WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Коррупция в системе государственной службы в России: истоки и тенденции (1992-2005 гг.)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

 

 

 

 


На правах рукописи

 

 

 

Музалевская Елена Александровна

 

 

 

Коррупция в системе государственной службы в России: истоки и тенденции

(1992-2005 гг.)

 

 

Специальность: 07.00.02 – отечественная история

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Москва 2006

 

 

 

 

 

 

 

 

Работа выполнена на общеуниверситетской кафедре истории Московского гуманитарного университета

 

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор,

   заслуженный деятель науки РФ Королев Анатолий Акимович

 

 

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

    Хутин Анатолий Федорович

 

кандидат исторических наук, кандидат экономических наук, доцент

    Плотникова Ольга Анатольевна

 

 

Ведущая организация:

Московский государственный университет

приборостроения и информатики

 

 

 

Защита диссертации состоится «22» сентября 2006 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 521.004.01 при Московском гуманитарном университете по историческим наукам по адресу: 111395, Москва, ул. Юности, 5/1, корп. 3, зал заседаний диссертационных советов (ауд. 511).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского гуманитарного университета по тому же адресу.

 

Автореферат разослан «    »  июля  2006 года

 

 

Ученый секретарь диссертационного совета 

 

Мацуев А.Н.

 

 

Актуальность темы исследования. Преступность как социальный феномен имеет определенные исторические корни, ее рост особенно заметен в условиях кризисных явлений в экономике и социальной сфере, ослабления роли государства; сращивание преступных элементов с должностными лицами приводит к коррупции. В действующей Концепции национальной безопасности РФ криминализация общественных отношений, рост организованной преступности названы в качестве основных факторов, создающих широкий спектр внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны [1] . В Послании Президента РФ Федеральному Собранию 10 мая 2006 г. указывалось: «…несмотря на предпринимаемые усилия, нам до сих пор не удалось устранить одно из самых серьезных препятствий на пути нашего развития — коррупцию» [2] . В интернет-конференции 6 июля В.В. Путин, касаясь вопроса коррупции, отметил: «…Она, собственно, постоянно сопровождает растущие экономики, страны переходного периода. Для России это стало, к сожалению, актуальным, на мой взгляд, еще и потому, что не только произошли капитальные изменения в экономике при переходе от плановой системы к рыночной, но и рухнула как бы прежня система моральных ценностей, советского времени. А государственный аппарат мало чем изменился» [3] . Собственно, исследованию этого процесса — разрастанию коррупции на постсоветском пространстве — в историческом аспекте, в период от распада СССР и прекращения действия советской плановой экономической системы до сегодняшнего уровня рыночной экономики, в условиях формирующегося гражданского общества и правового государства посвящено диссертационное исследование. Данная постановка исследования определяет его актуальность для исторической науки, а учет исторического опыта представляется важным для практических действий государства и общества по предотвращению коррупции во всех ее формах и проявлениях.

Различные источники определяют ежегодный объем взяток госчиновникам в пределах $15 млрд. [4] Коррупция подрывает доверие населения к власти, ее органам и представителям. Актуальность темы инициируется необходимостью усиления борьбы с коррупцией, выявления того, как шло ее распространение в исследуемый период, какие этапы проходило и какие формы принимало это явление, установления причин того, что уровень коррупции, несмотря на предпринимавшиеся государством и обществом меры, продолжает увеличиваться.

Состояние изученности проблемы. Изучением вопросов коррупции в России в силу их политико-правового характера занимались в основном юристы и криминологи. Как социальное явление коррупция осознается лишь в последние три-четыре десятилетия. В этой связи автор обратилась к работам, в которых ученые и специалисты высказывают суждения о сущности коррупции, дают ей научные определения. Большая часть этих работ издана за рубежом, где коррупция как социальный фактор разрабатывалась достаточно активно. Эти работы привлекают внимание диссертанта и потому, что они лишены идеологического «налета», рассматривают коррупцию как объективное явление, тенденцию, в определенной степени закономерность, в то время как в советской системе коррупция считалась исключением, единичным, а не характерным явлением. В данном случае при изучении и оценке отечественной и зарубежной историографии мы исходим из того, что в советской системе коррупция реально существовала, но, во-первых, в существенно меньших, чем в капиталистических государствах, размерах; во-вторых, она не воспринималась как явление, а, следовательно, борьба с ней была локальной, эпизодической, а не системной; в-третьих, разработка теоретических вопросов в большей степени велась западными учеными

Обращают на себя внимание разработки профессора Гарвардского университета Карла Иоахима Фридриха. Он рассматривал коррупцию в рамках «конвенционального» подхода как поведение, отклоняющееся от преобладающих в политической сфере норм и обусловленное мотивацией получения личной выгоды за общественный счет. Он оценивает коррупцию как явление почти однозначно негативное, «патологию политики», при которой это негативное явление затрагивает и государственных чиновников, и властные институты, как непременный спутник политики, а отсюда окончательная победа над коррупцией – задача утопическая, но это не исключает того, что ей нужно давать энергичный отпор, чтобы болезнетворные зародыши не распространялись и не разрушали политическую систему [5] . Подобные взгляды мы находим у Д. Саймона и Д. Эйтцена [6] . В то же время представители так называемой «ревизионистской» школы анализа коррупции Хосе Абуэва, Дэвид Бэйли, Натаниэль Лефф, Колин Лейес выступали против односторонне-негативистского подхода к коррупции как общественной патологии и утверждали, что коррупция может выполнять позитивные функции в плане интеграции, развития и модернизации обществ «третьего мира» [7] . Диссертантом подобные взгляды не разделяются.

Одним из ведущих специалистов в области исследования коррупции считается Сюзан Роуз-Аккерман [8] . Свои исследования она проводит в рамках экономического подхода к изучению коррупции и рассматривает ее как форму социального обмена, а коррупционные платежи — как часть трансакционных издержек; в данном случае коррупция связывается с чрезмерным вмешательством государства в экономические процессы. В то же время, как известно, в некоторых странах с довольно высоким участием государства в экономике коррупция невысока (например, в Дании). Подобные соображения получили отражение в теории коллективных благ М. Олсона [9] . М. Шабанова феномен коррупции рассматривает как «двусторонние солидаристские», не правовые взаимодействия — на высших уровнях властной иерархии это солидарность в незаконном расходовании средств бюджета, заключение заведомо убыточных для казны договоров, невыгодная для государства приватизация, принятие законов в интересах определенных групп [10] . Л. Косалс считает, что быстрый слом прежнего механизма, поощрявшего следование социальным нормам, и, следовательно, механизма санкций за их нарушение, ведет к «неформальной институционализации множества экономических феноменов», в частности, незаконной приватизация государственной собственности [11] .

С конца 90-х гг. издан ряд научных работ историко-правового характера, появилось множество журналистских публикаций, содержащих фактический материал по коррупции [12] . Представляют научный интерес исследования П.В. Седова, В.В. Астанина, Е.Г. Демы, Н.Ф. Демидовой, И.А. Голосенко, В.П. Кувалдина, А.Д. Сафронова, которые охватывают период XVII-XIX вв.; на основе исторического анализа чиновничества определяются причины появления коррупции, дается мотивация коррупционного поведения, выявляются противоречия в законодательстве. Эти работы дают возможность выявить исторические предпосылки распространения коррупции на современном этапе.

В работах Л.В. Астафьева, В.Ф. Кузнецовой, В.С. Комиссарова, Г.Н. Борзенкова [13] и др. предлагаются формулировки определения коррупции. Параллельно автор изучал определения коррупции, содержащиеся в правовых документах, в первую очередь международных [14] .Э.Н. Ожиганов разделяет современную коррупцию на бюрократическую и политическую, принудительную и согласованную, централизованную и децентрализованную [15] . Я. Кузьминов различает коррупцию в широком (нарушения должностным лицом своих обязанностей ради материального вознаграждения) и узком (взяточничество и чиновничье предпринимательство) смысле [16] .

