент личной неприкосновенности, связанный прежде всего с возможностью человека располагать собой, передвигаться в пространстве, избирать место своего нахождения. В этой связи заслуживают внимания два аспекта проблемы.

Во-первых, в конституционно-правовых актах многих государств и международно-правовых документах обычно говорится о праве на свободу и личную неприкосновенность. Для того чтобы подчеркнуть «негативное» содержание свободы, законодатель специально выделяет из общего содержания свободы этот аспект, выражая его в понятии личной неприкосновенности. Фактически конструкция «право на свободу и личную неприкосновенность» означает право на свободу распоряжаться собой по своему усмотрению («право на пользование благом») и недопустимость незаконного ограничения этого права со стороны государства и частных лиц, запрет на незаконное лишение свободы («право на охрану и защиту от посягательств на благо»).

Во-вторых, в позитивном праве и во многих научных исследованиях личная неприкосновенность чаще всего ассоциируется с недопустимостью незаконного ограничения государством и его органами индивидуальной свободы человека, то есть с защитой от необоснованных арестов и содержания под стражей. Другими словами, в таком понимании речь идет прежде всего о мерах государственного принуждения. Однако индивидуальная свобода человека может быть незаконно ограничена и другими субъектами (общественными объединениями, гражданами). Поэтому, с точки зрения автора, неприкосновенность индивидуальной свободы человека – это более широкое понятие, чем защита от необоснованных арестов и содержания под стражей. Оно означает свободу располагать собой, то есть возможность беспрепятственно передвигаться, совершать поступки, располагать своим временем и т.п. В этом отношении понятие индивидуальной свободы человека близко к понятию физической свободы.

Государство посредством права устанавливает границы индивидуальной свободы, за пределами которых ее неприкосновенность может быть правомерно ограничена. Субъектами такого ограничения могут быть как государство, так и отдельные граждане. В первом случае процедура и границы допустимого ограничения свободы граждан (задержания, привода, ареста, содержания под стражей, лишения свободы и т.д.) регламентируются процессуальными нормами, во втором случае – нормами материального права (необходимая оборона, крайняя необходимость). Ограничение индивидуальной свободы человека может быть как абсолютной (полной), так и относительной (частичной). При абсолютном ограничении человек фактически лишен возможности передвигаться (например, при связывании), при относительном – ограничен в возможности передвигаться, располагать собой (например, при заключе-нии под стражу).

История развития права на неприкосновенность индивидуальной свободы свидетельствует о том, что чем выше степень осознания членами общества компромисса личных и общественных интересов и использования своей свободы в рамках этого компромисса, тем ниже потребность в государственном ограничении пределов данной свободы. Общество вынуждено ограничивать неприкосновенность индивидуальной свободы в той мере, в какой личность выходит за пределы указанного компромисса.

Духовная неприкосновенность личности означает недопустимость неза-конных посягательств на психику, честь, достоинство, свободу совести, свободу вероисповедания и другие духовные ценности личности. К ней относятся прежде всего ее психическая и нравственная неприкосновенность.

В самом широком смысле психическая неприкосновенность означает недопустимость какого бы то ни было психического принуждения со стороны государства или частных лиц по отношению к личности. В узком смысле под психической неприкосновенностью понимается недопустимость неправомерного психического принуждения, т.е. психического насилия.

Психическое принуждение может рассматриваться как допустимый вид ограничения психической неприкосновенности, если оно укладывается в рамки правового поля. К наиболее распространенным видам законного психического принуждения обычно относят меры, ограничивающие психическую неприкосновенность личности: угрозу применения более строгой меры пресечения в случае нарушения первоначально избранной, предупреждение свидетеля, потерпевшего об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, отобрание подписки о неразглашении данных предварительного следствия с предупреждением об уголовной ответственности, возможность применения принуждения в случае отказа подвергнуться личному обыску, освидетельствованию и др. Все иные меры, применяемые с целью побудить человека совершить те или иные действия вопреки его воле, рассматриваются как психическое насилие, нарушающее право человека на личную неприкосновенность.

Нравственная неприкосновенность означает недопустимость унижения чести и достоинства личности.

В нормативных правовых актах не содержится определения чести и достоинства, что значительно затрудняет их правовую квалификацию. Честь и достоинство – этические категории, однако в силу своей значимости они требуют не только моральной, но и правовой охраны и защиты, поэтому вопрос о человеческом достоинстве - это прежде всего вопрос о правах человека, об их реальном обеспечении. Само же достоинство по своей объективной природе неспособно выступать в качестве объекта юридического нормирования. Оно может быть только объектом правовой охраны. Поэтому правовой характер отношений, связанных с достоинством, проявляется лишь после их нарушения. Другими словами, юридическое содержание достоинства состоит в охране и защите права на неприкосновенность достоинства. Вот почему можно считать, что в этом отношении право выполняет не столько регулятивную, сколько правоох-ранительную функцию. Основанием для приведения в действие механизма защиты права на неприкосновенность достоинства личности является совершение правонарушения, ущемляющего достоинство. Необходимость в такой защите может возникнуть на любой стадии правореализующего процесса этого права.

Глава 3 – «Правовые привилегии, иммунитеты и ограничения в сфере личной неприкосновенности» - раскрывает сущность и виды правовых привилегий, иммунитетов и ограничений в сфере личной неприкосновенности.

Личная неприкосновенность как общий правовой институт в равной мере распространяется на всех лиц, независимо от их социального и правового статуса. Это гарантируемый государством всем физическим лицам объем неприкосновенности, на котором базируется специальная личная неприкосновенность, расширяющая или сужающая его в зависимости от тех или иных обстоятельств, связанных со специальным правовым статусом субъекта неприкосновенности.

Специальная личная неприкосновенность вытекает исключительно из особенностей правового статуса соответствующих категорий граждан данного государства. Это означает, что нормативное закрепление специальной личной неприкосновенности следует рассматривать не как обычное для демократических государств законодательное закрепление естественных прав человека, а как формирование специфической категории прав и свобод, которые по усмотрению государства могут включаться в правовой статус отдельных граждан или выводиться из его содержания. В этом смысле источником специальной личной неприкосновенности выступает государственная воля, выраженная в законодательстве.

