WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовое регулирование имущественных отношений супругов в Российской империи

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

Алексеев Андрей Анатольевич

Правовое регулирование имущественных отношений супругов в Российской империи

12.00.01- теория и история права и государства; история учений о праве  и государстве

юридические науки

К 212.298.01

267-92-30

darsvet@mail.ru

Защита состоится 30 октября 2007 г. в 16:00.

по адресу 454080 г. Челябинск, ул. Коммуны, 149. ауд. 208

На правах рукописи

 

 

АЛЕКСЕЕВ

Андрей Анатольевич

 

 

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ

В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

 

Специальность 12.00.01 –

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

 

Челябинск

2007


Работа выполнена на кафедре теории и истории права и государства  Южно-Уральского государственного университета

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Нижник Надежда Степановна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

Кодан Сергей Владимирович;

доктор юридических наук, профессор

Демичев Алексей Андреевич

Ведущая организация:

ФГОУ ВПО «Северо-Западная академия государственной службы»

Защита состоится 30 октября 2007 года в 16 часов

на заседании диссертационного совета К 212.298.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата юридических наук при Южно-Уральском государственном университете (454080, г. Челябинск, ул. Коммуны, д. 149, ауд. 208).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке

Южно-Уральского государственного университета

Автореферат разослан «_____» ______________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета К 212.298.01

кандидат юридических наук,

доцент                                                                                     С. М. Даровских

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных вопросов,связанных с оптимизацией государственной политики России в сфере семьи и брака, с необходимостью совершенствования институтов охраны частной собственности и защиты имущественных прав граждан.

Семья как ячейка общества объединяет в себе ключевые начала существования любого государства. Семья, являющаяся сферой воспроизводства граждан, выступающая интерпретационной системой, формирующей и закрепляющей мировоззренческие, культурологические и нравственные основы жизнедеятельности общества, закономерно рассматривается и как материально-имущественное начало государственной жизни, которое находит выражение в создании и преумножении материальных ценностей.

Формирование демократического правового государства, развитие институтов гражданского общества в современном мире возможны только при условии укрепления и стабилизации семейных отношений. В сфере правового регулирования это, в первую очередь, означает создание законодательства, регламентирующего брачно-семейные отношения, и обеспечение реализации издаваемых правовых актов системой действующих юридических гарантий, важнейшее место среди которых отводится гарантиям государственным. При этом в современных условиях большое значение приобретают охрана прав, свобод и законных интересов граждан, укрепление частной собственности, защита интересов собственников, обеспечение прав и свобод субъектов имущественных отношений. Законотворческая и правореализационная деятельность в данной социально-юридической сфере невозможна без достаточной идейно-теоретической базы, включающей анализ опыта, накопленного как отечественной политико-правовой мыслью, так и зарубежными аналогами.

Значимость проблем правового регулирования в области семьи и брака в современной России нашла свое признание и отражение в приоритетных национальных проектах, направленных на решение важнейших проблем внутренней политики Российской Федерации. Так, национальный проект «Здоровье» уже в 2006 – начале 2007 г. позволил стабилизировать экономическое положение семьи, определить экономические факторы, оказывающие влияние на уменьшение смертности и повышение рождаемости в условиях современных жизненных реалий. Особое внимание институту семьи и его значению как социальной ячейки общества уделил в своем обращении к Федеральному Собранию Президент Российской Федерации. В. В. Путин акцентировал внимание на инициативе об объявлении 2008 года «Годом семьи» в России, подчеркнув, что «его проведение позволит объединить усилия государства, общества, бизнеса вокруг важнейших вопросов укрепления авторитета и поддержки института семьи, базовых семейных ценностей» . При этом очевидно, что совершенствование существующей нормативно-правовой базы, регламентирующей имущественные отношения супругов, позволило бы в условиях увеличения количества браков, заключенных российскими гражданами с иностранцами, и числа расторжения браков, в условиях роста споров супругов в сфере материального обеспечения несовершеннолетних детей, становления системы правовых регуляторов защиты частной собственности и наследования движимого и недвижимого имущества супругами, а также укрепления позитивного отношения к договорным аспектам заключения брака решить часть вопросов, связанных с укреплением авторитета института семьи и ее социальной значимости для общества и государства.

Осмысление проблемы правового регулирования имущественных отношений супругов и ее анализ в контексте эволюции российской государственности, на наш взгляд, позволят не только выработать действующий механизм решения вопросов правового регулирования отношений в сфере семьи и брака в современных условиях, но и предостерегут от совершения возможных ошибок, имевших место в историческом прошлом.

Перечисленные обстоятельства обусловливают актуальность и научно-практическую значимость проблемы и объясняют выбор темы диссертационного исследования.

Степень разработанности темы. Институт семьи являлся предметом специального исследования различных наук. Многогранность института детерминировала необходимость познания семьи в различных ее проявлениях: в рамках культурологии рассматривались семейные обычаи и традиции; в рамках демографии – роль и значение семьи в процессах воспроизводства народонаселения; в рамках социологии – специфика семьи как первичной ячейки общества; к проблемам семьи обращались историки, этнографы, юристы.

Научный интерес к правовым отношениям внутри семьи, складывавшимся в Древней Руси, Московском государстве и Российской империи, получил свое четкое оформление в начале XIX в. в связи с переводами с немецкого языка работ И. Ф. Г. Эверса, посвященных проблемам развития различных правовых институтов. Исследование правовых норм, регулирующих брачно-семейные отношения, нашло свое отражение на страницах трудов М. Ф. Владимирского-Буданова, И. В. Гессена, М. Горчакова, А. Ефименко, Д. И. Мейера, К. А. Неволина, С. В. Пахмана, К. П. Победоносцева, А. Рейца, В. В. Розанова, Д. Я. Самоквасова, В. И. Сергеевича, А. Смирнова, И. Харламова, Г. Ф. Шершеневича и др. Учеными рассматривались вопросы возникновения и развития института семьи в российском государстве, особенности личных и имущественных отношений членов семьи до принятия христианства, в период Московского государства и Российской империи. Имущественные и наследственные отношения между супругами в русской семье нашли свое отражение в работах И. Д. Беляева, И. Губе, О. Фон Ланге, В. Н. Никольского, О. Перегамента, А. Попова, Н. Рождественского, В. А. Рязановского, Ал. Савельева.

В трудах М. Ф. Владимирского-Буданова, В. Н. Латкина, И М. Радина, В. И. Сергеевича нашло отражение исследование процесса развития русского права в целом и семейного права в частности. А. И. Загоровский подверг комплексному анализу институт брака: определил его сущностные черты, описал основания для его заключения, рассмотрел исторические аспекты брака и семьи, произвел компаративистский анализ зарубежного и отечественного законодательства, регулировавшего отношения супругов. В трудах А. Савельева и В. И. Синайского предметом специального исследования являлись процесс становления и развития правовых отношений супругов, а также ретроспективный анализ проблем имущественных отношений членов семьи и особенности наследования в различные периоды государственно-правового развития России.

Вопросы имущественных и наследственных отношений супругов получили рассмотрение в контексте анализа проблем гражданского права (Н. Л. Дювернуа, К. Д. Кавелин, Д. И. Мейер, К. А. Неволин, К. П. Победоносцев, Г. Ф. Шершеневич и др.). Ученые рассматривали гражданско-правовые аспекты отношений, возникавших между супругами, в частности, договорные отношения между супругами, договорные отношения между супругами и третьими лицами, наследственные отношения между супругами, отношения по поводу приданого.

