WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПОДДАНСТВО РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ЕГО УСТАНОВЛЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

Николаев Владимир Борисович

 

ПОДДАНСТВО РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ:

ЕГО УСТАНОВЛЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ

(ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

Специальность: 12.00.01 –

теория и история права и государства;

 

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Нижний Новгород – 2008


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Демичев Алексей Андреевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Туманова Анастасия Сергеевна;

 

кандидат юридических наук

Никонов Владимир Александрович

Ведущая организация:

Владимирский юридический институт ФСИН России

Защита состоится «__» ноября 2008 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан «__» октября 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент                                                                               Миловидова М.А.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Изменения, последовавшие за распадом Советского государства, затронули общественно-политическую и социально-экономическую сферы общества и не оставили безучастными людей, проживавших в нем, поставив перед каждым их них вопрос о выборе государства, гражданами которого они станут.

Гражданство, являясь важным институтом права, составляет основу правового положения личности в обществе и государстве. Законодатель под гражданством понимает устойчивую политико-правовую связь лица с государством, выражающуюся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанных на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод граждан.

Определение содержания и значения гражданства, его основных особенностей – сложная и важная проблема. Вопрос о понятии подданства (граж-данства) рассматривался в работах многих авторов, на протяжении всей истории отечественной правовой науки. Существование различных определений этих понятий объясняется тем, что в их содержании происходили значительные изменения. Это естественное состояние развития любого явления. Содержание правовой связи государства и индивида обусловлено конкретными историческими условиями развития, как самого государства, так и состоянием его теоретического осмысления и законодательного регулирования. Поэтому при комплексном подходе к разрешению вопросов гражданства особое значение приобретает вопрос о том, насколько адекватно отражено в них понимание реальной действительности .

Обладание гражданством является всеобщим универсальным условием полной правосубъектности лица. В таких условиях на законодателя возлагается основополагающая задача – комплексная проработка вопроса гражданства, при разрешении которой не должно быть нечеткостей и обтекаемости определений и формулировок, пробелов в регулировании, которые превращают его в уравнение с несколькими неизвестными и оставляют простор для производства со стороны органов и должностных лиц, к компетенции которых отнесено применение закона .

Необходимость проработки вопросов о взаимоотношении Российской Федерации с новыми независимыми государствами, перемещение лиц через возникшие границы суверенных государств – все эти проблемные вопросы затронули и систему правоохранительных органов.

В современной историко-правовой литературе отсутствуют работы, в которых бы комплексно анализировался порядок приобретения и прекращения подданства Российского государства в различные исторические эпохи. Миграционные процессы, вызванные изменениями политического, религиозного или военного характера, оказывали влияние на переселенцев, избравших Россию для своего постоянного проживания.

Весьма интересным и показательным с этой точки зрения является опыт решения вопросов подданства в исторической ретроспективе Российского государства и права до Октябрьской революции 1917 года. К сожалению, он в полной мере не изучен. Между тем в деятельности правоохранительных органов России находили отражения процессы, присущие государственному и общественному устройству Империи в целом. Наработанный опыт в вопросах приобретения подданства иностранцами содержит немало элементов, которые при творческом подходе могут быть модернизированы и приняты в целях повышения эффективности деятельности правоохранительных органов, в том числе и Федеральной миграционной службы.

Степень научной разработанности темы исследования.Еще В.М. Гес-сен в 1909 году отмечал, что учение о подданстве является одной из наименее разработанных тем современной науки публичного права. Она оставалась таковой и в последующие годы. Достаточно сказать, что за всю историю России гражданству (подданству) было посвящено только три монографии, авторами которых были В.М. Гессен (1909 г.), С.С. Кишкин (1925 г.) и В.С. Шевцов (1969 г.), а также несколько кандидатских диссертаций. Конечно, в области гражданства работали и многие другие исследователи, включая специалистов в области конституционного и международного права. Это, прежде всего, Ю.Р. Боярс, С.К. Косаков, С.В. Черниченко, которые в своих работах затрагивали некоторые аспекты разрабатываемого нами вопроса.

Вместе с тем, можно назвать ряд работ по истории так называемого полицейского права, в которых в той или иной мере освещались изучаемые нами вопросы. Это работы И.О. Андреевского, Н.В. Варадинова, А.Д. Градовского, В.Ф. Дерюжинского, В.В. Ивановского, Ф.Ф. Мартенса, И.Т. Тарасова, Д.В. Цветаеваи многих других.

На нынешнем этапе развития отечественной юридической науки в среде ученых значительно активизировалась разработка вопросов, связанных с приобретением гражданства России и миграцией населения. Это работы С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, О.Е. Кутафина. Кроме работ названных ученых, на формирование идей и положений исследования в большей или меньшей степени оказали воздействие теоретико-правовые, методологические исследования и публикации А.В. Дружининой, А.М. Корж, А.В. Мещерякова, О.В. Ростовщиковой, Е.С. Смирновой, Е.А. Скрипилева, А.М. Тес-ленко и других авторов, посвященные разработке вопросов правового статуса подданного и миграции населения в самодержавной России. Однако акцент в исследованиях современных ученых, занимающихся проблемами миграции населения, делался на изучение организационно-правовых основ миграции, структуры и компетенции государственных органов, осуществляющих контроль за передвижением населения.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что до настоящего времени в отечественной литературе отсутствовали комплексные монографические исследования, посвященные изучению развития законодательной регламентации приобретения и прекращения подданства Российской империи.

