WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ КАК ОБЪЕКТ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Морозова Элина Геннадьевна

ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ КАК ОБЪЕКТ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Специальность 12.00.01 — Теория и история права и государства; история

правовых учений

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Казань—2002


Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права Казанского государственного университета им. В.И.Ульянова-Ленина.

Научный руководитель       -          доктор юридических наук, профессор

Решетов Юрий Сергеевич

Официальные оппоненты    -          доктор юридических наук, профессор

Ведяхин Владимир Михайлович кандидат юридических наук, доцент Султанов Евгений Батырович

Ведущая организация        -         Институт социально-экономических и

правовых наук АН Республики Татарстан

Защита состоится 18 июня 2002 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета К 212.081.01 в Казанском государственном университете по адресу: 420008, г.Казань, ул.Кремлевская, 18, юридический факультет, аудитория 326.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета.

Автореферат разослан 16 мая 2002 г.

ф

Ученый секретарь диссертационного совета к.ю.н., доцент

Г.Р.Хабибуллина


2004-4                                                             v

6033                                                  3

-------------- --------------- ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Динамизм общественного развития обуславливает различные по своим масштабам и характеру перемены в обществе, с необходимостью порождая при этом конфликты и соперничество по всему спектру политических отношений. Соответственно, исследования, располагающиеся в русле конфликтологической парадигмы, отвечают актуальным задачам, стоящим ныне перед всей системой общественных и гуманитарных наук. Речь идёт, во-первых, о преодолении последствий бесконфликтной теории развития общества, которая господствовала в отечественном обществознании в послевоенный период, вплоть до конца 80-х годов (своеобразно сочетаясь с теорией классовой борьбы, «предназначенной» для рассмотрения т.н. антагонистических обществ, в особенности буржуазных). В общественном сознании конфликт по-прежнему нередко воспринимается как социальное зло, негативное и разрушительное явление. Разумеется, следует учитывать, что и реальное положение дел в политике мощно подпитывает эту «конфликтофобию».

Во-вторых, стоит задача наращивания теоретического потенциала исследований проблемы конфликта во всех её основных аспектах — познания сущности, причин, механизмов конфликтов, а равно — разработки путей и средств их предотвращения, регулирования и разрешения. При этом особый интерес представляет синтез конфликтологических проблем с основными положениями юридической науки. Дело в том, что многие социальные конфликты протекают в сфере правовых отношений или порождаются юридически определёнными ситуациями. Это относится и к политическому конфликту, который в рамках традиции отечественных исследований может быть определён как разновидность социального конфликта, включающего явления и процессы, разворачивающиеся на уровне макроструктур.

Политический конфликт возникает и существует по поводу целей, сфокусированных на проблеме функционирования политической власти в обществе, её завоевания, ^г^пт.шаятп"п] утр^чния FiTT1 отличают особые остро-

*ОС НАЦИОНАЛЬНАЯ


4 та, масштабность, социальная значимость. Сама природа поля политики благоприятствует выбору акторами, «мобилизованными» группами — особенно в обществах с нарушенным гомеостатическим равновесием — стратегий, ориентированных прежде всего на подавление противника, подкрепляемых восприятием политики как ожесточённой борьбы, а оппонента в качестве антипода. Пространство политической практики, политического опыта, образующее основу политических диспозиций в современном российском обществе, как раз отличает присутствие мощных конфликтогенных факторов. Непосредственные причины этого состояния заключаются в противоречиях российского «транзита» конца XX — начала XXI веков, связаны с процессом перехода от тоталитарной системы к демократическим порядкам. Дают знать о себе и стереотипы прошлого, порождённые ситуацией недемократической, закрытой системы, цель которой состоит в том, чтобы ликвидировать конфликты во имя всеобщей гармонии, единомыслия и всеединства. Противоречивость политических позиций российского истеблишмента порождают непоследовательность во взглядах значительной части российской элиты по таким принципиальным проблемам, как оценка октябрьских событий (1993 года) в Москве, пути и методы решения чеченского конфликта и т.д.

Вместе с тем пробивают себе дорогу осознание неизбежного характера конфликта, наблюдается стремление к более «мягким», компромиссным формам конфликтного взаимодействия.

Согласно современным научным представлениям существуют две основных области исследований по мирному, ненасильственному разрешению конфликтов. Первая развивается в рамках правовых дисциплин и направлена на анализ юридических форм урегулирования конфликтов. Вторая область, находясь в рамках политической науки, ориентирована на поиск взаимоприемлемого согласия между участниками конфликта политическим путём, а именно с помощью переговоров и посреднических процедур. Проблематика данного диссертационного исследования, связанного прежде всего с подходами юриспруденции, отнюдь не отвергает достижений политологии. Наобо-


5

рот, она строится с их учётом. А это имеет особое значение для осмысления

тенденций развития современной России.

Актуальность рассмотрения проблемы конфликта с политико-правовых позиций усиливается тем обстоятельством, что продвижение страны по пути к открытому обществу повышает роль права, которое как строго институциональная система не только упорядочивает поведение людей, оценивает и направляет их деятельность, но и является важнейшим средством согласования общественных интересов. Невозможность или нежелание разместить конфликт в правовом формате приводит к тому, что конфликт становится неуправляемым, трудно поддающимся регулированию и разрешению.

