WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ РГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ЮСТИЦИЕЙ В РСФСР (1917-1936 гг.)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 
На правах рукописи

ОЛЕЙНИК Ирина Ивановна

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ОРГАНОВ

УПРАВЛЕНИЯ ЮСТИЦИЕЙ В РСФСР

(1917-1936 гг.)

Специальность 12.00.01 – теория и история права и госу-дарства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Владимир 2006

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин

Федерального государственного образовательного учреждения высшего

профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний» Научный консультант: Заслуженный деятель науки

Российской Федерации, доктор

юридических наук, профессор

Мулукаев Роланд Сергеевич Официальные оппо-ненты:

доктор юридических наук, профессор

Галай Юрий Григорьевич доктор юридических наук, профес-сор

Кузьмин Станислав Иванович доктор юридических наук, профессор

Романовская Вера Борисовна Ведущая организация:

Федеральное государственное учрежде-ние

«Научно-исследовательский институт

Федеральной службы исполнения

наказаний»

Защита состоится 13 ноября 2006 г. в 9 часов на заседании

диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения

наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

Зал Ученого совета. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального

государственного образовательного учреждения высшего профессионального

образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы

исполнения наказаний». Автореферат разослан «_____» _____________ 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент В.В. Мамчун

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования обусловлена теоретической и практической значимостью вопросов, связанных с функционированием органов и учреждений юстиции. Формирование государственной власти, ориентированной на защиту интересов граждан и реальное закрепление ценностей демократического правового государства, требует обеспечения единого правового пространства, поддержания внутренней согласованности и устойчивости правовой системы, обеспечения верховенства права на территории всей страны. Поэтому важным фактором, определяющим развитие России в ХХI столетии как демократического правового государства, является государственная политика в сфере юстиции.

Президент Российской Федерации В.В. Путин в своем выступлении на заседании коллегии Министерства юстиции 17 марта 2006 г. не случайно подчеркнул, что «в компетенции Министерства юстиции находятся вопросы, которые имеют принципиальное, определяющее значение для российской правовой системы» .

В настоящее время особую актуальность приобрели вопросы централизации власти и перераспределения правосубъектности между государственными органами различных уровней, а также оптимизации властно-управленческих функций внутри государственного аппарата. Продолжается поиск наиболее рациональных и эффективных организационно-правовых форм разграничения предметов ведения и полномочий различных государственных органов и учреждений, в том числе – в сфере юстиции. По-прежнему актуальна задача законодательного обеспечения деятельности органов юстиции, более четкого закрепления их правового статуса. Реализация данной стратегии невозможна без создания единой централизованной системы органов юстиции. В этой связи исследователями справедливо подчеркивается, что конструктивная функция всестороннего анализа системы Министерства юстиции России заключается в выработке обоснованной, логичной концепции «оптимальной организации и эффективного функционирования органов управления юстицией Российской Федерации» .

Реформирование системы российской юстиции актуализирует как положительный, так и отрицательный опыт ее предшествующих преобразований, обусловливает потребность в объективном и комплексном исследовании прошлого ее органов как важной составной части государственного аппарата. Изучение данной проблематики необходимо для понимания диалектически противоречивого, но целостного процесса исторической эволюции отечественной юстиции.

Степень научной разработанности темы исследования. К настоящему времени опубликовано значительное количество работ по истории отечественной юстиции. Однако до сих пор отсутствует обобщающая оценка этого богатого наследия. Между тем, без его глубокого осмысления невозможно выйти на новый уровень изучения данной проблематики. Поэтому автор счел необходимым в отдельном параграфе диссертации специально охарактеризовать эволюцию и современное состояние научного знания о формировании системы органов юстиции в РСФСР. Результаты проведенного историографи-ческого анализа показывают, что избранная тема исследования еще не стала предметом самостоятельного рассмотрения в историко-правовой науке.

Объект исследования – общественные отношения, связанные с формированием и функционированием органов юстиции РСФСР на протяжении первых двух десятилетий развития Советского государства.

Органы юстиции входят в структуру аппарата государственной власти, который вместе с арсеналом организационно-правовых средств, обеспечивающих его деятельность, является составной частью государственного механизма , включающего в себя также государственные учреждения, организации, предприятия и их служащих. В теории права отмечается, что «изучая аппарат государства, говорят, прежде всего, о назначении, порядке образования, компетенции того или иного органа, а, изучая механизм государства, – непосредственно о деятельности государственных органов, об их взаимосвязи между собой в процессе осуществления тех или иных функций государства» . В соответствии с данным подходом в диссертации определяется и раскрывается предмет исследования.

Предмет исследования – организационно-правовые основы становления и развития центрального аппарата Народного комиссариата юстиции РСФСР и находившихся в его ведении местных органов, осуществлявших управление в сфере юстиции в 1917–1936 гг.

Государственные органы, являясь «субъектами властных функций руководства» , осуществляют свою деятельность в различных областях государственного управления. Одной из таких областей является управление юстицией. В свое содержание оно включает более широкий круг общественных отношений, чем судебное управление, поскольку распространяется на функционирование всех органов и учреждений, относящихся к сфере юстиции .

Конкретизируя предмет исследования, следует отметить, что отдельный государственный орган обычно имеет собственный аппарат – организующие его деятельность структурные подразделения. В этом смысле понятия «орган» и «аппарат» могут рассматриваться в неразрывном единстве . Соответствующее разъяснение дается в решении Верховного Суда РФ от 5 апреля 2000 г., указывающем, что органы юстиции фактически состояли и состоят из своих аппаратов. Кроме собственно органов юстиции Министерству юстиции подведомственны также различные учреждения и организации. Они не относятся к органам юстиции и управленческих функций не выполняют. Исходя из этого, Верховный суд РФ счел необходимым подчеркнуть, что «… Министер-ство юстиции РФ, его органы и учреждения на местах образуют систему Министерства юстиции РФ, но не органов юстиции» . На основе указанного толкования в диссертации к системе Наркомюста РСФСР относятся все подведомственные ему органы и учреждения юстиции. Часть этой системы составляли государственные органы, осуществ-лявшие функцию управления в сфере юстиции и в своей совокупности образовывавшие аппарат управления юстицией. Соответственно, понятия «органы управления юстицией» и «аппарат управления юстицией» могут рассматриваться как тождественные. В данном исследовании под ними понимается центральный аппарат Наркомюста РСФСР, а также подведомственные ему и наделенные управленческими функциями в сфере юстиции местные (территориальные) органы в губерниях, краях, областях, автономных республиках.

Хронологические рамки исследования. В развитии системы органов и учреждений юстиции Советского государства, на наш взгляд, можно выделить четыре этапа: 1) октябрь 1917 г. – 1936 г.: управление в сфере юстиции осуществлялось республиканскими Наркомюстами; 2) 1936 – 1956 гг.: действовали союзный и республиканские комиссариаты (министерства) юстиции; 3) 1956 – 1970 гг.: была свернута деятельность союзного и республиканского Министерств юстиции; 4) 1970 – 1991 гг.: были воссозданы и вновь функционировали союзное и республиканские Министерства юстиции.

Применительно к истории государственного аппарата РСФСР, первый из выделенных этапов мы подразделяем на три периода:

– октябрь 1917–1920 гг.: становление органов и учреждений юстиции в условиях создания советской государственной системы, гражданской войны и политики «военного коммунизма»;

– 1921–1928 гг.: развитие системы Наркомюста РСФСР в условиях новой экономической политики;

– 1929–1936 гг.: трансформация системы Наркомюста РСФСР в условиях проведения политики «социалистической реконструкции народного хозяйства».

Данная периодизация определяется рубежными вехами не только в институциональном развитии органов и учреждений юстиции, но и в изменении законодательства, регламентировавшего их устройство, функции, компетенцию и деятельность.

В период становления советского государства в 1917–1920 гг., начиная с Декрета о суде № 1 от 28 ноября 1917 г. и принятых в том же году первых постановлений об организации и плане работ Народного комиссариата юстиции, центральные органы власти издавали разрозненные акты, регламентировавшие лишь отдельные стороны деятельности органов и учреждений юстиции. Основная их часть была направлена на организацию отдельно народного суда, революционных трибуналов, мест лишения свободы и т.д. В значительной мере нор-мативно-правовое регулирование различных аспектов деятельности в сфере юстиции осуществлялось местными Советами. Как определенный рубеж в этом процессе можно рассматривать 1920 г. Тогда Наркомюст РСФСР принял два важных ведомственных нормативных акта: Поло-жение «О местных органах юстиции» от 27 августа 1920 г. и Положение «Об отделах Народного комиссариата юстиции» от 26 ноября 1920 г. Кроме того, ВЦИК 18 марта 1920 г. утвердил Положение «О революционных трибуналах», а 21 октября 1920 г. – Положение «О народном суде РСФСР», которые обобщали предшествующее законодательство о судоустройстве.

Новый период в развитии нормативно-правовой базы функционирования системы Наркомюста РСФСР связан с завершением «политики военного коммунизма» и переходом к НЭПу. По решению коллегии НКЮ РСФСР от 2 марта 1921 г. было разработано Положение «О Народном комиссариате юстиции», в котором определялись структура и функции наркомата. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10 марта 1921 г. было утверждено Положение «О высшем судебном контроле», наделившее Наркомюст РСФСР правом отменять приговоры и решения судебных органов РСФСР уже вступившие в законную силу, в случае их противоречия не только законодательству, но и «общей политике рабоче-крестьянского Правительства». Декрет ВЦИК от 25 августа 1921 г. «Об усилении деятельности местных органов юстиции» стал первым законодательным актом, который в своем названии говорил собственно об органах юстиции. Важно подчеркнуть, что на смену преимущественно ведомственному регулированию их деятельности приходит законода-тельное.

С конца 20-х гг. в условиях осуществления политики «социалистической реконструкции народного хозяйства» произошли кардинальные изменения в нормативной базе, регулировавшей деятельность органов и учреждений юстиции. В 1929 г. были приняты законы, которые в новом ключе определяли организацию и функционирование системы Наркомюста. 3 июня 1929 г. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР было принято новое «Положение о Народном комиссариате юстиции РСФСР». Значительное влияние на всю систему союзных и республиканских органов и учреждений юстиции, в том числе в РСФСР, оказало утвержденное 24 июля 1929 г. ЦИК и СНК СССР Положение «О Верховном суде Союза ССР и Прокуратуре Верховного суда Союза ССР».

В последующие годы произошел целый ряд реорганизаций в сис-теме Наркомюста РСФСР (в связи с передачей в нее исправительно-трудовых учреждений, созданием Прокуратуры СССР и т.д.), но при этом до 1936 г. к ней продолжали относиться судебные, прокурорско-следственные органы, коллегии защитников.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июля 1936 г. был образован Народный комиссариат юстиции СССР. Произошедшие изменения и некоторые новые принципы организации системы органов и учреждений юстиции как Союза ССР, так и союзных республик, были закреплены в Конституции СССР, принятой 5 декабря 1936 г. а спустя полтора месяца – в Конституции РСФСР. К 1936 г. исследователями относится также юридическое и структурное завершение создания всей советской правоохранительной системы в целом .

Цель данной работы – на основе анализа фактического материала раскрыть природу и правовое положение Наркомата юстиции РСФСР, а также организационно-правовые основы формирования и функционирования органов управления юстицией РСФСР с октября 1917 г. по 1936 г.