Наличие специальной личной неприкосновенности обусловлено тем, что право на личную неприкосновенность, являясь неотчуждаемым правом, не относится к правам, которые остаются неизменными по своему объему, то есть которые не могут быть расширены или ограничены.

Вместе с тем в полной мере можно говорить о привилегиях, иммунитетах и ограничениях в сфере личной неприкосновенности лишь относительно индивидуальной свободы. Постановка вопроса о привилегиях, иммунитетах и ограничениях вполне правомерна и применительно к физической и духовной личной неприкосновенности, но речь в данном случае идет не об изменении объема прав на жизнь, честь и достоинство и т.п., а о степени их гарантирования, т.е. обеспечения, которая обусловлена повышенной опасностью угроз этим личным ценностям при выполнении личностью общественно значимых функций либо условиями отбывания наказания за совершенное правонарушение.

В вопросе о привилегиях, иммунитетах и ограничениях в сфере личной неприкосновенности следует выделять два аспекта: социологический и юридический. С точки зрения социологического аспекта речь идет о допустимости ограничения личной неприкосновенности в принципе и о социально обусловленных пределах этого ограничения, а также о социальном характере привилегий и иммунитетов в этой сфере. Юридический аспект проблемы предусматривает анализ правовых механизмов ограничения личной неприкосновенности и предоставления соответствующих привилегий и иммунитетов.

Необходимость предоставления правовых привилегий и иммунитетов в сфере личной неприкосновенности вызвана тем, что субъекты, обладающие такими привилегиями, в силу своего должностного положения подвержены большей опасности нарушения своей неприкосновенности, чем другие граждане.

Правовые привилегии и иммунитеты в сфере личной неприкосновенности не расширяют объем этой неприкосновенности, а сокращают возможность ее ограничения. Это обусловлено тем, что личность должна иметь максимально возможный объем своей неприкосновенности. Право на личную неприкосновенность и содержит в себе возможность пользоваться неприкосновенностью в полном объеме. Поэтому правовые привилегии и иммунитеты не могут расширить объем личной неприкосновенности, поскольку он уже максимально возможный. Они могут лишь противостоять опасности ее недопустимого ограничения в связи с выполнением субъектом социально значимых функций.

По отношению к субъекту правовые привилегии и иммунитеты не вносят никаких изменений в пределы права пользования личной неприкосновенностью, поскольку объем этой неприкосновенности остается прежним. Но при этом расширяются возможности других правомочий (огражденность от незаконного ограничения личной неприкосновенности, право-требование, право-притязание). Это связано с тем, что правовые привилегии и иммунитеты усиливают огражденность от незаконного ограничения личной неприкосновенности, увеличивают объем требований, которые личность может предъявить к обязанным лицам, расширяют круг возможностей государственной защиты личной неприкосновенности.

По отношению к обязанным субъектам привилегии и иммунитеты оборачиваются дополнительными обязанностями и запретами.

В теоретическом плане наиболее существенными для настоящего иссле-дования представляются вопросы, связанные с понятием, социально-правовой обусловленностью, целями, способами и принципами ограничения личной неприкосновенности. При этом речь идет о правомерном ограничении личной неприкосновенности, то есть осуществляемом в соответствии с нормами права. Противоправное ограничение является предметом рассмотрения отраслевой науки и выходит за пределы предмета данной работы.

Принципиальная допустимость правового ограничения личной неприкосновенности обусловлена столкновением прав и интересов индивида с правами и интересами других людей и социальных общностей. Проблема здесь заключается в том, что, во-первых, необходимо определить пределы ограничения и, во-вторых, разрешить дилемму, при которой государство является субъектом охраны и защиты личной неприкосновенности и вместе с тем основным субъектом ее ограничения.

По мнению диссертанта, следует различать ограничение права на личную неприкосновенность и его нарушение. В отличие от нарушения ограничение представляет собой правомерное действие. Всякое неправомерное ограничение прав и свобод есть нарушение, но не всякое их нарушение является ограничением. Неправомерное ограничение относится к сфере нормативного регулирования и означает ограничение прав и свобод граждан правовыми средствами сверх допустимой меры. Субъектом установления такого ограничения может быть лишь правотворческий или правоприменительный орган. Нарушение прав и свобод, помимо неправомерного ограничения, связано с неисполнением норм права, с противоправными действиями, причем любых субъектов права.

Ограничения личной неприкосновенности, которые в юридическом ас-пекте могут выражаться в сужении, приостановлении, отмене, непризнании права на личную неприкосновенность, либо в усложнении процедуры его реализации, предлагается разделить на два вида: 1) ограничения в целях определения границ правомерного поведения; 2) ограничения при совершении личностью правонарушения.

Что касается первого вида, то проведенный анализ позволил выделить в нем:

ограничения, связанные с установлением пределов общей личной неприкосновенности и характеризующие степень свободы личности в том или ином обществе;

ограничения, связанные с установлением пределов специальной личной неприкосновенности, которые вызваны особенностями профессиональной деятельности;

ограничения, связанные с особыми социальными и жизненными ситуа-циями (чрезвычайными ситуациями, крайней необходимостью, необходимой обороной).

Ограничения личной неприкосновенности при совершении лицом правонарушения носят иной характер. Они представляют собой реакцию общества на нарушение установленного правопорядка. Поэтому все ограничения личной неприкосновенности этого вида направлены на то, чтобы либо обеспечить привлечение лица к юридической ответственности, либо исполнить наказание. Следовательно, их можно разделить на два вида: 1) административно-процессуальные и уголовно-процессуальные ограничения; 2) ответственность за совершенное правонарушение.

Раздел II – «Социально-юридический механизм реализации права на личную неприкосновенность» - включает две главы.

Глава 4 – «Сущность и содержание социально-юридического механизма реализации права на личную неприкосновенность» - посвящена понятию и структуре механизма реализации права на личную неприкосновенность, а также системе его гарантий.

В диссертации отмечается, что закрепление в международном и нацио-нальном праве положений о личной неприкосновенности является необходи-мым, но не достаточным для реального существования личной неприкосновенности в практике общественных отношений. Требуется не только провозглашение права личности, но и его материализация - действительное получение ею того блага, которое составляет содержание данного права, т.е. его реализация. Под реализацией права личности обычно понимают претворение его в действительность, превращение социальной возможности, детерминированной уровнем общественного развития и выраженной в правовых нормах, в конкретный процесс пользования социальным благом, лежащим в основе данного права.

