WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ОРГАНЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ОБЛАСТИ ВОЙСКА ДОНСКОГО (КОНЕЦ XVII – НАЧАЛО XX ВВ.): ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

Мирошниченко Анна Юрьевна

 

 

ОРГАНЫ  ПРИНУДИТЕЛЬНОГО

ИСПОЛНЕНИЯ  СУДЕБНЫХ  РЕШЕНИЙ

НА  ТЕРРИТОРИИ  ОБЛАСТИ  ВОЙСКА

ДОНСКОГО  (КОНЕЦ XVII – НАЧАЛО XX ВВ.):

ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

 

 

Волгоград – 2004

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Ростовского юридического института МВД России

Научный руководитель:    заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор юридических наук,

профессор

                                               Баранов Павел Петрович

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, доцент

                                           Летяев Валерий Алексеевич;

                                               кандидат юридических наук

                                            Русских Валерий Валерьевич

 

Ведущая организация: Ростовский государственный экономический университет (юридический факультет) (РИНХ)

Защита состоится 27.01.05 в 14 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.003.01 при Волгоградской академии МВД России (400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130, зал Ученого Совета).

С диссертаций можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД России.

Автореферат разослан                                  2004 года.

Ученый секретарь регионального

диссертационного совета                          

кандидат юридических наук,

доцент                                                            В.А. Рудковский

 

 

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Эффективность судебной защиты, а также защиты прав и законных интересов граждан, осуществляемой иными юрисдикционными органами, во многом зависит от максимального обеспечения и реального исполнения принимаемых ими решений и актов. Становление и развитие новых форм собственности, ход судебной реформы выявили неэффективность обеспечения установленного порядка деятельности судов и организации принудительного исполнения судебных актов и актов других органов.

Одной из задач судебно-правовой реформы, начавшейся с конца 80-х – начала 90-х гг., является реформирование системы органов исполнения судебных решений и актов исполнительного производства других органов. Устарелость нормативной базы исполнительного производства явилась одной из причин повсеместного и систематического ухудшения исполнения судебных актов и других исполнительных документов.

К сожалению, имущественные интересы гражданина, собственника, инвестора оказались реально очень слабо защищенными, несмотря на обращение в суд и имеющиеся по этому поводу судебные решения. Такая ситуация серьезно дискредитирующая не только суды, но и государственную власть в целом, так же являлась одним из серьезных оснований для разработки нового законодательства об исполнительном производстве.

В 1997 г. были приняты и вступили в действие федеральные законы “О судебных приставах” и “Об исполнительном производстве”, в соответствии с которыми возрожден институт судебных приставов, существовавший ранее в дореволюционной России. Характеризуя вышеназванные законодательные акты, являющиеся юридической базой для формирования и развития правовых основ деятельности службы судебных приставов, следует отметить, что в изначальной (ныне действующей) редакции они пока еще достаточно далеки от совершенства. Вследствие чего существенно ограничиваются перспективы дальнейшего становления и развития системы исполнительного производства.

В этой связи, на взгляд диссертанта, повышается значимость изучения опыта прошлых поколений и анализа деятельности органов принудительного исполнения судебных решений в дореволюционной России. Так же, говоря о перспективах развития и реформирования исполнительного производства в Российской Федерации, правомерно обратиться к истокам формирования и развития органов принудительного исполнения судебных решений на региональном уровне. В предлагаемом исследовании рассматривается процесс организационно-правового становления и развития органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского (конец XVII – начало XX вв.). В силу особого правового статуса этого региона местные органы исполнения судебных решений формировались своим собственным, отличным от других регионов российского государства, путем. Поэтому их история заслуживает отдельного всестороннего изучения.

Конечно, далеко не все из этого опыта может быть использовано в настоящее время, но для выявления исторического наследия и возможной его рецепции необходимо с помощью научного анализа реконструировать систему органов принудительного исполнения судебных решений, функционировавшую на территории Донского казачьего Войска, а также место и роль в исполнительном производстве казачьего населения.

Хронологические рамки работы охватывают конец XVII – начало XX вв. (до 1917 г.). Нижняя рамка определяется временем, когда Войско Донское не признавало на Дону никакой власти, кроме своей собственной, и было полностью автономно в области суда, управления и внешних отношений. А верхняя – принятием 22 ноября 1917 г. Декрета о суде № 1, когда все старые законы были признаны недействующими, вследствие чего институт судебных приставов был упразднен.

Степень научной разработанности проблемы. В предлагаемой работе впервые проведено комплексное изучение процесса организационно-правового становления и развития органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского. В период до 1917 г. эта проблема оставалась “белым пятном” в истории формирования и функционирования данного института, так как ей уделялось незначительное внимание.

Между тем определенные сведения о процессе становления и этапах развития правовых институтов Дона все же были сохранены современниками и содержатся в ряде публикаций. Анализ работ досоветского периода позволяет нам условно разделить их на две группы: к первой относятся работы, освещающие историю казачьих войск Российской Империи в целом; вторую группу трудов составляют издания, посвященные непосредственно Донскому казачьему Войску.

Огромный интерес в первой группе публикаций представляет многотомный исторический очерк “Столетие Военного министерства (1802–1902)”, выпущенный к юбилею учреждения Военно-сухопутного министерства. В одиннадцатом томе этого издания освещается процесс организационно-правового становления и развития государственных органов управления казачьими войсками, местных органов правопорядка и судебной системы, окружного и городского управления. Главная ценность этой работы – обилие фактических сведений и статистического материала. Определенный фактический материал по вопросам исследования содержится и в других работах этой группы .  

