WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО В РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

НАУМОВА Елена Николаевна

 

СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО В РОССИИ:

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Владимир 2006


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:          доктор социологических наук, профессор

                                                     Морозов Валерий Михайлович

Официальные оппоненты:      доктор юридических наук, профессор

академик РАЕН

                                                     Щербакова Нина Викторовна

                                                     кандидат юридических наук

                                                     Коробов Сергей Евгеньевич

Ведущая организация:             Владимирский государственный

педагогический университет

Защита состоится «14» ноября 2006 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Большая Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___»__________2006 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

  кандидат юридических наук, доцент                                  В.В. Мамчун


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Современная российская государственность характеризуется сложным и противоречивым состоянием. Кардинальное реформирование, охватившее практически все сферы жизнедеятельности российского общества, заметно повлияло на переоценку социальной роли и предназначения государства. В качестве приоритетов провозглашены общечеловеческие ценности: демократия, свобода и равенство, гражданское общество, социально-правовая защищенность личности.

К числу несомненных приоритетов относится и идея социальной государственности, провозглашенная в ст. 7 Конституции РФ. Однако, если для развития демократии, обеспечения политической свободы личности государство сформировало прочный фундамент, то констатация факта наличия социального государства в России носит характер целеполагания.

Форсированное формирование рыночной экономики в России выявило множество негативных процессов и явлений, большинство из которых приобрели острый социальный характер. Болезненно проявились процессы адаптации большей части общества к новым экономическим, политическим и социальным реалиям. Четверть населения России продолжает существовать за чертой бедности . Серьезные трудности испытывает сегодня жилищно-коммунальное хозяйство во многих населенных пунктах страны. Эти и другие проблемы свидетельствуют о недостаточно эффективной социальной политике Российского государства. В связи с этим вполне очевидно, что именно государство, стремящееся стать социальным, должно взять на себя обязанность по устранению социальных проблем, порожденных экономическими преобразованиями. В свою очередь, определенный вклад должна внести и отечественная юридическая наука. Так, теоретико-критическое осмысление феномена, отражаемого в термине «социальное государство», выработка необходимых практических рекомендаций должны помочь воплотить идеи социальной государственности.

Следует отметить, что уже сегодня мы становимся очевидцами качественно новой социальной политики. Вопросы социального характера всегда находились в числе обязательных компонентов политического курса страны. В каждом ежегодном послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ обращается внимание на состояние и меры, предпринимаемые органами власти по решению данных проблем. Однако только в 2005 г. важнейшие направления социальной деятельности государства (здравоохранение, образование, жилье) приобрели статус национальных проектов. В своем очередном послании Президент РФ не только подтвердил решение власти о реализации вышеуказанных проектов, но и обозначил некоторые практические меры (например, параметры материально-финансовой поддержки материнства и детства) по их реализации . На этом фоне проблематика социального государства заметно актуализируется.

Необходимо принять во внимание и то, что отечественной наукой и практикой, особенно советской, накоплен внушительный теоретико-методологический и политико-практический опыт социальной деятельности, который далеко не всегда находит отражение в современной науке и используется на практике. Между тем критическое и творческое осмысление опыта социалистического строительства позволит избежать грубейших просчетов в социально-экономической политике, подобно тем, что были допущены в начале 90-х гг. прошлого века.

Степень разработанности темы исследования. Современной юридической наукой накоплен значительный теоретический материал по проблематике социального государства. Достаточно обстоятельно исследованы история идей о социальном государстве, его институциональные и правовые основы, его функциональная характеристика и иные параметры. Вместе с тем проблема соотношения конституционной идеи социального государства и практики ее реализации достаточно редко составляет предмет теоретико-правовых изысканий. Следует признать, что теория государства и права заметно отстает от конституционно-правовой науки в разработке проблемы социального государства. Между тем ее богатейшая методология исследования государства, его сущности, социального назначения, механизма, формы, структуры может быть продуктивно использована в решении проблем, возникающих в процессе становления социальной государственности в Российской Федерации.

Следует отметить, что термин «социальное государство» введен в научный оборот и в большей мере исследован представителями западной политико-правовой мысли (Дж. Роулз, Ф.А. Хайек, Л. Штейн, Л. Эрхард и др.). Видимо по этой причине «пальму первенства» в разработке идеи социального государства безоговорочно отдают зарубежной науке.

Вместе с тем социальная проблематика разрабатывалась и советскими учеными, однако в несколько ином терминологическом эквиваленте. То, что на Западе именовалось социальной проблематикой, в советской науке исследовалось в рамках учения о сущности, социальной роли и функциях государства. Среди ученых, внесших значительный вклад в разработку данного вопроса, следует отметить М.И. Байтина, А.Б. Венгерова, А.П. Глебова, А.И. Денисова, Л.И. Загайнова, Г.З. Инцкирвели, Л.И. Каска, В.М. Корельского, А.П. Косицина, Б.П. Курашвили, Л.С. Мамут, Г.Н. Манова, Л.А. Морозову, В.С. Нерсесянца, Л.В. Николаеву, М.И. Пискотина, В.С. Петрова, В.Д. Попкова, И.С. Самощенко, Н.В. Черноголовкина, В.Е. Чиркина, В.М. Чхиквадзе и др.

Отдельные положения отечественной теории социального государства получили развитие в работах таких авторов, как Е.М. Андреева, С.Ю. Анохина, С.В. Бабаев, В.В. Барбин, Ю.А. Иванова, Н.И. Кереселидзе, А.Н. Кононенко, А.В. Корнев, С.Е. Коробов, М.И. Лепихов,Е.С. Мазаева, А.Л. Пашуков, Д.В. Пожарский, В.А. Самойленко, А.А. Юнусов и др.

В то же время в рамках настоящей работы проблема социального государства в теории государства и права не рассматривается.

Объектомнастоящего исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе становления социального государства в России. Его предмет составляют теоретические и практические проблемы и противоречия, сопровождающие процесс реализации идеи социального государства в российском обществе.

Цель настоящей работы состоит в создании теоретической модели социального государства в России и механизма его реализации.

