WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРАВОВЫЕ АКСИОМЫ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

 

МАСЛЕННИКОВ  Александр Вячеславович

 

ПРАВОВЫЕ АКСИОМЫ

 

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Владимир 2006


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной  службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:             кандидат юридических наук, доцент

Мамчун Владимир Вячеславович

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук

Аверин Александр Валентинович

кандидат юридических наук

Якушев Павел Алексеевич

Ведущая организация:                Владимирский государственный 

педагогический университет

Защита состоится «13» ноября 2006 г. в «15.00» на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Большая Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___»  октября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

  кандидат юридических наук, доцент                                 В.В. Мамчун


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Каждый этап развития общества требует соответствующего уровня научно-теоретического осмысления происходящих в нем процессов. Отсюда – необходимость в качественных (адекватных) познавательных средствах, используемых в правовой науке, развитие которой подразумевает не только поиск новых средств, но и ревизию уже имеющегося гносеологического инструментария. Жизнь заставляет подвергать сомнению многие привычные положения юридической науки и приходить к отрицанию некоторых из них. Это относится к юридическим идеологии и методологии, которые апробируются конечными результатами, концептуальной структуре теории права, ее системе, категориальному аппарату, понятийным рядам и отдельным институтам.

Многое из того, что прежде казалось незыблемо истинным, аксиоматичным, сегодня воспринимается далеко не однозначным. Поэтому критерий истинности, который автоматически присваивается положениям, признаваемым аксиомами, в тех или иных конкретно-исторических условиях вызывает известные сомнения. В результате не все аксиомы, особенно идеологизированные, в действительности таковыми являются.

Кроме того, вовсе не очевидно и содержание самого понятия аксиомы. До сих пор не вполне ясно, возможны ли аксиомы в праве; отражают ли они какие-либо явления правовой реальности и потребности правового регулирования; может ли без них обойтись юридическая наука; существует ли объективная потребность во введении их в систему правовых категорий и что вообще называть правовыми аксиомами, если иметь в виду большой «разброс» в понимании их значения, отражающийся в дефинициях. Все это инициирует необходимость всестороннего анализа явления, обозначаемого понятием «правовая аксиома».

Эти и другие проблемы, связанные с определением категориального статуса правовых аксиом, в некоторой степени могут объяснить слабый интерес к их исследованию, трудности в оперировании ими как понятиями, но вместе с тем стимулируют (что делает необходимым) новое обращение к данной теме.

Степень научной разработанности темы. Серьезное внимание проблеме правовых аксиом учеными было уделено в 70–80-е гг. прошлого столетия в связи с попытками внедрить аксиоматический метод в юридическую науку, однако в этот период вышло лишь несколько работ (А.Г. Манов, Н.А. Чечина, А.И. Экимов, Л.С. Явич, А.А. Ференс-Сороцкий).

В исследованиях по общей теории права правовые аксиомы затрагивались в рамках изучения правового мышления (А.И. Овчинников), наследия римских юристов (С.В. Алексеев), возможностей использования кибернетических методов в праве (В.Н. Кудрявцев). Больший интерес к ним проявляется при исследовании логических явлений в праве: логических характеристик системы права (В.К. Бабаев), логико-языковых феноменов в праве (А.Ф. Черданцев), презумпций и фикций (В.К. Бабаев, О.А. Курсова). Вместе с тем обращение к правовым аксиомам, как правило, носит фрагментарный характер, что объективно не позволяет говорить об окончательном научном разрешении этой многоаспектной проблемы. Все это и обусловливает необходимость специального научного исследования явлений, которые принято называть правовыми аксиомами.

Объектом исследования выступает правовая идеология, а также законодательство и юридическая практика как сферы бытия явлений, рассматриваемых в качестве правовых аксиом.

Предмет исследования правовые аксиомы как познавательные и методологические инструменты юридической науки и практики, их понятие, сущность и роль в правовом познании и правовом регулировании.

Цель настоящего исследования заключается в комплексном анализе правовых аксиом и определении их возможностей в правовом регулировании и правовом познании.

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач:

– преодоление методологических проблем исследования правовых аксиом;

– выявление граней понятия «правовые аксиомы»;

– анализ функций правовых аксиом и обоснование их ценности;

– соотнесение правовых аксиом со смежными идеологическими феноменами (отграничение правовых аксиом от смежных идеологических феноменов в праве);

– классификация правовых аксиом по их природе и роли в правовом мышлении;

– исследование роли правовых аксиом в процессе правового мышления;

– определение специфики и категориального статуса аксиом в науке права, а также места правовых аксиом в понятийных рядах теории права;

– выявление места и роли правовых аксиом как элементов правового регулирования в уголовном праве и уголовном процессе.

Методологическую основу исследования составила диалектическая логика в сочетании с формальной, деонтической и иными логиками. В процессе решения исследовательских задач применялись различные виды анализа и синтеза.

Раскрытию гносеологического потенциала категории «правовая аксиома» способствовало также использование функционального и аксиологического подходов.

Необходимость анализа аксиом в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве обусловила применение нормативно-догматического метода.

Теоретическую основу исследования условно можно разделить на три группы. Первая включает работы философов, в которых исследуются  аксиомы (В.И. Вернадский, Л.Ф. Лопатин, А.А. Касьян), и труды, посвященные непосредственно правовым аксиомам: в общей теории права

(С.С. Алексеев, А.Г. Манов, А.И. Экимов, Л.С. Явич,); в гражданском праве и гражданском процессе (Н.А. Чечина, А.А. Ференс-Сороцкий).

Вторая группа объединяет исследования логических феноменов в праве (В.К. Бабаев, В.М. Баранов, Н.А. Власенко, А. Герлох, В.Н. Кудрявцев, В.П. Казимирчук, В. Кнапп, О.А. Курсова, Р. Лукич, А.И. Овчинников, Ю.Е. Пермяков, А.Ф. Черданцев и др.). Выводы и обобщения этих исследователей оказались весьма ценными при осмыслении правовых аксиом как элементов логики в праве и логики права, а также при отграничении правовых аксиом от смежных явлений.

Третья труппа – это фундаментальные труды, посвященные исследованию различных аспектов общей теории права и государства, имеющие не только теоретическое, но и общеметодологическое значение для настоящего исследования (А.В. Аверин, М.И. Байтин, В.М. Баранов, В.С. Жеребин, В.Н. Карташов, Д.А. Керимов, О.Э. Лэйст, Н.И. Матузов, Н. Неновски, В.С. Нерсесянц, Т.Н. Радько, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомиров,

Л.С. Явич и др.). Идеи указанных авторов создали необходимый теоретический фундамент для анализа правовых аксиом и способствовали формированию методологических ориентиров, которыми руководствовался автор в процессе исследования.