Во вторую группу трудов входят работы по истории Донского казачества . Значительную часть из них составляют публикации, подготовленные сотрудниками Областного Войска Донского статистического комитета, функционировавшего в Новочеркасске с 1836 по 1917 гг. Деятельность сотрудников комитета, кроме составления ежегодных статистических отчетов, была направлена на публикацию различных “Памятных книжек”, “Трудов комитета”, в которых исследовалось Донское Войско в историческом, топографическом, торговом, промышленном, сельскохозяйственном и прочих аспектах. В этих периодических изданиях встречаются отрывочные сведения об учреждениях, в обязанности которых входило принудительное исполнение судебных решений на Дону .

Особое место в дореволюционной историографии следует отвести многочисленным работам, опубликованным в периодических изданиях, аналитические материалы которых дают определенное представление о вопросах, исследуемых в настоящей диссертационной работе .

Таким образом, в досоветский период был накоплен значительный материал, касающийся истории Области Войска Донского, небольшая часть которого относится к деятельности органов принудительного исполнения судебных решений. Этот чрезвычайно ценный в научном отношении материал не утратил своего значения и в настоящее время. Вместе с тем следует отметить, что он до сих пор в должной степени не анализировался, не обобщался и не систематизировался.

Это связано с тем, что после Октябрьской революции 1917 г. советским правительством был взят курс на уничтожение казачества как этнополитического феномена, чуждого утвердившемуся политическому режиму, в результате чего интерес к исследованию казачьей темы значительно снизился. В немногочисленных работах 20–50-х гг. XX в., посвященных Донскому казачеству, акцентировалось внимание на доказательстве рациональной сути и консерватизма войскового сословия, справедливости его ликвидации. В основу такого подхода были положены многочисленные работы В.И. Ленина, где казаки, как правило, изображены приверженцами самодержавия и поставлены рядом с жандармами . Кроме того, в ходе событий октября 1917 г. были упразднены все судебные учреждения, в том числе и служба судебных приставов. Вполне понятно, что в таких условиях всестороннее изучение исторического наследия функционировавших до 1917 г. правовых институтов Дона было невозможно, так как их рассмотрение в случае отхода автора от официальной точки зрения могло повлечь за собой серьезные неприятности. В результате этого опыт организационно-правового развития и деятельности органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского предавался забвению: не изучался и не анализировался.

Всесторонние объективные научные труды, посвященные истории возникновения и развитию института принудительного исполнения судебных решений дореволюционной России, а также казачеству, стали появляться лишь в конце 50-х гг. XX в. Особенно много публикаций по рассматриваемым проблемам было подготовлено в конце 80-х и в 90-х гг., так как исследователи получили более широкий доступ к архивным материалам и значительную свободу выражения своих взглядов. Анализ работ 60–90-х гг. позволяет разделить их на несколько групп.

Первую составляют фундаментальные труды по истории исполнительного производства Российской Империи. Прежде всего, это работа Р.Х. Валеевой . Р.Х. Валеева, изучая органы принудительного исполнения по советскому гражданскому процессуальному праву, проследила историю становления исполнительного аппарата в русском пореформенном процессе. В научном исследовании И.Б. Морозовой так же затрагиваются некоторые исторические аспекты процесса становления и развития исполнительного производства .  В указанных трудах исторический опыт правового регулирования деятельности органов принудительного исполнения судебных решений, функционировавших на территории казачьих войск (в данном случае Области Войска Донского), не подвергся комплексному изучению и анализу.

Вторую группу трудов включают работы, посвященные казачьим войскам Российской Империи . В них преимущественно анализируются аспекты, связанные с ратными подвигами, воинской службой, культурой, традициями казаков, и лишь фрагментарно затрагиваются вопросы настоящего исследования.

Третью группу составляют публикации, освещающие историю непосредственно Донского казачьего Войска и Приазовья .  Однако в них мало исследованы историко-правовые аспекты формирования и деятельности местных органов исполнения судебных решений. Научные труды этой группы в большинстве случаев подготовлены на основе более ранних, чаще дореволюционных изданий научно-публицистического характера.

В настоящее время в связи с принятием в 1997 г. федеральных законов “О судебных приставах” и “Об исполнительном производстве” в Российской Федерации был возрожден институт судебных приставов. В силу вышеуказанного обстоятельства было издано огромное количество публикаций, посвященных исполнительному производству. Все их можно разделить на две группы.

В первую группу входят труды, в которых рассматриваются исполнительное производство в целом , отдельные виды взысканий , комментарии к федеральным законам “О судебных приставах” и “Об исполнительном производстве” .

Вторую группу составляют труды, рассматривающие непосредственно историю исполнительного производства в России. Прежде всего, хотелось бы отметить фундаментальное исследование В.В. Захарова, который в своей работе восстановил картину становления и функционирования института судебных приставов по судебной реформе 1864 г.   Данная проблема также рассматривается в трудах О.В. Кононова и Ю.Г. Кокарева, И.Б. Морозовой и А.М.  Треушникова, Е.Н. Булычева, Г.С. Вайнштейна .

Таким образом, при обилии публикаций по истории Донского казачества, а также об организационно-правовом становлении и развитии исполнительного производства в Российской Империи, рассматриваемая проблематика до настоящего времени не получила необходимого освещения. В работах регионоведческой направленности комплексно не изучались правовые стороны организации органов принудительного исполнения судебных решений. В трудах же, посвященных институту исполнения судебных решений в России, практически не рассматривалась деятельность органов исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского.

Объектом исследования является совокупность организационно-правовых отношений, возникающих в процессе генезиса и эволюции органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского.

Предметом исследования является организационное построение, структура, штаты, правовое положение и компетенция органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского на основе изучения исторических документов, нормативно-правовых актов, архивных материалов, а также иных библиографических источников.