Достижение указанной цели предполагает выполнение следующих задач:

– анализ состояния научной разработанности категории «социальное государство» в юридической науке, ее адекватности отечественной политико-правовой действительности;

– определение теоретико-правовой природы и значения феномена социального государства;

– критическое осмысление содержания социальной функции Советского и современного Российского государства в контексте идеи социального государства;

– исследование правовых основ социального государства в России;

– описание институциональной составляющей механизма реализации социального государства в России;

– выявление и анализ основных проблем, сопровождающих процесс реализации социальной государственности в России.

Методологической основой исследования стала материалистическая диалектика и различные виды анализа в сочетании с функциональным и системно-структурным подходами. При исследовании механизма реализации социального государства весьма продуктивным оказался структурный синтез.

В процессе достижения цели, при решении задач исследования использовались также метод критики нормативно-правовых актов, формально-юридический метод и метод правового прогнозирования.

Теоретическую основу работы составили труды отечественных и зарубежных ученых в области философии, социологии, политологии, общей теории государства и права, конституционного, административного, финансового, бюджетного и других отраслей права.

Особое внимание было уделено работам по общей теории права (С.С. Алексеева, В.С. Афанасьева, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, В.Н. Бутылина, Н.Л. Гранат, В.Я. Кикотя, О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, Е.А. Лукашевой, Р.Х. Макуева, Н.И. Матузова, В.В. Оксамытного, А.С. Пиголкина, Т.Н. Радько, А.Г. Хабибулина, В.И. Червонюка, В.А. Четвернина и др.), в которых рассматриваются идеи, концепции и подходы, имеющие общеметодологическое значение.

Эмпирическую основу исследования составляют нормы Конституции Российской Федерации, закрепляющие основы социального государства, нормы иных нормативно-правовых актов различных отраслей права, детализирующие и конкретизирующие эти исходные конституционные положения, а также результаты конкретно-социологических исследований, опубликованные в печати, публикации в средствах массовой информации о практике реализации социального государства в условиях российской государственно-правовой действительности.

Научная новизна исследования заключается в том, что в настоящей работе проблема социального государства в России на современном этапе анализируется в теоретико-правовой плоскости. Диссертация содержит ряд теоретических положений, направленных на развитие общей теории государства и права в целом и теории социального государства, в частности. Наряду с этим в исследовании сформулированы конкретные практические рекомендации, направленные на повышение эффективности социальной деятельности органов государства.

Положения, выносимые на защиту:

1. В основе теоретической конструкции социального государства лежит институт прав и свобод человека в сфере социально-экономических отношений, в которых воплощены элементарные, жизненно необходимые интересы и потребности личности. В связи с этим теоретическое исследование сущности социального государства в отрыве от изучения эволюции и содержания института прав и свобод человека является методологически затрудненным.

2. При исследовании проблематики социального государства следует учитывать относительную «молодость» этой идеи на фоне многовековой эволюции института прав и свобод человека, поскольку в строго формальном смысле в отечественной политико-правовой практике и теории категория «социальное государство» существует немногим больше десяти лет.

3. Своим бурным развитием идея социального государства на Западе во многом обязана опыту социалистического строительства. При этом социальные издержки, неизбежно порождаемые неограниченным либерализмом, были компенсированы за счет критического и творческого восприятия достижений социализма в сфере гарантирования социально-экономических благ. В связи с этим, принимая во внимание общемировую эволюцию идеи социального государства, вполне уместным и обоснованным видится выделение социалистической модели социального государства.

4. Социальное государство – это существенная политико-правовая характеристика современного Российского государства. Его нельзя рассматривать только лишь как констатацию факта существования /отсутствия в современной России и на этой основе утверждать, что идея социального государства сегодня в политико-правовой практике не реализована. Социальное государство одновременно есть цель и деятельность по реализации этой цели и сами параметры (режим) государственной деятельности в целом, социальная направленность всех его функций.

5. Теснейшая связь между категориями «социальное государство», «социальная функция» и «социальная политика» дает основание сделать вывод о том, что социальная функция и социальная политика выступают основными средствами реализации идеи социального государства. При этом национальные проекты (здравоохранение, жилье, образование) являются «сердцевиной» содержания последних на современном этапе развития российской государственности.

6. Процесс реализации социального государства в России носит правовой характер. Под правовыми основами социального государства следует понимать совокупность нормативно-правовых актов (прежде всего Конституции РФ и законов), предметом регулирования которых выступают социальные отношения.

7. Реализация идеи социального государства невозможна без активного участия государства в лице его органов, т.е. институциональной составляющей, или организационной основы, под которой в работе понимается система государственных органов, компетенция которых относится к социальной сфере. В этот процесс в разной степени вовлечены органы всех ветвей и уровней государственной власти. При этом основная нагрузка ложится на органы исполнительной власти.

8. Реализация социального государства в современном российском обществе детерминирована комплексом различных факторов, в котором доминируют экономические, политические, идеологические и духовно-культурные факторы.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется сформулированными в настоящей работе выводами и обобщениями, имеющими общетеоретическое значение для теории государства и права, пополняющими ее понятийно-категориальный аппарат. Положения настоящей работы развивают теорию государства в целом и ее компонент – теорию социального государства, в частности.

Содержащиеся в диссертации выводы о деятельности органов государственной власти по осуществлению социальной деятельности могут быть использованы для дальнейшего более углубленного теоретико-правового исследования проблем государства, его функций, форм, механизма и иных характеристик.

Отдельные выводы и предложения могут быть использованы для развития научного исследования и практического совершенствования организационных и правовых основ осуществления политической, экономической, социальной, культурно-воспитательной, идеологической и других функций Российского государства.

Содержащиеся в исследовании теоретические конструкции и обобщения могут быть применены в системе юридического образования, преподавании и учебно-методическом обеспечении учебных курсов: «Теория государства и права», «Конституционное право», «Основы социальной работы».

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования выводов, обобщений и рекомендаций в деятельности государственного аппарата, в том числе социальных служб.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование выполнено и обсуждено на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России. По мере его подготовки отдельные результаты и наиболее проблемные положения обсуждались на заседаниях кафедры.