Если необходимым условием формирования эффективных механизмов регулирования конфликтных ситуаций выступает научное познание феномена конфликта, то на состояние самой науки о конфликтах, в свою очередь, оказывают заметное воздействие степень разработанности её методологических и теоретических вопросов, осмысление той конкретной ситуации, которая складывается в сфере исследования конфликтов. Изучение политической и правовой интерпретации теории конфликта в научной традиции представляется тем более значимой исследовательской задачей, что отечественные конфликтологи пока не выработали общего подхода к пониманию сущности конфликтов, их классификации, генезису, структуре, функциям и т.д.

Историко-научный взгляд на проблему политического конфликта, использования права как инструмента для его разрешения одновременно будет способствовать ликвидации последствий влияния «политической юстиции в СССР» (В.Н.Кудрявцев) — единого института в системе тоталитарного государства на отечественную правовую теорию, законодательство и юридическую практику. Без этого невозможно ни успешное построение правового государства, ни выработка правовых и политических механизмов предупреждения и конструктивного разрешения конфликтов различных уровней.

Степень разработанности темы. Отечественные исследователи обратились к проблематике собственно   политического конфликта лишь в 90-е


б

годы XX века, поскольку в советской науке конфликт, по сути дела, не рассматривался как феномен, требующий самостоятельного анализа. Опираясь на результаты разработок западных конфликтологов, российские учёные делают попытки генерировать оригинальные теории конфликта, разрабатывают методологию исследований'. Политические конфликты и методы их разрешения привлекают интерес специалистов разных научных дисциплин, усилиями которых сформировалась специфическая — политическая — парадигма конфликтологических исследований2.

Девяностые годы отмечены развитием исследований проблемы конфликта в правоведении3, вопросы права как инструмента регулирования социальных и политических конфликтов получают отражение на страницах учебных пособий по теории государства и права4. Вместе с тем в конфликтологических работах ставятся вопросы о традиции познания феномена конфликта, состоянии этой проблематики в советское время, в условиях господства моноидеологического подхода, оцениваются те или иные моменты развития современной конфликтологии, её отдельных направлений5.

' См.: Дмитриев А.В., Кудрявцев В Н. Введение в общую теорию конфликтов. Изд. 2-е. — М., 1998; Запрудский Ю.Г. Социальный конфликт. Ростов-на-Дону, 1992; Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. Исследование конфликта на макроуровне. Теоретические предпосылки Нижний Новгород, 1994; Дмитриев А.В. Конфликт на российском распутье // Социологические исследования 1993. №9; Краснов Б И. Конфликты в обществе // Социально-политический журнал. 1992. №6-7 и др.

2  См • Конфликты в современной России (проблемы анализа и регулирования) М, 1999, Лебедева

М.М. Политическое урегулирование конфликтов: Подходы, решения, технологии. М., 1997;

Смирнов В В Политический конфликт- Динамика. Возможности контроля // Социальные кон

фликты: Экспертиза. Прогнозирование. Технология разрешения. Вып.6. М., 1994.; Социальные

конфликты в меняющемся российском обществе (детерминация, развитие, разрешение) // Политические ис

следования. 1994. №2.

3  См.- Дубовик О А., Кудрявцев В.Н. и др Юридический конфликт: сферы и механизмы. М., 1994;

Юридическая конфликтология. М., 1995; Юридический конфликт: процедуры разрешения. М.,

1995; Кудрявцев В.Н. Юридическая конфликтология // Вести. Рос. Гуманит. Научного фонда.

1996. №1 ; Жеребин B.C. Правовая конфликтология: Курс лекций. 4.1. Владимир, 1998. Его же.

Правовая конфликтология- Курс лекций Ч 2 Владимир, 1999. Его же. Правовая конфликтология:

Курс лекций. 4.3. Владимир, 2000; и др.

4  См.р Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995, Нерсесянц В.С Теория государства и права

Курс лекций / Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Маяько. Саратов, 1995; Общая теория права и госу

дарства. Учеб. М., 1999, Теория государства и права. Учеб. / Под ред. В.К.Бабаева. М., 1999; Тео

рия права и государства: Учеб. / Под ред. В.В.Лазарева. М., 2001 и др.

Анцупов А.Я., Шипилов А И. Конфликтология. М., 1999; Гришина Н.В. Психология конфликта. СПб., 2000; Дружинин В., Конторов Д., Конторов М. Введение в теорию конфликтов. М., 2000 и др.


7

Налицо серьёзные достижения отечественных учёных, в частности, социологов, политологов, правоведов, как в познании феномена конфликта, его различных сторон и аспектов, так и в осмыслении путей развития конфликтологии. Вместе с тем остаётся недостаточно разработанной проблема, связанная с изучением правовой интерпретации политического конфликта, вопросов взаимосвязей в отечественной политической и юридической конфликтологии при исследовании этого феномена. Разработка данной малоизученной проблемы будет способствовать наращиванию теоретического потенциала науки о конфликтах, усилению роли права как социального регулятора, средства согласования интересов в политической сфере жизни общества.

Постановка и обоснование актуальности темы, выявление степени её изученности подводят к вопросу об объекте исследования, каковым выступает научная традиция изучения природы и роли конфликтных отношений, обусловленная как внутренней логикой эволюции науки об обществе, так и общественно-политическими условиями международного и региональных масштабов. Соответственно в качестве предмета исследования предстаёт правовая и политическая мысль, посвященная изучению проблемимполитиче-ского конфликта, и взятая в становлении и развитии.

Цели и задачи исследования. Целью данной диссертации является комплексное исследование процесса познания феномена политического конфликта (внутреннего характера) в правовой и политической теории.