Эмпирическую базу исследования составили нормы действующего российского законодательства, акты официального юридического толкования, публикации в периодической печати, а также данные социологических исследований, опубликованные в научных изданиях.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на монографическом уровне произведен общетеоретический анализ правовых аксиом, в результате которого:

– уточнено понятие «правовые аксиомы» и описаны основные их группы: аксиомы в праве, аксиомы права и аксиомы правовой науки;

– выявлена роль аксиом в правовом мышлении, юридической науке и юридической практике, обоснована их ценность как логико-познавательных инструментов в сфере права;

– раскрыты формы выражения аксиом права.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обоснование авторского операционального определения правовых аксиом: Правовые аксиомыэто идеальные явления, относящиеся к различным плоскостям правовой действительности: к праву, правосознанию и правовой науке, представляющие собой положения, концентрированно выражающие социально-правовой опыт, принимаемые как истины (абсолютные или относительные) в целях упрощения процесса правового регулирования и решения научных задач, обеспечивающие преемственность в праве и объективируемые в различных формах в зависимости от их принадлежности к определенным группам.

Предложенное выше определение является родовым по отношению к различным правовым аксиомам. С учетом специфики присущей каждой группе аксиом следует различать:

Аксиомы в праве – знания о явлениях природной и социальной среды, принимаемые как истины и вовлекаемые в необходимых случаях в процесс правового регулирования (при создании, интерпретации, реализации юридических норм) и в правовые исследования.

Аксиомы права – идеальные фрагменты правовой материи, представляющие собой «сгустки» юридического опыта, объективируемые в законодательстве и используемые в правотворчестве и правореализующей практике без оценки истинности.

Аксиомы науки права – научные положения, которые в логико-методологическом плане представляют собой элемент теоретического базиса научных теорий – основные, исходные положения, необходимые для построения данной теории, а в содержательном – исходные положения теории, фиксирующие наиболее важные связи и отношения между основными понятиями.  

2. Концепция отграничения правовых аксиом от смежных идеологических феноменов в праве.

3. Выводы о роли правовых аксиом в правовом мышлении.

4. Обоснование специфики и роли правовых аксиом в процессе научного познания правовой действительности.

5. Выводы о роли правовых аксиом в правовом регулировании.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Основные положения работы позволяют получить представление о правовых аксиомах не только как об инструментах познания права, но и как о средствах практической деятельности юристов, обеспечивающих правильность правовых решений и упрощающих процесс их принятия. Материалы диссертации дополняют и развивают некоторые разделы общей теории права, привлекают внимание к отдельным перспективным направлениям научных исследований, ориентируют на их дальнейшую разработку.

Кроме того, работа обладает значимостью и в дидактическом плане: выводы и обобщения, сделанные автором в диссертации, могут быть использованы в системе юридического образования: при проведении учебных занятий по курсу «Теория государства и права», «Логика»; подготовке учебных и учебно-методических пособий; написании студентами и курсантами рефератов, докладов, курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации: 1) неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний и юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета; 2) излагались на научно-практических конференциях и научно-методических семинарах; 3) используются в учебном процессе Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; 4) отражены в 4 опубликованных работах автора.

Структура диссертации определена целями и задачами исследования. Работа состоит из двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, научная новизна, теоретическая, практическая и дидактическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации полученных результатов.

Первая глава «Понятие правовых аксиом» посвящена выявлению теоретических (методологических) подходов к исследованию такого сложного многоаспектного (неоднозначного) явления, каким являются правовые аксиомы, определению объема и содержания данного понятия, соотношению правовых аксиом со смежными категориями.

В первом параграфе «Методологические проблемы исследования правовых аксиом» отмечается, что неопределенность категориального статуса правовых аксиом и трудности в оперировании ими как понятиями в некоторой степени могут объяснить слабый интерес к их исследованию. Вместе с тем это же обстоятельство провоцирует и стимулирует познавательный процесс, а стремление ликвидировать существующие пробелы делает необходимым новое обращение к данное проблеме.

Согласно словарным толкованиям рассматриваемого понятия аксиомы находят довольно широкое применение в различных сферах жизни человека. При этом, если в рамках некоторых наук, например, в логике, математике и физике, аксиома является термином, то в ряде других она выполняет иную функцию, а именно акцентирует такие характеристики явлений, как очевидность, истинность, не нуждающуюся в доказательствах, простоту, ясность, бесспорность. В сфере права аксиомы используются в обоих указанных значениях. Вместе с тем при их анализе приходится сталкиваться с серьезными методологическими трудностями, выражающимися в нечеткости между пониманием аксиомы как строго научного термина и ее общеупотребительным значением.

В связи с распространением в 60–70-е гг. ХХ в. мнения о перспективности аксиоматизации различных областей научного знания ставился вопрос о возможности применения аксиоматического метода не только в естественных, но и гуманитарных науках. Позже при более взвешенном подходе к исследованию данного вопроса утвердилось мнение, что использование аксиом и аксиоматического метода не безгранично, и, более того, в некоторых областях научного знания, в том числе в правовой науке, они вообще не могут быть применены. Однако такой вывод не решает проблемы аксиом правоведения, не говоря уже об аксиомах права.

В юридической науке существует положение, что если исходить из строго научного представления об аксиомах, то в праве они вообще невозможны (А.Ф. Черданцев), поскольку право не является научной теорией, построенной из конечного числа непротиворечивых аксиом, из которых с помощью заданных правил могут быть дедуктивно получены содержательно-истинные предложения (теоремы). Кроме того, те суждения, которые признаются аксиомами права, не отвечают четырем предъявляемым к аксиомам фундаментальным требованиям: система аксиом должна быть непротиворечивой; аксиомы данной системы должны быть независимыми; они должны быть достаточными для дедукции всех высказываний, принадлежащих аксиоматизированной теории; аксиомы должны быть необходимыми в том смысле, что система не должна содержать излишних предположений.

Из существа данного объяснения логически возможны два вывода: либо правовые аксиомы не существуют, либо этот термин применительно к праву употребляется в ином значении. Некорректность объявления об отсутствии правовых аксиом ввиду широкой известности признаваемых таковыми изречений древнеримских юристов и частого употребления данного понятия в юридической литературе заставляет диссертанта искать обоснования бытия аксиом в праве и новые подходы к решению исследуемого вопроса.

Эти поиски в большой степени осложняются чрезвычайно частым использованием аксиом в качестве метафор. Перенесение на одно явление свойств другого в праве может быть обусловлено особенностями юридического языка, вследствие которых он не всегда может выразить все богатство проявлений общественной жизни, тончайшие оттенки общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования. Приводимые в работе примеры демонстрируют, как путем «присвоения» статуса аксиомы подчеркивается известность, общезначимость, не требующая доказательств очевидность и истинность тех или иных суждений о праве, не являющихся тем не менее аксиомами.

На наличие у правовых аксиом каких-то особых иных «качеств»

(в отличие от аксиом точных наук) указывает и другое обстоятельство. Так, некоторые из аксиом, используемые в праве, вместе с тем не являются правовыми по природе и не приобретают свойств «правовых», хотя и становятся юридически значимыми. Невозможность человека одновременно присутствовать в двух удаленных друг от друга местах, лежащая в основе алиби, не приобретает правовой природы потому, что используется в качестве доказательства в судебном процессе. И, наоборот, иные положения, выражающие элементарные требования здравого смысла, зафиксированные в процессуальных правилах и решениях суда, стали аксиомами, объективированными как в форме судебных прецедентов, так и норм обычного права («никто не может быть судьей в собственном деле», «отказ в правосудии недопустим», «договоры должны исполняться» и др.).