Кроме того, основные положения диссертации излагались автором на научно-практических конференциях и семинарах, проводимых во Владимирском юридическом институте и администрации Владимирской области.

Основные идеи, а также теоретические и практические положения данного диссертационного исследования отражены автором в трех научных публикациях общим объемом 1,0 п.л.

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность, рассматривается степень разработанности темы, определяются цели и задачи исследования, его методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрывается их научная новизна, указывается теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

Первая глава «Теоретические основы социального государства» включает три параграфа. В ней рассматривается  генезис представлений о социальном государстве, анализируется теоретическая конструкция социального государства в отечественной юриспруденции, исследуются социальная политика и социальная функция в контексте идеи социального государства в России.

В первом параграфе «Генезис идеи социального государства» диссертант обращает внимание на то, что анализ только теоретических конструкций без соотнесения их с воплощением на практике государственно-правового строительства мало продуктивен. Поэтому автор полагает, генезис идеи социального государства необходимо рассматривать также через призму законодательства, ориентированного на решение социальных проблем и деятельность государства по его реализации.

Идея социального государства коренится в идеологии либерализма, причем возникновение ее в определенной степени стало реакцией на противоречие между провозглашенной и активно реализовавшейся идеей свободы индивида и углубляющимся социально-экономическим неравенством. Социально-экономическая свобода одних, обернувшаяся несвободой для других, стала питательной средой для появления нового течения – социализма, – предполагавшего пожертвование свободой во имя равенства и социальной справедливости. Борьба противоположностей – либерализма и социализма – приводит к появлению некоего «среднего», «оптимального» соотношения конкурирующих идеологических течений, в качестве которого выступила идея социального государства.

Автор идеи Л. фон Штейн, считавший, что социальная сущность государства заключается в восстановлении равенства и свободы, в поднятии низших, обездоленных классов до уровня богатых и сильных, выдвинул ряд принципиальных положений, расширявших традиционное понимание социальной роли государства. Суть их сводится к тому, что государство призвано поддерживать абсолютное равенство в правах для всех общественных классов, отдельной частной самоопределяющейся личности  и посредством своей власти способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан, ибо в конечном счете развитие одного выступает условием развития другого.

В дальнейшем идея социального государства активно разрабатывается в политико-правовой доктрине. Обобщая существующие точки зрения на ее развитие и становление, диссертант приходит к выводу о возможности выделения в ее генезисе четырех периодов: 1) конец XIX – начало ХХ вв., когда в Германии, Великобритании, Франции и Швеции появляются первые законодательные акты социального характера о страховании, компенсации за увечья, пенсиях; 2) период, включающий две мировые войны, когда во многих странах (США, Великобритания, Франция и др.) принимаются программы социального страхования, возрастают расходы на медицинскую помощь и образование, на строительство дешевого жилья, а услуги по всем этим программам рассматриваются как один из элементов гражданских прав; 3) период, начинающийся после окончания Второй мировой войны и продолжающийся до начала 90-х гг. прошлого века, который характеризуется активным вмешательством государства в социальную сферу, максимальной реализацией страховых принципов, заметным повышением уровня жизни и социальной защищенности граждан развитых стран. По сравнению с предыдущим периодом функция обеспечения высокого уровня жизни всех членов общества становится доминирующей. Многие государства, восприняв идею социального государства, закрепили ее на конституционном уровне, применив термины «социальное государство» (Германия, Франция, Испания, Италия, Португалия, Турция и др.) или «государство всеобщего благоденствия» (Австрия, Великобритания, Норвегия, Швейцария); 4) с конца 90-х гг. прошлого века на Западе социальное государство начинает осознаваться как механизм, средство минимизации социальных контрастов и возникающих на их основе социальных противоречий. В этот же период западная концепция социального государства заимствуется отечественной политико-правовой доктриной и соответствующее положение закрепляется  в Конституции РФ 1993 г.

Анализ существующих в западной и отечественной правовой науке точек зрения относительно социального государства дает основания утверждать, что в «правовом измерении» оно связывается прежде всего с социально-экономическими правами, их нормативно-правовой фиксацией и деятельностью государства по обеспечению их реализации.

Формирование и развитие современной западной модели социального государства находились под воздействием целого ряда факторов экономического и политического порядка, в числе которых следует назвать экономические кризисы, спады и подъемы, Первая и Вторая мировые войны, борьба рабочих за свои права и др. Немаловажным фактором стала также практика социальной деятельности Советского государства, и прежде всего конституционное закрепление института социально-экономических прав. В работе отмечается, что при заимствовании западной концепции социального государства (уже даже на уровне терминологии) был забыт опыт социальной деятельности отечественного государства. В связи с этим автор согласен с идеей о том, что именно социально-экономические права были нашим достижением, от которого мы легко отказались (О.Е. Кутафин).

При рассмотрении соотношения идеи социального государства с идеей правового государства обнаруживается тенденция к отождествлению этих понятий (А.В. Зарицкий, Е.А. Лукашева). Соискатель считает подобное отождествление не вполне оправданным, поскольку, несмотря на тесную взаимосвязь правового и социального государства, они все же характеризуют различные аспекты государственного бытия: правовое государство – политико-правовой, а социальное государство – социально-экономический. Поэтому есть все основания согласиться с мнением авторов, считающих, что социальное государство выступает в качестве одной из моделей правового государства.

Во втором параграфе «Социальное государство как теоретическая конструкция в отечественной юридической науке» диссертант обращает внимание на наличие в отечественной юриспруденции различных взглядов на проблему сущности и содержания социального государства и отсутствие общепринятой дефиниции этого феномена.

