WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Защита субъективных прав граждан: вопросы истории и теории

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

на правах рукописи

 

 

МАСЛОВА МАРИНА ГЕННАДЬЕВНА

 Защита субъективных прав граждан: вопросы истории и теории.

 

Специальность 12. 00. 01 - теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

 

автореферат

диссертации на соискание

ученой степени кандидата юридических наук

 

 

 

 Волгоград 2007

Диссертация выполнена в Волгоградском филиале ННОУ «Институт управления»

Научный руководитель – кандидат исторических наук, кандидат юридических наук Тушканов Игорь Валентинович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор Епифанов Александр Егорович;

кандидат юридических наук Фалалеев Александр Владимирович

Ведущая организация – Удмуртский государственный университет

Защита состоится 10 ноября 2007 г. в 10 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.003.01 при Волгоградской академии МВД России.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД России (400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130).

Автореферат разослан 8 октября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                В.А. Рудковский

 Общая характеристика работы

 Актуальность темы диссертационного исследования.

Актуальность темы представленного исследования связана, прежде всего, с тем, что идея правового государства находится в фокусе современного юридического мышления. Интерес к человеку, проблеме достоинства личности становиться одним из основных проявлений подлинного демократизма государства, его правового характера в жизни современного общества. Идея правового государства, для которого главной ценностью является человек, осознана и получила закрепление в Конституции Российской Федерации. В правовой системе государства закреплен весь перечень прав, зафиксированных в международных пактах и соглашениях, ставших новацией для отечественного законодательства. Глава вторая Конституции РФ о правах и свободах человека и гражданина является в известном смысле украшением правовой системы Российской Федерации, самым полным выражением ее гуманистических и демократических устремлений.

Однако с реализацией этих прав на практике не все обстоит благополучно. Более того, к сожалению, не все декларируемые нормы Конституции по различным причинам в настоящее время можно реализовать. В связи с чем требуется активное изучение проблем возникающих в этой сфере. Уровень осуществления и защиты прав и свобод является тем критерием, по которому можно определить состояние гражданского общества. По тому, как решена проблема прав и свобод, насколько действенна их защита, судят о степени развития общества. Оценивая положение в России с таких позиций, приходится признать, что становление правовых основ гражданского общества в стране находится лишь на первом этапе, специфика которого - выбор направления развития и разработка основополагающих правовых актов.

Повышает актуальность исследования тот факт, что в правовой сфере вообще преобладают в основном юридически закрепленные возможности, а не реальности: возможность определенного поведения субъекта; возможность требовать от других лиц совершения каких-либо действий; возможность пользоваться тем или иным благом; возможность удовлетворить личный интерес; возможность стать собственником, завести свое дело; возможность предъявить иск, обратиться в суд, защитить свою честь, достоинство, возместить причиненный ущерб и так далее. И далеко не всегда граждане используют эти возможности: в одних случаях по объективным причинам, в других – по собственной воле. Такова специфика правового поля, сплошь «усеянного» потенциальными возможностями, тенденциями, вероятностями. 

Особенно важно проведение историко-теоретического исследования защиты субъективных прав граждан в современных условиях, когда с переходом России к новому конституционному строю весьма остро проявились многие кризисные явления и конфликты, исследование социальных противоречий, в том числе в правовых формах их проявления. Конец XX века был ознаменован масштабными конституционными преобразованиями во многих странах. При этом принятие каждой новой конституции неизбежно сопровождается завышенными социальными ожиданиями и политическими иллюзиями.        

     Таким образом, в настоящее время вопрос о защите субъективных прав имеет как теоретическое, так и практическое значение для уяснения и разрешения на практике ситуаций, связанных с использованием лицом тех возможностей, которые закон предоставляет ему для защиты своего субъективного права.

     Степень научной разработанности темы.

Следует заметить, что, несмотря на активный научный интерес к вопросам защиты субъективных юридических прав, в последние два десятилетия, фундаментальных доктринальных исследований и монографических научных трудов, содержащих комплексный анализ теоретических аспектов данной проблемы, относительно немного. Мерилом настоящего прогресса России в области движения к идеалам демократического и правового государства будет успех в развитии свобод через значительное ограничение власти государства и обеспечение эффективного механизма гарантий защиты прав человека и собственности, что только и может послужить основой государства всеобщего благосостояния и благоденствия. Развитие защиты субъективных прав и свобод каждого отдельного человека – задача гораздо более сложная, нежели простое поддержание идеи правления подавляющего большинства. Если люди хотят сохранить «благословенную свободу», они должны научиться думать о преимуществах, которые им привнесет отстаивание конституционных прав, ограничивающих власть государства, и не попадаться в ловушку обещаний «скорых» благ от искусных схем перераспределения, сконструированных агрессивным большинством . Что же касается государства, то оно ни в коем случае не должно подчинять своим интересам потребности отдельных лиц. Индивидуально-определенная личность – не средство для государства и ее нельзя считать лишь придатком к нему. Напротив, личность есть основа всякой общественной жизни и государственной системы. Там, где личность лишь средство для государства, а не его цель, государство превращается в деспота и угнетателя, власть которого приобретает характер произвола. Правовым государство становится только в том случае, если устанавливается принцип, что человеческая личность существует независимо от государства и имеет как-будто бы приоритет перед ним. Так воплощается, впервые закрепленный во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г., принцип неотчуждаемости прав и свобод .

Еще славянофил А.С. Хомяков очень взвешенно и всесторонне оценивал российскую историю, когда писал о том, что «прежде, как и теперь, было постоянное несогласие между законом и жизнью, между учрежденьями писанными и живыми правами народными. Тогда, как и теперь, закон был то лучше, то хуже обычая и, редко исполняемый, то портился, то исправлялся в применении» . «Если ничего доброго и плодотворного, - как писал А.С. Хомяков, - не существовало в прежней жизни самой России, то нам придется все черпать из жизни других народов и при неудачах успокаивать свою совесть мыслью, что, как не делай, хуже прежнего не сделаешь. Проблема в том, что общество, которое вне себя ищет сил для самосохранения, уже находиться в состоянии болезненном» . Но, все же вопросы правоотношений в области защиты юридических субъективных прав в основном начали привлекать к себе внимание представителей отечественной и зарубежной юридической науки в основном в конце XIX - начале XX веков. Они нашли отражение в работах Н.А. Бердяева, Р. Иеринга, И.А. Ильина, Л.И. Петражицкого, А. Рождественского, В.М. Хвостова, Б.Н. Чичерина, Г.Ф. Шершеневича и др.

Значительный вклад в исследование защиты юридических субъективных прав внесли такие советские и российские ученые-юристы, как П.В. Анисимов, С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, В.М. Баранов, В.П. Божьев, С.Н. Братусь, А.В. Власова, В.П. Грибанов, О.С. Иоффе, С.Ф. Кечекьян, Е.А. Крашенинников, М.Н. Козюк, В.А. Летяев, Н.И. Матузов, Б.Л. Назаров, И.С. Ретюнских, Ф.М. Рудинский, В.П. Сальников, И.Н. Сенякин, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, P.O. Халфина, и др.

До сих пор рассматриваемая проблема относится не только к числу актуальных, но и наиболее дискуссионных. С целью разрешения многих спорных вопросов, касающихся сущности, структуры, содержания и пр. субъективного права, в диссертации были использованы труды видных философов, социологов и психологов (В.В. Агудова, А.Н. Леонтьева, Г.В. Суходольского, Н.Н. Трубникова, В.П. Тугаринова и др.).

В юридической литературе считается общепризнанным положение о том, что, признавая за тем или иным лицом определенные субъективные права и обязанности, законодательство предоставляет управомоченному лицу и право на их защиту. Вместе с этим точного ответа на вопрос о том, что следует понимать под этим правом, нет. В литературе по теории права и в отраслевом законодательстве проблема защиты субъективных прав обычно рассматривается в связи с сущностью субъективного права. При этом в ряде случаев отмечается, что субъективное право по своему содержанию представляет собой возможность лица осуществить право своими собственными действиями для удовлетворения своих законных интересов, право требовать определенного поведения от обязанного лица; и, наконец, возможность обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием защиты нарушенного или оспариваемого права. Однако представляется, что защита субъективных прав может осуществляться не только юрисдикционными органами, но также и другими способами, например в ряде случаев и самим управомоченным лицом.

Таким образом, можно сделать вывод, что несмотря на большое количество работ, многие вопросы истории и теории защиты субъективных прав граждан остаются малоисследованными.

Для обоснования сформулированных в диссертации положений использовались труды правоведов, изучающих различные отрасли и науки права, принадлежащие к различным направлениям и школам, а также публицистические материалы о юридических формах, средствах и способах правовой охраны и защиты, опубликованные в периодической печати. Для формулирования собственных научных положений и выводов, составивших концепцию защиты субъективных юридических прав, мы опирались на труды учёных-юристов, активно разрабатывавших такие научные проблемы (области), как: философия права и правовой защиты (В.К. Бабаев, A.M. Васильев, СЕ. Десницкий, С.А. Котляревский, Р.З. Лившиц, B.C. Нерсесянц, Л.И. А.Н. Радищев, В.А. Туманов); охрана и защита права (В. В. Бутнев, В.П. Грибанов, И.Я. Дюрягин, О.В. Иванов, М.С. Кораблева, Л.О. Красавчикова, А.В. Кузнецов, И.Л. Петрухин, В.А. Тарасова, Н.А. Чечина, Д.М. Чечот, К.В. Ярошенко). Исследованию различных аспектов правовой защиты субъективных юридических прав способствовали труды зарубежных авторов (Д. Бари, Ф. Вольтер, Г. Гегель, А. Герлох, В.М. Гессен, Р. Иеринг, Ж. Сталев, В. Хубер, X. Феслер, М. Холланд, X. Хофмайстер).

Вместе с тем, нельзя не обратить внимания на то, что в

опубликованных трудах рассматриваются, как правило, лишь отдельные элементы и стороны проблемы правовой защиты субъективных юридических прав. Что касается специальных исследований, посвященных комплексному изучению этой проблемы, то до последнего времени они в юридической литературе были сведены к минимуму.

Объектом исследования в данной работе являются общественные отношения, возникающие, изменяющиеся и прекращающиеся в сфере защиты граждан за свои субъективные юридические права в государстве.

Предмет исследования в настоящей работе составляет развитие политико-правовых взглядов на возможности защиты субъективных прав и теоретическое обоснование правовых норм, регулирующих общественные отношения по юрисдикционной и неюрисдикционной защите гражданами своих субъективных юридических прав.

Целью диссертационного исследования является комплексное, полное и всестороннее изучение проблематики отстаивания субъективных юридических прав в условиях современного российского общества и государства, а также в разработке на концептуальном уровне самостоятельного, комплексного и перспективного направления на установление понятия, классификации форм защиты субъективных юридических прав, заключающей в себе возможность стать основой для расширения научных изысканий в области защиты субъективных прав различных субъектов правоотношений, совершенствования правозащитной, правотворческой и правоприменительной деятельности государственных, судебных и общественных органов и учреждений.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

- исследовать право в субъективном смысле и субъективное естественное право;

- выявить представления о субъективном праве и его защите мыслителей древности и средневековья;

- рассмотреть формирование теоретических основ защиты субъективных прав в XVI – XVIII вв.;

- проанализировать развитие теории защиты субъективных прав граждан в XIX – ХХ вв.;

- изучить систему общих и специальных гарантий защиты субъективных прав граждан в России и за рубежом на современном этапе;

- исследовать формы и способы защиты субъективных прав граждан в современной России;

- показать соотношение законодательной базы и практики защиты гражданами своих субъективных прав на примере деятельности Конституционного Суда Российской Федерации;

- рассмотреть возможные пути совершенствования российского законодательства о защите субъективных прав граждан.

Теоретическую основу диссертации составили политико-правовые концепции, философские и этические учения. Использовались работы отечественных ученых прошлого и настоящего времени: К.Н. Леонтьева, Б.Н. Чичерина; Н.М. Азаркина, Н.А. Виноградова, А.Д. Керимова, О.В. Мартышина, А.Ю. Пиджакова и ряда других.

При решении задач, поставленных в исследовании, существенную помощь нам оказали методологические работы П.В. Анисимова, М.В. Ильина, В.А. Летяева, А.В. Малько, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, В.А. Печенева, Ф.М. Рудинского, И.Н. Сенякина, В.Е. Чиркина и других.

Теоретические, нормативные, социологические и прикладные источники, взятые в совокупности, стали той информационной базой, которая способствовала достижению научной обоснованности и достоверности формулируемых в диссертации положений.

Методологическую основу исследования составили апробированные наукой методы комплексного изучения явлений и процессов, сущности, содержания и форм человеческой деятельности в их диалектической взаимосвязи. Исследование проводилось с использованием общих и частных методов научного познания: сравнительно-правового, статистического, исторического, логического, системного, а также социологического, включая анализ документов.

Исследование проблемы велось с позиций принципа историзма, выражающегося в освещении событий в их последовательности и взаимообусловленности, в строгом соответствии с реальной исторической обстановкой и с учетом современных научных концепций.

Использование методов в их сочетании позволило осмыслить и раскрыть предмет исследования в обобщающих закономерностях и в многообразии форм проявления своего содержания, что в итоге дало возможность решить поставленные задачи исследования.

Источниками диссертации являются работы выдающихся мыслителей древности, средних веков, Нового времени и современности.

Нормативно–правовую базу исследования составили международные правовые акты, Конституция Российской Федерации, федеральное законодательство в области защиты субъективных прав граждан.

Эмпирическую базу исследования составили действующие, а также утратившие силу внутригосударственные законы, международно-правовые акты, нормативные документы органов государственной власти и общественных объединений; результаты социологических исследований, опубликованные в научных изданиях; фактический материал, нашедший отражение в средствах массовой информации.

Теоретические, нормативные, социологические и прикладные источники, взятые в совокупности, стали той информационной базой, которая способствовала достижению научной обоснованности и достоверности формулируемых в работе положений.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые в российской юридической науке сделана попытка дать комплексное определение и исследование форм защиты субъективных юридических прав, отграничить указанную категорию от смежных понятий, неверное отождествление которых приводит к ошибкам в правотворческой, а как следствие и в правоприменительной деятельности. В работе на общетеоретическом уровне формы защиты субъективных юридических прав рассмотрены в комплексе, как единое многоаспектное и полиструктурное правовое явление. Исходной посылкой для этого послужило выдвинутое положение о том, что привычный общеправовой подход к проблеме тормозит наиболее полное и глубокое познание механизма защиты субъективных юридических прав, то есть форм, средств, способов защиты, а следовательно, и развитие связанных с ним правовых явлений.

Впервые изучены степень разработанности понятий "субъективное право", "право на защиту", "защита права", "охраняемый законом интерес", а также соотношение форм защиты права со смежными правовыми явлениями. Основные теоретические проблемы рассмотрены на основе правового подхода к их изучению. Новым является и моделирование механизма применения форм, средств и способов защиты субъективных юридических прав в государстве, без фактического функционирования которого реализация нарушенного права невозможна.

Также, научная новизна данной работы заключается в том, что проводится соотношение норм международного и российского права касающихся проблемы защиты субъективных юридических прав. К сожалению, в настоящее время данная проблема мало изучена и нет крупных научных монографий правоведов посвященных теме исследования.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие основные положения:

1. Естественное субъективное право выражается в возможности самостоятельного, обусловленного исключительно волею и интересами лица - носителя этого права, фактического и юридического действия; требования должного поведения со стороны других лиц; пользования определенными, предусмотренными тем или иным субъективным правом, социальными благами; обращение лица в случае нарушения его, закрепленного в нормативно-правовых актах, естественного субъективного права за защитой не только к общественному мнению, но и к соответствующим государственным органам.

При этом его основными чертами являются возникновение и, соответственно, принадлежность данного права уполномоченному им лицу с момента рождения; неотъемлемость (неотчуждаемость) субъективного естественного права; выражение в субъективном естественном праве наиболее существенных потребностей и возможностей человека; непосредственный и объективный характер реализации субъективного естественного права.

2. Идея защиты субъективных прав подданных и граждан зародилась в глубокой древности (Аристотель, Цицерон) и получили дальнейшее развитие в трудах мыслителей Средневековья (митрополит Иларион, Фома Аквинский и др.) и Нового времени (Т. Гоббс, Д. Локк, Ш. Монтескье, Ж. Руссо и др.). Период Средних веков был важным, даже ключевым периодом в формировании тех правовых понятий и методов, которые до сих пор используются юридической наукой, а сама теология подсказала средневековым мыслителям идею всеобщего и универсального правопорядка. Субъективные юридические права человека возникли не только благодаря имеющейся потребности человека в реализации себя в государстве (например, возможности выбрать род своих занятий), но и как некий противовес созданного еще в IV - III тыс. до н.э. прототипа государственной машины.

3.Решающим этапом в развитии субъективных юридических прав стали буржуазно-демократические революции XVII - XVIII вв., которые сформулировали не только широкий набор прав человека, но и принципы свободы и формального равенства. Именно с этого исторического витка субъективные юридические права начали оформляться в самостоятельную отрасль права и стали оказывать огромное влияние на характер государства, поскольку явились давно назревшими ограничителями его всевластия, способствовали установлению демократического взаимодействия между государственной властью и индивидом, который раньше не смел и тягаться с огромной государственной машиной и бюрократическим аппаратом, обслуживающим ее. Более того, формирование правового государства было бы невозможным без утверждения в общественном сознании и практике прав и свобод человека. Этому предшествовал многовековой процесс поиска оптимальных форм взаимодействия как отдельного индивида с государственной властью, так и индивидов между собой.

4. Общепризнанные субъективные юридические права в любой стране зависят от исторического развития ее государственности, характера общественно-политического строя, расстановки социальных сил от национальных, религиозных, культурных, правовых традиций, национальной психологии, наконец, от общей политической и правовой культуры населения. К примеру, история российской государственности наглядно показывает, что на процесс ее формирования и развития, а также на своеобразие складывающейся в ее рамках политико-правовой культуры значительное влияние оказывали: во-первых, особенности геополитического положения страны - между Востоком и Западом; во-вторых, ее пространственно-географические характеристики и природно-климатические условия; в-третьих, многоэтнический и многоконфессиональный состав населения; в-четвертых, быт, традиции и религиозные верования ее народов.

5. Субъективные юридические права в современном мире гарантируются Конституциями (Основными Законами) ведущих стран мира, то есть обеспечиваются силой государства. В настоящее время с точки зрения обеспечения (охраны и защиты) не только конституционных субъективных прав, но и всех прав и свобод личности можно говорить о складывающейся отрасли под названием «право прав человека и гражданина», то есть такой комплексной отрасли права, которая как бы аккумулирует в своем составе весь комплекс правовых средств, направленных на охрану, обеспечение действия субъективных прав человека. Причем процесс выделения данной правовой отрасли, тесно связанной с субъективными правами и защитой их носит объективный характер. В сущности, складывающаяся комплексная отрасль призвана служить фундаментальной правовой основой конституционной модели государственно-правового механизма охраны субъективных прав, что должно позволить значительно улучшить нормативное регулирование компетенции государственных органов в данной сфере их деятельности, создаст основу механизма эффективной реализации их полномочий по охране субъективных прав, усилит их правозащитные функции.

6. Анализ практики Конституционного Суда России показывает, что субъективные права граждан в России защищаются недостаточно, особенно в области налогового или таможенного законодательства. Россияне достойны жить в сильном и великом государстве, но активно участвовать в строительстве такого государства они станут лишь тогда, когда государство будет защищать не только занимающих высокое имущественное, служебное или социальное положение людей, а каждого гражданина, каким бы статусом в обществе он ни обладал. Поэтому субъективные права личности и гражданина нужны не только на словах, но и на деле, т.е. должны стать главным ориентиром в деятельности государства, всех властных структур российского общества, а также их должностных лиц и служащих.  

7. В истинной демократической культуре отсутствуют враждебность и даже напряженность между конституционализмом, соблюдением субъективных прав и демократией, поскольку законодатель и судья нуждаются друг в друге. К сожалению, в России традиционно большие ожидания в деле защиты субъективных юридических прав возлагаются на роль исполнительной и законодательной власти, чем на балансирующую функцию судьи как медиатора между ними. Конституционный Суд Российской Федерации, отстаивая субъективные юридические права каждого индивида, защищает Россию от масштабного и всеобъемлющего кризиса доверия между гражданином и государством, формирует и возрождает идеалы демократии, гражданского общества и правового государства: свободу иметь и выражать свои личные убеждения, уважение субъективных прав каждого человека, ответственное выполнение гражданских обязанностей должностными лицами и служащими органов публичной власти, плюрализм, толерантность, взаимопонимание, социальную стабильность.

8. На законодательном уровне и в формально-юридическом аспекте спектр средств защиты субъективных юридических прав в современном российском государстве целиком и полностью соответствует международно-правовым стандартам и комплексу гарантий субъективных прав, предусмотренных в конституциях и законодательствах наиболее цивилизованных иностранных государств со сформировавшимися и устоявшимися традициями демократии и, защиты прав человека.

Обоснованность и достоверность полученных результатов определяется использованием значительного числа юридической, политологической, исторической, философской и иной литературы, официальных документов.

Научная значимость диссертационного исследования состоит в том, что выводы и предложения содержащиеся в работе могут послужить базой для проведения дальнейших исследований, посвященных защите субъективных прав граждан.

Материалы исследования могут применяться в процессе преподавания дисциплин: «Теория государства и права», «История политических и правовых учений», «Права человека».

Практическая значимость диссертации определяется возможностью использования его результатов в законотворческой деятельности по разработке и совершенствованию законодательства о защите субъективных прав.

Рекомендации и предложения высказанные в работе могут быть использованы в процессе организации и проведении мероприятий по формированию высокой правовой культуры государственных и муниципальных служащих, основанной на принципах гуманизма, законности, справедливости и уважения к субъективным правам.

Апробация результатов исследования. Автором по теме диссертации опубликованы две монографии и ряд статей общим объемом более 10 печатных листов. Основные положения работы излагались автором на межрегиональных и международных научно-практических конференциях. Отдельные выводы диссертации используются при проведении учебных занятий в Волгоградском филиале ННОУ «Институт управления».

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемых источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, показывается степень ее разработанности, обозначается научная новизна, определяются цель и задачи диссертационного исследования, его объект и предмет, формулируются выносимые на защиту положения. Во введении также выделяются теоретическая и практическая значимость исследования, использованная методология, освещается апробация полученных результатов.

Первая глава «Идеи отстаивания субъективных юридических прав в теории правового государства» включает в себя четыре параграфа, в которых показан процесс развития политических и правовых взглядов разных ученных в эволюции истории политико-правовой мысли.

В первом параграфе «Право в субъективном смысле и субъективное естественное право» автор показывает два аспекта, относящихся к праву в субъективном смысле. Во-первых, это воззрения философов и ученых-юристов о необходимости защиты своих субъективных юридических прав в государстве (борьбы за право), а также об инструментарии таковой защиты. Во-вторых, это теоретическая разработка проблемного вопроса о существовании, об экзистенции или же, наоборот, отсутствии субъективных прав, которые ни в каком отстаивании и юридическом закреплении не нуждаются – естественных субъективных прав человека.

В результате проведенного анализа диссертантом сделаны следующие выводы. Во-первых, истолкование права как раньше, так и теперь вызывает споры не только между представителями материалистического и идеалистического направлений, но и среди сторонников каждого из этих направлений. И в этом нет ничего удивительного: формирование понятия права находиться в русле развития научного познания в целом, а оно, как известно, представляет собой никогда не прекращающийся процесс обогащения и приращения знаний об объекте исследования, сопровождающийся заменой старых концепций новыми, корректировкой и уточнением выдвигаемых идей, положений, выводов.

Во-вторых, индивидуальный характер естественного права выражается в том, что, будучи объективным, не зависящим от воли и желания отдельного индивида, должностного лица или государственного органа, оно вместе с тем принадлежит в виде субъективных прав каждому индивиду. В силу этого, естественное право отнюдь не случайно зачастую определяется, прежде всего, через субъективные права, рассматривается не иначе, как совокупность сформированных обществом прав на фундаментальные социальные блага, приобретаемых человеком с момента рождения. Реализация этих прав осуществляется независимо от их закрепления в нормативно-правовых актах.

По мнению автора, в структурном отношении субъективное естественное право может отождествляться и отождествляется с любым субъективным правом. При этом естественное субъективное право выражается в возможности: 1. Самостоятельного, обусловленного исключительно волей и интересами лица – носителя этого права, фактического и юридического действия. 2. Требования должного поведения со стороны других лиц. 3. Пользования определенными, предусмотренными тем или иным субъективным правом, социальными благами. 4. Обращение лица в случае нарушения его, закрепленного в нормативных правовых актах, естественного субъективного права за защитой не только к общественному мнению, но и к соответствующим государственным органам.

Однако во всех других отношениях субъективное естественное право существенно отличается от субъективных прав, возникающих в процессе реализации позитивного права. Диссертант доказывает, что к наиболее важным признакам, выделяющим субъективное естественное право среди других субъективных прав, относятся такие черты как: 1.Возникновение и, соответственно, принадлежность данного права уполномоченному им лицу с момента его рождения. 2. Неотъемлемость (неотчуждаемость) субъективного естественного права. 3. Выражение в субъективном естественном праве наиболее существенных потребностей и возможностей человека.

Второй параграф «Представления о субъективном праве и его защите в период античности и в Средние века» посвящен исследованию учений о субъективных естественных правах. Автор считает, что большой интерес представляют взгляды на данную проблематику древнегреческих философов Аристотеля (Стагирита), Марка Туллия Цицерона, Пьера Абеляра.

Также исследовались широко распространенные суждения о том, что средневековая политико-правовая мысль была глубоко религиозной, что правовое знание было на службе у богословия, а, следовательно, не имеет никакой теоретической и практической ценности для современности, являются наследственными заблуждениями эпохи Возрождения и Нового времени. Многие современные авторы изменили свою точку зрения на этот счет и считают, что Средние века были важным, даже ключевым периодом в формировании тех правовых понятий и методов, которые до сих пор используются юридической наукой, а сама теология подсказала средневековым мыслителям идею всеобщего и универсального правопорядка. Вклад в развитие теории отстаивания субъективных юридических прав со стороны общественной мысли средних веков заключается, прежде всего, в полной разработке такого научного инструмента как схоластический метод правового анализа и синтеза с построением простых категорических силлогизмов, усовершенствованный Пьером Абеляром.

Автором сделаны выводы, что само зарождение идеи прав человека в V - VI вв. до н.э. в древних полисах (Афинах, Риме), появление принципа гражданства были крупным шагом на пути движения к свободе и прогрессу. Интересно отметить, что происходило все это в постоянной борьбе классов и сословий за свои права, за свободу, которую, кстати, каждый понимал по-своему. Объем прав и свобод определяет социальные возможности и блага человека. Поэтому права человека всегда были предметом классовых битв за расширение их круга, закрепление статуса человека в обществе.

По мнению диссертанта, первооткрывателем в области субъективных юридических прав в их современном звучании стала Англия. В феодальный период в Англии отмечены попытки ограничить права монархии, соединить ее с сословным представительством, постепенно набирающим вес в обществе, определить для монарха правила, которым он должен следовать. Противостояние монарха, баронов и рыцарей завершилось принятием в 1215 г. Великой хартии вольностей. В ней содержатся статьи, направленные на обуздание произвола королевских чиновников, например в виде требования не назначать на должности судей, шерифов и констеблей лиц, не знающих законов либо не желающих их выполнять. Особое место занимает ст. 39 Великой хартии, предусматривающая возможность применения наказания к свободным не иначе как по законному приговору и по закону страны.

Третий параграф «Формирование теоретических основ защиты субъективных прав в эпоху Возрождения и в Новое время» посвящен анализу мнений разных мыслителей этого периода, который знаменует собой определенный переходный этап.

Автором представлены взгляды голландского мыслителя XVII века Бенедикта Спинозы, который может быть назван представителем позднего «северного» возрождения, яро критиковавший традиционную естественно-правовую концепцию, отождествляющую субъективное право в его современном понимании с естественным правом.

Диссертант показывает, что известный английский философ-материалист XVII века Джон Локк дифференцировал (отграничивал) закон (акт позитивного, положительного, установленного государством права) от естественного права. Ценность учения Дж. Локка по отношению к правам человека заключается также в том, что он одним из первых упомянул о недопустимости злоупотребления правом, в частности, злоупотребления словами, содержащимися в нормах права и наделяющими человека субъективными правами.

Автор утверждает, что одним из первых защитников идей о равенстве всех людей в России, о неотчуждаемых правах и свободах человека был А.Н. Радищев, критиковавший в своем знаменитом "Путешествии из Петербурга в Москву" российское самодержавие и крепостничество. Он развивал идеи о свободе и равенстве всех людей в естественном состоянии. Русский правовед Б.Н. Чичерин, по мнению диссертанта, также в своих работах защищал свободу, равенство и права людей. Защита естественно-правовых идей свободы и прав личности занимает центральное место в творчестве П.И. Новгородцева. Человечество, согласно его философии, всегда стоит перед выбором между общественной гармонией и свободой. Делая выбор в пользу свободы, равенства и прав индивидов, самоценной личности, Новгородцев обосновывает идею свободного социального развития - без утопической конечной цели в духе Руссо, реализация которой неизбежно ведет к насилию и потере свободы. "Нравственный долг каждого... содействовать осуществлению "идеи свободной солидарности всех", в которой свобода и равенство лиц сочетаются с всеобщностью их объединения"1. При этом автор указывает, что другие русские мыслители, относившиеся к консервативному направлению (М.М. Щербатов, Н.М. Карамзин, С.С. Уваров, К.П. Победоносцев, Н.Я. Данилевский, В.С. Соловьев и др.), подвергли критике идеи западно-европейского и отечественного либерализма. По мнению упомянутых ученых, лучшей формой правления для России является абсолютная монархия: они резко выступали против равенства сословий перед законом. Сущность российского консерватизма четко выразил С.С. Уваров триадой: православие, самодержавие, народность.

Таким образом, процесс зарождения политической концепции и правовой теории защиты субъективных прав человека был сложен и противоречив.

В четвертом параграфе «Создание теории борьбы за право философами XIX-XX вв.» автором обосновываются взгляды различных мыслителей, как России, так и других стран. Например, Дж. Мэдисон привнес в доктрину защиты субъективных прав личности приоритет права собственности и элемент охраны субъективных юридических прав в государстве самим же государством, причем для государства защита субъективных прав должна была носить теологический характер, превратившись в основную цель. По мнению Г. Гегеля, «в христианской религии, прежде всего, возникло право субъективности как бесконечность для-себя-бытия, и при этом целостность субъективности и всеобщности должна получить достаточную силу, чтобы привести особенность в гармонию с нравственным единством». В. Гумбольдт писал о необходимости свободного развития человека, но тут же высказывал замечание относительно того, что эта свобода не должна ограничиваться гражданскими отношениями, то есть обществом: «должно, прежде всего, приниматься во внимание именно свободное развитие человека, как можно меньше связанное гражданскими отношениями. Д. Милль находил в представительном правлении совершеннейший из всех образов народного правления. Но представительная форма правления, как и всякая другая, должна и будет считаться неудовлетворительной во всех тех случаях, когда нельзя ожидать от нее стабильного существования. Во второй половине XIX в. Р. Иеринг писал о том, что право является понятием достаточно точно неопределенным и обычно употребляемым в двух значениях: объективном и субъективном.            

По мнению диссертанта, большой интерес представляют написанные по данной проблематике или соприкасающиеся с ней работы русских дореволюционных юристов второй половины XIX – начала XX века. Активно взаимодействуя с философией, в первую очередь, с философией права, эта плеяда ученых частично разделилась на последователей И. Канта и Г. Гегеля, сформировались школы юридической науки и их отдельные ответвления: позитивизм (юридический и социологический), историческая школа права, школа естественного права. Ярчайший представитель русской школы юридического позитивизма Г.Ф. Шершеневич признавал субъективные права лишь частично, поскольку он считает, что «неосновательно говорить о правах граждан по отношению к государству.

Автор доказывает, что главный пункт критики школы естественного права позитивистами заключался в том, что публичные и политические права якобы вовсе не являются субъективными правами, подобно частным правам, а именно имущественным или личным неимущественным, например, праву на доброе имя. Ибо, по мнению апологетов юридического позитивизма, если признавать за личностью такие права как свободу совести, свободу слова, свободу профессий, свободу передвижения и тому подобное, то отчего, говорят противники естественно-правовой школы, не провозглашать права свободно ходить гулять, права молиться, права посещать театр, права обедать в любое время, одним словом, не конструировать все естественные проявления человеческой жизни в виде каких-то субъективных прав.    

В отличие от формально-догматической юриспруденции, социологическая теория права, пионером которой был С. А. Муромцев, претендовала на то, чтобы осознать право как активную социальную систему, или по выражению Р. Паунда, «социальную инженерию». Именно на основе общей теории права, как широкой социологической дисциплины, создается прикладная наука – политика права, задача которой заключается в том, чтобы выработать предложения об исправлении недостатков существующего строя, то есть обеспечить реформистское, безреволюционное отстаивание субъективных прав конкретной личности. Исходя из кантовского представления об определяющей значимости нравственных начал в человеке, неокантианец П.И. Новгородцев выводил субъективное (индивидуально-моральное) право каждого из требований нравственного закона, то есть рассматривал право с точки зрения его идеальной цели и принципиально разграничивал естественное и позитивное (положительное) право. Б.А. Кистяковский, говоря о правовом государстве, не ограничивался только признанием в качестве его неотъемлемых признаков принципов разделения властей (власти) и народного суверенитета. В политико-правовом учении В.М. Гессена нашли свое отражение острые социально-политические проблемы переходного периода, а также теоретические достижения современного ему правоведения и государствоведения. Концепции «возрожденного естественного права», правового и социального государства, проблемы становления гражданского общества в России начала XX века, система прав и свобод личности, среди которых особое внимание ученый уделял разработке комплекса субъективных публичных прав гражданина, сохраняют актуальность и в настоящее время.   

Диссертант считает, что, подходя к изучению правовых явлений с аналогичных, а именно, философских позиций Е.Н. Трубецкому удалось сконструировать определенные рамки относительно реализации субъективных прав и их отстаивания. Интересные мысли о сущности естественного права высказывались в работах Л.А. Тихомирова, одного из видных представителей консервативного направления русской государственно-правовой мысли второй половины XIX - начала XX в. По его мнению Л.А. Тихомирова, юридическое право создается самим государством. Однако в природе вещей есть нечто более высокое, чем юридическое право, - это право естественное, прирожденное, самородное, которое порождает верховную власть, эту властительницу государства и творца юридического права. Право в юридическом смысле есть то дозволение, та возможность действия, которая вытекает из свода законов. Право же естественное есть та возможность, которая вытекает из природной необходимости, по законам психологии и социологии.

Автор считает, что в ХХ в. новый подход к этой проблеме связан с именем Р. Штаммлера и неокантианцами, которые разработали концепцию права с меняющимся содержанием. По мнению Р. Штаммлера, нельзя отрицать естественное право, если видеть в нем критерий для права положительного в качестве руководства законодателю. Положениям естественного права приписывается значение чисто нравственное, и его сущность сводится к функции нравственной критики права. Право в объективном смысле в концепции известного американского социолога Толкотта Парсонса выступает частью нормативной подсистемы социальной системы.    

Одним из тех советских исследователей, которым наиболее ярко освещалась проблема защиты субъективных юридических прав в государстве и государством был М.С. Строгович, который считал, что «советское социалистическое право соответственно его демократической природе закрепляет за гражданами широкие демократические права и свободы, охраняет законные интересы граждан.   

По мнению диссертанта, исходя из доминирующей в современном российском праве системы взглядов, в отличие от объективного права, представляющего собой совокупность, или систему, реально существующих юридических норм, субъективное право выступает как право, принадлежащее лишь определенному субъекту и реализуемое не иначе, как только по усмотрению этого лица. Идею защиты государством субъективных прав, не закрепленных нормативно (субъективных неюридических прав) активно развивали В.Н. Кудрявцев, Г.В. Мальцев, Д.А. Керимов.

Автором сделаны следующие выводы: 1. Буржуазный либерализм в России конца XIX – начала XX века включал в себя довольно весомый и явный элемент этатизма. В отличие от классической эпохи либерализма (60-70-е годы XIX века) когда отстаивался принцип невмешательства государства в экономику, русские либералы конца XIX века стали заявлять о необходимости поддержки со стороны государства национальной промышленности и сельского хозяйства, о борьбе с монополиями. В сочинениях П.И. Новгородцева, С.Л. Франка, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова собственность рассматривается как общественное достояние, требующее контроля со стороны государства. Вместе с тем, ограничение прав личности на поприще хозяйственной деятельности, вмешательство государства в экономику многие представители естественно-правовой школы (в частности П.И. Новгородцев, С.Л. Франк) расценили как проявление кризиса классического либерального правосознания. Они, верно, уловили одну из противоречивых тенденций тогдашнего, да и современного капитализма – необходимость совместить общественную направленность рыночной экономики и частную инициативу. Русские либералы отметили и другую более общую тенденцию: современное им и нам правовое государство, принимая на себя все больший объем социальных функций, неизбежно ограничивает права и свободы человека. Итак, либералы той эпохи пришли к глубокому парадоксальному выводу о том, что генезис социально ориентированной демократии и все более полная реализация идеи равенства вступают в конфликт со свободой, субъективным правом – другими фундаментальными либеральными ценностями. 2. На рационалистических принципах отстаивания своих субъективных прав покоится либеральная концепция легитимности государственной власти. Сами либеральные ученые высказывали идеи о детерминации подчинения велениям государственной власти, которое основывается не на религиозных убеждениях, не на принуждении, осуществляемом имеющимся у государства аппаратом насилия, а на сознательном повиновении. Поэтому не случайно С.А. Котляревский, Н.И. Палиенко, Н.И. Лазаревский, А.С. Алексеев, Б.А. Кистяковский, Ф.Ф. Кокошкин развивали положение о том, что при властвовании принуждение играет ничтожную роль. Основой жизнеспособности государственной власти является ее признание со стороны подвластных, ее нравственный авторитет. 3. Концепция естественного права получила новое прочтение, и распространение в государственно-правовой мысли России конца XIX - начала XX в. Призывы к возрождению естественного субъективного права знаменовали собой протест против господства позитивизма в философии и юриспруденции. Начиная с последней четверти XIX века в Германии, также возник ряд течений, общим для которых, несмотря на разноречивость их взглядов, являлась убежденность в том, что юридическое решение оказывается вовсе не результатом рационального выбора. Сюда относятся «юриспруденция интересов» (Рудольф фон Иеринг, Филипп Хек), «неотомизм» (Карл Петражек, Артур Утц), «неокантианство» (Рудольф Штаммлер, Густав Радбрух), «неогегельянство» (Иозеф Колер, Карл Ларенц), «экзистенциализм» (Вернер Майхофер, Эрик Фехнер), «феноменология» (Герхард Гуссерль, Адольф Райнах), «антропология» (Хельмут Коинг, Жан Брюкман), «герменевтика» (Артур Кауфман, Иозеф Эссер) и другие. Они утверждали, что «право следует обосновывать исходя из идеи транспозитивного порядка, господствующего соотношения интересов, структуры человеческих побуждений, механизма социальной интеграции, иерархии существующих ценностей, наконец, из самой жизни». 4. Некоторые современные зарубежные авторы выступают против преувеличения роли субъективных прав человека в государстве. Так, американский исследователь Р. Познер пишет о том, что мы, по его мнению, излишне романтизируем их и что фетишизация прав, происходящая в последнее десятилетие вряд ли уместна, особенно для развивающихся стран. Данный ученый считает, что полезность «старых» гражданских и политических прав не столь очевидна, как «новых» социально-экономических прав, но последние, давая индивидам преимущества, требуют затрат от общества, следовательно, провозглашая их нужно тщательно подсчитать их «цену». Р. Познеру возражает венгерский автор Я. Киш, который отдает приоритет гуманистическим целям осуществления субъективных прав перед калькуляцией их стоимости.

Вторая глава «Возможности защиты прав человека и гражданина в Российской Федерации и в зарубежных странах» состоит из трёх параграфов.

Первый параграф «Система общих и специальных гарантий защиты субъективных прав» посвящен гарантиям субъективных прав граждан. При этом автором рассматривается объемный блок юридических гарантий состоящий из двух больших групп: судебные и внесудебные. При этом для обеих групп юридических гарантий, в свою очередь, изначальной и универсальной основой может быть только закон, а в широком смысле – вся система нормативных правовых актов, включающая в себя не только законы, но и подзаконные акты. Мощным средством укрепления и защиты субъективного права каждого отдельного индивидуума является конституционное и законодательное признание этого права. Разумеется, ни один человек не может одновременно практически реализовать все субъективные права, вытекающие из закона. Однако это не дает основания для вывода о дифференциации правового статуса или объема субъективных прав у членов общества. Конституционным провозглашением прав и свобод человека как высшей ценности Россия признала и юридически утвердила такие общепризнанные акты международного права как Всеобщая декларация прав человека 1948 г , Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. Также признаны многочисленные конвенции в сфере различных прав и другие действующие международные акты ООН о правах человека, носящие универсальный характер. Наряду с ними существуют и международные акты о правах человека, обладающие региональной сферой действия. Так, для нашей страны это, прежде всего, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и протоколы к ней, ратифицированные (протоколы частично) Российской Федерацией в связи с ее вступлением в Совет Европы. Также ст. 2 Конституции РФ устанавливает три направления деятельности государства по реализации принципа абсолютного примата прав личности: признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина.

При этом автором сделаны следующие выводы: 1.Идеологические гарантии – это необходимый уровень общей и правовой культуры, правосознания и нравственного сознания членов общества, и, прежде всего, должностных лиц государства, принимающих нормативные и индивидуальные правовые решения. В первую очередь важным здесь представляется состояние правовой культуры и правосознания, предполагающее знание законов (правовую идеологию) и уважительное практическое к ним отношение (правовую психологию). Не менее важно и состояние нравственности в обществе, ведь субъективное право очень часто проистекает из нравственных начал, да и высоконравственный человек, соблюдающий общепризнанные нормы общественной морали, соблюдает и нормы права. 2. Организационные гарантии субъективных прав граждан представляют собой разветвленную систему правоохранительных, контролирующих, инспектирующих, надзирающих и других государственных органов и общественных организаций в центре и на местах. Это судебные органы, прокуратура, органы внутренних дел и юстиции, адвокатура, нотариат, многочисленные контрольные органы, государственные надзорные органы и многие другие звенья данной сложной системы. 3. Мощным средством укрепления и защиты субъективного права каждого отдельного индивидуума является конституционное и законодательное признание этого права, что позволяет наиболее адекватно, в четком, ясном и доступном для всех адресатов виде сформулировать общезначимые требования по соблюдению субъективных прав личности и санкции за их нарушение. 4. В подавляющем большинстве случаев государство, устанавливая правовые нормы, учитывает развитие общественных отношений, его направления и тенденции в соответствии с целями правового регулирования. Определяя правовую форму данного вида отношений, государство исходит из объективных закономерностей генезиса их содержания и вместе с тем из возможностей воздействия на это развитие юридическими средствами. 5. Если механизм правового регулирования – это взятая в единстве система правовых средств, с помощью которой обеспечивается властное правовое воздействие на общественные отношения, то механизм правореализации выступает в данном контексте в качестве системы правовых средств, которая способна обеспечить влияние, контроль общества за государством, регулирующим общественные отношения.

Во втором параграфе «Формы и способы защиты субъективных прав» проводится классификация административно-правовых форм и способов защиты субъективных прав, при этом особо выделяются наиболее распространенные. Во-первых, законодательные гарантии прав и свобод человека и гражданина в сфере исполнительной власти. Во-вторых, административный (внесудебный) порядок обжалования актов органов исполнительной власти, когда жалоба на действие (бездействие) или решение нижестоящего органа (должностного лица) передается на рассмотрение вышестоящего по подчиненности (субординации) органа. В-третьих, специфические формы государственного контроля в системе исполнительной власти: контроль Президента РФ за законностью актов Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ и т.д. В-четвертых, прокурорский надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории России. В-пятых, важную роль в случае возникновения затруднений с защитой субъективных прав призван играть Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. В некоторых государствах задача обеспечения прав человека возложена на специализированные органы исполнительной власти. Так, в Республике Кот-д’Ивуар функционирует Министерство прав человека . В ряде стран (например, в Австралии, Канаде, Южной Корее и других) создаются и действуют специализированные органы – комиссии по правам человека. Их состав, функции, порядок деятельности в каждом государстве имеют свои особенности. Но главной их задачей практически в любой стране, где они существуют, является мониторинг соблюдения и нарушений субъективных прав человека. Вопросы защиты субъективных прав приобретают все большее значение в развитии Европейского Союза.

Таким образом, диссертант делает выводы, что на законодательном уровне и в формально-юридическом аспекте спектр средств защиты субъективных юридических прав в современном российском государстве целиком и полностью соответствует международно-правовым стандартам и комплексу гарантий субъективных прав, предусмотренных в конституциях и законодательствах наиболее цивилизованных иностранных государств со сформировавшимися и устоявшимися традициями демократии и, защиты прав человека.

В третьем параграфе «Практика защиты субъективных юридических прав и возможные пути совершенствования законодательства (на примере деятельности Конституционного Суда Российской Федерации)» раскрывается роль Конституционного Суда в защите прав и свобод человека. Этот орган, образно выражаясь, представляет собой не суд над гражданами, а суд над властью. Автором исследуется практика защиты Конституционным Судом РФ, а также судами общей юрисдикции и арбитражными судами субъективных юридических прав граждан.

Диссертант отмечает, что Конституционный Суд РФ занимает в системе разделения властей особое положение. Он не только «возглавляет» процесс применения права сквозь призму применения Конституции России. Его решения играют ориентирующую роль для конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Конституционный Суд в определенной мере выполняет функции по восполнению пробелов в законодательстве. В некоторых своих решениях он указывал на пробелы или неясности в законодательстве, рекомендовал законодателю принять законы по определенным вопросам и даже рекомендовал оптимальные, по его мнению, пути и способы регулирования. То есть деятельность Конституционного Суда РФ по толкованию конституционных норм и оценке соответствия им законов и иных нормативных правовых актов служит правообразующим фактором. Под воздействием решений Конституционного Суда более строго и точно формулируется предмет законодательного регулирования и устанавливается верное соотношение между различными законами, между законом и подзаконным актом, быстрее заполняются юридико-нормативные пробелы. Решения Конституционного Суда и его устойчивые правовые позиции выступают реальным фундаментом для создания и применения норм многих отраслей права. В этом выражается действительное верховенство Конституции РФ как главного источника объективного права и субъективных юридических прав каждого человека. Растет значение Конституционного Суда РФ в процессе реализации права (особенно, правоприменения), когда его решения о толковании конституционных норм, о признании неконституционными положений законов и иных нормативных правовых актов служат легальным основанием для правовой деятельности всех органов и организаций.

Автор согласен с Б.С. Эбзеевым, который убежден в том, что «утверждение режима конституционности невозможно без активного участия граждан, без их борьбы за право, которая, казалось бы, преследуя частные интересы граждан (а также иностранцев и лиц без гражданства) и их объединений, обращающихся с жалобами в Конституционный Суд, в действительности имеет большое общественное значение. Об этом свидетельствует и практика Конституционного Суда, едва ли не две трети решений которого (имея в виду и так называемые определения с положительным содержанием) посвящены защите прав человека и гражданина и их эффективному восстановлению с учетом предусмотренных Конституцией Российской Федерации и основанными на ней федеральными законами и иными актами механизмов».      

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы основные выводы, указано на актуальность дальнейшей разработки поставленных проблем.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Маслова, М.Г. Идеи отстаивания субъективных юридических прав в теории правового государства / М.Г. Маслова / / Вестник Саратовской государственной академии права. – 2007. - № 3. – С. 18 – 21. – 0,3 п.л.

Иные публикации

2. Маслова, М.Г. Защита трудовых прав граждан России и нормы международного права, связанные с защитой трудовых прав / М.Г. Маслова // Вестник МИУ, Архангельск, 2004. №3.- С. 36-39.- 0.1 п.л.

3. Маслова, М.Г. Практика борьбы за субъективные юридические права и возможности пути совершенствования законодательства (на примере деятельности Конституционного Суда Российской Федерации). (учебное пособие). / М.Г. Маслова - М. «Юпитер». 2005.- 159 с.

4. Маслова, М.Г. Защита прав человека и гражданина на примере Российской Федерации и зарубежных стран. (Учебное пособие). – М. «Юпитер». 2005.- 143 с.

5. Маслова, М.Г. Борьба за субъективные юридические права в государстве. (Монография). / М.Г. Маслова - М. «Граница» 2005.- 383 с.

6. Маслова, М.Г. Субъективные юридические права в теории правового государства. История вопроса. (монография). / М.Г. Маслова  - М. «Юпитер». 2005. – 167 с.

7. Маслова, М.Г. Возможности защиты прав человека и гражданина в Российской Федерации и в зарубежных странах / М.Г. Маслова // Известия Международной Академии наук, Архангельск, 2003. № 1-6.- С.30-33.- 0.2 п.л.

8. Маслова, М.Г. Защита трудовых прав граждан России и нормы международного права, связанные с защитой трудовых прав / М.Г. Маслова // Вестник МИУ, Архангельск , 2004г. № 3.- С.36 – 39. – 0.2 п.л.

9. Маслова, М.Г. Система общих и специальных гарантий защиты субъективных прав / М.Г. Маслова // Вестник МИУ, Архангельск, 2005г. №№ 10-12. С.39 – 45. – 0.4 п.л.

Дорн Дж. Нормы права и свобода в новых демократических государствах: концепция Джеймса Мэдисона // Вопросы экономики. – 2003. - №6. – С. 22-23.

Кистяковский Б.А. Философия и социология права. – СПб.: РХГИ, 1999. – С. 535. 

Цитата по: Шамшурин В. Право в России (к истории идей) // Высшее образование в России. – 1998. - №1. – С. 67.

Цитата по: Там же. С.68.

1 Новгородцев П.И. Об общественном идеале // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. 1990. - С. 213 - 239.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.