WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

НИЖЕГОРОДСКИЕ ПЕНИТЕНЦИАРНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ В XVII – 20-Х ГОДАХ ХХ ВЕКА (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

УДК 343.82

 

 

Мельникова Оксана Сергеевна

НИЖЕГОРОДСКИЕ ПЕНИТЕНЦИАРНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ В XVII – 20-Х ГОДАХ ХХ ВЕКА (ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

 

 

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

Нижний Новгород – 2005

 

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

 

Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент

Демичев Алексей Андреевич

 

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Галай Юрий Григорьевич;

кандидат юридических наук, доцент

Михеева Ирина Вячеславовна

Ведущая организация: Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского

 

 

Защита состоится 6 апреля 2005 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Нижний Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

 

Автореферат разослан «__» февраля 2005 года.

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования. Пенитенциарные учреждения являются важным логически завершающим звеном системы правоохранительных органов. От успешности их функционирования во многом зависит эффективность всей правоохранительной системы в целом. По этой причине изучение любого (в том числе и исторического) опыта деятельности пенитенциарных учреждений приобретает не только теоретическую, но и практическую значимость.

Кроме того, проблема изучения опыта пенитенциарных учреждений обладает в настоящее время и общественно-политической актуальностью. Прежде всего, это связано с провозглашением России в ч. 1 ст. 1 Конституции РФ демократическим правовым государством, а также особым вниманием общества и государства к проблеме защиты прав человека (в том числе человека, отбывающего уголовное наказание).

Степень научной разработанности проблемы. Проблема изучения отечественной пенитенциарной системы привлекала внимание исследователей уже во второй половине XIX – начале XX века. В работах В.И. Виноградова, М.Н. Галкина, Д. Лекгера, В.Н. Никитина, С.М. Парийского, Н.Д. Сергеевского, Н.А. Храмцовского освещались вопросы российского тюремного законодательства, проблемы функционирования пенитенциарных учреждений, в том числе и отдельных тюрем Нижегородского края. В советский и постсоветский периоды вопросы изучения истории пенитенциарной системы России нашли отражение в трудах В.В. Базунова, М.Н. Гернета, М.М. Глазунова, М.Г. Деткова, Е.М. Игонькина, М.А. Кириллова, С.И. Кузьмина, Р.С. Мулукаева, Н.Н. Петренко, Л.П. Рассказова, В.А. Рогова, В.Б. Романовской, А.С. Смыкалина, И.В. Упорнова, Б.С. Утевского, В.И. Чорного.

Анализ дореволюционной, советской и современной литературы по изучаемой проблематике привел диссертанта к выводу, что, несмотря на значительное количество работ по исследуемой тематике, до настоящего времени не существовало исследований, в которых бы проводился комплексный анализ пенитенциарных региональных учреждений в дореволюционный период и первые годы Советской власти.

Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений, связанных с устройством и функционированием нижегородских пенитенциарных учреждений в XVII – 20-х годах ХХ века.

Предметом диссертационного исследования являются нормативно-правовые акты, документы официального делопроизводства и другие источники, характеризующие структуру и деятельность пенитенциарных учреждений Нижегородского края в дореволюционный период и первые годы существования Советской власти.

Цель исследования состоит в создании целостной картины исторического развития нижегородских пенитенциарных учреждений в XVII – 20-х годах ХХ века.

Реализация данной цели предопределила решение следующих задач:

– проследить генезис и эволюцию отечественной пенитенциарной системы в изучаемый период;

– выявить особенности возникновения и динамику развития тюремных структур на территории Нижегородского края в XVII–XIX веках, период буржуазных революций и первые годы деятельности Советской власти;

– исследовать нормативную базу, регламентирующую устройство и деятельность пенитенциарных учреждений, а также степень ее реализации на практике;

– проанализировать основные проблемы, с которыми сталкивались нижегородские тюремные учреждения в разные периоды своей истории, а также способы их решения;

– проанализировать особенности правовой регламентации и практической деятельности Нижегородского комитета помощи заключенным и освобожденным из мест заключения.

Хронологические рамки исследования охватывают XVII – 20-е годы ХХ века – период с момента зарождения российской пенитенциарной системы до начала ее значительной трансформации в условиях культа личности И.В. Сталина.

Территориально исследование охватывает Нижегородский край. Понятие «Нижегородский край» носит собирательный характер: применительно к XVII – началу XVIII века оно означает Нижегородский, Арзамасский и ряд других уездов, территории которых в более поздний период составили Нижегородскую губернию; применительно к XVIII – началу ХХ века – Нижегородскую губернию.

Выбор данных рамок обусловлен, с одной стороны, типичностью Нижегородского региона в плане развития пенитенциарных учреждений, с другой – широтой и хорошей сохранностью источниковой базы.