Реализация положений действовавшего в период Российской империи законодательства, практика разрешения семейных споров Сенатом была проанализирована И. М. Тютрюмовым, опиравшегося в своих работах на исследования авторитетных отечественных и зарубежных правоведов XIX – нач. XX в.в.

Ученые дореволюционной отечественной историографии внесли свой вклад в изучение «истории русских женщин», обращая внимание в числе прочих вопросов на правовое положение женщин в русской семье (А. В. Добряков, А. Ивановский, В. С. Иконников, К. Д. Ка-велин, Е. Лихачева, Д. Я. Мордовцев, Я. Орович, В. И. Синайский, И. Н. Харламов, С. С. Шашков, В. Я. Шульгин, А. П. Щапов, Е. Щеп-кина).

Используя основы компаративистики, исследователи предпринимали попытку сравнительного изучения статуса мужа и жены и основных этапов развития семьи на Руси и в Западной Европе (К. Алексеев, А. И. Алмазов, М. И. Горчаков, Д. Н. Дубакин, С. В. Ешевский, А. И. Загоровский, А. С. Павлов, Г. А. Розенкампф, П. Сорокин, В. Д. Спасович, Н. К. Суворов С. М. Шпилевский). Ученые обращали внимание на самобытность русского брачного права, на роль правового обычая и его место среди иных социальных регуляторов в российском обществе на разных этапах его исторического развития.

Несмотря на то что дореволюционная историография России выявила и накопила значительный конкретно-исторический материал, позволяющий с разных сторон осветить историю семьи, статус мужа и жены, а также их роль во внутрисемейных отношениях, правовые аспекты личных и имущественных отношений супругов комплексного анализа не получили.

В советской историко-правовой литературе проблемы правовой регламентации отношений супругов также не получили интенсивного изучения. Среди исследователей этого периода – М. К. Цатурова, в работах которой нашли отражение вопросы русского семейного права XVI–XVIII вв.; основные этапы развития семьи получили свое освещение в обзорных лекциях М. В. Антокольской; вопросы правового положения ребенка в семье и специфика защиты прав детей, оставшихся без попечения родителей, – в трудах А. М. Нечаевой и в исследованиях по социальной истории России Л. В. Бадя, М. В. Фирсова, Е. И. Холостовой.

В постсоветской юридической литературе заслуживают внимания работы С. Н. Бондова, С. И. Карпова, А. Ю. Колинько, Б. Н. Ми-ронова, Н. С. Нижник. Исследователи рассматривают отдельные аспекты процесса становления и развития института имущественных отношений супругов, а также отдельные аспекты юридических отношений супругов. Так, Б. Н. Миронов рассматривает историю семьи в контексте социальной истории России; Н. С. Нижник, раскрывая широкий круг вопросов правового регулирования брачно-семейных отношений, охватывает в своем исследовании период с X в. до нач. XX в. Проблемам правовой регламентации в сфере семьи и брака в XIX – нач. XX в.в. посвящены работы А. Ю. Колинько. С. И. Карпов рассматривал вопросы наследования в истории отечественного права, а С. Н. Бондов – историю возникновения и развития института брачного договора.

В зарубежной историографии при наличии работ по бытовой истории России (Дж. Вернадский, А. Ветулиани, Е. Гаспарини, Ж. Дюби, Т. Зокол, Д. Кайзер, Ж. Квизиньер, П. Ласлет, Б. Лещиньски, М. Миттерауер, Ст. Паскю, А. Плаканс, С. Роман, Д. Рэнсел, Дж. Товров, П. Фридриха, Л. Хок, Ю. Шлюмбом, М. Шефтель), гендерных исследований (Дж. Александер, Д. Ат-кинсон, М. Биша, Н. Бошковска, К. Воробек, К. Герке, Д. Кайзер, В. Кивелсон, К. Клаус, Н. Коллман, Е. Левина, С. МакНелли, М. Маррезе, К. Паунси, И. Тирэ) и трудов, на страницах которых нашли отражение культурно-религоведческие аспекты бытия российской семьи (Е. Бенц, И. Неандер, К. Руффман, В. Сэндомирски-Данхэм, Г. Федотов), работ, посвященных ретроспективному анализу правового регулирования имущественных отношений в России, нет.

Несмотря на расширяющийся круг исследований, посвященных проблемам правового регулирования семье, многие вопросы, касающиеся юридических отношений супругов, до сих пор остаются недостаточно исследованными и требуют дальнейшей научной разработки. К таким вопросам относится и институт имущественных отношений супругов, его генезис, развитие и особенности проявления на разных этапах отечественной истории.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при нормативном закреплении и применении правовых норм, регулирующих отношения супругов.

Предметом исследования являются основные понятия, категории и закономерности развития правовых отношений в сфере семьи и брака; практика законодательного и иного регулирования имущественных отношений супругов в первой четверти XVIII – нач. XX в.в; организационно-правовые основания возникновения, изменения, прекращения юридически значимых отношений в сфере семьи и брака; специфика правового статуса членов семьи в Российской империи, особенности имущественных отношений супругов; практика применения судами законодательства, регулирующего имущественные отношения супругов в Российской империи.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является комплексный анализ правового регулирования имущественных отношений супругов в Российской империи в контексте трансформации российской государственности. Поставленная цель определила основные задачи исследования:

– определить теоретико-методологические основания исследования правоотношений в сфере семьи и брака;

– выявить понятийно-категориальный аппарат исследовательского поля проблемы  имущественных отношений супругов в Российской империи;

– проанализировать формирование и развитие регулятивно-охранительных систем в сфере семейно-брачных отношений в контексте истории России;

– исследовать специфику эволюция института имущественных отношений супругов в условиях трансформации российской государственности;

– изучить порядок оформления, владения, пользования и распоряжения приданым в Российской империи;

– выявить особенности природы, содержания и субъектного состава обязательственных отношений супругов в России в XVIII – нач. XX в.в.;

– проанализировать статус супругов как субъектов правоотношений в сфере наследования.

Методологической основой диссертации послужили принципы познания социальных явлений, рассматриваемых с точки зрения динамики исторического развития, связи теории и практики, взаимодействия с однородными социальными феноменами. Наиболее активно в процессе исследования применялись методы сравнительно-правового и формально-юридического анализа.

В работе использованы методы правового и государственного моделирования, реконструкции и интерпретации идей и теорий, социально-юридического прогнозирования, структурный, функциональный и статистический методы.

Теоретической основой диссертации послужили труды ученых и практиков, принадлежащих к различным научным направлениям и школам. В работе был использован ряд концептуальных положений отечественных ученых С. С. Алексеева, М. М. Бахтина, Н. А. Бердяева, А. Б. Венгерова, В. В. Витрянского, В. Г. Графского, А. Я. Гуревича, О. С Иоффе, И. А. Исаева, Д. А. Керимова, С. А. Комарова, Н. И. Костомарова, В. Н. Латкина, Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, Я. М. Магазинера, М. Н. Марченко, Д. И. Мейера, Г. И. Муромцева, В. С. Нерсесянца, Н. С. Нижник, И. Г. Оршанского, С. В. Пахмана, А. И. Першица, Л. И. Петражицкого, К. П. Победо-носцева, Б. А. Рыбакова, Ю. И. Семенова, В. И. Сергеевича, С. М. Соловьева, Л. И. Спиридонова, Ю. П. Титова, В. Н. Хропанюка, А. Ф. Черданцева, О. И. Чистякова, М. Д. Шаргородского, Г. Ф. Шер-шеневича, А. П. Щапова, С. В. Юшкова, Л. С. Явича, В. Л. Янина.