Реализация цели предусматривает решение следующих задач: выявить основные этапы и «узлы» процесса познания феномена конфликта в теоретической и научной мысли; обозначить роль факторов мирового общественно-политического развития в процессах эволюции теории конфликта; определить характерные признаки и особенности разработки проблематики политического конфликта в отечественных политических и правовых исследованиях; определить сходные черты и различия в подходах и интерпретациях политического конфликта в западной и отечественной исследовательских традициях; проанализировать взгляды юристов и политологов по вопросам раз-


8

решения политических конфликтов; обозначить и оценить спорные и недостаточно разработанные проблемы научного осмысления политического конфликта; наконец, интерпретировать дискурсивность и понятийный аппарат, свойственные современным конфликтологическим исследованиям.

Методологическая база исследования складывается из методов познания различных классов и уровней, используемых современной наукой. Общенаучные методологические универсалии (анализ, синтез, моделирование и др.) преломляются в работе через посредство следующих научных методов — историзма, системно-структурного, сравнительно-правового, а также принципов общего и особенного, абстрактного и конкретного, исторического и логического. Специфика темы диссертации, которая находится на стыке теории государства и права, истории политических и правовых учений, политологии и конфликтологии, обусловила необходимость привлечения соответствующей литературы.

Научная новизна исследования определяется как самой формулировкой темы, так и полученными в ходе её разработки результатами. Впервые в русле теории государства и права, истории правовых и политических учений подвергается комплексному анализу традиция политического и правового изучения феномена политического конфликта, выявляется общее и особенное в этом «секторе» юридической и политической конфликтологии.

Практическая значимость состоит в возможности использовании его результатов, содержащихся в нём выводов и обобщений в научно-исследовательской, педагогической, законотворческой и правоприменительной деятельности. Особое значение данное исследование имеет для дальнейшей разработки концептуальных и предметно-содержательных проблем теории и истории государства и права, истории политических и правовых учений.

Основные положения, выносимые на защиту: 1. Этапы развития процесса познания феномена конфликта представлены

в работе в проблемно-хронологическом формате. Эти выводы и обоб-


9

щения автора обрели вид своего рода эволюционной «кривой», отражающей в схематическом, сжатом виде главные параметры движения научной мысли.

  1. Познание феномена конфликта вообще, политического конфликта в частности и в особенности, обуславливается не только внутренней логикой эволюции научного познания, но и в значительной мере внешними обстоятельствами — соотношением между стабильностью и кризисными явлениями на том или ином этапе мирового общественного развития; политическими режимами; позицией правящих элит по отношению к тому, кто и как изучает конфликтные взаимодействия в обществе.
  2. Правовая составляющая теории конфликта, как правило, не представлена в «чистом» виде, поэтому общие теории конфликта надлежит рассматривать как в качестве общеметодологической основы правовой интерпретации политического конфликта, так и на предмет выявления в этих теориях подходов, элементов и сюжетов юридического характера.
  3. Традиция правовой интерпретации конфликта складывается двояко: во-первых, в виде идей и сюжетов, разрабатываемых в русле общей и частных теорий конфликта; во-вторых, в рамках изучения политической сферы в работах собственно юридического или политологического происхождения. С точки зрения политико-правового подхода к проблеме конфликта и его разрешения особое значение имеет выдвижение Г.Зиммелем, одним из основоположников современной социологии и сделавшим достоянием науки само понятие «социологии конфликта», положения о «третьей стороне», т.н. медиаторе (посреднике, миротворце) в конфликте. Этот концептуальный подход лежит в основе направления западной теории, которое носит название конфликтного ме-диаторинга.
  4. Среди работ юридического и политико-социологического характера особое значение для осмысления политического конфликта имеют те,

10 что базируются на конфликтных (конфликтно-консенсусных) определениях политики, с позиций которых политика рассматривается как деятельность, связанная с насильственным и мирным разрешением конфликтов. Видная роль в политико-правовой интерпретации теории конфликта принадлежит К.Шмитту, разрабатывавшему вопросы об особенностях применения права (в том числе путём тенденциозно-инструменталистского использования идеи права) для разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в сфере политики.

  1. Политическая и правовая интерпретация теории конфликта в отечественном обществознании складывается из ряда компонентов: это, — во-первых, конфликтологические сюжеты и подходы в социологических, политологических и собственно юридических исследованиях, осуществляемых в рамках частных конфликтологии (социология конфликта, юридическая, политическая конфликтология); во-вторых, междисциплинарные области научного знания, объединяющие в себе познавательные ресурсы обществоведческих дисциплин в сфере изучения конфликта (социология права, политическая социология, опыты синтезирования двух дисциплин — политологии и юридической науки в единое целое для комплексного их изучения); в-третьих, политико-правовой подход к теории конфликта обнаруживает себя в ходе исто-рико-научной систематизации и классификации исследований конфликта вообще, осуществляемых с самых различных позиций.
  2. Хотя вопрос о конфликте в политической сфере активно изучается в западной научной традиции (Р.Дарендорф по существу обозначил его автономное положение), само понятие «политический конфликт» как теоретически обоснованная дефиниция для неё не характерно. В то же время в отечественной политической конфликтологии получает теоретическое обоснование само понятие политического конфликта.