Анализ практики оперирования понятием «аксиома» в правовой сфере свидетельствует об отсутствии его единообразного понимания и о том, что им  охватывается не одно, а несколько различных явлений. Это, в свою очередь, приводит диссертанта к необходимости выделения в рамках правовых аксиом различных их групп, которые могут быть обозначены как «аксиомы в праве», «аксиомы права» и «аксиомы науки права», что имеет принципиальное значение для дальнейшего их исследования.

Второй параграф «Правовые аксиомы: понятие, ценность, функции» начинается с выявления основных свойств правовых аксиом.

Диссертант анализирует существующие в юридической науке дефиниции правовых аксиом, предложенные Н.А. Чечиной, А.А. Ференс-Сороцким, А.И. Экимовым, Г.Н. Мановым. В результате чего он приходит к выводу, что определение аксиом как отдельной группы норм, выражающих мораль социалистического общества, не вполне удовлетворяет целям исследования, поскольку характеризует правовые аксиомы только как часть, элемент права, не акцентируя при этом их специфики. Трактовка же аксиом как «простых правил морали» (А.И. Экимов), или как «непосредственное выражение морали» (Н.А. Чечина) чрезмерно выделяет нравственную, т.е. социально-правовую, сторону аксиом, тем самым умаляя их собственно юридические свойства, лишая аксиомы смысла и ценности правовых.

Кроме того, вопреки утверждениям упомянутых исследователей, можно выделить ряд положений, никак не выражающих своего отношения к морали («каждый иск (жалоба) ограничен пределами определенного времени», «суд имеет дело с теми доказательствами, которые перед ним», «общеизвестные обстоятельства не подлежат доказыванию в суде» и др.), аксиоматичность которых основывается скорее на их очевидности с точки зрения целесообразности в смысле успешного и эффективного осуществления судебного процесса, выявленной в ходе длительной многовековой судебной практики и сформулированной в концентрированном, «уплотненном», виде в аксиомах.

Содержание исследуемого понятия не исчерпывает и указание на то, что правовые аксиомы составляют специальную группу норм, поскольку сюда не вписываются аксиомы, не получившие нормативного закрепления. Вместе с тем является важным положение, что аксиомы представляют собой относительно неизменное содержание изменяющих со временем свою формулировку правовых норм, обеспечивая, таким образом, преемственность права.

По сравнению с аксиомами в их строго научном понимании и аксиоматическими суждениями, констатирующими явления социальной и природной среды, весьма относительны применяемые обычно к аксиомам критерии истинности и самоочевидности, не всегда подтверждаемые на практике. То, что очевидно для юристов-практиков, судей, нотариусов и адвокатов, оказывается не само собой разумеющимся и совсем не таким легким для восприятия и понимания гражданами, не имеющими специального образования. 

В этом отношении диссертант высказывает точку зрения о том, что истинность и очевидность аксиоматических суждений не объективны. Как это ни парадоксально, они основаны на вере в правовые идеалы, представляя собой своеобразную попытку «принимать желаемое за действительное». Правовые аксиомы истинны не сами по себе, не потому, что они соответствуют действительности, а потому, что люди хотят в них верить, хотят их видеть в таком качестве. Таким образом, аксиомы права признаются таковыми, не будучи в ряде случаев ни очевидными, ни признанными, ни истинными. 

Правовые аксиомы выражаются (объективируются) как идеи, сентенции древнеримских юристов, как правовые нормы и принципы. В ряде случаев значение правовых аксиом приобретают презумпции и фикции.

С учетом этого на основе анализа признаков правовых аксиом диссертант предлагает их операциональное определение: Правовые аксиомыэто идеальные явления, относящиеся к различным плоскостям правовой действительности: к праву, правосознанию и правовой науке, представляющие собой положения, концентрированно выражающие социально-правовой опыт, принимаемые как истины (абсолютные или относительные) в целях упрощения процесса правового регулирования и решения научных задач, обеспечивающие преемственность в праве и объективируемые в различных формах в зависимости от их принадлежности к определенным группам.

Принимая во внимание то обстоятельство, что предложенное выше определение является родовым по отношению к различным аксиомам с учетом специфики, присущей каждой их группе, дисссертант формулирует следующие определения:

Аксиомы в праве – знания о явлениях природной и социальной среды, принимаемые как истины и вовлекаемые в необходимых случаях в процесс правового регулирования (при создании, интерпретации, реализации юридических норм) и в правовые исследования.

Аксиомы права – идеальные фрагменты правовой материи, представляющие собой «сгустки» юридического опыта, объективируемые в законодательстве и используемые в правотворчестве и правореализующей практике без оценки истинности.

Аксиомы науки права – это научные положения, которые в логико-методологическом плане представляют собой элемент теоретического базиса научных теорий – основные, исходные положения, необходимые для построения данной теории, а в содержательном – исходные положения теории, фиксирующие наиболее важные связи и отношения между основными понятиями.

В целях наиболее полного и всестороннего исследования правовых аксиом в параграфе рассмотрены также такие важные их характеристики, как ценность и функции. Диссертант исходит из признания их тесной взаимосвязи, которая выражается в способности функции выражать тот или иной аспект ценности рассматриваемого явления.

Правовые аксиомы обладают ценностью как «в составе права», будучи его элементом, фрагментом, так и в качестве относительно самостоятельного явления. Она заключается в том, что аксиомы воплощают исторический опыт, связанный с поисками путей наиболее эффективного правового разрешения спорных жизненных ситуаций, выполняя функцию сохранения, воспроизводства и распространения той части социального опыта, которая призвана обеспечить стабильность и динамику правовой системы.

Концентрируя тысячелетний опыт юридической практики, приобретая таким образом авторитет истинности, очевидности, аксиомы становятся важным средством экономии правовых средств. Они упрощают правовое регулирование общественных отношений, делают его более мобильным, эффективным и экономным. Законодательное закрепление аксиом в форме принципов позволяет раскрыть их наименьшим числом нормативных предписаний, значительно сократить физический объем текста закона и тем самым уменьшить объем всего нормативно-правового массива. Кроме того, правовые аксиомы обладают эстетической ценностью, представляя собой «творческое произведение», в котором поразительно емкое содержание заключено в лаконичной, афористичной форме. Особой интеллектуальной красотой и изяществом обладают аксиомы-сентенции древнеримских юристов.

Аксиомы представляют и историческую ценность. Выражая основные ценности и убеждения людей, они выступают источником познания явлений общественной жизни, дают важную информацию о характере общественной жизни, об этапах развития права того или иного периода, той или иной страны.

Кроме того, ценность правовых аксиом обусловлена и иными их функциями. В качестве таковых в диссертации рассматриваются: регулятивная, ориентационная, оценочная, компенсационная, информационно-образовательная, дидактическая, стимулирования творческой деятельности, теоретико-методологическая, технико-юридическая, интерпретационная функции. 

В третьем параграфе «Соотношение правовых аксиом со смежными правовыми явлениями» диссертант отмечает, что для формирования полного и целостного представления о таком сложном и многогранном социально-правовом феномене, как правовые аксиомы, анализ их признаков и понятия, произведенные ранее, необходимо дополнить отграничением от схожих явлений, отражаемых в смежных категориях.