Объектом диссертационного исследования является процесс формирования и развития законодательства, регулировавший общественные отношения, связанные с приобретением и прекращением подданства Российской империи.

Предметом исследования выступает совокупность нормативно-право-вых актов самодержавной России и некоторых других европейских государств о свободе передвижения и выборе места жительства, о выезде из Российской империи и въезде иностранцев на ее территорию, о правовом положении иностранных граждан в самодержавной России, о приобретении и прекращении подданства.

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе ретроспективного анализа отечественного и зарубежного законодательства, историко-правовых источников, сложившейся практики, архивных и иных документальных материалов провести комплексный, хронологически последовательный анализ правовых материалов, связанных с формированием и развитием института подданства в России.

В связи с этим основными задачами, поставленными в ходе исследования, являются:

– изучение и обобщение законодательных документов, научных, архив-ных и иных источников в целях определения степени и уровня теоретической разработанности проблемы;

– определение и научно аргументированное обоснование этапов форми-рования законодательства о подданстве Российской империи;

– оценка состояния института подданства самодержавной России накануне и в период проведения буржуазных реформ второй половины XIX века, а также начала XX века;

– определение объема прав, привилегий и ограничений, устанавливаемых российским законодательством в отношении иностранных подданных, находящихся в Империи;

– выявление общих закономерностей и национальных особенностей раз-вития института подданства в Российской империи и западноевропейских государствах в XVIII – начале XX века.

Хронологические рамки работы. Первой границей основной части исследования является XVIII век – период Петровских реформ, когда институт подданства получает целенаправленную правовую регламентацию. Однако в целях выявления генезиса изучаемого института в первой главе затрагивается и период Московской Руси. Второй границей исследования выступает 1917 год, когда институт монархии и соответственно институт подданства прекращают свое существование.

Методологическую основу исследования образует всеобщий диалектический метод познания, позволяющий рассматривать явления в их развитии и взаимосвязи. В работе использованы общенаучные приемы познания (анализ, синтез, индукция, дедукция, сравнение и др.), а также частнонаучные методы познания – исторический, формально-юридический, сравнительно-правовой и иные методы научного исследования.

Теоретическую основу исследования составили работы ученых, посвященные функционированию института подданства (гражданства) России, а также труды отечественных специалистов в области теории и истории права и государства С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, В.М. Гессена, В.Ф. Дерюжинского, А.А. Жилина, С.В. Кодана, Ф. Кокошкина, О.Е. Кутафина, М.И. Сизикова, В.В. Сокольского, И.Т. Тарасова.

Эмпирической базой исследования являются российские правовые акты законного и подзаконного характера, регулировавшие право подданства до начала XX века. Основополагающими источниками работы стали: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845) в редакциях 1857 и 1885 годов, Положения о видах на жительство для дворян, чиновников, почетных граждан и о евреях 1895 года, Высочайше утвержденное мнение Государственного совета, распубликованное 6 марта 1864 года «О правилах относительно принятия и оставления иностранцами Русского подданства», циркуляры департамента полиции и другие нормативно-правовые акты органов государственной власти, статистическая информация и отчеты МВД. В этих документах содержится богатый материал, характеризующий становление и функционирование института подданства России.

Научная новизна работы. В диссертации впервые в отечественной юридической науке проведено комплексное исследование историко-правовых процессов становления института подданства России. В работе обобщается и анализируется опыт правового регулирования деятельности государственных органов власти по использованию института подданства в обеспечении экономического и социального развития государства. На документальной основе показано формирование правовой базы приобретения и прекращения подданства, соответствующей каждому историческому отрезку времени развития нашего государства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Предпосылкой зарождения института подданства в России были цент-рализация Русского государства и свержение татаро-монгольского ига в XV веке. Тогда же появляются первые правовые акты, регламентирующие въезд в страну иностранцев. До конца XV века высшая государственная власть не регламентировала и не контролировала въезд и перемещение иноземцев. Данная проблема решалась удельными князьями на основе возникающих служебно-договорных и товарно-экономических отношений с иноземцами.

2. По окончании Смутного времени и после воцарения династии Романовых во внутренней политике России значительную роль приобрел религиозный фактор. В XVII веке иноверцы юридически отграничивались от коренного населения страны. Для не крещенных в православную веру иностранцев законодательно регламентировалась форма одежды, место проживания и другие ограничения. Крещение в православную веру снимало эти ограничения и фактически означало приобретение российского подданства.

3. В период правления Петра I, наряду с крещением в православную веру, появился новый способ приобретения русского подданства. Иностранец, желающий принять российское подданство, должен был присягнуть российскому царю (с 1721 года – императору) на вечное подданство. Отход от чисто религиозного способа принятия в подданство был связан с политикой Петра I, направленной на привлечение квалифицированных специалистов для обеспечения государственных интересов.

4. Правовое положение иностранцев в России в XVIII веке обусловливалось государственными экономическими интересами. Российское правительство, заинтересованное в развитии промышленности и торговли, стимулировало предпринимательскую деятельность иностранцев путем установления льготного налогообложения. В первой половине XIX века под влиянием внешнеполитических факторов (революция во Франции 1789 г., наполеоновские войны) происходило ужесточение правового режима въезда иностранцев в Россию, ограничивалось их передвижение по территории страны. Во второй половине XIX века эти ограничения снимали – с 1864 года иностранные подданные при соблюдении законов Российской империи и соответствующем оформлении документов на въезд не были ограничены каким-либо предельным сроком пребывания в стране и могли просить о принятии их в российское подданство.