Цель и задачи работы. Цель представленного исследования – выявление, рассмотрение и историко-правовой анализ закономерностей организационного построения органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского и правового регулирования их деятельности.

Достижение поставленной цели обусловило постановку и решение целого ряда конкретных исследовательских задач:

– определение понятия органов принудительного исполнения судебных решений и актов других органов на современном этапе развития исполнительного производства;

– исследование процесса становления и развития органов исполнения судебных решений в России в хронологических рамках конца XVII – начала XX вв., основываясь на нормативно-правовых актах указанного периода;

– выявление особенностей формирования и эволюции органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского в дореформенный период;

– рассмотрение процесса подготовки и специфики осуществления судебной реформы 1864 г. в Области Войска Донского;

– анализ специфики организационно-правового функционирования института судебных приставов на территории Войска Донского в пореформенный период;

– проведение комплексного анализа института принудительного исполнения судебных решений в России и на территории казачьего Донского Войска в указанный период в компаративном аспекте;

– выявление общего и особенного в правовом регулировании деятельности судебных приставов Области Войска Донского в пореформенный период с современным российским законодательством;

– функционирование дореволюционного и современного института судебных приставов-исполнителей – выработка практических рекомендаций по совершенствованию деятельности института судебных приставов на современном этапе развития исполнительного производства на основе опыта функционирования указанного института в дореволюционной России.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в работе предпринята попытка комплексного исследования процесса становления и развития органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского с учетом изменения внутриполитической обстановки в регионе и формирования всего аппарата исполнительного производства в России. Акцент сделан на выявление специфики организации, деятельности и формирования правовой основы управления института принудительного исполнения судебных решений, а также определение особенностей его кадрового комплектования в исследуемом регионе. В диссертации достаточно полно рассмотрены полномочия, выполняемые указанными органами Дона на всем историческом пути их существования.

Научная новизна настоящей работы конкретизируется в положениях и выводах, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту, вытекают из цели и задач диссертационного исследования и сводятся к следующему:

1. В дореволюционном и современном законодательстве об исполнительном производстве, на основе изученного нами материала, мы не встречали научного понятия “органов принудительного исполнения судебных актов и актов других органов”. В своем исследовании мы предлагаем следующую дефиницию указанной категории: “органы принудительного исполнения судебных решений и исполнительных документов иных органов – это процессуально самостоятельные, относительно независимые государственные органы, а также в отдельных случаях иные организации и учреждения, обладающие правом принимать решения и иные подзаконные акты, непосредственно влияющие на динамику исполнительного производства, а также правом применения принудительных мер, несущие ответственность за проступки и правонарушения в соответствии с законодательством об исполнительном производстве”.

2. Сравнительный анализ становления и развития института принудительного исполнения судебных решений в Российской Империи и на территории Области Войска Донского в дореформенный период доказывает, что возникновение и функционирование аппарата исполнения судебных решений на территории Войска проходило с определенными особенностями в силу ряда специфических черт данного региона. Эта специфика в дореформенный период особенно ярко проявлялась на уровне войскового, окружного и станичного управления Области Войска Донского, что объяснялось соединением в указанных органах множества функций (административных, хозяйственных, управленческих, судебных и прочих) приводивших, в конечном итоге, к волоките в исполнительном производстве.

3. Комплексный анализ правового регулирования деятельности полицейского аппарата в России в дореформенный период и полиции города Черкасска показал, что в начале XIX в. организационно-правовое функционирование органов, исполнявших судебные решения в городе Черкасске, было основано на общероссийском законодательстве, базирующемся на положениях Устава благочиния или полицейского и других нормативных актах, регламентирующих деятельность полицейских органов.

4. Подготовка и проведение судебной реформы 1864 г. на территории Области Войска Донского имели ряд особенностей. Так, система общих и мировых судов была образована на указанной территории в соответствии с судебными уставами 1864 г. только в начале 70-х годов. В соответствии с последними при данных судебных учреждениях были созданы специальные органы исполнения судебных решений – судебные приставы. Так же огромную роль в правовой регламентации организации деятельности института судебных приставов играли положения “Особых наказов окружных судов”.

5. По общероссийскому законодательству к соискателю на должность судебных приставов предъявлялись определенные требования, соответствие которым определялось квалификационной аттестацией. Последняя законодательно не регулировалась, в результате чего не было единообразия в ее проведении. Результатом этого явилось то, что процедура назначения кандидата на должность судебного пристава имела ряд специфичных особенностей. А именно квалификационная аттестация соискателя на территории Области Войска Донского заключалась в сборе рекомендаций с предыдущего места службы претендента на должность. Квалификационный экзамен кандидаты не сдавали.

6. Правовые пробелы общероссийского законодательства в отношении делопроизводства судебных приставов заполнялись положениями “Особых наказов окружных судов”. В результате этого делопроизводство судебных приставов Дона отличалось от делопроизводства судебных приставов остальной части России. Содержание полномочий, входящих в компетенцию указанных должностных лиц, также имело свои особенности, о чем свидетельствуют выводы о практической деятельности органов принудительного исполнения судебных решений Области Войска Донского на основе изученных архивных материалов.

7. Комплексный анализ дореволюционного и современного законодательства позволяет сделать ряд заключений: между нормативно-правовыми актами о судебных приставах 1864 и 1997 гг. прослеживается преемственность, однако современное законодательство не является результатом прямого и полного заимствования норм судебных уставов 1864 г. Действующее законодательство об исполнительном производстве требует серьезной корректировки, существенную помощь в этой работе может оказать изучение отечественного исторического опыта организации и деятельности института судебных приставов на основе судебных уставов 1864 г.

8. При устранении правовых пробелов в современном законодательстве об исполнительном производстве на региональном уровне может быть учтен исторический опыт организационно-правового становления и развития органов принудительного исполнения судебных решений на территории Донского казачьего Войска.

Методологическую основу исследования составили сравнительно-правовой и исторические подходы. В работе использовался системный подход, применялся метод компаративного анализа сходных по сути фактов. В соответствии с принципом историзма события и явления, имевшие место в истории формирования и функционирования органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского, рассматриваются исходя из критерия последовательности смены этапов в развитии данного института в России. Эти события и явления подвергаются анализу как относительно завершенный цикл с характерными для него определенными чертами.

Принцип историзма представляет возможность изучать каждый исторический факт и их совокупность как единый процесс зарождения и эволюции во взаимодействии друг с другом, тем самым создавая необходимые условия для того, чтобы определить их внутреннее содержание и изменения на различных этапах развития. Данный принцип позволил анализировать исторические факты и явления такими, какими они были, в их многообразии.

В работе также были использованы диалектический, общелогический, эмпирический, статистический и социологический методы, а также метод формально-юридического анализа и другие частные методы научного познания.

Эмпирическую базу исследования составили дореволюционные и современные нормативно-правовые акты и комментарии к ним. Прежде всего, это древние памятники права Руси, дошедшие до нашего времени, нормативно-правовые акты, содержащиеся в Полном собрании законов Российской Империи, судебные уставы, принятые в ходе судебной реформы 1864 г., современное законодательство об исполнительном производстве. Также в работе использовано дореволюционное законодательство донского казачества. Изучение и сопоставление фактов по вышеназванным источникам права позволило выявить особенности становления и эволюции органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского.

В основе работы лежит делопроизводственная документация (в том числе хранящаяся в архивах и ранее не вводившаяся в научный оборот), материалы дореволюционной и современной общей и юридической периодической печати, статистические материалы.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что данное исследование вносит определенный вклад в углубление научных знаний о структуре и правовых основах организации и деятельности органов принудительного исполнения судебных решений в одном из крупных регионов Российской Империи, обладавших особым правовым статусом. В исследовании освещаются не рассматриваемые ранее в научной литературе вопросы правового регулирования деятельности указанных органов на территории Области Войска Донского с конца XVII – начала XX вв. и их специфика с учетом влияния этнографического фактора казачьего региона.

Практическая значимость исследования заключается в обосновании автором научно-практических предложений по совершенствованию современного законодательства об исполнительном производстве и правоприменительной практике. Результаты научного исследования в историческом аспекте могут быть использованы в процессе совершенствования правовой базы, организации и деятельности служб судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации.

Материалы работы имеют определенное прикладное значение для отраслевых юридических наук и могут быть использованы в процессе преподавания учебных курсов по “Общей истории”, “Истории отечественного государства и права”, а также специальных курсов “Истории донского казачества” и “Исполнительному производству”. Они могут быть применены в качестве лекционного материала при проведении курсов повышения квалификации судебных приставов-исполнителей.

Апробация результатов исследования. Отдельные положения диссертации отражены в 5 публикациях. Основные выводы и рекомендации исследования докладывались на научно-практических конференциях, “круглых столах” различного уровня (международного, всероссийского и регионального). Материалы диссертационного исследования используются в процессе преподавания истории отечественного государства и права в Ростовском юридическом институте МВД России.

Структура и объем диссертации.

Структура работы обусловлена характером и спецификой поставленных исследовательских задач. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, указываются хронологические рамки исследования, освещается степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертации, раскрывается ее научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, излагается методологическая и эмпирическая база исследования, а также теоретическая и практическая значимость работы, содержатся сведения об апробации результатов диссертационного исследования и его структуре.

Первая глава “Организационно-правовое становление и развитие органов исполнительного производства в России (XI начало XX вв.)” содержит следующие параграфы: 1. Понятие органов принудительного исполнения судебных решений и исполнительных документов иных органов; 2. Состояние исполнения судебных решений в дореформенной России (XI – первая половина XIX вв.); 3. Эволюция института судебных приставов по судебной реформе 1864 года. В данной главе диссертантом предпринимается попытка сформулировать дефиницию органов принудительного исполнения судебных решений и исполнительных документов иных органов, исследуются этапы возникновения института судебных приставов, организационно-правовое становление и последующее совершенствование правовой базы вплоть до 1917 года.

В первом параграфе рассматриваются органы и организации (учреждения), исполняющие требования судебных решений и актов других органов в соответствии с современным законодательством об исполнительном производстве.

В соответствии со ст. 3 Закона “Об исполнительном производстве” принудительное исполнение судебных решений и актов других органов в Российской Федерации возлагается на службу судебных приставов Министерства юстиции и службы судебных приставов учреждений юстиции субъектов РФ. Непосредственное осуществление функций по исполнению судебных решений и актов других органов на местах возлагается на судебных приставов-исполнителей, объединенных в районные, межрайонные или соответствующие им согласно административно-территориальному делению субъектов РФ подразделения судебных приставов, возглавляемые старшими судебными приставами.

Однако помимо службы судебных приставов в законе называются и другие органы и организации (учреждения), исполняющие требования судебных решений и актов других органов. В соответствии со ст. 5 Закона “Об исполнительном производстве” в отдельных случаях, предусмотренных федеральными законами, требования судебных решений и актов других органов о взыскании денежных средств исполняются налоговыми органами, банками и иными кредитными организациями, а также другими органами, учреждениями, должностными лицами и гражданами. На основе изученной научной литературы нами обозначен перечень субъектов, исполняющих требования судебных актов и актов иных органов, помимо налоговых, банков и иных кредитных организаций, а также рассмотрены различные точки зрения по вопросу о возможности исполнения судебных актов частными организациями.