Решение данной задачи осложняется тем, что при отнесении того или иного суждения к аксиомам большую роль играют субъективные факторы. Так, например, суждение, казалось бы, однозначно принятое как аксиома буржуазного понимания законности, достижение прогрессивной, демократической правовой мысли – «разрешено все, что прямо не запрещено законом» – в ряде случаев интерпретируется всего лишь как «известное расхожее мнение» (В.В. Гриб). Положения «каждый считается невиновным, пока не доказано обратное» и «незнание закона не освобождает от ответственности» называют то презумпцией, то принципом, то аксиомой. Таким образом, в основном констатируется схожесть этих явлений. Гораздо меньшее внимание обращается на выявление различий между ними.

Представляется, что в качестве смежных с правовыми аксиомами понятий следует рассматривать нормы права, принципы, презумпции и фикции. Причем следует отметить, что правовые аксиомы могут объективироваться в них, выступать функцией последних. Иными словами, при определенных обстоятельствах некоторые из норм права, правовых принципов, презумпций и фикций могут выступать в роли правовых аксиом. 

Аксиомы права имеют разнообразные формы выражения. Прежде всего, они могут непосредственно фиксироваться конкретными нормами права, что послужило основанием для определения их как «группы правовых норм» (Н.А. Чечина, А.А. Ференс-Сороцкий). Но это определение справедливо лишь отчасти, поскольку не все правовые аксиомы закрепляются нормами права. Более того, сложные взаимные связи и наличие множества нюансов, выявляющихся при рассмотрении соотношения норм права и аксиом, требует специального рассмотрения данного вопроса.

Сближающими нормы права и правовые аксиомы признаками, по мнению диссертанта, являются: отражение и фиксация типичности социальных процессов, явлений, связей как следствие их повторяемости; обладание общеобязательным характером (при различии источников этой общеобязательности); общая логическая природа. Следует также отметить, что в ряде случаев юридические нормы приобретают значение аксиом в отношении конкретизирующих их норм, закрепляя отправные установления: дефиниции, принципы права, задачи и цели правового регулирования и др.

В качестве оснований для различия правовых норм и правовых аксиом выступают: происхождение, время существования, объем содержания, степень абстрактности, источники общеобязательности, их роль (значение) в регулировании общественных отношений, характер последствий применения и логическая структура.

Аксиомы права наиболее схожи с принципами, поэтому в некоторых случаях, в частности, применительно к строению научных теорий, они отождествляются. Вместе с тем относительно соотношения аксиом и принципов в праве существуют различные, подчас прямо противоположные, точки зрения.

По мнению диссертанта, схожесть аксиом с принципами «обеспечивается» такими свойствами, как: способность выступать отправной идей правового бытия, универсальность, общезначимость, способность направлять и синхронизировать механизм правового регулирования, придавать логичность, последовательность и сбалансированность правовой действительности. Важно и то, что аксиомы и принципы являются основаниями, из которых развиваются другие положения. Тем не менее, несмотря на сходство, аксиомы и правовые принципы не тождественны.

Аксиомы – более широкое и абстрактное понятие, охватывающее как сформулированные учеными-юристами фундаментальные идеи и идеалы, отражающие достижения правовой мысли и практического опыта, так и обособленные в виде относительно самостоятельных элементов, исходные нормативно-руководящие начала (императивные требования и т.д.), определяющие общую направленность, качество и эффективность правового регулирования общественных отношений. Сложные взаимосвязи принципов и аксиом находят отражение в их диалектическом единстве, способности к взаимопереходам и раскрытии одного явления через другое.

Правовой принцип – это один из способов (форм) фиксации аксиом в праве, «привнесения» их из области правосознания в материю права. В этом смысле аксиомы являются материалом, из которого формулируются принципы. Содержание одной или нескольких аксиом может быть «уплотнено», свернуто в один принцип, который затем раскрывается посредством одной или чаще нескольких норм-аксиом. Эта «свернутость» принципов находит отражение и в вербальном выражении. Аксиомы, как правило, формулируются развернуто, в форме суждений. Принципы же можно определить кратко без ущерба для понимания их смысла, например, «принцип устности», «принцип уважения судей», «принцип непрерывности судебного разбирательства» и др.

Различия между принципами и аксиомами обусловлены, в частности,  происхождением соотносимых категорий. Если аксиомы появились «стихийно», в результате юридической практики (хотя в формулировании аксиом не следует недооценивать и роль науки) как элементарные положения, то принципы – это результат научной рефлексии, отражающий более высокий уровень правового мышления. Более того, выделение таких основополагающих общих «отправных идей, начал права», как свобода, равенство, собственность, можно связать с развитием теории естественного права и научным творчеством конкретных представителей философской и юридической науки: Д. Локка, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и др.

Аксиомы как элементарные основные истины о праве более отстранены (и относительно свободны) от политики и идеологии, и в этом смысле, как ни парадоксально, в большей степени выражают сущность самого права, взятого вне его «сиюминутного» существования, вырванного из гущи социальной жизни, решения ее проблем.

Отражая требования общечеловеческой морали, аксиомы более «живучи» и без заметных изменений могут переходить из одного исторического типа права в другой, играя важную роль в регулировании общественных отношений. Преемственность же принципов различных исторических типов права возможна лишь постольку, поскольку они выражают содержание аксиом.

По мнению диссертанта, это может быть объяснено тем, что аксиомы, представляя собой самые общие, исходные суждения о праве, принятые как элементарные истины, менее подвержены влиянию политики и идеологии и именно поэтому могут «наследоваться» правом, обеспечивая его преемственность. Принципы же более подвижны, они в большей степени отражают сущность и назначение права в конкретный исторический период. Они более «управляемы» с точки зрения приспособления их в интересах отдельных социальных групп. Вместе с тем ряд примеров не позволяет говорить об абсолютной «политической» нейтральности аксиом, т.к. справедливо и то, что каждая историческая эпоха формулирует свои правовые начала, которые принимаются в качестве аксиом.

Целесообразность соотнесения аксиом с презумпциями и фикциями на первый взгляд вызывает сомнения, поскольку аксиома определяется как очевидная, бесспорная истина, презумпции и фикции же относятся по своей логической природе к предположениям. Но, как было показано выше, правовые аксиомы лишь принимаются за истины, т.е. доля условного предположения в них все же присутствует, что делает возможным такое сопоставление.

Диссертант в целом согласен с выводами относительно соотношения аксиом, презумпций и фикций (О.А. Курсова). Его вкладом в исследование правовых предположений является идея о том, что отмечаемое некоторыми авторами сходство аксиом с презумпциями и фикциями основывается на использовании последних в роли аксиоматических положений.

В тех случаях, когда возникает необходимость подчеркнуть особую правовую ценность той или иной презумпции или фикции, когда существует потребность в твердом основании для принятия решения, а оно может быть сформулировано только в форме презумпции или фикции, когда содержание тех или презумпций и фикций желательно распространить на все аналогичные случаи и др., презумпциям и фикциям придается значение аксиом. Специфика юридического мышления и юридическая практика позволяют не смешивать два различных по природе явления, а решать ситуацию, придавая одному явлению значение другого. В качестве примеров приводятся презумпции невиновности и знания закона, а также фикция «The King can do no Wrong» («Король не может совершить никакого правонарушения». Это, в свою очередь, позволяет рассматривать правовую аксиому как функцию презумпций и фикций.