Тем не менее, анализ историографии свидетельствует, что до сих пор не существует научного определения коррупции как социального явления. Тем более не существует определения, в котором была бы отражена зависимость коррупции от политического строя и истории государства в целом. Именно в отсутствии согласованного междисциплинарного определения, по нашему мнению, одна из проблем деструктурированного подхода к поиску адекватных мер противодействия коррупции. Среди научных трудов по вопросам коррупции диссертационные исследования в области юриспруденции [17] , социологии и экономики [18] . В большинстве случаев коррупция рассматривается с точки зрения права, но не как социально-историческое явление, присущее чиновничеству. Отдельно отметим диссертационные исследования В.В. Астанина и Е.И. Головановой [19] , которые носят историко-правовой характер, хотя в них исследуется период XVI-XIX вв. Ученые приходят к выводу, что коррупция как социальное явление была присуща государственно-служебным отношениям на протяжении всей истории существования аппарата государственного управления в России, они заключают, что победить коррупцию только мерами законодательного ограничения невозможно, что ее масштабы зависят от социально-политической и экономической ситуации — чем острее социальные противоречия в государстве, тем шире размах коррупции. Эти, как и другие исследователи, акцентируют внимание на том, что причинами коррупции в первую очередь становится слабость политической власти, противоречия и запоздалость законодательных решений.

Б.В. Волженкин выявляет механизм коррупционного поведения в рамках квалификации преступлений, связанных с должностными правонарушениями, отмечает, что характерными проявлениями коррупции в России являются совмещение государственными чиновниками должностей в органах власти и в коммерческих структурах; практика распределение государственных финансовых ресурсов [20] . Эта позиция разделяется и другими учеными [21] . В.В. Лунеев считает, что изощренное мздоимство и казнокрадство стало основной и перспективной статьей дохода на временных и неустойчивых государственных должностях, институированного (системного, неотъемлемого от основ государственно-служебных отношений) порочным российским деловым обычаем [22] . Н. Мельник дает расширенное представление о схемах коррупционного поведения, выделяет четыре основных принципа механизма коррупционной сделки [23] .

Ученые исследуют современное состояние коррупции [24] . В.В. Радаев говорит о трех моделях коррупции: монополистической, дерегулируемой, конкурентной [25] . М.Н. Афанасьев утверждает, что коррупция проистекает из особенностей властных структур России и укорененности в обществе патрон-клиентских отношений. Он выявляет тенденцию слияния в «единый лоббистский организм» на госкапиталистической основе ведомств и головных отраслевых корпораций, «приватизации» формально государственных институтов, превращения клиентарно-организованных частных и частно-корпоративных интересов практически в единственную действенную власть, показывает институциональные условия, влияющие на уровень коррупции [26] . Н.А. Катаев и Л.В. Сердюк выделяет чисто уголовную (в основном экономического характера) и политическую коррупцию, которую делят на отклоняющееся и преступное поведение [27] .

Вместе с тем в названных работах авторы не ставили целью проведение исторических параллелей, не охватывают весь спектр факторов, повлиявших на формирование коррупционной системы в государственно-служебных отношениях современной России.

По вопросам коррупции проводятся социологические и политологические исследования. Особый интерес представляют социологические исследования фонда ИНДЕМ [28] и Санкт-Петербургского Гуманитарно-политологического центра «Стратегия» [29] . Аналитики выявляют ряд тенденций, отражающих современное состояние проблемы коррупции, дают оценки экономических потерь от коррупции.

Историографический анализ литературы показывает необходимость создания исторических работ по вопросам коррупции в России [30] .

Объектом исследования является коррупция в системе государственной службы, с учетом социально-экономических, политических, культурных изменений произошедших в России на современном этапе.

Предмет исследования. Истоки, тенденции, этапы, направления распространения коррупции в системе государственной службы, а также ее влияние на развитие государственных институтов РФ в 1992-2005 гг.

Целью диссертационного исследования является изучение исторической динамики явления коррупции в системе государственной службы в России в контексте политических, экономических и социальных преобразований общества, проводимых реформ государственного управления в 1992-2005 гг.

Названная цель диссертационного исследования реализуется через решение следующих научных задач:

•Дать авторское определение понятия «коррупция» с учетом исторических тенденций ее развития.

•Выявить исторические предпосылки, обусловившие проникновение коррупции в систему госслужбы в конце ХХ – начале XIX вв.

•Выявить основные этапы, тенденции и направления распространения коррупции в системе госслужбы в период проведения демократических реформ.

•Проанализировать формы коррупционного поведения у госслужащих в 90 – начале 2000-х гг.

•Рассмотреть коррупцию как условие проникновения организованной преступности в систему государственной службы в 1992-2005 гг.

•Исследовать значение законодательных актов и других нормативных документов, определявших борьбу с коррупцией в системе госслужбы.

•Исследовать историко-правовое содержание государственной политики в плане борьбы с коррупционными проявлениями в 90 - начале 2000-х гг.

•Извлечь и сформулировать уроки, вытекающие из оценки тенденции развития коррупции и из исторического опыта антикоррупционной деятельности государства.

Научная новизна и наиболее значимые результаты исследования:

Осуществлено исследование исторических предпосылок, внутренних и внешних причин появления коррупции в России с учетом социокультурных и национальных традиций чиновничества. Автор обнаруживает исторические корни понятий мздоимства и лихоимства в сложившейся на Руси в Х-ХII вв. вассальной системе, прослеживает их определения на различных этапах истории.

Исследован процесс выработки и принятия законотворческих решений по ограничению подношений и одариваний (переросших со временем в открытое вымогательство) госчиновников. Выявлены социально-политические противоречия в государственном управлении — с одной стороны, власть стремилась ограничить незаконное обогащение чиновников, вводила законодательные меры борьбы с проявлениями коррупции, с другой, низкие оклады вынуждали чиновников прибегать к вымогательству, протокоррупционным действиям. Подчеркивается, что практика «кормления от дел», существовавшая в XVI-XVII вв., фактически была узаконенным способом личного обогащения чиновника и, несмотря на произошедшие в XVIII в. качественные изменения в системе государственного управления, традицию «кормления» искоренить не удалось, а с ростом управленческого аппарата коррупционные действия приобрели всеобъемлющий характер. Причина этого характерного именно для России явления, по мнению автора, в несовершенстве системы управления, поверхностности реформ, в традиционализме феодальной системы отношений, нерешительности обновления чиновничества. Автор выявляет отсутствие системы предупреждения коррупции и прослеживает эту тенденцию до современного этапа.

Изучив российскую историческую динамику, соискатель приходит к важному выводу — несмотря на качественные изменения в послеоктябрьской политической системе покончить с негативным наследием чиновничества (в т.ч. коррупцией) не удалось, видя причину этого, прежде всего, в глубоком проникновении коррупции в среду российских госчиновников, значительная часть которого, естественно, вошла в советскую систему управления, а подготовка новых управленцев являлась длительным и трудным процессом. Более того, на основе имеющихся документальных источников автор отмечает коррупционные проявления советских госслужащих даже коммунистов. Именно в том, что подобные проявления допускались незначительной частью советского аппарата, носили скрытный характер (приписки, незаслуженное премирование, лоббирование и пр.), что взяточничество рассматривалось как исключение и априори не были свойственно социалистической системе, автор усматривает практически отсутствие в советской законодательной базе мер борьбы с коррупцией, хотя существовала система уголовного наказания за преступления, совершаемые с использованием должностного положения, общественного и партийного порицания. Выявлено, что факты коррупции советского чиновничества во многом обусловливались авторитарным режимом, полным огосударствлением экономики.

Диссертант делает вывод, что современная систем коррупции госаппарата по масштабам, формам проявления существенно отличается от всего предшествующего периода отечественной истории. Ликвидация советской государственной системы и руководящего положения компартии создали базу для массового развития существовавшей в советской системе госслужащих коррупции, с одной стороны, а с другой —  переход к рыночной системе, причем в худшей ее форме, открыли новые сферы коррупции: незаконное присвоение (приватизации) государственной собственности, широкое проявление лоббирования олигархических, клановых интересов, поддержка и финансирование политических структур в обмен на проникновение коррумпированных чиновников во властные структуры, на развитие своего бизнеса. Особенностью коррупции в современной России является ее институциональный характер, формирование коррупционных сетей, фактическое существование второй (неофициальной) власти, основанной на коррупционных связях, проникновение во все сферы управления, в том числе в социальные сферы (образование, медицина, силовые структуры, армия и т.д.), в результате чего ставится под угрозу деятельность государственных институтов и национальная безопасность.