Отмечается, что социальная проблематика в деятельности государства всегда находилась в поле зрения юридической науки. В советском правоведении вопросы, связанные с оказанием государством социальных услуг обществу, исследовались в рамках теории функций государства. В трудах отечественных ученых, чьи идеи составляют основу этой теории, значительное внимание уделялось социальному направлению деятельности государства. При этом одни авторы рассматривали воздействие на социальную сферу как элемент хозяйственно-организаторской функции – функцию регулирования меры труда и потребления (Л.И. Каск, Н.В. Черноголовкин, В.В. Николаев и др.), другие отстаивали самостоятельность этой функции (М.И. Байтин). Диссертант делает вывод о том, что, несмотря на отсутствие термина «социальное государство», в работах отечественных ученых речь, по существу, шла именно о нем. Сегодня можно утверждать, что накопленный теорией функций материал до настоящего времени не утратил своего гносеологического и методологического потенциала и вполне может быть использован при дальнейшей разработке проблематики социального государства в современных условиях.

Далее в работе рассматривается практика реализации функций Советского государства в социальной сфере. Диссертант приходит к выводу о том, что Советское государство, не позиционирующее себя как социальное, было более «социальным», нежели современное Российское. Более того, обобщение результатов исследований функционирования Советского государства в социальной сфере, несмотря на издержки, позволяет говорить об особой разновидности (модели) социального государства –  социалистической.

Анализ современных работ, в которых так или иначе затрагивается проблематика социального государства, свидетельствует, что отечественные юристы опираются на теоретическую модель социального государства, сформированную западной политико-правовой мыслью, редко упоминая при этом о значительном влиянии опыта Советского государства на развитие этой доктрины на Западе.

Данный анализ позволяет выделить два методологических подхода к пониманию социального государства. В рамках первого исследование осуществляется через призму социально-экономических прав и свобод человека (Е.А. Лукашова, Е.В. Киричек, В.В. Барбин, А.Н. Кононенко, Е.Н. Бырдин), в рамках второго – в контексте изучения социальной функции государства (С.Е. Коробов, А.З. Маликова, Н.Т. Шестаев, М.А. Бухтерева, А.В. Сим и др.). При этом более продуктивным представляется интегративный подход, в рамках которого должны учитываться как характеристики социальной функции (ее объем, содержание и формы), так и характеристики, связанные с обеспечением социально-экономических прав и свобод.

Диссертант отмечает, что большинство авторов полагают, что социальное государство в России выступает в большей степени как должное, нежели сущее. Однако рассматривать социальное государство только лишь как результат деятельности не совсем верно. В таком случае то, что происходит с другой конституционно закрепленной характеристикой Российского государства – правовым государством, которое в силу несоответствия представлений о должном и сущем в российской политико-правовой мысли, – обречено находиться в состоянии формирования еще неопределенный срок.

Социальное государство в России – это не только цель, идеальный образ предполагаемого результата деятельности государства, но и сама эта деятельность. Социальное государство (как и правовое) подразумевает некие цели (реальные на данном этапе развития общества и государства), вытекающие из них задачи. Они, в свою очередь, предопределяют круг обязанностей государства в социальной сфере и задают ему определенный режим функционирования. Соответственно возникает вопрос: что выступает критериями оценки степени социальности государства?

Если говорить о формальной стороне, то уже на уровне декларирования значительным прорывом вперед является факт закрепления в Конституции РФ не столько положения о том, что государство является социальным, сколько положения о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Именно в таком порядке: человек, а затем уже его права. Не права человека, а сам человек! Другими словами, человек – мера всех вещей. Сфера социального в узком смысловом значении – это сфера отношений, связанных с удовлетворением первоочередных, насущных потребностей человека, тех, которые позволяют ему чувствовать себя человеком и быть им.

Для оценки «качественной составляющей» социальной сферы общества и формирования целостной и максимально объективной картины социального государства в России следует прежде всего исходить из анализа фактически осуществляющегося государственно-правового воздействия в социальной сфере, исследованию которого посвящена следующая часть работы.

Третий параграф «Социальная функция и социальная политика в контексте идеи социального государства в современной России» начинается с рассмотрения соотношения социальной политики и социальной функции государства. При этом диссертант отмечает, приходится сталкиваться с определенными методологическими трудностями, обусловленными тем, что социальная политика и социальная функция конструируются через понятие «деятельность государства», для преодоления которых предпринимается анализ содержания понятий, отражаемых в этих терминах. На его основе автор приходит к выводу о возможности двухаспектного понимания социальной политики государства.

В широком смысле социальная политика – это стратегия и тактика государственного воздействия на социальную сферу, деятельность по формулированию целей, выбору приоритетов, определению путей их достижения, своего рода «мобилизующая» деятельность по привлечению различных средств для достижения соответствующих социальных целей. В числе этих средств можно рассматривать социальную и иные функции, хотя именно социальная функция является ведущим, основным инструментом реализации социальной политики. Иные функции (их компоненты, подфункции, например, налоговые льготы спонсорам социальных программ и проектов) рассматриваются в качестве таковых в той мере, в которой они обеспечивают прямо или косвенно реализацию целей социальной политики.

Вместе с тем социальная функция, понимаемая как предметно-обусловленное, «магистральное» направление деятельности государства, включает в себя и политический компонент, характеризующий качество государственно-правового воздействия на те или иные «участки» социальной сферы: жилищную политику, политику в области здравоохранения  и др. Это, в свою очередь, дает основания говорить об узком смысловом значении термина «социальная политика». В связи с этим, отмечает диссертант, вряд ли можно признать обоснованными попытки характеризовать Россию в качестве социального государства, основываясь только лишь на наличии у государства социальной функции. Последняя в более или менее развитом виде свойственна любому государству, даже в том случае, когда ее содержание сводится к удовлетворению требований «хлеба и зрелищ».

Отмечается, что идентифицировать Российское государство в качестве социального следует не через наличие соответствующего конституционного положения и социальной функции, а через качество социальной политики государства, а также объем и содержание его социальной функции.

Для этого предпринимается попытка структурного анализа социальной функции и механизма ее реализации. Анализ существующих подходов к исследованию структуры социальной функции позволяет выделить в ее составе три основные подфункции: 1) политика в области социальной защиты (поддержки) так называемых «социальных аутсайдеров»: инвалидов, ветеранов, многодетных и молодых семей, детей и т.д.; 2) политика в области здравоохранения; 3) жилищная политика.