5. XIX век являлся переломным в развитии института подданства для европейских стран. Если до этого времени подданство определялось, как правило, местом рождения индивида, то в XIX веке основополагающим становился комбинированный принцип подданства, сочетающий территориальное и кровное начало. Для всего европейского пространства, включая Россию, стало характерно развитие института натурализации, выработка общих правил приобретения подданства. В ряде государств, включая Россию, обязательным условием натурализации являлось предварительное прекращение подданнической связи с прежним отечеством.

6. Во второй половине XIX – начале XX века в российском законодательстве достаточно четко прописывались условия натурализации, уравнивались статусы приобретенного и прирожденного подданного. Законодатель четко разграничивал статус подданного и иностранца, стремясь ликвидировать слой «неполноценных граждан или привилегированных иностранцев».

7. В Российской империи за все время ее существования не было официально одобренного законодательного акта, регулирующего прекращение подданства, а в XIX – начале XX века Россия оставалась единственным европейским государством, не признававшим свободу экспатриации.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в ней сформулированы теоретические положения, позволяющие получить комплексное представление о функционировании института подданства, его месте и значении в системе законодательства самодержавной России. Материалы исследования дают возможность использовать их в учебном процессе при преподавании дисциплин: «История отечественного государства и права», «История государства и права зарубежных стран», «Конституционное право России», «Конституционное право зарубежных стран», «Международное право», а также при составлении учебно-методических пособий по названным дисциплинам.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения его результатов в процессе формирования современной миграционной политики Российской Федерации, совершенствования деятельности Федеральной миграционной службы России. Накопленный в период организации научного поиска материал может оказать фактологическую и методологическую помощь педагогам учебных заведений МВД в преподавании юридических дисциплин, а также слушателям (курсантам) при подготовке самостоятельных теоретических и прикладных исследований по данной теме.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в семи публикациях автора, а также в докладах и сообщениях на научно-практических конференциях: «Актуальные вопросы юриспруденции и юридического образования в современных условиях» (Киров, 24 марта 2006 г.); «Проблемы обновления России» (Н. Новгород, 27 апреля 2006 г.); «Бунты, революции, перевороты в истории российской государственности» (Санкт-Петербург, 23 марта 2007 г.); «Общественная палата как институт политической системы Российской Федерации» (Н. Новгород, 19 апреля 2007 г.); «Человек и общество в противоречиях и согласии» (Н. Нов-город, 22 ноября 2007 г.); «XII Нижегородская сессия молодых ученых» (Н. Нов-город, 21–25 октября 2007 г.).

Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Структура диссертации определена целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения, библиографии и приложений. Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и степень научной разработанности темы, определяются объект и предмет, цель и задачи, хронологические рамки работы, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая, практическая и дидактическая значимость работы, приводятся данные об апробации результатов проведенного исследования.

Первая глава «Становление и развитие института подданства в России», включающая два параграфа, посвящена исследованию процесса формирования и развития законодательства о подданстве. Проводится анализ законодательства, регулирующего правоотношения в сфере подданства Российской империи.

В первом параграфе «Формирование института подданства в Российской империи в XVIII веке» рассматривается процесс формирования и развития института подданства. Изначальной предпосылкой развития данного института являлся переход к оседлому образу жизни, впоследствии формирование института подданства происходило под влиянием покорения сильным государством более слабого и возникновения откупа от худших последствий в виде дани, отсюда и название «подданный».

Процесс возникновения подданства тесно связан с процессом прикрепления народа к земле и службе, который начался в московский период истории отечественного государства. Московские князья для достижения своих целей нуждались в бессменной службе бояр и в исправном отбывании плательщиками податей и повинностей. «Едва только представилась возможность, князья (с Ивана III) воспрещают служилым людям отъезд под страхом уголовного наказания» . Ограничение личной свободы имело целью укрепить начала территориального единства и было направлено против старинного права оставлять княжение и государственную территорию в случае личного неудовольствия на князя или государя. Такой смысл имела борьба против боярского отъезда. Народонаселение приравнивалось, таким образом, к части государственной территории, обязанной вовремя исполнять подданнические повинности, каждый должен был нести тягло, наложенное на него государством.

Во времена Московской Руси подданство законодательно не регламентировалось. В источниках этого периода отсутствовали правовые нормы, точно определявшие, кто именно являлся подданным, а кто иноземцем. Их не могло быть в силу того, что само понятие подданства имело в рассматриваемую эпоху лишь бытовой, а не юридический характер. Деление населения в государстве происходило по сословиям, а отличие россиян от других народов происходило по вероисповеданию, понятия русский и  православный были синонимами.Иностранные специалисты приезжали на службу в Россию и продолжительное время проживали в государстве. По мере укрепления Русского централизованного государства претерпевала изменения структура правоотношений между иностранными подданными и центральной властью, которая характеризовалась обеспечением новых условий передвижения и закреплением вещных прав иностранцев. Иностранцам предписывалось проживание на определенных правительством территориях, существовал запрет на ношение русского костюма, ограничивалось общение иностранцев с коренным населением. Только крещение в православие снимало существующие правоограничения.

Принадлежность к Русской православной церкви отождествлялась законодателем с принадлежностью к Русскому государству . Принятие православия было для иностранца единственным способом вступления в русское подданство. Только после этого иностранец не испытывал больше стеснений и ограничений в общении с русскими. По общему правилу, новокрещенному разрешалось одевать русское платье и покидать иноземскую слободу, его прежнее имя менялось на православное, он мог жениться на русской и постепенно ассимилировался с населением Московской Руси .