В исследование коррупция признается фактором системного кризиса современной России. Утверждается, что одной из самых опасных форм политической коррупции является электоральная коррупция, приводящая к формированию коррумпированной законодательной ветви власти. Выявляются три периода формирования электоральных коррупционных отношений: финансирование избирательных компаний, подкуп действующих политиков, формирование регионов корпораций путем выдвижения во власть представителей олигархического капитала.

В диссертации автор выявляет взаимосвязь и взаимовлияние коррупции и организованной преступности. При этом диссертант определяет коррупцию и как следствие организованной преступности, и как причину ее развития. В результате такого своеобразного дуализма борьба с коррупцией и организованной преступностью должна вестись одновременно, параллельно, взаимосвязано. Отмечается, что коррупционные связи, созданные преступными сообществами в различных сферах государственного управления, способствуют выходу российских организованной преступности на транснациональный уровень, препятствуют экономическому и политическому сотрудничеству России на государственном уровне с зарубежными государствами. Автор приходит к выводу, что внутри самих государственных органов формируются организованные преступные сообщества, непосредственно не связанные с уголовным миром, однако по своей структуре, направленности действий и конечным целям характеризующиеся всеми признаками оргпреступности.

В диссертации на основе исторического исследования представлено авторское виденье механизма преступного коррупционного поведения, дано унифицированное определение коррупции.

Источниковая база исследования включает опубликованные и неопубликованные документы и материалы.

Важными источниками исследования являются законодательные и нормативные акты, постановления, решения государственных и общественно-политических структур. Вводятся в научный оборот документы и материалы Государственной Думы ФС Российской Федерации и Региональной общественной организацией «Лига предпринимателей и руководителей предприятий безопасности». Изучеены варианты проектов федерального закона о борьбе с коррупцией, аналитические материалы и пояснительные записки, подготовленные в ГД, в том числе в Комитете по безопасности и Комиссии по противодействию коррупции. Для учета мировых тенденций в сфере борьбы с коррупцией  привлечены международные акты, документы ООН, Совета Европы, исследования международной организации Transparency International (Международная Прозрачность), статистические данные Интерпола.

В качестве источника получения официальных данных о состоянии преступности использованы аналитические и статистические материалы МВД РФ. Для уяснения государственной антикоррупционной политики  использовались материалы научно-практических конференций по вопросам борьбы с коррупцией.

В качестве источника автор использовал  аналитические и социологические исследования в области коррупции фонда ИНДЕМ (Информатика для демократии), центра «Стратегия», Центра Стратегических Международных Исследований.

Широко использованы периодическая печать, как общего, так и специального характера, материалы Интернет.

Методологическую и теоретическую основу исследования составляет методологические принципы и методы исторического исследования. Главенствующее значение имеют принципы историзма и объективности. Основными методами являются системный, историко-сравнительный и проблемно-тематический методы. Изучение такого сложного социального явления, как коррупция, осуществлялось в рамках социокультурных традиций России.

Для выявления и описания видов и механизмов коррупции применялся метод историко-сравнительного анализа. Для воспроизведения особенностей трансформации, развития, форм проявления коррупции привлекались данные таких научных дисциплин, как социология и политология, экономика, юриспруденция, криминология. Вместе с тем диссертация выполнена при соблюдении всех критериев отечественной истории. Автор исследовал научную проблему в исторической эволюции и динамике. Это потребовало использования хронологического, социально-психологического и других методов анализа и описания.

Хронологические рамки диссертационного исследования – период между 1992 и 2005 гг. Это время интенсивного проникновения коррупции в сферы государственного управления, становления коррупционных сетей, институализациии коррупции, сращивания ее с организованной преступностью, формирования новых видов и форм проявления, трансформировавшихся из ранее существовавших в Российском государстве с учетом изменений в политической и экономической сферах.

Апробация исследования. Диссертация была подготовлена и обсуждалась на общеуниверситетской кафедре истории Московского гуманитарного университета. Основные теоретические и практические положения диссертации изложены в публикациях и докладах автора на заседаниях кафедры и научных конференциях аспирантов и докторантов Московского гуманитарного университета в 2004-2005 гг. О результатах исследования информировались члены Комитета по безопасности и Комиссии по противодействию коррупции Государственной Думы ФС РФ.

Практическая значимость исследования. Материалы диссертационного исследования могут служить концептуальной базой для совершенствования отдельных тем в рамках общих и специальных курсов по современной отечественной истории и их использованию в преподавательской практике и различных учебных пособиях. Содержащиеся в диссертации выводы и обобщения позволяют создать целостное представление о коррупции в России в ее историческом развитии: предпосылках возникновения, изменениях форм проявления, происшедших в ходе исторического развития бюрократической системы и общества в целом. Представляется что, эти выводы могут создать основу для выработки более эффективных методов борьбы с коррупцией в России.

Структура исследования: Введение, три раздела, Заключение, Список использованных источников и литературы, Приложения.

Раздел 1: «Коррупция как социально-историческое явление». Исследования зарубежных и отечественных ученых показывают, что коррупция появилась, как только возник управленческий аппарат. Шарль Монтескье (1689-1755) писал: «...известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела» [31] . Эти слова просветителя всецело подтверждены историей.

Диссертант обращается к истории возникновения официального государственного осуждения «приподношений». Первое упоминание о посуле как незаконном вознаграждении за осуществление официальных властных полномочий в законодательстве Руси связано с Двинской уставной грамотой 1397-1398 гг. В 1397 г. в Псковской Судной грамоте понятие «посула» употребляется в смысле взятки [32] . Дальнейшее ограничение коррупционных действий принадлежит Ивану III в Судебнике 1497 г [33] . Его внук — Иван Грозный впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках [34] . Взяточничество осуждалось и в Соборном уложения 1649 г [35] ., которое действовало более двух веков. В российских правовых документах коррупционное поведение лиц, состоявших на госслужбе, именовалось «лихоимством».

В основе преподношений чиновнику лежала «почесть» как форма добровольного приношения, существовавшая со времен Киевской Руси и призванная выразить уважение к тому, кто ее удостаивался. Этот обычай, существующий и поныне, есть не что иное, как видоизмененная практика подношений средневековой Руси [36] . В XVII в. происходит трансформация подношений в мздоимство («почесть» все более приобретала значение разрешенной взятки, законодательно не запрещенной в допетровской Руси).

Практика «кормления от дел» была частью государственной системы содержания чиновничества в XVII в. В отличие от «почести» и платы «за работу» «посул» был запрещен законом как взятка (в современном смысле слова). Законодательство XIVVI вв. запрещало «посулы», понимая под ними подношения, связанные с неправильным решением дела. Однако в XIVVII вв. не регламентировались и даже не упоминались «почесть» и подношения «за работу», которые таким образом молчаливо разрешались. В допетровской Руси местная власть – воеводы и их штат – казенного жалованья от московской власти не получала и устанавливала поборы на собственное содержание. Финансовые трудности государства не позволяли регулярно платить даже минимальное жалованье. Отсюда можно заключить, что государственная власть толкала чиновника на произвол и поборы. В XVIII в. институт «кормления» был признан пагубным. В диссертации рассматривается губернская реформа Петра I 1708 г., достижением которой была организация государственной службы за жалованье. Автор отмечает значение  Указа Петра 1 «О воспрещении взяток и посулов» (декабрь 1714 г.), в котором взяточничество квалифицировалось как преступление, подлежащее строжайшему наказанию [37] . Исследованный материал позволяет говорить, что борьба с коррупционными преступлениями занимала важное место в государственной внутренней политике Петра I. В плане исторического урока важное значение имеет свидетельство выдающегося исследователя отечественной истории С.М. Соловьева [38] о том, что Петр I старался всеми возможными методами и средствами навести порядок в делах государственной службы, воздействуя на мздоимцев, лихоимцев и вымогателей, однако принимаемые меры положительного эффекта не давали [39] . Указ Петра I «О воспрещении взяток и посулов» был развит в законодательных актах правительств Екатерины II, Александра I, Александра III и других государей. Однако фактами коррупции, казнокрадства и взяточничества перенасыщены все последующие царствования вплоть до последнего императора. Взяточничество прочно оставалось негласной статьей доходов чиновников всех рангов. На протяжении XVIII в. расширялся круг коррупционных правонарушений — к взяткам приравнивались незаконные поборы с населения при сборе податей, принесении присяги, оформлении документов, вымогательство. Особая борьба была против казнокрадства, растраты казенных денег, своеобразным составом преступления против казны считалась расточительность, появился новый вид лихоимства – подлог. Однако ни репрессии Петра I, ни снисходительность Екатерины II не привели к искоренению лихоимства и мздоимства. Основным средством борьбы с продажностью чиновничества признавалось создание правовой базы, повышение денежного содержания госслужащих, установление соразмерных с должностным нарушением мер наказания. Диссертант счел необходимым подвергнуть подробному анализу Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (закон имел главу «О мздоимстве и лихоимстве») и его действенность в борьбе с коррупцией вплоть до 1917 г.