В соответствии с этим в диссертации предпринимается попытка решения следующих задач:

– определить основные этапы институционального развития орга-нов управления юстицией в РСФСР;

– охарактеризовать нормативно-правовую базу, регулировавшую организацию аппарата управления юстицией РСФСР на протяжении рассматриваемого периода;

– проследить изменения в структуре, функциях и компетенции центрального аппарата Наркомюста РСФСР;

– проанализировать правовое положение Верховного суда и Прокуратуры республики в системе Наркомюста РСФСР;

– выявить организационно-правовые основы деятельности Наркомюста РСФСР по руководству местными органами и учреждениями юстиции;

– раскрыть правовое положение органов управления юстицией в губерниях, областях и автономных республиках РСФСР;

– изучить процесс создания, правовое положение и результаты деятельности организационно-инструкторского управления (оргинстра) в центральном аппарате Наркомюста РСФСР и аналогичных отделов в губерниях (областях);

– показать сущность и решение задачи разграничения компетенции НКЮ РСФСР с Прокуратурой СССР и Наркомюстом СССР;

– исследовать организационно-правовые меры, направленные на подготовку кадров работников юстиции и развитие юридических образовательных учреждений в системе Наркомюста РСФСР;

– на основе комплексного решения поставленных задач сформулировать общие выводы и предложить учитывающие критически осмысленный исторический опыт практические рекомендации применительно к современному реформированию системы юстиции Российской Федерации.

Методология исследования. За основу методологии в диссертации взята материалистическая диалектика, нацеливающая на всесторонний анализ, а также научное объяснение причин и взаимосвязей исторических событий и процессов. В качестве определяющих принципов исследования для автора выступают принцип историзма, требующий объективного изучения явлений общественной жизни в их развитии, а также системный подход, предполагающий раскрытие целостности объекта с учетом многообразных связей составляющих его элементов.

В ходе решения задач исследования использованы различные методы научного познания, т.е. приемы, средства и правила, с помощью которых постигается предмет изучения, накапливаются и обрабатываются новые знания.

Общенаучные методы: анализ (раскрытие существенных признаков, свойств и качеств сложного государственно-правового явления посредством выделения и характеристики его частей, элементов); синтез (оценка явления на основе объединения свойств его составных частей). Абстрагирование и восхождение от абстрактного к конкретному способствовали определению категориального аппарата исследования и осмыслению сущностных черт органов управления юстицией в различные исторические периоды.

Частнонаучные методы – социологический и статистический. Поскольку органы юстиции представляют собой одну из социальных систем, автор применял институционально-функциональный подход для их характеристики. Он предполагает рассмотрение объекта исходя из его организационной формы, а также полномочий в установленной сфере деятельности. Значительную роль в исследовании играет критический анализ статистических данных, связанных с различными сторонами предмета изучения и почерпнутых из архивных и опубликованных источников. Автор опирался также на историко-генетический метод, который применялся при выявлении причинно-следственных связей в развитии органов юстиции.

Частноправовые (специально-юридические) методы. Формально-юридический применялся при определении понятий, при анализе юридико-технической составляющей статуса органов юстиции, при толковании сущности различных норм и институтов, уяснении и объяснении содержания нормативно-правовых актов, а также тех факторов и условий, в которых они принимались и действовали. Сравнительно-правовой метод использовался для выявления общего и особенного в правовой регламентации функционирования органов юстиции в различные периоды развития Российского государства, а также других стран.

Теоретическую основу работы составили труды отечественных ученых-юристов в области теории и истории права и государства, а также специалистов, изучающих развитие отечественных и зарубежных органов и учреждений юстиции. Большое значение для диссертанта имеют сформулированные в них выводы и положения о роли юстиции в регулировании общественных отношений, о ее месте в государственной правоохранительной системе, о правовом положении отдельных органов и учреждений, на разных этапах российской истории относившихся к системе юстиции.

Автор опирался на теоретические положения, содержащиеся в исследованиях российских и зарубежных правоведов и историков государства и права: А.В. Аверина, В.М. Баранова, Ю.Г. Галая, Е.Н. Городецкого, А.А. Демичева, Н.Н. Ефремовой, В.С. Жеребина, М.П. Ирошникова, С.М. Казанцева, Т.П. Коржихиной, С.И. Кузьмина, В.Н. Кудрявцева и А.И. Трусова, В.М. Курицына, А.В. Малько, Н.И. Матузова, Р.С. Мулукаева, М.В. Немытиной, В.Б. Романовской, Е.А. Скрипилева, Н.Г. Смирнова, А.С. Смыкалина, П. Соломона, В.М. Сырых, Ю.П. Титова, Ю. Хаски, О.И. Чердакова, О.И. Чистякова и др.

Важную роль в разработке авторского подхода к изучению темы сыграли работы А.П. Адаменко, К.А. Алакпарова, С.В. Архипова, В.Г. Бессарабова, В.А. Букова, О.Л. Васильева, М.Г. Деткова, А.М. Евстратова, А.Г. Звягинцева и Ю.Г. Орлова, А.И. Казакова, Д.С. Карева, М.В. Кожевникова, И.Л. Лезова, B.C. Ломова, Н.В. Ломова, Л.П. Маковской, Н.И. Петренко, Г.Е. Петухова, Н.А. Поляковой, В.П. Портнова и М.М. Славина, В.Н. Садкова, П.П. Сальникова, М.С. Сапаргалиева, А.Д. Святоцкого, Е.В. Сидоровой, Л.А. Тарасовой, В.Г. Тимофеева, Н.А. Чекунова и др.

В целях четкого определения категориального аппарата, объекта и предмета исследования в диссертации учтены теоретические представления, характеризующие органы юстиции как специфическую систему, сформулированные в работах В.А. Бушкова, Н.С. Ельцова, Ю.И. Колесова, Г.В. Куликова, В.Ф. Степанищева, С.В. Филипчука, Л.И. Черкесовой, А.Ф. Шестакова и других исследователей. В трактовке правовой природы управления юстицией автор опирается на положения, разработанные в диссертации Т.В. Кондратьевой.

Эмпирической базой исследования стал следующий комплекс источников.

I. Нормативные акты, принятые законодательными органами Советского государства и опубликованные в Собрании узаконений РСФСР и Собрании законов СССР, а также в многотомном издании «Декреты Советской власти». Значительную источниковую ценность представляют сборник документов «История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры, 1917–1954 гг.», а также шеститомное издание «Судебная власть в России: История, документы», в котором пятый том посвящен Советскому государству.

II. Делопроизводственные документы. Главную источниковую основу диссертации составили архивные материалы государственных органов. В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) ав-тором изучено свыше 150 дел из 10 фондов. Прежде всего, это фонд А-353 – Народный комиссариат юстиции РСФСР, в котором материалы за интересующий нас период представлены по 12 описям. В нем изучено более 70 дел. В фонде Р-1005 – Верховный трибунал при ВЦИК изучено более 30 дел по оп. 1 (судебная и военная коллегии Верховного трибунала ВЦИК), оп. 2 (Кассационный трибунал ВЦИК; Кассационная коллегия Верховного трибунала ВЦИК) и оп. 3 (Управление судебного надзора Верховного суда РСФСР). Из фонда Р-8131 – Прокуратура СССР в диссертации использованы свыше 20 дел по описям 4, 5, 6, 7, 9, 11, 14, 15, 27, 37, 38 за 1924-1937 гг. Среди них особый интерес представили материалы о взаимоотношениях НКЮ РСФСР и Верховного суда РСФСР в 1926-1927 гг. (Оп. 4. Д. 30), Примечательно, что во всем фонде прак-тически нет дел, содержащих материалы об организации и деятельности непосредственно Прокуратуры РСФСР. Кроме того, докладные записки и сообщения о работе органов прокуратуры в республиках и областях отложились лишь начиная с 1934 г. (Оп. 11. Д. 7, 21). Фонд А-461 – Прокуратура РСФСР, к сожалению, содержит лишь дела, относящиеся к периоду после 1936 г. В фонде А-428 – Верховный суд РСФСР, также отсутствуют документы до 1935 г. Некоторые сведения о деятельности судебных органов РСФСР отложились в фонде Р-9474 – Верховный суд СССР. Из описей 1, 10, 16 (Пленум, канцелярия, секретная часть Верховного суда СССР) в ходе исследования были изучены дела с выписками из протоколов заседаний Президиума ЦИК СССР по вопросам судебной деятельности за 1924–1927 гг. (Оп. 16. Д. 1, 3, 4, 8); материалы обследований судов Москвы, Ленинграда, Ивановской и Западной об-ластей в 1934–1936 гг. (Оп. 10. Д. 34, 44); сведения о результатах вы-полнения закона от 5 марта 1935 г. «О мероприятиях по развертыванию и улучшению правового образования» (Оп. 10. д. 37) и др. Отдельные фактические и статистические данные, касающиеся структуры и функционирования органов юстиции РСФСР, были взяты из дел, хра-нящихся в фондах Р-130 (СНК РСФСР), А-393 (Народный комиссариат внутренних дел РСФСР), Ф. Р-9492 (Министерство юстиции СССР).

Важное место в эмпирической базе исследования занимают ведомственные документы, изданные в 20-30-е гг. руководящими органами юстиции. Это постановления, циркуляры, инструкции коллегии Народного комиссариата юстиции РСФСР и его отделов, Верховного суда и Прокуратуры РСФСР и СССР, другие подзаконные акты. Значительное количество данных почерпнуто из опубликованных в последние годы документальных сборников, раскрывающих историю организации и деятельности местных органов юстиции.

К числу делопроизводственных документов относятся также стенограммы и материалы съездов, пленумов, конференций Коммунистической партии. Из архивных документов данного ряда в диссертации использованы хранящиеся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) свыше 20 дел из фонда 17 по описи 3 (Политбюро ЦК ВКП(б)) и описям 114, 117. (Оргбюро, Секретариат ЦК ВКП(б)), а также из фонда 81 – Л.М. Каганович (как секретарю ЦК после ХVII съезда партии ему было поручено курировать деятельность органов юстиции).

Всего при подготовке диссертации автором изучено свыше 270 дел из 35 фондов центральных и местных архивов.

II. Выступления и работы руководителей Советского государства и органов юстиции. К этой группе источников относятся использованные в диссертации собрания сочинений, сборники произведений, брошюры и отдельные статьи Л.М. Кагановича, М.И. Калинина, В.И. Ленина, В.М. Молотова, И.В. Сталина, а также Я.Н. Бранденбургского, А.Я. Вышинского, С.А. Голунского, Н.В. Крыленко, Д.И. Курского, Н.О. Лаговиера, М.С. Строговича, П.И. Стучки, А.Я. Эстрина и др.

III. Периодическая печать. Прежде всего следует выделить «Материалы Народного комиссариата юстиции». Публикация этого издания началась в 1918 г. и продолжалась до 1922 г. Всего вышло 18 выпусков. В них помещался в основном официальный материал: протоколы и стенограммы Всероссийских съездов областных и губернских комиссаров юстиции, отчеты НКЮ РСФСР, его местных органов и т. п. В связи с ростом потребности работников юстиции в теоретических знаниях, Народный комиссариат юстиции РСФСР в 1918 г. начал издание в Москве первого ежемесячного журнала «Пролетарская революция и право». Журнал помещал в том числе и отчеты Наркомата юстиции РСФСР, различные официальные материалы. Однако издавался он недолго и в 1921 г. на № 15 прекратил свое существование. С января 1922 г. стал печататься журнал «Еженедельник советской юстиции» — орган НКЮ РСФСР, рассчитанный главным образом на практических работников юстиции. В 1930 г. вместо него начал выходить журнал «Советская юстиция». Важные сведения о работе органов прокуратуры и следствия содержатся в журнале “Социалистическая законность”, издававшемся с 1934 г. (до №10 за 1935 г. назывался “За социалистическую законность”). Автором изучены публикации и ряда других периодических изданий, материалы которых позволили составить более полное представление о развитии структуры и функций органов юстиции в течение рассматриваемого периода, а также проследить эволюцию взглядов руководителей Наркомюста РСФСР и ведущих правоведов на вопросы организации управления юстицией. Данные теоретические представления составляют важную часть советской юридической мысли, необходимость изучения которой справедливо подчеркивается современными правоведами .