Государственные преобразования Петра I изменили отношение к иностранцам. Манифестом 1721 года разрешалось приобретение русского подданства по принесении присяги – так в отечественном законодательстве появился новый ранее неизвестный способ вступления в подданство – натурализация. Натурализация представляет собой принятие иностранца в подданство актом правительственной власти, обусловленное предварительным согласием или его ходатайством. Поступление на государственную службу подтверж-дало лояльность иностранца к государству и влекло за собой право приобретения русского подданства.

Вступление в подданство России было добровольным. Однако непосредственно процедура принесения присяги и ее содержание в XVIII веке были недостаточно разработаны и носили индивидуальный характер.

Развитию института подданства в России способствовали территориальные изменения, при дефиците внутренних ресурсов для освоения присоединенных земель привлекались иностранцы. Иммигранты, приглашенные из-за рубежа, наделялись особым правовым статусом и находились в выгодном положении по отношению к коренному населению.

Русское правительство справлялось с противоречиями между объективной необходимостью развития международной торговли, использования знаний и навыков иностранных специалистов, с одной стороны, и стараниями оградить православное население «от совращения православных от веры Христианской» – с другой. Власти, вынужденные в ряде случаев поступиться принципами «оберегания веры», в целом продолжали политику, направленную на максимально возможную изоляцию иноземцев от русского общества. В этот период выход из русского подданства считался преступлением. Человек, самовольно выехавший на жительство за рубеж, в глазах правительства становился изменником.

Во втором параграфе «Юридический статус подданного в международном праве в XVIII – начале XX века» анализируется становление и развитие института подданства на примере таких европейских государств, как Англия, Франция и Германия. Обращение к другим странам Европы происходит для выявления общих и отличительных черт с Россией в развитии института подданства.

В европейских странах законодатели касались вопросов подданства фрагментарно, в связи с возникающими потребностями государственного управления. Возникая на почве обычного права, институт подданства в зависимости от бытовых, политических и социальных условий в государствах формировался по-разному. Условия принадлежности к государству, пользование в нем гражданскими и политическими правами определялись в разные исторические эпохи различно под влиянием двух противоположных принципов, из которых один в теории подданства называется личнымили принципом крови, а второй – территориальным или принципом почвы. Первый из них особенно ярко проявлялся в римском праве, развитие второго характерно для феодальных государств.

Феодальные государства при определении подданства руководствовались территориальным принципом. Феодальный принцип территориального верховенства при определении подданства принципиально отличается от современного территориального принципа. В феодальном государстве индивид рассматривался как принадлежность земли, как «одно из ее произведений», составляющих собственность феодального владельца. Этот принцип в XIX веке стал вызывать серьезные разногласия между государствами.

В средние XVIII века при малоподвижности населения подданство индивида чаще всего определялось его местом жительства (домицилем). С развитием экономики и транспорта в XIX веке индивид мог изменять место жительства, переходя из одного государства в другое. Такая ситуация потребовала от национальных законодателей пересмотра действующих норм, определяющих подданство индивида.

Ранее других на путь рационализации института подданства встала Франция. В основании приобретения права подданства во Франции лежало прежде всего происхождение. Только прирожденное подданство являлось подданством в собственном смысле этого слова.

До революции 1789 года во Франции широко практиковалась натурализация, носившая условный характер. Королю принадлежало право в любой момент объявить выданное им свидетельство о натурализации недействительным.

До конца XVIII века во Франции, как и в России, о свободе экспатриации не могло быть и речи. В этот период законодатель был верен началу неразрывности и неизменности подданнической связи. Только власть короля могла освободить от обязанностей подданства подданного, оставляющего отечество. Законодатель мотивировал устанавливаемый им запрет «неразрывностью связей рож-дения, соединяющих прирожденных подданных с их королем» . За оставление отечества предусматривалось лишение свободы и конфискация имущества.

Только в конце XVIII века французский законодатель признал экспатриацию юридическим фактом, влекущим за собой прекращение французского подданства.

Во Франции к концу XVIII века сложился комбинированный территориально-национальный принцип подданства. Дети иностранцев, рожденные во Франции, признавались французами по принципу территории, дети французов, рожденные за границей, признавались французами по принципу крови. Натурализованный иностранец в этот период занимал промежуточную позицию между подданным и иностранцем. В отличие от германского законодательства, французское не предусматривало института увольнения из подданства. Признавая свободу экспатриации, французское законодательство понимало его не как право добровольного выхода из подданства, а как право его добровольной перемены.

В Англии, как и во Франции, господствовал территориальный принцип определения подданства. Регламентация подданства в Англии базировалась на началах обычного права (common low).

По общему правилу, все лица, рожденные в пределах британских владений, в том числе от иностранцев, постоянно или временно в них проживающих, становились подданными английского короля, а все лица, рожденные за пределами Великобритании, даже от английских подданных, признавались иностранцами.

Изменения территориальных владений приводит к тому, что с последней четверти XVIII века в английском праве получает признание действие принципа крови для определения подданства лиц, рожденных за границей.

В XVIII веке английский законодатель различал природное (natural allegiance) и местное (local allegiance) подданство. Первое приобреталось рождением в пределах королевских владений. Второе подчиняло иностранца королю до тех пор, пока он пребывает в пределах монархии и пользуется его защитой. Подданство иностранца ограничивалось во времени продолжительностью пребывания в стране, а по месту – пределами владений Британской Короны .

Так же, как и в России XVIII века, натурализованные иностранцы не становились полноправными подданными, они образовывали в государстве особый слой «полуиностранцев-полуподданных» – класс неполноправных граждан или привилегированных иностранцев.

В 1844 году английская система индивидуальной натурализации была реформирована. С этого времени натурализация совершалась по просьбе иностранца правительственным актом. Однако и после этой реформы, вплоть до 1870 года, натурализация в Англии отличалась от российской натурализации XIX века. Ее цель была не в ассимиляции иностранцев с коренным населением, а в освобождении иностранных подданных от определенных правоограничений.

С 1870 года в Англии при определении подданства фактом рождения законодателем применялся комбинированный территориально-национальный принцип, с этого времени отменяется действие принципов вечного подданства.

В отличие от Франции и Англии в публичном праве Германии институт подданства получает распространение достаточно поздно – только с возникновением Германской империи.

В Германии одинаково избегали употребления терминов «гражданин» и «подданный», вместо них использовали термин – «принадлежащий к государству» .

В германских землях XVIII века подданство приобреталось по принципу крови. Дети германских подданных являлись подданными потому, что подданным вообще признавалось любое лицо, водворенное в государстве; место водворения родителей являлось домицилем их детей. Государственная служба до конца XVIII века никакого влияния на подданство служащего не оказывала. С конца XVIII века и в теории, и на практике складывалось представление о длительности служебного отношения, о служебном домициле. Вместе с тем, в этот период государственная служба стала рассматриваться как особый титул установления подданства .

Только в XIX веке законодательства отдельных германских государств начинают признавать, наряду с водворением и определением на государственную службу, натурализацию как таковую самостоятельным и непосредственным способом установления подданства.

Германский законодатель противопоставлял не подданных иностранцам, а жителей – путешествующим. Жители, в их числе водворенные иностранцы, признавались подданными, путешествующие, то есть иностранцы, временно находящиеся в стране, собственно иностранцами.

Законы, регламентирующие юридический порядок вступления в подданство, в большинстве европейских государств были приняты в тот же период, что и в России. Позже других на путь регламентации подданства вступили скандинавские государства. Практика при решении таких вопросов довольствовалась свободным, расширенным толкованием законодательных текстов, нередко весьма архаичных, прямого отношения к подданству не имеющих, часто вообще не отличающих понятий подданства и домициля.

К выходу из подданства государства Европы также относились по-разному, если Франция, по общему правилу, требовала для выхода из подданства приобретения иного подданства путем натурализации, то Германия считала выходом из подданства факт получения увольнительного свидетельства, вне зависимости от того, приобретено новое подданство или нет.

Вторая глава «Юридический статус подданного по российскому законодательству XIX – начала XX века» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Правовые основы пребывания иностранцев в России» подробно анализируются проблемы свободы передвижения и выбора места жительства иностранцев в России, правовое положение иностранных граждан в самодержавной России.

Законодательное регулирование свободы передвижения иностранцев в России начинается с установления проезжих грамот. Так, уже с XVI века без особых жалованных грамот с красной царской печатью, выданных в Посольском приказе, иностранцы не могли въезжать в Россию, а тем более передвигаться внутри страны .

Правительство было заинтересовано в расширении международной торговли. Через западноевропейских купцов осуществлялись поставки вооружения и стратегического сырья, необходимого воюющей России, кроме того, пошлины, взимаемые с иноземных купцов, в три-четыре раза превышали пошлины с русских купцов, что существенно пополняло русскую казну. На государственную службу привлекались западноевропейские офицеры, медики, инженеры, мастера различных профессий, то есть специалисты.

Отличия в вероисповедании, традициях, менталитете и образе жизни резко выделяли иностранцев из основной массы коренного населения. «Иноземство» и иноверие иностранных выходцев заставляло русские власти рассматривать их как особую категорию лиц, пребывание которых в Московском государстве требовало определенной правовой регламентации. Правовые основы присутствия иноземцев в русском обществе, число которых к середине XVII века уже значительно возросло, были закреплены в важнейшем кодексе русского права – Соборном уложении 1649 года.

Законодательное регулирование правил въезда иностранцев в Россию осуществлялось при установлении правил торговли и таможенных пошлин. На это указывалось в Новоторговом уставе 1667 года и других торговых узаконениях и касалось купечества, передвижения лиц иных категорий санкционировались правителем.

Свободный въезд иностранцев в Россию был разрешен Петром I в манифесте 1702 года, где предусматривался льготный порядок для иностранцев, пребывающих в страну . Для желающих проживать в России гарантировались свобода вероисповедания, свобода возвращения на родину, для рассмотрения тяжб иностранцев была учреждена Тайная коллегия. Для отъезда иностранца на родину необходимо было получить разрешение в коллегии иностранных дел, представить поручителей в отсутствии долгов в казну и частным лицам, без разрешения никого из государства не отпускали.

Законодательное определение «иноземца» было дано в первой главе «Регламента Адмиралтейства и верфи» и части второй «Регламента Морского» от 5 апреля 1722 года. Указывалось, что «иноземцами считаются те, которые приехали из иных государств и вступили в службу. А которые породились в России и приняли службу, те яко Россияне, почтены имеют быть» .

Петр I фактически разрешил бессрочное пребывание иностранцев в России. Такой вывод можно сделать исходя из того, что какой-либо предельный срок пребывания иностранных подданных на территории Империи законом не предусматривался так же, как и возможность получения русского подданства.