Поскольку субъективное право всегда связано с реализацией какой-либо потребности или интереса человека, постольку ученые видят в нем прежде всего возможность пользования благом, то есть удовлетворения данной потребности или интереса. Отсюда и соответствующее понимание субъективного права и его реализации. Такая трактовка субъективного права влечет за собой определенные практические последствия. Признание за человеком лишь возможности пользоваться благом может привести к «навязыванию» ему этого блага, хотя для него оно может не представлять ценности или он в силу тех или иных причин может быть не заинтересован в нем.

Вместе с тем такое «навязывание прав» может иметь место тогда, когда это вызывается интересами других людей, общества или государства. Так, имея право на судебную защиту, человек не вправе отказаться от нее, например, при совершении тяжкого преступления близким родственником в отношении него. Не случайно государство устанавливает для каждого субъективного права пределы допустимого (возможного) поведения как в отношении пользования благом, так и отказа от него. В этом случае очень важно соотнести между собой ценности интересов личности, общества и государства, чтобы не нанести им ущерба.

Процесс реализации прав граждан носит достаточно сложный характер, имеет определенную структуру. Именно поэтому в юридической литературе в последнее время все чаще говорится о механизме реализации. В работе указывается, что механизм реализации права на личную неприкосновенность - это совокупностъ взаимосвязанных элементов, позволяющих личности по своему усмотрению и с учетом интересов других лиц преобразовать принадлежащие ей юридически закрепленные возможности личной неприкосновенности в фактическое поведение для удовлетворения своих личных потребностей и интересов. Употребление понятия «механизм» применительно к реализации прав и свобод получило распространение в связи с тем, что они практически все осуществляются в определенном порядке, при воздействии факторов правового и неправового характера.

Вопрос о структуре механизма реализации прав граждан пока не получил однозначного решения. По мнению диссертанта, в структуре механизма реализации субъективных прав выделяются два основных элемента: 1) осуществление, или непосредственная реализация права и 2) обеспечение непосредственной реализации права.

Непосредственная реализация субъективного права включает принятие решения личностью о конкретных путях и средствах претворения в жизнь данного права, организацию исполнения принятого решения (включая в необходимых случаях и специальную организационную деятельность компетентных государственных органов и общественных организаций по применению правовой нормы, и само фактическое исполнение этого решения). Хотя реализация права на личную неприкосновенность в большей степени связана с его обеспечением, она нуждается в активных действиях субъектов, выражающихся, например, в необходимой обороне, защите от предъявленного обвинения, выборе места пребывания и т.п.

Непосредственная реализация права на личную неприкосновенность имеет ряд особенностей, к числу которых можно отнести следующие:

а) право на личную неприкосновенность относится к разряду прав, реализация которых является непрерывным процессом, то есть постоянным, специфическим состоянием личности. Эти права возникают с рождением человека и прекращаются его смертью. Поэтому нередко можно встретить мнение, что стадии проявления, характерные для большинства субъективных прав личности, в праве на личную неприкосновенность фактически сливаются в одну – стадию пользования этим правом.

Однако данная формулировка нуждается в уточнении. Во-первых, стадия общего состояния права на личную неприкосновенность сливается со стадией обладания этим правом и стадией его пользования лишь в отношении конкретного субъекта, поскольку данное право в общем состоянии, то есть в виде норм права, существует и до рождения того или иного человека. Если субъективное право не будет находиться в стадии общего состояния, оно не сможет перейти в стадии обладания и пользования.

Во-вторых, слияние стадии обладания правом на личную неприкосновенность со стадией пользования им происходит лишь в том случае, если личность не просто имеет возможность пользоваться, а действительно пользуется этим правом. В противном случае для данной личности право на личную неприкосновенность останется в стадии обладания. Поэтому реализация права на личную неприкосновенность может выступать не только как непрерывный процесс пользования благами жизни, телесной целостности, индивидуальной свободы, чести и достоинства, но и как процесс превращения возможности пользования ими в действительное пользование. Пользование благом личной неприкосновенности есть не что иное, как состояние, при котором человек огражден от посягательств на его жизнь, индивидуальную свободу и т.д. Таким образом, состояние личной неприкосновенности гражданина выступает одновременно и результатом реализации права на личную неприкосновенность, и стадией его проявления. В случае недостаточной правовой или социальной обеспеченности право на личную неприкосновенность остается в стадии обладания, не реализуясь в полной мере в стадию пользования;

б) в стадии пользования непосредственная реализация права на личную неприкосновенность проявляется как соблюдение обязанными лицами право-вых норм, закрепляющих это право. В отличие от непосредственной реализации многих субъективных прав, предполагающей активные действия управомоченного лица, реализация прaвa на личную неприкосновенность зависит в значительной степени от обязанных лиц, от которых требуется соблюдение, ненарушение установленных законом требований, охраняющих неприкосновенность граждан. Следовательно, реализация права на личную неприкосновенность представляет собой преимущественно его обеспечение.

Оговорка о преимущественном характере обеспечения в реализации данного права не случайна. Действительно, личная неприкосновенность может быть реальной и, соответственно, право на эту неприкосновенность реализовано лишь при наличии соответствующей нормативной правовой базы и правомерного (в данном случае обязанного) поведения контрагентов. Но такое положение не исключает собственной активности субъекта неприкосновенности. Она проявляется в имеющейся у него возможности необходимой обороны, действий в состоянии крайней необходимости, защиты от предъявленного обвинения и в других обстоятельствах, при которых он реализует свое право на личную неприкосновенность. Хотя, в принципе, данные обстоятельства также можно назвать обеспечением названного права, точнее, личным обеспечением своей неприкосновенности;

в) непосредственная реализация права на личную неприкосновенность осуществляется в форме общих (общерегулятивных) правоотношений, а его защита – в форме конкретных правоотношений.

Особенность права на личную неприкосновенность, как и ряда других прав и свобод личности, состоит в том, что пользование предоставляемым им благом не требует установления конкретных правоотношений с обязанными лицами. Каждый субъект неприкосновенности находится в правовых отноше-ниях со всеми и каждым. Возникновение конкретных правоотношений по по-воду личной неприкосновенности обусловливается лишь посягательствами на нее, когда требуются меры правовой защиты и восстановления нарушенного права.

Непосредственная реализация права на личную неприкосновенность как его соблюдение обязанными лицами может быть достаточно эффективной при наличии соответствующих мер, условий и юридических средств, то есть надежного механизма обеспечения данного права.

На наш взгляд, понятие "обеспечение" является родовым по отношению к понятиям "охрана" и "защита". Диссертант придерживается позиции, в соответствии с которой под охраной понимаются взаимосвязанные меры, осуществляемые государственными органами и общественными организациями, направленные на предупреждение правонарушений, устранение причин, их порождающих, и способствующие нормальному процессу реализации личностью своих прав и свобод. Иначе говоря, охрана прав граждан представляет собой деятельность, способствующую реализации данных прав при наличии угроз (потенциальных или реальных). Под защитой же имеется в виду принудительный в отношении обязанного лица способ осуществления права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами либо самим управомоченным лицом в целях противодействия нарушению права, а также восстановления нарушенного права. Это деятельность по отражению и пресечению посягательств на субъективные права. Таким образом, охрана охватывает меры, применяемые до нарушения прав и свобод, а защита - после их нарушения в целях восстановления права.

Меры охраны и защиты субъективного права - это важнейшие, но не единственные факторы обеспечения его реализации. Чтобы право как возможность превратилось в действительность, необходимы различные условия и средства такого перехода, т.е. гарантии. Таким образом, обеспечение реализации права на личную неприкосновенность включает в себя меры охраны и защиты этого права, а также средства его гарантирования.

Охрана права на личную неприкосновенность представляет собой систему мер, направленных на предупреждение нарушений этого права и устранение порождающих их причин. Её значение обусловлено тем, что от эффективности ее зависит полнота реализации права на личную неприкосновенность и необходимость применения мер защиты данного права.

Законодатель предполагает, что процесс реализации права на личную неприкосновенность должен происходить в строгом соответствии с требованиями законности. Одновременно не исключается возможность и отступления от них в силу ряда причин, прежде всего субъективного характера (сознательное нарушение закона, незнание его и т.д.). С целью предупреждения совершения таких действий и предпринимаются меры охраны, которые могут иметь как правовой, так и внеправовой характер.

Правовой характер охраны права на личную неприкосновенность состоит в принятии соответствующих правовых норм, направленных на недопущение незаконного ограничения личной неприкосновенности граждан, которые приобретают статус гарантий. Однако правовая форма не может выразить и закрепить те многочисленные факторы социальной жизни, которые воздействуют на реализацию прав граждан, на эффективность этого процесса. Право само по себе не в состоянии обеспечить высокого уровня сознательности или компетентности каждого работника правоохранительных органов, деятельность которых связана с ограничением права на личную неприкосновенность. Хотя закон за его нарушение и устанавливает санкции, которые выполняют превентивные функции тем, что предостерегают против такого нарушения под страхом наказания, однако для наиболее полной охраны данного права необходимы также меры внеправового характера: обеспечение соответствующего уровня профессиональной подготовки работников правоохранительных органов, идеологической, воспитательной работы, осуществление различных организационных мер неправового содержания. Важное значение в охране права на личную непри-косновенность и других прав граждан имеют правовая политика и правовое воспитание работников государственного аппарата, всех граждан, направленные на обеспечение законности и правопорядка.

Защита права на личную неприкосновенность представляет собой ком-плекс мер, осуществляемых государственными органами, которые направлены на пресечение незаконных посягательств на личную неприкосновенность граждан, восстановление данного права и привлечение виновных в его нарушении к ответственности.

В отличие от охраны защита права на личную неприкосновенность имеет лишь правовой характер. Все действия по защите права на личную неприкосновенность строго регламентируются законом и ведомственными нормативными правовыми актами. Среди юридических мер защиты выделяются: судебная защита; действия органов исполнительной власти по защите прав человека; законодательная деятельность представительных органов государственной власти. Сюда можно отнести и такие правовые средства, как законная самозащита человеком своих прав, находящая процессуальное выражение в праве обжаловать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Значительный правовой потенциал заложен в международно-правовом ме-ханизме защиты прав человека. Вступление России в Совет Европы должно способствовать более эффективному применению данной конституционной нормы. Наконец, большие ожидания возлагает российское общество на дея-тельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, который должен обеспечить гарантии государственной защиты прав и свобод человека, их соблюдение и уважение государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами.

Назначение гарантий права на личную неприкосновенность – способст-вование его реализации. Их содержание зависит от целей государства, от принципов реализации отношений между личностью и государством. Каждая гарантия представляет собою часть условий и средств, установленных для обеспечения права граждан на личную неприкосновенность. Без связи с этим отдельная гарантия, взятая сама по себе, легко уязвима и может не выполнить стоящих перед нею задач по обеспечению данного права.

Множественность и разнообразие условий и средств, выступающих в качестве гарантий, делают необходимым их систематизацию и классификацию. Учитывая неоднозначность категории гарантий прав и свобод личности в юридической литературе, а также разнообразные подходы авторов к их систематизации, в зависимости от критерия, положенного в основу классификации, возможны различные виды построения системы гарантий личной неприкосновенности граждан.

Система гарантий права на личную неприкосновенность включает в себя социальные условия (общие гарантии) и юридические средства (специальные (юридические) гарантии). Общие гарантии представляют собой экономические, политические, социальные и духовные основы функционирования общества, а юридические гарантии есть закрепленные в законе средства, непосредственно создающие возможность правомерной реализации права на личную неприкосновенность и ее обеспечения.

Исходя из концептуально-методологической схемы работы, среди юридических средств охраны и защиты права на личную неприкосновенность предлагается выделять юридические средства правовой институциализации личной неприкосновенности (закрепления права на личную неприкосновенность); юридические средства предупреждения и пресечения нарушений личной неприкосновенности; средства судебной защиты; средства юридической ответственности и компенсационно-восстановительные средства; юридические средства надзора и контроля за обеспечением права на личную неприкосновенность.

Анализ юридических средств охраны и защиты права на личную неприкосновенность приводит к выводу о том, что, несмотря на наличие достаточно многочисленных правовых норм, в той или иной мере охраняющих и защищающих это право и рассредоточенных по разным отраслям, целостная система юридических средств его охраны и защиты пока находится в стадии становления. Глава 5 – «Обеспечение права на личную неприкосновенность в деятельности органов внутренних дел» - раскрывает вопросы охраны и защиты права на личную неприкосновенность в деятельности органов внутренних дел.

Среди основных задач органов внутренних дел в диссертации выделяются те, которые напрямую затрагивают право на личную неприкосновенность. Эти задачи через функции органов внутренних дел закрепляются в их компетенции. Именно с этими государственными органами соприкасается гражданин как при охране и защите, так и при ограничении своей неприкосновенности.

Хотя обеспечение прав и свобод граждан – одна из основных функций органов внутренних дел, говорить о том, что она реализуется в полной мере, пока не приходится. Об этом свидетельствуют, в частности, результаты проведенного нами социологического опроса руководящих работников ОВД. Так, лишь 8 % опрошенных посчитали, что проблема обеспечения прав и свобод граждан в деятельности органов внутренних дел решена полностью, тогда как 47 % опрошенных полагают, что эта проблема решена частично, а 42 % - что проблема не решена и требуются серьезные правовые, организационные и кадровые меры.

Специфика деятельности органов внутренних дел, связанная с обеспечением права на личную неприкосновенность, состоит в том, что, с одной стороны, основной своей задачей они имеют защиту прав и свобод человека и гражданина, в том числе права на личную неприкосновенность, независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств; с другой – наделены компетенцией по ограничению личной неприкосновенности в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности го-сударства.

Диалектическое единство этих сторон составляет основное содержание охраны и защиты права на личную неприкосновенность в деятельности органов внутренних дел. Это единство состоит в том, что выполнение задачи защиты прав и свобод человека и гражданина предполагает применение мер государственного принуждения, связанных с ограничением личной неприкосновенности. Другими словами, для обеспечения безопасности, предупреждения и пресечения преступлений и административных правонарушений, выявления, раскрытия и расследования преступлений, посягающих на личную неприкосновенность одних граждан, органы внутренних дел имеют право и при необходимости обязаны в строго определенном законом порядке ограничивать личную неприкосновенность других граждан. И напротив, ограничивая в соответствии с законом личную неприкосновенность граждан, органы внутренних дел обеспечивают безопасность людей, реализацию ими своих прав, свобод и законных интересов, защищают эти права от противоправных посягательств.

Ограничение личной неприкосновенности в деятельности органов внут-ренних дел может происходить не только в ходе борьбы с правонарушениями и применяться не только к правонарушителям. Такое ограничение может применяться, например, во время обеспечения правового режима чрезвычайного или военного положения в случае их введения на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях, а также в проведении карантинных мероприятий во время эпидемий и эпизоотий.

Охраняя и защищая права и свободы граждан, сотрудники органов внутренних дел сами нуждаются в защите своих прав, в том числе права на личную неприкосновенность. Необходимость повышенного уровня гарантированности данного права для сотрудников органов внутренних дел обусловлена особенностями выполняемых ими задач, связанных с обеспечением законности и потому подверженных возможным посягательствам на их жизнь, здоровье, честь и достоинство. Именно поэтому законодательство Российской Федерации определяет дополнительные средства по обеспечению личной неприкосновенности со-трудников органов внутренних дел, в частности, предоставляет им право хранения и ношения оружия, специальных средств; исключает ответственность сотрудников органов внутренних дел за моральный и физический вред, причиненный ими в процессе выполнения своих служебных обязанностей в предусмотренных законом случаях.

Несмотря на то, что существующая законодательная база достаточно полно раскрывает содержание специальной личной неприкосновенности со-трудников органов внутренних дел и нормативно закрепляет ее обеспечение, практика показывает, что в этом деле еще много нерешенных вопросов. В диссертации дается анализ нормативной правовой базы обеспечения личной неприкосновенности сотрудников органов внутренних дел и предлагаются меры по ее совершенствованию.

Ограничивая на законных основаниях личную неприкосновенность граждан, органы внутренних дел не могут использовать меры принуждения, не соответствующие общественной опасности содеянного. Поэтому обеспечение законности при выполнении органами внутренних дел правоограничительной функции является в то же время обеспечением права на личную неприкосновенность правонарушителей. Лицо, совершившее правонарушение, не только несет обязанность подвергнуться наказанию, но и имеет соответствующее этой обязанности право – требовать от уполномоченных лиц обеспечения законности при применении к нему правоограничительных мер.

Задачи современного уровня развития российского общества, повышение значимости прав и свобод граждан требуют дальнейшего укрепления правовой основы и совершенствования организационной деятельности органов внутренних дел. Как показывает практика, среди нарушений законности, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, значительный процент составляют нарушения, непосредственно затрагивающие личную неприкосновенность граждан. Поэтому устранение нарушений и их профилактика в сфере обеспечения этого права должно стать одним из приоритетных направлений укрепления законности в деятельности органов внутренних дел.

Решение задачи обеспечения личной неприкосновенности не может сводиться только к искоренению случаев незаконных арестов и задержаний. Оно включает в себя всю совокупность мер, направленных на совершенствование правотворческой и правоприменительной, организационной и воспитательной работы в органах внутренних дел и неотделимо от решения общих задач укрепления законности. Разработке и реализации этих мер должна предшествовать работа по выяснению тех негативных факторов и причин, которые способствуют нарушению личной неприкосновенности граждан при исполнении сотрудниками органов внутренних дел своих профессиональных обязанностей, и определению наиболее характерных нарушений, связанных с ущемлением этого конституционного права граждан.

Изучение данных, опубликованных в литературе, результаты интервьюирования и социологического опроса практических работников органов внутренних дел, прокуратуры и суда, позволили выявить и сформулировать некоторые наиболее существенные и часто встречающиеся причины, приводящие к нарушению личной неприкосновенности граждан в деятельности органов внутренних дел. Анализ этих причин позволяет выделить четыре основных направления совершенствования работы по предотвращению этих нарушений, к числу которых относятся: правовое регулирование деятельности органов внутренних дел, затрагивающей личную неприкосновенность граждан; организационная деятельность в органах внутренних дел, направленная на ее обеспечение; работа с кадрами органов внутренних дел; контроль за деятельностью органов внутренних дел.

Проведенный диссертантом опрос показал, что первоочередными мерами по повышению эффективности правового обеспечения деятельности органов внутренних дел по защите прав граждан должны стать (по степени значимости): устранение пробелов и противоречий в правовом регулировании (65%), сокращение излишнего ведомственного нормотворчества (54%), исполнение существующих правовых актов (43%), принятие новых законов и ведомственных нормативных актов (18%).

Хотя лишь каждый шестой указал на необходимость принятия новых законов и ведомственных нормативных актов в области защиты прав граждан в деятельности органов внутренних дел, отвечая на вопрос о разработке и принятии наиболее актуальных в настоящее время нормативных актов в названной области, опрошенные заявили, что это должны быть акты: усиливающие правовую защищенность сотрудников органов внутренних дел от посягательств со стороны правонарушителей (77% опрошенных), устанавливающие или уточняющие административную и уголовную ответственность за те или иные правонарушения (24%), содержащие дополнительные меры по предупреждению и пресечению правонарушений (21%), дополняющие организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел (20%), устанавливающие гарантии прав и свобод граждан от неправомерной деятельности сотрудников органов внутренних дел (18%).

Среди вопросов, связанных с правовым регулированием деятельности органов внутренних дел, в диссертации особо выделяются вопросы ведомственного нормотворчества. В качестве ближайших задач по совершенствованию ведомственного правового регулирования деятельности органов внутренних дел, затрагивающей личную неприкосновенность граждан, автор видит следующие.

Во-первых, определение состояния и целесообразных пределов правового регулирования в этой сфере. Как показывает изучение материалов о нарушениях личной неприкосновенности граждан, негативные явления порой происходят либо из-за несоответствия тех или иных ведомственных актов конституционному праву на личную неприкосновенность, либо из-за их неполноты, при том что в количественном отношении наблюдается их обилие, нередко затрудняющее усвоение их содержания. Чтобы исключить несоответствие некоторых ведомственных документов законам и другим нормативным актам высших органов государственной власти, ликвидировать дублирование в ведомственных актах, улучшить их содержание, необходимо ускорить работу по инкорпорации и кодификации подзаконных актов. Задача здесь состоит не столько в том, чтобы принимать какие-то новые нормативные акты в дополнение к существующим, что, очевидно, необходимо для ликвидации пробелов в правовом регулировании, сколько в том, чтобы повысить эффективность уже существующих, есте-ственно, изменяя и дополняя их в соответствии с изменяющимися условиями деятельности.

Во-вторых, важной задачей совершенствования правового регулирования деятельности органов внутренних дел является сокращение излишнего ведомственного нормотворчества. Уже сейчас острой является проблема, когда сотрудники не успевают не только усваивать, но и следить за новыми нормативными актами, даже теми, знание которых необходимо для выполнения их профессиональных обязанностей.

Совершенствование организационной деятельности органов внутренних дел, направленное на предотвращение нарушений личной неприкосновенности граждан, включает в себя множество различных аспектов и составляет предмет специального исследования. Сюда, по мнению диссертанта, относятся, в частности:

определение и поддержание допустимого уровня служебной загруженности, превышение которого при соответствующих условиях может привести к возможности неправомерного привлечения к административной или уголовной ответственности, незаконного применения мер пресечения и другим нарушениям личной неприкосновенности;

устранение неблагоприятных условий деятельности сотрудников органов внутренних дел, связанных, например, с недоукомплектованностью кадрового аппарата, в силу чего на сотрудников возлагаются несвойственные им функции, для выполнения которых они не имеют ни соответствующих знаний, ни опыта. При отсутствии должного контроля за деятельностью таких работников вероятность нарушения законности значительно возрастает;

налаживание более четкой системы выявления, учета и анализа нарушений личной неприкосновенности граждан, совершенных сотрудниками органов внутренних дел.

Проведенный диссертантом опрос показал, что наибольший эффект в деле совершенствования организационной деятельности органов внутренних дел в сфере обеспечения прав и свобод граждан может дать устранение неблагоприятных условий деятельности сотрудников ОВД (82% опрошенных). На второе место опрошенные руководители ОВД поставили определение и поддержание допустимого уровня служебной загруженности (34%). Третье и четвертое место они отвели повышению эффективности исполнительской дисциплины (28%) и налаживанию более четкой системы выявления, учета и анализа нарушений личной неприкосновенности граждан, совершенных сотрудниками органов внутренних дел (19%).

Решение этих вопросов во многом зависит от тех, кто призван выполнять функции, возложенные на органы внутренних дел, от уровня их квалификации, законопослушания, воспитанности и целого комплекса других факторов. Поэтому важное направление борьбы с нарушениями личной неприкосновенности граждан сотрудниками органов внутренних дел составляет совершенствование работы с кадрами. Оно включает в себя подбор и расстановку кадров, их профессиональную подготовку, проведение воспитательной работы.

Практика свидетельствует, что во многих случаях нарушения законности сотрудниками органов внутренних дел объясняется низким уровнем их правовой культуры. Такие действия, как задержание, привод, применение мер пресечения и другие, которые связаны с ограничением личной неприкосновенности граждан, регламентируются многими нормативными актами, знание и исполнение которых является обязательным условием выполнения профессиональных задач каждым сотрудником, совершающим эти действия. Однако нередки случаи, когда сотрудник хорошо усвоил требования нормативных актов, но тем не менее допускает нарушение процессуальных положений. Одной из причин этого чаще всего является неумение пользоваться правовыми нормами, применять их к конкретным ситуациям, выделять и анализировать юридически значимые признаки этих ситуаций. В других случаях нарушения личной неприкосновенности граждан сотрудниками органов внутренних дел происходят вследствие безответственного отношения к делу, низкой сознательности, собственных ошибок.

Важной задачей в работе с кадрами, направленной на предупреждение нарушений личной неприкосновенности граждан сотрудниками органов внутренних дел, является правильная ориентация их правосознания. В противном случае наблюдаются попытки оправдания противоправных действий ссылками на целесообразность, интересы дела и т.п.

Потребность в формировании профессионального правосознания вызвана и тем, что сотрудники органов внутренних дел, постоянно общаясь с людьми, нарушающими закон, ежедневно сталкиваясь с негативными явлениями и часто вступая в конфликтные ситуации, могут быть подвержены так называемой профессиональной деформации. Она проявляется в изменении отношения к личности, в частности, в нездоровой профессиональной ориентации и оценке людей, излишней подозрительности, искажении форм и методов своей деятельности. Поэтому в диссертации обращается внимание на необходимость разработки комплекса специальных мер, способствующих выработке прочного социально-психологического иммунитета против профессиональной деформации личности сотрудника органов внутренних дел.

В правильном применении органами внутренних дел мер принуждения, своевременном и полном выявлении, пресечении и предупреждении нарушений права на личную неприкосновенность граждан большую роль играет контроль за законностью осуществления ими правоограничительной деятельности. Этот контроль достаточно многообразен как по субъектам его осуществления, так и по формам и методам. Такое множество способов обеспечения законности обусловлено разносторонним характером деятельности органов внутренних дел, необходимостью быстрого и полного выявления и ликвидации нарушений законности, принятия эффективных мер по предупреждению нарушений.

Сочетание различных видов контроля за законностью (государственного, внутриведомственного, общественного контроля, надзора органов прокуратуры и контроля судебных органов), с одной стороны, позволяет осуществлять его за всеми сторонами деятельности органов внутренних дел, с другой – требует четкого разграничения компетенции контрольных и надзорных органов, чтобы не допустить дублирования в их работе. Они должны дополнять, а не подменять друг друга, поэтому уточнение компетенции, совершенствование системы, ор-ганизационной структуры и форм деятельности контрольно-надзорных органов имеют большое практическое значение для обеспечения и строгого соблюдения права на личную неприкосновенность граждан в деятельности органов внутренних дел.

В заключении в обобщенном виде подводятся итоги проведенного ис-следования и излагаются основные его результаты. Эти положения в своей совокупности имеют концептуальный характер, позволяющий всесторонне и целостно представить видение личной неприкосновенности как комплексного правового института, обеспечивающего личности возможность реализовывать свои жизненно важные интересы.

Отмечается, что личная неприкосновенность, представляя собой важнейшую человеческую ценность, требует адекватного правового обеспечения. В настоящее время сложилась достаточно объемная правовая база такого обеспечения как на уровне международного, так и национального права. Изучение этой правовой базы позволяет констатировать, что личная неприкосновенность как социальный феномен и правовой институт нуждается в глубоком научном осмыслении. Несмотря на существенный объем публикаций по данной теме, говорить о том, что среди ученых достигнут консенсус по многим вопросам, касающимся личной неприкосновенности, начиная от определения понятия этой неприкосновенности до практической реализации гарантий права на личную неприкосновенность, пока, к сожалению, не приходится. По мнению соис-кателя, изложенная в работе теоретико-правовая концепция личной неприкосновенности может стать методологической базой для проведения исследований на отраслевом уровне, что позволит всесторонне изучить институт личной неприкосновенности и будет способствовать его законодательному совершенствованию. Основные положения и выводы диссертационного исследования опубликованы в 44 научных работах общим объемом 221,2 п.л. Из них: 4 монографии - 65,7 п.л. / 28,5 п.л.; 10 учебников и учебных пособий – 144,5 п.л. / 11,9 п.л.; 31 статья - 11,0 п.л.

Монографии 1. Опалева А.А. Институт личной неприкосновенности. (Теоретико-правовые проблемы): Монография. - М.: Академия управления МВД России, 2008. – 18,8 п.л.

2. Опалева А.А. Институт личной неприкосновенности работников правоохранительных органов: Монография. - М.: ЮИ МВД РФ, 2002. (В соавторстве). - 8,5 п.л. / 4,5 п.л.

3. Опалева А.А. Теоретические и прикладные проблемы обеспечения прав, свобод и личной неприкосновенности граждан: Монография. - М.: Московский университет МВД России, 2003. (В соавторстве). - 8,4 п.л. / 4,0 п.л.

4. Опалева А.А. Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: Монография. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. (В соавторстве). - 30,0 п.л. / 1,2 п.л.

Учебники и учебные пособия 5. Опалева А.А. Обеспечение и охрана советской милицией конституционных прав и свобод граждан: Учебное пособие. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1988. (В соавторстве). - 4,5 п.л. / 0,5 п.л.

6. Опалева А.А. Обеспечение конституционного права неприкосновенности личности в деятельности органов внутренних дел: Учебное пособие. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1990. - 4,3 п.л.

7. Опалева А.А. Основы знаний о государстве и праве: Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД РФ, 1994. (В соавторстве). - 4,5 п.л. / 0,2 п.л.

8. Опалева А.А. Правовые отношения: Лекция. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995. - 1,2 п.л.

9. Опалева А.А. Обществознание: Общество. Государство. Право: Учебное пособие. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. (В соавторстве). - 17,2 п.л. / 0,2 п.л.

10. Опалева А.А. Конституционное право зарубежных стран: Учебник / Под ред. В.О. Лучина, Г.А. Василевича, А.С. Прудникова. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. (В соавторстве). - 35,8 п.л. / 2,5 п.л.

11. Опалева А.А. Семейное право: Учебник / Под ред. С.Н. Бондова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002. (В соавторстве). – 16,8 п.л. / 1,6 п.л.

12. Опалева А.А. Обществознание: Общество. Государство. Право: Учебное пособие. - М.: ЮНИТИ-ДАНА. 2-е изд. Перераб. и доп. 2004. (В соавторстве). – 20,0 п.л. / 0,2п.л.

13. Опалева А.А. Теория государства и права: Учебник / Под ред. М.М. Рассолова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2004. (В соавторстве). – 20,0 п.л. / 1,0 п.л.

14. Опалева А.А. Обществознание: Общество. Государство. Право: Учебное пособие. - М.: ЮНИТИ-ДАНА. 3-е изд. Перераб. и доп. 2006. (В соавторстве). - 20,2 п.л. / 0,2 п.л. Научные статьи, опубликованные в изданиях,

рекомендованных перечнем ВАК 15. Опалева А.А. Социальная природа правовых привилегий и ограничений в сфере личной неприкосновенности // Вестник Московского университета МВД России. - 2003. - № 3. - 1,0 п.л.

16. Опалева А.А. Личная неприкосновенность: социальное содержание и юри-дическая форма // Закон и право. - 2003. - № 7. - 0,3 п.л.

17. Опалева А.А. Правомочия права на личную неприкосновенность // Закон и право. - 2003. - № 8. - 0,3 п.л.

