WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Институционализация волостных судов во второй половине XIX века: историко-правовой анализ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи Мельничук Марина Александровна

Институционализация волостных судов во второй половине XIX века: историко-правовой анализ

Специальность 12.00.01- теория и история права и государства; история учений

о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Краснодар 2007

2

Диссертация выполнена в Кубанском государственном аграрном

университете

Научный руководитель:

Рассказов Л.П. - доктор юридических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Проценко Е.Д. - доктор юридических наук, профессор

Бутурлина Е.С.-   кандидат юридических наук, доцент

Ведущая организация - Краснодарский университет МВД России

Защита диссертации состоится "_22_" мая 2007 г. в "_12_" час., в ауд. 215 на заседании диссертационного совета по присуждению ученой степени доктора юридических наук ДМ 220.038.10 при Кубанском государственном аграрном университете (350044 Краснодар, ул. Калинина, 13).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного аграрного университета (350044 Краснодар, ул. Калинина, 13).

Автореферат разослан 17 апреля 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор             Камышанский В. П.

3 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Судебная реформа, проводимая в настоящее время в нашей стране, обострила интерес к истории становления национального правосудия, его генезису и основным этапам эволюции. Это вполне объяснимо: ее успех, а равным образом успех государственно-правовых реформ в целом, в известной мере связан, а возможно, и зависит от того, насколько современные программы и планы учитывают отечественный исторический опыт и уроки прошлых кардинальных изменений политико-правовых институтов.

Разумеется, не стоит замыкаться в ограниченных отечественных рамках, игнорируя положительный мировой опыт, и, в первую очередь, западноевропейский. История России свидетельствует о том, что ее государственность и право изначально развивались в русле европейской, континентальной цивилизации, а те черты или особенности, которые несли «азиатский налет», ни в коей мере не являлись определяющими и не меняли постоянного «вектора» .

Вместе с тем, исторический опыт показывает, что слепое, механическое заимствование иноземных образцов, моделей, попытки их внедрения при проведении реформ, направленных на модернизацию политической и общественной жизни, не были эффективными, и, как правило, приводили к скорым контрреформам, иногда и к «откату» на прежние, дореформенные позиции. А потому помимо учета социально-политической обстановки реформатору необходимо учитывать и национальную специфику, менталитет народа.

Это положение достаточно иллюстрирует опыт учреждения волостных судов в ходе крестьянской реформы 1861 года и проведения судебной реформы 1864 г., законодательной основой которой были

1      Ефремова     Н.Н.      Судебные     реформы      в      России:      традиции,      новации, проблемы//Государство и право. - 1996. - № 11. - С.85.

утвержденные 20 ноября 1864 г. Судебные Уставы . Не подлежит сомнению, что в результате судебной реформы была создана новая система судопроизводства, которая представляет собой пример «творческой адаптации всех лучших достижений юриспруденции и судебной практики западноевропейских стран, главным образом, Франции и Великобритании»3. Однако значимым является тот факт, что дела крестьян, составлявших большую часть населения России, оставались в юрисдикции созданных крестьянской реформой 1861 года волостных судов, действовавших на основе законов4 и традиционного обычного права.

Уникальность института волостных судов заключается в сосуществовании таких правовых систем, как право официальное и обычное, причем наличествует официальное признание действия отдельных обычно-правовых норм в сфере волостного

2     Официальное    наименование    составивших    их    актов     -    Устав    Уголовного судопроизводства,    Устав    гражданского    судопроизводства,    Учреждение    судебных установлений и Устав о наказаниях уголовных и исправительных, налагаемых мировыми судьями.

3  Тарановски Т. Судебная реформа и развитие политической культуры царской России // Великие реформы в России, 1855-1874. - М., 1992. - С.305. Судебные уставы 20 ноября 1864 г. и новое процессуальное гражданское и уголовное законодательство ввели систему независимых судов, где заседали профессионально подготовленные судьи, пребывающие в должности пожизненно. Правосудие было отделено от администрации и даже за самодержцем  было  сохранено  лишь  право  помилования.  Публичность  и  гласность судебных заседаний, принцип состязательности сторон, учреждение суда присяжных и адвокатуры - все это создало важные гарантии для надлежащего ведения судебных процессов. Возможность подавать апелляции не только по существу разбираемого дела, но и по поводу нарушения процессуальных норм (кассация) постепенно способствовала внедрению принципа приоритета законности и права в политическую систему, которая до этого  основывалась  на  принципе  приоритета законодательной  и  административной власти.

4  См.: «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» 1861 года, «Временные правила о волостных судах в тех же местностях» 1889 г.

5

судопроизводства ,    что    становится    одним    из    ключевых    объектов научного анализа юристов, этнографов и историков.

Актуальность темы исследования обусловлена еще и тем обстоятельством, что обыденное правосознание значительной части наших сограждан содержит массу традиционных элементов, истоки которых берут свое начало в крестьянском менталитете. В качестве примера достаточно привести «настороженное» отношение к институту частной собственности, негативное отношение к позитивному праву.

В настоящее время необходимо по-новому взглянуть на некоторые устоявшиеся и, казалось бы, незыблемые, но на деле далеко не бесспорные основополагающие понятия, которые относятся к институту волостного суда в России. В новых подходах, по нашему глубокому убеждению, нуждается исследование различных аспектов институционализации волостного суда во второй половине XIX века.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования. Системообразующий характер исследуемой проблемы потребовал обращения к широкому спектру отраслей юридических знаний, а также научным трудам в области истории, социологии, экономики.

Историографию проблемы можно условно разделить на два основных этапа: вторая половина XIX века - начало 20-х годов XX века, начало 90-х по - настоящее время.

Для первого этапа характерны работы современников крестьянской и судебной реформ, которые рассматривали волостное

5 Например, в Положении 1861 года в ряде правоотношений крестьянам предписано руководствоваться правовым обычаем, в циркуляре управляющего министерства внутренних дел П.А. Валуева от 31 октября 1861 г. еще раз отмечалась необходимость руководствоваться «в подробностях местными обычаями, хорошо известными крестьянам».

6

судопроизводство через призму обычного права , крестьянского менталитета и быта7, преобразований государственного управления и местного самоуправления8.

В разрезе проблематики нашего диссертационного исследования представляется необходимым отметить особо труды А.А. Леонтьева, в которых обосновывается тезис о необходимости институционализировать волостное судопроизводство путем ограничения действия обычного

6 Аристов И.Н. Волостной суд по закону 12 июля 1889 г. - Казань, 1893; Башмаков А. А. Очерки права родового, наследственного и обычного. - СПб., 1911; Веригин И. Начала народного права и судопроизводства // Русская речь. - 1879. - № 3; Добротворский Н. Крестьянские   юридические   обычаи   в   восточной  части   Владимирской  губернии   // Юридический вестник. - 1889. - Т. П. - Кн. 1; Ефименко А.Я. Трудовое начало в народном обычном праве //Слово. - 1878.   № 1; Калачов Н.В. Юридические обычаи крестьян в некоторых местностях //Архив исторических и практических сведений, относящихся до России.   -   1859.   -   №2;   Калачов   Н.В.   Об   отношении   юридических   обычаев   к законодательству   //   Записки   Русского   Географического   общества   по   отделению этнографии. - Т.8. - 1878; Мухин В.П. Обычный порядок наследования у крестьян. - СПб., 1888; Калачов Н.В. О волостных и сельских судах в древней и нынешней России // Сборник государственных знаний. Т.8. - СПб., 1880; Качоровский К. Народное право. -М., 1906; Пахман С.В. Обычное гражданское право в России. Т.1. - СПб., 1877. - Т. 2. -СПб., 1879; Сабанеев Ф. Крестьянские юридические обычаи // Век. - 1862. - № 5-6; Сергеевич В. Опыт исследования обычного права // Наблюдатель. - 1882. - №1; Филиппов А. Народное обычное право как исторический материал // Русская мысль. - 1886.-   №9; Чепурный К.Ф. К вопросу о юридических обычаях: устройство и состояние волостной юстиции в Тамбовской губернии // Университетские известия. - Киев. - 1874. - № 9, 10, 11; и

Др.

7  Беляев И.Д. Крестьяне на Руси. - М., 1860; Богаевский П.М. Заметки о юридическом быте крестьян Сарапульского уезда, Вятской губернии // Сборник сведений для изучения быта крестьянского  населения  России.  Вып.   1.   -  М.,   1889;.  Бржеский  Н.   Очерки юридического быта крестьян. - СПб., 1902;   Кавелин К.Д. Крестьянский вопрос // Собр. соч.  Т.2.  - Спб.,1904; Никонов СП. Крестьянский правопорядок и его желательное будущее. - Харьков, 1906; Тютрюмов И. Крестьянская семья: очерки обычного права // Русская речь. -  1879. - № 4,5,7,10; Фаресов А. Настроение современной деревни // Исторический вестник. - 1906. - № 3-4; и др.

8  Безобразов В.П. Земские учреждения и самоуправление. - М., 1874; Безобразов В.П. Государство и общество. Управление, самоуправление и судебная власть. - СПб., 1882; Князьков С. Как сложилось и как пало крепостное право. Исторический очерк. - СПб., 1900; Корнилов А.А. Крестьянское самоуправление по Положению 19 февраля // Великая реформа. Т. VI. - М, 1911; Корнилов А.А. Крестьянская реформа 19 февраля 1861 г. // Крестьянский строй. Т. 1. - СПб., 1905; и др.

права и постепенном слиянии его с позитивным правом . Примечательно, что наиболее удобным способом для этого признана кодификация обычного права как в рамках всего государства, так и отдельных регионов. Для решения указанной задачи Леонтьев А. А. предполагал обязать волостные суды четко фиксировать ту обычно правовую норму, на основе которой было решено дело. Результатом кодификации в перспективе должны были воспользоваться при составлении гражданского уложения10. Проблема институционализации процесса судебного разбирательства в волостных судах затрагивалась в работах П. Скоробогатова1!.

Позиция отрицающая, возможность институционализации судопроизводства в волостных судах в силу «обладания целым набором особенностей», заслуживает также пристального внимания. Она обосновывается в трудах И.Г. Оршанского и П. С. Ефименко, утверждающих, что «основные начала» обычного права (приоритет морально-нравственных представлений «правды» над законом; субъективизм в привлечении виновного к наказанию и юридической ответственности; приоритет общинных интересов над частными; принцип равного возмещения или «грех пополам», «трудовое начало») не могут быть восприняты позитивным правом.

9 Леонтьев А.А. В поисках за обычным правом // Русское богатство. 1894. № 11; Леонтьев А.А.  Волостной  суд  и  юридические  обычаи  крестьян.   СПб.,   1895;  Леонтьев  А.А. Крестьянское   право.   Систематическое   изложение   особенностей  законодательства  о крестьянах. - СПб., 1909; Леонтьев А.А. Законодательство о крестьянах после реформы // Великая реформа. Т. VI. М., 1911.

10  Леонтьев А. А. Крестьянское право. - Спб., 1914. - С. 354. С аналогичных позиций выступали Евреинова А. М. и Базанов И. М. См.: Базанов И. М. Основные черты гражданско-правового строя крестьян. - Томск, 1902; Евреинова А. М. Об отношении обычного права к гражданскому уложению. - М., 1884.

11 Скоробогатый П. Устройство крестьянских судов. М., 1880; Скоробогатый П. Действия, предшествующие    судебному    разбирательству    в    волостных    судах.     Очерк    по процессуальному обычному праву // Юридический вестник. - 1881. - №4.

12 Оршанский И.Г. Народный суд и народное право // Журнал гражданского и уголовного права. - 1875. - №3,4, 5; Он же. Исследования по русскому праву, обычному и брачному. -

8

Главной особенностью второго этапа стало то, что по прошествии нескольких десятков лет, вновь появился интерес к исследованию обычно-правовых основ института волостных судов13.

В конце 80-х годов XX столетия П.Н. Зырянов опубликовал статью «Обычное гражданское право в пореформенной России», в которой затрагивает вопросы соотнесения обычного и позитивного права в деятельности волостных судов при рассмотрении вопросов наследования, опеки и попечительства, имущественных споров14.

Позднее появляются работы, позволяющие по-иному взглянуть в целом на проблемы обычного права, - А.В. Александрова, Л.И. Вдовиной, Н. А. Крашенинниковой, Г. И. Муромцева, Г. В. Мальцева, С.В. Кузнецова, И. Е. Синицыной, М. А. Супатаева др., в которых авторы достаточно глубоко анализируют обычное право в его развитии с учетом различных исторических, экономических, социальных, культурных и политических факторов генезиса.15 Эти работы представляют интерес для

СПб.,  1879; Он же. Исследования по русскому праву. - СПб.,  1892; Ефименко А.Я. Трудовое начало в народном обычном праве //Слово. - 1878. № 1.

13  Следует признать, что в советские годы деятельность волостных судов исследовалась крайне недостаточно и преимущественно с позиции социально-экономических отношений в пореформенной деревне. См., напр.: Успенский Г.И. Власть земли. Из разговоров с приятелями. Из деревенских заметок о волостном суде // Поли. собр. соч. - Т. 8. - М, 1949; Гурвич И.А. Экономическое положение русской деревни. - М., 1941; Берви-Флеровский В.В. Избранные экономические произведения.  Т.1, 2.  - М.,  1958-1959; Щагин Э.М. Социально-экономические отношения в деревне Рязанской губернии в конце XIX - начале XX в.  - М.,  1960; Данилов В.П.  К вопросу о характере и значении крестьянской поземельной общины в России // Проблемы социально-экономической истории России. -М., 1971.

14  Зырянов П.Н. Обычное гражданское право в пореформенной общине // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. - Вып. VI. - Вологда, 1976.

15  См. Крашенинникова Н. А: Индусское право: история и современность. - М., 1982; Мальцев Г. В. Очерк теории обычая и обычного права //Обычное право в России: проблемы теории, истории и практики. - Ростов-на-Дону, 1999; Он же. О происхождении ранних форм права и государства. - М., 2000; Вдовина Л. И. Право и суд // Очерки русской культуры XVIII века. - М., 1987; Муромцев Г. И. Источники права развивающихся стран Азии и Африки. - М., 1987; Он же. О некоторых особенностях традиционного права в развивающихся странах // Советское государство и право. - 1989. - № 6; Синицына И. Е. В

9

нас, поскольку правовой основой решений крестьянских волостных судов выступает обычное право.

В современной научной литературе при рассмотрении вопросов специфичности крестьянского волостного судопроизводства и судоустройства большинство ученых обращаются также к проблематике обычного права и его принципов в традиционном обществе, проявления основных начал (принципов) обычного права в судопроизводстве и судоустройстве России.

Наряду с работами по теории и истории права появились исследования по истории учреждения и деятельности волостных судов. Наиболее плодотворно рассматривались эти вопросы в работах доктора исторических наук, профессора Леонида Иосифовича Земцова16.

Некоторые грани деятельности волостного суда в целях оценки опыта реформирования судебной системы в дореволюционной России анализируются западными учеными. Интерес западных историков сосредоточен на нескольких аспектах: политика правительства в

16 Земцов Л.И. Волостные суды Центрального Черноземья в начале 70-х гг. XIX в. // Исторические записки. Науч. труды ист. ф-та Воронежского гос. ун-та. Вып. 5. - Воронеж, 2000; Он же. «Русский вестник» 60-х гг. XIX в. о крестьянском суде // Бартеневские чтения. Тезисы докладов и сообщений. - Липецк, 2000; Он же. Комиссия М.Н. Любощинского (К истории обследования волостных судов 1872 г.) // Вехи минувшего. Сб. науч. тр. ист. фак-та Липецкого гос. пед. ун-та. Вып.2. - Липецк, 2000; Он же. Источник по социальной психологии (крестьянство Центрального Черноземья 60-70-х гг. XIX в.) // Центр - Провинция. Историко-психологические проблемы. Материалы Всероссийской научной конференции. - СПб., 2001; Он же. Волостной и мировой суды в пореформенной России // Межвузовские научно-методические чтения памяти К.Ф. Калайдовича. Вып. 4. -Елец, 2001; Он же. Крестьянский мир после реформы (60-70-е гг. XIX в.) // Общественная жизнь Центрального Черноземья России в XVII - начале XX вв. Сб. науч. тр. - Воронеж, 2002; Он же. Крестьянин и мир в обычно-правовой системе 60-70-х гг. XIX в. // Я и Мы: история, психология, перспективы. Материалы международной научной конференции. СПб., 2002; Он же. Волостной суд в России 60-х - первой половины 70-х гг. XX в. (по материалам Центрального Черноземья). - Воронеж, 2002; Он же. Волостной суд и регулирование поземельных отношений в общине (60-70-е гг. XIX в.) // Землевладение и землепользование в России XXVIII сессия Симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Тезисы докладов и сообщений. - М., 2002 и др. работы.

10

отношении волостного суда, эволюция русского позитивного права, его соотнесение с обычаем; влияние учреждения и функционирования волостного суда на развитие правосознания в России.

Вместе с тем, в современной юридической литературе пока не имеется специальных работ, посвященных постановке и исследованию вопросов институционализации волостных судов во второй половине XIX века. Полноценное исследование волостной юстиции, на наш взгляд, предполагает, с одной стороны, общетеоретическое осмысление накопленного исторического материала. С другой стороны, подлинный смысл и сущность институционализации могут быть уяснены только на основе ее многочисленных проявлений, в том числе в ходе исследования генезиса института волостной юстиции.

Цель и задачи диссертационного исследования. Исходя из актуальности обозначенной темы и недостаточной разработанности данной проблемы в юридической литературе, диссертант в качестве цели исследования определил выработку концептуальных подходов к институционализации волостного суда во второй половине XIX века.

В соответствии с этой целью определены и конкретные задачи исследования:

•   дать            теоретико-правовое            обоснование            проблеме институционализации волостного суда во второй половине XIX века;

•   установить   предпосылки   и   условия   формирования   института волостных судов  в России во второй половине  XVII — первой половине XIX веков;

•   определить    роль    «Положения    о    крестьянах,    вышедших    из крепостной    зависимости»     1861     года    как    первой    попытки институционализировать волостной суд;

11

•   выявить  тенденции  изменений  в   организации  и  регулировании деятельности   волостных   судов    по    «Временным    правилам    о волостных судах в тех же местностях» 1889 года;

•   раскрыть  проблему  соотношения  закона  и  обычая  в  институте волостного суда;

•   выявить особенности институционального положения волостных судов в системе разнообразных по форме неформальных сельских судов;

•   соотнести   волостные    и   мировые    суды,    выявить    «точки   их соприкосновения»,   определить  элементы     института  волостного суда, характеризующие его как часть правовой системы;

•   обобщить различные аспекты проведенного анализа. Хронологические     рамки     диссертационного     исследования

охватывают вторую половину XIX века и обусловлены теми обстоятельствами, что именно в этот период в системе волостной юстиции наиболее ярко проявляется специфика процесса законодательного         оформления         государством         сложившихся

правоотношений в деревне, в том числе институционализация волостного суда. Первым серьезным шагом на этом пути явилось принятие «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» 1861 года , следующим - «Временные правила о волостных судах в тех же местностях» 1889 года, усилившие его роль и более четко определившие основы его деятельности путем конкретизации сферы применения обычного права.

В тоже время, в главе первой (параграф 1.2.) мы фрагментарно обращаемся к периоду российской истории второй половины XVII -первой половины XIX веков в целях исследования предпосылок и условий формирования института волостных судов в России, поскольку в

17 Российское законодательство X - XX вв. - Т. 7. - М., 1989.

12

процессе институционализации волостного судопроизводства проявились различные аспекты генезиса права о крестьянском суде в целом.

Источниковая база диссертации. Диссертационное исследование выполнено на основе опубликованных и неопубликованных источников, содержащих ценные сведения о предмете исследования.

Нормативно-правовой базой послужили «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» от 19 февраля 1861 года, «Положение о земских начальниках и «Временные правила о волостном суде» от 12 июля 1889 года; приказы и распоряжения правительства и органов государственной власти по устройству правового быта крестьян.

В диссертации отражены судебная практика волостных судов, иных инстанций, применявших обычное право, собранная в материалах многочисленных государственных органов и комиссий по изучению обычного права и волостных судов, в том числе Комиссии по изучению волостных судов и трудах Особого Совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности.

В диссертации использованы этнографические источники. К их числу относятся материалы по обычному праву и волостному судопроизводству, собранные научными обществами, земствами, этнографами-энтузиастами. Подобные материалы собирались под руководством Императорского Русского Географического общества (ИРГО), Императорского Общества любителей этнографии, антропологии и естествознания, Вольного Экономического Общества, губернских статистических комитетов, этнографического бюро В. Н. Тенишева.

Характер исследуемых в диссертации вопросов обусловил необходимость обращения к мемуарно-эпистолярным и публицистическим материалам, которые позволили шире взглянуть на проблему и в какой-то степени ощутить «дух» того времени.

13

Все эти источники послужили солидной базой для углубленного изучения процесса институционализации волостного суда во второй половине XIX века, а также комплексного анализа вопросов соотнесения позитивного и обычного права в волостном судопроизводстве, роли и месте позитивного права в деятельности волостных судов.

Объектом диссертационного исследования является система общественных отношений, складывающихся по поводу учреждения и деятельности волостных судов в России.

Предметом диссертационного исследования являются вопросы институционализации волостных судов в России во второй половине XIX века.