Екатерина II манифестом 1762 года установила значительные льготы для иностранцев, желающих переселиться в Россию. Иммигрантам даровалась свобода вероисповедания, налоговые льготы, освобождение от воинской и гражданской службы . Каждой семье безвозмездно выделялось 60 десятин государственной земли, ссуда на постройку дома, покупку скота, обзаведение хозяйством.

В период Французской революции и наполеоновских войн правительство России по политическим соображениям перестало относиться к иностранным подданным так благосклонно. В порядок въезда иностранцев в страну был внесен ряд существенных изменений. Особенно это коснулось подданных Франции и ее вассальных государств .

В правление императора Павла I были пересмотрены правила пребывания иностранцев в России. Указом 1796 года за иностранцами, прибывающими в Москву и Санкт-Петербург, предписывалось вести наблюдение . В 1798 году были пересмотрены правила пропуска иностранцев в Россию для торговли, необходимым условием для въезда становится наличие поручителей со стороны российских торговых домов, а в последующем стало необходимым уведомление губернаторов о прибытии иностранцев .

Порядок въезда и пребывания иностранных подданных в России к концу XIX – началу XX века приобрел четкую законодательную регламентацию. В статье 892 Законов о состояниях было закреплено право свободного въезда и пребывания иностранцев в России по установленным паспортам без различия национальностей.

Контроль за въездом и выездом иностранных подданных из страны осуществлялся таможенными учреждениями и отдельным корпусом пограничной стражи на основании правил, установленных Уставом о паспортах, а также Таможенного устава. С 1902 года в практику вводились правила, по которым все записи в паспортах иностранцев, прибывающих в Россию, делались только на русском языке.

Иностранные подданные при соблюдении законов Российской империи и соответствующем оформлении документов на въезд не были ограничены каким-либо предельным сроком пребывания в стране. После пятилетнего проживания в Российской империи, а в некоторых случаях и ранее, иностранные подданные могли просить о принятии их в русское подданство.

В 1914 году в связи с ведением военных действий были изменены и дополнены правила пропуска иностранцев в Россию, а также был ужесточен пограничный и миграционный контроль.

Во втором параграфе «Правовые основы натурализации по российскому законодательству» исследуется порядок приобретения подданства в Российской империи различными категориями иностранцев.

Интенсивное развитие международного оборота, связанного, в том числе, с развитием и усовершенствованием путей сообщения, изменило традиционное понимание подданства как исключительно территориальной связи индивида с государством. В этот период подданство рассматривалось как личная связь индивида с государством, не прекращаемая с отъездом подданного за границу. По отношению к подданному, находящемуся за границей, государство имеет права и несет обязанности.

В XIX веке существенным образом меняется значение подданства, с прекращением колонизационной деятельности русского правительства исчезает та связь, существовавшая в предшествующую эпоху между водворением и присягой на подданство. Натурализация, совершенная посредством принесения присяги на подданство, становится единственным средством избавления от ограничений, установленных правительством в интересах коренного населения. Это в полной мере отражалось на ограничениях, устанавливаемых для иностранного купечества. В частности, с 1807 года иностранцам, не присягнувшим на вечное подданство, запрещалось вступать в гильдии .

Император Николай I упростил существующий порядок приведения иностранцев к присяге. Законом от 6 февраля 1826 года вопрос о принятии иностранцами русского подданства был отнесен к компетенции губернского правления .

Рассматривая натурализацию как способ приобретения определенных, преимущественно торговых прав, российский законодатель не считал натурализованного иностранца «действительным» подданным, таким же, как и русского подданного по рождению. Натурализованные иностранцы даже после принятия подданства для государства так и оставались иностранцами, хотя и привилегированным, во многих источниках они назывались «иностранец, принявший присягу на подданство», за ними признавалось право на беспрепятственный выезд на родину .

В начале XIX века присягнувший на подданство иностранец часто не рассматривался как действительный подданный. Нередко, когда возникал вопрос о принадлежности такому иностранцу того или иного права, принадлежащего коренному подданному, то он решался законодателем в индивидуальном порядке. Часто оказывалось, что иностранец, принявший присягу на подданство, находился в таком же правовом положении, как и иностранец, на подданство не присягнувший.

Под природными русскими подданными законодатель понимал лиц, принадлежащих к одному из четырех сословий: дворянству, духовенству, городским и сельским обывателям . Принадлежность лиц к той или иной группе природных подданных законодательно связывалась с серьезными различиями правового статуса. В частности, многое определялось принадлежностью к податному или неподатному состоянию. Жены и дети иностранцев дворянского сословия, принявших присягу на вечное подданство, пользовались правами данного состояния, «если сами состоят в подданстве России или примут на оное присягу по смерти их (мужей и отцов. – В.Н. .

В 1863 году по высочайшему повелению для рассмотрения вопроса о принятии и оставлении иностранцами русского подданства был образован комитет под председательством министра иностранных дел князя А.М. Горчакова. Результатом работы комитета стал законопроект, который 10 февраля 1864 года был утвержден императором и получил статус закона .

Закон 1864 года стал первым шагом к ограничению свободы доступа в русское подданство. Согласно ему законодатель выделил три способа приобретения русского подданства.

По рождению. Всякий законнорожденный и узаконенный ребенок от русского подданного являлся подданным Российской империи, где бы он ни родился: в России или за границей. «Всякое лицо, происшедшее от русского поданного, независимо от места рождения, считается подданным России до тех пор, пока не будет установленным законом порядком уволено из русского подданства» . Инородцы (киргизы, калмыки, башкиры, ясачные народы Сибири и т. д.) – это полные подданные, имеющие особенные права и обязанности вследствие происхождения и образа жизни.