Вторая глава «Аксиомы в правовом мышлении, правовой науке и правоприменительной практике» посвящена рассмотрению специфики функционирования аксиом в различных плоскостях правовой действительности.

В первом параграфе «Аксиомы в правовом мышлении» исследуются специфика бытия аксиом как элементов правосознания и их роль в процессе правового мышления. Позиция диссертанта по данному вопросу основывается на положении о том, что аксиомы формируются в сознании человека в виде фигур логики вследствие многократного повторения практики. Однако в самой практической деятельности аксиом нет, они возникают в результате мыслительных операций. Их тесная связь с опытом заключается в том, что они не противоречат ему и никто не может опровергнуть их на основании собственного опыта, но сами они – продукт мышления. В связи с этим попытка всестороннего исследования аксиом будет неполной без рассмотрения их соотношения с мышлением, а применительно к предмету отражения – праву – без соотношения аксиом и правового мышления.

Для этого, прежде всего, следует решить вопрос об определении сущности явления, обозначаемого понятием «правовое мышление», тем более что многие аспекты этого сложнейшего феномена характеризуются исследователями неоднозначно. В самом общем виде под мышлением понимают целенаправленное, опосредованное и обобщенное отражение человеком существенных свойств и отношений вещей. Данная дефиниция требует конкретизации для выявления специфических свойств мышления, определяющих его как правовое.

С этой целью автором предпринята попытка обобщить и проанализировать существующие в юридической науке точки зрения по данному вопросу, объединив их в три группы: особенности содержания правового мышления, его субъектов и форм («внешнего оформления»), логических операций, проводимых по отношению к праву.

Спектр мнений относительно понимания содержания, субъектов и форм правового мышления, чрезвычайно широк. Объясняется это тем, что многие его аспекты носят далеко не очевидный характер. Прежде всего, это относится к самому понятию правового мышления. Диссертант исходит из общепризнанной философской трактовки мышления как активного процесса отражения объективного мира в понятиях, суждениях, теориях и т.п., связанного с решением тех или иных задач, с обобщением и способами опосредствованного познания действительности. Мышление, таким образом, в самом общем виде есть не что иное, как работа сознания.

Правовое сознание – это своего рода «срез» сознания, имеющий предметом отражения, прежде всего, право, законодательство, субъективные права и юридические обязанности и др. Оно неоднородно и в зависимости от уровня, глубины, выделяют обыденное, профессиональное и доктринальное правосознание. Поскольку мышление есть активный процесс отражения мира, процесс функционирования сознания, то это справедливо и по отношению к правосознанию для всех его видов. Следовательно, отказывать в статусе правового процессу восприятия и осмысления права на обыденном уровне вряд ли обоснованно. Каждый человек в своей жизни в той или иной степени сталкивается с правом, становится участником правовых отношений. В процессе этого у него формируются определенные правовые знания, оценки, отношение к праву: к тем или иным законам, своим правам и обязанностям. Реализуя собственные интересы, он неизбежно вынужден соотносить свое поведение с требованиями закона, закрепленными в нем правами  и интересами других субъектов права.

Таким образом, процесс восприятия права, его оценки и учет его требований в повседневной жизни есть не что иное, как процесс правового мышления – мышления на обыденном (социально-правовом. – А.Э. Жалинский) уровне. Каждому виду правосознания соответствует тот или иной тип правового мышления.

Относительно встречающегося в юридической литературе утверждения о том, что правовое мышление – это мышление все же профессионального уровня, требующее специфических навыков, образования, системы знаний и того, что называют складом ума, диссертант полагает, что в данном случае происходит не вполне обоснованное смешение понятий «правовое» и «юридическое». Несмотря на то, что в определенных случаях эти термины употребляются как синонимы, разница между ними весьма существенна. Первое понятие значительно шире второго, отражающего главным образом догму права и действующее законодательство. В этом смысле следует различать правовое мышление, охватывающее «работу» всех видов правосознания: обыденного, профессионального и научно-теоретического, – и собственно юридическое мышление, включающее два последних.

Таким образом, особенности правового мышления проявляются при применении различных подходов к его рассмотрению (философского, психологического, социального) и выражаются в его различных аспектах:

1) специфическом предмете отражения – социально-правовая действительность;

2) направленности на решение специфических задач, которые ставятся перед субъектом правового мышления: регулирование общественных отношений правовыми средствами при использовании возможностей и ценностей права;

3) психологических особенностях (формах, способах) мышления: оперирование юридической терминологией, дефинициями и конструкциями, меньшая эмоциональность, конкретность, четкость, логичность. Хотя при этом нельзя полностью исключать и иррациональные, творческие моменты, обозначаемые исследователями как правовое чувство, интуиция и др. (А.И. Овчинников);

4) необходимости соблюдения общеобязательных правил при решении юридических мыслительных задач (А.Э. Жалинский). 

Тип мышления – наиболее общий критерий подразделения мыслительной деятельности. Вместе с тем по отношению к правовому мышлению можно говорить и о стиле мышления. Последнее понятие в юридической литературе разработано недостаточно, несмотря на довольно широкое его распространение в отечественной литературе.

По мнению автора, понятие стиль следует понимать в широком и узком смысле. В широком смысле оно охватывает особые способы и приемы правового мышления, обусловленные предметом отражения и характером решаемых задач, отличающих его от экономического, политического и других типов мышления.

В узком смысле – это способы и приемы мышления, зависящие от особенностей исторического развития, системы источников права и др.

В диссертации стиль мышления понимается как сущностная характеристика правового мышления, выражающаяся в способе восприятия и интерпретации правовых явлений, а также в видении социальных явлений сквозь «призму права». Его специфика проявляется в составе и глубине правовых знаний, убеждениях, степени эмоциональности восприятия права и принятия решений в правовых ситуациях, алгоритмах мыслительной деятельности: в интеллектуальных технологиях, стереотипах мышления, порядке оперирования юридическими терминами, конструкциями и др., навыках анализа и решения правовых ситуаций (задач).

Наиболее характерным признаком стиля мышления в широком смысле и одновременно основным требованием к нему является логичность. Мышление вообще не может быть нелогичным, поскольку осуществляется на основе специфических процессов обобщения, выходящих за рамки чувственного отражения и представляющих собой опосредованное отражение действительности, и выражается в логических категориях: понятиях, суждениях, умозаключениях, теориях, концепциях, законах. Мыслительная деятельность юристов, естественно, также протекает в известных формулах логического мышления. При этом в связи понятий, в субъективной логике, логике мышления отражается объективная логика – связь процессов объективного мира, своего рода «логика вещей». Таким образом, необходимо выяснить, существует ли в праве своя собственная, особая, логика, обусловленная спецификой предмета отражения. По этому вопросу в юридической литературе высказаны две крайние точки зрения. Одни авторы не признают существования в сфере права особой правовой логики (В. Кнапп и А. Герлох), другие, напротив, полагают, что для права свойственна собственная логика (В.П. Казимирчук, В.Н. Кудрявцев, Ю.Е. Пермяков, Н.А. Власенко, В.Е. Жеребкин и др.).

Диссертант, разделяя последнюю точку зрения, считает, что специфика логики права заключается в своеобразии проявления диалектической и формальной логик, обусловленном характерными чертами права как особого социального явления, его сущностью и типом. Наряду с этим следует признать вполне обоснованным и мнение о том, что «применяемая в праве логика идентична всякой другой логике. При этом следует помнить о границах применения логики, которая не может дать полного ответа на многочисленные вопросы, решаемые посредством права.

Далее в работе анализируется соотношение аксиом и стереотипов. Применительно к исследованию мыслительной деятельности они в определенной степени близки, т.к. представляют собой некую матрицу, образец, т.е. упрощенный, схематичный вариант принятия решений. И аксиомы, и стереотипы нелегко изменить. Различие же их коренится в том, что сущностным признаком аксиом является их истинность, в то время как стереотип изначально возникает на основе неполного или ложного знания о мире. Вероятно, поэтому, стереотип в отличие от аксиомы, как правило, имеет негативную эмоциональную окраску. Часто стереотипом называют «устаревшую», потерявшую актуальность аксиому, например: «государство – машина для подчинения одного класса воле другого», «общественное – выше личного» и др.

Попытка определить место и роль аксиом в правовом мышлении, предпринятая в настоящем параграфе, позволяет сформулировать следующие выводы:

1. Вследствие особой сложности феномен правового мышления нуждается в специальном исследовании, без которого вопрос о правовых аксиомах не может быть раскрыт полностью.

2. Специфика правового мышления проявляется в предмете отражения, его субъектах, формах отражения и стиле правового мышления.

3. Правовые аксиомы присущи правовому стилю мышления так же, как точность, ясность, логичность.

4. Каждому стилю правового мышления присуща связь с аксиомами определенной группы: для обыденного стиля характерно оперирование аксиомами как очевидными истинами, когда последние в большей степени (ассоциируются) являются выражением требований здравого смысла (что, впрочем, имеет под собой известные основания – ведь в большинстве случаев правовые требования согласуются с требованиями здравого смысла, что подтверждается житейским опытом).

В рамках профессионально-эмпирического стиля используются главным образом аксиомы права и неправовые аксиомы, приобретающие юридическое значение для решения конкретных жизненных ситуаций.

Научно-теоретическому стилю мышления наряду с вышеупомянутыми аксиомами свойственны и аксиомы науки права. К тому же именно этому стилю правового мышления последние обязаны своим существованием.

5. Наличие правовых аксиом предопределено логичностью правового мышления, стремлением к четкости, упорядоченности, определенности, непротиворечивости.

6. Аксиомы правового мышления – логические формулы, выступающие в качестве: 1) средств упорядочивания последовательности каких-либо юридически значимых действий в целях успешного решения поставленной мыслительной задачи; 2) блока информации, обладающего определенной истинностью, ценностью и аргументационной силой, организационным и программирующим воздействием на ход мыслительной деятельности.

Таким образом, в наиболее общем значении аксиомы правового мышления представляют собой инструмент (средство) решения мыслительных задач в области правовой действительности.

Во втором параграфе «Аксиомы науки права» обосновывается наличие в правовой науке относительно самостоятельной группы правовых аксиом, выясняются их особенности и роль в научно-теоретическом осмыслении правовой действительности.

Правовая наука обладает собственными аксиомами и именно здесь последние максимально сохраняют свое первоначальное значение научной категории, хотя при этом им присуща определенная специфика. 

В диссертации сделана попытка установить, в каких формах организации научного знания и на каких уровнях науки «находят применение» правовые аксиомы. При этом автор обращает внимание на то обстоятельство, что в настоящее время отсутствует общее четкое представление об уровнях структуры научного знания, ибо, как справедливо отмечается в литературе, сегодня в правоведении существует монотеоретическое представление о структуре правового знания, в соответствии с которым юридическая наука мыслится системой логически упорядоченных и синхронно развивающихся теорий. Такое представление не только упрощает, но и значительно обедняет структуру правового знания. Иные формы и структуры научного знания («парадигма», «исследовательская программа», «стиль научного мышления»), которые активно обсуждаются в философии, в правоведении как бы «не замечаются» (В.М. Баранов).

Анализ юридической литературы свидетельствует, что понятие «аксиома» встречается (употребляется) по отношению ко всем уровням и формам организации – от теории до парадигмы.

Обобщение существующих точек зрения относительно места аксиом в структуре научного знания показывает, что основная масса авторов считают основными признаками аксиом в научном правовом знании: 1) их наличие на всех уровнях научного исследования, всех форм организации научного знания; 2) их роль в качестве основных, исходных положений и одновременно результата продукта научной деятельности.

Если исходить из логики научного исследования, то здесь нет противоречия. В непрерывном процессе теоретико-правового познания выработанные на определенном этапе научных исследований положения становятся аксиомами для исследований иного, более высокого, уровня, обеспечивая, таким образом, развитие теоретико-правовых исследований и их преемственность.

Далее рассматривается аксиома в теории – наиболее развитой и исследованной форме организации научного знания. Научная теория представляет собой целостную и логически согласованную систему, дающую всеобъемлющее представление о существенных свойствах, закономерностях, а также связи определенного явления или области действительности.

На основе существующих в науковедении критериев автор характеризует правовые теории как содержательные, недедуктивные описательные теории, которые не могут быть аксиоматизированы. Вместе с тем, несмотря на специфику теорий гуманитарных наук, к ним в целом предъявляются общие формально-логические требования: теория должна быть внутренне непротиворечивой, большинство выводов следует получить по правилам дедуктивной логики; исходные посылки теории должны быть независимы друг от друга и обладать наибольшей логической силой.

Автор полагает, что при использовании любых методов построения теории сначала всегда выявляются наиболее общие понятия и положения, с помощью которых приводится в систему все наличное знание.

Таким образом, аксиомы являются не только элементом теоретического базиса, но наряду с другими предположениями и допущениями важнейшим этапом построения теории, отображающим логику ее развертывания. Следует подчеркнуть, что аксиомы необходимы именно как базис, основания для выведения основных положений теории.

В этом смысле свойства аксиом точных наук частично совпадают с аксиомами правоведения. Так, существование аксиом теорий всех наук объективно обусловлено. Если в процессе получения научного знания доказывать все положения, необходимые для дальнейших выводов, этот процесс станет бесконечным. Отсюда вытекает необходимость выбора некоторых утверждений, которые принимаются за истинные и исходные для построения какой-либо теории и поэтому в рамках системы принимаются без доказательств.

При рассмотрении правовых аксиом в логико-методологическом аспекте характерным является то, что аксиомы правовых теорий не так явно выражены, как в математических науках. Нередко они, хотя и подразумеваются, точно не формулируются и не выделяются, особенно, когда теория еще только складывается. Они раскрываются в ходе дальнейшего исследования и обоснования теории. Логическая структура теории при таком изложении остается неясной, а само изложение – не всегда упорядоченным и систематичным. Перечисление аксиом какой-либо теории, как правило, не является обязательной структурной частью анализа и обсуждения ее представителями научного сообщества. В качестве исключения можно назвать аксиомы классической парадигмы правосознания в рамках дискуссии по данному вопросу (А.И. Овчинников).