8.   Явственно обнаруживается зависимость подхода к феномену полити

ческого и юридического конфликтов, оценки их социальной роли и


11

функций от соответствующей теории правопонимания. Конфликтологический подход в юридической и политической дисциплинах базируется, с одной стороны, на отходе от юридического позитивизма в пользу либертарной концепции правопонимания и дискурса социологии права, с другой — на институциональных, конфликтно-консенсусных определениях политики. В этом теоретико-методологическом формате право предстаёт в качестве способа выражения, защиты и реализации конфликтующих друг с другом социально-политических (правообра-зующих) интересов, а политика рассматривается прежде всего как деятельность по насильственному и мирному разрешению конфликтов.

9. Продолжает сохранять актуальность задача согласования систем познания, понятийного аппарата и дискурсивности правовой теории, социологии права, политической и общей социологии, политологии с целью усиления междисциплинарного начала в исследованиях феномена политического конфликта. Прежде всего это касается выработки такой трактовки права, которая вписывалась бы в социологическую и политологическую концепции.

Ю.Применению современных моделей разрешения конфликта на правовом поле, на основе конституции, которая является главным легитимным средством урегулирования политических конфликтов, препятствует то обстоятельство, что сам термин «конфликт», используемый в юридической и политической науках, отсутствует в Конституции РФ. Последняя «знает» лишь понятие противоречия (ст.15, 85, 115 и др.). Поэтому в современной юридической литературе начинает звучать обоснованный вывод о том, что наш законодатель, не используя в должной мере конфликтологическую систему понятий («правовая коллизия», «юридический конфликт», «снятие (преодоление) юридического конфликта» и т.д.) тем самым в немалой степени провоцирует реанимацию идеи бесконфликтного развития российского права.


12 11. Действует и противоположная — относительно указанной выше —

тенденция. Наблюдается известное стремление законодателя мобилизовать систему понятий, сложившихся в юридической и политической конфликтологии: хотя на сей момент определение терминов конфликтологического порядка и отсутствуют в законе, они всё более распространяются в нормативно-правовом материале. Однако тенденция закрепления в законодательстве базовых понятий из сферы правового и научно-политического истолкования конфликта наталкивается на препятствия когнитивно-гносеологического характера, а именно, на смысловые разночтения при использовании этих понятий в научной литературе; значительную инвариантность категорий юридической конфликтологии; непрояснённость вопроса о причинах семантической «разноголосицы» в этой сфере; практическое отсутствие попыток специалистов, демонстрирующих различное отношение к базовым понятиям, критически осмыслить и соотнести свои позиции. Не способствуют нахождению общего языка учёного и законодателя ригористические, крайние точки зрения, которые выражают некоторые представители правовой теории и политологии (положение о том, что современные системы производства политического поля существуют не в режиме представительства интересов социальных групп, а лишь в режиме «самообслуживания», самовоспроизводства; сведение, по сути дела, процессов институционализации политического конфликта лишь к методам правотворчества; представление о том, что все политические споры и конфликты должны обсуждаться и решаться лишь на основе права и проч.). Структура диссертации. Особенности темы и замысел автора нашли

отражение в композиционном построении работы. Она состоит из введения,

трёх глав и заключения.

Основное содержание исследования. Во введении обосновывается

актуальность, теоретическая и практическая значимость темы исследования,


13

определяются его цели и задачи, анализируются состояние и степень научной разработки темы, раскрывается научная новизна работы, а также формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В главе I «Зарубежная традиция исследования теории политического конфликта» анализируется мировая традиция политической и правовой интерпретации конфликта, прежде всего, такой его разновидности, как конфликт в политической сфере. Автор исходит из того, что процесс возникновения и наращивания знаний, связанных с конфликтом, уходит своими корнями в древние времена, а научная традиция, которая рассматривает конфликт не как отклоняющееся от нормы и переходящее явление, но как постоянный и даже необходимый компонент социальных отношений, восходит к Аристотелю, Гоббсу, Марксу, Веберу. Значение историко-генетического подхода для изучения проблематики конфликта состоит в том, что он ориентирует исследователей на соотнесение тех или иных концепций современной науки о конфликтах с изначальными, базовыми идеями, выдвинутыми мыслителями прошлого. Кроме того, этот подход утверждает взгляд на научную традицию как на сложное взаимодействие позиций, их преемственность и конкуренцию — этот «конфликт интерпретаций» (термин введён французским философом, представителем герменевтики П.Рикёром), тесно связанную с эволюцией мирового общественного развития, влиянием больших идеологий.

В главе акцентируется внимание на то, что концепции конфликта разрабатывались, прежде всего, в рамках теории общественного развития, социологии, а также психологии, где в центре внимания оказываются субъективные причины возникновения и развития конфликтных ситуаций. В политические и правовые учения конфликтные модели приходили «со стороны», прежде всего из социологии и общей теории систем, поэтому в этих учениях выделить собственно конфликтологические теории бывает непросто. В связи с этим вычленение политической и правовой содержательности теории конфликта осуществляется как на основе рассмотрения общих теорий конфликта


14 в качестве общеметодологической основы правовой интерпретации конфликта, так и на предмет выявления в этих теориях подходов, элементов и сюжетов политико-юридического характера.

В ходе нашего исследования удалось развить и уточнить важное методологическое положение, выработанное исследователями в новейшее время. Речь идёт о том, что современная теория конфликта утверждалась в противовес теории «равновесия», базирующейся на концепциях школы структурно-функционального анализа (Т.Парсонс и др.). Сторонники этой школы как бы выносили конфликты за рамки исследования, поскольку рассматривали их в качестве выражения нежелательного «отклоняющегося поведения», «дисфункций» и т.д., что в целом не присуще социуму с его функциональным единством. И зарубежные (Э.Асп и др.) и отечественные исследователи (В.Н.Кудрявцев, Е.И.Степанов, А.В.Глухова и др.) приходят к обоснованному выводу, что равновесная и конфликтная парадигмы не только противостоят друг другу, но и творчески взаимодействуют.

В главе показано, прежде всего на основе анализа работ «второго поколения» (после К.Маркса и Г.3иммеля) классиков теории конфликта, Р.Дарендорфа и Л.Козера, что влияние их как конфликтологов во многом определяется попытками не противопоставить теорию конфликта структурному функционализму, а «вписать» конфликт в идеи общественного порядка. И напротив, попытка создания «чистой» теории конфликта (Д.Рекс), стремление построить модель конфликта, базируясь на дюрингианском взгляде о заглавной роли насилия и конфликтов в политике (Й.Галтунг), не получили значительного отклика ни в науке, ни в культуре: современной наукой берутся на вооружение прежде всего теории интегративного типа.

Особое внимание автор уделяет исследованиям юриста, политолога и социолога К.Шмитта. Особенность его творчества можно усмотреть в том, что основные работы учёного, появившиеся в период 20—40-х годов, фактически базировались на конфликтологической парадигме, и тем самым шли вразрез с доминировавшей тогда в социологии и политических науках равно-


15

весной теорией. Политика в трактовке Шмитга однозначно редуцирована к конфликту, что во многом соответствовало реалиям 20—30-х годов. Представляется, что его концепция, строго говоря, не противостоит широко признанной теории Вебера о власти (об отношениях господства-подчинения) как первоосновы политики. Обе концепции, скорее, дополняют друг друга: если Вебер акцентирует внимание на институционализированной («сущностно-политической» в терминологии Шмитга) стороне властно-управленческих отношений, то Шмитт подчёркивает специфику «политического» как универсального принципа самоорганизации социума в условиях обострения противоречий. Концепция Шмитга имеет серьёзное значение для осмысления феномена политического конфликта и проблемы его правового регулирования. Он ориентируется на антинормативистское по своему характеру признание того, что применение правовой нормы не является нейтральной позицией, и условия её применения определяются в конечном счёте соотношением общественных сил, развитием социума, политической организации.

В целом же развитие процесса познания феномена конфликта в мировой теоретической и научной мысли выстраивается в эволюционную «кривую», которая схематически, в самом общем виде, может быть представлена следующим образом:

  1. становление проблематики конфликта в мировой философской и социальной мысли в целом (Аристотель, Платон, Гоббс, Локк, Гегель и др.) Конфликт отождествляется ещё с явлениями борьбы в обществе, его понятие не вычленяется из понятия противоречия;
  2. переход в XIX веке к более систематической форме разработки теории конфликта, начало которому положено работами К.Маркса, Э.Дюркгейма, МБебера, Г.Зиммеля, школой социал-дарвинизма. Проблемно-философские и общетеоретические основания изучения конфликта формировались, прежде всего, в социологии (теории общественного развития), понятийный аппарат которой во многом совпадает с

16

совокупностью основных категорий конфликтологических исследований, в том числе предпринимаемых с политико-правовых позиций;

  1. отход западной социологии в первой половине XX века, особенно начиная с 30-х годов, от проблематики конфликта, длинная полоса развития эмпирического этапа (Р.Парк, Чикагская школа и др.); в это время преобладают подходы функционализма, направленные на объяснение социальных учреждений прежде всего с точки зрения выполняемых ими функций, соответственно общество предстаёт в качестве системы взаимодействующих и саморегулирующихся частей. В 1950-х — начале 1960-х гг. доминирующее положение занимает равновесная модель ТЛарсонса. Значимым исследовательским потенциалом как для системного анализа политической жизни в целом, так и для разработки проблемы политического конфликта обладает парсонианский анализ политической сферы как одной из четырёх подсистем, из которых — согласно его теории социального действия — состоит социальная система. Политическая жизнь представлена Парсонсом в качестве сложной совокупности воздействия института лидерства на людей через органы власти в рамках регламента правовых правил политической игры, которая складьтается из определённых целей, принятия решений и их реализации посредством мобилизации ресурсов;
  2. развитие с середины 50-х годов современной теории конфликта, видная роль в разработке которой принадлежит Р.Дарендорфу и Л.Козеру, чьи работы обладают значительным политико-правовым потенциалом: проблемы нормативно-правовой регуляции и институционализации конфликта (Козер); гипотеза Дарендорфа о том, что в условиях современного общества поле конфликта совпадает с проблемой права каждого гражданина на доступ к благам и с моделью отторжения от этого права; вопрос о зависимости конфликтов в политической сфере от типа социальной структуры общества (Козер, Дарендорф) и др.;