18. Опалева А.А. Правовые привилегии в сфере личной неприкосновенности // Закон и право. - 2003. - № 9. - 0,3 п.л.

19. Опалева А.А. Физическая неприкосновенность личности // Вестник Московского университета МВД России. - 2005. - № 4. - 0,3 п.л.

20. Опалева А.А. Неприкосновенность индивидуальной свободы личности // Вестник Московского университета МВД России. - 2006. - № 1. - 0,3 п.л.

21. Опалева А.А. К вопросу о реализации субъективного права // Вестник Московского университета МВД России. - 2007. - № 8. - 0,3 п.л.

22. Опалева А.А. Личная неприкосновенность как благо и субъективное право // Вестник Московского университета МВД России. – 2007. - № 10. - 0,3 п.л.

23. Опалева А.А. Право на свободу и личную неприкосновенность или право на свободу и право на личную неприкосновенность? // Вестник Московского университета МВД России. – 2008. № 3. – 0,3 п.л.

24. Опалева А.А. Особенности непосредственной реализации права на личную неприкосновенность // Вестник Московского университета МВД России. – 2008. - № 4. - 0,5 п.л.

25. Опалева А.А. Личная неприкосновенность как правовой институт // Вестник Московского университета МВД России. – 2008. № 5. – 0,3 п.л.

26. Опалева А.А. Обеспечение права на личную неприкосновенность в деятельности органов внутренних дел // Закон и право. - 2008. № 10. - 0,3 п.л. Научные статьи, опубликованные в иных изданиях 27. Опалева А.А. Свобода личности в СССР // Блокнот агитатора. - Л., 1985. - № 3. - 0,5 п.л.

28. Опалева А.А. К вопросу о гарантиях неприкосновенности личности при административных задержаниях органами внутренних дел // Роль и задачи органов внутренних дел в охране прав и интересов советских граждан. Киев: Киев. ВШ МВД СССР, 1985. - 0,5 п.л.

29. Опалева А.А. Рецензия на книгу: Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм // Правоведение. - Л., 1985. - № 4. - 0,3 п.л.

30. Опалева А.А. Обеспечение права личной неприкосновенности как фактор безопасности личности // Проблемы правового регулирования безопасности личности, общества и государства в условиях современной России. - М.-Смо-ленск: ЮИ МВД РФ, 2001. - 0,5 п.л.

31. Опалева А.А. Социальная природа прав и свобод личности // Общество и право в новом тысячелетии: Материалы международной научно-теоретической конференции. - М.-Тула: ЮИ МВД РФ, 2001. - 0,4 п.л.

32. Опалева А.А. Организационно-правовые вопросы предотвращения нарушений личной неприкосновенности граждан сотрудниками органов внутренних дел // Организационно-правовые проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел и профессиональной подготовки кадров: Материалы научно-практической конференции. - М.: ЮИ МВД РФ, 2002. - 0,4 п.л.

33. Опалева А.А. Реферат монографии Ю.М. Стецовского «Право на свободу и личную неприкосновенность: нормы и действительность». М.: «Дело», 2000 // Реферативный журнал. - М.: Московский университет МВД России, 2005. - № 2. - 0,2 п.л.

34. Опалева А.А. Реферат монографии Д.Н. Бахраха «Действие норм права во времени: теория, законодательство, судебная практика». М.: Наука, 2004 // Реферативный журнал. М.: Московский университет МВД России, 2005. № 5. – 0,2 п.л.

35. Опалева А.А. Реферат монографии Н.В. Витрука «Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс»: Учебное пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2005 // Реферативный журнал. М.: Московский университет МВД России, 2006. № 6. – 0,2 п.л.

36. Опалева А.А. Социальная природа личной неприкосновенности // Проблемы развития государства и права в современном российском обществе: Сб. научн. статей. Вып. VIII. Современное российское государство: движущие силы и тенденции развития. - М.: Московский университет МВД России, 2007. - 0,7 п.л.

37. Опалева А.А. Виды правовых привилегий в сфере личной неприкосновенности. // Гражданин и право. - 2007. - № 5. - 0,5 п.л.

38. Опалева А.А. Безопасность личности как составная часть национальной безопасности. // Национальная безопасность и правопорядок: Сборник мате-риалов Международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону – Таганрог, 2007. - 0,2 п.л.

39. Опалева А.А. Охрана и защита права на личную неприкосновенность граждан от преступных посягательств // Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск: ЧЮИ МВД РФ, 2007. - 0,2 п.л.

40. Опалева А.А. О совершенствовании работы по предотвращению на-рушений личной неприкосновенности граждан сотрудниками органов внут-ренних дел // Государственная система профилактики правонарушений: современное состояние и перспективы развития: Материалы межведомственной научно-практической конференции. - М.: ВНИИ МВД РФ, 2007. - 0,4 п.л.

41. Опалева А.А. Понятие и структура механизма реализации права на личную неприкосновенность // Проблемы защиты прав человека на современном этапе развития государства и общества: Материалы Всероссий-ской научно-практической конференции. - Уфа: УЮИ МВД РФ, 2007. - 0,4 п.л.

42. Опалева А.А. Система гарантий прав и свобод личности // Актуальные проблемы криминалистической науки и практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Калининград: КЮИ МВД РФ, 2008. - 0,3 п.л.

43. Опалева А.А. Система гарантий личной неприкосновенности от не-законных посягательств. // Региональная преступность: состояние, проблемы и перспективы борьбы: Материалы научно-практической конференции. - Курск: КФ ОЮИ МВД РФ, 2008. - 0,3 п.л.

44. Опалева А.А. Личная неприкосновенность как результат гармонизации интересов личности, общества и государства // Юридическая наука в XXI веке: теоретические разработки и практические воплощения: Материалы международной научной конференции. – Орел: Изд. дом «Орловская литература и книгоиздательство», 2008. – 0,3 п.л. ОПАЛЕВА Алла Анатольевна ИНСТИТУТ ЛИЧНОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ

(ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ) ____________________________________________________________________

Подписано в печать 14.07.2008 г.

Усл. печ. л. Уч.-изд. л. Зак. Тир. 100 экз.

____________________________________________________________________ Центр оперативной полиграфии

ФГОУ ВПО РГАУ – МСХА им. К.А. Тимирязева

127550, Москва, ул. Тимирязевская, 44

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.