Далее в работе рассматривается механизм реализации социальной функции. Принимая во внимание имеющиеся в юридической науке точки зрения, диссертант предлагает собственную теоретическую конструкцию рассматриваемой категории: система взаимосвязанных между собой элементов, обеспечивающих масштабность, результативность и легитимность государственно-правового воздействия в социальной сфере.

Автор обосновывает структуру и элементный состав рассматриваемого механизма: 1) организационную составляющую (организационные основы) государственной деятельности в социальной сфере; 2) правовую составляющую (нормативную основу), сообщающую легитимность государственно-правовому воздействию на общество; 3) систему целей и задач, преследуемых государством и образующих в сумме стратегию социальной функции; 4) совокупность принципов и методов реализации той или иной деятельности, в совокупности представляющих тактику осуществления социальной функции.

Обобщая результаты исследования, осуществленного в рамках настоящего параграфа, диссертант приходит к выводу о том, что социальное государство одновременно есть цель и деятельность по ее реализации, а также параметры (режим) государственной деятельности в целом, социальная направленность всех его функций. Реализация социального государства в российской государственно-правовой практике представляет собой сложный механизм, объединяющий в себе как динамические, так и статические элементы. Основой, «несущей конструкцией» последнего, выступает механизм реализации социальной функции Российского государства, который однако не исчерпывает всего многообразия составляющих его элементов. Действию и элементному составу этого механизма посвящается следующая глава диссертации.

Вторая глава диссертации «Механизм реализации социального государства в российском обществе» начинается с анализа теоретической конструкции, отражающей явление, составляющее предмет исследования первого параграфа этой главы «Правовые формы реализации социального государства в России». В нем отмечается, что претворение в жизнь конституционного положения о социальном государстве происходит в процессе и посредством разнообразных видов деятельности государства в социальной сфере. Деятельность является тем средством, с помощью которого формируется правовая (нормативная) основа социального государства, в ее процессе государственные органы реализуют стоящие перед ними стратегические и тактические цели социальной политики, решают практические задачи по воплощению требований социально ориентированного законодательства. Именно она выступает активным компонентом механизма реализации социального государства. Не разделяя высказанного в юридической литературе мнения о внеправовом характере социальной деятельности (Л.С. Мамут) и исходя из двуединой природы и сущности Российского государства (правовое и социальное), диссертант считает, что государственная деятельность в социальной сфере протекает главным образом в правовых формах.

Действие механизма реализации социального государства (далее – МРСГ) осуществляется в два этапа: правовая регламентация деятельности государства в социальной сфере и обеспечение реализации социального законодательства. Соответственно виды юридической деятельности (далее – ЮД), посредством которых обеспечивается каждый этап действия МРСГ, и составляют его элементы.

Правовая регламентация отношений в социальной сфере, определение задач и полномочий государственных органов и должностных лиц по реализации социального законодательства осуществляются посредством правотворческой деятельности. В МРСГ правотворческая деятельность выполняет праворегламентационную функцию, создавая общие параметры, модели государственного воздействия на социальную сферу. Она призвана прежде всего формировать и совершенствовать систему социального законодательства, правовую основу социального государства, устанавливать ориентиры и определять приоритеты в социальной политике, обеспечивая работу государственных органов в режиме социального государства. Важнейшая роль в этом принадлежит законотворческой деятельности.

Оценивая законотворческую составляющую МРСГ, соискатель обращает внимание на то, что в процесс создания социального законодательства недостаточно активно вовлекается само общество – главный адресат социальных программ государства. Референдум по вопросам социальной политики – крайне редкое явление, хотя согласно логике этого правового института с учетом степени важности и остроты социальной проблематики именно он способен выступать наиболее демократичной и легитимной формой решения важнейших социальных проблем, например таких, как сокращение (отмена) льгот. Можно предположить, что при вынесении вопросов, составляющих предмет правового регулирования печально известного «122-го закона», на всеобщее голосование степень и масштабы социального возмущения были бы сведены к минимуму. Безусловно, проведение референдума по отдельным проблемам социального характера (финансирование социальных программ, социальная защита отдельных категорий граждан РФ и др.) вряд ли можно рассматривать как эффективный способ решения социальных проблем. Однако при решении ключевых вопросов социальной политики народ вправе принимать непосредственное участие. Пренебрежение мнением общества является фактором, продуцирующим правотворческий риск.

В настоящее время, несмотря на имеющиеся в процессе правотворческой составляющей МРСГ определенные издержки, следует констатировать, что законодательная основа для функционирования социального государства в принципе создана и основная проблема заключается в его реализации. В связи с этим особую актуальность приобретают виды деятельности, обеспечивающие реализацию социального законодательства. Последняя осуществляется посредством правоприменительной (оперативно-исполнительной), правоохранительной и контрольно-надзорной деятельности.

В правоприменительной форме реализуется большая часть социального законодательства, поскольку в большинстве случаев граждане самостоятельно не могут воспользоваться предоставляемыми государством социальными благами. Решение практически любого социального вопроса требует активного действия уполномоченного государственного органа или должностного лица (решение о назначении пенсии, начислении пособия, приказ ректора о зачислении в вуз и др.). От эффективности правоприменительной деятельности в социальной сфере зависит, будет ли социальное законодательство реализовано или оно останется лишь пожеланием законодателя.

Вполне очевидно, что для функционирования Российского государства в режиме социального публичная власть обязана не только создавать и применять соответствующие нормы права, но и реагировать на случаи нарушения социального законодательства, прежде всего социально-экономических прав и свобод. К социальной проблематике это имеет самое непосредственное отношение.

Самостоятельное место в МРСГ занимает контрольно-надзорная деятельность. Она включает в себя государственный контроль, который в настоящей работе понимается как деятельность органов государства и его должностных лиц по обеспечению нормального, эффективного, целесообразного функционирования государства и общества, институтов посредством фактического выполнения социальных (прежде всего правовых) норм и сдерживания выявляемых отклонений (собственно контроль), и государственный надзор – деятельность специальных государственных юридических учреждений по обеспечению законности посредством реагирования на ее нарушения.