17

  1. 50 — 70-е годы. Это период оформления конфликтологии в качестве особой междисциплинарной области (Й.Галтунт, Дж.Бернард, А.Раппопорт др.), противостоящей структурно-функциональной (инте-гративной) — парсонианской в своей основе — парадигме, на которой базируется функциональная («равновесная») модель социума. Кроме того, предпринимаются попытки построения общей теории конфликта (К.Боулдинг, Л.Крисберг, С.Финк и др.); теперь в центре внимания исследователей оказались не причины социальных конфликтов в общественном развитии (что было свойственно частным теориям конфликта), а их общие структурно-динамические параметры, основные устойчивые характеристики. Целый ряд позиций конфликтологии несёт методологическую нагрузку в политико-правовой по своей интерпретации теории конфликта. Это относится, например, к концепции структурного насилия и структурных конфликтов Й.Галтунга. Согласно ей структуры власти, отказываясь от использования политико-правовых методов регулирования, с помощью насилия могут подавить социальные конфликты, но в критической ситуации, когда утрачивается социальная стабильность, возможен мощный взрыв латентных конфликтов;
  2. 80 — 90-е годы и далее — переход от конфликтного функционализма и общей теории конфликта к общей теории разрешения и предупреждения конфликтов (Дж.Бертон, К.Митчел и др.); наблюдается явное снижение интереса к функционализму и творчеству Парсонса;

— среди работ юридического и политико-социологического характера

особое значение для осмысления политического конфликта имеют те,

которые базируются на конфликтных (конфликтно-консенсусных) оп

ределениях политики, с позиций которых политика рассматривается

как деятельность, связанная с насильственным и мирным разрешением

конфликтов. Видная роль в политико-правовой интерпретации теории

конфликта принадлежит К.Шмитту, разрабатывавшему вопросы об

особенностях применения права (в том числе путём тенденциозно-


18

инструменталистского использования идеи права) для разрешения

конфликтных ситуаций в политической сфере.

Глава П «Разработка проблематики политического конфликта в отече

ственных правовых исследованиях» посвящена осмыслению процесса позна

ния феномена и сущности политического конфликта в отечественной право-          /

вой мысли в тесной взаимосвязи с политическими и социологическими ис

следованиями.                                                                                                                  *

В западной научной традиции принято обозначать сферу адисципли-нарного изучения конфликта как область творческих дискуссий в русле различных теорий конфликта, тогда как для отечественных обществоведческих дисциплин, каждая из которых изучает социальный конфликт в соответствии с профилем своего исследования, характерно признание существования комплексной самостоятельной науки — конфликтологии. Если её возникновение на Западе относится к 50—60-м годам XX века, то формирование конфликтологии в России приходится на 90-е годы, то есть уже на постсоветский период развития. Эта наука ближе всего стоит к юриспруденции, социологии и политологии, но она также тесно соприкасается с психологией, теорией игр и другими дисциплинами.

Современное состояние отечественной конфликтологии не позволяет рассматривать — впрочем, точно так же, как и в мировой традиции — правовую интерпретацию конфликта в «чистом» виде.

Юридическая содержательность теории конфликта обнаруживается, в

частности, в ходе историко-научной систематизации и классификации ис

следований конфликта вообще, осуществляемых с самых различных пози

ций. Иначе говоря, она как бы потенциально присутствует в современном              ,,

конфликтологическом комплексе, не находя сегодня зачастую «потребите

лей», не будучи востребованной для создания теоретических концепций бо

лее высокого уровня. Вместе с тем в силу особенностей формирования оте

чественной конфликтологии (обоснование политического конфликта как

«полноправного» типа конфликта, возникновение юридической конфликто-


19 логии и проч.) точки соприкосновения политико-социологических и правовых исследований конфликта обнаруживаются в ней более очевидно и внятно, нежели в западной традиции изучения конфликта.

Следует иметь в виду, само понятие «политический конфликт» не име

ет широкого распространения в западной науке. Причинами этого являются

отождествление  политического конфликта с  крайними,  экстремальными

«              формами противостояния, а также влияние такой методологии, в соответст-

вии с которой типология политических противостояний базируется на различении конфликтующих сторон, а не сфер проявления конфликтов. Напротив, в отечественной конфликтологии, которая широко использует «сферный» подход, разрабатываются проблемы собственно политического конфликта. Последний изучается в его основных структурных и динамических характеристиках и типологическом разнообразии.

В главе анализируются и сопоставляются различные типологии и классификации политических конфликтов, используемые в современной научной литературе. Существующие различия в подходах к определению политического конфликта, по мнению автора, следует рассматривать как многообразие в рамках единого. В литературе формируется модель политического конфликта, описывающая его структурно-динамические характеристики. При этом структура включает: стороны конфликта (непосредственные участники, третьи стороны); среду (политическое общество, политическая система); предмет (властные отношения, права и свободы социальных групп и слоев), а также его объект (власть как способ контроля над ресурсами, власть как спе-цифический ресурс). Динамические характеристики конфликта описываются как этапы (стадии) его развития: 1) возникновение объективной конфликтной (или предконфликтной) ситуации; 2) осознание ситуации в качестве конфликтной; 3) конфликтное взаимодействие (собственно конфликт); 4) завершающая стадия конфликта (его разрешение).

Если для социального конфликта вообще разработаны структурно-динамические модели, обозначены и интегрированы уровни анализа, то


20

идеализированные модели политического конфликта находятся всё-таки ещё в стадии разработки.

В активно развивающейся отечественной юридической конфликтологии разрабатываются вопросы о юридическом конфликте, при определении которого продолжают возникать разночтения. Часть специалистов исходит из того, что для признания конфликта юридическим все его основные элементы должны иметь юридическую характеристику. Большая часть юристов-конфликтологов подходят к характеристике юридического конфликта в более широком смысле, и признают таковым любой конфликт, в котором спор, так или иначе, связан с правовыми отношениями сторон. Кроме того, юридическая наука совместно с политологией изучают вопросы о соотношении политического и юридического конфликтов, рассматривают юридические аспекты политического конфликта, анализируют государственно-правовые конфликты, возникающие в самой системе государственной власти, как разновидности политических конфликтов и др.