IV. Мемуары, дневники и другие документы личного происхожде-ния. Данный круг источников носит субъективный характер, и работа с ним требует критического отношения к приводимым фактам и сведениям, отражающим нередко определенную политическую конъюнктуру и меркантильные интересы пишущего. В диссертации использованы воспоминания политических деятелей и записи бесед с ними, переписка руководителей советского государства, дневниковые записи, относящиеся к рассматриваемому периоду, а также мемуары работников юстиции.

В целом, изученный автором корпус источников содержит в себе презентативную базу информации, позволившую провести комплексное научное исследование по избранной теме в соответствии со сформулированными целью и задачами.

Научная новизна диссертационного исследования. В процессе реализации цели и связанных с ней исследовательских задач, в дис-сертации были получены следующие, имеющие научную новизну, результаты:

1). В работе впервые подводятся итоги, и дается оценка развития историографии в области изучения советской юстиции. Обобщение и оценка накопленных историко-правовой наукой знаний о развитии органов и учреждений юстиции Советской России позволяют определить дальнейшие перспективы проведения исследований в этом направлении. Автором формулируется и аргументируется собственная позиция по ряду дискуссионных вопросов, связанных с деятельностью органов и учреждений советской юстиции в рассматриваемый период.

2). Вводится в научный оборот широкий круг ранее не изучавшихся архивных документов, позволяющих составить комплексное представление об организационно-правовых основах становления и развития органов управления юстицией в 1917–1936 гг.

3). На основе архивных источников раскрываются функции, компетенция, штатный состав структурных подразделений центрального аппарата Наркомюста РСФСР: его коллегии, управлений, отделов и подотделов, бюро, следственной части, секретариатов и т.д. Раскрывается сущность и содержание основных реорганизаций, которые были проведены или планировались в этих структурных подразделениях на протяжении рассматриваемого периода.

4). Показано изменение организационно-правовых основ деятельности центрального аппарата Наркомюста РСФСР по руководству местными органами юстиции.

5). Впервые проведено комплексное исследование процесса создания и правового положения местных комиссариатов юстиции, функционировавших в конце 1917 – середине 1918 гг.

6). Дан обобщающий анализ развития структуры, функций и компетенции местных органов, осуществлявших управление в сфере юстиции в годы гражданской войны, и показано развитие взаимоотношений отделов юстиции губисполкомов, уездных бюро юстиции и губернских советов народных судей.

7). Охарактеризована проблема взаимоотношений центральных и местных органов управления в системе Наркомюста РСФСР с революционными трибуналами.

8). Уточнены изменения в структуре Верховного суда РСФСР и Прокуратуры республики, являвшихся подразделениями центрального аппарата Наркомюста РСФСР.

9). В диссертации показано, как тенденция к интеграции органов юстиции, проявившаяся в первые годы Советской власти, в дальнейшем, по мере разрастания государственного аппарата и усложнения управленческих задач сменилась тенденцией к дифференциации и последующим ведомственным обособлением различных частей системы Наркомюста РСФСР.

10). В связи с особой ролью в осуществлении управленческой функции, которую в 1928-1933 гг. играли организационно-инструкторское управление (оргинстр) в центральном аппарате Наркомюста РСФСР и аналогичные отделы в губерниях (областях), в диссертации впервые в историко-правовой литературе всесторонне рассматривается процесс их создания, правовое положение, результаты деятельности.

11). На основе впервые вводимых в научный оборот архивных материалов анализируется проводившийся в 1929–1936 гг. центральным аппаратом НКЮ РСФСР поиск мер, направленных на повышение эффективности управления органами юстиции.

12). Раскрыты организационно-правовые основы деятельности аппарата управления юстицией в автономных республиках и автономных областях РСФСР.

13). Выделены характерные черты взаимоотношений органов юстиции РСФСР с органами внутренних дел и госбезопасности, органами государственного контроля, партийными комитетами.

14). На основе не изучавшихся прежде архивных источников показано, как развивалась дискуссия между руководителями Прокуратуры СССР и Наркомюста РСФСР о соотношении полномочий этих ведомств.

15). Конкретизировано содержание и дана оценка деятельности Наркомюста РСФСР по развитию системы подготовки кадров работников юстиции.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Изучение проблемы имеет важное значение для более глубокого осмысления процессов, происходивших в советском обществе. Прежде всего это касается места и роли органов юстиции в системе органов государственной власти. Поскольку обобщающих трудов по организационно-правовым основам становления и развития органов управления юстицией подготовлено не было, данное исследование призвано восполнить существующий пробел.

Многие аспекты, раскрывающиеся в диссертации, ранее либо не подвергались комплексному анализу, либо требовали научного переосмысления. Рассматриваемые в работе вопросы, предлагаемые подходы к их изучению, формулируемые положения и выводы позволяют по-новому подойти к исследованию процессов развития отечественной юстиции.

На основе анализа и обобщения обширного фактического материала в диссертации получены научные результаты и сделаны практические выводы, дополняющие, уточняющие, конкретизирующие положения историко-правовой науки по проблемам становления и развития органов юстиции РСФСР в первые два десятилетия Советской власти.

Практическая значимость диссертации определяется ее направленностью на целостное понимание эволюции отечественной системы органов и учреждений юстиции, решение задач совершенствования их деятельности на современном этапе развития Российского государства. Сведения, собранные и проанализированные автором, могут быть учтены при осмыслении современных проблем правовой политики и деятельности правоохранительных органов в России, извлечения уроков из прошлого опыта их развития, обоснования концептуальных основ правового механизма функционирования органов юстиции Российской Федерации.

Результаты исследования могут быть использованы законодательными органами и заинтересованными должностными лицами, работающими над проблемами реформирования правоохранительной системы Российской Федерации.

Содержащиеся в диссертации материалы могут быть использованы при создании общих и специальных трудов по истории отечественной юстиции, в ходе дальнейшей научной разработки проблем развития центральных и местных органов суда, прокуратуры, следствия, а также адвокатуры и нотариата. Определенную помощь результаты исследования могут оказать при подготовке историко-правовых курсов и спецкурсов в учебных заведениях юридического профиля.

Обоснованность и достоверность результатов диссертационного исследования определяются избранной автором методологией, системным подходом к изучению политико-правовых явлений и институтов, опорой на научные достижения известных отечественных и зарубежных ученых, а также презентативной эмпирической базой, включающей широкий круг документальных материалов, архивных источников, законодательных и иных норма-тивных актов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1). Развитие системы Наркомюста РСФСР определялось влиянием советского социально-экономического и политического строя, которому не был присущ принцип разделения властей. На протяжении рассматриваемого периода наркомат не являлся только органом исполнительной власти, соединяя также функции судебной власти и прокурорского надзора. Его руководство вело постоянный поиск адекватных складывавшейся общественно-политической обстановке организационно-правовых основ функционирования органов управления юстицией в центре и на местах. Во многом он шел путем проб и ошибок, проверки на практике разрабатывавшихся мер и решений.

2). В первые месяцы своего функционирования Наркомат юстиции еще не располагал возможностью контролировать формирование органов и учреждений юстиции на местах и не столько управлял этим процессом, сколько пытался направлять в этой деятельности местные органы власти. Вместе с тем, в этот период наркомат являлся многофункциональным органом, охватывавшим широкий круг предметов ведения, в том числе относившихся непосредственно к судопроизводству. В этой связи в диссертации раскрывается вопрос о выполнении Наркомюстом кассационных функций.

3). С середины 1918 г. стала прослеживаться тенденция постепенной централизации управления системой юстиции, становившейся все более подконтрольной НКЮ РСФСР, и все в большей степени функционировавшей на основе норм позитивного права. К концу гражданской войны роль органов юстиции возросла, что обусловило усложнение процесса управления их деятельностью. В 1920 г. структура НКЮ РСФСР была расширена почти вдвое, на наркомат были возложены предварительное рассмотрение всех законопроектов, опубликование и толкование законов, он наделялся функцией судебного контроля и надзора, ведал организацией судов, ревтрибуналов, органов предварительного следствия, обвинения, защиты, нотариата, исполнения наказаний, а также руководил их деятельностью.

4). Важную роль в становлении новых органов юстиции и управле-нии ими играли местные комиссариаты юстиции. Они не имели еди-нообразной структуры и нередко выступали в роли следственных и судеб-ных органов, а также выполняли действия, присущие прокурорскому надзору, сами разрабатывали и принимали инструкции, регулировавшие судебное строительство. С середины 1918 г., после упразднения местных комиссариатов юстиции, Наркомюст РСФСР не имел своих территориальных представительств, а общее управление юстицией на местах сосредоточивалось в отделах юстиции губисполкомов (губюстах), уездных бюро юстиции (убюстах) и губернских советах народных судей (губсовнарсудах). Первоначально они являлись органами полностью подведомственными местным Советам, в 1919 г. было установлено их двойное подчинение – НКЮ РСФСР и местным Советам, а в 1920 г. полу-чило нормативное закрепление их превращение в местные органы Наркомата юстиции РСФСР. После судебной реформы 1922 г. они были упразднены, но управление юстицией осталось сугубо ведомственной сферой, сосредоточенной в системе Наркомюста РСФСР.

5). Серьезной проблемой, с решением которой приходилось сталкиваться местным комиссариатам юстиции, а затем губюстам и совнарсудам, являлось урегулирование их взаимоотношений с ревтрибуналами и разграничение их полномочий с местными народными судами. На основе анализа источников автор приходит к выводу, что деятельность революционных трибуналов в первые месяцы Советской власти была в большей степени подконтрольна учреждавшим их исполкомам, чем аппарату управления в системе Наркомюста РСФСР. В диссертации показывается, что первоначально Наркомюст не имел отлаженных механизмов влияния на ревтрибуналы. Они не учреждались ни при губисполкомах, ни при губсовнарсудах, ни при губюстах, ни при центральных органах и в организационном отношении функционировали обособленно. Однако постепенно судебное управление их деятельностью стало осуществляться через губюсты при общем руководстве со стороны Наркомюста. Это получило закрепление в Положении НКЮ РСФСР «Об отделах народного комиссариата юстиции» от 26 ноября 1920 г. В нем на отдел судоустройства была возложена организация революционных трибуналов, а также наблюдение за их деятельностью и дача им руководящих указаний. Следует подчеркнуть, что ни Верховный, ни Кассационный трибуналы при ВЦИК этих функций не выполняли. Руководство Наркомюста РСФСР считало общие (в отличие от военных) ревтрибуналы подведомственными органами и в этом смысле их можно рассматривать как органы юстиции, входившие в систему НКЮ РСФСР. Однако выявленные автором архивные документы указывают на их стремление действовать обособленно от губюстов и губсовнарсудов.

6). После реорганизации местных учреждений юстиции в 1922 г., ликвидировавшей обособленные органы судебного управления (губернские отделы и уездные бюро юстиции), компетенция губсудов стала включать в себя не только собственно судебную деятельность, но и организационно-административные полномочия. Положение о судоустройстве РСФСР 1922 г. отнесло к ведению губернских судов функции судебного управления, а также руководства внесудебными органами – нотариатом и коллегиями защитников. В этих целях в структуре губсудов были образованы инструкторско-ревизионные от-деления, а на местах – институт уездных уполномоченных губсудов, оценка деятельности которых на материалах различных регионов РСФСР дается в диссертации. Для непосредственного руководства судебной практикой и осуществления высшего судебного надзора на территории автономной республики действовало отделение Верховного Суда РСФСР, подведомственное НКЮ РСФСР или Главный суд, находившийся в ведении местного наркомата юстиции. Однако, в отличие от губернских судов, они не выполняли функции судебного управления. Вся организационная и управленческая деятельность сосредоточивалась в НКЮ автономных республик.