В диссертации обращается внимание на то, что во второй половине XIX в. появились первые теоретические научные исследования коррупции, возникла социология чиновничества. Принципиально важен вывод исследователей о том, что подкуп административного лица стал устоявшейся  традицией российского государственного быта. П. Берлин в 1910 г. отмечал, что взяточничество «неразрывно слилось и срослось со всем строем и укладом политической жизни» [40] ; он также отмечает, что  «Стремясь привязать к себе чиновничество крепкими узами... правительство сквозь пальцы смотрело на обогащение с помощью взяток и обмана казны».

В эпоху расцвета капитализма коррупция пускала глубокие корни среди чиновничества. В этой связи определенные надежды давала смена политического строя в результате Октябрьской революции. Известны высказывания главы Советского государства В.И. Ленина о необходимости искоренения взяточничества и строгого наказания взяточников и других лиц, причастных к этому преступлению. Старые кадры несли с собой укоренившиеся традиции, в том числе в сфере коррупции, а новые еще не были сформированы. Уже 8 мая 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял Декрет о «О взяточничестве», а 16 августа 1921 г. декрет «О борьбе со взяточничеством». По мнению автора, декреты по борьбе с взяточничеством явились хорошей базой для установления соответствующих норм Уголовного кодекса РФСФР. Вместе с тем нэп сопровождался значительным увеличением взяточничества, коррупция была и в среде частного предпринимательства. «Взяточничество охватило, как будто тисками, все наши хозяйственные учреждения», — писал руководящий работник юстиции И. Славин [41] . Диссертант обращается к постановлению СНК от 21 декабря 1922 г., утвердившем «Временные правила о службе в государственных учреждениях и предприятиях», существенно ограничившим возможности совмещения государственной службы с коммерческой деятельностью [42] , анализирует ударные кампании по борьбе с взяточничеством и данные по числу осужденных. 

На рубеже 60-70-х гг. ХХ в. коррупция проникла в структуры правящей партии, усиливалась экономическая и должностная преступность. Автор дает оценку влияния зачаточных форм рыночных отношений при сохранении в руках государства важнейших рычагов управления на широкое развитие коррупции. Известный экономист Е.Т. Гайдар отмечал, что «система получастной полyгосударственной экономики с мощным элементом бюрократического регулирования есть идеальный питательный бульон для бак­терий коррупции» [43] . В этот период широко распространены нелегальная перепродажа дефицитных товаров (спекуляция) работниками торговых и иных организаций; взятки и иные злоупотребления должностных лиц, отвечающих за распределение потребительских благ; взяточничество в системе образования; труд шабашников; приписки в отчетности. Коррупция превращается в социальный институт, элемент системы управления, тесно взаимосвязанный с другими социальными институтами — политическими, экономическими, культурологическими. Институционализация коррупции – это превращение ее из разряда преступлений отдельных чиновников в массовое социальное явление, которое становится привычным элементом социально-экономической системы. Автор называет факторы, свидетельствующие об институционализации коррупции, становлении социальных практик регулярными и долговременными. К специфическим причинам, спровоцировавшим размах коррупции в 90-е гг. можно отнести следующие: политическая нестабильность; распад партийной системы контроля; трудности преодоления тоталитарного режима; резкий переход к новой социально-экономической системе, не подкрепленной правовой базой и правовой культурой; отсутствие частной собственности в советский период.

Раздел 2: «Коррупция в государственной системе в России в 1992-2005 гг.: этапы, тенденции, направления распространения и проблемы борьбы с ней». С 1991 г. в России принято свыше 270 нормативных правовых актов, в которых использовался термин «коррупция». По признанию высшего должностного лица государства — Президента РФ, коррупция поразила все уровни государственного аппарата. В марте 1998 г. на парламентских слушаниях «Проблемы правового и организационного обеспечения борьбы с коррупцией» было отмечено, что особую тревогу вызывают преступления, связанные с коррупцией. В диссертации этот вывод подтверждается официальными статистическими данными, а также данными, приведенными в выступлениях руководителей министерств МВД, юстиции, ФСБ, Государственной Думы и Совета Федерации. Отметим, что данные по коррупции перестали быть информацией для служебного пользования, открыты и доступы общественности. Тем самым не только органы государственного управления, но и граждане могут оценить масштабы коррупции и их опасность для общества, государства и личности. Вывод о состоянии проблемы также приведем по официальным документам: повсеместное распространение криминального лоббизма, корыстного сговора должностных лиц, инвестирование коммерческих структур за счет бюджета, необоснованная и убыточная для общества передача государственного имущества в управление коммерческим структурам, создание лжепредприятий, незаконные внешнеэкономические операции, совмещение государственной службы с участием в коммерческих организациях, неправомерное вмешательство в деятельность правоохранительных органов составляет главную угрозу существованию государства и общества [44] . В диссертации обозначены и проанализированы основные документы и действия руководящих органов страны по вопросам борьбы с коррупцией.

Особую тревогу вызывает коррупциогенность законодательства. Общее пренебрежение к процедуре принятия законов позволяет принимать законодательные решения, за которыми стоят корыстные интересы. Возникла необходимость принятия закона о лоббизме и закона о процедуре принятия законов. Коррупция поразила правоохранительные органы. Пресечению коррупции противостоят созданные коммерческими и криминальными структурами технически оснащенные специальные по сути службы безопасности. Метастазы коррупции поразили не только федеральные органы власти, но и органы госвласти субъектов РФ.

Диссертант имел возможность ознакомиться с материалами Комитета ГД по безопасности и созданной в 2004 г. Комиссии ГД по противодействию коррупции. Представленные в диссертации выводы основаны прежде всего на этих материалах и получили поддержку членов этих органов парламента. По мнению соискателя, Госдума проводила в рамках своих полномочий большую законодательную, аналитическую, просветительскую работу (в диссертации названы основные мероприятия Госдумы), однако, несмотря на предпринимаемые меры по противодействию коррупции, ситуация с каждым годом ухудшается.

В работе представлен материал, характеризующий проблемы с подбором кадров на госслужбу, в том числе проникновение людей, стремящихся к личной наживе, имеющих связи с коммерческими и криминальными структурами. Диссертант отмечает плодотворную позицию Правительства Москвы, создавшего Московский городской университет управления, в котором целенаправленно ведется подготовка кадров для госслужбы.