С позиций теории конфликта в юридической интерпретации обнаруживается, что структура и процессы развёртывания политических конфликтов заметно усложняются по мере того, как независимую роль начинают играть не только представительные учреждения (парламенты и др.), но и суды, т.е. по мере того, как утверждается система разделения властей. Этому же способствуют появление и институционализация профсоюзов, политических партий и движений.

В проблематике правовой конфликтологии внятно вычленяется сюжет о юридических аспектах политического конфликта. В почти любом из них обнаруживается связь как с государственными институтами и процедурами политико-государственного управления, так и с юридическими нормами. Политический конфликт оказывается тесно переплетённым с собственно юридическим конфликтом. Расстановка социально-политических сил, как это раскрывается в научной литературе, вообще в немалой степени зависит от внешне формальных юридических процедур. Последние определяют, кто и


21

как может выдвигать граждан в депутаты, каковы критерии образования избирательных округов и участков, кто может назначать референдумы различных масштабов и т.д. Не случайно в условиях переходного периода развернулась столь острая борьба вокруг проекта новой Конституции, проектов законов о выборах, политических партиях и др.

Анализ политического конфликта в том или ином ракурсе, в частности, с точки зрения способов (включая правовые) его разрешения предполагает, во-первых, выбор адекватной формализованной модели политического конфликта, во-вторых, создание определённой исследовательской сетки для описания конкретного политического конфликта.

В главе Ш «Политическая и юридическая конфликтология о способах разрешения политического конфликта» рассматривается процесс изучения завершающей стадии конфликта в политической и юридической науках о конфликтах.

Осмысление современного состояния конфликтологии позволяет говорить о том, что её основное содержание составляют проблемы управления конфликтами и их разрешения. С учётом этих позиций в качестве одной из центральных задач юридической конфликтологии признаётся изучение правовых механизмов предупреждения и разрешения юридических конфликтов. В политической конфликтологии также первостепенное значение уделяется поиску форм и способов контроля за протеканием политических конфликтов.

Существующие разногласия в подходах к критериям разрешения политического конфликта, которое нередко протекает по сценарию «выигрыш-проигрыш», отражают как идейно-политические предпочтения самих конфликтологов, так и особенности дискурсивности и политической, и юридической конфликтологии. При этом авторы (Н.В.Гришина, С.В.Соколов и др.), ставящие под сомнение «победу правового оппонента» в качестве критерия разрешения конфликта, не посягают на саму возможность его применения: в юридическом конфликте с участием правоприменительных (правоохранительных) органов важно восстановить справедливость, решить дело по зако-


22

ну, достигая тем самым конечную цель юриспруденции. Действительно, иной подход здесь равносилен посягательству на смысл правового регулирования социальной жизни, отрицанию компенсирующего механизма права. Но применение последнего — не самоцель, в политическом конфликте поиск правых и виноватых, пусть и на основе формального права, чреват дальнейшей эскалацией конфликта.

В последние десятилетия XX века в центре внимания специалистов оказались три крупных проблемы, связанных с анализом завершающей стадии конфликта: выявление условий развития деструктивного и конструктивного процессов конфликта; поиск наилучших стратегий и тактик в конфликте; выявление факторов, способствующих достижению соглашений между противоборствующими сторонами. Если для западных конфликтологов вопрос о понятийной аппаратуре, используемой для описания завершающей стадии конфликта, уже не является в целом дискуссионным, то отечественная конфликтология переживает процесс уточнения и коррекции этих понятий.

В политической конфликтологии и социологии конфликта главными рабочими понятиями оказываются «урегулирование» и «разрешение» конфликтов. При этом урегулирование включает процедуру завершения конфликта, связанную в основном с вмешательством (участием) правоприменительных и иных властных органов. Напротив, понятие разрешения используется в связи с процедурами до (или не-) юридического решения проблемы (в частности, посредством прямых переговоров между конфликтующими сторонами), предполагающего устранение причин конфликта. Между тем в юридической конфликтологии понятие «разрешения», как правило, используется в значении достижения любого соглашения и увязывается с юридическими процедурами. Соответственно юристы-конфликтологи ранжируют метод разрешения по степени деэскалации конфликта, выделяя в частности, такой вариант разрешения, как соглашение в соответствии с законодательной волей внешней силы.


23 В современной отечественной конфликтологии не существует единства

взглядов по вопросу о роли правовых процедур в урегулировании конфлик

тов. Встречается подход, согласно которому все политические споры должны

решаться на основе права. Однако всё более пробивает себе дорогу представ

ление о том, что политические процессы в значительной мере развиваются в

правосвободном пространстве, поэтому вопрос об урегулировании этих кон-

V.             фликтов посредством правовых процедур переносится в плоскость целесооб-

разности и реальной возможности использования права. Тем более, что в практике демократических стран всё большее распространение получает посредничество как форма внесудебного урегулирования юридических конфликтов.

