WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РАЗВИТИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА РОССИИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

 

На правах рукописи

ЛЯДАЩЕВА-ИЛЬИЧЁВА Марина Николаевна

 

РАЗВИТИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА РОССИИ

XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА

Специальность 12.00.01 — “Теория и история права и государства;

история правовых учений”

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Саратов 2002


Диссертация выполнена на кафедре истории государства и права Саратовской государственной академии права

Научный руководитель- доктор юридических наук, доцент

И.В. Архипов

Официальные оппоненты  - доктор юридических наук, профессор

И.Ю. Козлихин,

доктор юридических наук, профессор

А.С. Смыкалин

Ведущая организация —— Саратовский юридический институт МВД России.

Защита диссертации состоится 18 июня 2002 г в 14 ч. на заседании диссертационного совета Д-212.239.02 в Саратовской государственной академии права по адресу: 410056, г. Саратов, \л Чернышевского, 104, ауд.2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной академии права.

Автореферат разослан “ / у ” i. : '. С' .     2002 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор,

академик РАЕН                                                                                                  И.Н. Сенякин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. С начала 90-х годов XX в. Россия взяла курс на строительство правового государства, гражданского общества и восстановление рыночных отношений. Ориентиром для преобразований стали западные государственно-правовые институты, но российская правовая модернизация дала как позитивные, так и проблемные результаты. На современном этапе остро ощущается потребность в формировании национальной концепции правовой политики России, что в свою очередь актуализирует необходимость обращения к отечественному государственно-правовому опыту. Современные попытки правовой модернизации предпринимаются так же, как и в XIX - начале XX века, на основе развития рыночных отношений. Соответственно опыт развития отечественного гражданского права в целом и обязательственного права в частности вызывает значительный теоретический и практический интерес. Именно обязательственное право является наиболее концентрированным юридическим выражением рынка, поскольку определяет динамику имущественных отношений Однако до настоящего времени обязательственное право России XIX - начала XX века не было объектом монографических ис-торико-правовых исследований, в то время как подобные исследования могли бы дать ориентиры для современной законодательной политики и восполнить значительный пробел в историко-правовой науке.

Цель исследования — комплексное изучение обязательственного права России XIX - начала XX века. Для достижения поставленной цели предполагалось решение следующих задач: 1) выявление общих закономерностей и особенностей развития данной подотрасли права;

2) анализ процесса ее систематизации; 3) реконструкция соотношения формальной системы, обязательственного права и системы, основанной на правовом обычае, а также правоприменительной деятельности как фактора, корректирующего регулятивные возможности законодательства.

Объектом исследования явилось обязательственное право России XIX - начала XX века. Будучи одной из самых подвижных подотраслей гражданского права, оно отражало многочисленные попытки модернизации российской правовой системы, неоднократно предпринимавшиеся на протяжении этого периода.

Предметом исследования были законодательная политика Российского государства, деятельность органов государственной власти по систематизации отечественного законодательства и обычного пра-


4

ва, а также правоприменительная деятельность как фактор, дополняющий законодательное регулирование.

Хронологические рамки исследования определены поставленными задачами. За начало отсчета принято начало XIX в., т.к. в этот период рыночные отношения в России достигли такого уровня развития, который требовал соответствующих изменений социально-политической структуры общества и правовой системы. Гражданское право и его подотрасль — обязательственное право, тесно связанные с процессом развития рыночных отношений, реагировали на потребности рынка в первую очередь. Однако в России сохранились значительные пережитки традиционных экономических отношений, поэтому сложный и противоречивый процесс приспособления обязательственного права к запросам рыночных отношений не получил своего логического завершения вплоть до октября 1917 г.. принятого за конечную дату исследования. Революционные события, разрушившие сословный строй и приведшие к свертыванию гражданского оборота, свидетельствовали о новом этапе развития отечественного права. Исследование развития обязательственного права России неизбежно вывело диссертанта за хронологические рамки исследования к Соборному Уложению 1649 г. как основному источнику права, действовавшему вплоть до 1833 г. и непосредственно повлиявшего на дальнейшее развитие права в XIX - начале XX века.

Методологической основой диссертации является диалектический метод познания. В основе исследования лежит принцип научной объективности, предполагающий учет всей совокупности фактов, повлиявших на развитие обязательственного права России. Объект исследования рассматривается через призму теории органического развития и теории модернизации, что предполагает системный подход к исследованию, а также применение таких методов познания, как синергетиче-ский, интегративный, исторический, сравнительный, анализа и синтеза и другие, которые позволяют исследовать право как составной элемент общества в процессе его самоорганизации.

Теоретическая основа исследования. Юристы первой половины XIX в., изучавшие историю права, рассматривали его как явление общественной жизни, тесно связанное с другими явлениями российской действительности (Д.И. Мейер, В.Н. Лешков, И.В. Платонов и др.). Процесс развития отечественного права виделся ими как органический, т.е. сохраняющий преемственность в эволюции принципов, содержания и юридических форм. При этом юристы-историки признавали в отдельных случаях неизбежность и необходимость заимствований

из законодательств других государств, но до 60-70-х годов XIX в. исследования в этом направлении не проводились. Со второй половины

XIX - начала XX века на фоне проблемы кодификации права возникает острая необходимость практически решить вопрос о степени использования западно-европейского опыта в построении национальной системы права (Г.Ф. Шершеневич, К. Анненков, В.И. Синайский и др.), но предпринятая в конце XIX в. попытка модернизации гражданского права показала пределы заимствований, и юридическая наука вновь стала придерживаться идеи сохранения преемственности развития права (К. Кавелин). В советском обязательственном праве преемственность фактически сохранилась (Т.Е. Новицкая), хотя научная литература ее отвергала. В исследованиях, носивших историко-правовой характер, в первую очередь учитывались политические аспекты правовой проблематики (А.Г. Горин, М.В. Сидорчук и др.), что неизбежно приводило к суждениям, не принимавшим во внимание факторы взаимодействия экономики, политики, права и культуры.

Зарубежных историков-юристов также интересовали вопросы общих закономерностей развития права в России. Исследуя советское право, они находили связь его с дореволюционным правом (У.Э. Бат-лер). В наиболее значимых отечественных работах начала 90-х годов

XX в., посвященных истории русского права XIX - начала XX века, вопросы самобытности и заимствований специально не исследовались'. В современной общетеоретической и историко-правовой науке продолжается изучение закономерностей развития отечественного права и ставится вопрос о соотношении преемственности и заимствования западно-европейского правового опыта. По-видимому, для того, чтобы решить этот вопрос, необходимо изменить критерий научного исследования.

В юридической науке возрождается отношение к праву как к явлению общественной жизни. В рамках этого подхода И.В. Архиповым рассмотрены проблемы развития торгового права и коммерческого судопроизводства XIX - начала XX века через призму правовой модернизации и сделан акцент на активном использовании западноевропейского правового опыта. В.А. Летяевым предложена концепция генетической преемственности между римским правом и гражданским правом России XIX - начала XX века, проявившейся не только непо-

_____________________________________________

' См.: Развитие русского права в первой половине XIX- начала XX века / Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М., 1994; Развитие русского права во второй половине XIX - начала XX века / Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М., 1997.


средственно, но и через заимствование правового опыта Западной Европы, что было вызвано потребностью дальнейшего развития действующего законодательства. Н.В. Акчурина, наоборот, анализируя работы юристов-историков XIX в., придает особое значение самобытности и самостоятельности права России, хотя и не отрицает влияния западно-европейского правового опыта. Таким образом, в юридической науке складываются два взаимодополняющих подхода исследования истории права России (с точки зрения теории модернизации и с точки зрения теории органического развития), позволяющие говорить о формировании “общей теории развития отечественного права”. Указанные концепции использовались в качестве методологических

ориентиров исследования.

В диссертации проанализирована историография проблемы, в результате чего выявлены следующие моменты:

отсутствие комплексных историко-правовых исследований по данной теме;

рассмотрение обязательственного права России дореволюционной

наукой гражданского права преимущественно с формально догматических позиций (К. Анненков, В.И. Синайский, A.M. Гуляев и др.);

общий недостаток историко-правовых исследований — обособленное изучение развития закона, судебной практики и обычного права (К.А. Неволин, Е. Якушкин), хотя дореволюционные юристы рассматривали развитие закона и обычного права сначала в их историческом развитии, затем с формально-догматических позиций (Ю.С. Гамбаров,

А.Д. Градовский и др.);

отсутствие подкрепления архивными материалами большинства

выводов исследователей проблем систематизации гражданского законодательства, снованных на официальных публикациях М.М. Сперанского (С.В. Пахман, Г.Ф. Шершеневич, М.М. Винавер и др.);

противоречивость мнений в юридической и исторической литературе по поводу закономерностей развития отечественного права России, его принципов, формы и содержания (Г.Ф. Шершеневич. В.О. Ключевский, С.В. Пахман, М.М. Винавер, В.И. Синайский, Л. Кассо, А. Корнилов, Т.К. Бонташ, Т.Е. Новицкая, В.А. Летяев, М.В. Сидорчук, А.Г. Горин, Б.М. Миронов, Э. Аннерс и др.), вызванная отсутствием комплектных исследований Соборного Уложения 1649 г., проектов М.М. Сперанского 1809-1825 гг., Свода гражданских законов Российской империи 1833 г. и проекта Гражданского уложения 1899-1914 гг.;

отсутствие в юридической литературе XIX- XX вв. попыток проследить эволюцию смысловой нагрузки основополагающих принци

пов, повлиявшей на форму и содержание законодательства, и определить его соотношение с судебной практикой и обычным правом;

отсутствие единства взглядов в оценке судебной практики в качестве источника права (И.П. Оршанский, В.И.Сергеевич, А.Д. Градовский, Е.В. Васьковский и др.);

отсутствие единства взглядов в оценке соотношения самобытного и заимствованного в развитии отечественного права (М.М. Сперанский, Л. Кассо, A.M. Гуляев, Г.Ф. Шершеневич, К. Анненков, В.А. Тархов, Т.Е. Новицкая, Н.В. Акчурина, И.А. Емельянова, В.А. Летяев и др.);

отсутствие периодизации развития обязательственного права России в связи с невыработанностью приемлемого критерия развития отечественного права в целом.

Источники исследования можно условно разделить на три группы: 1) нормативно-правовые акты; 2) материалы официального делопроизводства; 3) дневники, воспоминания, публицистика. Основными источниками явились Соборное Уложение 1649 г., общеимперские законодательные акты, сосредоточенные преимущественно в Полном собрании законов (ПСЗ) и Своде законов Российской империи (СЗ РИ, т. IX, ч. 1; т. X). К нормативным источникам исследования необходимо отнести прежде всего кассационную практику Сената — решения его IV Гражданского кассационного департамента, восполнявшие пробелы действующего законодательства. Значение обычного права как источника исследования определялось тем, что именно оно регулировало обязательственные отношения большей части подданных России (крестьян).

Особый интерес для исследования представляют архивные материалы фонда Комиссии составления законов 1804-1825 гг. (ф. 1260), фонда Второго отделения с. е. и. в. канцелярии (ф. 1261), фонда Министерства юстиции (ф. 1405) и фонда Кодификационного отдела (ф. 1155). Среди архивных источников личного происхождения следует выделить фонд М.М. Сперанского (ф. 731) и фонд К.Г. Репинского (ф. 637) отдела рукописей Российской национальной библиотеки, содержащие записи, планы, проекты по проблемам систематизации законодательства первой половины XIX века. В качестве вспомогательных источников были проанализированы дневники, письма, воспоминания и периодические издания рассматриваемого периода, но они содержали лишь отрывочные сведения по рассматриваемым проблемам.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней представлена разработанная на основе системного подхода концепция органического развития обязательственного права России XIX - начала XX века,


выявлены закономерности, определявшие в процессе систематизации меру заимствований из римского права и западно-европейского законодательства.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В качестве критерия развития обязательственного права России предлагается использовать основополагающие принципы отечественного законодательства. Наряду с господствующим принципом сословных привилегий и ограничений уже в Соборном Уложении 1649 г. просматриваются идеи юридического равенства сторон в обязательствах и свобода договора, которые во второй половине XVIII - начале XIX века становятся субсидиарными принципами гражданского законодательства. К началу XIX в. из обычного права в закон проникает идея опеки одного сословия над другим, направленная на смягчение противоречий между формально-юридическим равенством, свободой договора и сословным принципом, постепенно перерастающая в принцип законодательства. Во второй половине XIX - начале XX века суб-сидиарные принципы постепенно вытесняют сословный, а опека одного сословия над другим сменяется опекой со стороны государства, что свидетельствует о логической незавершенности процесса модернизации обязательственного права.

2. Руководствуясь предложенным критерием, можно выделить такие этапы развития обязательственного права России XIX - начала XX века:

I этап — 1801-1833 гг., II этап — 1833-1882 гг., Ill этап — 1882-1914 гг., IV этап — 1914 г.-октябрь 1917г. Из развития основополагающих принципов отечественного законодательства просматривается особое внимание законодателя к обязательственному прав\.

3. В 1804-1825 гг. в процессе работы Комиссии составления законов (КСЗ) сначала под руководством Г.А. Розенкампфа, затем М.М.Сперанского зарождается и в 1826-1833 гг. законодательно закрепляется компромиссная теория обязательственного права, учитывавшая как условия сословного строя, так и потребности развивающихся рыночных отношений, что проявилось, прежде всего, в сосуществовании противоречивых принципов, нашедших отражение в Своде законов Российской империи.

4. В 1801 г. председатель Комиссии составления законов В.П. Заво-довский докладывает императору о преждевременности попыток систематизации отечественного законодательства в сил\ противоречивости его принципов. Однако уже с 1804 по 1807 гг. КСЗ под руководством Г.А. Розенкампфа предпринимает неудачную попытку поэтапной систематизации гражданского законодательства, завершившуюся созданием его теоретических основ, Свода действующих гражданских законов и проекта Гражданского уложения 1807 г. С 1809 г. КСЗ под руково

дством М.М. Сперанского предпринимает попытку кодификации гражданского законодательства, но противоречивость феодальных и буржуазных принципов, взятых за основу проектов 1809-1812 гг., сделала их нежизнеспособными. В 1826-1833 гг. М.М. Сперанский возвращается к идее поэтапной систематизации.

5. В 1833-1882 гг. обязательственное право России претерпевает постепенные преобразования через ревизию соответствующих разделов Свода законов Российской империи, эволюцию основополагающих принципов действующего законодательства, а также через судебную практику в ходе либеральных реформ 60-70-х годов XIX в., что однако не привело к его коренным изменениям или кодификации.

6. В 1882 г., с одной стороны, принимается решение продолжить преобразование действующего законодательства в прежнем направлении, т.е. в рамках Свода законов и отдельных разделов (ч. 1, т. Х СЗ), с другой — предпринимается попытка кодификации гражданского законодательства в целом. Одним из главных результатов кодификационных работ становится основанный на буржуазных принципах проект книги V “Обязательства” (1899 г.). В процесс обсуждения и согласования мнений по проекту было выявлено его несоответствие принципам действующего законодательства, что в конечном счете предопределило в 1914 г. прекращение работ по кодификации обязательственного права.

7. В 1914-1917 гг. законодатель окончательно отказывается от идеи кодификации гражданского права в целом и реформы обязательственного права в частности и возвращается к идее внесения локальных изменений обязательственного права через ревизию действующего законодательства.

8. Попытки модернизации обязательственного права России XIX -начала XX века проявляются в стремлении скорректировать в соответствии с западно-европейским правовым опытом принципы отечественного законодательства, восполнить пробелы в его содержании и подвергнуть изменению формальную сторону права, что могло нарушить его органическое развитие. