WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовой статус государственного служащего в России в XVIII – первой половине XIX вв.

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Исх. №41// 1238

                                                                                  от 26.04.07

Метушевская Татьяна Иосифовна

Правовой статус государственного служащего в России в XVIII – первой половине XIX вв.

Специальность 12.00.01 — теория  и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва-2007

 


Работа выполнена на кафедре теории государства и права

Московского университета МВД России

Научный руководитель:                  Заслуженный деятель науки РФ,

доктор юридических наук, профессор

Курицын Всеволод Михайлович

Официальные оппоненты:            доктор юридических наук, доцент

Новицкая Татьяна Евгеньевна

                                                       

                                                          кандидат юридических наук

Семьянов Евгений Викторович

                                                       

Ведущая организация:             Российский Университет Дружбы  народов

Защита состоится «31» мая 2007 г. в «11» часов на заседании диссертационного совета Д-203.019.01 при Московском университете МВД России по адресу: 117997, г. Москва, ул. Волгина, д. 12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского университета МВД России

Автореферат разослан «26» апреля 2007 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета                                                   И.И. Лизикова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования обусловлена необходимостью внедрения эффективной модели государственной службы в условиях построения демократического правового государства в России. История создания и реформирования отечественной государственной службы демонстрирует именно то обстоятельство, что при условии выбора соответствующей модели государственной службы (юридически закрепленной концепции управления государственной службой России) и четкого определения правового статуса чиновников можно достаточно успешно удерживать в правовом поле взаимоотношения государства, общества и чиновников.

В настоящее время, по мнению многих исследователей, отсутствует общепризнанная и верифицированная для России модель управления государственной службой и процесс разработки правового статуса государственного служащего пока не завершен. По сути дела, проведено лишь «развертывание статуса наемного работника в государственных органах, регулируемого трудовым законодательством, в статус государственного служащего» . Российское законодательство и практика государственного строительства пока не вышли на уровень понимания статуса государственного служащего как человека государственного, служащего государству и защищенного государством, человека, способствующего обеспечению социально-политических и экономических ценностей общества. Отчасти это объясняется отсутствием комплексного подхода со стороны государства в понимании сущности государственной службы.

В этой связи закономерен интерес к проблематике реформирования государственной службы в XVIII – первой половине XIX вв., поскольку истоки нынешних проблем и будущих успехов коренятся в историческом прошлом нашего государства, так как нельзя понимать настоящее и управлять на стратегическом уровне без знания и оценки собственного исторического опыта. Проблемы исторического развития и совершенствования государственной службы, в том числе ее правового обеспечения, недостаточно изучены, несмотря на их важность. В данном исследовании предпринимается попытка определить модель государственной службы, а также анализируется становление правового статуса государственного служащего в России в XVIII – первой половине XIX вв. Именно это время стало периодом формирования базовых принципов государственной службы, которые сохранили свою актуальность до настоящего времени.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблема становления государственной службы привлекала внимание исследователей уже в XIX в. Первая докторская диссертация на тему «Юридические и политические основания государственной службы» была защищена в Ярославле Н.К. Нелидовым в 1874 году. Государственная служба представлена автором как замкнутая корпорация, чиновная иерархия лиц, которые сами устанавливают пределы законной власти и привлекают друг друга к ответственности. Долг службы как проявление духовного начала, нравственное отношение служащего к своим обязанностям Н.К. Нелидов ставит превыше обязанностей службы. Кроме того, следует отметить две специальные работы по истории гражданских чинов и Табели о рангах в России: очерки В.А. Евреинова «Гражданское чинопроизводство в России» (СПб., 1888) и Е. Карновича «Русские чиновники в былое и настоящее время» (СПб., 1897).

Большая часть работ дореволюционных авторов посвящена истории отдельных центральных учреждений России в XVIII в. – Сенату , Верховному тайному совету и Кабинету , Государственному совету , коллегиям, а также истории местного управления . В центре внимания авторов находится история учреждений: причины создания, организация делопроизводства, контроля и отчетности. Как правило, в данных исследованиях содержится мало сведений о чиновниках, их правовом статусе.

Некоторые теоретические вопросы организации и нормативного регулирования государственной службы нашли отражение в трудах известных государственных деятелей и государствоведов дореволюционной России М.М. Сперанского,                    И.Е. Андреевского, В.В. Ивановского, А.Д. Градовского, Н.М. Коркунова, Н.Н. Белявского, Б.М. Лазаревского, А.И. Елистратова, В.М. Гессена А.Н. Филиппова, Н.П. Павлова-Сильванского, О. Эйхельмана и др . В этом плане следует особо выделить работу В.В. Ивановского «Русское государственное право», который впервые в российской правовой науке выделил институт государственной службы в относительно самостоятельную часть административной организации и государственного управления Российской империи и стал рассматривать его в качестве обособленной части российского публичного права, а также разработал учение о юридической природе государственной службы.

После октября 1917 года теоретические проблемы государственной службы в отечественной научной литературе длительное время не обсуждались. В 20-е годы прошлого столетия появились лишь отдельные работы А.А. Алексеева, Г.А. Нефедова, С.А. Орджоникидзе, М. Ольминского, М.В. Довнар-Запольского, С.И. Сырцова и др . Однако идеологические установки не позволяли объективно оценить дореволюционный опыт государственного устройства.

В последней трети XX в. в работах А.Н. Медушевского, Н.П. Ерошкина, Н.Ф. Демидовой, С.М. Троицкого, И.А. Исаева, А.В. Оболонского, Ф.М. Бурлацкого, В.А. Макаренко, В.К. Борисова, Н.В. Саранцева, А.И. Кирпичникова, В.В. Лунева, И.Н. Пахомова, В.А. Воробьева и др . представлен определённый научный анализ существовавшего в России бюрократического аппарата. Большой интерес к изучению вопросов государственной службы был вызван, опубликованием обширного количества нормативных правовых актов периода Российской империи, что позволило ввести в научный оборот ранее неизвестные материалы .  

Несомненный интерес представляет основанная на большом архивном материале монография С.М. Троицкого «Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. Формирование бюрократии». Автор освещает подготовку закона Табели о рангах, характеризует состав и численность чиновников. Однако и в данный период советские ученые не могли по известным причинам увязывать свои научные исследования государственной службы в СССР с серьезными наработками известных ученых царской России. Тем самым нарушалась преемственность в исследовании государственной службы, обрывались исторические связи научных школ.

Лишь в конце XX столетия в России появляется действительный интерес к государственной службе: издаются учебники , учебные пособия , справочники , монографии , научные статьи и диссертационные исследования , посвященные проблемам как российской, так и зарубежной государственной службы . В научных статьях и монографиях известных теоретиков государственного управления и административистов Г.В. Атаманчука, Д.Н. Бахраха, Ю.А. Тихомирова, К.С. Бельского, Ю.Н. Старилова предпринимаются попытки сформулировать оригинальные концепции реформирования государственной службы, формируется новый взгляд на неё и её место в структуре государства. Однако в немногих научных публикациях авторы пытаются обобщить исторический опыт нормативного регулирования государственно-служебных отношений. На этом фоне заметно выделяется исследование А.А. Воротникова «Бюрократия в Российском государстве: Историко-теоретический аспект», в котором проанализированы основные функции и специфика государственных учреждений и их аппарата в рамках монархии и в послефевральской России. Автор предлагает собственную целостную, данную в исторической ретроспективе концепцию бюрократической службы применительно к различным этапам существования и развития государственности, подробно рассматривает процессы взаимосвязи бюрократии и элиты в современном российском обществе, взаимоотношения старой и новой номенклатур, а также обосновывает систему практических предложений и рекомендаций по преодолению бюрократизма. При этом рассматриваемый в работе период настолько велик, что не позволяет дать детальный правовой анализ государственной службы на различных этапах становления российской государственности.

Таким образом, научно-правовая база для исследования проблем реформирования государственной службы в России подготовлена. Вместе с тем следует отметить, что уровень разработанности теории и истории государственной службы явно недостаточен. Данное обстоятельство напрямую влияет на качество законодательства, в котором нечетко определены основные понятия, сформулированы важнейшие принципы организации государственной службы и конституирован статус государственного служащего.

Кроме того, несмотря на освещение в научных трудах отдельных сторон государственной службы, в том числе в историческом аспекте, целостного исследования правовых основ статуса государственных служащих в XVIII – первой половине XIX вв. в России проведено не было. В связи с этим существует необходимость историко-правового анализа процесса зарождения и развития правового статуса государственных служащих; более глубокого исследования требуют теоретические проблемы государственной службы, способные оказать воздействие на эффективность законотворчества и качество законодательства.

Объект исследования – система государственно-служебных отношений, а также законодательство Российской империи о государственной службе в XVIII – первой половине XIX вв.

Предмет исследования – государственная служба Российской империи в XVIII – первой половине XIX вв., ее фактическая и юридическая природа, механизм правового регулирования статуса государственного служащего в царской России.

Хронологические рамки исследования охватывают XVIII в. и первую половину XIX столетия. Это был период интенсивной деятельности Российского государства по формированию и упорядочению законодательного массива страны по вопросам государственной службы. Были заложены основы российской модели государственной гражданской службы и закреплены основные элементы правового статуса государственных служащих, которые сохранили свою актуальность до сих пор. В рамках указанного времени в качестве этапов выделяются два хронологических отрезка. Первый, 1701–1801 гг., характеризовался проведением административных реформ и внедрением государственно-административной модели государственной службы, а также накоплением законодательного массива в сфере регулирования правового статуса государственных служащих. Второй, 1802–1860 гг., – период выработки четкой программы упорядочения законодательства о государственной службе и издания актов хронологической инкорпорации законодательства России (Полное собрание законов Российской империи), консолидации его действующей части (Свод законов Российской империи), а также подготовки кодификаций отраслевого уровня. Результатом последней и явилось создание первого в истории страны и Европы «Свода уставов о службе гражданской».

Цель исследования состоит в том, чтобы проанализировать становление, развитие, модернизацию правового статуса государственного служащего в России в XVIII – первой половине XIX вв., и выявить его специфику через призму государственно-административной модели государственной службы.

Для достижения цели исследования поставлены следующие задачи:

– установить факторы, детерминировавшие модель государственной службы в XVIII в. и ее модернизацию в  первой половине XIX в.;

– определить модель государственной службы и ее основные принципы в России в XVIII – первой половине XIX вв.;

– выявить структуру правового статуса государственного служащего в России в рассматриваемый период;

– проанализировать правовое регулирование основных элементов правового статуса государственных служащих в России в XVIII – первой половине XIX вв.;

– установить концептуальные основы и конкретные мероприятия, направленные на оптимизацию государственной службы в первой половине XIX в.;

– выявить эффективность функционировавшей модели государственного аппарата;

– проанализировать законодательство, направленное на борьбу с должностными правонарушениями в исследуемый период;

–  изучить меры по предупреждению и пресечению коррупции.

Методологическую основу диссертации составили диалектико-материалистические методы познания. Общенаучные методы – системного и логического подхода, соотношения исторического и логического – позволили выявить основные тенденции и закономерности развития изучаемого объекта. Частнонаучные методы: формально-юридический, сравнительный, системно-структурный, функциональный, моделирования – дали возможность выявить, описать и воспроизвести исследуемые явления, сопоставить их с целью выявления сходства и различия. Исследование велось на основе принципа историзма, т.е. события освещались в хронологической последовательности и в соответствии с реальной исторической ситуацией, с учетом последних достижений историко-правовой науки, теории государства и права, отраслевых юридических дисциплин. Это позволило рассмотреть эволюцию правового статуса государственного служащего, выявить этапы его формирования.

Методологическую базу диссертационного исследования составили труды ученых в области теории и истории государства и права, конституционного и административного права. Среди них работы Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева,           В.К. Бабаева, М.И. Байтина, В.М. Баранова, А.Б. Венгерова, Н.Н. Вопленко, В.Е. Гулиева, В.Г. Графского, А.И. Денисова, В.Д. Зорькина, И.А. Исаева, В.Б. Исакова, В.Н. Карташова, В.М. Клеандровой, И.Ш. Килясханова, Л.М. Колодкина, В.В. Копейчикова, В.М. Корельского, А.П. Коренева, В.М. Курицына, О.Е. Кутафина, В.А. Кучинского, Р.З. Лившица, А.В. Малько, Л.С. Мамут, В.М. Манохина, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, Р.С. Мулукаева, Г.И. Муромцева, Т.Е. Новицкой, B.C. Петрова, А.С. Прудникова, В.П. Сальникова, Е.А. Скрипелева, Ю.Н. Старилова, Ю.А. Тихомирова, Б.Н. Топорнина, В.В. Черникова, В.Е. Чиркина, О.И. Чистякова,  А.П. Шергина, Л.С. Явича и др.

Эмпирическую базу исследования составляют источники, которые можно разделить на несколько групп. Первую группу образуют нормативные правовые акты различных государственных органов. Использовались как акты общего характера, устанавливавшие правовой статус государственных органов, компентенционные нормы, способы и порядок формирования кадрового состава, так и специальные нормативные правовые акты, направленные на регулирование правового статуса чиновников, его элементов. В общей сложности было использовано более 60 нормативно-правовых актов, которые сконцентрированы в Полном собрании законов Российской империи и в Своде законов Российской империи.

Вторую группу источников составляет правоприменительная практика. В диссертации использованы материалы, отражающие деятельность Сената, Уголовных палат, Надворных судов, Казенной палаты по рассмотрению конкретных дел государственных служащих, а также контрольно-надзорную деятельность в форме ревизий. Эти материалы важны тем, что позволяют понять подходы правоприменительных органов к интерпретации нормативных правовых актов.

Третью группу источников образует мемуарная литература. Она является ценнейшим источником для изучения внутренних механизмов работы чиновничьего аппарата, позволяет оценить практическую реализацию прав и обязанностей, масштабы злоупотреблений государственных служащих, дает представление о материальном обеспечении чиновничества, отношении к службе и начальству. Кроме того, в воспоминаниях содержатся характеристики ряда генерал-губернаторов и губернаторов, а также описывается жизнь провинциального чиновничества. В полной мере перечисленные аспекты нашли свое отражение в мемуарах П.С. Батурина «Жизнь и похождения Г.С.С.Б. Повесть справедливая, писанная им самим» . Несомненный интерес также представляют воспоминания Т.П. Калашникова, М.С. Ребелинского,    И.И. Мешкова, Ф.П. Печерина .

Отдельную совокупность источников образуют отчеты Министерства юстиции. Их ценность связана с тем, что в них содержатся обобщенные данные о привлечении к ответственности государственных служащих, что позволяет оценить эффективность работы государственного аппарата по борьбе с должностными правонарушениями. Кроме того, отчеты содержат сведения о награждениях, увольнениях и возведении чиновников в дворянское достоинство.

Используемые источники позволяют полнее выявить эволюцию взглядов, этапы становления и развития российской бюрократии в XVIII – первой половине XIX вв., помогают глубже увидеть проблемы, требующие более тщательного изучения, обоснования, новой научной аргументации.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые определена модель отечественной государственной службы в XVIII – первой половине XIX вв., базовые принципы которой служат фундаментом института государственной службы до настоящего времени. Особенностью данной модели было то, что она сформировалась в условиях феодального общества, что предопределило ее особенности и рецидивы возврата к управленческой практике, которая имела место на стадии ее становления.

В работе впервые проведен системный анализ правового статуса государственного служащего. Выявлена его структура, систематизированы и классифицированы права и обязанности, правоограничения и гарантии чиновников. Установлены формы и методы борьбы с должностными правонарушениями, и оценена их эффективность.

Автор доказывает, что государственная служба в России не была слепым копированием европейского опыта, а формировалась с учетом российских условий, практики, менталитета.

В диссертации определена эффективность государственной службы в России в XVIII – первой половине XIX вв., выявлены ее положительные и отрицательные стороны, а также обозначены приемлемые для современных российских условий принципы, приемы и методы деятельности государственного аппарата и его служащих.

Неотъемлемым элементом новизны является введение в научный оборот малоизвестных эмпирических материалов, касающихся модели государственной службы и правового статуса государственных служащих.

Основные положения, выносимые на защиту

1.  В современной юридической науке существует мнение, что в период XVIII – первой половины XIX вв. нельзя говорить о становлении государственной гражданской службы, т.к. ее важнейшим критерием является служение чиновничества интересам всего общества, а в Российской империи служили династическим интересам. Проведенное исследование позволяет диссертанту прийти к иному выводу. Реформирование государственной службы в России в начале XVIII в. было вызвано объективными и субъективными причинами, требовало мобилизации всех слоев населения для решения сверхзадач, стоявших перед государством. Царь олицетворял собой государство, поэтому служба ему – это служба отечеству. Кроме того, системообразующим становится изменение соотношения обычая и закона как источников права. В этих условиях происходит подчинение государственной службы законодательному регулированию, а не приказам царя. Государственный характер службы становится очевидным и законодательно закрепленным.

2. В литературе распространено мнение о слепом копировании европейского опыта в период петровских преобразований. В своей работе диссертант стремится доказать, что модель государственной службы и ее законодательное обеспечение не являлись заимствованным явлением, т.к. была проделана большая работа с учетом российских условий, практики, менталитета. Основывая свое законодательство на европейской традиции, Россия вобрала все лучшее, что существовало к тому времени, при этом сохранила свою уникальность и построила государственно-административную модель государственной службы. Наличие своего пути доказывает и тот факт, что именно в России впервые в истории европейского законодательства было кодифицировано право государственной гражданской службы (1832 г.).

3. Вопреки сложившемуся мнению, в России в XVIII в. зародилась и закрепилась не полуимперская или рациональная, а государственно-административная модель государственной службы. Она формировалась «сверху», для ее установления и поддержания использовались административные методы. Основу государственно-административной модели образовали принципы коллегиальности, иерархичности и чинопочитания, законности, привилегированности, прямых денежных выплат, мобилизации дворянства, верности государству и монарху, приоритета личной выслуги и профессиональных качеств. Объективные факторы и сложившаяся практика государственного управления определили основные изменения в модели государственной службы первой половины XIX в. В результате проведения министерской реформы и кодификации законодательства утвердились принципы законности, единоначалия и ответственности чиновников, что способствовало укреплению властной вертикали, обеспечивало эффективность государственной службы и способствовало снижению количества правонарушений в чиновничьей среде.

4. Диссертант доказывает, что правовой статус государственных служащих в XVIII – первой половине XIX вв. приобрел все необходимые атрибуты: права, обязанности, правоограничения, гарантии и ответственность, а также получил их нормативно-правовое закрепление в Генеральном регламенте (1720 г.), Табели о рангах (1722 г.) и других нормативно-правовых актах. Дальнейшее нормативно-правовое закрепление статуса государственных служащих происходит в «Уставе о службе гражданской» 1832 года. В нем четко определены социально-личностные, статусные и функциональные права чиновников. Следует отметить более детальную проработку, по сравнению с предыдущим периодом, имущественных прав чиновников, особенно прав на содержание и пенсионное обеспечение. Окончательно была реализована идея Петра I о создании чиновничества, материально полностью зависимого от государства.

5. В XVIII – первой половине XIX вв. складывается система гарантий государственных служащих на период прохождения службы (служебно-правовая защита чиновников; организационно-управленческие, социально-экономические и морально-психологические гарантии) и на период отставки. Эффективность деятельности государственных служащих в немалой степени зависит от их защищенности, поэтому мы положительно оцениваем деятельность законодателя, стремившегося использовать разнообразные стимулы (материальные, правовые, психологические) для государственных служащих с целью повышения эффективности государственной службы.

6. На протяжении рассматриваемого нами периода складывается законодательный массив, устанавливающий ответственность государственных служащих, при этом прослеживается тенденция его унификации и совершенствования. Законодательное закрепление ответственности государственных служащих прошло длительный путь: от закрепления в XVII в. в правоприменительных актах (крестоприводных записях) до комплексной унификации в Уложении 1845 г. В отличие от XVI–XVII вв., когда меры были предупредительными либо карательными, в XVIII – первой половине XIX вв. в борьбе с должностными правонарушениями применялся системный подход. Помимо закрепленной в нормативно-правовых актах уголовной ответственности, верховная власть вела поиск организационных мер предупреждения и пресечения злоупотреблений должностных лиц.

7. В литературе чиновничий аппарат Российской империи и его эффективность в целом оценивается негативно. Диссертант доказывает, что уже в  XVIII – первой половине XIX вв. государство обеспечивало эффективную работу государственной службы. При этом использовался системный подход. С одной стороны, осуществлялась борьба с должностными правонарушениями, с помощью карательных и запрещающих мер; с другой стороны, законодатель создавал условия,  способствующие оптимизации функционирования государственной службы. С этой целью законодательно закреплялись права чиновников на жалованье и пенсионное обеспечение, это способствовало преодолению традиционной практики «кормления от дел» и повышало эффективность работы бюрократического аппарата. Создавалась система надзорных и контролирующих органов за деятельностью чиновничьего аппарата (прокуратура, аппарат фискалов, Тайная канцелярия); выдвигалось требование служебной безупречности по отношению к чиновникам; обеспечивалась ротация кадров в высших эшелонах власти, что способствовало пресечению коррупционных проявлений и местничества; продвижение по службе стало зависеть от образованности чиновника, подтвержденной соответствующим сертификатом. Рассмотренные меры носили комплексный характер и в какой-то мере достигали поставленной цели –  повышения эффективности в работе государственной службы и борьбы с коррупцией.

Теоретическая значимость исследования заключается в создании концепции правового статуса государственного служащего XVIII – первой половины XIX вв. Материалы исследования способствуют углублению знаний о становлении и развитии законодательного регулирования государственно-служебных отношений, а также модели государственной службы.

Результаты исследования вносят определенный вклад в соответствующие разделы истории отечественного права и государства, исторических разделов административного права и могут составить базу для дальнейших научных исследований.

Практическая значимость исследования состоит в том, что историко-правовой опыт может быть использован при реализации административной реформы в современной России и в законотворческой деятельности по созданию нормативно-правовой базы государственной службы, основанной на идее исторической преемственности, с учетом положительного опыта и традиций Российской империи. Кроме того, собранный фактический материал может использоваться в научных работах и практике преподавания как общих, так и специальных курсов по истории и теории права и государства, административному праву.

Апробация работы. Диссертация подготовлена и выполнена на кафедре теории государства и права Московского университета МВД России, где прошло ее рецензирование и обсуждение.

Основные её положения докладывались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Курского государственного университета и кафедры государственного права Регионального открытого социального института (г. Курск), а также были представлены в докладах и сообщениях на научных конференциях:

1. Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 18–19 декабря 2003 г.) «10 лет Конституции России в зеркале юридической науки и практики».

2. Международная научная конференция (Курск, 30–31 марта 2006 г.) «Народовластие и право в условиях формирования гражданского общества».

3. Межвузовская научно-практическая конференция студентов и аспирантов (Курск, 14 апреля 2006 г.) «Актуальные проблемы модернизации системы государственного и муниципального управления в субъекте РФ».

Основные положения проведенного исследования содержатся в опубликованных диссертантом монографии и статьях. Материалы диссертации используются в учебном процессе Курского государственного университета и Регионального открытого социального института (г. Курск) при чтении курсов по истории отечественного государства и права.

Структура диссертации определена с учетом специфики темы, а также степени разработанности затрагиваемых в ней проблем. Работа состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень её разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, излагается его теоретическая, методологическая и эмпирическая основы, формулируется научная новизна работы и положения, выносимые на защиту, показывается практическая значимость исследования, содержатся сведения об апробации его результатов и о структуре диссертации.

Первая глава «Государственная служба: основные понятия, принципы и модели» содержит два параграфа и посвящена исследованию теоретических проблем государственной службы в правовой науке XIX–XX вв.

В первом параграфе «Теоретические основы государственной службы: основные понятия, принципы, модели» прослеживается эволюция термина «государственная служба» и рассматриваются основные ее модели, дается определение правового статуса, его элементов.

В правовой науке существуют различные мнения о содержании понятия государственной службы. Дореволюционные исследователи, такие как А.Д. Градовский, Н.И. Коркунов, О. Эйхельман, Н. Нелидов, В.В. Ивановский, полагали, что государственная служба возникает в тот момент, когда носитель верховной власти, не имея возможности всегда осуществлять свою волю лично, нуждается в лицах, которые будут претворять ее в жизнь. При этом государственная служба представляет собой двусторонние отношения, но с односторонней обязанностью должностного лица к верховной власти.

В современной российской науке сформировались две основные концепции государственной службы: политическая (или деятельностная) и правовая (или институциональная). В.Д. Граждан, сторонник политической концепции, под государственной службой понимает профессиональную деятельность по обеспечению исполнения полномочий государственных органов. В системе государственного управления государственная служба предназначена для выполнения двуединой задачи: во-первых, это оказание административной поддержки политическому руководству страны, во-вторых, решение проблем управления в интересах всех слоев населения.

Противоположной точки зрения придерживается сторонник правовой концепции государственной службы Г.В. Атаманчук. Он считает, что реализация политической концепции государственной службы просто невозможна, так как последние два века во всем мире научная и политическая борьба были посвящены как раз тому, чтобы ввести государственную деятельность в правовые рамки, ограничить «политическое» в государственном управлении. Автор исходит из идеи правового государства, согласно которой системная организация общества предполагает и обусловливает системную организацию государственного управления, при которой все органы и должностные лица ведут свою деятельность в одном направлении, согласованно и корректно взаимодействуют между собой, отвечают друг перед другом и обществом за содержание и последствия своих решений. Данная концепция поддерживается обширным количеством сторонников. Мы также разделяем позицию автора и считаем, что государственная служба нуждается в четкости, устойчивости и последовательности, что обеспечивается с помощью надлежащего материально-правового и процессуально-правового регулирования.

Исследование показало, что понятие государственной службы – явление динамическое, изменяющееся под воздействием внешних и внутренних факторов, определяющих модель государственной службы в тот или иной период. Служба для Киевской Руси, по мнению административистов XIX в., – это свободный фактический договор между князьями и частными лицами о выполнении обязанностей последними. В период Московского государства она становится обязанностью, невыполнение или уклонение от нее строго наказывается; при этом должности раздаются в зависимости от знатности рода. В результате реформ Петра I государственная служба стала носить публично-правовой характер, при занятии должностей стали учитываться личные заслуги и знания служащих. В XIX в. государственную службу можно определить как профессиональную служебную деятельность, на основе свободного договора порождающую публично-обязательственные отношения частного лица и носителя верховной власти, направленную на реализацию функций занимаемой должности.

Во втором параграфе «Модель государственной службы в России в XVIII – первой половине XIX вв.» анализируются факторы, детерминировавшие модель государственной службы в XVIII в. и ее модернизацию в первой половине XIX в.; применительно к рассматриваемому периоду предлагается собственная целостная концепция государственно-административной модели государственной службы.

Современный опыт свидетельствует о многообразии моделей государственной службы (имперская, веберовская, марксистская, реалистическая и т.д.), каждая из которых приспосабливается к потребностям страны. В результате реформ Петра I складывается система принципов государственной службы, которые образуют «микросхему» государственно-административной модели данной структуры. Законодательное закрепление основ государственной службы, а также применение административных методов для ее установления и поддержания позволяет нам определить модель государственной службы как государственно-административную.

Она была основана на принципах коллегиальности, законности, иерархичности и чинопочитания, привилегированности, прямых денежных выплат, мобилизации дворянства, верности государству и монарху, приоритета личной выслуги и профессиональных качеств.

Объективные факторы и сложившаяся практика государственного управления определили основные изменения в модели государственной службы первой половины XIX в. Во-первых, государственная служба получила дальнейшее публично-правовое закрепление в процессе систематизации российского законодательства. Впервые в истории европейского законодательства было кодифицировано право государственной гражданской службы. С момента составления Свода законов Российской империи      1832 г. право государственной службы существует как система правовых норм, закрепленных в обособленной части законодательства, окончательно сложившегося к концу XIX столетия в виде уставов о гражданской службе. В результате сложилось единое правовое пространство по вопросам государственной службы.

Во-вторых, развитие системы учебных заведений юридического профиля позволило к середине XIX в. сформировать прослойку бюрократии с основательной по уровню своего времени подготовкой в вопросах государственного управления и законодательства. Качество подготовки показал процесс разработки и реализации реформ 1860-х гг.

В-третьих, российская модель государственной службы продолжала носить мобилизационный характер, так как государству требовалось с помощью небольших ресурсов решить глобальные задачи. Она была наиболее эффективна в связи со сложившимися условиями существования Российского государства. Из этой модели вытекает и механизм формирования российской элиты, который также можно определить как мобилизационный. Он функционировал и в Московском государстве, и в Российской империи. Так, в XVIII в. государственная служба – это обязанность дворянства, в XIX в. – обязанность выпускников университетов, ведомственных лицеев и училищ, обучавшихся за казенный счет.

В-четвертых, в результате проведения министерской реформы и кодификации законодательства утвердились принципы законности, единоначалия и ответственности чиновников, что способствовало укреплению властной вертикали, обеспечивало эффективность государственной службы и способствовало снижению количества правонарушений в чиновничьей среде.

В-пятых, как и раньше, реформирование происходило «сверху», поэтому сохранялась государственно-административная модель государственной службы в указанный период. Модель не осталась прежней, она модернизировалась и институализировалась. При этом принципы, заложенные Петром I, сохранились и наполнились новыми качественными характеристиками.

Глава вторая «Правовой статус государственных служащих в XVIII в.» дает представление о структуре правового статуса государственного служащего, его нормативном закреплении и практической реализации в указанный период.

В первом параграфе «Права и обязанности государственных служащих» анализируются права и обязанности государственных служащих в XVIII в.

Впервые права и обязанности государственных служащих закрепляются с изданием Генерального регламента (1720 г.) и Табели о рангах (1722 г.). Как выявлено в ходе диссертационного исследования, права чиновников, содержащиеся в законодательстве XVIII в., можно разделить на три группы. Первую группу образуют функциональные права. К их числу относятся: право на получение в установленном порядке информации и материалов, необходимых для исполнения должностных обязанностей; право на участие в принятии решений, которое выражалось в свободном высказывании своего мнения по тому или иному вопросу. Социально-личностные права образуют вторую группу: право на отпуск, который предоставлялся чиновникам в летний период времени на 4 недели; право на доходы за труды (законодатель не устанавливал определенную оплату труда чиновников, а лишь обещал издать особый регламент по этому вопросу); право на содержание и награды за добросовестную службу. К третьей группе относятся статусные права: право на доступ к государственной службе; право на продвижение по службе, основанное на приоритете выслуги над знатностью происхождения; право на привилегии согласно чину.

Обязанности чиновников сконцентрированы в Генеральном регламенте и сводятся к следующим: исполнение инструкций, регламентов, указов, отданных в письменной форме; своевременное рассмотрение дел, без волокиты; сохранение государственной и иной охраняемой законом тайны; обязанность вести дела исключительно в коллегиях, хранить документы на рабочем месте; чинопочитание, которое выражалось в почтении и послушании нижестоящих на иерархической лестнице; соблюдение трудового распорядка, которое заключалось в шестидневной рабочей неделе, начало рабочего дня устанавливалось в 6 или в 8 часов, а окончание в 17 часов (при необходимости рабочий день мог продлиться на основании приказа). Ряд обязанностей носили нравственный характер: быть честным, верным, всеми силами содействовать процветанию государства; добросовестно исполнять служебные обязанности, т.е. быть трудолюбивым и прилежным в работе.

Исследование показало, что благодаря петровским преобразованиям правовой статус государственных служащих приобрел четкую структуру и содержание. Важным явилось формирование социально-личностных прав чиновников, так как финансовая заинтересованность в жаловании и пенсионном обеспечении гарантировала четкую работу государственного аппарата, предотвращала необходимость поиска иных, неофициальных источников дохода. Для лиц недворянского происхождения это было важно. Благодаря законодательной регламентации деятельности чиновников, складывалось единое правовое пространство в вопросах государственной службы, а ее кадровое обеспечение гарантировалось закреплением обязанности службы за дворянством.

После смерти Петра I наблюдается постепенный отказ от намеченных реформ государственной службы; отсюда некоторая нестабильность правового статуса чиновника и как следствие – ненадлежащее исполнение обязанностей и злоупотребление правами. При всем этом мы не можем оценивать указанный период в целом негативно. Законодатель как бы проверяет на прочность модель государственной службы. Одни положения неоднократно подтверждает в своих указах, с тем чтобы надежнее закрепить их в сознании служащих. Другие элементы исключает – например, жалование, разницу военных и статских чинов. Но затем возвращается к ним вновь как доказавшим свою эффективность и идет в своих законодательных изысканиях дальше – назначает пенсии.

Во втором параграфе «Правоограничения и гарантии государственных служащих» анализируются соответствующие элементы правового статуса чиновников в XVIII в.

На протяжении XVIII в. формируются и законодательно закрепляются гарантии государственных служащих, однако они не выделяются законодателем в отдельную категорию. Как нам представляется, их можно систематизировать и разделить на две группы. Первая группа гарантий – это гарантии государственных служащих на период прохождения службы, вторая группа – после окончания службы.

Первая группа гарантий не является однородной и также требует дифференциации. Первую подгруппу образуют гарантии, которые касаются служебно-правовой защиты государственных служащих: право государственных служащих на защиту от насилия, угроз, других неправомерных действий в связи с исполнением ими должностных обязанностей; право на особый порядок судопроизводства в отношении государственных служащих; право на обжалование решений начальства.

Ко второй подгруппе гарантий на период прохождения службы можно отнести социально-экономические гарантии чиновников: право чиновника на жалованье и на отпуск.

Гарантии морально-психологического характера составляют третью подгруппу: прибавление к отчеству «вичъ» при занесении должностных лиц в списки (удостаивались высшие чины не ниже коллежского советника); уважение согласно чину: чем выше чин государственного служащего, тем больше знаков почтения ему оказывалось; право дворян на особый суд. Так как дворяне являлись опорой государства и костяком государственных служащих в XVIII в., то законодатель считал необходимым сохранять их привилегии и гарантировать им судебное разбирательство с участием монарха.

К четвертой подгруппе относятся организационно-управленческие гарантии:        1) продвижение по службе. При Петре I закладывается две возможности продвижения по службе: а) за выслугу, б) льготное продвижение по службе чиновников, получивших образование или прошедших стажировку за границей, за особые услуги перед императором; 2) равные права иностранцев на допуск к государственной службе в России. Данная гарантия была продиктована потребностями государства в иностранных специалистах. Иностранцы, находившиеся на службе в Российской империи, обладали тем же правовым статусом, что и российские подданные.

Вторую группу образуют гарантии чиновника после окончания службы: при прекращении государственной службы в связи с выходом в отставку чиновник сохранял за собой чин и все связанные с ним привилегии; вышедший в отставку чиновник имел право вернуться на государственную службу в том чине, в котором вышел в отставку; право на пенсионное обеспечение рассматривается нами как гарантия, начиная с 1832 г., когда были приняты «Уставы о пенсиях и единовременных пособиях». До этого пенсия скорее исключительное право некоторых чиновников, так как отсутствовал гарантированный механизм выплаты пенсий, а средства были ограничены строго определенной суммой. Все те, кто в данную сумму не попадал, автоматически оставались в резерве на пенсионное обеспечение. Тем не менее, механизм пенсионного обеспечения закладывался именно в XVIII в., при Екатерине II указом «О пенсионах статских чиновников».

Третий параграф «Правовая ответственность государственных служащих» посвящен анализу законодательства, направленного на борьбу с должностными правонарушениями в указанный период.

С ростом государственного аппарата возрастают  злоупотребления чиновников, поэтому государство вынуждено устанавливать уголовно-правовые, организационные и социально-экономические меры по пресечению должностных правонарушений. Источники показывают, что на первом месте стояла борьба с лихоимцами и вымогателями, на втором месте – борьба с волокитой, на третьем –  с неисполнением указов и регламентов.

Начиная с указов Петра I взятка теряет свой легитимированный характер, как было при институте «кормления», и принимает нелегальный или полулегальный вид, но не исчезает. Весь XVIII в. шла упорная борьба со взяточничеством, монархи издавали новые указы и манифесты. Сенат проводил ревизии по всей стране, мздоимцев «нещадно» били кнутами и батогами, рвали им ноздри, клеймили, ссылали с конфискацией всего имущества. При этом Петр I, Екатерина II в борьбе с коррупцией не только использовали запрещающие и карательные меры, но и старалась найти и создать общие условия, способствующие искоренению этих правонарушений. С этой целью законодательно закреплялись права чиновников на жалованье и пенсионное обеспечение, получение последнего было возможно только при условии беспорочности службы; создавалась система надзорных и контролирующих органов за деятельностью чиновничьего аппарата; выдвигалось требование служебной безупречности по отношению к чиновникам. На наш взгляд, рассмотренные меры носили комплексный характер и в какой-то мере достигали поставленной цели – борьбы с коррупцией.

В главе третьей «Модернизация правового статуса государственного служащего в первой половине XIX в.», состоящей из трех параграфов, раскрываются изменения, происходившие в правовом статусе государственного служащего в этот период.

В первом параграфе «Комплекс прав и обязанностей государственных служащих» исследуются основные элементы правового статуса чиновников в указанный период, формулируется их система.

К середине XIX в. права и обязанности государственных служащих получили прочное нормативное правовое закрепление в «Уставе о службе гражданской» 1832 года. В нем четко определены социально-личностные, статусные и функциональные права чиновников. Следует отметить более детальную проработку (по сравнению с предыдущим периодом) имущественных прав чиновников, особенно прав на содержание и пенсионное обеспечение. Основным источником их существования стало государственное денежное содержание. Законодательное закрепление пенсионного обеспечения за выслугу также способствовало стабилизации правового статуса государственного служащего и его семьи.

С началом проведения министерской реформы происходит замена принципа коллегиальности принципом единоначалия, что, естественно, не могло не отразиться на статусных правах государственных служащих. Прежде всего, продвижение по службе стало зависеть от образованности чиновника, подтвержденной соответствующим сертификатом. Этим законодатель обозначил новую цель государственной службы: переход от модели чиновника-универсала к модели чиновника-специалиста. Кроме того, право на чин уравновешивалось обязанностью получения высшего образования, другими словами, начал складываться баланс между правами и обязанностями государственных служащих.

Во втором параграфе «Система правоограничений и гарантий государственных служащих» исследованы изменения в законодательном закреплении правоограничений и обязанностей чиновников в первой половине XIX в.

В указанный период продолжает формироваться система ограничений и гарантий государственных служащих. При этом она существенно дополняется и изменяется в ходе проведения министерской реформы и в результате кодификации законодательства о службе гражданской.

Ограничения, связанные с имущественными и неимущественными выгодами чиновника, в петровском законодательстве не прослеживаются. Только в начале XIX века данная группа ограничений находит отражение в законодательных актах. Так, в «Своде уставов о службе гражданской», ограничения государственных служащих содержались в третьем разделе «Об общих правах и обязанностях гражданской службы». Их целесообразно разделить на группы, в соответствии с целью установления того или иного ограничения.

Первую группу составляют ограничения, направленные на поддержание достоинства службы и правительства, представителями которого являлись чиновники. Законодательство требовало от служащих в частной жизни добродетели, воздержания от пьянства, лжи и обманов; запрещало издание сочинений, касающихся внешних и внутренних отношений российского государства, без разрешения начальства и службу в господских домах.

Ко второй группе можно отнести ограничения, направленные на экономию времени служащего для служебных целей, то есть предотвращение отвлечения чиновника на иные занятия. На основании этого закон запрещал совмещение нескольких должностей в пределах одного ведомства; начальство было обязано строго надзирать за тем, чтобы занятие частной должности лицами, состоящими на государственной службе, не наносило ущерба служебным интересам; запрещалось отлучаться от мест и должностей без ведома начальства.

К третьей группе ограничений относились такие действия, которые могли быть использованы чиновниками для противоправного укрепления своего материального благосостояния, а также в целях получения неимущественных выгод. Государственные служащие были не вправе участвовать в приобретении имущества, продажа которого ему была поручена правительством, записываться в гильдии и заниматься розничной торговлей.

Четвертую группу ограничений составляли запреты на служебную деятельность и вознаграждение за нее для чиновников, имеющих взыскания по службе. Так, небеспорочная или «худо аттестованная» служба лишала чиновника права на пенсионное обеспечение. Это же ограничение относилось к служащим, оставленным по приговору суда под подозрением; приговоренным к потере всех особых лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ; исключенным из службы и т.д. По сравнению с законодательством предыдущих лет, для Устава о службе характерен более высокий уровень систематизации. Все ограничения общего плана вынесены в отдельную главу. Наличие правоограничений специальных родов службы говорит о том, что законодатель четко представлял себе, какие злоупотребления возможны в рамках той или иной должности, и поэтому использовал как предупредительные, так и карательные меры по борьбе с ними.

К середине XIX в. окончательно сложилась и законодательно закрепилась система гарантий государственного служащего на период прохождения службы и на период отставки. Законодатель сохранил разнонаправленность гарантий в правовом статусе государственного служащего. Существенно расширился спектр социально-экономических гарантий, помимо жалованья, чиновнику и его семье гарантировалось пенсионное обеспечение, компенсации в случае болезни и сокращения.

В третьем параграфе «Юридическая ответственность государственных служащих» анализируются законодательные меры, направленные на пресечение должностных правонарушений государственных служащих.

Центральное место в законодательстве, направленном на борьбу с должностными правонарушениями в первой половине XIX в., занимают кодифицированные нормативные правовые акты: Свод законов уголовных (Свод законов российской империи. Т. XV. СПб. 1832.) и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Российское законодательство относило должностные преступления к числу преступлений против общественного спокойствия и порядка управления. Нам такой подход кажется обоснованным. С одной стороны, чиновник – представитель власти и любое нарушение с его стороны является дискредитацией государственной власти, а следовательно, нарушением общественной стабильности. С другой стороны, преступление против прав частных лиц (например, вымогательство) ослабляет доверие и уважение к представителям власти. Кроме того, законодатель заложил двойной механизм контроля за должностными правонарушениями: с одной стороны, предусмотрел наказания за конкретные правонарушения по особым родам службы, а с другой – в случае совершения проступка или преступления, не подпадающих под одиннадцатую главу, отнес их к общим правонарушениям по службе. Тем самым претворяется в жизнь принцип неотвратимости наказания.

Как показало исследование, разграничение между должностным преступлением и проступком проводилось по роду назначаемого наказания. Преступления могли караться уголовными, а в отдельных случаях – исправительными наказаниями в качестве дополнительных. Проступки наказывались только исправительными наказаниями. Такой подход не отражал сущности проступка и преступления, а следовательно, не давал никаких оснований для их дифференциации и позволял законодателю или лицу, применяющему уголовный закон, менять конкретные преступления и проступки по своему усмотрению.

В заключении диссертации подведены общие итоги и сформулированы основные научные результаты.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора (общий объем – 8,7 п. л.):

I. В научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки России:

1. Метушевская Т.И. Модель государственной службы в России в XVIII в. // История государства и права. 2007. № 5. С. 21–23. (0,4 п. л.).

II. Публикации в других научных изданиях:

1. Метушевская Т.И. К вопросу об ответственности государственных служащих в России конца XVII– XVIII вв. // 10 лет Конституции России в зеркале юридической науки и практики: Материалы Общероссийской научно-практической конференции, Москва, 18-19 декабря 2003 г. М., 2003. С. 105–108. (0,3 п. л.).

2. Метушевская Т.И. Юридическая ответственность государственных служащих в России конца XVII- середины XIX вв. // Новые проблемы науки и практики: Сборник студенческих работ. Выпуск 4 / Под общ. ред. Т.В. Цырлиной. Курск: Изд-во РОСИ, 2004 г. С. 7–16. (0,6 п. л.).

3. Метушевская Т.И. К вопросу о гарантиях государственных служащих в законодательстве XVIII века (тезисы) // Актуальные проблемы модернизации системы государственного и муниципального управления в субъекте РФ: Материалы межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов. В 2 ч. Ч. 2. Курск, КИГИМС, 14 апреля 2006 г. Курск: Изд-во КИГИМС, 2006. С. 16–21. (0,3 п. л.).

4. Метушевская Т.И. Права и обязанности государственных служащих в период формирования российской государственности // Народовластие и право в условиях формирования гражданского общества: Материалы международной научной конференции. Курск, Региональный открытый социальный институт, 30-31 марта 2006 г. Курск: Изд-во РОСИ, 2006. С. 104 –110. (0,4 п. л.).

5. Метушевская Т.И. Генезис и эволюция гарантий государственных служащих в Российской империи (XVIII – пер. пол. XIX вв.) // История, теория, практика российского права: Сборник научных работ. Вып. 2 / Отв. ред. В.В. Захаров. Курск: Курск. гос. ун-т, 2006. С. 40–52. (0,7 п. л.).

6. Метушевская Т.И. Правовой статус государственного служащего в России в XVIII веке. Курск: КГУ, 2007. 99 с. (6 п. л.).


 

Метушевская Татьяна Иосифовна

Правовой статус государственного служащего в России в XVIII – первой половине XIX вв.

Автореферат

 

 

 

 

Подписано к печати __. __. 2007 г. Усл. печ. л. 1,5.

Бумага офсетная. Формат 60x86 ?/??. Печать офсетная.

Гарнитура «Таймс». Тираж 100 экз. Заказ 342

Редакционно-издательский отдел РГГРУ

Москва, ул. Миклухо-Маклая, 23

Привалова С.В. Проблемы становления эффективной государственной службы // Журнал российского права. № 11. 1999. С. 98-105; Гришковец А.А. Проблемы реформы государственной службы в Российской Федерации // Государство и право. 2001. № 12. С. 54-63; Черепанов В. Система управления государственной службой: проблемы и пути повышения ее качества в условиях реформирования // Государственная служба. № 1. 2004. С. 21-32.

Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, практика. М., 2003. С. 177-178.

Филиппов А.Н. История Сената в правление Верховного Тайного Совета и Кабинета. Юрьев. 1895; Он же. Правительствующий Сенат при Петре Великом и его ближайших преемниках (1711-1741 гг.). СПб., 1911; Голицын П. Первый век Сената. СПб., 1910; «История Правительствующего Сената за двести лет. 1711-1911 гг.», Т. 1 – 5. СПб., 1911; Веретенников В.И. Очерки истории генерал-прокуратуры в России доекатерининского времени. Харьков, 1915. и др.

Вяземский Б.Л. Верховный Тайный Совет. СПб., 1909.

Даневский П.Н. История образования Государственного совета в России. СПб., 1859; Щеглов В.Г. Государственный совет в царствование Александра I. Ярославль, 1895.

Андреевский И. О наместниках, воеводах и губернаторах. СПб., 1864; Мрочек-Дроздовский П.Н. Областное управление России в XVIII в. М., 1876; Блинов Б. Губернаторы: Историко-юридический очерк. СПб., 1905.

См., например: Градовский А.Д. Начала русского государственного права // Собр. соч. СПб., 1908. Т. 8.; Ивановский В.В. Русское государственной право. Т. 1. Верховная власть и ее виды. Казань, 1895; Лазаревский Н.И. Лекции по русскому государственному праву. СПб., 1910; Павлов-Сильванский Н.П. Государевы служилые люди. СПб., 1898; Филиппов А. Н.  О целях наказаний по узаконениям Петра I // Юридический вестник. 1890. № 5-6; Эйхельман О. Обзор центральных и местных учреждений управления в России и Устава о службе по определению от правительства. Киев, 1890; Андреевский Е.И. О наместниках, воеводах и губернаторах. СПб., 1864; Коркунов Н.М. Русское государственное право: В 2 т. 6-е изд. СПб., 1908. Т. 1.

См., например: Ольминский М. Государство, бюрократия и абсолютизм в истории России. М., 1925; Довнар-Запольский М.В. Администрация и суд при Николае I. Баку, 1925.

См., например: Медушевский А.Н. Утверждение абсолютизма в России: Сравнительное историческое исследование. М., 1993; Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1968; Демидова Н.Ф. Служилая бюрократия в России XVIII века и ее роль в формировании абсолютизма. М., 1987; Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. М., 1974; Оболонский А.В. Человек и государственное управление. М., 1987; Макаренко В.П. Бюрократизм и сталинизм. Ростов н/Д, 1989; Пахомов И.Н. Советская государственная служба (понятие и основные принципы). Киев, 1964; Воробьев В.А. Советская государственная служба (административно-правовые аспекты). Ростов н/Д, 1986.

Российское законодательство X - XX веков: В 9-ти тт. Т.4: Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. О.И. Чистяков. М., 1986; Законодательство Петра I / Отв. ред. Т.Е. Новицкая. М., 1997; Законодательство Екатерины II: В 2 т. / Отв. ред. Т.Е. Новицкая. М., 2000.

Ноздрачев А.Ф. Государственная служба: Учебник для подготовки государственных служащих. М., 1999; Государственная гражданская служба / Под ред. В.Г. Игнатова. М.,  Ростов-на-Дону, 2005; Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации: Учебный курс. М., 2003.

Архипова Т.Г., Румянцева М.Ф., Сенин А.С. История государственной службы в России XVII – XX веков. М., 1999; Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: Курс лекций. М., 1997; Бахрах Д.Н., Хазанов С.Д. Государственная администрация, ее органы и служащие. Екатеринбург, 1998; Российское служебное право: Сб. норм. актов: Учеб. пособие / Сост. Ю.Н. Старилов. Воронеж, 1999; Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998; Чиканова Л.А. Государственные служащие. М., 1998; Диев В.С., Дзядуков К.И. Проблемы формирования российской модели государственной службы: Учеб.-метод. пособие. Новосибирск, 1997.

Дубровин В.Н., Мигачев Ю.И. Юридическая ответственность военнослужащих: Справ. пособие. М., 2000; Сергун П.П. Служба в органах внутренних дел: Справочник. М., 1997.

Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997; Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, закон, практика: Монография. М., 2003.

Гришковец А.А. Государственная служба и гражданское общество: правовые проблемы взаимодействия (практика России) // Государство и право. 2004. № 1. С. 24-36;  Козбаненко В.А. Структурно-видовые особенности государственной службы Российской Федерации // Государство и право. 1998. № 12. C. 37-46; Буравлев Ю.М. Проблемы реформирования и управления системой государственной службы в России // Государство и право. 2003. № 7. С. 10-18; Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих: Круглый стол журнала «Государства и право» (подготовлено Л.А. Морозовой) // Государство и право. 2000. № 3. С. 20-36; № 4. С. 15-30;  Реформирование системы государственного и муниципального управления в Российской Федерации / Под ред. В.Б. Слатинова. Курск, 2006.

Привалова С.В. Принципы организации государственной службы современной России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук, М., 1999; Воротников А.А. Бюрократия в российском государстве: Историко-теоретический аспект: Автореферат дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 2005.

Оболонский А.В. Бюрократия для ХХI века?: Модели государственной службы: Россия, США, Англия, Австралия. М., 2002; Литвинцева Е.А. Государственная служба в зарубежных странах. М., 2004; Захаров В.В. Как готовить юриста: изучая русские рецепты. Очерки истории юридического образования в России. Курск, 2006.  

Батурин П.С. Жизнь и похождения Г.С.С.Б. Повесть справедливая, писанная им самим // Голос минувшего. 1918. № 7 – 9.

Калашников Т.П. Жизнь незнаменитого Тимофея Петровича Калашникова, простым слогом  описанная с 1762 по 1794 год // Русский архив. 1904. Кн. 2. Вып. 10; Ребелинский М.С. Из дневника // Русский архив. 1897. Кн. 1. Вып. 3; Мешков И.И. Записки Ивана Ивановича Мешкова // Русский архив. 1905. Кн. 2. Вып. 6; Печерин Ф.П. Записки о моих предках и о себе, на память детям в 1816 г. cделанные // Русская старина. 1891. № 12.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.