Автор воспроизводит первый этап становления рыночных отношений, отмечает известные просчеты реформ и тяжелые последствия «шоковой терапии» и на этом фоне показывает возобладание тенденций коррупции. Диссертант усматривает здесь естественно образуемую цепочку — если можно брать взятки в одной сфере, то почему бы так не поступать в другой; если средства массовой информации говорили о массовом взяточничестве сотрудников ГАИ как всеми осознанном и легально существующем, то медсестра, дав ему взятку, «отрабатывала» ее на своих пациентах. В результате коррупция приобрела всеобщий характер. Вторым всеобщим фактором процветания коррупции стало то, что государство, провозгласив себя социальным и правовым, таковым не стало, своими непродуманными действиями по переходу к рынку само порождало правонарушения и преступления. По определению В.Е. Гулиева, «такое государство можно считать криминогенным», а «власть превращается в криминогенное государство — институт, порождающий асоциальное, поведение» [45] . Нельзя проигнорировать вывод М.Б. Горного, основанный на аналитических материалах авторитетной международной организации Transparency International: «Россия ... входит в двадцатку наиболее коррумпированных стран мира и приближается, если не достигла уже, к тому уровню, когда коррупция станет основным препятствием на пути развития нашей страны» [46] . Автор с осторожностью подходит к подобным формулировкам, но все же усматривает в них адекватную оценку состояния российского общества. В диссертации показано, что коррупция оказывала непосредственное воздействие на механизмы государственного управления и на большинство экономических процессов, приводит к вырождению власти в инструмент преступной эксплуатации гражданского общества. Являясь сложным социальным феноменом, коррупция ведет к дисфункции государственного аппарата управления, грозит «упадком» всей системе нормально функционирующих социальных связей [47] . В конце 90-х гг. потери от коррупции в России достигали уже 25% ВВП [48] . И в то же время по свидетельству руководства МВД РФ, число дел, возбужденных против коррупционеров, было крайне малым. Отсюда напрашивается вывод, что государство крайне нерешительно и малоэффективно вело борьбу с коррупцией, не случайно и то, что российские граждане проявляют низкий уровень доверия правоохранительным органам.

Нам представляется оригинальным и правомерным проведенное А. Heidenheimer, М. Johnston, V. Le Vine деление коррупции на «белую» (общепринятую), «серую» (отчасти осуждаемую) и «черную» (осуждаемую законом и обществом) [49] . В этой структуре российская коррупция все больше «светлеет», становится повседневной, обычной.

Диссертант особое внимание обращает на углубляющийся правовой нигилизм населения, проникновение в обыденную жизнь корысти и стяжательства, утрату традиционных нравственных ориентиров и усматривает в этом серьезную опасность для будущего российского общества. В диссертации приведены данные социологических опросов 1993, 1999, 2001 гг., которые показали, что основная часть респондентов терпимо воспринимает явления коррупции, около половины респондентов сами  брали взятки или давали их, причем это касалась самых различных сторон жизни. Обращает на себя внимание то, что наиболее негативно настроены в отношении коррупции представители малого и среднего бизнеса. Таким образом, важнейшим условием борьбы с коррупцией является формирование сознания граждан тем более, что сейчас практически ни один гражданин не может избежать столкновения с коррумпированными чиновниками. В сознании людей не сформировалось мнение о том, что коррупция шире взяточничества и наиболее многолика.

Работая с данными различных социологических опросов, автор отдавал предпочтение опросам Института социологии РАН, СПб Социологического института РАН Фонда ИНДЕМ, а также исследованию международной организации «Transparency International». Наиболее значимые результаты исследований в диссертации (в тексте и в приложениях) сведены в таблицы.

Диссертант придирчиво относился к привлечению в исследование данных по коррупции. В приложении представлены официальные данные о коррупционных преступления в СССР и России, а также обобщающие показатели коррупционности. При этом автор понимает, что никакой статистикой нельзя охватить все случаи коррупции. Вместе с тем мы не может принять заявление В.В. Лунева о том, что «у нас регистрируется ... коррупция – около тысячной части» [50] , то есть до 0,1%.

В диссертации подчеркнуто, что существенной причиной рентоориентированной деятельности в России является особое положение чиновничества как во время трудовой деятельности, так и после выхода на пенсию. Их численность превзошла все уровни бюрократии в СССР. На наш взгляд, необходимо решительно отказаться от такой особенности российского законодательства, когда депутаты законодательного органа имеют неприкосновенность в отношении судебного преследования.

О масштабах коррупции свидетельствует формирование коррупционных сетей. От единичных разрозненных сделок коррупционеры переходят к организованным и скоординированным действиям, объединяясь в преступные сообщества. Деятельность коррупционных сетей проявляется в формировании взаимосвязей и взаимозависимостей между чиновниками по вертикали управления, а также по горизонтали на различных уровнях управления между разными ведомствами и структурами. Коррупционные сети тесно связаны с организованной преступностью. В состав коррупционных сетей входят: группы государственных чиновников, обеспечивающих соответствующие решения; коммерческие и финансовые структуры, реализующие получаемые выгоды, льготы, доходы; силовое прикрытие («крыша») со стороны представителей органов МВД, ФСБ, прокуратуры, налоговой полиции и иных «силовиков». Исходя из существующих классификаций, различают верхушечную (политическую) и низовую (бытовую) коррупцию.

Таким образом, есть все основания считать коррупцию фактором системного кризиса, поразившего государственность современной России. Диссертант присоединяется к мнению о том, что наиболее опасным проявлением политической коррупции является электоральная коррупция. Ее формы и методы разнообразны, наиболее распространенные из них связаны с применением так называемого «административного ресурса». Можно утверждать, что коррупция не угрожает системе выборов и политической системе в целом, но является их составной частью.

Проблема борьбы с современной коррупцией заключается в том, что ее связывают с нарушениями закона или этических и моральных норм, однако нередко коррумпированные чиновники делают именно то, что в любом случае они должны были сделать в соответствии с законом. Представление о том, что такие действия чиновников не могут быть коррупционными, не вполне справедливо, в частности, потому, что корыстные мотивы этих действий можно усмотреть в проявлениях клиентелизма.

В целом не представляется возможным выделить наиболее значимые последствия коррупции в системе государственно-служебных отношений, т.к. многие из них взаимосвязаны и неотделимы друг от друга. Однако ряд последствий наиболее очевиден: Коррупция влечет за собой неэффективное расходование бюджетных средств, нанося удар экономической системе государства. Является основным фактором формирования теневой экономики, законодательство в системе налогообложения становится неэффективным, бюджет государства недополучает средства насыщения, тем самым препятствует научно-техническому прогрессу. Коррупция приводит к несправедливому распределению доходов, обогащая взяточника за счет общества. Коррупционная система предполагает (подобно тоталитарной идеологии) существенное различие объявленных и реальных ценностей и потому формирует «двойное сознание». В результате искажаются информационные потоки и властные отношения, подбор кадров осуществляется не по деловым качествам, а по умению вписаться в систему коррупции.  Коррупция — основа криминальных структур.

Раздел 3: «Коррупция как условие проникновения организованной преступности в систему государственной службы  в 1992-2005 гг.». Коррупция государственных должностных лиц всегда являлась одним из предпочтительных средств организованных преступных группировок, составной частью их стратегии и тактики. Коррупцию в контексте распространения организованной преступности можно рассматривать с различных точек зрения [51] . Хотя в советский период в стране была организованная преступность [52] , стало неожиданностью столь массовое проявление коррупции и организованной преступности сразу после прекращения существования советской системы и перехода от плановой к рыночной экономике. Число известных правоохранительным органам организованных преступных групп возросло с 785 в 1990 г. до 8000 к концу 1995 г. [53] В ходе перехода к рыночной экономике появилось много новых явлений, которые до этого были скрытыми, неявными или подавлялись. Стали суровой реальностью заказные убийства. Ко всему этому правоохранительные органы не были готовы, тем более проводившееся руководством страны реформирование их существенно ослабило. В диссертации показано, что организованная преступность буквально на старте рынка смогла извлечь выгоду из необоснованной приватизации и экономической реформы, накопила огромные богатства, увеличила влияние на происходившие в стране процессы. И в это же время не знавшие безработицы люди остались не удел, месяцами и годами не получали заработанных денег. Все это в совокупности осложнило обстановку в стране, трудящиеся впервые за многие годы  вышли на забастовки. И именно в этот период коррупция чиновничества и организованная преступность бурно растут, происходит, по нашему мнению, естественное их срастание, коррупция чиновников проявлялась в скрытой поддержке организованной преступности. Здесь, на наш взгляд, произошло важное явление — коррупция и организованная преступность приобретали новое обличие, становились более открытыми, приобретали массовый характер. Социологические исследования показывали, что на первое место респонденты ставили личную безопасность, тогда как в недалеком советском прошлом эта проблема не возникала. Автор приходит к выводу, что именно коррупция стала одним из главных препятствий в борьбе с организованной преступностью, что именно коррупция породила мощный рост организованной преступности.