Методологической основой исследования являются гуманистические и демократические ценности отечественной историко-правовой мысли; реалистический и всесторонний подход к анализу развития нормативных правовых актов, регулировавших волостное судопроизводство; принципы научной объективности и системности; рассмотрение общественных явлений в динамике, учитывая всю совокупность юридических и исторических фактов.

Для решения поставленных задач автор использовал следующие методы исследования: формально-догматический, историко-правовой, системно-правовой, сравнительно-правовой, историко-сравнительный, проблемно-хронологический,         периодизации,         ретроспективный,

конкретно-социологический и другие.

Применение в комплексе указанных методов и достижений позволило, во-первых, раскрыть предмет диссертационного исследования в его обобщающих закономерностях и разнообразных ракурсах; во-вторых, достичь поставленной в диссертации цели на основе обозначенных выше задач.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что предпринята попытка комплексного историко-правового

14

исследования институционализации волостных судов во второй половине XIX века. Проведен анализ теоретических проблем процесса законодательного         оформления         государством         сложившихся

правоотношений, складывающихся по поводу учреждения и деятельности волостных судов в России; выявляются особенности формирования позитивного права о волостном судопроизводстве в процессе его возникновения и развития.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Исходя из того, что институционализация проявляется в закреплении области общественных отношений в виде закона (нормы), мы приходим к выводу, что именно в системе волостной юстиции наиболее ярко проявляется специфика процесса законодательного оформления государством сложившихся правоотношений в области отправления суда среди крестьян. Изначально волостной суд был призван осуществлять судопроизводство по нормам обычного права, которое было известно одним крестьянам. Однако, трудности в применении обычного права, злоупотребления, которые возникали при этом, заставляли власть не только усиливать надзор за волостными судами со стороны административных органов, но и формализовать процессуальную деятельность волостных судов (в особенности, изданием «Временных правил о волостном суде» 1889 года). Этот процесс мы рассматриваем как объективизацию нормативного регулирования волостного судопроизводства, как формирование позитивного права, однозначного, официально принятого государством, что обеспечивается специальным государственным аппаратом принуждения. Этот процесс есть яркий пример институционализации волостного судопроизводства.

15

2.  В процессе формирования института волостных судов проявляются различные аспекты генезиса права о крестьянском суде в целом. Историко-правовой    анализ    условий    формирования    института волостных судов в России во второй половине XVIII — первой половине   XIX   веков   свидетельствует   о   сильном   влиянии   на формирование законодательства 1861 года законов 1838 года для государственной деревни.

3.  Недостатками институционализации волостного суда в Положении 1861        года       является       неполнота       и       недоработанность законодательства.       Ограниченность       законодательной       базы проистекала       из       представлений       творцов       реформы       о кратковременности    предлагавшихся    в    положении    1861    года установлений. Значимым актом в отношении крестьянского суда стали «Временные правила о волостных судах в тех же местностях» 1889 года, усилившие его роль и более четко определившие основы его    деятельности    путем    конкретизации    сферы    применения обычного права.

4.  Непоследовательность   в   институционализации   волостного   суда, ограниченный ее характер были обусловлены тем обстоятельством, что крестьянское обычное право и формировавшееся позитивное право,         отражавшее         ценности         буржуазно-либеральной модернизации, с точки зрения теории права составляли исторически и типологически разные пласты правовой культуры.

5.  Особое положение волостного суда, сочетающего в себе элементы обычного и формализованного судопроизводства, подтверждается анализом    институционального    положения    волостного    суда   в системе крестьянских неформальных судов и соотнесения его с формирующейся мировой юстицией.

Теоретическое   значение   диссертационного   исследования.   В диссертации раскрыты предпосьшки и условия формирования института

16

волостных судов в России во второй половине XVII — первой половине XIX веков, закономерности и содержание процесса их институционализация во второй половине XIX века. Теоретические положения, относящиеся к пониманию содержания и сущности процесса институционализации волостного суда во второй половине XIX века, содержащиеся в диссертационном исследовании, представляют интерес в изучении теории и истории права. Результаты исследования позволяют расширить знания об истории российского права в целом.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что собранный и обобщенный историко-правовой материал представляет интерес для законодателя при формировании и реализации судебной политики России на современном этапе. Также материалы и выводы по диссертации могут быть использованы в учебном процессе при преподавании курса истории государства и права России и теории государства и права, а также при написании новых научных трудов по истории государства и права России.

Апробация результатов исследования получила выражение в опубликованных автором статьях и тезисах научного характера. Выводы и предложения доводились диссертантом до сведения научной общественности и научных работников на межрегиональных и всероссийских конференциях и семинарах по проблемам истории права, а также на межкафедральных и региональных семинарах вузовских ученых и практических работников (2004-2007 годы). Результаты диссертационного исследования используются при проведении лекций, семинарских занятий в учебных заведениях Ставропольского края. Положения диссертационного исследования использовались при подготовке рабочих программ по ряду тем в учебных курсах по истории государства и права России.

Структура диссертационного исследования определена характером и объемом научного исследования и включает в себя

17

введение,  три главы,  объединяющие  семь  параграфов,  заключение  и список использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, ее научная новизна, теоретическая и прикладная значимость, указываются объект и предмет исследования, выделяются источники исследуемого материала, определяется цель работы, раскрываются задачи и методы исследования, а также формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Генезис института волостных судов в России: историко-правовой аспект», которая состоит из двух параграфов, исследуется понятийный аппарат, анализируется законодательство XIX века, определяющее этапы становления волостных судов, а также предметы их деятельности.

В первом параграфе «Теоретико-правовой аспект институционализации волостного суда» диссертантом обращается внимание на понятие «институционализм», а также определяется влияние обычного права на деятельность волостных судов. Институционализм исходит из идеи, что существующие в обществе институты (социальные общности, коллективы, учреждения) не только выполняют выгодные им функции, но и выступают интегративными элементами, обеспечивающими сплочение общества. Теория юридического институционализма, успешно разрабатывавшаяся М. Орну, развивает идею права как порядка, но не предустановленного, а рождающегося в виде сложной системы равновесия социальных сил - когда в социальных группировках коллективные силы сами организуются, то возможно и управление ими. Социологическое правоведение полагает институции (институты) первичными элементами политической и социальной структуры

18

общества, а правовые нормы - ядром института, стремится сочетать институционализм с психологической теорией права. К середине XX века указанные идеи воплотились в концепциях плюрализма, диффузии власти, в результате институционализм не признает монополии государственно-властных учреждений на изготовление правовых норм, исходит из предпосылки, что право коренится в обществе (в социальных институтах и их нормах), при этом монисты признают правотворческую компетенцию лишь за государством, а плюралисты полагают возможным свое право для каждой социальной группы.

В современной научной литературе при рассмотрении вопросов специфичности крестьянского волостного судопроизводства и судоустройства большинство ученых сходятся во мнении о необходимости обращения к проблематике обычного права и его принципов в традиционном обществе, проявления основных начал (принципов) обычного права в судопроизводстве и судоустройстве России. Учитывая, что правовой основой решений крестьянских волостных судов выступает обычное право, такой подход представляется оправданным. Возникает, однако, вопрос, ответ на который отправная точка всякого исследования заглавной проблематики: что есть «обычное право»?

Обычное право - сложное и многообразное явление. В российском правоведении XIX в. в целом рассматривалось в рамках германской правовой школы либо в духе юридического позитивизма (Д.И. Мейер, Г.Ф. Шершеневич) в качестве источника права, либо в духе социологического (отчасти психологического) правопонимания (Ю.С. Гамбаров, Н.М. Коркунов, Л.И. Петражицкий) в качестве действующих норм в определенном обществе.

В советские годы одним из первых теоретиков права, занимающийся разработкой новых концепций обычного права, стал A.M. Ладыженский. Несмотря на то, что он проводил свою работу в советские

19

годы, его взгляды во многом сформировались в дореволюционное время под влиянием идей М.М.Ковалевского и немецкой позитивистской школы. Изучая во второй половине 1920-х годов историю и современное состояние обычного права народов Северного Кавказа, A.M. Ладыженский уделял значительное внимание и теоретическим проблемам обычного права, в частности, анализировал соотношение понятий «обычая» и «обычного права».

Значительный вклад в советские и постсоветские годы в разработку различных аспектов теории и истории обычного права внесли такие российские ученые как С.С. Алексеев, А.Б. Венгеров, Т.В. Кашанина, В.А. Кряжков, В.Н. Кудрявцев, Г.В. Мальцев, М.Н. Марченко, З.Х. Мисроков, В.В. Момотов, B.C. Нерсесянц, А.И. Першиц, Л.Г. Свечникова, Ю.И. Семенов, Д.Ю. Шапсугов, и др. Укажем и на вышедшую в 2001 г. монографию представителя РФ в Международном суде в г. Страсбурге А.И. Ковлера «Антропология права». В большинстве исследований          вышеуказанных          специалистов          продолжена

дореволюционная традиция изучения обычного права как источника права и разграничения неправовых обычаев, правовых обычаев и обычного права.

Действительно, во многих сферах гражданского быта крестьянства существовали твердые обычаи, подробный анализ которых осуществил не только С.В. Пахман, но и другие юристы второй половины XIX в. Понимание обычая как местной неписаной нормы было значимо, прежде всего, для сферы гражданских отраслей права.

Однако, в основе деятельности волостных судов и принимаемых им решений находилось обычное право не только существенно отличающееся территориально, но и применяемое практически всегда сообразно субъективным представлениям «своей» крестьянской общности.

20

Таким образом, основываясь на положениях теории права и имеющемся историческом материале о деятельности волостных судов, мы приходим к выводу, что решающим шагом по оформлению судебной системы в России в XIX веке, основанной на писаном праве, явилась институционализация волостного суда и связанные с этим преобразования в крестьянской и казенной юстиции. Волостной суд, став только частью судебно-правового взаимодействия на обширной территории России, опираясь на власть как местную, так и общегосударственную, способствовал интеграции сельских жителей в правовое государство. Ведь процесс модернизации обычно-правовой системы в 60-80-х гг. XIX в. должен был заключаться в постепенном преобразовании волостного суда и отмирании сельских судилищ, во всесословный местный суд. Этот процесс должен был включать постоянное расширение сферы закона в его деятельности, особенно в уголовной части. Условия для этого процесса должны были быть обеспечены ростом общей грамотности крестьянского населения.

Комплекс изложенных положений теории права, на наш взгляд, в достаточной степени обосновывает важную роль института волостного суда в процессе интеграции крестьян в правовое государство. Учреждение волостного суда — яркий пример процесса объективизации сложившихся в тот период правоотношений в деревне (в том числе, крестьянского самосуда).

Во втором параграфе «Предпосылки и условия формирования института волостных судов в России (вторая половина XVII - первая половина XIX веков)» определяется, прежде всего, место норм, регламентирующих условия формирования волостных судов в России.

Значительное влияние на процесс создания и институционализации волостных судов оказал процесс формирования правовых основ крестьянского суда. Однако в юридической как, впрочем, и исторической научной литературе указанному аспекту исследования крестьянской

21

юстиции не уделяется достаточного внимания. Отдельные вопросы уточнения и развития законодательных формулировок о крестьянском суде, разработанности соответствующих законодательных актов (применительно к проблемам обычного права) затрагиваются в работах Н.М. Дружинина, Н. А. Крашенинниковой, Г. И. Муромцева, Г. В. Мальцева, И. Е. Синицыной, М. А. Супатаева, Т. В.Шатковской, Л.И. Вдовиной.

В качестве исходной посылки анализа процесса формирования института волостных судов необходимо признать, что в нем проявляются различные аспекты генезиса права о крестьянском суде в целом.

Как известно, в начале XVIII века в России произошло разделение сфер правового регулирования. Сфера государственных и частных интересов стала регулироваться на основе создающейся системы права, опирающейся на западные образцы, а народ, крестьянство, продолжает самостоятельную юридическую жизнь на основе традиционных представлений о справедливости.

Анализируя и обобщая нормы Указа от 12 октября 1760 г. «О положении казенных крестьян в рублевый оклад, для уравнения против дворцовых, синодальных и помещичьих крестьян, сверх настоящего семигривенного подушного сбора», Закона «О разделении казенных селений на волости и о порядке внутреннего их управления», автор отмечает, что крестьянский самосуд на основе законодательных актов стал очевидным в середине XVIII в., когда традиционные принципы отправления юстиции включались в механизм регулирования отношений в официальном правотворчестве.

Значительное внимание в работе уделено проступкам крестьян, о которых говорится в Сельском судебном уставе. Автор отмечает, что выделены следующие проступки государственных крестьян: против церковного благочиния; против правительственного и общественного

22

порядка; проступки, заключающие соблазн и дурное поведение; против законов о личной безопасности; против законов о праве на имущества.

Обобщая различные взгляды и мнения, автор отмечает, что уже к концу 50-х гг. стали очевидными недостатки в организации волостной и сельской расправ, с их излишней регламентацией и возможностью для чиновников, особенно окружных, вмешиваться в производство дел. При подготовке реформы местного управления крестьянами необходимо было на опыте казенной деревни построить иную систему организации самоуправления при опоре на прежние традиции свободного, «по совести», разрешения гражданских и мелких уголовных дел.

Во второй главе «Законодательные основы деятельности волостных судов во второй половине XIX века», состоящей из трех параграфов, четко анализируется процесс становления и развития института волостных судов в период второй половины XVIII- первой половины XIX веков.

Первый параграф «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» 1861 года как первая попытка институционализировать волостной суд» определяет этапы институционализации волостных судов

В диссертации указывается, что принятие Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости 1861 года (далее - Положение 1861 года),            явилось следствием распространения идей,

разрабатывавшихся властью с середины XVIII в. применительно к самосуду отдельных категорий населения, на помещичьих крестьян. Историко-правовой анализ условий формирования института волостных судов в России во второй половине XVIII — первой половине XIX веков свидетельствует о сильном влиянии на формирование законодательства 1861 года законов 1838 года для государственной деревни. Законодательная база волостного суда была выработана в ходе подготовки Редакционными комиссиями Положений 19 февраля 1861 г.,

23

которые учли опыт функционирования расправ в казенной деревне. Составление соответствующих статей закона, касающихся оформления крестьянского самоуправления в целом и сословного суда в частности, прошло не без затруднений.

Волостной суд являлся обязательным для местных крестьян, он ведал «как споры и тяжбы между крестьянами, так и дела по маловажным их проступкам» (ст. 95). Маловажные преступления («проступки») были подсудны волостной юстиции только тогда, «когда оные совершены в пределах самой волости против лиц, принадлежащих к тому же состоянию, и без участия лиц других состояний, а также когда означенные проступки не находятся в связи с уголовными преступлениями, кои подлежат рассмотрению общих судебных мест» (ст. 101). Споры и тяжбы между крестьянами, при согласии сторон, могли решаться без ограничения цены иска и с участием представителей иных сословий, в том случае, если они изъявляли на то согласие (ст. 98) - это и стало основанием для обращения лиц, «живущих на территории волости», к крестьянской юстиции. Несмотря на сословный характер суда, в некотором числе дел истцами выступали не крестьяне, и этот факт отражал представление местных помещиков, духовных лиц, мещан о справедливости крестьянских судей.

Важнейшим отличием формирования волостного суда по закону 1861 г. являлось то, что в нем последовательно проводился принцип разделения властей и выборность судейского корпуса. Составлялся волостной суд из судей, которые избирались ежегодно на волостном сходе (это должны были быть, преимущественно, крестьяне-домохозяева - ст. 114) в количестве от 4 до 12 (ст. 93), а затем между ними устанавливалась очередь (основания создания которой никак не оговаривались) в отправлении судейских обязанностей, причем судейская коллегия не могла быть менее трех человек. Достойно замечания и то

24

обстоятельство,   что   закон   никак   не   предусматривал   процедуру   и основания отвода судей в ходе заседания крестьянского суда.

Созданный на новых основаниях крестьянский волостной суд был ориентирован только на местное крестьянское население. Последовательно проведенная сословность по составу суда и подсудности могла иметь и иное объяснение: в данном устройстве суда сохранялось издавна бывшее во всем русском народе единство, обусловленное фактом существования обычно-правовых отношений. Недаром в законе оговаривалось возможное участие волостной юстиции в рассмотрении дел представителей любых сословий по их желанию.

Кроме сословности и с ней связанной безапелляционностью решений важным было введение выборности судей, разделение властей -распорядительной, исполнительной и судебной, даже при некоторых возможностях влияния лиц волостной администрации. Отмеченные принципы не в полной мере отвечали состоянию русского крестьянства начала 60-х гг., но создавали возможности для улучшения организации и правовых основ самосуда в России пореформенного времени.

Положение 1861 года, разрабатывая систему крестьянского самоуправления, преодолело многие недостатки, существовавшие в 40-50-х гг. в государственной деревне. Ориентируясь на мнения о необходимости предоставления как можно большей свободы крестьянину, деятели Редакционных комиссий очень скупо законодательно определили деятельность созданной для помещичьих, а позднее распространенной и на государственных крестьян, волостной юстиции. И после года деятельности крестьянского суда редактор и автор «Дня» повторили - «Дай Бог, чтоб не спешили составлением общего Сельского судебного Устава», продолжая высоко оценивать ориентацию судей на совесть.

Таким образом, недостатками институционализации волостного суда в Положении 1861 года является неполнота и недоработанность

25

законодательства. Ограниченность законодательной базы проистекала из представлений творцов реформы о кратковременности предлагавшихся в положении 1861 года установлений.

Второй параграф ««Временные правила о волостных судах в тех же местностях» 1889 года посвящен исследованию формирования нововведений, появившихся в волостных судах на более позднем этапе.

Существенные изменения, которые произошли в социально-экономической сфере жизни крестьянства, трансформация системы ценностей сельского населения страны не могли не повлечь за собой пересмотр правовых основ деятельности и устройства волостного суда.

Одним из законов, вошедших в общий состав документов, подписанных императором 12 июля, явились «Временные правила о волостном суде...». Они существенно изменили устройство и условия деятельности волостной юстиции и действовали достаточно долго, несмотря на то, что были названы «Временными правилами ...» , что подразумевало намерение власти продолжить работу над реорганизацией всей системы местного управления.

Заметим, что если деятельность волостного суда описывалась в Положении 19 февраля 1861 г. 18 статьями, то в Правилах 12 июля 1889 г. их 42. Одно это говорит о более подробной регламентации деятельности крестьянской юстиции. Многое из того, что предлагали крестьяне в беседах с членами Комиссии М.Н. Любощинского при обследовании 1872 г., оказалось введенным в новый закон.

Волостной суд теперь составлялся из четырех постоянных судей, избираемых сельскими обществами, и кандидатов к ним (замещающим судей в случае выбытия) сроком на три года. При решении каждого дела должно присутствовать в заседании не менее трех судей (ст. 9). Таким образом, создавалась постоянная судейская коллегия, в которой один из четырех судей назначался председателем. Такой состав суда оказывал сильное влияние на профессионализацию судейского корпуса. Казалось

26

бы, это обстоятельство должно было оказать положительное влияние на деятельность судей. Скорее всего, так и было.

Вырос возрастной ценз - волостным судьей теперь мог быть крестьянин-домохозяин не моложе 35 лет (ст. 3), в то время как по Положению 1861 г. - достигший 25 лет. Увеличение возраста для судьи и требование назначения судьями только домохозяев являлось отражением представлений законодателя о консерватизме крестьян - глав семей.

Та же статья закона отразила факт распространения грамотности в крестьянской среде - судьи должны были быть «по возможности, грамотные». Важным обстоятельством, поднимающим значение волостного судьи во мнении односельчан, становились предусмотренные присяга (ст. 5) и знак судьи (ст. 6). Тем самым подчеркивалось важное для крестьянской массы государственное значение службы в должности судьи.

Существенно расширялись пределы власти и предметы ведомства суда. Это было связано с тем, что в соответствии с законом 12 июля, подлежал ликвидации мировой суд с передачей части его дел, касающихся крестьянства, волостной юстиции. В соответствии с законодательной практикой предшествующего времени суд должен был ведать споры и тяжбы по имуществу, а также решать дела по проступкам крестьян (ст. 14). Примечание к указанной статье сохраняло в силе соответствующие статьи Положения 19 февраля, предусматривавшие деятельность третейского суда. Присутствовала и прежняя норма о возможностях рассмотрения третейским судом гражданских дел «не стесняясь никакими формами», что придавало некую официальность сохранявшимся местным сельским судилищам.

Таким образом, если в предшествующий период возможно было разбирательство практически любых проступков, и их количественные характеристики в Положении 19 февраля никак не оговаривались, то, по

27

новому     закону,     четко     предусматривались     писаные     нормы     по определенным мелким преступлениям.

На новый уровень оказалось поднятым и судопроизводство. Четко утверждалась (ст. 23) обязанность сторон явиться в суд лично, хотя предусматривалось право заменить себя кем-либо из числа родных, домашних или односельцев, как и возможность для лиц, не подведомственных крестьянскому суду, представлять свои интересы управляющим, приказчикам и т.п.

Автор отмечает, что непоследовательность в институционализации волостного суда, ограниченный ее характер были обусловлены тем обстоятельством, что «крестьянское обычное право и формировавшееся позитивное право, отражавшее ценности буржуазно-либеральной модернизации, с точки зрения теории права составляли исторически и типологически разные пласты правовой культуры. С точки зрения глобальной типологии правовых систем русское крестьянское обычное право относится к категории добуржуазных».

Несовершенство институциональной структуры волостного суда влекло за собой постоянное усиление надзора за волостными судами со стороны административных органов. Усиливался контроль в первую очередь за процессуальной стороной деятельности волостных судов.

Именно переоценка роли обычая в волостном судопроизводстве, следствием чего стало ограниченное законодательное обеспечение деятельности волостной юстиции, не позволила волостным судам стать полноценным институтом формирующейся новой судебной системы России. Деятельность волостного суда, столь скупо определенная законодателем, могла иметь место только в связи с тем, что она опиралась на обычное крестьянское право.

В третьем параграфе «Проблема соотношения закона и обычая в институте волостного суда» рассматриваются особенности правовой

28

регламентации местных обычаев как основы практики деятельности волостного суда.

В крестьянском обиходе обычное право было живо и сильно, представляя собой народное убеждение, согласное с представлениями и некоторых помещиков, но указания на возможность его использования отсутствовали в актах второй половины XVIII - первой половины XIX в., в том числе и в документах 1838-1839 гг. Теперь в Положениях 19 февраля присутствуют прямые утверждения необходимости использования народноправовых обычаев в качестве юридической основы решения дел сословной крестьянской юстицией и не оговоренные, но подразумеваемые отсылки к обычному праву для организации регулирования правовой деятельности в иных сферах крестьянского самоуправления.

Наиболее четко значение обычая в судебной практике волостной юстиции признано ст. 107 Общего Положения: «если тяжущиеся стороны не пойдут на мировую сделку, то суд решит дело либо на основании заявленных в волостном правлении сделок и обязательств ..., либо, при отсутствии таковых, на основании местных обычаев и правил, принятых в крестьянском быту».

В последующем законодатель, обращая внимание на значительную роль обычно-правовых взаимоотношений в крестьянской среде, нашел возможным привлечь обычное право и к деятельности мирового суда. Ст. 130 Устава гражданского судопроизводства утверждала: «При постановлении решения мировой судья может, по ссылке одной или обеих сторон руководствоваться общеизвестными местными обычаями, но лишь в том случае, когда применение местных обычаев дозволяется именно законом или в случаях, положительно неразрешаемых законами». Следовательно, мировой судья и мировой посредник при необходимости имели законное право привлекать местные юридические обычаи для справедливого решения дела. Трудно представить себе осуществление

29

такой возможности при различных представлениях о  справедливости закона и обычного права.

Значение обычного права в крестьянском суде еще раз было подчеркнуто упомянутым решением Главного комитета об устройстве сельского состояния «О порядке отмены решений волостных судов» от 14 февраля 1866 г. В нем подтверждалась необходимость рассмотрения дел на основе крестьянского права даже в случае обжалования решения волостного суда в уездный съезд мировых посредников.

Автор отмечает, что в соответствии с документами реформы 19 февраля весьма ограниченными были возможности местных властей вмешиваться в деятельность крестьянского волостного суда. С одной стороны - это факт положительный, поскольку тем самым предоставлялась возможность полностью проявиться обычному праву, народным представлениям о правопорядке. Но, в то же время, тем самым не могли действовать известные ограничители произволу волостной юстиции и лиц сельского управления - ведь без нарушений известного свойства пока не может обойтись ни одно из учреждений судебной системы. Крестьянский суд, подверженный воздействию многочисленных интересов, в том числе сельского и волостного начальства, не представлял собой исключения.

Однако со стороны местных властей отсутствовала должная помощь крестьянству. Мировые посредники не оказывали необходимой поддержки в организации деятельности волостного суда. Но, с другой стороны, прямой обязанностью мирового посредника был не разбор дел, а контроль за деятельностью крестьянского общественного управления.

Таким образом, функционирование крестьянского самоуправления, в большей степени определялось обычаями и правилами, существовавшими в крестьянском быту, отражая крестьянское понимание правопорядка. При отсутствии должного контроля за работой крестьянской юстиции могли иметь место произвольные действия, да-

30

лекие от «народной правды». Но предоставленные законом возможности позволяли воплощать в деятельности волостного суда определенные ценности крестьянской жизни. Судебная власть в волости находилась на уровне крестьянской культуры и, тем самым, могла достаточно полно отражать его интересы.

В третьей главе «Особенности институционального положения волостных судов», состоящей из двух параграфов, анализируется статус волостных судов, их взаимодействие с властными органами.

В первом параграфе «Институт волостных судов и неформальные сельские суды» исследуется соотнесение волостного и крестьянского судов, их сходства и отличия, определяются элементы института волостного суда, характеризующие его как часть обычно-правовой системы.

Как известно, в России второй половины XIX века существовали параллельно две правовые системы - основанная на законе и обычно-правовая. Волостной суд, ставший после ликвидации крепостного права и вотчинной полиции официальным, законным, формальным судом постольку, поскольку его существование было закреплено законодательными актами и он функционировал применительно к определенной сословно-административной единице, по основным правилам и процедурам решения дел принципиально отличался от сельских судов. В тоже время территориально волостной суд остался близок к крестьянским судам, следствием чего стала интеграция в дальнейшем правовой и обычно-правовой систем.

Особое положение волостного суда, сочетающего в себе элементы обычного и формализованного судопроизводства, актуализирует вопрос о соотнесении волостного суда и неформальных крестьянских судов.

В диссертации отмечается, что в пореформенный период сохранились разнообразные формы суда, помимо тех, существование которых было связано с вотчинными правами помещика. Было ясно, что

31

в деревне «рядом с волостным судом существует крестьянский обычный суд». Наличие сельских судов по всей территории России, хотя и различных по форме, вполне объяснимо: исторически - как связь с традициями обыденной крестьянской жизни на протяжении столетий, социально-психологически - как выражение крайней формы недоверия казенному суду, а в юридической сфере - как отражение стремления решить несложные противоречия крестьянской жизни быстро, дешево и общественно значимо.

Таким образом, на протяжении всего нами рассматриваемого периода, в различных слоях русского общества и в правительственных структурах существовало представление о сознательной воле законодателя, ориентированной на сохранение сельских судилищ. Совершенно очевидно понимание и государственными мужами, и местными деятелями не только факта наличия сельской неформальной юстиции, но и признание ее значения. Следовательно, функционирование сельских судов принималось как терпимое или даже необходимое, поскольку считалось, что они выполняют определенную задачу в среде крестьянского населения, хотя и требующее улучшения. Их существование отвечало представлениям власти о необходимом составе обычно-правовой системы в деревне. Крестьянский мир после отмены крепостного права, передачи государственных крестьян в ведение общих учреждений, стал саморегулирующейся единицей, при минимуме внешней власти, поэтому снятие внутренних противоречий путем активизации общественного мнения стало необходимым.

Кроме того, в рамках данного параграфа, автором отмечается, что сложилась ситуация, при которой волостной суд выступал по отношению к сельской юстиции как вторая инстанция, имеющая право пересмотреть дело по существу. Более точно - волостной суд не имел права пересматривать решения той части структуры, которая не была формально признана законодательством. Но при недавнем создании волостных

32

судов, незнакомстве крестьян с писаным правом очевидно, что за короткий промежуток времени сложился правовой обычай («обычно-правовая норма»), основа которого была заложена властью путем создания волостного суда. В соответствии с ним у крестьян сформировалось представление о возможности решения споров, тяжб и проступков помимо сельского общества обращением в суд, который, оказывается, стоит выше мира, имеет возможность по-другому решить спорный вопрос.