Государство, взяв на себя функцию гарантирования конституционных прав и обязанностей граждан в социальной сфере, вряд ли сможет их выполнить без организации и осуществления действенного контроля и надзора в этой сфере. Результативность социальной функции во многом зависит от эффективности государственного контроля и надзора. В МРСГ на этапе реализации социального законодательства отчетливо проявляется взаимодействие контрольно-надзорной функции и социальной функции государства.

Диссертант полагает, что приоритетными направлениями взаимодействия контрольно-надзорной и социальной функций должны стать следующие: политика в отношении социально незащищенных слоев населения в жилищно-коммунальной сфере; в области пенсионных отношений, в области здравоохранения и др.

Таким образом, в МРСГ находит свое выражение социальная политика государства, через него преломляются все функции государства и материализующие их виды ЮД, проявляется их социальная направленность.

Второй параграф «Институциональные основы механизма реализации социального государства в России» посвящен анализу организационной основы рассматриваемого механизма. В этом качестве диссертант видит совокупность органов государства, участвующих в осуществлении социальной деятельности.

Анализ компетенции, задач и функций органов Российского государства свидетельствует, что несмотря на то, что в процесс реализации социального государства так или иначе вовлечены все государственные органы, степень их участия в этом процессе неодинакова. Наибольший объем работы по осуществлению социальной деятельности, гарантированию социально-экономических благ выполняют органы исполнительной власти, поскольку в системе государственной власти она занимает доминирующее положение .

Деятельность органов исполнительной власти по реализации идеи социального государства осуществляется в различных правовых формах и проявляется как на этапе правовой регламентации, так и на этапе обеспечения реализации социального законодательства.

Несмотря на значительное количество нормотворческих полномочий, органы исполнительной власти различного уровня именно на этапе реализации социального законодательства выступают основной движущей силой МРСГ. Так, применительно к высшему органу исполнительной власти – Правительству РФ – это выражается: в обеспечении проведения единой государственной социальной политики, реализации конституционных прав граждан в области социального обеспечения, социальном обеспечении и благотворительности; принятии мер по реализации трудовых прав граждан; разработке программ сокращения и ликвидации безработицы и реализации этих программ; проведении единой государственной миграционной политики; реализации прав граждан на охрану здоровья, обеспечении санитарно-эпидемиологического благополучия; содействии решению проблем семьи, материнства, отцовства и детства, реализации молодежной политики; взаимодействии с общественными объединениями и религиозными организациями; развитии физической культуры, спорта и туризма, а также санаторно-курортной сферы.

Вместе с тем в системе органов исполнительной власти созданы и работают структуры, для которых социальная сфера жизнедеятельности общества выступает сферой воплощения их компетенции. Например, на федеральном уровне это Министерство социального развития и здравоохранения РФ и находящиеся в его ведении федеральные службы и агентства.

Разделяя мнение о различных уровнях функций исполнительной власти (К.С. Бельский, А.И. Бобылев, Н.Г. Горшкова, В.И. Ивакин, И.Н. Сивкова), диссертант отстаивает позицию, согласно которой социальная деятельность органов исполнительной власти не сводится только лишь к регулятивно-управленческой функции. В МРСГ в той или иной степени проявляются также и такие функции органов исполнительной власти, как охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также охрана прав и свобод личности.

Доминирующее положение органов исполнительной власти в процессе реализации социального государства не исключает и не умаляет участия органов, относящихся к другим ветвям – законодательной и судебной, а также к органам, являющимся элементами системы «сдержек и противовесов». Работа указанных органов по реализации социального государства проявляется на различных этапах действия МРСГ.

Органы законодательной власти РФ и субъектов РФ обеспечивают, главным образом, правовую регламентацию отношений в социальной сфере, определяют цели и задачи всех органов государства по реализации социального государства, однако, наряду с правотворческой деятельностью, они в пределах своих полномочий осуществляют и контроль над этим процессом.

Оценка роли судебных органов в МРСГ дает основания утверждать, что она в основном сведена к разрешению социально-правовых конфликтов, т.е. противоречий, возникающих в процессе реализации социальной функции (споры о компетенции между различными органами власти), осуществления личностью своих социально-экономических прав и свобод (нарушения указанных прав). В работе отмечается, что необходимым условием социального государства является развитая судебная система, способная эффективно защищать социально-экономические права и свободы граждан. Создание подлинно демократического общества, правого и социального государства невозможно без полноценной, квалифицированно и оперативно действующей судебной системы.

При анализе роли органов государственной власти в реализации социального государства в РФ автор не ограничивается выявлением только роли исполнительных, законодательных и судебных органов. В системе органов государственной власти созданы и функционируют контрольно-надзорные органы, в совокупности обоснованно претендующие на статус самостоятельной ветви власти. Несмотря на то, что многие государственные органы, осуществляющие ведомственный контроль, интегрированы в систему исполнительной власти, реализацию социального государства обеспечивают также и органы, осуществляющие контроль (надзор) на надведомственном уровне. К их числу диссертант относит Прокуратуру РФ, Счетную палату РФ, уполномоченного по правам человека в РФ, обеспечивающих правильность, законность, целесообразность социальной деятельности, реагирующих на нарушения социального законодательства.

Характеристика рассмотренных выше органов государственной власти и их роли в построении социального государства была бы неполной без анализа полномочий главы государства, занимающего особую, продолжающую оставаться дискуссионной роль в механизме государства и системе разделения властей. Анализ полномочий Президента РФ в социальной сфере, степени его участия в формировании социальной государственности дает основания утверждать, что в МРСГ этот институт выполняет арбитражно-интегративную функцию по отношению к органам иных ветвей власти. Участие Президента РФ в МРСГ в основном сводится к трем формам: 1) деятельность по формированию основных направлений государственной политики (целеполагание); 2) руководство деятельностью Правительства РФ, в том числе осуществляемой им программой социально-экономического развития страны; 3) президентский контроль, в том числе в сфере обеспечения социально-экономических прав и свобод.

Соглашаясь с мнением о том, что президентский контроль выступает стратегическим элементом в системе государственного контроля (А.М. Тарасов), диссертант считает, что он не только является его частью (компонентом), дополняющим другие виды контроля, но обладает и отличительным признаком: он обеспечивает их единство, взаимодействие с учетом координирующей роли Президента РФ в системе органов государственной власти.