На основе проведенного в исследовании анализа мы приходим к выводу о том, что непосредственным органом принудительного исполнения является судебный пристав-исполнитель.

Также в данном параграфе диссертационного исследования нами предпринята попытка научного обоснования дефиниции “органов принудительного исполнения судебных решений и исполнительных документов иных органов”.

Во втором параграфе исследован процесс становления института судебных приставов в дореформенной России. В работе отмечается, что в ранние периоды развития государства каждый, увидев свою вещь в пользовании или обладании другого, мог взять ее обратно силой. Судопроизводству указанного периода характерны: самосуд, саморасправа, разрешение спора только не судом, а обладателем права и принудительное исполнение самим же обладателем.

Однако уже в Русской Правде мы встречаем судебных должностных лиц, которые помогали потерпевшим в осуществлении своих прав, в том числе способы исполнения решений суда (приговоров), хотя об органах, которые исполняли судебные решения, в этом памятнике права ничего не говорится. К этой категории лиц Русская Правда относит: детьских, мечников, вирников, ябетников, отроков. Конечно, правовой статус этой кагорты служащих не полностью воспроизводит правовое положение современных должностных лиц, осуществляющих исполнительное производство, так как институт судебных приставов имеет продолжительную историю становления и развития.

Далее в работе прослеживается процесс нормативно-правового регулирования и организационно-правового развития органов принудительного исполнения по следующим источникам права: Новгородской и Псковской судным грамотам, судебникам 1497 и 1550 годов, Соборному Уложению 1649 г. Нами установлено, что впервые должностное лицо – пристав упоминается в Новгородской и Псковской судных грамотах. По судебникам 1497 и 1550 годов функции судебных приставов выполняли приставы как таковые и “недельщики”. Во всех вышеуказанных нормативно-правовых актах раскрывается правовое положение органов принудительного исполнения судебных решений, а также размер пошлин полагающихся указанным должностным лицам за исполнение ими своих служебных обязанностей. Судебник 1550 г., в отличие от предшествующего законодательства, в ряде правовых норм содержит санкции в отношении приставов за “типичные правонарушения” и превышения своих полномочий. Соборное Уложение 1649 г. подводит итог не только законодательной деятельности России периода сословно-представительной монархии, но и первоначального организационного становления института судебных приставов России XVI – XVII веков.

В начале XVIII века в России исполнительная часть судебного процесса перешла в ведение полиции. В конце второго десятилетия XVIII в., вследствие проведенных реформ, должность судебных приставов была упразднена и в нормативно-правовых актах последних лет правления Петра I не упоминается.

Во второй четверти XVIII в. в системе органов суда и управления, созданной Петром I, отсутствует институт приставов при суде. Процесс восстановления данного института относится к последней четверти XVIII в. и связан с реорганизацией полиции в городах. Должность приставов регламентировалась Уставом благочиния или полицейским 1782 г. Но в рассматриваемый период указанные должностные лица находились в ведении полицейского ведомства, а не судебного 1.  Кроме того, в начале XIX в. были учреждены присяжные приставы при коммерческих судах, в компетенцию которых входили вызов ответчика в суд и ознакомление сторон с его решениями.

Кроме исполнения решений судов, полиция выполняла ряд других функций, поэтому исполнение решений она считала второстепенным делом. Исполнительное производство полицией характеризовалось исключительным формализмом и волокитой. Решения судов не исполнялись годами, иногда исполнение их тянулось десятки лет.

Полиция ни в какой мере не отвечала перед судом за упущения, допускаемые при исполнении решений судов, хотя формально по Своду законов 1857 г. наблюдение за исполнением решений судов и принятие мер к обеспечению исполнения было возложено уже на судебные места. Однако они не имели непосредственной власти над полицией.

На основе изученных материалов мы пришли к выводу о том, что практика исполнительного производства неоднократно подтверждала неэффективность приведения в исполнение решений судов через полицию.

В третьем параграфе рассматривается организационно-правовое развитие института судебных приставов в пореформенный период развития России вплоть до 1917 г.

Судебная реформа Александра II внесла существенные коррективы в исполнительное производство. Именно в ходе реализации указанной реформы от 20 ноября 1864 г. была учреждена должность судебного пристава, ставшего главным исполнителем судебных решений и всецело находившегося в судебной системе. Кроме того, в компетенцию судебных приставов входило обеспечение установленного порядка деятельности судов.

Судебные приставы учреждались в обязательном порядке при окружных судах, судебных палатах и кассационных департаментах Сената. При мировых судах введение приставов зависело от усмотрения органов местного самоуправления. В законодательстве рассматриваемого периода детально регламентировались порядок назначения судебных приставов, их правовое положение (права и обязанности), процедура исполнения судебных решений и т.д.

С принятием судебных уставов 1864 г. вопрос о порядке исполнения судебных решений и приговоров был, наконец, урегулирован и действовал вплоть до Октябрьской революции, когда Декретом о суде № 1, принятом 22 ноября 1917 г., все старые законы были признаны недействующими. Институт судебных приставов был упразднен со всей системой дореволюционного суда.

Вторая глава “Система исполнительного производства на территории Войска Донского (конец XVII – первая половина XIX вв.)” состоит из следующих параграфов: 1. Исполнение судебных решений на уровне войскового и окружного управления; 2. Институт исполнения судебных решений в системе станичного управления и города Черкасска (Новочеркасска). Во второй главе рассматривается процесс становления и развития органов исполнительного производства на уровне войскового, окружного и станичного управлений, а также города Черкасска, проводится историко-правовой анализ организационного построения и последующего развития органов принудительного исполнения судебных решений на территории Области Войска Донского и России в целом.