7). Формирование системы местных органов управления в сфере юстиции в значительной мере определялось изменениями в территориально-административном устройстве РСФСР. В диссертации раскрывается правовое положение Наркомюстов автономных республик и показывается, что они представляли собой «автономные наркоматы», которые не были непосредственно подведомственны НКЮ РСФСР, а подчинялись местным СНК. Свою деятельность они осуществляли на основе Положений, утвержденных высшими республиканскими органами. Наркомюст РСФСР к принятию данных Положений отношения не имел. К ведению Наркомюстов автономных республик были отнесены функции организации, руководства, инструктирования и ревизии органов юстиции. При этом данные наркоматы не имели специальных органов в уездах (кантонах) и руководящие функции на местах осуществляли через своих уполномоченных.

8). Переход к НЭПу обусловил необходимость повышения статуса судебных органов и их обособления от органов исполнительной власти, что было закреплено в принятом ВЦИК 31 октября 1922 г. Положении о судоустройстве РСФСР. Наркомюст РСФСР утратил функцию надзора за судами, которая перешла новому органу – Верховному суду РСФСР. Ввиду недостатка у наркомата организационно-технических возможностей для управления местами лишения свободы, в том же 1922 г. они были полностью переданы НКВД РСФСР. Соответственно в структуре НКЮ РСФСР были упразднены отделы судебного контроля и карательный. Вместе с тем Наркомюст РСФСР оставался центральным административным органом судебного управления, а через созданную в мае 1922 г. прокуратуру, вошедшую в его систему, осуществлял надзор за соблюдением законности. Наркомат осуществлял общее руководство, организацию, ревизию и инструктирование не только судебных учреж-дений, но и прокуратуры, коллегией защитников, органов предварительного следствия, нотариата. Он сохранял право опротестования и направления к пересмотру любого приговора или решения любого суда республики, в том числе и Верховного, но только через прокурорский надзор. Однако законодательство недостаточно четко разграничивало компетенцию в области судебного управления между отделами центрального аппарата Наркомюста и входившим в его структуру на правах управления Верховным судом РСФСР. В результате проявлявшегося дублирования остро дискутировалась проблема раз-граничения их пределов ведения.

9). На основе рассмотрения предложений Наркомюста и Верховного суда РСФСР было принято Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 января 1928 г. «О порядке руководства судебными органами РСФСР». В нем признавалось целесообразным реорганизовать коллегию НКЮ РСФСР таким образом, чтобы в ней максимально было обеспечено единство руководства всеми отраслями деятельности наркомата. Подчеркивалась его руководящая роль в деятельности судебно-прокурорских органов. Если раньше аппараты Государственной прокуратуры и Верховного суда обладали организационной автономией в системе НКЮ РСФСР, то теперь была осуществлена централизация их организационного устройства. Нарком юстиции получал двух заместителей – Прокурора республики (до этого нарком являлся одновременно и республиканским прокурором) и Председателя Верховного суда. Таким образом, организационно Верховный суд вошел в состав Наркомюста РСФСР. Вместо отдела Прокуратуры в структуре наркомата создавалось Управление, статус которого уравновешивался со статусом Верховного суда РСФСР. Включение Верховного суда и Прокуратуры республики в структуру Наркомюста РСФСР на правах управлений, сохраняло его в качестве нераздельного органа по судеб-ному управлению и наблюдению за законностью. В соответствии с этим предусматривалось создание организационно-инструкторского управления (Оргинстра), осуществлявшего общее руководство аппаратами Верховного суда и Прокуратуры РСФСР.

10). В 1929–1936 гг. аппарат НКЮ РСФСР постоянно реорганизовывался, периодически создавались комиссии по пересмотру его структуры и штатов. В начале 30-х гг. коллегия наркомата пыталась провести объединение некоторых функций суда и прокуратуры на местах. Во-первых, это касалось проведения совместных ревизий. Во-вторых, были предприняты шаги по установлению объединенного руководства низовыми органами юстиции через институт уполномоченных Наркомюста РСФСР. В-третьих, по образцу оргинстра НКЮ РСФСР происходило объединение организационно-инструкторской работы местных органов юстиции. Создание оргинстров являлось результатом тенденции к централизации управления органами юстиции. Поскольку и Прокуратура республики, и Верховный суд РСФСР входили в одно ведомство, вполне естественным было стремление руководства Наркомюста создать единый ведомственный организационно-технический и кадровый аппарат, чтобы преодолеть «параллелизм» в их работе, а также удешевить и сократить управленческие расходы. Кроме того, данное объединение казалось вполне оправданным в условиях возобладавшей в конце 20-х гг. линии на упрощение судопроизводства, отхода от состязательности процесса и нивелирования судебного разбирательства до административной процедуры. Однако попытка создания объединенных аппаратов управления судебно-прокурорскими органами в центре и на местах была признана неудачной и развития не получила. 9 июня 1933 г. коллегия НКЮ РСФСР приняла постановление об упразднении оргинстров.

11). Рубеж 20-х – 30-х гг. стал началом важного этапа развития юридического образования в РСФСР и правовой подготовки кадров работников юстиции, когда практически все юридические образовательные учреждения на территории республики были сосредоточены в ведении Наркомюста РСФСР. Однако, несмотря на усилия, предпринимавшиеся наркоматом по развитию правового образования, в 1936 г. удельный вес работников юстиции, имевших юридическую подготовку, по-существу остался на уровне конца 20 х гг. Это объясняется, прежде всего, большой текучестью юридических кадров, а также последствиями кадровых «чисток» в органах юстиции. На смену работникам, получившим юридическое образование, обычно приходили люди без какой-либо правовой подготовки. В диссертации обосновывается вывод, что объединение юридических образовательных учреждений в системе Наркомюста РСФСР способствовало улучшению управления ими, однако еще не решало всех задач качественной и количественной подготовки кадров работников юстиции.

Апробация и внедрение результатов исследования. Всего по те-ме диссертации автором опубликовано 45 работ общим объемом свыше 150 п.л., в том числе 4 монографии. Основные положения и выводы были апробированы на 13 научных конференциях, в том числе – 7 международных, 2 Всероссийских и 4 межвузовских.

Результаты диссертационного исследования обсуждались на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юриди-ческого института ФСИН России. Диссертационные материалы были включены в содержание пяти разработанных диссертантом учебных пособий, а также в изданный НИИ ФСИН России цикл лекций для проведения занятий с личным составом ФСИН России, в течение 5 лет апробировались автором и его коллегами при чтении лекционных курсов по истории отечественного государства и права, истории правоохранительных органов России.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав и 11 параграфов, заключения, библиографического списка. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ В главе I – «Теоретико-правовые основы и историография изучения органов юстиции Советской России» – отмечается отсутствие в юридической литературе единого подхода к определению категории «юстиция», как в функциональном, так и в институциональном отношениях. Дается оценка критериям, по которым выделяются ее виды. На основе обобщающего критического анализа существующих дефиниций раскрывается соотношение понятий «юстиция», «правосудие», «судопроизводство». Обосновывается необходимость дифференцировать в содержании категории «юстиция» два компонента: 1) осуществляемое судебными органами в различных процессуальных формах правосудие; 2) формирующаяся в конкретно-исторических условиях развития государственного аппарата сфера деятельности органов и учреждений, объединенных общей подведомственностью. При этом на различных эта-пах развития государства принадлежность тех или иных органов и учреждений к системе юстиции не оставалась постоянной.

Далее в главе подчеркивается важность выработки четкого пред-ставления о системном характере задач политики, проводимой государст-вом в сфере юстиции, о единой концептуальной основе государственного управления юстицией. Показывается, что ни один нормативно-правовой акт должным образом не раскрывает сущности юстиции как объекта государственного управления. Обосновывается положение о том, что управление юстицией является целенаправленной деятельностью, осуществляемой органами, наделенными властными полномочиями по разработке, обеспечению и реализации государственной политики в соответствующей сфере. Исходя из этого, изучение организации управления юстицией предполагает комплексный анализ формирования и правового положения определенного ведомственного аппарата в конкретно-исторические периоды государственного строительства.

В главе дается анализ историографии формирования системы органов юстиции РСФСР. При этом выделяется несколько этапов.

Первый этап научных исследований этой проблематики был начат в конце 30 х гг. и продолжался до середины 50-х гг. Его характерной чертой явилось повышенное внимание к военной юстиции, включая ее историю, что получило отражение в работах С.А. Голунского, Л.Н. Гусева, Д.С. Карева, Н.И. Савицкого, М.С. Строговича. Д.С. Карев первым попытался дать системную характеристику советской юстиции.

Наряду с изучением теоретических основ марксистского учения о правосудии значительное внимание стало уделяться различным аспектам истории советского судоустройства в работах М.В. Кожевникова, П.П. Михайленко, В.Н. Можейко, Н.Я. Левина, А. Сулеймановой, Ф.Г. Тарасенко, И.А. Ушакова, М.П. Шаламова и других. Исследования этого этапа послужили отправной точкой для дальнейшего изучения организационно-правовых аспектов развития советской юстиции.

Второй этап историографии советской юстиции начался с середины 50-х и продолжался до конца 80 х гг. Он характеризуется подготовкой обобщающих монографий, сборников статей и диссертаций, посвященных развитию суда, прокуратуры, адвокатуры, нотариата в СССР. Предпринимаются попытки перейти к изучению более широкого круга источников, включая архивные документы.

В работах Л.И.Антоновой, Л.П. Маковской, Ф. Фаткуллина, Р.С. Штеймана характеризуется роль Наркомюста РСФСР в законодательном процессе и деятельность органов юстиции на регио-нальном уровне в первые годы Советской власти.

Ряд монографий и диссертационных исследований был посвящен созданию отдельных органов юстиции в Туркестанской АССР, Казахской АССР и Киргизской АССР, которые входили в состав РСФСР. Это работы А.Д. Ахметова, Х.С. Сулаймановой, М.С. Сапаргалиева, А. Супатаева и Ф.П. Тайгина. На материале отдельных регионов РСФСР были проведены исследования М.К. Маликова, М.Ф. Маликова З.З. Мифтахова, М.А. Мумолова, Н.Т. Онищук, Р.Л. Хачатурова.

В 60–80-е гг. историко-правовые аспекты организации суда и правосудия в СССР получают отражение в юбилейных сборниках, монографиях и диссертациях А.С. Кобликова, В.В. Кривоногова, Г.Е. Петухова, а также статьях Л.И. Антоновой, Д.Л. Голинкова, Т.Н Добровольской, А.Ф. Козлова, К.И. Козловой, В.С. Орлова, В.П. Портнова, В.П. Резепова, Ю.П. Титова, Ю.С. Токарева и других исследователей.

Предметом самостоятельного научного рассмотрения становится развитие судебного управления в РСФСР. Следует отметить важный вклад в разработку данной проблемы, внесенный А.С. Смыкалиным. В качестве объекта отдельного рассмотрения им впервые выделены органы специальной юрисдикции в системе НКЮ РСФСР. В дальнейшем изучение деятельности Наркомюста РСФСР по организационному руководству судами в 30 е гг. было продолжено в диссертации А.И. Казакова.

В докторской диссертации и монографиях Ю.П. Титова было предпринято комплексное исследование проблем возникновения, развития и функционирования общих, военных, военных железнодорожных революционных трибуналов, трибуналов печати, а также трибуналов, не вошедших в эти системы. Эти работы стали основой научного воссоздания истории революционных трибуналов в 1917–1923 гг.

Организационное развитие и деятельность Центрального революционного трибунала стали предметом обстоятельного рассмотрения в исследовании Н.Г. Смирнова, который раскрывает роль данного органа в политико-правовой системе советского государства с 1918 по 1922 гг.

Последней крупной работой советского периода, характеризующей становление судебной системы пролетарского государства, стала монография В.П. Портнова и М.М. Славина. Особое место в работе отводится судебной реформе 1922 г. и последовавшим вслед за ней изменениям в судебной системе РСФСР. Собранный в монографии богатый фактический материал сохраняет несомненный интерес для современных исследователей.