Важную роль в процессе диссертационного исследования имели исследования, затрагивавшие различные аспекты генезиса и государственно-правовой эволюции России, А. И. Алмазова, М. В. Антокольской, Л. В. Бадя, И. Д. Беляева, И. С. Бердникова, М. Ф. Владимирского-Буданова, М. Горчакова, Б. Д. Грекова, А. А. Демичева, И. Е. Забелина, А. И. Загоровского, С. В. Кодана, М. О. Косвен, Н. И. Костомарова, В. Н. Латкина, Д. С. Лихачева, Д. И. Мейера, К. А. Неволина, А. М. Нечаевой, А. С. Павлова, С. В. Пахмана, К. П. Победоносцева, Н. Л. Пушкаревой, О. М. Ра-пова, А. Рейца, Б. А. Рыбакова, М. Б. Свердлова, В. И. Сергеевича, А. Смирнова, С. Смирнова, С. М. Соловьева, А. Д. Способина, Н. Суворова, М. В. Фирсова, Е. И. Холостовой, М. К. Цатуровой, С. С. Шашкова, Г. Ф. Шершеневича, А. П. Щапова, Я. Н. Щапова, Ф. Энгельса, С. В. Юшкова, В. Л. Янина.

В качестве теоретической основы диссертации выступили исследования различных аспектов обычного права отечественных ученых XIX – нач. XX в.в. Л. С. Белогриц-Котляревского, П. Г. Виноградова, М. Ф. Владимирского-Буданова, Ю. С. Гамбарова, И. В. Гессена, М. Горчакова, З. А. Горюшкина, Л. Гумпловича, А. Я. Ефименко, Н. П. Загоскина, П. Л. Карасевича, А. Ф. Кистяковского, Н. М. Коркунова, Д. И. Мейера, И. В. Михайловского, С. Муромцева, К. А. Неволина, П. Новгородцева, С. В. Пахмана, Л. И. Петражицкого, К. П. Победоносцева, М. А. Рейснера, А. Рейца, Н. К. Рененкампфа, В. В. Розанова, Д. Я. Самоквасова, В. И. Сергеевича, А. Смирнова, П. А. Сорокина, Ф. В. Тарановского, И. Харламова, Б. Н. Чичерина, Г. Ф. Шершеневича.

Территориальные рамки исследования определяются границами Российской империи, на территории которой сложился комплексный механизм правового регулирования отношений в сфере семьи и брака, объединявший в единую систему его нормативные, организационные и функциональные составляющие.

Хронологические рамки исследования обусловлены попыткой комплексно охарактеризовать нормативные и организационные основания правового регулирования имущественных отношений супругов на одном из этапов государственно-правовой истории – в период Российской империи. Нижняя хронологическая граница – начало XVIII в. – определяется временем формирования политико-правовой системы Российской империи. В процессе создания механизма правового регулирования отношений в сфере семьи и брака в России была установлена полиюридическая система, в рамках которой сосуществовали нормы канонического, позитивного и обычного права. Однако в регламентации имущественных отношений в качестве доминирующего регулятора выступали нормы позитивного (гражданского) права. При этом механизмы правового регулирования имущественных отношений супругов претерпевали изменения, детерминированные трансформацией политико-правовой системы Российской империи и обусловленные защитой частнособственнических интересов. Верхней хронологической гранью избрано начало XX в. (1917 г.), когда после установления Советской власти произошли кардинальные перемены в политико-правовой организации государства, был ликвидирован институт частной собственности, институт брака приобрел светский характер и ценностные приоритеты перешли к детерминантам этатического характера.

Источниковая база исследования. При исследовании проблемы правового регулирования имущественных отношений супругов в период Российской империи был использован широкий круг опубликованных и архивных источников. Законодательное закрепление и применение норм права, регулирующих имущественные отношения супругов, нашло свое отражение практически во всех типах и видах правовых и исторических памятников XVIII–XX вв.

В зависимости от содержания среди источников можно выделить нормативные (содержащие определенные предписания) и ненормативные (отражающие реальную жизнь и результаты правоприменения) источники. К нормативным источникам исследования проблемы правового регулирования имущественных отношений супругов в Российской империи относятся памятники законодательства (Полное собрание законов Российской империи, Свод законов Российской империи, указы, доклады Сенату) и иные акты нормативного характера; к ненормативным – акты, описывающие применение норм права, статистическая информация, литературно-художественные и публицистические произведения, фольклорные, источники личного происхождения (мемуары).

Решение поставленных задач потребовало обращения не только к опубликованным источникам, но и к хранящимся в архивах, в частности, в Государственном архиве Российской Федерации (Москва), Российском государственном историческом архиве (Санкт-Петербург), Государственном архиве Свердловской области (Екатеринбург), Государственном архиве Челябинской области, Златоустовском архивном отделе Государственного архива Челябинской области, отделах рукописей Российской государственной библиотеки (Москва) и Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург).

Научная новизна диссертационного исследования предопределяется подбором и компоновкой рассматриваемого материала, а также междисциплинарной методологией познания.

В диссертации подвергаются углубленному историко-правовому анализу явления и события, отражающие специфику правового регулирования имущественных отношений супругов в XVIII – нач. XX в.в. Основное внимание в работе акцентируется на нормативных и организационно-правовых основаниях механизма регламентации правоотношений в сфере собственности.

В работе исследуется феномен «имущественные отношения супругов» в историко-правовом и юридико-отраслевом аспекте, подвергаются развернутому анализу теоретические и прикладные аспекты реализации и защиты права собственности супругов в Российской империи, выявляются объективные и субъективные факторы, оказывающие непосредственное и опосредованное воздействие на поведение субъектов, вовлеченных в сферу соответствующих правоотношений.

Обобщение результатов исследования позволило соискателю сформулировать ряд положений и выводов, расширяющих предметное поле истории государства и права России.

В ходе работы над диссертацией соискателем были введены в широкий научный оборот архивные материалы вплоть до последнего времени по различным причинам не получившие отражения в отечественной историко-правовой науке.

Положения, выносимые на защиту:

1. Статусные аспекты правового регулирования отношений супругов в Российской империи в большой степени определялись институтом брака. В дореволюционной отечественной юриспруденции существовали различные теории брака, в рамках которых брак рассматривался:

– как договор,

– как таинство,

– как институт особого рода.

Представления о браке как о договоре были сформированы еще в римском праве и оказались реципированными национальным правовым сознанием наряду с иными нормами цивилистики. В соответствии с этой теорией регламентации подлежали гражданско-правовые аспекты отношений супругов, а нравственная их составляющая оставалась за пределами правового регулирования. С укреплением власти церкви стало формироваться восприятие брака как таинства, установленного Богом, в связи с чем церковь начала распространять свое регулятивное воздействие на этические, моральные, духовные и даже физиологические элементы брачных отношений. В условиях укрепления, помимо канонических, светских правовых регуляторов отношений в сфере семьи и брака началось становление теории брака как особого института. В соответствии с ней отмечалось, что природа брака предусматривает наличие элементов договорного соглашения в процессе его возникновения, но в содержании своем и в прекращении брак далек от природы договора.

В российской юриспруденции XVIII–XX в. наиболее распространенным было представление о браке как о сделке, в ходе которой одно лицо приобретает другое. Подчеркивалось, что брак имеет в большей степени нравственные и духовные цели, тогда как договор стремится к достижению экономического результата. Поэтому юридический факт, порождающий брачное правоотношение, есть договор, а сами брачные отношения, возникающие на его основе, – отношения, возникающие из брачного контракта.

Несмотря на различные теоретические подходы к пониманию брака, в праве Российской империи закреплялись нормы, регулирующие прежде всего имущественные, отношения лиц, состоящих в браке, а брак признавался исторически обусловленной, санкционированной и регулируемой обществом формой отношений между женщиной и мужчиной, устанавливающей их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям.

2. В зависимости от содержания взаимоотношения супругов можно дифференцировать на личные (неимущественные) и имущественные. Имущественные отношения супругов в Российской империи имели правовой характер и, следовательно, являлись разновидностью правоотношений, под которыми в дореволюционной юриспруденции понимались отношения лиц между собой, регулируемые нормами объективного права, или любые бытовые отношения, определяющиеся юридическим нормами. Основным признаком имущественных отношений являлось то, что они возникали в процессе производства, распределения, обмена и потребления средств и продуктов производства. Имущественными рассматривались отношения между людьми по поводу имущества, в связи с нахождением имущественных благ у определенного лица, либо в связи с их переходом от одного лица к другому.

3. В процессе создания механизма правового регулирования отношений в сфере семьи и брака в России была установлена полиюридическая система, в рамках которой сосуществовали нормы канонического, позитивного и обычного права. Однако в регламентации имущественных отношений в качестве доминирующего регулятора выступали нормы позитивного (гражданского) права. При этом механизмы правового регулирования имущественных отношений супругов претерпевали изменения, детерминированные трансформацией политико-правовой системы Российской империи и обусловленные защитой частнособственнических интересов.

4. Динамика эволюции имущественно-правового статуса женщин в русских семьях на различных этапах политико-правового развития государства не являлась линейной и однонаправленной – от бесправия к расширению полномочий. В процессе развития имущественной правомочности женщин имели место несколько периодов:

1) медленное расширение дееспособности женщин всех социальных страт в отношении лично им принадлежавшего и общесемейного имущества (X – начало XVI в.: наличие в имуществе семьи «частей» мужа и жены, в отношении которых каждый имел право единоличного владения и распоряжения);

2) распространение юридических ограничений владельческих и собственнических прав женщин, запретов дворянкам владеть поместьями, вотчинницам – наследовать родовую собственность (середина XVI – конец XVII в.: эпоха строгой общности семейного имущества, когда государство стремилось установить контроль за всеми землями, чтобы обеспечить их нахождение «в службе»);

3) расширение имущественных прав женщин, получение ими и закрепление прав на владение недвижимой собственностью (XVIII – начало XX в.: эпоха экономического и социально-классового развития общества детерминировала утверждение принципа раздельности имущества супругов, характерного для государств, стремящегося преодолеть, по крайней мере в праве, рецидивы феодальных структур.

5. Одним из способов увеличения государственного влияния на отношения в сфере семейно-брачных отношений явилось реформирование в начале XVIII в. института приданого. Замена рядных записей росписями приданого, запрещение использования института неустойки в случаях невступления в ранее условленный брак, прекращение закрепления недвижимого имущества, вошедшего в приданое, должны были в большей степени формализовать отношения в сфере семьи и брака и отражали тенденцию увеличения государственного вмешательства в те сферы общественных отношений, которые ранее в меньшей степени подвергались регламентации нормами позитивного права. Эта тенденция может рассматриваться как производная развития политико-правовой системы России, эволюционирующей в направлении абсолютизации государственной власти.

6. Имущественные отношения супругов в XVIII в. строились на основе принципа раздельности: раздельности имущества, раздельности долгов, раздельности ответственности. Однако из этого правила существовало исключение – несостоятельность супруга, являвшаяся основанием для ареста и выставления на продажу имущества, в отношении которого не существовало необходимых документов, подтверждавших его принадлежность одному из супругов.

7. В контексте имущественных отношений супругов муж и жена могли выступать как субъекты наследственного права. Наследование по закону в Российской империи предполагало выделение супругу-наследнику указной части, состоявшей из имущества умершего супруга и включавшей имущество тестя или свекра.

Наследование супругов по завещанию в XVIII – начале XX в. сопровождалось ужесточением формализации процесса: для завещания была установлена обязательная письменная форма и регистрация в соответствующих государственных органах. По завещанию разрешалось передавать благоприобретенное имущество, тогда как родовое переходило только наследникам по закону. Такие ограничения свидетельствовали о сохранении наследственным правом Российской империи вплоть до начала XX в. феодального характера, возможность изменить который была отчасти реализована лишь в 1912 г., когда была расширена свобода завещания и стало возможным включать в него и родовое имущество.

8. Исследование государственной политики по поддержке вдов в Российской империи выявило то, что она выражалась не только в установлении пенсионного содержания, но и в поддержке института вдовьей казны, ухода в монашество и в дома призрения.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем освещаются вопросы, имеющие существенную значимость для историко-теоретического цикла юридических наук. Материалы и выводы диссертации конкретизируют и дополняют ряд тем по истории государства и права, семейному праву, гражданскому праву, сравнительному правоведению, истории России.

Практическая значимость исследования. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в дальнейших научных работах по истории отечественного государства и права, истории России, семейному и  гражданскому праву, а также в процессе преподавания учебных курсов «История государства и права», «История России», «Семейное право» в высших учебных заведениях Российской Федерации, при разработке спецкурсов, рассматривающих вопросы взаимоотношений супругов и специфику правового регулирования имущественных отношений мужа и жены.

Результаты исследования могут быть реализованы в законотворческой деятельности и правоприменительной практике государственных органов в сферах, где в качестве объекта социального регулирования выступает собственность, процессы защиты интересов собственников и наследников.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры теории и истории государства и права Южно-Уральского государственного университета. Основные теоретические выводы работы изложены в публикациях автора, а также излагались в докладах на VIII международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2006» (Челябинск, 2006); международной научно-теоретической конференции «Правовые механизмы предотвращения и преодоления социальных конфликтов» (Севастополь, 2006); круглом столе «Актуальные проблемы права собственности: теория и практика» (Уфа, 2006); VII международной научно-теоретической конференции «Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ» (Санкт-Петербург, 2006); всероссийской научно-практической конференции «Парламентаризм и проблемы правотворчества в современной России» (Курган, 2006); IX международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2007» (Челябинск, 2007).

Основные положения диссертационного исследования нашли свое использование в преподавательской и научной работе со студентами по дисциплинам «История государства и права России», «Семейное право».

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка источников и литературы, приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введенииобосновывается актуальность темы диссертации, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, его цель и вытекающие из нее задачи, представляются источниковая база, методологические и теоретические основы диссертации, раскрывается научная новизна исследования, формулируются основные положения и выводы, выносимые на защиту, выявляется теоретическая и практическая значимость результатов работы, приводятся данные апробации полученных в результате исследования результатов.

Первая глава – «Концептуальные, нормативные и организационные основания генезиса и развития института имущественных отношений супругов» – состоит из трех параграфов: «Институт имущественных отношений супругов в Российской империи: анализ понятийно-категориального аппарата исследования» (§ 1); «Нормативные и организационные основания регламентации отношений в сфере семьи и брака в контексте российской истории» (§ 2); «Эволюция института имущественных отношений супругов в условиях трансформации российской государственности» (§ 3).

В диссертации отмечается, что понятийно-категориальный аппарат исследовательского поля проблемы правового регулирования отношений в сфере семьи и брака вообще и имущественных отношений в частности отражает аналитические усилия ученых, которые направлены прежде всего на то, чтобы уяснить природу и сущность брака, условия его заключения и расторжения, выявить правовой статус супругов, специфику их личных и имущественных отношений, особенности отношений родителей и детей, юридические основания прекращения брака и признания его недействительным.

Данное диссертационное исследование посвящено ретроспективному анализу института имущественных отношений и предполагает акцентирование внимания на эволюции этого института в условиях трансформации российской государственности в XVIII – нач. XX в.в. В связи с этим, логика исследования предусматривает оперирование дефинициями соответствующего временного периода. Однако формирование системы научных представлений о природе семьи, брака, собственности в более поздний период требует обращения и к терминологическому ряду современной юриспруденции.

В диссертации отмечается, что правовое определение семьи в российском законодательстве до сих пор отсутствует, а в современной юридической литературе по вопросу о его необходимости существуют разные взгляды. С одной стороны, исследователи подчеркивают, что различные отрасли права регулируют разные по содержанию отношения с участием членов семьи, в связи с чем есть необходимость закрепить в законе не универсальное понятие «семья», а определение семьи для каждой правовой отрасли, субъектом которой являются ее члены. С другой стороны, правоведы полагают, что на законодательном уровне давать определение семьи нет необходимости, так как унифицировать многообразие черт, характеризующих семью, нивелировать различные условия существования семей невозможно. К тому же семья как таковая субъектом права не является, его субъектами являются конкретные члены семьи.

Как свидетельствуют источники, в российском правовом поле семьей традиционно рассматривалось объединение, как правило, совместно проживающих лиц, связанных взаимными правами и обязанностями, возникающими из брака, родства, усыновления или иной формы устройства детей на воспитание в семью.

Отношения в брачно-семейной сфере предполагают употребление наряду с термином «семья» и термина «член семьи». В отечественной юриспруденции термин «член семьи» традиционно применялся в отношении лиц, связанных семейными правами и обязанностями. Это могли быть лица, проживающие одной семьей, члены разных семей, бывшие члены семьи, связанные личными неимущественными и (или) имущественными правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы устройства детей в семью. Личные неимущественные и (или) имущественные права и обязанности могли существовать между супругами, бывшими супругами, родителями и детьми, усыновителями и усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушкой (бабушкой) и внуками, воспитанниками и фактическими воспитателями, отчимом (мачехой) и пасынками (падчерицами), опекунами (попечителями) и подопечными, приемными родителями и приемными детьми.

Эволюция дефиниций в русском семейном праве позволяет говорить о том, что понятие «семейные правоотношения» в законе закреплено не было, но под ним понимались общественные отношения, урегулированные нормами семейного права (канонического и светского), возникающие из брака, родства, усыновления или иной формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Специфическими чертами семейных правоотношений являются определение их субъектного состава нормами обычного права и (или) законом, наличие, как правило, длящегося характера, построение на безвозмездной основе, возникновение на основе специфических юридических фактов, частое соприкосновение с административными правоотношениями.

Субъекты семейных правоотношений – это его участники как обладатели субъективных семейных прав и обязанностей. Каждый из субъектов семейных правоотношений наделен семейной правоспособностью, наличие дееспособности не всегда является необходимым условием для участия в семейных правоотношениях. Объектами семейных правоотношений являются действия и имущество. Наиболее распространенным объектом семейных отношений является действие как результат сознательной деятельности людей.

В процессе анализа имущественных отношений супругов как отражения социально-правовой реальности XVIII – нач. XX в.в. целесообразной является классификация терминов. В диссертации выделены группы дефиниций, акцентирующих внимание на имущественных («право собственности», «имущество», «имущественные отношения», «вещное право», «обязательственное право», «приданое», «завещание», «наследование», «указная часть»); личных неимущественных («личные неимущественные права»); статусных («брак», «семья», «состояния», «супруги»); имущественно-личных («брачный договор», «сговор»); имущественно-статусных («выдел», «несостоятельность», «обручение») аспектах правового регулирования отношений супругов в Российской империи.

 Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. // Российская газета. 2007. 27 апреля.

Результаты исследования содержательного наполнения дефиниций свидетельствуют, что одни понятия периода Российской империи остались практически неизменными до сегодняшнего времени (например, «вещное право», «завещание», «имущество», «имущественные отношения», «наследование», «обязательственное право», «право собственности»), другие – претерпели некоторую трансформацию (например, «брак», «брачный договор», «несостоятельность»), третьи – прекратили свое существование в современной правовой среде (например, «выдел», «обручение», «приданое», «сговор», «указная часть»).

В качестве имущества в период Российской империи выступали вещи и чужие действия. Под вещами понимались объекты материального мира, которые состояли в гражданском обороте и представляли собой какую-либо ценность. Выделялись наличное (право на вещи) имущество – которое передано лицу, укреплено или им самим произведено и состоящее за ним, то есть вещи, состоящие в собственности лица, хотя бы и не находившиеся в его руках, а бывшие, например, в закладе или отданные внаем; а также долговое (право на чужие действия) имущество – принадлежащее лицу по векселям, заемным письмам и другим обязательствам, имущество, состоящее в долгах на других лицах.

Наибольший интерес для исследования представляет деление в период Российской империи имущества на родовое и благоприобретенное. Петр I указом 1714 г. ввел понятие «недвижимое имение», что фактически зафиксировало ликвидацию специфики правового положения поместий и вотчин. Несмотря на то что Екатерина II в 1731 г. отменила этот указ, восстановления статуса вотчин и поместий не последовало. При этом дифференциация недвижимого имущества стала производиться на родовое и благоприобретенное. В состав родового имущества входило недвижимое имущество (земли, дома и другие здания), которое (1) было получено в качестве наследства по закону; (2) дошло к приобретателю по завещанию, но от такого родственника, после которого он имел бы право наследовать по закону; (3) перешло по любому крепостному акту, но от родственника, к которому оно перешло по наследству из того же рода; (4) было построено или возведено владельцем на земле, перешедшей к нему по наследству; (5) в Черниговской и Полтавской губерниях перешло к наследникам по закону. Анализ юридической практики Сената позволяет констатировать, что родовым признавалось и такое недвижимое имущество, которое было передано по завещанию мимо ближайших родственников, а также проданное лицу из того же рода, даже если последний не являлся наследником продавца . В составе благоприобретенного имущества выделяли недвижимое имущество, (1) выслуженное или всемилостивейше пожалованное (аренда); (2) купленное или доставшееся по иному законному акту от посторонних лиц; (3) купленное отцом у сына, которому оно досталось от матери; (4) являвшееся родовым, проданное лицу из другого рода и выкупленное у него; (5) купленное от родственников, у которых оно было благоприобретенным; (6) полученное в качестве указной части пережившим супругом; (7) приобретенное собственным трудом. При этом, как свидетельствует анализ судебной практики, благоприобретенным считалось и имущество, (1) купленное в период с 1823 по 1835 г. у родственников, у которых данное имущество было родовым; (2) бывшее благоприобретенным у отца и перешедшее к дочери по рядной записи.

Важными в контексте диссертационного исследования понятиями являются «имения заповедные»и «имения, пожалованные на праве майоратов» в Западных губерниях. Так назывались земли, которые не могли передаваться по наследству. Хотя при этом с таких имений один супруг для обеспечения другого мог передать ему по завещанию право получать не более одной пятой чистых доходов с имения за год, которое прекращалось смертью пережившего супруга .

Категория «временно заповедные имения»была введена в юридический оборотв 1899 г. Так обозначались средние по размеру поместья. Статус временно заповедного имущества затруднял его отчуждение и позволял поддерживать имущественное положение дворян: потомственный дворянин мог присвоить части своего родового имения статус временно заповедного, который снимался только через поколение.