Существование двух ступеней обычно-правового регулирования за короткий промежуток времени привело к формированию взаимодействия между ними как первой и второй инстанций судебной системы. При этом вторая - волостной суд - более отделенная от непосредственного пристрастия участников дела, имела возможность свободней подходить к вынесению решения. Кроме обычного права, как основы решения, обе ступени системы объединял тип и уровень правовой культуры, традиционные подходы к рассмотрению как гражданских дел, так и проступков.

Таким образом, в деревне рассматриваемого нами времени действительно сложилась обычно-правовая система, включавшая неформально существующие местные судилища, молчаливо признанные властью, и формальный, определенный законом крестьянский волостной суд. Подобного рода правовая структура вполне определенно устраивала крестьян в 60-80-х гг. На сельском уровне разрешалась основная часть казусов, а к волостному суду прибегали вполне определенные деревенские типы в поисках «настоящей правды», а также в качестве апелляционной и кассационной инстанций.

Во втором параграфе «Соотнесение волостных судов и мировой юстиции» раскрыт вопрос о соотнесении волостных и мировых судов, поскольку они являлись официальными, законными, формальными судами и их существование было закреплено законодательными актами.

33

В диссертации отмечено, что в России во второй половине XIX в. сложилась необходимость создания новой судебной системы. 20 ноября 1864 г. были утверждены новые Судебные уставы, в соответствии с которыми создавался мировой суд. Принципиально новым стал подход к местной юстиции - мировой суд создавался для всех сословий и сословных групп населения.

Мировой суд состоял из двух звеньев: мирового судьи (участкового или почетного) и съезда мировых судей. Он создавался для рассмотрения малозначительных уголовных и гражданских дел, и тем самым должен был решить задачу демократизации суда и приближения правосудия к населению, а также освобождения общих судов от массы незначительных текущих дел. Мировой суд был призван применять право в таких областях, где до судебной реформы не существовало даже его призрака. Этот институт должен был способствовать формированию истинного правосознания и человеческого достоинства в российском народе.

В тоже время он задумывался как близкий к населению скорый суд с упрощенным производством. То есть, роль мировой юстиции заключалась также в том, чтобы малозначительные дела рассматривались быстро, без излишних формальностей в доступной населению выборной судебной инстанции, воплощавшей в жизнь жившую в народе мечту о суде «скором, правом, милостивом и равном...».

Автор отмечает, что анализ нормативных и научных источников не подтверждает факт употребления мировыми судами правовых обычаев. Более того, мы находим четкое указание на то, что мировой судья после выслушивания сторон собирал все приведенные обстоятельства по делу и «ставил решение, которое не должно было противоречить закону». Если мировой судья и решался на применение обычая, то он должен был, в соответствии с законом (ст. 130 Устава гражданского судопроизводства), иметь в виду, что применение обычая возможно только в случаях, положительно не разрешаемых законами.

34

Отдавать крестьян под суд закону, которого они и не знали, и воспринимали как несправедливость, вряд ли было правомерно на протяжении всего времени существования мирового звена судебной системы.

И еще одно: крестьянские волостные суды, не стоившие казне ни копейки, рассматривали большое количество дел. Их передача мировым судьям потребовала бы значительного увеличения количества участковых мировых судей и, тем самым, увеличения расходов государства, которое собирало средства на существование мировой юстиции опять-таки из крестьянских карманов.

Воспитание правовой культуры и уважения к суду вообще достигается долговременным существованием близкого и понятного народу низшего звена судебной системы, отвечающего народному представлению о справедливости. Эту функцию в 60-е - 70-е годы выполнял волостной крестьянский суд. Исполнение такой задачи мировым, дворянским по составу судейского корпуса, судом, осложнилось бы рядом обстоятельств, к числу которых необходимо отнести и такой момент, как усиление социальной межсословной напряженности.

Нельзя, однако, иначе как негативно отнестись к разрешению властью взаимоотношений волостного и мирового судов. Последний был ликвидирован практически на всей территории страны законом 12 июля 1889 г. Таким образом, ни сельские, ни мировой суды не могли быть теми институтами, которые заменили бы волостной. Он, обладая значительным количеством недостатков, в отличие от тех и других, имел достоинства, которые требуют от нас отметить необходимость его сохранения на более длительный промежуток времени. К числу положительных сторон относятся традиционно упоминаемые - близость, связанная с этим быстрота действия и дешевизна волостной юстиции.

35

Сельские и волостной крестьянские суды справедливо подвергались критике за многочисленные недочеты в их деятельности. Но таким же критическим оценкам мог быть подвергнут, и подвергался наиболее близкий крестьянам суд по закону - мировой. Осуществлении требований некоторых публицистов, общественных деятелей, чиновников о соединения волостной и мировой юстиции уже с момента возникновения последней, да и в последующем, привело бы к недоучету обычно-правовых ценностей крестьянства, росту социальной розни в деревне и к очевидным последствиям: усилению роли местных крестьянских судилищ, формированию негативного отношения к закону, замедлению процессов складывания единого правового пространства.

Кроме того, на протяжении всего рассматриваемого периода значимой являлась взаимосвязь элементов обычно-правовой системы. С одной стороны - судебные действия в волости исполняли крестьяне, люди одной культуры, одинаковых условий существования, знакомые с правилами решения различных коллизий крестьянской жизни в данной местности, да и просто близкие. С другой - разбирали эти крестьяне чаще всего иски или проступки крестьян не своего сельского общества, а других. Волостной суд оказывался близок, но в некотором отдалении, чем приучал крестьян не к пристрастным решениям своего общества, а к формальной правде, к закону.

Таким образом, процесс модернизации обычно-правовой системы в 60-80-х гг. XIX в. должен был заключаться в постепенном преобразовании волостного суда и отмирании сельских судилищ, во всесословный местный суд. Этот процесс должен был включать постоянное расширение сферы закона в его деятельности, особенно в уголовной части. Условия для этого процесса должны были быть обеспечены ростом общей грамотности крестьянского населения. Многое зависело от той формы собственности, которая существовала в деревне: при традиционных - общинном землевладении и семейной собственности

36

крестьянского двора - обычные нормы наследования и раздела имущества должны были сохраняться вместе с ними. Заметим, однако, что понимание «обычая» и «закона», их соотношение было весьма своеобразным в крестьянской среде и в рассматриваемый период времени менялось.

В    заключении    диссертации   подведены   итоги   исследования, сформулированы основные выводы и предложения.

Основное содержание работы отражено в трех публикациях (общим объемом 1.7 п.л.):

1.Мельничук М.А. Место волостных судов в системе правосудия Российской Империи. //Социально-гуманитарные знания. 2006. № 11.-О.Зп.л.

2.Мельничук М.А. Основные характеристики деятельности волостных судов.//Труды          юридического          факультета          Ставропольского

государственного университета. Ставрополь,2007г. - 1п.л.; З.Мельничук   М.А.   Система   волостных   судов   Российской   империи //Труды  юридического   факультета  Ставропольского  государственного университета. Ставрополь,2007г. - 0,4п.л.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.