История советских прокурорских органов в данный период рассматривалась преимущественно в рамках закрытых ведомственных разработок, предназначенных для служебного пользования и в небольших статьях С. Березовской, Б. Кравцова, А.С. Панкратова, И.Х. Мариной.

С середины 70 х гг. внимание к данной проблематике начинает возрастать. А. Альдекеев защитил диссертацию о становлении и развитии прокуратуры в Казахстане в 1922–1936 гг., публикуются монографии В.М. Курицына, И.Х. Мариной, Н.М. Кучемко, отражающие процесс создания советских органов надзора за законностью.

Начало изучению истории советского следственного аппарата положили статьи З.М. Онищука, Н.В. Жогина, М.Ю. Рагинского, В.В. Шимановского. Следует особо подчеркнуть вклад В.С. Ломова в изучение генезиса предварительного следствия в Советском государстве. В его исследованиях, проводившихся с середины 70-х гг. на протяжении трех десятилетий, на основе богатого архивного материала дана обобщающая картина создания советских следственных органов.

Становление советской адвокатуры получило отражение в ряде юбилейных сборников, а также в статьях В.М. Курицына, Э.Д. Синайского, Т. Ульяновой, диссертациях Е.П. Дубкова, Б. Дурдуева, М. Махбубова, А.Д. Святоцкого, Ю.И. Стецовского, И.Ю. Сухарева Г.К. Шарова. Однако интересующий нас период в них представлен очень кратко.

Первая попытка проследить основные вехи эволюции советского нотариата была предпринята в изданной в 1959 г. работе С.И. Юдельсона, носившей учебный характер. В качестве самостоятельной научной проблемы организационно-правовые основы развития советского нотариата в 1973 г. были сформулированы в диссертации Р.Г. Кочарьянца. Однако в течение следующих двух десятилетий эта проблематика не получила дальнейшей разработки.

Начало изучению формирования советской уголовно-исполнительной системы можно отнести к концу 50 х гг. В дальнейшем данная проблематика получает развитие в работах З.А. Астемирова, А.А. Ахмадеева, А.С. Кузьминой, Р.С. Мулукаева, Н. Пиндюриной, В.П. Портнова, В.Г. Смольякова, Н.А. Стручкова и других исследователей.

В целом, работы указанного периода существенно расширили горизонт научного поиска по интересующей нас тематике. Однако юри-дическая наука еще не вышла на уровень обобщающего анализа формирования системы органов и учреждений советской юстиции.

Третий этап изучения органов и учреждений советской юстиции начался на рубеже 80 х – 90-х гг. и продолжается по настоящее время. В его основе лежат изменения, произошедшие в отечественной общественной и политической системе, а также формирование новой теоретико-методологической базы юридических исследований.

Применительно к первым годам Советской власти роль Наркомюста РСФСР в законодательном процессе раскрыта в диссертации В.Н. Садкова, а региональный аспект становления органов советской юстиции – в публикациях М.Е. Наймушина, Б.В. Наранкаевой, Н.А. Чекунова. При этом указанные авторы не ставили задачи рассмотрения вопросов организации управления юстицией.

Весомый вклад в изучение истории советского правосудия внесла монография канадского ученого П. Соломона «Советская юстиция при Сталине». Автор сосредоточил свое внимание на особенностях развития советского уголовного и уголовно-процессуального права, характеристике деятельности Верховных судов РСФСР и СССР, кадровом составе судейского корпуса, механизме и последствиях сталинской репрессивной политики.

Глубокий анализ уголовного и уголовно-процессуального законодательства как основы создания репрессивной системы в СССР дан В.Б. Романовской.

В докторской диссертации А.М. Евстратова показано соотношение правосознания и правовой культуры в ходе создания советского государства, их место в системе правового регулирования общественных отношений и деформация на протяжении 20–30-х гг. В данном контексте интерес представляет также монография В.А. Букова, в которой прослеживается кризис правосознания в предреволюционном российском обществе и становление идей о социалистическом правосудии в 1917–1922 гг. В диссертации И.В. Ширяевой поставлена цель рассмотреть проблему прав человека применительно к деятельности советских правоохранительных органов в 1922–1941 гг. Однако органы юстиции не попали в поле ее зрения и речь в работе ведется только об органах внутренних дел и государственной безопасности.

В монографии В.М. Сырых на основе опубликованных биографических сведений, статей и выступлений Н.В. Крыленко прослеживается его теоретическая и практическая деятельность как одного из ведущих создателей советского правосудия. Автор считает несостоятельным распространенное мнение, согласно которому «идеологической дубиной» сталинских репрессий был только А.Я. Вышинский, доказывая, что во многом именно Н.В. Крыленко обосновывал использование властью судебных органов как орудия политической расправы.

В работах О.И. Чердакова характеризуются принципы и этапы формирования правоохранительной системы Советского государства в 1917–1936 гг. Исследователь формулирует интересные выводы о структуре правоохранительной системы, о понятии рецидивной преступности и ее влиянии на формирование правовой политики в 20–30-х гг., о факторах, воздействовавших на правовой менталитет советских граждан и способствовавших формированию правового нигилизма, о роли органов ВЧК, НКВД и ОГПУ в правоохранительной системе пролетарского государства и т.д.

В начале ХХI в., в связи с 200-летним юбилеем Министерства юстиции России, во Владимире, Волгограде, Саранске и др. городах были проведены научно-практические конференции, материалы которых синтезировали современные научные представления о различных аспектах пройденного пути и перспективах развития системы органов и учреждений юстиции. Появился ряд публикаций об истории самого министерства и его органов – как небольших по объему статей, брошюр, так и крупных обобщающих трудов. Были изданы работы, пре-имущественно художественно-публицистического или документального характера, прослеживающие основные вехи исторического развития и отражающие современную деятельность местных органов юстиции ряда регионов России (алтайского, вятского, курского, оренбургского, орлов-ского, пермского, саратовского, удмуртского).

К настоящему времени исследователями проделана значительная работа по изучению развития юридического образования в Советском государстве. Эта проблематика получила отражение в «Очерках по истории юридических научных учреждений в СССР», диссертации В.В. Ганина, монографиях и статьях А.Ф. Шебанова, В.А. Букова, А.С. Смыкалина, Т.Ф. Ящук. Однако ими не ставились задачи комплексно проанализировать нормативно-правовую базу осуществления управления подготовкой работников юстиции и всесторонне исследовать создание и функционирование системы юридических образовательных учреждений Наркомюста РСФСР.

Заметной вехой в изучении истории советской судебной системы стала защищенная в 1998 г. диссертация И.Л. Лезова. В ней на основе обширного круга архивных источников рассматриваются проблемы формирования системы судов общей юрисдикции и характерные черты ее функционирования в СССР на протяжении 1917–1940 гг. В 2002 г. Е.С. Андреевой была защищена диссертация, посвященная истории советских арбитражных судов.

За последние годы российские ученые подготовили целый ряд фундаментальных работ, связанных с различными аспектами организации и функционирования системы советского правосудия. В частности, изучение сущности и эволюции репрессивной политики и практики в СССР было предпринято в обстоятельной монографии В.Н. Кудрявцева и А.И. Трусова. Всестороннее рассмотрение истории военных судов России, включая и советский период их развития, представлено в монографии Н.А. Петухова. Стали проводиться обобщающие исследования истории судебных органов конкретных регио-нов. В частности, В.В. Золотых в 2004 г. опубликовал объемную работу по истории судов на Дону. В условиях продолжающихся сегодня административной и судебной реформ возросло внимание к исследованию организации и принципов советского судопроизводства в 1917–1936 гг., что получило отражение в диссертации К.А. Алакпарова, защищенной в 2005 г. Несомненный интерес представляет также диссертация Е.О. Шкрыль, защищенная в том же году, в которой автор прослеживает организационно-правовое развитие судебного управления и судебного надзора в РСФСР с 1917 по 1940 гг.

Со второй половины 90-х годов стали публиковаться работы, посвященные истории органов прокуратуры и следствия конкретных регионов: Башкортостана, Кубани, Санкт-Петербурга, Татарстана, Чувашии, а также Владимирской, Курской, Ивановской, Калужской, Оренбургской, Саратовской, Смоленской, Тверской, Челябинской облас-тей.

В фундаментальных исследованиях А.Г. Звягинцева и Ю.Г. Орлова дается глубокий анализ развития советской прокуратуры, приводятся уникальные данные о профессиональной деятельности и судьбах проку-роров.

В последние годы различные аспекты деятельности прокуратуры и следствия в интересующий нас период получили отражение в работах В.Г. Бессарабова, В. Бобренева, Н.Н. Дэр, Р.Н. Зинурова, А.А. Стукалова, А.Л. Угроватова, С.Ю. Ушакова, В.И. Хохлова и других авторов.

Рассмотрению эволюции предварительного следствия в органах уголовной юстиции советского государства в 1917–1941 гг. посвящена диссертация Е.В. Сидоровой. Наряду с организационными аспектами, в исследовании анализируется уголовно-процессуальное законодательство, регламентировавшее порядок расследования преступлений. Однако автор практически не затрагивает вопросов функционирования следственных органов на местах и их взаимоотношений с вышестоящими органами юстиции. В диссертации Н.В. Ломова, защищенной в 2005 г., предметом изучения стали нормативно-юридические основы организации и деятельности органов предварительного следствия Советской России в период гражданской войны. В работе показывается развитие следственных органов в структуре не только НКЮ РСФСР, но также ВЧК и военного ведомства.

Таким образом, на протяжении последних лет историко-правовая наука существенно продвинулась вперед в освещении прошлого советских следственно-прокурорских органов, в том числе на региональном уровне. Однако отсутствует специальное исследование, комплексно раскрывающее организационно-правовые основы управления органами прокуратуры и следствия в системе Наркомюста РСФСР.

История советской адвокатуры была выведена на новый уровень научного анализа благодаря опубликованной в 1993 г. на русском языке монографии Ю. Хаски. Вместе с тем в работе не были привлечены архивные источники и практически не представлен материал о деятельности адвокатов на местах. С конца 90-х гг. проведены серьезные и основательно документированные исследования развития адвокатуры Дона, Урала, Сибири в работах Е.М. Астапенко, М.П. Астапенко, Д.П. Баранова, Е.А. Быковской, В.Н. Смирнова и Р.Р. Усманова. В них показаны условия и специфические черты формирования адвокатского сообщества в этих регионах, прослеживается изменения его кадрового состава и трансформация взаимоотношений с властью. Краткое изложение истории советской адвокатуры дается в отдельных параграфах монографий и диссертаций С.Н. Гаврилова, А.П. Галоганова, И.И. Зайцевой, А.Г. Кучерены, И.С. Яртых.

С конца 90-х гг. значительно вырос интерес исследователей к развитию нотариата в России. Этому посвящены публикации Э.Н. Алешиной, Т.А. Данько, С. Зацепиной, И.Г. Черемных. Историко-правовой аспект становления этого института в нашей стране проанализирован в диссертациях С.П. Выменец, Л.Л. Шаповаловой и А.Г. Олейновой. Были изданы основательно документированные очерки истории нотариата Вятки, Удмуртии, Санкт-Петербурга, Нижегородской и Новгородской областей. Однако интересующий нас период, как правило, представлен в указанных работах относительно небольшими по объему разделами, лишь в общих чертах отражающими хронику становления советского нотариата. При этом организационно-правовые основы его функционирования в системе Наркомюста специально не изучались.

Глубокую научную разработку история советской исправитель-но-трудовой системы получила в трудах М.Г. Деткова и С.И. Кузьмина. В дальнейшем к указанной тематике сохраняется неослабевающее внимание ученых, что во многом определяется необходимостью осмысления традиционно важной роли, которую уголовно-исполнительная система играла на различных этапах развития Российского государства. Возросло количество работ, посвященных истории учреждений советской уголовно-исполнительной системы в различных регионах России – Урала, Дальнего Востока, Ивановской и Челябинской областей и т.д.