В диссертации автор рассматривает лишь одну сторону организованной преступности — в плане соединения с коррупцией. Для характеристики организованной преступности привлечены официальные данные; в частности, по оценкам МВД России, организованная преступность контролировала почти 50% частных фирм, 33% государственных предприятий, от 50 до 85% банков. Практически ни один сектор экономики не защищен от ее воздействия [54] . Эти факты были известны госчиновникам, а, следовательно, непринятие должных мер являлось наглядной коррупцией, в том числе правоохранительной и судебной системы.

Общеизвестно, что главная цель гангстерских преступных организаций – извлечение максимальной материальной выгоды [55] . Современная оргпреступность представляется преимущественно экономическим феноменом. В США закон 1968 г. о контроле над преступностью и безопасностью на улицах [56] характеризует ее как «противозаконную деятельность членов высокоорганизованной и дисциплинированной ассоциации, занимающейся поставкой запрещенных законом товаров или предоставлением запрещенных законом услуг». В 1993 г. Генеральный секретарь ООН в докладе «Воздействие организованной преступной деятельности на общество» дал ей определение как деятельности преступников, объединившихся на экономической основе для предоставления незаконных услуг и товаров или для предоставления законных услуг и товаров в незаконной форме [57] .

Диссертант показывает, что усиление экономической базы оргпреступности происходит через проникновение капиталов в легальный бизнес, через связи с официальными чиновниками. По мнению автора, правовой вакуум позволил «грязным деньгам» беспрепятственно проникать в экономику, а представителям от организованной преступности занимать высокие посты в экономической сфере. Коррумпированность чиновников в системе лицензирования позволяла создавать финансовые пирамиды (МММ, Хопер-инвест, Властелина, Гермес и др.) и приумножать капитал за счет средств населения. С большим опозданием были приняты крайне необходимые в переходный период законодательные акты: Указ Президента Российской Федерации «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», Федеральные законы «О борьбе с коррупцией», «О противодействии легализации (отмывания) доходов, полученных незаконным путем», «Об ответственности за незаконные трансфертные операции», «О декларировании физическими лицами источников доходов и произведенных расходов». До сих пор не принят Федеральный Закон о «О противодействии коррупции».

Следует также отметить, что в нашей стране в специальных исследованиях понятие оргпреступность появилось только в 70-х гг., а открыто о ней заговорили после распада СССР, когда она стала острейшей проблемой, в то время как в развитых странах борьба с ней являлась составной частью концепций национальной безопасности, в США осмысление оргпреступности проводилось уже в 50-60 гг. Современные отечественные и зарубежные исследования свидетельствуют, что в Советском Союзе эта проблема, несмотря на ее замалчивание, существовала, бездействие властей стало отправной точкой для ее развития в постсоветский период. В 1989 г. было 485 групп оргпреступности, в 1995 г. – 8222, из них имели коррумпированные связи – 6 и 857, межрегиональные – 39 и 1065, международные – нет данных и 363.

Делается вывод, что современная организованная преступность является, по существу, особой отраслью – экономической деятельностью профессиональных преступников. Раскрывается механизм их взаимодействия с представителями власти, правоохранительных органов.  В отечественной и зарубежной публицистике и даже в научных изданиях стало едва ли не общим утверждение, что власть в России превратилась в «мафиократию» – организованная преступность заменяет и вытесняет официальные государственные структуры [58] . В российском издании американский экономист-криминолог Э. Эндерсон писал: «…Мафия выполняет функции правительства (исполнение законов и криминальное судопроизводство) в той сфере, где законная система терпит фиаско в осуществлении своих полномочий» [59] . В определенной мере это было характерно для России. В этой связи автор посчитал необходимым включиться в дискуссию по определению понятия «мафия».

На основе литературы в диссертации обозначены признаки оргпреступности. Автор придерживается мнения ученых о том, что формирование организованных преступных сообществ в России было неотъемлемо связано с изменением экономической структуры государства и приводит доказательства этого. Реформы открыли возможность развития частной предпринимательской деятельности в различных формах. Открывшиеся новые рынки, в том числе финансовый, развитие банковской деятельности стали главной мишенью преступников, связанных с бизнесом. Нарождающаяся мафия формировалась в преступные сообщества в пору приватизации, осуществляемой криминальными методами. В диссертации приводятся данные статистики и научных исследований по России и ее регионам. Автор счел необходимым привести фактический материал. Доказательно говорится о том, что криминалитет различными способами стремился во власть. Уже в 1997 г. российский криминал имел связи с преступными формированиями в более чем в 50 странах. Эти отношения строятся на долговременной основе и при необходимости используются для проведения операций в международном масштабе. Фактически ни один из секторов общества не был защищен от воздействия оргпреступности.  По мнению западных специалистов, криминально-политический союз в 90-е гг. стал практически не уязвим [60] .

Диссертант приходит к убеждению, что коррупция и оргпреступность являются наибольшим социальным злом в обществе, эти явления дестабилизируют общественное устройство. Корыстные моменты в осуществлении, как организованной преступности, так и коррупции являются схожими по мотивам совершения эти деяний. Организованная преступность формирует коррупционные связи в целях обеспечения безопасности со стороны государственных и муниципальных органов. Коррупция и оргпреступность ведут к подрыву экономической и политической стабильности российского государства; высокие затраты государства на борьбу с ними; распространению сомнений в возможности государства осуществлять законы, подрыву принципа верховенства закона; усилению налогового бремени для законопослушных налогоплательщиков либо к высокой инфляции.

В Заключении представлены итоги исследования, которое позволяет утверждать, что коррупция в системе государственно-служебных отношений является социальным явлением, таким же древним как политика, экономика и само государство. Коррупция есть не что иное, как традиция, зародившаяся в исторических глубинах формирования государственной службы. Вместе с российской государственностью и появлением властно-подчинительных связей появилась и коррупция. Основываясь на материалах исследования можно сделать вывод, что отправной точкой в зарождении коррупционных отношений является традиция «почести», подношения даров в знак уважения чиновнику за выполненную работу. В дальнейшем почесть преобразовывается в мздоимство и лихоимство.

Коррупция, будучи антиобщественным явлением, безнравственна по своей сути, так как благополучие одних (тех, кто берет, и тех, кто дает) строится на ущемлении материальных, хозяйственных, финансовых и социальных интересов большинства населения страны. Коррупция разъедает общественную мораль, девальвирует содержание труда, культивирует алчность, жадность, игнорирование закона, насилие.

По уровню коррумпированности Россия занимает одно из ведущих мест в мире. Коррупция представляет собой симбиоз монополии власти, дискреционных полномочий государственных служащих в принятии решений. Госслужащие воспринимают свои должностные обязанности, как коммерческий товар, что составляет суть коррупции, несущей реальную угрозу нормальному, законному функционированию системы государственной власти и управления. Коррупция стала скорее нормой, чем исключением, в том числе и среди политической, правящей и экономической элиты. Положение осложняется весьма тяжелой ситуацией с коррупцией в правоохранительных органах.

Подробный анализ состояния коррупции на разных исторических этапах позволяет сделать определенные итоги относительно причин этого явления. Основными ее причинами является слабость государства, наличие в стране развитой «теневой» экономики, использовавшиеся методы приватизации, политическое лоббирование, разрушение прежнего социально-правового контроля за деятельностью госслужащих. Как следствие этих причин можно выделить ряд факторов, определяющих особенности и тенденции развития коррупции, в том числе политические, экономические, морально-нравственные.

Факторами роста коррупции являются: слабые стимулы карьерного продвижения госслужащих; отрицательные примеры личной жизни чиновников; законодательство не дает цельного представления о коррупция в системе государственного управления.