В первом параграфе исследуется процесс становления и развития органов исполнительного производства на территории Области Войска Донского на уровне войскового и окружного управлений. В силу особых исторических условий, на Дону уже в середине XVI века возникла своеобразная военная общественная организация – Войско Донское, пользовавшееся почти до конца XVII века автономией в области суда, управления и внешних сношений и отличавшееся демократическим устройством.

Управление территорией Войска осуществлялось казачьими кругами (Станичный Круг – Сбор и Войсковой Круг – высший орган власти на Дону). Данные органы самоуправления выполняли различные функции, в том числе и судебные.

Исполнение судебных решений Войскового Круга возлагалось на войскового атамана и подчиненных ему есаулов. Надзор за выполнением судебных решений осуществлялся самими же казаками.

Правосудие казаков рассматриваемого периода основывалось на нормах обычного войскового права, при этом каждый казачий городок имел свои особенности и соответственно свои обычаи.

По мере укрепления самодержавной власти на Дону и усиления старшинской верхушки правительство с последней четверти XVII века стало ограничивать “вольности” донских казаков. В соответствии с социальными переменами, происходившими на Дону, и, в частности, по мере усиления влияния старшин, менялось положение и Войскового Круга. Только в периоды народных движений 1707–1708, 1772, 1792–1794 гг., когда власть оказывалась в руках рядовой казачьей массы, возрождалось былое значение Войскового Круга, однако не надолго.

С начала XVIII в., а особенно после разгрома Булавинского движения, правительство, учитывая социальные перемены в среде донского казачества, перешло к решительному уничтожению автономных прав Войска Донского и ликвидации его демократического устройства. Уже в 1721 г. Войско было подчинено Военной коллегии. Вслед за тем была ликвидирована выборность войсковых атаманов, а в течение XVIII в. они превратились в послушных чиновников самодержавного государства.

Одновременно с падением роли Войскового Круга усиливалась роль старшин в управлении Войском. Они не только проводили на Кругу угодные им решения, но часто действовали, вообще не считаясь с ним. Во второй четверти XVIII века их власть настолько усилилась, что все управление Войском сосредоточилось в руках войскового атамана и Канцелярии войсковых дел старшин.

В начале XVIII в. исполнительная часть судебного процесса в Русском государстве перешла в ведение полиции. До 1775 г. самодержавие не реформировало систему войскового управления, поэтому им не были созданы полицейские, или иные учреждения Дона. Но под действием его внутренней политики в Войске Донском образовались институты, выполняющие полицейские функции: Канцелярия дел старшин (затем Войсковая канцелярия), нарочные старшины (сыскные). Последние создаются на Дону с 30-х гг. как временные, позже как постоянные полицейские присутствия.

К реорганизации войсковых органов власти правительство смогло приступить только в 1775 г. 16 февраля указанного года был издан Указ “об учреждении Гражданского Правительства в пределах Войска Донского для управления земских дел”.

Сыскные начальства, как и Гражданское Правительство, соединяло в себе несколько ветвей власти, соединяя множество различных функций: административные, судебные, хозяйственные, а также исполнительное производство. К концу XVIII в. сыскные начальства окончательно сформировались как промежуточный орган между Гражданским Правительством Войска Донского и станицами, стали прообразом земской (сельской) полиции на Дону.

В годы правления Павла I вместо Гражданского Правительства главным коллегиальным органом управления в Войске вновь становится Войсковая канцелярия, вследствие чего все вопросы, связанные с регулированием гражданско-правовых отношений, судебные и административно-полицейские дела стали решаться теперь единолично войсковым атаманом.

Что касается калмыцкого поселения Войска Донского административно-полицейские функции входили в компетенцию пристава, сотников и пятидесятников.

Во втором параграфе исследуются исторические этапы возникновения и развития института принудительного исполнения судебных решений на уровне станичного управления и города Черкасска (Новочеркасска).

Низшей инстанцией управления с момента возникновения казачества являлся Станичный Сбор (Круг). На первых порах здесь решались все дела, касавшиеся казаков того или иного городка. На станичных кругах наряду с вопросом самоуправления, в том числе рассматривались и судебные споры. И только в тех редких случаях, когда казаки сами не могли урегулировать какой-нибудь вопрос, они передавали его на рассмотрение высшей инстанции – Войскового Круга.

Исполнительная власть в городке (станице) принадлежала станичному атаману и есаулу, который являлся помощником атамана, все письменные дела вел писарь. Атаман был полностью ответственен перед гражданами станицы и за какие-либо упущения мог подвергнуться суду Круга.

После создания сыскных начальств и наделения их военными, административными, полицейскими, судебными и финансовыми функциями возникла промежуточная инстанция между станицами и Войском. В ведение сыскных начальств отошли некоторые судебные функции станиц.

Постепенная унификация внутреннего устройства Войска Донского с губернской администрацией сопровождалось ограничением созыва и деятельности Станичных Кругов, что, в свою очередь, вело к отстранению казачества от участия в местном управлении.

Все мелкие судебные дела и тяжбы между казаками и лицами других сословий решались в станичных судах. Жители станиц имели право разбираться словесно через посторонних людей или по согласию сторон при общем посреднике. Станичное правление обязано было содействовать исполнению заключений словесных разбирателей и общих посредников.

В казачьих землях существовал также третейский суд, избираемый обеими сторонами из одного или нескольких посредников. Его решения имели ту же силу, что и решения станичного суда с тем отличием, что жалобы на его решения не принимались.

По мнению диссертанта, система судопроизводства на станичном уровне была обращена, прежде всего, на решение вопросов, возникающих внутри станичного казачьего общества. Приговоры станичного суда исполнялись желающими (рядовыми казаками), если же таковых не находилось, то есаулом.