Вопросы становления в РСФСР системы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы получили отражение в крупных обобщающих трудах Н.И. Петренко, А.С. Смыкалина, И.В. Упорова и стали предметом специального рассмотрения в ряде других исследований, включая кандидатские диссертации Ф.Х. Ахмадеева, Р.К. Гилярутдинова, А.А. Телегина. Авторскими коллективами были подготовлены обобщающие издания: о развитии пенитенциарных учреждений в системе Министерства юстиции России коллективную монографию подготовили А.И. Зубков, Ю.И. Калинин, В.Д. Сысоев; о тюрьмах НКВД–МВД СССР в карательной системе советского государства – В.В. Базунов и М.Г. Детков; о 125-летнем развитии уголов-но-исполнительной системы России – коллектив исследователей под руководством Ю.Я. Чайки.

По итогам анализа научной разработанности проблемы в диссертации делаются следующие выводы. Несмотря на то, что в изучении исследователями различных аспектов развития органов и учреждений юстиции Советской России достигнуты значительные успехи, комплексный историко-правовой анализ организационно-правовых основ их формирования пока еще не проведен. Остается неисследованным процесс становления и изменения системы Народного комиссариата юстиции РСФСР. Недостаточно исследованы взаимоотношения центральных и местных органов и учреждений юстиции. Отсутствуют специальные работы, всесторонне характеризующие функционирование образовательных учреждений Наркомюста РСФСР. В качестве предмета самостоятельного исследования еще не выделялась проблема организационно-правовых основ формирования аппарата управления юстицией в Советской России.

В главе II – «Становление органов управления юстицией в РСФСР (октябрь 1917–1920 гг.)» – на основе архивных источников прослеживаются изменения в центральном аппарате Наркомюста и правовом положении его структурных подразделений. Раскрывается роль НКЮ РСФСР в организации управления юстицией. Показывается, что основной функцией наркомата являлось формирование системы органов и учреждений юстиции, координации взаимоотношений их между собой и с другими органами, судебное управление. Ряд циркуляров непосредственно был направлен на регулирование судебной практики.

В круг полномочий НКЮ РСФСР до середины 1918 г. входила и кассационная функция, которая, однако, наркоматом почти не реализовывалась. Наркомюст РСФСР не только осуществлял организационный контроль за деятельностью судов, но с конца 1918 г. фактически взял на себя надзор за соблюдением судами законности при осуществлении правосудия как по жалобам и заявлениям отдельных лиц, так и по своему усмотрению. Созданный в 1920 г. отдел судебного контроля занимался также надзором за законностью в действиях должностных и частных лиц.

В главе прослеживается создание и раскрывается правовое положение местных комиссариатов юстиции. Проводится анализ различных проблем в организации управления местными органами юстиции, включая взаимоотношения Наркомюста и местных органов исполнительной власти. Характеризуется процесс создания и комиссариатов юстиции разного уровня: краевых, областных, губернских, уездных, городских. Определяется роль Всероссийских и местных съездов работников юстиции в развитии организационно-правовых основ формирования и деятельности аппарата управления юстицией, анализируются принимавшиеся ими решения и документы. В частности, принятый съездом комиссаров юстиции Сибири, Урала и Туркестана 25 мая 1918 г. проект Положения о комиссариате юстиции, который отражал представления того времени о функциях этого института. Они включали в себя не только судебное управление, но и руководство всеми без исключения органами юстиции на местах. В диссертации прослеживается изменение первоначальной позиции центральной власти о пре-доставлении местам максимума самостоятельности в создании органов и учреждений юстиции.

В середине 1918 г. комиссариаты, с их неопределенным объемом полномочий, структурой и подчиненностью, уступили место органам, более тесно связанным с НКЮ РСФСР – отделам юстиции губисполкомов и губернским советам народных судей.

Далее исследуются организация и функции аппарата управления юстицией в автономных республиках и губерниях в условиях гражданской войны. Показывается, что высшие органы власти автономных республик законодательствовали самостоятельно, причем, в первую очередь, в области юстиции, поскольку наркоматы юстиции АССР прямо не подчинялись Наркомюсту РСФСР. Выявляется местная специфика в организации губюстов и отмечается, что не везде они имели одинаковую структуру, чаще всего – из-за сложной обстановки гражданской войны, финансовых и кадровых проблем. Кроме функций судебного управления, губюсты вели наблюдение за местами заключения, были наделены полномочиями в сфере надзора за исполнением законов и судебного надзора, могли обжаловать приговоры народных судов и ревтрибуналов в кассационном порядке и обращаться в НКЮ РСФСР с вопросом о пересмотре вступивших в законную силу приговоров судебных органов. Однако значительные полномочия губюстов не могли быть реализованы в полной мере из-за отсутствия необходимых материальных и кадровых ресурсов.

Характеризуется развитие взаимоотношений губюстов с губернскими советами народных судей, которые начали создаваться на основании Положения о народном суде от 30 ноября 1918 г. как кассационная инстанция для народных судов. Показывается, что губсовнарсуду также предоставлялись полномочия по осуществлению функций судебного управления и с течением времени они имели тенденцию к расширению. Раскрываются содержание и итоги развернувшейся с конца 1919 г. дискуссии об упразднении губюстов и передаче их функций местным органам НКВД РСФСР или губсовнарсудам. Показывается, что, отказавшись от своего первоначального решения о ликвидации губюстов, НКЮ РСФСР в 1920 г. стал решать задачу их укрепления и повышения авторитета.

Обосновывается вывод о сохранении до 1920 г. двойного подчинения губюстов: с одной стороны, Наркомюсту РСФСР, а с другой – соответствующим Советам, отделами исполкомов которых они являлись (такое же двойное подчинение было характерно и для местных ЧК). Однако Положение о народном суде 1920 г. уже ничего не говорило об ответственности губюстов и губсовнарсудов перед местными Советами и об участии Советов в формировании этих органов. Таким образом, они полностью превратились в местные структурные подразделения Нар-комюста РСФСР.

В главе III – «Развитие органов управления юстицией РСФСР в период проведения новой экономической политики (1921-1928 гг.)» – характеризуются организация и функции центрального аппарата Наркомюста РСФСР. На основе анализа нормативных актов и архивных материалов показывается, что Наркомюст являлся органом, осуществлявшим проведение общей линии судебной политики на территории РСФСР и общее руководство судебными учреждениями и иными органами юстиции, ведая их организацией, ревизией и инструктированием. В частности, отмечается, что Наркомюст отвечал за организацию и деятельность всех судов, в том числе и Верховного суда, однако, напрямую вмешиваться в деятельность судов НКЮ РСФСР не мог. В диссертации сопоставляются полномочия Наркомюста и Верховного суда РСФСР. Показывается, что к середине 20-х гг. между ними обозначились серьезные расхождения по вопросу организационного руководства судами. Верховный суд во многом дублировал деятельность наркомата по судебному управлению и стремился занять независимое положение в этой сфере. В диссертации анализируется также дискуссии второй половины 20-х гг. по вопросу изменения правового положения центральных органов юстиции. С одной стороны, обосновывалась целесообразность создания Наркомюста СССР, сосредоточивающего у себя функции судебного управления в союзном масштабе; с другой – наоборот, предлагалось упразднить существовавшие НКЮ союзных и автономных республик, передав их функции Прокуратуре и Верховному суду РСФСР.

В главе показывается перестройка местных органов управления юстицией в условиях перехода к НЭПу. Раскрываются причины, обусловившие необходимость повышения статуса губюстов, и характеризуется полемика, развернувшиеся по этому вопросу на местах и в НКЮ РСФСР. Дается оценка выполнения Декрета ВЦИК «Об усилении деятельности местных органов юстиции» от 25 августа 1921 г., а также исследуются содержание и итоги реализации ведомственных актов, направленных на решение указанной задачи. Анализируются формы организационного руководства, применявшиеся губюстами в отношении местных органов юстиции: ревизии, инспектирование и инструктирование, обследования, совещания и губернские съезды работников юстиции, отчеты. Выявляются факторы, препятствовавшие функцио-нированию органов и учреждений юстиции на местах и снижавшие эффективность управления ими: вмешательство местных властей, недостаточная координа-ция взаимоотношений с милицией и чрезвычайными комиссиями, проблема ком-плектования штатов, недостаточное материальное обеспечение и перевод финансиро-вания на местный уровень и т.д. Отмечается, что в начале 20-х гг. органы судеб-ного управления и органы, осуществлявшие правосудие, организационно объединялись. Однако губюсты так и не смогли установить контроль за деятельностью ревтрибуналов. В мае 1922 года коллегия НКЮ РСФСР поставила вопрос о слиянии президиумов губсовнарсудов и губрев-трибуналов в целях создания на местах единства судебной деятельности. Однако данная инициатива реализована не была в связи с последовавшим вскоре упразднением указанных органов, а также губюстов. Показывается ход дискуссии по этой проблеме и анализируется правовое регулирование указанной реорганизации в контексте разработки и проведения судебной реформы.

В главе характеризуется аппарат управления юстицией в губер-ниях и автономных республиках после судебной реформы, раскрываются организационно-правовые основы его развития. Показывается, что на протяжении 20 х гг. имели место серьезные пробелы в нормативно-правовом регулировании их компетенции, которые лишь частично восполнялись в законодательных актах и в гораздо большей степени являлись предметом внутриведомственного регулирования. Характеризуется правовое положение и взаимоотношения Наркомюстов и Главных судов в автономных республиках и областях. Отмечается, что совмещение в Главных судах функций судебного управления и право-судия привносило в их деятельность административно-управленческую составляющую. В 1927 г. был поднят вопрос об упразднении Народных комиссариатов юстиции в автономных республиках и передаче функции судебного управления Главным судам. Однако в НКЮ РСФСР эта идея была признана нецелесообразной. Выделяется специфика функциониро-вания аппарата управления юстицией в созданных в результате районирования в середине 20-х гг. краях и областях. Раскрывается содержание и дается оценка деятельности института уездных уполномоченных губсудов и инструкторско-ревизионных отделений (с 1926 г. – отделов) губсудов, выполнявших две функции: инструкторско-ревизионную и информационно-статистическую. Делается вывод, что в целом эти институты способствовали реализации задачи оперативного управления местными органами юстиции. С другой стороны, поскольку управление юстицией на местах было практически полностью передано в ведение среднего судебного звена (губернским, областным, краевым судам), это отвлекало от реализации главной функции – осуществления правосудия – за счет усиления административной деятельности. Во второй половине 20-х гг. в управлении местными органами и учреждениями юстиции значительное внимание уделялось решению задач борьбы с бюрократизацией, «орабочивания» и «коренизации» их аппаратов. В диссертации раскрываются методы и результаты этой деятельности.

В главе IV – «Органы управления юстицией РСФСР в условиях осуществления социалистической реконструкции народного хозяйства (1929-1936 гг.)» – прослеживаются изменения в структуре и компетенции центрального аппарата Наркомюста РСФСР. Анализируются законодательные и ведомственные акты, на основе которых в конце 20-х гг. была проведена его реформа. В научный оборот вводятся архивные материалы, характеризующие реорганизации, затронувшие структуру, штаты, компетенцию НКЮ РСФСР в 1929–1936 гг. Раскрываются содержание, ход обсуждения и причины отклоне-ния разработанного в 1931 г. проекта нового Положения «О Народном комиссариате юстиции РСФСР и его органах» (вместо Положения 1929 г.). Дается оценка деятельности Н.В. Крыленко по реорганизации цен-трального аппарата наркомата и методов управления органами юстиции, а также Прокурора РСФСР А.Я. Вышинского по перестройке структуры своего ведомства. Характеризуется правовой статус Верховного Суда и Управления Прокуратуры республики в системе НКЮ РСФСР, прослеживается организационное развитие их структурных подразделений. Раскрывается изменения в правовом положении Наркомюста РСФСР в контексте решения задач разграничения его компе-тенции с Прокуратурой СССР и Наркомюстом СССР.