Определенным итогом распространения коррупции в органах государственного управления можно считать следующее: крупные просчеты в управлении делами государства и общества; слабая организационная и экономическая основы функционирования госслужбы; просчеты кадровой политики; распространенность психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия; правовой нигилизм и правовой цинизм; формирование новых экономических отношений и нового слоя собственников как социальной опоры режима осуществлялось в ускоренном темпе при допущении легализации криминальных и иных «грязных» доходов; органическое соединение на корыстной основе интересов организованной преступности, коррупции, основывающееся на функционировании «теневой» экономики; политизация преступности, обострение политической борьбы, в которой все в большей мере принимают непосредственное участие преступные сообщества и преступные элементы; постоянное видоизменение форм и методов коррупционных действий; коррупция может стать стимулом для проникновения крупных преступных организаций в страну или в определенный сектор государственного управления.

Содержание и развитие коррупции за последние 10-15 лет позволяют выделить ряд закономерностей и тенденций: зародившись в экономической сфере, она весьма быстро вторгается в политическую сферу, деформируя государство, право, экономику, нравственность; коррупция находится в органической взаимосвязи с теневой экономикой; сращивание коррупции, теневой экономики и организованной преступности ведет к потере государством регулирующей роли, узурпированию традиционных государственных юридических функций; коррупция и оргпреступность становятся одним из средств переустройства общества; рост преступности и коррупции является следствием смены общественного строя, развития рыночных отношении и переделе собственности; тенденции реальной преступности, в особенности коррупции, с учетом латентной части, не идентичны тенденциям регистрируемой преступности. Все это ведет к тому, что воспроизводство преступности во всех ее видах в этих условиях становится объективным элементом хозяйственной жизни и наиболее прибыльным видом деятельности. Содержание и размах коррупции, позиции в обществе и государстве позволяют утверждать: ситуация с коррупцией в России приняла чрезвычайный характер, борьба с ней являются не только общегосударственным, но и общенародным делом.

 

По теме диссертации соискателем опубликовано 7 работ общим объемом 4,7 п.л.

 

1. Музалевская Е.А. К проблеме коррупции в высшей школе // Высшее образование для ХХ1 века. Международная научная конференция. 20-22 октября 2005 г. Материалы докладов. Ч.2. М.: Изд-во Моск. гуманит. уни-та, 2005. 0,6 п.л.

2. Музалевская Е.А. Коррупция как причина распространения организованной преступности // Научные труды аспирантов и докторантов. / Факультет научно-педагогических кадров. Вып.12 (49) М.: Изд-во Моск. гуманит. уни-та, 2005. 1,1 п.л.

3. Музалевская Е.А. К итогам исследования научной проблемы: «Коррупция в системе государственной службы в России: истоки и тенденции (1992-2005 гг.)» // Научные труды Московского гуманитарного университета / Управление аспирантуры и докторантуры. Вып.71. М.: Изд-во Моск. гуманит. уни-та, 2006. 0,8 п.л.

4. Музалевская Е.А. Коррупция в контексте современных государственных проблем // Научные труды аспирантов и докторантов / Факультет научно-педагогических кадров. Вып.3 (40). М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2005. 0,5 п.л.

5 Музалевская Е.А. Российская монархия XIX в. Был ли кризис? Актуальные проблемы отечественной и всеобщей истории. ИПО «Мануфактура». М., 2003. 0,6 п.л.

6. Музалевская Е.А. Проблема криминализации государственного аппарата в современной России // Историческое обозрение. М.: ИПО «Мануфактура», 2004. 0,5 п.л.

7. Музалевская Е.А. Проявления коррупции в системе образования // официальный сайт Московского гуманитарного университета. Адрес статьи  http://www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/SCIENTIFICARTICLES/2006/Mazulevskaja/. 2006. Январь. 0,6 п.л.

Подписано в печать «14» июня 2006 г.

Тираж 100 экз. Объем 1,44 п.л.

Печатно-множительное бюро издательства

Московского гуманитарного университета

111395, Москва, ул. Юности, 5/1, кор.3

                                                                       Зак.

 

 

 

 



[1] Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утв. Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. (в ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г.) // Российская газета. 2000. 18 января.

[2] http://www.kremlin.ru/appears/2006/05/10/1357_type63372type63374type82634_105546.shtml

[3] /www.kremlin.ru/appears/2006/07/06/1823_type63381type82634_108326.shtml.

[4]   Российская газета. 2003. 13 марта; 15 июля; 5 декабря; Новая газета 2005. 28 июля;  Литературная газета 2006. 25 января.

[5] Friedrich C.J. The Pathology of Politics: Violence, Betrayal, Corruption, Secrecy, and Propaganda. N.Y.: Harper & Row, 1972 Фридрих К. Патология политики: насилие, предательство, коррупция, заговор и пропаганда.

[6] Simon D., Eitzen D. Elite Deviance. 3rd ed. Boston etc.: Allyn and Bacon, 1990. Р.XII, 9-10. Саймон Д., Эйтзен Д. Девиация элит. Изд. 3-е.

[7] Abueva J.V. The Contribution of Nepotism, Spoils and Graft to Political Development // East-West Center Review. 1966. № 3; Bayley D.H. The Effects of Corruption in a Developing Nation // Western Political Quarterly. 1966. Vol. 19. № 4; Leff N.H. Economic Development through Bureaucratic Corruption // American Behavioral Scientist. 1964. Vol. 8. № 3; Leyes C. What is the Problem About Corruption? // Journal of Modern African Studies. 1965. Vol. 3. №26. Перевод на русский язык этих и др. произведений дан в Списке источников и литературы диссертации.

[8] Rose-Ackerman S. Corruption: A Study in Political Economy. N. Y.: Academic Press, 1978.

[9] Олсон М. Возвышение и упадок народов: Экономический рост, стагфляция, социальный склероз. Новосибирск, 1998.

[10] Шабанова М. «Неправовая свобода» и социальная адаптация // Свободная мысль. 1999. № 11.

[11] Косалс Л. Между хаосом и социальным порядком // Pro et Contra. 1999. Т. 4. № 1.

[12] См.: Коррупция в России: Состояние и проблемы. Вып. 2. М., 1996; Сафронов А.Д. К истории коррупции в системе государственной службы // Актуальные проблемы государственно-правовой дисциплины.  М., 2000; Коррупция и борьба с ней. М., 2000; Желанова С.А.,  Чинчиков А.А. Коррупция: историографический анализ проблемы // Вестник  Сарат. гос. ак. права. Саратов, 1995. №4; Некоторые исторические параллели в процессе борьбы с коррупцией // Юридический бюллетень предпринимателя. М., 1997. № 4; Зубов В.Е. Коррупция в среде российского чиновничества: исторические корни и особенности // Чиновник. М., 2001. №3; Дема Е.Г. Искоренить казнокрадство пытался еще Петр I // Военно-истор. журнал. М., 2000 и др.

[13] См.: Астафьев Л.В. К вопросу о понятии коррупции // Коррупция в России: М., 1996; Кузнецова Н.Ф. Коррупция в системе уголовных преступлений // Вестник Московского  университета.  Серия 11. Право. 1993. № 1. С. 21; Комиссаров В.С. Уголовно-правовые аспекты борьбы с коррупцией // Вестник Моск. университета. Серия 11. Право. 1993. № 1; Борзенков Г.Н. Уголовно-правовые меры борьбы с коррупцией  // Там же и др..

[14] См.: Справочный документ о международной борьбе с коррупцией, подготовленный Секретариатом ООН. A/CONF. 169/14. 1995. 13 Apr. Treaties  and  agreements: Inter-American  convention  against  corruption // International legal materials: current documents. Vol. 35 (1996). № 3; Вопросы противодействия коррупции в частности были  рассмотрены Конвенцией Совета Европы «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» (1999 г.). Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. А/55/383. Страсбургской конвенцией 1999 г. «Об уголовной ответственности за коррупцию», Конвенцией ООН «Против транснациональной организованной преступности. См. Сборник документов «Конвенции Совета Европы и Российской Федерации». М., 2000 и др.

[15] См.: Ожиганов Э.Н. Понятие и структура коррупции // Социология власти: Информационно-аналитический бюллетень. № 1. Социальные права российских граждан и их реализация. М., 1999.