Городской полиции в Земле Войска Донского в XVIII веке не было, так как не было крупных населенных пунктов, за исключением Черкасска, где в начале следующего столетия появляется первое регулярное полицейское учреждение. В XIX в. полиция города Черкасска действовала на общей основе Устава Благочиния или полицейского, а не на основе отдельных его норм.

Третья глава “Особенности организации и деятельности института судебных приставов на территории Области Войска Донского по судебной реформе 1864 года” состоит из следующих параграфов: 1. Специфика организационно-правового функционирования института судебных приставов в Области Войска Донского; 2. Основные направления деятельности судебных приставов в Области Войска Донского по исполнительному производству. В третьей главе рассматриваются особенности и специфика организационно-правового становления и развития института судебных приставов на территории Войска Донского в ходе реализации положений судебной реформы 1864 г.

В первом параграфе исследуется процесс проведения судебной реформы в Области Войска Донского. В результате чего автор приходит к выводу, что этот регион занял своего рода промежуточную ступень между центральными губерниями России, где судебные уставы были введены сравнительно быстро и без изъятий, и национальными окраинами, где они были крайне урезаны, а сам процесс реализации реформы затянулся порой на несколько десятков лет. Таким образом, только в начале 70-х годов в Области Войска Донского была образована система общих и мировых судов на основе общероссийского законодательства. Соответственно с этого времени при судебных учреждениях стал функционировать институт судебных приставов, ведавший исполнительным производством.

Огромную роль в организационно-правовом регулировании института судебных приставов на территории Области Войска Донского сыграли положения “Особых наказов окружных судов”, посвященные деятельности судебных приставов. Отдельные статьи этих нормативно-правовых документов воспроизводили статьи общероссийского законодательства, но все-таки большинство норм особых наказов заполняли правовые пробелы и конкретизировали действующее российское законодательство в отношении судебных приставов, применительно к особым условиям функционирования Области Войска Донского.

Содержащиеся в особых наказах нормы, посвященные регламентации службы судебных приставов, регулировали различные стороны их служебной деятельности.

Во втором параграфе исследуются особенности порядка производства исполнительных действий судебных приставов Дона, а также их основные направления деятельности. При этом нами проводятся параллели между исполнительным производством Области Войска Донского и России в целом, а также исполнительным производством современной России.

В данном параграфе раскрыто содержание ежемесячных, третных (за 4 месяца), годовых отчетов (ведомостей) о деятельности судебных приставов. Анализ отчетов позволил сделать выводы о практической деятельности судебных приставов Дона.

В результате комплексного анализа организационно-правового построения и функционирования системы органов принудительного исполнения судебных решений на территории казачьего Войска Донского и России в целом, а также деятельности современной службы судебных приставов, диссертант приходит к следующим выводам: 1) разработчиками современного законодательства об исполнительном производстве был учтен исторический опыт дореволюционного законодательства прошлых лет, однако не в полном объеме; 2) при дальнейшей разработке современного законодательства об исполнительном производстве, для устранения правовых пробелов в нормативном регулировании правового статуса судебных приставов и организационно-правового построения службы судебных приставов, а также для повышения эффективности работы указанной службы должна иметь место рецепция отдельных положений судебной реформы 1864 г., которые не были учтены при разработке федеральных законов “О судебных приставах” и “Об исполнительном производстве” 1997 г.

Кроме того, с точки зрения автора, может быть учтен опыт организационно-правового функционирования органов принудительного исполнения судебных решений на территории казачьего Войска Донского на уровне субъектов Российской Федерации.

В заключении делаются обобщенные выводы, предложения, рекомендации, вытекающие из содержания диссертации, которые могут быть использованы для дальнейших теоретических и научных разработок по данной теме, а также в целях совершенствования современного законодательства об исполнительном производстве.

Отдельные положения диссертации содержатся в следующих опубликованных работах автора:

1. Мирошниченко А.Ю. Роль службы судебных приставов в обеспечении безопасности участников судебного процесса: история и современность // Опыт и проблемы применения нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Тезисы докладов Всероссийского “круглого стола”. – Ростов н/Д, 2003. – 0,3 п.л.

2. Мирошниченко А.Ю. Служба судебных приставов как один из элементов государственной системы борьбы с терроризмом // Современные проблемы совершенствования законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия международному терроризму: Тезисы докладов Международной научно-практической конференции. – Ростов н/Д, 2003. – 0,2 п.л.

3. Мирошниченко А.Ю. Исполнительное производство в отношении беженцев и вынужденных переселенцев // Миграционная политика XXI в.: Тезисы докладов Международной научно-практической конференции. – Ростов н/Д, 2004. – 0,2 п.л.

4. Мирошниченко А.Ю. Процедура назначения кандидата на должность судебного пристава на территории Области Войска Донского по судебной реформе 1864 г. // Концептуальные основы диссертационных исследований докторантов, адъюнктов, аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Ростов н/Д, 2004. – 0,8 п.л.

5. Галустян Н.В., Мирошниченко А.Ю.  Система исполнительного производства на территории Войска Донского (конец XVII – первая половина XIX века) // Концептуальные основы диссертационных исследований докторантов, адъюнктов, аспирантов и соискателей: Сборник научных трудов. – Ростов н/Д, 2004. – 0,8 п.л.

 

Мирошниченко Анна Юрьевна

ОРГАНЫ  ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ

СУДЕБНЫХ  РЕШЕНИЙ НА  ТЕРРИТОРИИ  ОБЛАСТИ

ВОЙСКА ДОНСКОГО  (КОНЕЦ XVII – НАЧАЛО XX ВВ.):

ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Сдано в набор 10.12.04. Подписано к печати 22.12.04.

Формат 60х84/16. Объем 1,0 п.л. Набор компьютерный.