Вступлением в брак. Иностранки, вступившие в брак с русскими подданными, а также жены иностранцев, принявших русское подданство, становились подданными России и не теряли его после смерти супруга .

Натурализацией. Все иностранцы имели право ходатайствовать о принятии их в русское подданство. Исключение составляли дервиши и с большими ограничениями лица еврейской национальности. Впервые было установлено требование к иностранцам предварительного водворения (проживания) в России в течение пяти лет. Статья 1538 Свода законов о состояниях (изд. 1868 г.) гласила: «…для принятия иностранца в русское подданство требуется предварительное его водворение в пределах Империи» .

Водворением считалось не всякое фактическое пребывание, а такое, которое связано с выполнением определенных формальностей. Иностранец, желавший водвориться (проживать) в Российской империи, должен был обратиться с прошением об этом к местному губернатору. В прошении необходимо было указать вид деятельности, которым он занимался на родине, и чем намерен заниматься в России. Прошение регистрировалось и хранилось в канцелярии губернатора, а иностранцу выдавалось свидетельство о водворении. С этого момента исчислялся срок водворения в Российской империи. Форма прошения «О водворении в пределах Империи» также регламентировалась законодателем. Данное свидетельство облагалось гербовым сбором.

После пятилетнего проживания в стране иностранец мог просить о принятии в русское подданство. При наличии у иностранца особых заслуг перед Россией (достижений в науке, искусстве или инвестирования значительного капитала в «общеполезные» русские предприятия) этот срок мог быть значительно сокращен с разрешения министра внутренних дел .

Законодательство XIX века опиралось на принцип национального единства семьи в связи с тем, что разноподданство супругов неизбежно приводит к неразрешимым конфликтам между нормативными актами различных национальных законодательств.

Лояльно подходил законодатель к детям иностранцев, родившимся на территории России. Поступив на государственную службу, они автоматически становились русскими подданными . Сам факт поступления их на государственную службу и принесения установленной присяги признавался законодателем актом принятия русского подданства.

Российское государство остановилось на так называемой договорной теории подданства, определяющей подданство индивида тремя началами: самоопределения личности (принудительный характер подданства недопустим); добровольности (натурализация должна иметь индивидуальный характер) и положительного решения государственной власти (государство оставляло за собой право не удовлетворять ходатайства нежелательных для себя иностранцев). Иностранцы, принятые в подданство, приобретали все права и несли те же обязанности, что и коренные подданные Империи.

Третий параграф «Правовые основы экспатриации по российскому законодательству» посвящен особенностям получения российского подданства различными категориями иностранцев.

Государство не могло запретить фактическую эмиграцию своих подданных, но оно не признавало юридических последствий такой эмиграции, признавало экспатриацию незаконной. Противоречие между фактом и правом лежало в основе многих международно-правовых конфликтов, устранение которых не могло быть достигнуто иначе, как признанием свободы экспатриации. Правительство рассматривало лиц, добровольно покидающих отечество, как преступников, в российском праве существовали нормы, запрещающие оставление отечества. Петровский регламент об управлении адмиралтейства в статье 75 главы 1 категорически запрещал оставление отечества. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных в статье 325 предусматривалось лишение всех прав состояния за оставление отечества, перемену подданства и вступление в государственную службу иностранного государства. В перемене подданства законодателем усматривалось «нарушение верноподданнического долга и присяги».

Выход из русского подданства допускался только при условии получения на это специального разрешения. Порядок получения разрешения на выход из русского подданства состоял в следующем. Прошение об увольнении подавалось на имя министра внутренних дел. По каждому ходатайству Совет министров давал свое заключение, которое утверждалось императором.

Некоторые исключения предусматривались только для иностранных колонистов, желающих выехать обратно в отечество. В 1871 году правительством были установлены новые правила об устройстве поселян-собствен-ников (бывших иностранных колонистов) . В соответствии с ними в течение 10 лет иностранные поселенцы могли, «оставив русское подданство выехать из России без взноса в казну части нажитого капитала, по истечении же десятилетнего срока они подчиняются действию общих законов Империи относительно оставления русского подданства» .

Вопросы законодательного регулирования права на экспатриацию рассматривались во второй половине XIX века тремя особыми комиссиями, однако выработанные законопроекты не получили одобрения и утверждения.

Из материалов работы комиссий следует, что ее члены неоднократно предлагали установить свободу экспатриации и декриминализировать самовольное оставление отечества, что способствовало бы развитию международных отношений, однако в этот период законодатель был верен началу неразрывности и неизменности подданнической связи. Только самодержавная власть государя могла освободить от обязанностей подданства подданного, оставляющего отечество. Российский законодатель стоял на началах неразрывности подданнической связи, что затрудняло своим подданным оставление отечества. В XIX – начале XX века Россия оставалась единственным европейским государством, не признававшем свободу экспатриации.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, делаются выводы и обобщения.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Николаев В.Б. К вопросу о становлении и развитии натурализации как неотъемлемого компонента института подданства Российской империи в XVIII веке // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2007. – № 5. – С. 433–435.

Иные публикации:

2. Николаев В.Б. Самопереселение и прекращение российского подданства // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов: В 2 ч. / Под ред. проф. В.М. Баранова и доц. М.А. Пшеничного. – Н. Новгород, 2006. – Вып. 12. – Ч. 2 – С. 37–44.