Другой особенностью аксиом в правовой науке является то, что при  их выборе в процессе построения правовых теорий особо велика роль субъективного фактора. Как известно, выбор того или иного положения в качестве аксиомы осуществляется субъектом науки – ученым и зависит от многих обстоятельств.

Для продолжения выяснения специфики аксиом науки права следует еще раз подчеркнуть, что из всех правовых аксиом они в наибольшей степени «приближены» к определению аксиом в их строго научном, логико-математическом значении, что предопределяет и отграничение их от аксиом в общеупотребительном значении.

Так, в отношении аксиом правоведения признаки истинности и общепризнанности нельзя признать безоговорочно. Вопрос об истинности аксиом (постулатов) теории права не решается однозначно. Высказывается мнение, что современная теория государства и права сегодня остается наукой достаточно консервативной, несовершенной, затеоретизированной и, как следствие, во многих своих постулатах неистинной, хотя за этим и следует оговорка о том, что абсолютная истина в политико-правовых исследованиях недостижима.

Относительно общепризнанности следует отметить, что большей частью аксиомы науки права не могут быть не только общеприняты, но и общеизвестны в силу сложности и специфики юридической науки, специальной юридической терминологии и юридической логики, требующей специального образования и подготовки. Таким образом, аксиомы науки права могут быть приняты лишь сообществом ученых-юристов, где они выполняют не только логико-гносеологическую функцию, но и являются средством воспитания новых поколений ученых, складывания школ, обусловливая одинаковое восприятие правовой действительности.

Аксиомы науки права отличаются от других правовых аксиом и по способу возникновения. Принято считать, что аксиомы складываются в результате обобщения многовекового опыта общественных отношений и взаимодействия человека с окружающей средой. Относительно аксиом юридической науки это верно лишь «в конечном счете», поскольку всякая научная теория вызвана к жизни некоторой практической необходимостью, противоречиями между реальными явлениями и существующим в настоящий момент времени их научным объяснением. Однако, строго говоря, аксиома юридической теории – плод интеллектуальных, творческих усилий ученого, не почерпнутый непосредственно из жизни, а в значительной степени дистанцированный от нее.

Особенностью аксиом правоведения является и то, что подавляющее число положений науки принимается за истинные не на уровне чувственного восприятия и не отдельно от других истин, а на уровне логического мышления, в связи с другими истинами, т.е. путем доказательств. В этом смысле применительно к гуманитарным наукам очень часто понятие «доказанные ранее положения науки» тождественно понятию «аксиома».

Аксиомы правовой теории отличаются и по сроку (времени) своего существования. Поскольку научные знания отражают меняющуюся действительность, исследователи периодически вынуждены пересматривать старые понятия и принципы и вносить изменения в содержание и структуру своих исследований, способы и методы работы. Поэтому аксиомы не могут быть раз и навсегда данными, исчерпывающими все богатство развивающейся содержательной теории. В связи с этим нельзя не согласиться с мнением о том, что «юрист должен понимать: то, что раньше казалось постулатами, аксиомами, сегодня в любой момент может подвергнуться сомнению и модификации. Он должен уметь «держать руку на пульсе» современных быстро меняющихся концепций. То, что сегодня воспринимается как норма, завтра, возможно, будет предано забвению или рассматриваться как заблуждение» .

Специфика аксиом правоведения не может не отразиться и на характере общих требований, предъявляемых к ним с точки зрения формальной логики, а именно непротиворечивости, независимости и полноты. По отношению к аксиомам правовой науки эти требования не всегда выполнимы.

Таким образом, аксиомы правоведения, как и других гуманитарных наук, сохраняют сходство с аксиомами точных наук лишь в самых общих чертах, обладая при этом значительным своеобразием. В логико-методологическом плане они представляют собой элемент теоретического базиса научных теорий – основные, исходные положения, необходимые для построения данной теории, а в содержательном – исходные положения теории, фиксирующие основные связи и отношения между основными понятиями.  

Еще более значительным своеобразием аксиомы правоведения обладают по сравнению с аксиомами в их общеупотребительном значении, поскольку не являются ни абсолютно истинными, ни безусловно общепринятыми, ни бесспорно очевидными.

Предметом исследования третьего параграфа «Аксиомы права (на примере аксиом уголовного права и уголовного процесса)» являются конкретные формы проявления аксиом и способы их законодательного закрепления. Диссертант отмечает, что круг этих аксиом четко не определен, поскольку отнесение тех или иных суждений к таковым во многом зависит от воли законодателя и впоследствии – от их трактовки субъектами правоприменения (правореализации). Они выражаются в общеправовых и отраслевых принципах, фиксируются в нормативных правовых актах, внедряются в общественное сознание посредством научной и научно-методической литературы, произведений искусства. Их можно классифицировать, по крайней мере, по двум основаниям: 1) аксиомы общеправовые, межотраслевые и отраслевые; 2) аксиомы материального и процессуального права.

В специальной литературе более основательно и детально были исследованы аксиомы гражданского процесса (Н.А. Чечина и А.А. Ференс-Сороцкий). Гораздо менее исследованными остались аксиомы уголовного права и уголовного процесса, хотя их анализ не менее актуален, поскольку в силу ряда обстоятельств уголовное право и процесс и связанные с ними проблемы всегда вызывали серьезный практический интерес.

При анализе аксиом уголовного права и процесса принципиально важным является использование в качестве критерия «аксиоматичности» основных идей и направлений, определяющих уголовную политику и форму (вид) процесса. Так, инквизиционный процесс, принятый в императорском Риме, Германии XVI–XVIII вв., в России в период абсолютизма, характеризуют презумпция виновности, трактовка обвиняемого в качестве объекта судебного процесса, абсолютный приоритет «признания собственной вины» перед другими видами доказательств, применение пыток, тайный и письменный характер судопроизводства. Состязательный процесс, распространявшийся в странах континентальной Европы начиная с периода буржуазных революций, строился на совершенно иных принципах.

В уголовном праве, принцип, закрепленный в ч. 2 ст. 6 УК РФ: «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление», а также положения о недопустимости объективного вменения (ч. 2 ст. 5 УК РФ) и применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК РФ) не всегда имели значение аксиом. Более того, в рабовладельческом и феодальном праве аксиомами считались утверждения, прямо противоположные двум первым. Относительно принципа аналогии следует отметить, что его отмена в 1958 г. свидетельствовала о переходе к иному, чем прежде, пониманию законности в советском обществе в период хрущевской «оттепели».

Не претендуя на детальную и полную характеристику аксиом уголовного процесса, автор полагает, что нельзя не упомянуть о трех наиболее известных аксиоматичных суждениях, выраженных в презумпциях: знания закона, истинности вступившего в законную силу приговора суда и невиновности.

Презумпция знания закона, или «номологическая презумпция»

(З.М. Черниловский), убедительно характеризует такое качество аксиом, как их относительность в том смысле, что кто-то может принимать определенное суждение как аксиому, а кто-то отказывать ему в этом качестве. Презумпция знания закона («никто не может отговариваться незнанием закона») непосредственно законодательно не закреплена, однако косвенно ее смысл можно вывести из ч. 3 ст. 15 Конституции РФ.

Особую роль в характеристике аксиом права играет презумпция невиновности. Анализ формы ее раскрытия (выражения) ярко и полно характеризует аксиомы права: 1) как многоаспектные явления, что находит отражение в их сложной юридической природе; 2) как явления, которым присущи одновременно основные, сущностные признаки аксиом в их общеупотребительном смысле (общеизвестность, истинность, очевидность), а также относительность перечисленных качеств, свойственная правовым аксиомам; 3) как элементы, гарантирующие справедливость уголовного процесса, его беспристрастность; 4) как компоненты права, обеспечивающие его преемственность; 5) как примеры особого соотношения аксиом и принципов, обнаруживающие большую «политизируемость» последних.

Презумпция невиновности, известная еще римскому праву: «Каждый неосужденный рассматривается правом как невиновный», в отечественном законодательстве получила нормативную фиксацию только в 1989 г., когда в Основах законодательства о судоустройстве появилась специальная статья (ст. 14), озаглавленная «Презумпция невиновности», а в ней – четкая формулировка этого принципа, раскрывающего его содержание. В настоящее время презумпция невиновности закреплена в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ.

Даже очень короткая история презумпции невиновности подтверждает точку зрения о «сквозном» характере некоторых аксиом, существующих на протяжении длительного периода времени, хотя и не всегда «активированном» в «рабочем» качестве. Кроме того, она красноречиво характеризует и такой указанный выше аспект «соотношения» аксиом и выражающих их принципов, как большая «политизируемость» последних. Предположение о невиновности в определенном смысле аксиоматично: оно не истинно, но не требует доказательств и служит в качестве исходного положения.

Аксиома «Каждый неосужденный рассматривается правом как невиновный», базируясь на ст. 49 Конституции РФ, УПК РФ, имеет значение не только процессуального, но и материально-правового принципа. Она закреплена в ст. 14 УПК РФ, состоящей из 4 частей, содержание которых конкретизирует конституционные предписания, поскольку распространяет действие презумпции и на обвиняемого, и на подозреваемого; не только освобождает обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность, но и возлагает бремя доказывания на обвинителя; устанавливает, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Нормы ст. 14 УПК РФ формулируют принцип презумпции невиновности и раскрывают его положения, некоторые из которых также трактуются как аксиомы, однако имеют «вспомогательное», «восполнительное», значение, раскрывая содержание (суть) основной аксиомы.

В частности, положения ч. 2 указанной статьи содержат аксиому «В случае сомнения – в пользу обвиняемого», а ч. 3 – «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». Последнее раскрывается также с помощью положений об «уважении чести и достоинства личности», закрепленного в ч. 2 ст. 9 УПК РФ, и правила, согласно которому признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК РФ).

Анализ форм и способов законодательного закрепления аксиомы презумпции невиновности указывает: 1) на отсутствие каких-либо однозначных, четких закономерностей в закреплении аксиом в праве; 2) тесную связь аксиом между собой; 3) отсутствие их постоянной, раз и навсегда данной иерархии. Так, аксиома, закрепленная в ч. 2 ст. 14 УПК РФ, одновременно может быть использована для раскрытия содержания другой аксиомы «Все, что человек делает для защиты самого себя, считается сделанным законом».

Для более полного анализа аксиом права, выявления их характерных признаков целесообразно рассмотреть и пример того, как общеправовые аксиомы, конкретизируясь в отраслевых принципах, утрачивают свои свойства. В этом качестве выступает третья из названых выше аксиом – аксиома истинности вступившего в законную силу приговора суда, закрепленная в ст. 90 УПК РФ «Преюдиция».

Первая часть данной нормы воспроизводит содержание аксиомы «Судебное решение должно приниматься за истину». Однако вторая часть («если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда») опровергает ее аксиоматичность, поскольку следование аксиоме не может ограничиваться какими-либо условиями.

По своей юридической природе указанный принцип является презумпцией, исходящей из того, что в подавляющем большинстве случаев вступившие в законную силу приговоры действительно являются истинными и сохраняют свою силу. Поэтому, если при производстве по конкретному делу то или иное обстоятельство установлено вступившим в законную силу приговором по другому делу, оно может считаться установленным и по данному делу. Однако требования справедливости судебного решения, его беспристрастности делают необходимым ограничение действия данного принципа, если у суда появляются сомнения.

Далее в работе анализируются аксиомы-принципы состязательного процесса (несменяемость судей, равенство сторон, свободная оценка доказательств, презумпция невиновности и др.). Эти принципы – результат развития состязательного процесса, они выражают его основные идеи, сущность. С течением времени их стали воспринимать как самоочевидные, не нуждающиеся в доказательствах истины, т.е. аксиомы. Их отличие от аксиом заключается в том, что они были сформулированы гораздо позже, чем аксиомы, содержащиеся в сентенциях древнеримских юристов. Это подтверждает справедливое мнение о том, что каждая историческая эпоха вырабатывает свои аксиомы.

В России долгое время эти принципы оставались лишь идеями. Сегодня можно наблюдать, как данные идеальные элементы правосознания не только определяют содержание уголовно-процессуальных принципов, но и, будучи закрепленными в нормативных правовых актах, получают реализацию, «работают» на практике, способствуя, таким образом, совершенствованию уголовного судопроизводства, приближению его к стандартам, выработанным многовековой судебной практикой других государств.

Диссертант обращает внимание на то, что в аксиомах права осуществляется преемственность развития от одного исторического типа к другому. Поэтому даже утратившие актуальность, отступившие на второй план аксиомы не теряют своего значения окончательно, не исчезают совсем. Вследствие противоречивости правового мышления, они проявляются, в частности, в стереотипах и уже «отживших свое» представлениях о задачах и принципах уголовного судопроизводства.

Анализ положений, относящихся к уголовному процессу и имеющих аксиоматический характер, позволяет сделать ряд выводов о формах фиксации и законодательном закреплении аксиом: 1) аксиомы права в отличие от аксиом в их строго научном понимании связаны между собой, их содержание может частично или полностью «перекрывать» друг друга; 2) они не находятся в строгой иерархии; 3) содержание приведенных в качестве примеров аксиом выражается в принципах и презумпциях и имеет разнообразные формы законодательного закрепления.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются основные выводы работы.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

1. Масленников, А.В. К вопросу о значении понятия «правовые аксиомы / А.В. Масленников // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2006. – № 3. – 0,4 п.л.

2. Масленников, А.В. Аксиомы в правовом мышлении / А.В. Масленников // Современная наука: тенденции, перспективы развития: сб. науч. тр. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006. – 0,2 п.л.

3. Масленников, А.В. Аксиомы уголовного процесса / А.В. Масленников // Юридическая наука в трудах молодых ученых: сб. науч. тр. / ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2004. – 0,2 п.л.

4. Масленников, А.В. Правовые аксиомы: учеб. пособие / А.В. Масленников, Т.Е. Зяблова; ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006. – 3 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет 3,8 п.л.

 

 

 

 

 

 

Усл. печ. л. 1,39.  Уч. изд. л. 1,42. Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний»



 

Баранов В.М. Концепция законопроекта. Н. Новгород, 2003. С. 175.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.