Методологической основой исследования является всеобщий диалектический метод познания, позволяющий рассматривать явления в их развитии и взаимосвязи. В работе использованы исторический, формально-юридический методы, а также общенаучные приемы познания (анализ, синтез, индукция, дедукция, сравнение и др.). Применение перечисленных методов в едином комплексе позволило осуществить системный анализ нижегородских пенитенциарных учреждений в их динамике с XVII века по 20-е годы ХХ века, выявить их общие и особенные черты.

Теоретическую основу исследования составили работы дореволюционных, советских и современных авторов, посвященные изучению пенитенциарных учреждений, а также труды отечественных специалистов в области истории и истории права и государства России: Н.В. Артемова, Х.М. Астрахана, И.Д. Беляева, Л.И. Беляевой, Ю.Г. Галая, А.А. Демичева, Н.П. Ерошкина, Н.Н. Ефремовой, Н.М. Карамзина, В.О. Ключевского, И.Ю. Козлихина, В.Г. Круглова, Н.И. Куприяновой, В.И. Ленина, А.Г. Манькова, С.С. Остроумова, С.Ф. Платонова, С.М. Соловьева, И.В. Сталина.

Эмпирическую базу исследования составили дореволюционные нормативно-правовые акты, материалы официального делопроизводства и другие источники, в том числе хранящиеся в Центральном архиве Нижегородской области и ранее не вводившиеся в научный оборот.

Научная новизна исследования заключается в самой постановке проб-лемы. Впервые на основе широкого круга источников в отечественной историко-правовой науке предпринята попытка создания комплексной картины развития пенитенциарных учреждений Нижегородского края в XVII – 20-х годах ХХ века.

Данное исследование является одним из первых в отечественной историко-правовой науке, где рассматриваются проблемы правовой регламентации и деятельности комитетов помощи заключенным и освобожденным из мест заключения.

Кроме того, новизна работы заключается в том, что в научный оборот впервые было введено более 250 дел, хранящихся в 35 фондах Центрального архива Нижегородской области.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Институт лишения и ограничения свободы был известен еще Киевской Руси, но до начала XVII века он не получил серьезного развития в силу экономических и политических причин.

2. Отечественная пенитенциарная система складывается только в XVII веке. Ее формирование было связано с событиями Смутного времени начала XVII века. Соответственно, первые тюрьмы в Нижегородском крае появились только в начале XVII века, а содержались в них в основном участники «Смуты».

3. Центральной проблемой нижегородских пенитенциарных учреждений на протяжении всего изучаемого периода была недостаточность финансирования со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями (нехватка и теснота помещений, проблемы питания и заболеваемости осужденных и др.).

4. Наиболее эффективно нижегородские пенитенциарные учреждения функционировали во второй половине XIX века, что было связано с развитием нормативной базы, регламентирующей устройство и деятельность тюрем, а также грамотной кадровой политикой и участием попечительских обществ в финансировании тюремных структур.

5. В советский период на первый план выходит трудовая функция пенитенциарных учреждений, труд заключенных становится обязательным. За счет его активного использования делается попытка решения финансовой проблемы тюрем как в России в целом, так и в Нижегородской губернии, в частности. Также в 20-х годах ХХ века особое внимание в пенитенциарных учреждениях, в том числе и нижегородских, уделялось идеологической и воспитательной работе среди заключенных.

6. Деятельность Нижегородского комитета помощи заключенным и освобожденным из мест заключения оказалась хотя и активной, но недостаточно эффективной, так как охватывала не очень широкий круг лиц, освободившихся из мест заключения. Тем не менее, деятельность названного Комитета следует оценивать положительно.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в нем положения и выводы дополняют и расширяют сферу научного знания в области историко-правовых дисциплин.

В результате проведенного исследования автор получил новые данные и обобщил ранее известные историко-юридические материалы, которые могут быть использованы в дальнейшей разработке проблем, связанных с историей пенитенциарных учреждений, как Нижегородского края, так и России в целом.

Материалы работы могут быть использованы при чтении лекций по истории отечественного государства и права, подготовке учебно-методических пособий, научных работ, а также при разработке специальных курсов.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что на основе изложенных в ней материалов могут быть выработаны практические рекомендации по организации и функционированию пенитенциарных учреждений в Российской Федерации, а также созданию комитетов помощи гражданам, освободившимся из мест заключения.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в семи публикациях автора (общим объемом 2,5 п. л.), в том числе в виде одного из очерков в учебном пособии «Очерки по истории государства и права России XVIII – начала ХХ века», и докладывались на четырех научно-практических конференциях в 2001–2004 годах.

Результаты диссертационного исследования обсуждались на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Структура диссертации определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения, библиографии и пяти приложений.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, обозначены его хронологические и территориальные рамки, показана научная новизна работы, теоретическая и практическая значимость, определяются цель, задачи, объект и предмет, формулируются основные положения, выносимые на защиту, указываются методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Генезис и эволюция пенитенциарных учреждений Нижегородского края» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Генезис российской пенитенциарной системы» рассматриваются проблемы становления и эволюции отечественных пенитенциарных учреждений с древнейших времен до конца XVII века.

Институт лишения и ограничения свободы был известен еще Киевской Руси, однако он не был развит, так как не соответствовал экономическим потребностям общества. Никакой правовой регламентации лишения свободы в Киевской Руси не существовало, не было в этот период и специальных пенитенциарных учреждений.

По сущностным характеристикам институт лишения свободы восходит к таким явлениям, как военный плен и рабство. Следовательно, целью лишения свободы являлось удовлетворение экономических, политических и иных интересов. Следует согласиться с Н.И. Петренко, что в то время лишение свободы еще не являлось наказанием как таковым, «ибо изначальной его целью выступает необходимость устранения того или иного субъекта общественных отношений с политической, экономической и иной сферы жизнедеятельности общества в связи с какими-либо событиями или до наступления каких-либо событий».

В период татарского ига тюремное заключение также не получило широкого распространения, тюремная изоляция являлась экономически неэффективной в силу особой военно-фискальной ценности личности в это время.

Изменения в карательной политике происходят в эпоху формирования единого Русского централизованного государства. Постепенно на передний план выходит новая функция наказания – устрашение, что нашло отражение в Судебниках 1497 и 1550 годов. В этой ситуации тюремное заключение являлось не самой эффективно мерой воздействия на общественное сознание. Тем не менее, в русле названной тенденции шли законодательная неопределенность сроков тюремного заключения и отсутствие правовой регламентации видов и порядка функционирования мест заключения. Кроме того, тюремное наказание приобретает ярко выраженный политический характер, связанный с борьбой московских правителей (особенно Ивана Грозного) за централизацию государства.

Собственно пенитенциарная система складывается в России только в XVII веке. Ее формирование было связано с событиями Смутного времени начала XVII века, которые привели не только к смене правящей династии, но и изменению правосознания, как правящих кругов, так и населения страны в целом. Соборное уложение 1649 года закрепило уже сложившуюся пенитенциарную систему, а тюремное заключение стало одним из широко применяемых к различным категориям населения видов уголовного наказания.

Так, лишение свободы и заключение в тюрьму стало применяться в сорока случаях. Термин «тюрьма» встречается в шестидесяти трех статьях. Почти всегда заключение в тюрьму сопровождалось дополнительным наказанием: битьем батогами, кнутом, вырыванием ноздрей, нанесением увечий и т. д. Именно с середины XVII века стали строить специальные помещения, именуемые тюрьмами: земляные (для особо опасных преступников) или наземные деревянные (для прочих, преступивших закон).

Второй параграф «Возникновение и развитие тюремных структур Нижегородского края в XVII–XVIII веках» посвящен анализу становления и развития тюремных учреждений Нижегородского края в XVII–XVIII веках.

Первые тюремные учреждения в Нижегородском крае возникают в первой четверти XVII века. На территории Нижегородского кремля находилось две тюрьмы. В одной из них содержалось 17 человек (причем одна женщина), в другой – 207 заключенных. На основе изучения источников диссертантом было установлено, что практически все они были поляками, литовцами или немцами, захваченными в плен в период Смутного времени.

Среди уездных тюрем Нижегородского края первой стала Арзамасская тюрьма, а первым документом, регламентирующим условия содержания арестованных на территории Нижегородского края, является «Правительственный указ воеводе и государеву подъячему Арзамаса о правилах содержания в тюрьме бунтовавших стрельцов».

В XVIII веке Нижнем Новгороде, как и в XVII веке, имелось два места заключения, расположенных на территории Кремля: острог у Дмитровских ворот и тюрьма у Ивановских ворот. При этом в составе острога действовало тогда пять тюрем: четыре деревянные и одна каменная.

В уездах Нижегородской губернии в XVIII веке насчитывалось уже одиннадцать мест заключения. В Балахне, Княгинине, Арзамасе, Макарьеве, Сергаче, Василе, Перевозе, Лукоянове имелись специальные здания для тюрем. В Сергаче и Лукоянове такие здания были построены местными жителями («градскими жителями»), остальные строились в разное время на казенные средства. В Починках специального тюремного помещения не было: арестованных содержали в подвале избы, принадлежащей городовой полиции. В Семенове роль тюрьмы выполняла казенная изба, в Ардатове для означенных целей имелась обычная крестьянская изба.

Отличительной чертой пенитенциарной политики второй половины XVIII века стала правовая урегулированность религиозной составляющей в уголовном наказании. Можно назвать ряд нормативных актов, регламентировавших данный вопрос: Указ Сената «Об исповедании колодников во время постов и об увещевании их к чистосердечному признанию в преступлениях» от 11 февраля 1777 года, Указ Святейшего Синода «О предупреждении священникам, чтоб они при наложении эпитимии преступникам поступали осмотрительнее» от 21 марта 1780 года. Архивные документы свидетельствуют, что на практике нижегородские священнослужители придерживались сенатских и синодальных указов, и свидетельств каких-либо нарушений определенного нормативными актами порядка диссертантом обнаружено не было.