В главе раскрываются организационно-правовые основы деятельности НКЮ РСФСР по руководству местными органами и учреждениями юстиции. Показываются произошедшие в этот период существенные изменения в правовом регулировании, организации и формах деятельности наркомата по руководству местными органами и учреждениями юстиции. Раскрываются особенности нормативно-правового регулирования работы судебных, прокурорских и следственных органов в автономных республиках и областях, районах крайнего Севера и Дальневосточного края. Характеризуется осуществ-лявшийся Наркомюстом РСФСР поиск организационных мер, направленных на повышение эффективности работы низовых органов юстиции. В этих целях развернулись кампании по привлечению общественности к деятельности органов юстиции (так называемое «соцсовместительство»), по установлению над ними шефства рабочих коллективов, по активизации «выдвиженчества» для повышения рабочей прослойки среди работников юстиции. Важное место в структуре управления Наркомюста РСФСР местными органами юстиции занимали вопросы финансирования, что показывается автором на основе анализа еще не изучавшегося исследователями постановления коллегии наркомата «О финансовом положении местных органов юстиции» от 15 марта 1931 г. Предметом специального рассмотрения в диссертации является проблема создания и деятельности организационно-инструкторских отделов (оргинстров). Автором показываются проблемы управленческой деятельности НКЮ РСФСР в отношении местных органов и учреждений юстиции, которые испытывали также значительное воздействие региональной партийно-советской элиты. Наряду с этим раскрывается роль центральных партийных органов (Политбюро, Орг-бюро и Секретариата ЦК ВКП(б)) в определении организационных мер по улучшению управления юстицией.

Далее характеризуется процесс объединения юридических образовательных учреждений в системе Наркомюста РСФСР и анализируется управление подготовкой кадров работников юстиции. Начиная с 1930 г., коллегия наркомата стала регулярно рассматривать вопросы правовой подготовки работников юстиции, итоги распределения выпускников юридических вузов и курсов.

В 1931 г. в НКЮ РСФСР были сосредоточены учебные заведения, осуществлявшие как среднюю юридическую подготовку работников юстиции (юридические школы и курсы), так и высшую (Высшие юридические курсы по переподготовке руководящих работников органов юстиции в г. Москве, институты советского права (ИСП), заочные секторы при этих институтах, Центральные заочные курсы советского права, переименованные в 1935 г. в Центральный заочный правовой институт). Фактически под руководством Наркомюста РСФСР действовали Всесоюзная Правовая Академия при ЦИК СССР, Высшие академические курсы Института советского строительства и права и Центральный институт заочного обучения по вопросам советского строительства и права при Коммунистической академии. Рассматривая развитие системы юридического образования, автор не только характеризует орга-низационно-правовые основы деятельности учебных заведений, но и анализирует показатели уровня профессионального образования среди работников юстиции. Прослеживается динамика использования в органах юстиции выпускников, окончивших правовые вузы. Отмечается, что согласно Постановлению НКЮ РСФСР от 21 марта 1931 г., выпускников ИСП, уклонявшихся от работы по распределению, следовало привлекать к уголовной ответственности. Раскрываются причины, по которым юридические вузы не могли выпускать достаточного количества специалистов (так, 1935 г. все высшие правовые учебные заведения РСФСР подготовили только 371 юриста). Показывается, что с 1935–1936 гг. реорганизация юридического образования стала проводиться в рамках намеченных правительством СССР комплексных мероприятий по укреплению высшей школы и характеризуются организационно-правовые основы деятельности НКЮ РСФСР в этом направлении.

В заключении диссертации сформулированы основные выводы исследования. На процесс формирования местных органов, осуществлявших управление в сфере юстиции оказывали воздействие различные факторы, раскрывающиеся в диссертации: сроки и характер установления Советской власти; степень влияния партии большевиков в конкретной местности, отдаленность конкретных территорий от центра и их размеры, уровень развития транспортных коммуникаций и связи; ведение боевых действий в условиях гражданской войны; складывание и развитие территориально-административного и федеративного устройства в Российской республике; национально-бытовые и рели-гиозные особенности уклада жизни местного населения и т.д.

Центральный аппарат Наркомюста РСФСР претерпевал постоянные реорганизации и не имел необходимых организационно-материальных ресурсов для централизованного управления органами и учреждениями юстиции на местах. На местах определяющую роль в становлении новых органов юстиции и управлении ими играли местные комиссариаты юстиции. Однако в середине 1918 г. они были упразднены, а их функции переданы отделам юстиции губисполкомов, уездным бюро юстиции и губернским советам народных судей, которые не являлись органами, подведомственными НКЮ РСФСР и подчинялись местным Советам. Но в 1920 г. получил нормативное закрепление статус этих органов в системе Наркомюста РСФСР. Губсовнарсуды были подведом-ственны губюстам, которые возглавляли все органы и учреждения юстиции губернии, организуя, направляя и контролируя их деятельность, а также осуществляя ряд функций, присущих прокурорскому надзору. Некоторое время НКЮ РСФСР выступал в качестве органа судебного надзора в отношении ревтрибуналов. При этом система военных судов и военных трибуналов не была связана с наркоматом юстиции РСФСР и, соответственно, его аппарат не осуществлял управления военной юстици-ей.

В условиях перехода к НЭПу параллельно с функцией управления судебной системой развивались тесно взаимосвязанные между собой задачи НКЮ РСФСР по руководству следствием, органами прокуратуры, постановкой дела защиты и юридической помощи гражданам, нотариатом и организацией правовой службы в народном хозяйстве, общими местами лишения свободы (до 1922 г.). Особое значение приобрела обязанность Наркомюста РСФСР участвовать в разработке законопроектов и заключений на подготовленные другими органами управления нормативные акты. Своеобразие этого периода деятельности наркомата юстиции, сконцентрировавшего в своих руках руководство указанными органами и учреждениями юстиции, порождало специфику методов управления.

По отношению к судам НКЮ РСФСР осуществлял не только организационное руководство, но и судебный контроль и надзор. После завершения судебной реформы в 1922 г. Верховный Суд был провозглашен высшим судебным органом Республики, и от Наркомюста полностью отошла функция судебного надзора. Однако НКЮ РСФСР оставался центральным органом судебного управления и за ним сохранялось организационное руководство судами. В принятом 30 января 1928 г. Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР «О порядке руководства судебными органами РСФСР», прямо указывалось, что вся работа по руководству судебным управлением остаётся сосредоточенной в Народном комиссариате юстиции. Согласно Положению о народном комиссариате юстиции РСФСР, утвержденному 26 ноября 1929 г., Верховный Суд, как и Управление Прокуратуры, непосредственно вошли в состав аппарата Наркомюста РСФСР.

С конца 20-х гг. перед НКЮ РСФСР встали новые задачи в сфере управления подведомственными органами и учреждениями. Под влиянием идей о возрастающей роли общественности в функционировании государственного аппарата, удешевлении его содержания, борьбы с бюрократизмом, преодолении «параллелизма» в работе различных органов, упрощения судопроизводства Наркомюст РСФСР предпринял попытку провести объединение в организационно-инструкторских отделах управленческих функций в отношении суда и прокуратуры на местах. Развернулись кампании по привлечению общественности к деятельности органов юстиции, по установлению над ними шефства рабочих коллективов, по активизации «выдвиженчества» для повышения рабочей прослойки среди работников юстиции. Однако вышепе-речисленные меры не привели к достижению тех результатов, на которые они были ориентированы.

Изученные автором архивные материалы позволили охарактеризовать дискуссию о соотношении полномочий Прокуратуры СССР и Наркомюста РСФСР в середине 30-х гг., а также спор по поводу взаимоотношений союзных и республиканских органов юстиции и суда. Учрежденный в 1936 г. НКЮ СССР был наделен функциями руководства судами (в том числе военными трибуналами и транспортными судами), нотариатом и адвокатурой, подготовкой законодательных актов и постановлений правительства, подготовкой и подбором юридических кадров. Впервые структура и компетенция Наркомюста РСФСР были определены исходя из его подведомственности союзному наркомату.

Проводившуюся в годы первых пятилеток политику «социалистической реконструкции народного хозяйства» руководство страны характеризовало в терминах военного времени, как «фронт» социалистического строительства. Это соответственным образом проецировалось на «боевые» задачи аппарата управления юстицией, и на сам облик работников юстиции, как «бойцов на фронте советского права за генеральную линию партии». При этом в отношении них главными критериями оставались не квалификационные качества, а социальное происхождение и идеологическая благонадежность. Комплексный анализ организационно-правовых основ осуществления в системе НКЮ РСФСР юридической подготовки кадров показал, что с конца 20-х до середины 30 х гг. их численность в стране удвоилась, количество юридических учебных заведений также значительно увеличилось, но удельный вес работников юстиции, имевших юридическое образование, практически не изменился. Это объясняется, прежде всего, большой текучестью кадров и последствиями «чисток» в органах юстиции. На смену работникам, получившим юридическое образование, обычно приходили люди без какой-либо правовой подготовки, что негативно сказывалось на функционировании органов юстиции.

Основываясь на проведенном исследовании, автор формулирует некоторые предложения, связанные с современным развитием аппарата управления юстицией. Подчеркивается необходимость разработки четких научных представлений как о системном характере проводимой государством политики в сфере юстиции. Решение в комплексе стратегических задач укрепления единого правового пространства и разработки правовой политики, нацеленной на развитие правового государства, обусловливает дальнейшее повышение роли Министерства юстиции. Соответственно возрастает значение оптимизации его структуры и компетенции, что обусловливает потребность дальнейшего совершенствования организации аппарата управления юстицией.

Основные положения диссертации отражены автором в следующих публикациях.

Статьи в периодических изданиях перечня ВАК:

1. Олейник, И.И. Развитие органов юстиции России в советский период: анализ научной разработанности проблемы / И.И. Олейник // Вестник Ивановского государственного энергетического университета. – 2003. – № 4. – С. 80–87 (1 п.л.).

2. Олейник, И.И. Прокуратура и прокуроры в период массовых ре-прессий (По материалам архивов Ивановской области) / И.И. Олейник // Государство и право. – 2004. – № 2. – С. 70–75 (0,8 п.л.).

3. Олейник, И.И. Организация обвинения и защиты на начальном этапе развития советского уголовного процесса (1917–1920 гг.) / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Вестник Костромского государственного университета. – 2004. – № 1. – С. 80–84 (0,5 / 0,4 п.л.).

4. Олейник, И.И. Правовые основы организации и проблемы функ-ционирования коллективов защитников в 1929-1936 гг. (На материалах Верхне-Волжского региона) / И.И. Олейник // Вестник Костромского государственного университета. – 2004. – № 2. – С. 94–99 (0,6 п.л.).

5. Олейник, И.И. Проблемы нормативно-правового регулирования деятельности местных органов советской юстиции в 1929–1936 гг. / И.И. Олейник // «Черные дыры» в Российском законодательстве. – 2004. – № 2. – С. 81–88 (0,9 п.л.).

6. Олейник, И.И. Особенности становления народных судов в советском государстве (1918–1920 гг.) / И.И. Олейник // Российский судья. – 2004. – № 5. – С. 43–47 (0,5 п.л.).

7. Олейник, И.И. Организационные и кадровые проблемы развития института народных следователей в преддверии массовых репрессий / И.И. Олейник // Российский следователь. – 2004. – № 12. – С. 48–52 (0,5 п.л.).

8. Олейник, И.И. Юридические образовательные учреждения в системе Народного комиссариата юстиции РСФСР в 1930-е годы / И.И. Олейник // История государства и права. – 2005. – № 1. – С. 19–21 (0,3 п.л.).