Гарнитура Таймс. Печать ризография. Бумага офсетная.

Тираж 100 экз. Заказ №

Отпечатано в  типографии ООО “Вуд”

Лицензия ПД № 10-65062 от 26.09.2001 г.

344010, г. Ростов-на-Дону, ул. Красноармейская, 157.

Тел./факс: (8632) 64-38-77.

Казин В.Х. Казачьи войска. – СПб., 1912; Савельев Е.П. Древняя история казачества. – Новочеркасск, 1916; Стариков Ф.М. Откуда взялись казаки: Исторический очерк. – Оренбург, 1881; Хорошкин М.П. Очерк казачьих войск. – СПб., 1884; и др.

Броневский В. Описание Донской земли и Кавказских минеральных вод. – СПб., 1834. – Ч. 2–3; Черкасск  и Войско Донское в 1802 году по описанию Де-Романа / Сост. М. Калмыков. – Новочеркасск, 1896; и т.д.

Жиров М.С. Материалы для биографии графа Матвея Ивановича Платова / Сборник Областного Войска Донского Статистического Комитета. – Новочеркасск, 1912. – Вып. 2. – С. 46; Марков К.В. Крестьяне на Дону // Сборник Областного Войска Донского Статистического Комитета. – Новочеркасск, 1915. – Вып.13. – С. 95; Маслаковец И.А. Статистическое описание кочевья Донских Калмыков //  Труды Областного Войска Донского Статистического комитета. – Новочеркасск,   1874. – Вып. 2. – С. 18; Попов И. Статистические данные по области Войска Донского до 1860-х гг. // Сборник Областного Войска Донского статистического комитета. – Новочеркасск, 1901. – Вып. 2. – С. 32–33; и т.д.

См.: Краткое историческое и статистическое описание Войска Донского / Под ред. А.А. Карасаева, Х.И. Попова. – Новочеркасск, 1887; Область Войска Донского по переписи 1873 г. / Под ред. А.М. Савельева. – Новочеркасск, 1875; Статистическое обозрение Войска Донского за 1868 г. / Сост. А.М. Савельев. – Новочеркасск, 1869; Статистическое описание земли донских казаков, составленное в 1822–1832 годах. – Новочеркасск, 1891; Статистическое описание Области Войска Донского/ Сост. С.Ф. Номикосов. – Новочеркасск, 1884.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т.VII. – С. 174.

Валеева Р.Х. Органы исполнения судебных решений по советскому гражданскому процессуальному праву: Дис. ... канд. юрид. наук. – Л., 1961. – С. 10–36.

Морозова И.Б. Субъекты исполнительного производства: Дис. ... канд. юрид. наук. – М., 1999. – С. 45.

Агафонов О.В. Казачьи войска Российской империи. – М., 1995; Галушко Ю. Казачьи войска России: Краткий историко-хронологический справочник казачьих войск до 1914 года. – М., 1993; Гордеев А.А. История казаков. – М., 1992. – Т. I–IV; Казаки России. Прошлое, настоящее, будущее. – М., 1992; и др.

Агафонов А.И. Область Войска Донского и Приазовья в дореформенный период. – Ростов н/Д,1986; Астапенко М.П. История Донского казачества (с древнейших времен до 1920 года). – Ростов н/Д, 1999; Золотарев И.И. Казачье самоуправление на Дону: Историческое исследование. – Ростов н/Д, 1999; Краковский К.П. Некоторые вопросы подготовки и проведения судебной реформы 1864 года в области войска Донского // Проблемы развития юридической науки и юридического образования на Северном Кавказе в свете Конституции СССР. – Ростов н/Д, 1980; Пронштейн А.П. Земля Донская в XVIII веке. – Ростов н/Д, 1961; Самоуправление казаков: история и современность / Под. ред. С.А. Кислицина. –  Ростов н/Д, 1998; и т.д.

Изварина А.Ф. Судебная власть в Российской Федерации. – Ростов н/Д, 2001; Исполнительное производство / Под ред. Я.Ф. Фархтдинова.  – СПб, 2002; Настольная книга судебного пристава-исполнителя/ Под ред. проф. В.В. Яркова. – М., 2001; Пособие по исполнительному производству для судебных приставов-исполнителей / Под ред. И.В. Решетникова. – М., 2000.

Салюков Б.С. Обращения взыскания на ценные бумаги в исполнительном производстве. – М., 2000; Салюков Б.С. Обращения взыскания на недвижимое имущество в исполнительном производстве. – М., 2001.

Научно-практический комментарий к Федеральному закону РФ “Об исполнительном производстве” / Под ред. М.К. Юкова, В.М. Шерстюка. – М., 2001; Лесницкая Л.Ф. Комментарий к Федеральному закону “Об исполнительном производстве”. – М., 1998; Ярков В.В. Комментарий к Федеральному закону “Об исполнительном производстве” (постатейный) и к Федеральному закону “О судебных приставах”. – М., 2001. – С. 369.

Захаров В.В. Институт судебных приставов в дореформенной России (1864–1917 гг.): Дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2000.

Булычев Е.Н. Полиция России и исполнительное производство // История государства и права. – 2000. – № 3. – С. 32–33; Вайнштейн Г.С. Служба судебных приставов в дореволюционной России // История государства и права. – 1999. – № 4. – С. 2; Кононов О.В., Кокарев Ю.Г. Судебные приставы: вчера, сегодня, завтра // Государство и право. – 1999. – № 1. – С. 74–78; Морозова И.Б., Треушников А.М. Исполнительное производство. – М., 1999. – С. 7–37.

Захаров В.В. Институт судебных приставов в дореволюционной России (1864–1917 гг.): Дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2000. – С. 44.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.