Для Нижегородской губернии актуальной являлась проблема пересыльных заключенных, так как именно через Нижний Новгород проходила знаменитая «Владимирка», и на некоторое время пересыльные задерживались в нижегородских тюрьмах. При этом власти строго следовали имевшимся инструкциям, в частности, Инструкции о пересылке 1781 года, а также Указу от 20 апреля 1783 года и другим нормативным актам.

В целом нижегородские тюремные учреждения XVII–XVIII веков сталкивались с комплексом проблем, характерных и для всей отечественной пенитенциарной системы в целом: 1) нехватка средств, отпускаемых государством на систему тюрем; 2) нехватка мест заключения, теснота помещений, обостренная постоянным ростом общего количества осужденных; 3) отсутствие квалифицированных кадров среди работников тюремной системы. Последнее приводило к тому, что нередко имели место нарушения разработанных в законодательстве правил содержания арестантов.

В третьем параграфе «Пенитенциарные учреждения Нижегородской губернии в XIX веке: общая характеристика и особенности функционирования» рассматривается развитие нижегородских пенитенциарных учреждений в XIX веке.

В XIX веке как общероссийская пенитенциарная система в целом, так и система тюремных учреждений Нижегородской губернии получают дальнейшее развитие. Центральным тюремным учреждением губернии становится губернский острог. Он являлся основным местом лишения свободы в системе общеуголовных тюрем и был обязательным учреждением каждого губернского города. Предназначался острог для содержания лиц, совершивших тяжкие уголовные преступления. Кроме того, в систему нижегородских пенитенциарных учреждений входили Работный дом, Смирительный дом и Арестантская рота. В уездах находились уездные тюрьмы (тюремные замки), различающиеся по своему общему состоянию. К концу XIX века в Нижегородской губернии насчитывалось всего десять мест заключения.

В XIX веке в истории российской пенитенциарной системы произошел своеобразный сдвиг: наметилось движение в сторону соединения государственной деятельности с инициативой обычных людей, подданных, не облеченных властью. В 1816 году началась деятельность Попечительского о тюрьмах общества, окончательно сформировавшегося в 1821 году под эгидой императора Александра I. Вслед за созданием местных комитетов Попечительского о тюрьмах общества в Санкт-Петербурге и Москве развернулась подготовка к созданию их отделения и в Нижнем Новгороде. В результате сбора пожертвований (в течение 1845 года) в январе 1846 года начал действовать Нижегородский попечительский о тюрьмах комитет. В 1851 году был утвержден Устав Общества, и до 1917 года продолжалась его практическая деятельность. Созданное по инициативе и при участии В. и Д. Венингов, членов Лондонского тюремного общества, оно способствовало улучшению содержания заключенных в России и тем самым сыграло, безусловно, свою положительную роль.

В XIX веке сохраняется проблема тесноты помещений тюрем, что приводило к росту заболеваемости среди заключенных. Ряд циркулярных распоряжений правительства был направлен на то, чтобы снизить заболеваемость и смертность в пенитенциарной системе. Так, в 1882 году вышел циркуляр об устройстве и содержании в чистоте отхожих мест, в 1883 году – о правильном мытье полов в тюрьмах, в 1884 году – о дезинфекциях при эпидемиях. В целом развитие нормативной базы, регламентировавшей устройство и функционирование пенитенциарных учреждений, привело к упорядоченности деятельности тюремных структур.

В конце XIX века происходило дальнейшее совершенствование правовой базы, регламентирующей функционирование пенитенциарной системы. Сам термин «пенитенциарная система» все заметнее внедрялся в общественное сознание. В 1890 году в ряде губерний впервые стал распространяться институт губернской тюремной инспекции. В том же году вышел Устав о содержании под стражей, которым руководствовались при организации деятельности мест заключения. Важным с точки зрения улучшения состояния криминогенной обстановки в России был Закон 1897 года об обособлении помещений для несовершеннолетних, содержавшихся под стражей.

Постепенно к работе в тюрьмах привлекаются кадры, обладающие определенной квалификацией. Проблема финансирования нижегородских тюрем по-прежнему сохраняется, но ее острота снижается за счет эффективной деятельности местных попечительских обществ и благотворительности.

Вторая глава «Пенитенциарные учреждения Нижегородской губернии в период буржуазных революций и первые годы Советской власти» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Развитие пенитенциарных учреждений Нижегородской губернии в период буржуазных революций» рассматриваются проблемы развития и функционирования нижегородских пенитенциарных учреждений с начала ХХ века до падения Временного правительства.

В период буржуазных революций произошел значительный рост преступности, переполнение тюрем достигло 60%, что грозило параличом всей системы. Пенитенциарная система должна была найти адекватный ответ на этот вызов.

Таким ответом стало приспособление под тюремные помещения частных мастерских, школ, хозяйственных и административных помещений при тюрьмах и даже пустовавших вследствие ветхости некоторых тюремных строений, также велось строительство новых тюрем (в том числе была построена новая, соответствующая требованиям того времени, каменная тюрьма в Н. Новгороде).

В общей сложности за период с 1906 по 1908 год в России было вновь устроено 2 026 дополнительных арестантских мест. Финансовые потребности на устройство дополнительных тюрем исчислялись, по оценкам Министерства юстиции, в сумму более чем 1 700 000 рублей. По подсчетам тюремного ведомства 1909 года, исходя из накопленного им опыта, стоимость устройства одного арестантского места в тюрьмах с большим количеством одиночных камер составляла 1 200 рублей, для остальных тюрем – 800 рублей.

В Нижегородской губернии в начале XX века насчитывалось 10 уездных тюрем и губернский тюремный замок в самом Нижнем Новгороде, имевший два корпуса: один для арестантов, находившихся под следствием, другой – отбывавших срок заключения. К 1917 году в Нижнем Новгороде было уже две тюрьмы: Нижегородская губернская тюрьма № 1 и Нижегородская губернская тюрьма № 2. Именно в них и содержалась основная масса заключенных.

Попыткой выхода из ситуации перегруженности тюрем стало и введение условно-досрочного освобождения Законом 22 июня 1909 года. Однако эта мера на практике не имела основополагающего значения и носила лишь дополнительный характер.

Большое внимание в период буржуазных революций стало уделяться проблеме подбора кадров. Создавались проекты законодательных представлений о создании Высших тюремных курсов в Санкт-Петербурге, школ для старших надзирателей в Санкт-Петербурге, школ для тюремных надзирательниц в Москве. При назначении на должности надзирателей на практике старались следовать правовым нормам, согласно которым преимущество при получении мест отдавалось не случайным лицам, но «людям, приученным к дисциплине и порядку и знакомым с употреблением оружия». Обращалось внимание на внешний вид надзирателей, их обмундирование и вооружение.

Приход к власти Временного правительства внес определенную сумятицу в деятельность тюремной системы. В первую очередь, в ряде губерний, в том числе и в Нижегородской, произошло стихийное освобождение заключенных в результате погромов тюрем. Кроме того, согласно постановлению Временного правительства от 17 марта 1917 года в Нижегородской губернской тюрьме № 1 сразу же получили свободу 116 человек из 334 там содержащихся. При этом процедура освобождения часто являлась непродуманной и не сопровождалась соответствующим оформлением документации.

В период функционирования Временного правительства произошло изменение контингента заключенных – вместо противников царского режима в местах заключения оказались лица, неугодные новому режиму. При этом значительное место среди этих новых заключенных занимали дезертиры.

Несмотря на достаточно активную законодательную деятельность Временного правительства, предполагаемые преобразования тюремной части мало коснулись на практике нижегородских тюрем.

В отличие от ряда других регионов в Нижегородской губернии не произошло в этот период и ухудшения материального состояния тюрем, а также потери квалифицированных кадров.

Во втором параграфе «Правовое регулирование деятельности пенитенциарных учреждений в первые годы Советской власти» анализируется правотворческая деятельность советских органов по реорганизации тюремной системы.

Становление Советской власти сопровождалось мощным реформированием пенитенциарной системы: формируется основанная на «классовом начале» новая нормативная база, регламентирующая устройство и деятельность мест заключения (но при этом можно говорить об определенной преемственности дореволюционного и советского законодательства); происходят изменения в кадровой политике; на первый план выходит трудовая функция исправительных учреждений, труд заключенных становится обязательным.

Принципиальным нововведением Советской власти в области пенитенциарной системы стало создание института комиссаров юстиции. В их руках были сконцентрированы чрезвычайно широкие полномочия, в том числе и упраздненной в ходе реформы тюремной инспекции. По мнению диссертанта, институт комиссаров не был эффективным и ставил под угрозу нормальное функционирование всей пенитенциарной системы в целом. Причиной этого было отсутствие опыта и навыков режимной работы людей, делегированных новой властью на должности комиссаров.

24 января 1918 года Наркоматом юстиции было принято постановление «О тюремных рабочих командах», регламентирующее организацию трудового использования заключенных и оплату их труда. Тем самым был сделан первый шаг по переводу исправительно-трудовых учреждений на самоокупаемость.

Начало формирования правовой основы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы было заложено в постановлении Наркомата юстиции «О лишении свободы, как мере наказания, и о порядке отбывания такового (Временная инструкция)» от 23 июля 1918 года. Временная инструкция предусматривала организацию принципиально новой системы мест лишения свободы, подведомственной Наркомату юстиции.

Инструкция определяла порядок распределения арестованных по местам лишения свободы, порядок и условия содержания их в местах лишения свободы, меры репрессии к заключенным, характер взаимоотношений конвойной стражи и администрации мест заключения.

Характерной особенностью той Временной инструкции являлось предоставление местным карательным отделам самостоятельности при разработке и установлении внутреннего распорядка мест заключения. Причем они могли применять те правила Общей тюремной инструкции 1916 года, которые не были отменены революцией и не противоречили положениям Временной инструкции.

При применении репрессивных мер Временная инструкция провела четкую классификацию нарушителей: лица, нарушающие порядок и дисциплину; лица, не желающие работать без основательных причин.

Рассматривая Временную инструкцию как важный нормативный акт, впервые заложивший правовые основы организации мест лишения свободы, следует подчеркнуть, что она в то же время явилась продолжением сложившейся в дореволюционный период практики ведомственного регулирования исполнения наказания. Таким образом, уже с самого начала своей деятельности представители новой власти достаточно быстро осознали ценность и практическую значимость функций ранее отлаженной пенитенциарной системы, оценили ее возможности и потенциал.

Наряду с местами заключения, находящимися в ведении Наркомата юстиции, декретом ВЦИК 15 апреля 1919 года был введен особый вид исполнения наказания – лагеря принудительных работ, первоначальная организация которых возлагалась на губернские чрезвычайные комиссии с последующей передачей в ведомство НКВД. Основанием содержания заключенных в лагерях принудительных работ являлись постановления отделов управления чрезвычайных комиссий, революционных трибуналов, народных судов и других советских органов, которым это право было предоставлено соответствующими декретами и распоряжениями. Таким образом, изначально развивался процесс сращивания полицейско-разыскных структур со сферой исправительных учреждений.

Постановлением ВЦИК «О лагерях принудительных работ» от 17 мая 1919 года устанавливаются порядок и условия организации лагерей, содержания в них заключенных. Вводились крайне строгие и суровые меры ответственности за побеги из лагеря. Для предупреждения побегов допускалась возможность введения в лагерях круговой поруки. Защита интересов заключенных при взаимоотношениях с администрацией возлагалась на старосту лагеря, который избирался заключенными. Тем же постановлением вводилась дифференцированная система условий содержания заключенных, применение льгот зависело от отношения к выполнению трудовых обязанностей. В данном нормативно-правовом акте предусматривалась и обязательность физического труда заключенных. Оплата труда заключенных производилась по ставкам отраслей профессиональных союзов.

Завершение формирования нормативной базы тюремной реформы диссертант связывает с утверждением Наркоматом юстиции 15 ноября 1920 года Положения об общих местах заключения РСФСР, обобщившего и систематизировавшего предшествующие нормативные акты в пенитенциарной сфере.

В третьем параграфе «Основные проблемы нижегородских тюрем в первые годы Советской власти» рассматриваются на материалах Нижегородской губернии проблемы практической реализации тюремной реформы, проводимой Советской властью.

29 мая 1918 года согласно циркулярному письму Наркомата юстиции «О перестройке управления местами заключения» на заседании президиума Нижегородского губернского исполкома был рассмотрен вопрос об организации нового тюремного ведомства. Было постановлено упразднить тюремную инспекцию, а ее функции передать в Губернский комиссариат юстиции, а также организовать при Губернском комиссариате юстиции отдел по управлению местами заключения при Нижегородском Губернском комиссариате юстиции в составе трех лиц. Таким образом, согласно местной инициативе в мае 1918 года в структуре Нижегородского Комиссариата юстиции появился карательный отдел, занимавшийся управлением местами заключения губернии.

Согласно циркуляру VII карательного отряда отделения Наркомата юстиции № 83 от 21 ноября 1918 года проверялась законность и незаконность содержания подследственных арестантов под стражей. Тогда, по результатам проверки на 14 января 1919 года, в Ардатовском уездном месте заключения находилось 52 человека; в Васильсурском уездном месте заключения – 97 человек; в Семеновском месте заключения – 112 человек, в Нижегородском № 1 месте заключения – 115 человек; в Нижегородском № 2 месте заключения – 154 человека. При этом выяснилось, что многим находящимся под стражей не было предъявлено обвинение. Например, из 97 человек, находившихся в Васильсурском месте заключения, 14 не знали, в чем они обвиняются; числящиеся за Васильсурской ЧК более 30 участников контрреволюционных выступлений не понимали, почему их считают таковыми. Также не знали, за что задержаны, 11 татар, числящихся за Нижегородским губернским исполкомом. В 1918 году в Нижегородской губернской тюрьме № 1 за губернским революционным трибуналом значилось 647 человек, за ЧК – 275 человек.

Находившимся по распоряжению революционного трибунала и Нижегородского губернского ЧК в тюрьмах Нижнего Новгорода часто не объяснялась причина их задержания в течение 4-5 и более месяцев. И эта ненормальная ситуация не разрешалась никоим образом достаточно длительное время.

В первые годы Советской власти нижегородские пенитенциарные учреждения столкнулись с целым комплексом старых и новых проблем. Главной по-прежнему оставалась проблема недостаточности финансирования. Следствием ее нерешенности стало недоедание не только среди заключенных, но и среди работников тюрем. Это приводило к оттоку квалифицированных кадров их тюремной системы.

Несмотря на названые сложности, проблема побегов заключенных являлась менее острой, чем во многих других губерниях. Как и для всей отечественной пенитенциарной системы того времени, для нижегородских тюрем была характерна проблема заболеваемости заключенных инфекционными болезнями (особую опасность представляли тиф и холера). Однако в отличие от многих других регионов в тюрьмах Нижнего Новгорода было очень немного больных туберкулезом, а в уездных тюрьмах губернии случаев этого заболевания практически не было.

Из-за нехватки денежных средств острой являлась проблема ремонта тюремных учреждений и проведения ассенизационных работ. Попыткой выхода из ситуации стало привлечение осужденных к обслуживанию тюрем (пилка дров, поднос воды, приготовление пищи), также при тюрьмах действовали сапожные, портновские, слесарные, плотницкие мастерские, существовали огороды.

Третья глава «Пенитенциарные учреждения Нижегородского края в 20-х годах ХХ века» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Правовое регулирование устройства и деятельности российских пенитенциарных учреждений в 20-х годах и особенности функционирования исправительно-трудовых домов Нижегородского края» анализируется развитие нижегородских пенитенциарных учреждений в 20-х годах ХХ века в контексте общероссийских тенденций.

В 20-х годах началось становление исправительно-трудовой науки, и разработка положений перестройки системы содержания деятельности мест заключения стала вестись на научной основе.

Исполнение наказаний в 20-х годах осуществлялось согласно Положению об общих местах заключения РСФСР от 15 ноября 1920 года. Пройдя через разряд испытуемых, заключенные направлялись либо в разряд исправляющихся, либо в разряд штрафников. Так, в 1921 году 29 человек, содержащихся в Нижегородской губернской тюрьме № 1, были переведены в штрафной разряд за попытки совершить побег. В то же время один из содержащихся в той же тюрьме и приговоренный к 10 годам лишения свободы «за выполнение заданий Губчека, Гублескома и Водотранспорта» был переведен в разряд образцовых.

1 марта 1921 года В.И. Лениным был подписан декрет «О лишении свободы и о порядке условно-досрочного освобождения заключенных», в котором содержалось требование «установить высший предел наказания лишением свободы, а также принудительными работами без содержания под стражей в пять лет». В связи с этим декретом повсеместно, в том числе и в Нижегородской губернии, были проведены описи судебных дел за 1920–21 годы. В частности, в Нижегородской губернской тюрьме № 1 были проверены дела 197 человек, осужденных за кражу, самогоноварение, растрату и другие преступления. Приговоренным к расстрелу за дезертирство была произведена замена наказания на лишение свободы сроком в пять лет.

С сентября 1923 года руководство местами лишения свободы стало осуществляться губернскими инспекциями мест заключения, образованными вместо действующих управлений мест заключения.

Сложившийся в первые годы Советской власти опыт ведомственного нормативного регулирования уголовно-исправительной системы позволил приступить к разработке законодательных актов на уровне союзных республик. В РСФСР первым таким нормативным актом стал Исправительно-трудовой кодекс, утвержденный постановлением ВЦИК, принятым на второй сессии XI созыва 16 октября 1924 года.

ИТК РСФСР стал важнейшим нормативным актом, регламентировавшим деятельность исправительно-трудовых учреждений. Главной целью наказания была провозглашена общая и частная превенция. Важным положением нового законодательства стало закрепление принципа самоокупаемости мест лишения свободы. Это привело к тому, что на практике основное внимание администраций тюремных учреждений стало концентрироваться на организации трудовой деятельности заключенных, а не на проблеме их исправления. Тем не менее, воспитательно-идеологической работе уделялось особое внимание: практически уходят в прошлое тюремные церкви, зато расширяются и появляются библиотеки, снабженные литературой политического характера; организовывались клубы, где велась культпросветработа.

В 20-х годах актуальность проблемы недостаточного финансирования пенитенциарных учреждений не снижается. Несмотря на провозглашенный принцип самоокупаемости, тюремные учреждения не могли полностью удовлетворить свои экономические потребности. Правительство тогда пошло по пути сокращения количества исправительно-трудовых домов (например, в Нижегородской губернии было сокращено четыре ИТД). Это, однако, привело к перегруженности оставшихся мест заключения и высокой смертности осужденных.

Во втором параграфе «Нижегородский комитет помощи заключенным и освобожденным из мест заключения: правовая регламентация и практическая деятельность» анализируется законодательная база функционирования и практическая деятельность Нижегородского комитета помощи заключенным и освобожденным из мест заключения.

Провозглашение в качестве цели наказания общей и частной превенции требовало ведения воспитательно-идеологической работы не только с заключенными, но и с лицами, освобожденными из мест заключения. Это привело к созданию как Всероссийского, так и губернских (в том числе Нижегородского) комитетов помощи содержащимся в местах заключения и освобожденным из них. Еще в январе 1922 года коллегией НКЮ было утверждено Положение о Комитете помощи заключенным и освобожденным из мест заключения, а 5 января 1925 года – Положение о Всероссийском и губернских (областных, краевых) комитетах помощи содержащимся в местах заключения и освобожденным из них.