Следует иметь в виду, что разновидностью движимого имущества в Российской империи до 1861 года рассматривались крепостные крестьяне, являвшиеся неотъемлемой составной частью конкретного селения.

Важнейшей дефиницией исследовательского поля диссертации является понятие «имущественные отношения». Его содержание свидетельствовало о том, что имущественные отношения имели правовой характер и, следовательно, являлись разновидностью правоотношений как таковых. Под правоотношениями в дореволюционной теории права понимались регулируемые нормами объективного права отношения лиц между собой или же любые бытовые отношения, определяющиеся юридическим нормами . Основным признаком имущественных отношений являлось то, что они возникали в процессе производства, распределения, обмена и потребления средств и продуктов производства. Имущественными рассматривались отношения между людьми по поводу имущества, в связи с нахождением имущественных благ у определенного лица, либо в связи с их переходом от одного лица к другому.

Лицо, являющееся субъектом правоотношений, имеет определенные права и обязанности. Поэтому неслучайно, что в рамках диссертационного исследования особое значение приобретают понятия «вещное право» и «обязательственное право».

Центральной дефиницией, отражающей статусные аспекты правового регулирования отношений супругов в Российской империи, является понятие «брак». Его смысловое наполнение в XVIII – нач. XX в.в. не являлось однозначным. Существовавшие в отечественной юриспруденции теории брака рассматривали этот институт по-разному: (1) как договор, (2) как таинство, (3) как институт особого рода. Представления о браке как о договоре были сформированы еще в римском праве. При этом регламентации подлежали цивилистические аспекты отношений супругов, а нравственная их составляющая оставалась за пределами правового регулирования. С укреплением власти церкви начало формироваться восприятие брака как таинства, установленного Богом, в связи с чем церковь начала распространять свое регулятивное воздействие на этические, моральные, духовные и даже физиологические элементы брачных отношений. В XVII в., в условиях укрепления, помимо канонических, светских правовых регуляторов, началось становление теории брака как особого института. А. И. Загоровский отмечал: «…брак, хотя в происхождении своем заключает элементы договорного соглашения, но в содержании своем и в прекращении далек от природы договора; как содержание брака, так и его расторжение не зависят от произвола супругов. Поэтому брачный институт вернее причислить не к области договорного права, а к разряду институтов особого рода» .

В российской юриспруденции XVIII–XX в.в. было распространено представление о браке как о сделке, в ходе которой одно лицо приобретает другое, «яко вещь» . Возникновение брака на основе договора допускал Г. Ф. Шершеневич, подчеркивавший, что брак имеет в большей степени нравственные и духовные цели, тогда как договор стремится к достижению экономического результата. Поэтому, на взгляд ученого, хотя юридический факт, порождающий брачное правоотношение, есть договор, само отношение, возникающее на его основе, – институт особого рода . На основе комплексного подхода к пониманию брака Л. Цветаев сформулировал теорию, в рамках которой брак рассматривался как своего рода договор, а брачные отношения – как возникающие из брачного контракта .

Несмотря на различные теоретические подходы к пониманию брака, в праве Российской империи закреплялись нормы, регулирующие различные, прежде всего – имущественные, отношения лиц, состоящих в браке, а брак признавался исторически обусловленной, санкционированной и регулируемой обществом формой отношений между женщиной и мужчиной, устанавливающей их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям.

Анализ источников позволяет сделать вывод о том, что российская семья в XVIII–XX вв. представляла собой сложный союз мужа и жены, родителей и детей, а также союз родственников и свойственников. Механизм правового регулирования отношений в сфере семьи и брака претерпевал эволюцию, во многом определяемую процессами трансформации российской государственности. Государство практически не вмешивалось во внутреннюю жизнь семьи, предоставляя ей полную самостоятельность, оберегая ее прочность и независимость, преследуя всяческие посягательства на ослабление или разрыв супружеской связи. Для закрепления связи между членами семьи жена была отдана в опеку мужа, дети – в распоряжение родителей, установлена общность имущества супругов, в руки родителей передана материальная и духовная забота о детях.

Основой личных взаимоотношений членов семьи являлся абсолют власти мужа и отца. Народное правосознание давало мужу право распоряжаться свободой и целомудрием жены. Поэтому имели место случаи жестокого обращения мужей с женами. Однако в условиях рецепции европейских моделей организации общественной жизни изменялось и положение российской семьи. Изменения коснулись прежде всего положения женщины в обществе. Власть мужа, формально сохранявшаяся до 1917 г., начала приобретать более цивилизованные формы: в 1845 г. муж был лишен права подвергать жену физическому наказанию, невозможным стало насильственное пострижение жен в монахини.

В духе христианского учения русская семья строилась на важных принципах супружества, закреплявших общность места жительства супругов, единство их фамилии и социального статуса. Место жительства супругов определялось по месту жительства мужа. Жена обязана была следовать за супругом: крестьянки следовали за мужем при высылке их на поселение в Сибирь, солдатские жены могли покинуть помещиков и отправиться жить по месту службы мужа, жена следовала за мужем – иностранным подданным. В противном случае она могла быть водворена в дом мужа принудительно. Только ссылка супруга освобождала женщину от этой обязанности. В XVIII в. жена получила право требовать судебного разлучения в случае жестокого с ней обращения. Однако заключение соглашений между супругами о раздельном жительстве российское законодательство не допускало. Принцип единой фамилии искажению в отечественном праве в период Российской империи не подвергался. Исключением было лишь семнадцатилетнее действие указа 1714 г., в соответствии с которым наследница недвижимого имения могла вступить в свои права только тогда, когда ее настоящий или будущий муж возьмет ее родовую фамилию. Социальный статус жены определялся по социальному статусу мужа. Обязанность лиц несвободных сословий следовать состоянию супруга претерпела значительную эволюцию. Указом 1742 г. было закреплено, что малороссиянин, женившийся на крепостной, делает ее свободной от зависимости. Норма об утрате свободы в связи с заключением брака была окончательно отменена в отношении мужчин, вступивших в брак с крепостными, при Екатерине II, а в отношении женщин – при Александре I.

Серьезные изменения претерпели и имущественные отношения супругов: в XVIII в.: приданое жены стало рассматриваться как ее личное имущество, которым муж не мог пользоваться; закон разрешал «писать купчия и закладныя на недвижимое имение лицам женского пола»; за женой было закреплено право свободно продавать и закладывать свои вотчины без согласия мужа. При этом в юридической практике имели место коллизии, сохранялось противоречие между признанием дееспособности замужней женщины в имущественной сфере и ее подчинением власти мужа. Хотя общая тенденция развития законодательства была направлена на предоставление права жене свободно распоряжаться своим имуществом.

Нормативной основой правовой регламентации отношений в сфере семьи и брака являлось Соборное уложение 1649 г. Закон регулировал прежде всего имущественные отношения супругов. Соборное уложение закрепляло деление земель на поместья и вотчины, которые в свою очередь подразделялись на родовые и благоприобретенные. Отнесение недвижимого имущества к той или иной группе влияло на объем прав и обязанностей их обладателей. Так, распоряжение купленными вотчинами носило более свободный характер, чем родовыми, поместьями, относительно вотчин и т. д.

Соборное уложение фиксировало возможность мужа отдавать в кабалу детей и себя вместе со своей женой, устанавливало размер штрафа за бесчестье жены, регулировало вопросы наследования супругов. Так, жена, в соответствии с Соборным уложением, имела право на возврат приданого после смерти мужа. Уложением было отменено право пережившей жены на пожизненное владение родовыми и выслуженными вотчинами умершего мужа; прекращали существование записи мужа вотчин в пользу жены, обеспечивавшие ее приданое. Все это было заменено возможностью жены получить четвертую часть из движимого имущества мужа, при этом жене гарантировалось восстановление приданого. После издания Уложения муж получил право на четвертую часть приданого жены после ее смерти. Если же после смерти мужа оставались общие дети, то жена продолжала распоряжаться всем имуществом мужа.

Важную роль в регламентации имущественных отношений супругов играли и иные нормативные правовые акты, в частности, Указ об отмене рядных и сговорных записей (1702 г.), Указ о наследовании имений (1714 г.), Указ об отмене единонаследия (1731 г.), Указ о праве жены распоряжаться своей недвижимостью по своему усмотрению (1753 г.), а также Жалованная грамота дворянству (1785 г.), разделившая недвижимое имущество на благоприобретенное и наследственное.

В Российской империи даже после законодательного закрепления имущественных прав замужних женщин мужья долгое время сохраняли свою власть над женами. И именно для их защиты в 1763 г. был издан Указ, установивший незаконность сделок по отчуждению женой своего недвижимого имущества в пользу мужа. Данный запрет был устранен лишь в 1825 г., когда вновь были разрешены все сделки между супругами. К концу XIX в. одним из немногих ограничений имущественной свободы замужней женщины оставался запрет Вексельного устава 1862 г. на выдачу векселей без согласия мужа. В 1882 г. прав супругов коснулся и Устав благочиния, который регламентировал различные права и обязанности супругов, акцентируя внимание на имущественных отношениях, в частности, обязанности мужа содержать свою жену. Нормативные акты, регулирующие правоотношения супругов, вошли в Свод законов Российской империи. В 1912 г. к их числу был добавлен закон о расширении наследственных прав лиц женщин, согласно которому женщины получали право представления, устранялось преимущество сыновей пред дочерями, уравнивались доли сыновей и дочерей и т. д.

Вторая глава – «Правовое регулирование отношений супругов в сфере вещного, обязательственного и наследственного права в Российской империи»– состоит из трех параграфов: «Приданое: порядок оформления, владения, пользования и распоряжения» (§ 1); «Обязательственные отношения супругов в Российской империи» (§ 2); «Супруги как субъекты правоотношений в сфере наследования» (§ 3).

В диссертации подчеркивается, что вопросы формирования имущественной базы будущей семьи путем предоставления приданого невесте и выдела жениху, процесс становления имущественной независимости замужней женщины, а также вопросы обеспечения пережившего супруга через наследование и иные способы получили в Российской империи законодательное оформление.

В качестве приданогорассматривалось движимое и недвижимое имущество, которое жена «приносила» с собой, вступая в супружеское сообщество для помощи мужу в житейских нуждах и супружеских обязанностях. В формировании имущественной базы молодой семьи участвовал и жених, получавший имущество через выдел . В Древнерусском государстве приданое включало в себя только движимое имущество (в виде украшений, денег, одежды и т. д.) и лишь с XIII в. его элементом стала выступать недвижимость. Во второй половине XVI в. регламентация состава приданого предполагала, что в приданое запрещалось передавать более половины вотчинных земель или же давать в приданое родовую собственность; жалованные земли приравнивались к купленным и могли свободно входить в приданое. Поместья из приданого исключались, но с 20-х годов XVII в. распространилась практика вступления в брак дочерей служилых людей с прожиточным поместьем . Имели место и случаи, когда муж «входил» в дом жены и, соответственно, «приносил» с собой имущество, судьба которого была аналогична приданому жены. «Приносить» имущество при вступлении в брак могли и оба супруга. В Московском государстве приданое оформлялось на мужа и являлось общим имуществом супругов. Начиная с XVIII в в законодательство внедряется принцип раздельности имущества супругов, в соответствии с которым приданое становится личной собственностью жены . Причем закон отделял приданое даже от кровных родственников женщины . Только в Черниговской и Полтавской губернияхприданое, хотя формально и считалось исключительной собственностью жены, находилось в общем владении и пользовании супругов .

Имущество становилось приданым только при условии оформления его посредством особой сделки, закреплявшейся рядной записью. Рядная содержала точное описание каждого предмета, вошедшего в приданое, а в случае необходимости служила основанием для реституции приданого. Любой дар родители могли облечь в приданое . В 1702 г. рядные записи были заменены росписями приданого, и был закреплен запрет использовать условие о неустойке в случае отказа от вступления в брак . Запрещались любые иски о возмещении убытков, причиненных отказом вступать в условленный брак , что породило вопрос о возможности использования брачных договоров. Так, если супруги заключали договор, который не влек самовольного разлучения супругов, то он признавался законным . Кроме того, если приданое включало в себя недвижимое имущество, то росписи приданого подлежали обязательной регистрации . Помимо этого, в рядной записи, как правило, фиксировался отказ дочери от наследования после родителей .

В Российской империи приданное могло определяться родителями, посторонними, а в редких случаях и самой невестой . К имуществу, передаваемому в качестве приданного предъявлялся ряд требований. В частности, (1) необходимо было четко обозначать имущество в описи (определять род и качество недвижимого имущества, указывать цену движимого имущества, точную сумму наличных денежных средств или сумму денежных средств в долгах по заемным документам); (2) до выдачи приданного ответственность за его сохранность возлагалась на лицо, его выдающее; (3) в случае просрочки выдачи приданного муж был вправе требовать выплату неустойки со дня заключения брака до момента исполнения обязательства; (4) в качестве приданного могло передаваться только имущество, существовавшее на момент передачи (имущество, которое, возможно, перейдет в собственность не учитывалось); (5) во время нахождения в браке приданное не могло быть уменьшено или увеличено; (6) все имущество совершеннолетней должно было входить в приданное, кроме части, предназначенной для уплаты долгов, возникших до брака (причем, такие долги необходимо было указывать в описи приданного).

В исключительных случаях закон предусматривал право местных властей обязать отца «к выдаче в замужество и даче в приданое по своему состоянию». Подобное допускалось, если девушка достигала возраста 25 лет, а ее отец не предпринимал никаких действий для выдачи ее замуж.

К началу XVIII в. в России окончательно утвердился принцип раздельности имущества супругов. Указ 1716 г. закреплял, что: «ея недвижимое имущество и движимое, с чем она шла замуж за него, или по родству ей данное, по свидетельству письменному, при ней да будет» . Аналогичные предписания существовали в указе 1731 г. . Несмотря на это, лишь в 1753 г. жена окончательно получает право распоряжаться своей недвижимостью без согласия мужа . В соответствии с принципом раздельности имущества супруги могли иметь и вновь приобретать отдельную собственность и распоряжаться ей по своему усмотрению, а также вступать в законные между собою обязательства . При этом, все действия, совершаемые от имени другого супруга, совершались только по доверенности.

Что же касается долгов каждого из супругов то в законе говорилось: «…в случае казенных взысканий с мужа, равно как и при описи в казну его имения, имущество жены остается неприкосновенным» . Единственным случаем привлечения имущества одного супруга для погашения долгов другого была несостоятельность , но только если супруг должника не мог доказать принадлежность ему конкретного имущества. Кроме того, некоторые виды имущества вообще не могли включаться в конкурсную массу (например, приданое; имущество, доставшееся по любым законным сделкам не от мужа) .

В Российской империи за законным мужем закреплялась обязанность содержать жену , которая сохранялась не только при совместном проживании , но и в случаях раздельного проживания, если это было вызвано виной мужа или же при его уклонении от возвращения жены в дом. В любом случае муж должен был предоставлять жене содержание. Величина содержания предполагала, что муж обязан был доставлять жене пропитание и содержание «по состоянию и возможности своей» .

Важную часть имущественных отношений супругов составляли отношения в сфере наследования. Правила наследования, закрепленные Указом 1714 г., фиксировали, что недвижимое имущество могло переходить только старшему ребенку или ближайшему родственнику . Такой порядок наследования просуществовал до 1731 г. Формальная сторона выделения вдове или вдовцу части имущества умершего определялась Сенатом .

В соответствии с положениями Свода законов Российской империи овдовевший супруг получал указную часть, состоящую из имущества и долгов умершего за исключением имущества, приобретенного мужем путем купли-продажи или полученного по наследству . Размер указной части оставлял четверть движимого имущества умершего и седьмую часть недвижимого . Как свидетельствовали источники, много вопросов на практике вызывала реализация права пережившего супруга требовать выдела указной части не только из имущества, собственником которого при жизни был супруг, но и из имущества, которое досталось бы ему в качестве наследства после отца .

Наследование по завещанию предполагало определение наследственной массы из имущества и долгов завещателя. Свободно завещать разрешалось только благоприобретенное имущество, тогда как передача родового имущества была значительно ограничена законом. Передача имущества по завещанию допускалась в собственность или в пожизненное владение , которое было запрещено в 1843 г. и вновь разрешено в 1862 г. . Завещание предполагало только письменную форму и составление с соблюдением всех формальных требований закона.

В диссертации отмечается, что для обеспечения вдов в Российской империи были предусмотрены и иные способы, например, пенсии вдовам государственных служащих, институт вдовьей казны, уход в монашество, дома призрения.

В заключении формулируются основные выводы и подводятся итоги исследования.

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих публикациях автора:

в издании, рекомендованном ВАК:

1. Алексеев А. А. Права лиц, вступающих в брак, на имущество родителей // Вестник Южно-Уральского государственного университета: Серия «Право». 2006. № 13 (68). Вып. 8. Т. 2. Челябинск: Южно-Уральский государственный университет, 2006. 0,3 п. л.;

в иных изданиях:

2. Алексеев А. А. Конфликты в сфере имущественных отношений супругов в Российской империи: сущность и порядок преодоления // Правовые механизмы предотвращения и преодоления социальных конфликтов: Материалы международной научно-теоретической конференции. Севастополь, 29–30 сентября 2006 года / Под общ. ред. Р. А. Ромашова, Н. С. Нижник. Ч. I. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006. 0,3 п. л.

3. Алексеев А. А. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество супруга в Российской империи: способ защиты права собственности или способ принуждения // Актуальные проблемы права собственности: теория и практика: Материалы круглого стола 26 октября 2006 г. Уфа: РИО БашГУ, 2006. 0,4 п. л..

4. Алексеев А. А. Супружество как правовое состояние: специфика имущественных правоотношений супругов в период Российской империи // Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ: Материалы VII международной научно-теоретической конференции Санкт-Петербург, 1–2 декабря 2006 года / Под общ. ред. Р. А. Ромашова, Н. С. Нижник. Ч. II. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006. 0,3 п. л.

5. Алексеев А. А. Предпосылки потребности в регулировании имущественных отношений супругов в период Российской империи и на современном этапе // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2007: Материалы IX Международной научно-практической конференции 29–30 марта 2007 г., Челябинск: Южно-Уральский государственный университет, 2007. С. 0,3 п. л.

 Решение № 144 от 1867 года // Законы и правила для составления домашних духовных завещаний и утверждения в правах наследства / Сост. А. З. Соколовский. СПб, 1886. С. 1–2; Решение № 302 от 1875 года // Там же.

 Свод законов Российской империи (далее – СЗРИ). Т. X. Ч. 1. СПб., 1857. Ст. 1069.

 Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб., 1999. С. 154.

 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М., 2005. С. 97.

 Загоровский А. И. Курс семейного права. М., 2003. С. 6.

 См.: Терлаич Г. Краткое руководство к систематическому познанию гражданского частного права России. СПб., 1810. С. 17–19.

 См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М., 2005. С. 236–237.

 Цветаев Л. Краткая теория законов. М., 1810. С. 132.

 См.: СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1857. Ст. 994–1000.

 Нижник Н. С. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в русской истории. СПб., 2006. С. 56–57.

 Полное собрание законов Российской империи (далее ПСЗ). Т. V. № 2789.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1842. Ст. 827.

 См.: Решение № 59 от 1870 года по делу супругов Мурашковских // Решения гражданского кассационного департамента. СПб., 1870. С. 114.

Решение № 118 от 1874 года по делу Вигрович с Деметьевой // Систематический сборник решений гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената за 1874 год. Материальное право / Сост. А. Книрим, Е. Ковалевский. Т. I. СПб., 1876. С. 190–191.

ПСЗ. Т. IV. № 1907.

 См.: Решение № 230 от 1877 года по делу В. Накутиса с И. Блажисом // Систематический сборник решений гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената за 1877 год. Материальное право / Сост. А. Боровиковский, В. Герард. Т. I. СПб., 1879. С. 35.

 См.: Решение № 309 от 1879 года по делу А. Епифановой с К. Епифановым // Решения гражданского кассационного департамента. СПб., 1879. С. 1234.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1842. Ст. 829.

Там же. Ст. 825.

 Государственный архив Свердловской области. Ф. 12. Оп. 1. Д. 1725. Л. 12.

ПСЗ. Т. V. № 3013.

ПСЗ. Т. VIII. № 5717

Указ от 14 июня 1753 года по делу А. Головиной // Новый памятник законов Империи Российской. Ч. 4. СПБ., 1826. С. 55.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1842. Ст. 111, 116, 119.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1832. Ст. 82.

 См.: Решение № 377 от 1874 года по делу Нечволодовой с Роговой // Систематический сборник решений гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената за 1874 год… С. 19–20.

 ПСЗ. Т. XXI. № 20138. Ст. 2.

См.: ПСЗ. Т. XXI. № 15379. Ст. 41; СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1842. Ст. 106.

 См.: Решение № 461 от 1868 года по делу супругов Вагнер // Систематический свод решений кассационных департаментов Сената 1866–1871 г. / Сост. А. Думашевский. Т. 1. СПб., 1872. С. 3–4.

 См.: Решение № 106 от 1893 года по делу Т. Лаврентьевой с Г. Лаврентьевым // Решения гражданского кассационного департамента. СПб., 1893. С. 284; СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1842. Ст. 108.

ПСЗ. Т. V. № 2789. Ст. 2.

ПСЗ. Т. V. № 2789. Ст. 2, 3.

 Государственный архив Российской Федерации. Ф. 248. Оп. 9. Д. 517. Л. 48.

 Решение № 171 от 1879 года по делу Л. Амилахваровой с О. Амилахваровым и К. Амилахваровым // Решения гражданского кассационного департамента. СПб., 1879. С. 735.

ПСЗ. Т. VIII. № 5717. П. 1.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1857. Ст. 1148.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1842. Ст. 976.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1857. Ст. 1011.

СЗРИ. Т. X. Ч. 1. СПб., 1844. Ст. 118.

 Правила передачи родового имения одним из супругов в пожизненное владение другого от 17 февраля 1862 г. // СЗРИ. Продолжение (1857 г.). СПб., 1863. П. 1. С. 105.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.