3. Николаев В.Б. Натурализация как форма принятия в подданство Российской империи в XVIII–XIX веках // Актуальные вопросы юриспруденции и юридического образования в современных условиях: Сборник статей / Под ред. В.А. Мухачаева. – Киров, 2006. – С. 42–51.

4. Николаев В.Б. Приобретение подданства Российской империи в законодательстве XIX века // PАNDECTAE: Сборник статей преподавателей и аспирантов кафедры государственно-правовых дисциплин юридического факультета ВГПУ. – Владимир, 2007. – Вып. 3. – С. 156–161.

5. Николаев В.Б. Иностранцы на службе России // Нижегородская сессия молодых ученых. Гуманитарные науки / Отв. за вып. И.А. Зверева – Н. Нов-город, 2007. – Вып. 12. – С. 296–297.

6. Николаев В.Б. Изменение подданства при территориальных изменениях (Эволюция института оптации в международных отношениях) // Человек и общество в противоречиях и согласии: Сборник научных трудов по материалам VI научно-практической конференции: В 2 ч. – Н. Новгород, 2007. – Ч. 2. – С. 291–297.

7. Николаев В.Б. К вопросу о конфессиональной терпимости в Османской и Российской империях XVIII–XIX веков // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов: В 2 ч. / Под ред. проф. В.М. Баранова и доц. М.А. Пшеничного. – Н. Новгород, 2007. – Вып. 13. – Ч. 2. – С. 59–68.

Общий объем опубликованных работ – 2,95 п. л.

 


Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка Е.А. Мухиной

 

Тираж 150 экз. Заказ ____

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России

603600, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

Указ Петра I отождествлял «крещение в православную веру с прошением на имя Великого государя на вечное холопство» (ПСЗ 1. – Т. IV. – № 1802).

См.: Цветаев Д.В. Протестантство и протестанты. – М., 1890. – С. 340, 343,404.

Градовский А.Д. Начала русского государственного права: В 3 т. – СПб., 1875. – Т. 1. – С. 150.

См.: Москоленко Д.В. Правовое положение иностранцев в средневековой Англии: Дис… канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2004. – С. 12.

См.: Кистяковский Б.А. Государственное право (Общее и Русское) // Кистяковский Б.А. Философия и социология права / Сост., примеч., указ. В.В. Сапова. – СПб., 1999. – С. 532.

См.: Гессен В.М. Общее учение о государстве: Лекции, читанные в Санкт-Петербургском политехническом институте. – СПб., 1913. – С. 138.

См.: Дерюжинский В.Ф. Полицейское право. – СПб., 1911. – С. 39.

См.: ПСЗ 1. – Т. I. – № 408. – П. 85,86.

См.: ПСЗ 1. – Т. IV. – № 1916.

ПСЗ 1. – Т. VI. – № 3937.

См.: ПСЗ 1. – Т. ХVI. – № 11720.

См.: Мыш М.И. Об иностранцах в России. – СПб., 1888. – С. 12.

См.: ПСЗ 1. – Т. XXIV. – № 17683.

См.: ПСЗ 1. – Т. XXV. – № 18564, 18565.

См.: Болотин В. Рассуждение о происхождении купеческого состояния в России. – СПб., 1827.

См.: ПСЗ 2. – Т. I. – № 121.

См.: ПСЗ 1. – Т. XV. – № 11880, № 26826.

См.: Свод законов Российской империи. Изд. 1876 г. – Т.IX: Законы о состояниях. – Ст. 2.

ПСЗ 2. – Т. XXXI. – № 30031.

См.: Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета «О правилах относительно принятия и оставления иностранцами Русского подданства» // ПСЗ 2. – Т. XXXIX. – № 40588.

ПСЗ 2. – Т. XXXIX. – № 40588.

См.: Свод законов Российской империи. – Т. IX: Законы о состояниях. – Ст. 1028.

Водворение иностранца в России согласно смыслу статей 1538 и 1539 Законов о состояниях (изд. 1868 г.) необходимо понимать как поселение его на постоянное жительство в пределах России, и установленный законом пятилетний срок является как бы стажем для получения права русского подданства. Долгосрочные отлучки за границу, как правило, не засчитывались в этот стаж (срок).

См.: Свод законов Российской империи. Изд.1868 г. – Т. IX: Законы о состояниях. – Ст. 1548.

См.: Свод законов Российской империи. Изд. 1876 г. – Т. IX: Законы о состояниях. – Ст. 998.

См.: ПСЗ 2. – Т. XLVI. – № 49705.

Свод законов Российской империи. Изд.1886 г. – Т. IX: Законы о состояниях. – Статья 9 особого прил. к правилам «Об устройстве поселян-собственников (бывших колонистов), водворенных в казенных землях в губерниях: С.-Петербургской, Новгородской, Самарской, Саратовской, Воронежской, Черниговской, Полтавской, Екатеринославской, Херсонской, Таврической и Бессарабской».

См.: Косаков С.К. Конституционные основы советского гражданства. – Фрунзе, 1984. – С. 7.

См.: Петросян М.Е. Новый закон о гражданстве // Миграция, права человека и экономическая безопасность современной России: состояние, проблемы, эффективность защиты. – Н. Новгород, 2004. – С. 340.

Андреевский И.О. О правах иностранцев в России до вступления Иоанна III Васильевича на престол Великого Княжества Московского. – СПб., 1854. – С. 31.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.