Нижегородский комитет был создан в конце 1924 года. В него вошло 7 человек. Председателем правления Комитета стал председатель горисполкома, заместителем – губернский инспектор мест заключения. В состав правления вошли представители от Городского отдела труда, Губпрокуратуры, Губздравотдела. Кроме того, была сформирована ревизионная комиссия из трех человек.

Перед Комитетом стояли следующие задачи:

1) оказание помощи неимущим заключенным;

2) поддержка их при возвращении на место жительства при освобождении;

3) предоставление им на первое время жилья и питания;

4) устройство мастерских и предприятий для применения труда бывших заключенных.

Все это должно было происходить на фоне постоянного воспитательного идеологического воздействия на бывших заключенных. Таким образом, Комитет основное внимание уделял работе именно с бывшими заключенными.

Несмотря на то, что Нижегородский комитет вел активную разноплановую деятельность (открывал сапожные, слесарные и прочие мастерские, ларьки и магазины, где реализовывались изготовленные изделия, пытался изыскать другие источники финансирования и пр.), во многом степень ее эффективности была не очень высокой. Из-за финансовых сложностей Комитет оказывал помощь далеко не всем бывшим осужденным, в ней нуждающимся. Так, в ближайшее время после создания Нижегородского комитета было поставлено на учет 110 человек, остро нуждавшихся в помощи. Однако многие месяцы, а то и годы они ждали решения своей участи. Кстати, некоторые из них вскоре вновь оказывались в местах заключения. Часто размеры помощи были весьма незначительными. Например, в марте 1926 года 22 человека получили всего 57 рублей 40 копеек (выдавались суммы в один – три рубля, редко – 5–7 рублей).

Тем не менее, опыт практической деятельности Нижегородского комитете помощи заключенным и освобожденным из мест заключения следует признать положительным и, может быть, применимым к современности.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и обобщения.

 

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Мельникова О.С. Смута как объективный фактор ужесточения российских правовых норм / О.Н. Сенюткина, О.С. Мельникова // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. – Серия: Право. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – Вып. (1) 3: Государство и право: итоги XX века. – С. 182–187. – 0,6/0,3 п. л.
  2. Мельникова О.С. Влияние Н.А. Добролюбова на общественное сознание российского общества (тюрьмы как элемент казенного существования) // Наследие прошлого в XXI веке. Н.А. Добролюбов и его современники: Сборник материалов научной конференции, посвященной жизни и творчеству Н.А. Добролюбова. – Н. Новгород: Изд-во НГЛУ, 2004. – С. 63–68. – 0,4 п. л.
  3. Мельникова О.С. Вовлечение мусульманских священнослужителей в общественно-политическую жизнь России через участие в деятельности попечительских комитетов // Исламская традиция: прошлое, настоящее, будущее: Материалы научно-практической конференции, посвященной 90-летию Нижегородской соборной мечети и 10-летию ДУМНО. – Н. Новгород: Изд-во «Медина», 2004. –С. 141–147. – 0,4 п. л.
  4. Мельникова О.С. Реакция российского правительства на события 1905–1906 гг. в области становления пенитенциарной системы империи // Актуальные вопросы образования и производства: Сборник трудов V Всероссийской научно-практической конференции студентов, соискателей, молодых ученых и специалистов (26–27 мая 2004 г.): В 2 ч. – Н. Новгород: ВГИПА, 2004. – Ч. 1. – С. 164–165. – 0,2 п. л.
  5. Мельникова О.С. К вопросу о времени открытия как действующей Нижегородской губернской тюрьмы № 1 // Актуальные вопросы образования и производства: Сборник трудов V Всероссийской научно-практической конференции студентов, соискателей, молодых ученых и специалистов (26–27 мая 2004 г.): В 2 ч. – Н. Новгород: ВГИПА, 2004. – Ч. 1. – С. 168–169. – 0,2 п. л.
  6. Мельникова О.С. Деятельность Нижегородского Комитета помощи заключенным и освобожденным из мест заключения в 20-х годах ХХ века // Современные проблемы государства и права: Сборник научных трудов / Под ред. В.М. Баранова, В.А. Толстика, А.В. Никитина. – Н. Новгород: НА МВД России, 2004. – Вып. 7. – С. 65–74. – 0,5 п. л.
  7. Мельникова О.С. Пенитенциарные учреждения Нижегородской губернии в XVII–XVIII вв. // Очерки по истории государства и права России XVIII – начала ХХ века: Учебное пособие / Под ред. А.В. Никитина, Ю.Г. Галая, А.А. Демичева. – Н. Новгород: НА МВД России, 2005. – 0,5 п. л.

 

Общий объем опубликованных работ – 2,5 п. л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тираж 100 экз. Заказ № _______

 

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

 

603600, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

 

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.