9. Олейник, И.И. Становление системы подготовки юридических кадров в Советской России / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Вестник Ивановского государственного энергетического университета. – 2005. – № 2. – С. 89–100 (1 / 0,8 п.л.).

10. Олейник, И.И. Правовая подготовка работников юстиции, 1930 е гг. / И.И. Олейник // Закон и право. – 2005. – № 2. – С. 73–77 (0,7 п.л.).

11. Олейник, И.И. Структура и компетенция центрального аппарата Наркомата юстиции РСФСР в 1929–1936 гг. / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Вестник Ивановского государственного энергетического университета. – 2006. – № 1. – С. 61–65 (0,5 / 0,3 п.л.).

Монографии:

12. Олейник, И.И. На службе закону: Очерк истории прокуратуры Ивановской области / А.А. Чеботарев, О.А Пестова, И.И. Олейник; Иванов-ский гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2000. – 225 с. (14 / 11 п.л.).

13. Олейник, И.И. Органы юстиции Верхне-Волжского региона в конце 1920-х – 1930-е годы: Историко-правовой аспект / И.И. Олейник; ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2002. –195 с. (11,39 п.л.).

14. Олейник, И.И. Органы юстиции советской России в 1917–1936 гг. / И.И. Олейник; Ивановский гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2003. – 231 с. (13,48 п.л.).

15. Олейник, И.И. «Легионеры советского права»: кадры органов юстиции Верхне-Волжского региона в 1929 – 1936 гг. (историко-правовое исследование) / И.И. Олейник; Ивановский гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2003. – 279 с. (16,27 п.л.).

Учебные пособия:

16. Олейник, И.И. История правоохранительных органов России: учеб. пособие. В 2 ч. / И.И. Олейник; ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2002–2004. Ч. 1. – 2002. – 150 с. Ч. 2. – 2004. – 310 с. (26,98 п.л.).

17. Олейник, И.И. История уголовно-исполнительной системы Рос-сии: учеб. пособие / Е.Г. Юдин, И.И. Олейник; Ивановский гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2003. – 175 с. (10,23 / 7 п.л.).

18. Олейник, И.И. История правоохранительных органов России: учеб. пособие. В 3 ч. / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник; Ивановский гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2004. Ч. 1: Х – начало ХХ вв. – 236 с. Ч. 2.: Октябрь 1917 – 1991 гг. – 348 с. Ч. 3: 1991–2000 гг. – 192 с. (45 / 37 п.л.).

19. Олейник, И.И. Развитие уголовно-исполнительной системы России (1917-2004 гг.) / Е.Г. Юдин, И.И. Олейник // Цикл лекций для проведения занятий с личным составом уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации; под общ. ред. О.Г. Ковалева. – М.: НИИ УИС Минюста России, 2004. – С. 23–50 (1,7 / 1 п.л.).

20. Олейник, И.И. История правоохранительных органов России: учеб. пособие. – 2-е изд. / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник; Ивановский гос. энерг. ун-т. – Иваново, 2004. – 652 с. (37 п.л. / 30 п.л.).

Публикации в научных сборниках и периодических изданиях:

21. Олейник, И.И. Юристы и власть: проблемы взаимоотношений в конце 20 - середине 30 х гг. / И.И. Олейник // Российская интеллигенция: ХХ век: тез. докл. и сообщ. науч. конф., 23-24 февраля 1994 г. / Уральский гос. ун т. – Екатеринбург: УрГУ, 1994. – С. 54–56 (0,2 п.л.).

22. Олейник, И.И. К анализу историографии формирования и дея-тельности юридических кадров в советский период / И.И. Олейник // VII Бенардосовские чтения: тез. докл. международ. науч. конф., 25-27 мая 1994 г. / Ивановский гос. энерг. ун-т. – Иваново: ИГЭУ, 1994. – С. 92 (0,05 п.л.).

23. Олейник, И.И. Юридическое образование и юридические кад-ры в конце 20-х - середине 30-х годов / И.И. Олейник // Интеллигенция России: уроки истории и современность: тез. докл. межгосударств. науч.-теорет. конф., 20-22 сент. 1994 г. / Ивановский гос. ун-т. – Иваново: ИвГУ, 1994. – С. 218–220 (0,2 п.л.).

24. Олейник, И.И. О понятии "юридическая интеллигенция". (Мето-дологический и историографический аспекты изучения юристов как социально-профессиональной группы) / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Проблемы методологии истории интеллигенции: поиск новых подходов: межвуз. сб. науч. тр. – Иваново: ИвГУ, 1995. – С. 72–83 (0,8 / 0,4 п.л.).

25. Олейник, И.И. Некоторые аспекты изучения юристов как соци-ально-профессиональной группы / И.И. Олейник // Российская интеллиген-ция в отечественной и зарубежной историографии: тез. докл. межгосуд. науч.-теорет. конф., 20-21 сентября 1995 г. / Ивановский гос. ун-т. – Иваново: ИвГУ, 1995. Т. 2. – С. 432–433 (0,1 п.л.).

26. Олейник, И.И. О статусе и условиях деятельности членов коллегий защитников в конце 20 х – середине 30-х годов / И.И. Олейник // Интеллигенция России: уроки истории и современность: межвуз. сб. науч. тр. – Иваново: ИвГУ, 1996. – С. 103–108 (0,5 п.л.).

27. Олейник, И.И. Коллегии защитников Ивановской промышлен-ной области в конце 20-х - середине 30-х гг.: состав и взаимоотношения с властными структурами / И.И. Олейник // Интеллигенция, провинция, отечество: проблемы истории, культуры, политики: тез. докл. меж-государств. науч.-теорет. конф., 24-25 сентября 1996 г. / Ивановский гос. ун-т. – Иваново: ИвГУ, 1996. – С. 427–430 (0,2 п.л.).

28. Олейник, И.И. Прокуроры и следователи Ивановской промыш-ленной области в первой половине 30-х годов: к анализу уровня профессиональной подготовки / И.И. Олейник // Интеллигент в провинции: тез. докл. Всероссийской науч. конф., 4-5 февраля 1997 г. В 2-х вып. / Уральский гос. ун т. – Екатеринбург: УрГУ, 1997. Вып. 2. – С. 19–24 (0,3 п.л.).

29. Олейник, И.И. Формирование юридических кадров в 1929-1936 годах: характерные вехи и новации / И.И. Олейник // Интеллигенция России: традиции и новации: тез. докл. межгосударств. науч.-теорет. конф., 25-27 сентября 1997 г. / Ивановский гос. ун-т. – Иваново: ИвГУ, 1997. – С. 367–370 (0,2 п.л.).

30. Олейник, И.И. Право и юридическая деятельность как властные феномены / И.И. Олейник // Актуальные проблемы развития правосознания и политической культуры в России: тез. докл. науч.-теорет. конф., 2 июня 1998 г. / Владимирский юрид. ин-т Минюста России.; Ивановский филиал. – Иваново-Владимир: ВЮИ Минюста России, 1998. – С. 17–18 (0,1 п.л.).

31. Олейник, И.И. Проблема нравственных критериев профессио-нальной деятельности работников прокуратуры в первой половине 30-х годов: (на материалах Ивановской промышленной области) / И.И. Олейник // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее: тез. докл. международной науч.-теорет. конф., 23-25 сентября 1998. Ивановский гос. ун т. – Иваново: ИвГУ, 1998. – С. 337–339 (0,2 п.л.).

32. Олейник, И.И. О репрессивной политике советского государ-ства в сфере торговых и имущественных отношений в начале 1930-х годов (На материалах Верхне-Волжского региона) / И.И. Олейник // Традиции и перспективы подготовки торгово-экономических кадров в России. Формирование экономической культуры в условиях рыночного преобразования общества: материалы международной науч.-практ. конф., 18-20 мая 2000 г. / Ивановский филиал Моск. гос. ун-та коммерции. – Иваново, 2000. – С. 74–77 (0,2 п.л.).

33. Олейник, И.И. Проблемы подготовки и состав судей Верхневолжского региона в 1929—1936 годах / И.И. Олейник // Краеведческие записки. Вып. VI–VII. – Иваново: ИГЭУ, 2001. – С. 303–310 (0,5 п.л.).

34. Олейник, И.И. Организационные и кадровые проблемы развития следственного аппарата в 1929–1936 гг. / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Проблемы укрепления законности и правопорядка: история и современность: межвуз. сб. науч.-практ. трудов. – Иваново: ВЮИ Минюста России, Ивановский филиал, 2001. – С. 24–37 (0,8 / 0,4 п.л.).

35. Олейник, И.И. Прокурорско-следственные органы в условиях нарушения законности во второй половине 30-х годов / И.И. Олейник // Там же. – С. 38–48 (0,7 п.л.).

36. Олейник, И.И. Проблемы правового регулирования развития юридического образования в системе органов юстиции в 1930-е годы / И.И. Олейник // Актуальные проблемы правового регулирования деятельности органов Министерства юстиции и Министерства внутренних дел Российской Федерации: межвуз. сб. науч. тр. – Владимир: ВЮИ Минюста России, Ивановский филиал, 2002. – С. 132–146 (0,9 п.л.).

37. Олейник, И.И. Карательная политика советского государства в конце 1920-х - середине 1930-х годов / И.И. Олейник // Правовые категории: межвуз. сб. науч. трудов. – Иваново: ИвГУ, 2002. –С. 58–74 (1 п.л.).

38. Олейник, И.И. Становление судебных учреждений Иваново-Вознесенской губернии / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Социокультурные проблемы истории и современного развития российской провинции: меж-вуз. сб. науч. трудов. Вып. 1. – Иваново: ИГЭУ, 2002. – С. 101–112 (0,8 / 0,4 п.л.).

39. Олейник, И.И. Развитие судебных учреждений Иваново-Вознесенской губернии в период Гражданской войны / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Социокультурные проблемы истории и современного развития российской провинции: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2. – Иваново: ИГЭУ, 2003. – С. 108–126 (0,9 / 0,5 п.л.).

40. Олейник, И.И. Из истории становления организационно-правовых основ деятельности уголовно-исполнительных учреждений в Ивановской губернии / И.И. Олейник // Организационно-правовые проблемы развития уголовно-исполнительной системы России: межвуз. сб. науч. тр. – Иваново: ВЮИ Минюста РФ, Ивановский филиал, 2003. – С. (0,5 п.л.).

41. Олейник, И.И. Основные вехи развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации / Е.Г. Юдин, И.И. Олейник // Актуальные проблемы совершенствования гуманитарной и профессиональной подготовки в вузах Министерства юстиции Российской Федерации: межвуз. сб. науч.-практ. тр. – Иваново: ВЮИ Минюста РФ, Ивановский филиал, 2004. – С. 4–11 (0,8 / 0,4 п.л.).

42. Олейник, И.И. Народные суды Советской России в годы гражданской войны / И.И. Олейник // Там же. – С. 245–251 (0,8 п.л).

43. Олейник, И.И. Становление органов и учреждений Народного комиссариата юстиции РСФСР, осуществлявших исполнение наказания в виде лишения свободы / Е.Г. Юдин, И.И. Олейник // Актуальные проблемы пенитенциарной науки и практики: материалы международной научно-практической конференции, 20-21 мая 2004 г. В 2 ч. – М.: НИИ УИС Минюста России, 2004. Ч. 2. – С. 239–245 (0,5 / 0,3 п.л.).

44. Олейник, И.И. Об организационно-правовых основах судебного строительства на местах в первые годы формирования системы учреждений советской юстиции / И.И. Олейник // Социокультурные проблемы истории и современного развития российской провинции: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 3. – Иваново: ИГЭУ, 2004. – С. 111–117 (0,4 п.л.).

45. Олейник, И.И. Карательная политика Советского государства и местные органы юстиции в конце 20-х – середине 30-х гг. / И.И. Олейник, О.Ю. Олейник // Там же. – С. 118–140 (1 / 0,5 п.л.).

JtOQgft.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.