Роль Президента РФ в МРСГ не сводится только к контролю. Также важна его деятельность по формированию основных направлений внешней и внутренней политики государства (ч. 3 ст. 80 Конституции РФ), которая выражается главным образом в его ежегодных посланиях Федеральному Собранию РФ. Анализ последних дает основания утверждать, что в настоящее время в социальной сфере проблемными и одновременно приоритетными направлениями деятельности Российского государства являются следующие: борьба с бедностью и повышение уровня жизни граждан в целом; решение демографических и миграционных проблем; решение вопросов пенсионного обеспечения в рамках реализации пенсионной реформы; решение проблем, связанных со здравоохранением; молодежная политика, в том числе борьба с наркоманией, детской беспризорностью, трудовая адаптация молодого поколения; решение жилищных вопросов; развитие отечественного образования; борьба с безработицей;  поддержка социальных «аутсайдеров» (определенных категорий пенсионеров, инвалидов и сирот); сообщение экономике (прежде всего крупному бизнесу) социальной ориентированности.

В последнем параграфе исследования «Теоретические и организационно-правовые проблемы формирования социального государства в современной России» рассматриваются связанные с реализацией социального государства проблемные ситуации, не имеющие на сегодняшний день однозначного научно-теоретического и организационно-практического разрешения.

В научной литературе, посвященной различным аспектам социального государства в России, отмечается, что процесс воплощения конституционного положения (ст. 7) о социальном характере российской государственности в современных условиях оценивается весьма неоднозначно. Не прекращается критика поспешности и непродуманности включения в текст Конституции РФ этого положения.

Вместе с тем, несмотря на издержки в практике его реализации, есть все основания утверждать, что современное Российское государство заметно приблизилось к формированию социального государства. Диссертант считает, что реализация социального государства происходит прежде всего за счет изменения концепции, объема и содержания социальной функции государства. Поэтому при анализе этого процесса необходимо учитывать прежде всего соотношение социальной функции с иными направлениями деятельности Российского государства. Основываясь на традиционной в отечественной науке так называемой единой классификации функций государства, в исследовании рассматривается эволюция социальной функции в ее связи с иными функциями Российского государства (экономической, политической, идеологической, культурно-воспитательной, охранительной). Выделение вышеуказанных функций государства позволяет соответствующим образом классифицировать причины и условия, негативно влияющие на процесс формирования социального государства в России. Несмотря на то, что процесс реализации социального государства детерминирован целым комплексом разнородных, разнонаправленных, но вместе с тем взаимосвязанных факторов, в основном речь должна идти об экономических, политических, идеологических, культурно-духовных, правовых факторах.

Соглашаясь с мнением о том, что действительная социальность государства зиждется в первую очередь на состоянии экономики, зависит от экономического благополучия страны (В.В. Оксамытный, А.Н. Кононенко), диссертант анализирует влияние экономических процессов последних лет на процесс реализации социального государства в стране. Результаты этого анализа дают основания утверждать, что пассивность государства в период приватизационных процессов, отсутствие контроля над происходящими в стране экономическими реформами оказали негативное воздействие на общество .

Весьма показательно, что доходы от приватизации на душу населения в 1990–1998 гг. составили в Великобритании и Италии в 20 раз, в Норвегии – в 33 раза, а в Австралии – в 47 раз больше, чем в России . По данным статистов, объем теневой экономики в России составляет приблизительно 38–45 % ВВП. Ряд независимых экспертов называют цифру 50 % и более. Для сравнения: Комиссия ЕС в Брюсселе опубликовала доклад, в котором указывается, что в скандинавских странах теневая экономика составляет до 5 % ВВП, в группе стран (Бельгия, Франция, Великобритания) – от 5 до 20 %, в ряде других (Греция, Италия) – более 20 % .

Безусловно, нельзя отрицать существования и позитивных результатов приватизации, однако при этом нельзя не признать правоту тех авторов, которые убеждены в том, что в действительности «обвальная» приватизация способствует не устранению опасностей и угроз, а появлению новых, причем в таком качестве, которое значительно осложняет решение задач обеспечения безопасности и осуществления эффективного контроля над преступностью (А.В. Корнев, В.В. Оксамытный, Т.Н. Радько, А.М. Тарасов, А.Н. Харитонов и др.).

Выход из сложившейся ситуации видится в усилении «социализации» экономики, дальнейшей интеграции экономической функции государства в МРСГ. В связи с этим вполне обоснованы предложения о необходимости поставить частную собственность на службу обществу (О.Е. Кутафин, В.Ф. Яковлев), в том числе и собственность, приобретенную в результате «криминальной приватизации».

Говоря еще об одной, не менее важной, проблеме экономического порядка в контексте реализации социального государства, необходимо отметить следующее. В последнее время Россия заметно укрепила свой экономический потенциал, что позволило главе государства обозначить не только национальные проекты, многие из которых носят ярко выраженный социальный характер, но обозначить конкретные параметры и меры по их реализации (материально-финансовое стимулирование рождаемости, корректировки в жилищной, образовательной и сфере здравоохранения). Однако столь смелые, по сравнению с началом 1990-х гг., шаги являются следствием экономики эксплуатации энергоресурсов и обусловлены благоприятной ценовой конъюнктурой на энергоносители (нефть и газ). Есть все основания для серьезных опасений за стабильность начатой социальной программы из-за резкого изменения цен на нефть и газ, поскольку иные резервы и потенциал экономического развития России пока еще не развиты. В связи с этим очевидна необходимость поиска иных, альтернативных, источников финансирования национальных проектов в социальной сфере.

Анализируя причины политического характера, диссертант отмечает, что все объективно существующие государственно-правовые явления и теоретические конструкции имеют в своей основе политический момент и феномен социального государства вряд ли составляет исключение. В связи с этим вполне очевиден вывод о том, что любой аспект сложного по своему содержанию процесса становления социального государства политически обусловлен. Процесс создания и реализации социального законодательства вне всякого сомнения политически окрашен и выражается в двух относительно автономных векторах: политика в сфере социального законодательства, связанная с формированием концепции социально-юридического воздействия, подготовкой квалифицированных юридических кадров и социальных работников; политика, осуществляемая при помощи социального законодательства (прежде всего Конституции РФ), которая выражается в правовом регулировании социальной сферы и соответствующей правоприменительной практике (А.В. Малько, К.В. Шундиков).

При осуществлении этой политики весьма полезным было бы заимствование не только зарубежного положительного опыта, но и сохранение преемственности в реализации социальной политики отечественного государства, поскольку использование только зарубежного опыта может привести к неожиданным и неоднозначным результатам.

Анализ идеологических факторов показывает, что запрет государственной идеологии (ст. 13 Конституции РФ) создал своего рода «идеологической вакуум». Провозглашенное же идеологическое многообразие привело к заполнению духовной сферы ценностями, чуждыми для российской культурной и политико-правовой традиции. Вместе с тем национальная идеология способна оказать положительное влияние на общество и государство, так как политически ориентированное и солидарное с властью общество более лояльно воспринимает деятельность государства, в том числе проводимые им реформы. Кроме того, солидарное с властью общество утрачивает свойство «бермудского треугольника», в котором пропадают политические инициативы. Вполне очевидно, что сегодня появилась необходимость выработки и утверждения национальной идеологии, компонентом которой стала бы и идеология социального государства. Представляется, что в нормативных актах, регламентирующих деятельность государственных органов, занятых в социальной сфере, должны быть закреплены положения об их разъяснительной работе. Органами государственной власти разного уровня должна осуществляться более масштабная пропагандистская и диагностическая деятельность, направленная на выявление состояния социальной восприимчивости к проводимым в стране преобразованиям и ее коррекцию.

Неотъемлемой частью жизни общества в целом и каждого человека в отдельности является культура. Анализ соотношения духовно-культурной сферы и социальной даже с точки зрения классификации прав и свобод человека и гражданина позволяет утверждать о наличии тесной связи между ними. Современное состояние российской культуры является весьма противоречивым, что вызвано кардинальными изменениями, произошедшими в последние десятилетия. Угроза культурной и интеллектуальной деградации российского общества перестает быть надуманной проблемой. Пагубные последствия насаждения элементов западной культуры проявились в духовном оскудении, интеллектуальном обеднении и нравственной деградации общества. При этом вышеуказанные процессы и явления экспансируют свое негативное воздействие и на иные сферы, стимулируя дальнейшее углубление социального кризиса (Д.А. Керимов, А.Н. Харитонов). Поэтому есть все основания считать, что негативные тенденции в сфере культуры выступают серьезным препятствием для реализации социального государства.

По мнению диссертанта, основными формами деформации социальной культуры являются: 1) низкий уровень социально-правовой энергии граждан, 2) низкий уровень политической (управленческой, публично-властной) культуры государственных чиновников, занятых в сфере социального обеспечения и социально-правовой работы, 3) низкий уровень правовой культуры в обществе, пронизывающий все плоскости правовой материи. Борьба с этой деформацией является одним из факторов, способствующих реализации социального государства. 

Таким образом, процесс реализации социального государства многоаспектен, противоречив и труден. Он не может происходить вне экономического, политического, идеологического и духовно-культурного контекстов. Так как только экономически, политически, идеологически и духовно сильное государство может считаться подлинно социальным.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются предложения по совершенствованию практики реализации социального государства в современной России.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

  1. Наумова, Е.Н. К вопросу о структуре социальной функции современного Российского государства / Е.Н. Наумова // Юридическая наука в трудах молодых ученых: сб. науч. ст. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2005. – 0,3 п.л.
  2. Наумова, Е.Н. Социальная функция как основное средство реализации социального государства в России / Е.Н. Наумова // Современная пенитенциарная наука: тенденции, перспективы развития: сб. науч. тр. / ВЮИ ФСИН России; редкол.: В.М. Морозов [и др.]. – Владимир, 2006.

    – 0,4 п.л.

  3. Наумова, Е.Н. Социальное государство в контексте идеи и практики социалистического строительства / Е.Н. Наумова // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2006. – № 3. – 0,3 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет 1,0 п.л.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Усл. печ. л. 1,63.                                                                  Уч.-изд. л. 1,57.

Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.


 


 

 

 

См.: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации // Рос. газ. 2003. 17 мая.

См.: Рос. газ. 2006. 11 мая.

В современных исследованиях приводится оценка, согласно которой 85 % государственной власти в России принадлежит исполнительной ветви власти, а Президенту РФ, Парламенту, судам, прокуратуре, другим органам в совокупности – порядка 15 %. Подавляющее большинство государственных органов являются исполнительными. См., напр.: Сивкова И.Н. Федеральные органы исполнительной власти в России (конституционно-правовой аспект). М., 2004. С. 3; Бобылев А.И., Горшкова Н.Г., Ивакин В.И. Исполнительная власть в России: теория и практика ее осуществления. М., 2003. С. 4.

Экономическая растерянность большинства населения и созерцательный характер отношения государства к процессам, происходящим в экономике, позволили «наиболее предприимчивым» гражданам завладеть и извлечь сверхприбыль из объектов государственной собственности (гидроэлектростанции, железные дороги, аэропорты, речные и морские порты, угольные шахты и карьеры и т.д.), на сооружение которых не одно поколение советских людей потратило практически всю жизнь. Так 85 % россиян владеют всего лишь 7 % национального богатства, а в руках небольшой группы лиц (их порядка 1500 человек, что составляет 0,00001 % от всего населения России) сосредоточено более 50 % национального богатства страны. См.: Ручкина Г.Ф. Финансово-правовое регулирование предпринимательской деятельности в Российской Федерации: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2004. С 3.

См.: Налоговая политика России: проблемы и перспективы / Под ред. И.В. Горского. М., 2003. С. 224.

См.: Есипов В.М. Организационно-экономический механизм противодействия криминальной экономике на этапе проведения рыночных реформ: Автореф. дис. …

д-ра экон. наук. М., 2004. С. 17.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.