Конфликтологи неизменно подчёркивают, что на практике правовая система играет решающую роль как в предотвращении, так и в разрешении большинства конфликтов. При этом выделяют (А.В.Дмитриев и др.) те затруднения, что встают на пути юридической конфликтологии с точки зрения разработки процедур применения юридических мер для разрешения политических конфликтов. Так, юридическая система не имеет явного контроля над причинами конфликта. В ходе юридического процесса нельзя менять закон, можно лишь его трактовать. В случае, если суд и находит неординарное решение, отметив, что прежняя практика неудовлетворительна (предполагаемые обстоятельства изменились), всё равно приходится сталкиваться с изменением лишь по нескольким статьям закона, а не системы управления как таковой; любая попытка критиковать существующее законодательство с позиций реального положения дел или, к примеру, изменений в общей теории права окажется совершенно напрасной, и т.д.

Доминирующая тенденция в рассмотрении возможностей права в урегулировании политических конфликтов заключается в осмыслении условий и действий, способствующих преобразованию неправовой (и непосредственно не решаемой правовыми средствами) ситуации конфликта в ситуацию правовую. Переходу от неопределённого, хаотичного, неформализованного и de


24 facto силового (явно или скрытно) конфликта к юридически определённому, формализованному, упорядоченному и, следовательно, разрешаемому спору участников конфликта о праве. Для обозначения процесса перехода конфликта из неформализованного состояния в юридически определённый вид в научной литературе применяются понятия «юридизация» («логарифмиза-ция»), «институционализация» конфликта; при этом последнее, как правило, рассматривается в расширительном, а не только собственно юридическом смысле.

Выход на проблему юридизации и институционализации политического конфликта как условий его регулирования/разрешения сопрягается в исследованиях с учётом особенностей политических конфликтов в современной России. Эти особенности увязываются, по крайней мере, с двумя группами факторов: первая касается переживаемого страной периода «транзита», вторая относится к современному состоянию системы права, систематизации законодательства, правотворческому процессу. Специалисты приходят к выводу о том, что в связи с мозаичным сочетанием в отечественном случае параметров, присущих разным системам, политические конфликты чаще всего развиваются в смешанных, комплексных формах (политико-правовые, социально-политические, государственно-правовые, этнополитические конфликты).

Проблема способов и путей регулирования политических конфликтов рассматриваются конфликтологами в контексте выявления условий деструктивного или же конструктивного процессов развёртывания конфликтов. Вопросы анализа конструктивного развития концентрируются вокруг проблемы консенсуса, который как понятие употребляется, по меньшей мере, в трёх смыслах: юридическом, политическом и социологическом. Основным правовым полем, где воплощён принцип консенсуса, является конституционное право, соответственно, главным легитимным средством разрешения конфликтов является конституция. И наоборот: право только тогда может стать


25

действительно серьёзным регулятором политических конфликтов, когда существует консенсус.

Для разработки вопросов о современном состоянии конституционной системы в России, её роли в деле урегулирования политических конфликтов серьёзное значение имело обсуждение проблемы «Конфликт закона и правовая реформа», организованное ИГП РАН в марте 1997 года. В политико-правовом ракурсе вопрос о роли конституции как инструмента согласования политических интересов анализируется сегодня по нескольким направлениям, заданным, по сути дела, в ходе этой дискуссии: значение конституционного права, конституционных норм для урегулирования политических конфликтов и механизмы этого урегулирования; проблемы, связанные с развитием конституционной системы и парламентских учреждений; современное состояние конституционного процесса.

В правовой конфликтологии систематизируются юридические способы разрешения политических конфликтов на основе конституционного права, парламентских процедур. В частности, получают освещение такие аспекты, как разделение властей и согласительные процедуры, парламентское правосудие, конституционное правосудие (оно оценивается как наиболее типичная конституционная процедура), гармонизация правовых актов. В политической конфликтологии в центре внимания оказываются такие проблемы, как урегулирование конфликтов в системе государственного управления, в частности, между законодательной и исполнительной ветвями власти; конфликты между различными звеньями управленческого аппарата; между органами государственного управления и населением; конфликтогенные факторы взаимоотношений граждан с чиновниками; конфликтный потенциал становления многопартийности. Особой областью изучения являются этнополитические конфликты, причём соответствующий комплекс литературы уже столь значителен, что исследователи ставят вопрос о возникновении отечественной конфликтологии этнонациональных отношений.


26

Многоуровневое переплетение политического и юридического начал в различных социально-политических конфликтах диктует исследователям общую логику подхода к их урегулированию и разрешению: и правовые, и политические средства не исключают, а дополняют друг друга, нередко переплетаясь.

В заключении работы подводятся итоги исследования, содержатся наиболее общие выводы автора.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Проблемы конфликта в системе юридических наук // Россия: выбор пути. Материалы межрегион, науч.-практич. конференции. Казань, 19 ноября 1999 г. — Казань, 2000. 0,2 п.л.
  2. К вопросу о разрешении политических конфликтов // Гуманитарное знание в системах политики и культуры. — Казань, 2002. 0,2 п.л.
  3. Политико-правовая интерпретация теории конфликта в мировой научной традиции // Социокультурная деятельность как объект социального исторического познания: Сб. науч. статей и сообщений. — Казань, 2002. 0,3 п.л.

/


Отпечатано с готового оригинал-макета

в ООО Центр Оперативной Печати

420107, г. Казань, ул. Хади Такташа,105

Лицензия на издательскую деятельность 0311 от 03.08.2000

Лицензия на полифафическую деятельность 0195 от 03.08.2000

Подписано в печать 23.04.2002 г.

Форм. Бум. 60*84 1/16. Печ. л. 1,5. Тираж 70. Заказ 98.


О 3 ИЮН 2002


РНБ Русский фонд

2004-4 6033

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.