[16] Кузьминов Я. Говорим - власть, подразумеваем - коррупция // Московские новости. 1999. № 45. 23-29 ноября.

[17] См. дис. … канд. юр. н.: Абдиев К.М. Понятие коррупции и система уголовно-правовых средств борьбы с нею (по материалам Кыргызской Республики).. М., 1995; Егорова Н.А. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических  условиях: Саратов, 1996; Дементьев А.С. Проблемы борьбы с экономической преступностью и коррупцией. Н. Новгород, 1997; Кузнецов А.Н. Преодоление коррупции в государственном аппарате (теоретико-правовой аспект). СПб., 2000; Селихов Н.В. Коррупция в государственном механизме современной России: Теоретические аспекты. Екатеринбург, 2001; Богуш Г.И. Коррупция и международное сотрудничество в борьбе с ней. М., 2004; Нурутдинов А.З. Коррупция как общеправовой феномен. Н. Новгород, 2004 и др. 

[18] См.: Кузнецов И.Е. Коррупция в системе государственного управления: социологическое исследование. Дис. ... канд. соц. н. СПб., 2000; Элязян А.Н. Организованная преступность и национальная безопасность в Российской Федерации (социологический аспект). Дис. … кан. соц. н. М., 2004. Овчаров А.С. Коррупция в системе теневых экономических отношений. Автореф. дис. …  канд. эк. н. Волгоград, 2003 и др. 

[19] См.: Астанин В.В. Коррупция и борьба с ней в России второй половины XVI-XX вв.: Криминологическое исследование. Дис. … канд. юр. н. М., 2001; Голованова Е.И. Правовые основы борьбы с коррупцией в России в XVI-XIXвв. (историко-правовое исследование). Дис. … канд. юр. н. 2002 и др.

[20]   Волженкин Б.В. Коррупция: СПб., 1998.

[21] Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества. 2-е изд. / Отв. ред. З.Т. Голенкова. М., 1998.

[22] Лунеев В.В. Коррупция учтенная и фактическая // Государство и право. 1996. № 8.

[23] Мельник Н. Механизм преступного коррупционного поведения // Уголовное право. 2001. № 1.

[24] См.: Водолеев Г.С. Коррупция. Хроника событий. СПб. 1995; Волженкин Б.В. Коррупция. СПб, 1998; Десять лет борьбы с организованной преступностью, коррупцией и терроризмом. М., 2000; Кудрявцев В.Н., Лунеев В.В., Наумов А.В. Организованная преступность и коррупция в России (1997-1999). М., 2000; Кабанов П.А. Коррупция и взяточничество в России: исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты. Нижнекамск, 1995; Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России. СПб., 1997; Мишин Г.К. Коррупция: понятие, сущность, меры ограничения. М., 1991; Тимофеев Л. Институциональная коррупция. М., 2000; Богданов И.Я., Калинин А.П. Коррупция в России. М., 2001; Коррупция и борьба с ней: роль гражданского общества / Под ред. М.Б. Горного.  СПб., 2000; Коррупция и бюрократизм: истоки и пути преодоления / Отв. ред. Г.И. Иванов.  М., 1998; Клюковская   И.Н. Современное состояние коррупции в России и проблемы ее предупреждения. Ставрополь, 2001; Кузьминов Я.И. Тезисы о коррупции. М., 2000; Основы противодействия коррупции. М., 2000 и др.

[25] Радаев В.В. Формирование новых российских рынков: Трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика. М., 1998.

[26]   Афанасьев М.Н. Клиентелизм и российская государственность. М., 1997.

[27]   Катаев Н.А., Сердюк Л.В. Коррупция (уголовно-правовой и криминологический аспект): Учебное пособие. Уфа, 1995.

[28] См. Фонд ИНДЕМ: Аналитический доклад «Россия и коррупция: кто кого?». М., 1998; Основные направления антикоррупционной политики. М., 1999; Диагностика российской коррупции. Социологический анализ. М., 2001; Заработная плата и коррупция: как платить российским чиновникам. Аналит. доклад. М.,  2002; Аналитический доклад «Заработная плата и коррупция: как платить чиновникам». М.,  2002 и др.

[29]   Коррупция и борьба с ней: роль законодательства. СПб. гуманитарно-политологический центр «Стратегия». СПб, 2000.

[30] Левин М.И., Сатаров Г.А. Коррупция как объект историко-экономического исследования // Экономическая история. Обозрение / Под ред. Л.И. Бородкина. Вып. 8. М., 2002.

[31]   Монтескье Ш. Избранные сочинения. М., 1955. С. 289.

[32]   Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.1. М., 1984. С. 332-337. Т.3. 1985. С.181-185.

[33]   Ключевский В.О. Русская история. Книга первая. Лекция ХХХVIII. М., 2002. С.566.

[34] Гладких В.И. Коррупция в России: генезис, детерминанты и пути преодоления. // Российский следователь. М., 2001. №3. С.31.

[35]   Полное собрание законов Российской империи. Т. I. № 7157.

[36] Демидова Н.Ф. Служила бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. М., 1987. С. 141-146.

[37] Полное собрание законов Российской империи. Т.V. № 2871.

[38] Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т.7. Кн. 4. М., 1962. С. 586-588.

[39] Чистые руки. М., 1999. №2. С.42.

[40] Берлин П. Русское взяточничество, как социально-историческое явление. // Современный мир. 1910. №8. С.48, 54.

[41] Славин И. Война со взяточничеством // Еженедельник советской юстиции. 1922. №36. С. 1.

[42] Собрание Узаконений РСФСР. 1923.  № 1. Ст. 8.

[43] Гайдар Е.Т. Государство и эволюция. М., 1995. С. 89.

[44] Информационный бюллетень Государственной Думы ФС РФ. 1998. № 10. С. 3.

[45] Гулиев В.Е. Протодемократическая государственность: аксиологическая феменология отчуждения // Юридический мир. 2001. № 5. С. 13.

[46] Горный М.Б. Роль законодательства в процессе борьбы с коррупцией. Центр «Стратегия». www.strategy.spb.osi.ru.

[47] Панов Н.И., Герасина Л.Н. «Социальная мимикрия» коррупции: политико-правовой дискурс // Право и политика. 2000. № 8. С. 22.

[48] Римский В.Л. Потери от коррупции. Коррупция и борьба с ней: роль гражданского общества / Гуманитарно-политологический Центр «Стратегия». СПб., 2000. С. 18.

[49] Heidenheimer A., Johnston M., Le Vine V. (Eds.) Political Corruption: A Handbook. New-Brunswick, 1989. Политическая коррупция: справочник.

[50] Лунев В.В. Институциональная организованная преступность // Организованная преступность в России: философский и социально-политический аспекты. М.: МИ МВД России, 1999, С. 64.

[51] См. подробнее: Музалевская Е.А. Коррупция в контексте современных государственных проблем // Научные труды аспирантов и докторантов. № 40. М.: Моск. гуманитарный ун-т, 2005. С. 53.

[52] См. подробнее: Яременко В.С. Российская организованная преступность: история и современность: Дис. … канд. ист. н. М., 2006.

[53] Элизян А.Н. Организованная преступность и национальная безопасность в Российской Федерации. М., 2004. С. 23..

[54] Сатаров Г.А. Тепло душевных отношений: кое-что о коррупции // Общественные науки и современность. 2002. № 6. С. 19.

[55] Вебер М. Развитие капиталистического мировоззрения // Вопросы экономики. 1993. № 8. С. 153, 158.

[56] www&nl=0&text=%D1%D8%C0+%E7%E0%EA%EE%ED

[57] Основы борьбы с организованной преступностью. М., 1996. С. 10.

[58] Konanykhine A., Gratcheva E. Mafiocracy in Russia // http://www.konanykhine.com/mafiocracy.htm.

[59]   Эндерсон Э. Организованная преступность, мафия и правительство // Экономика и организация промышленного производства. 1994. № 3.

[60] Shelley Louise I. Transnational Organized Crime: an Imminent Threat to Nation-State? – Journal of International Affairs, v.48 (Winter 1995). Р. 321-345.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.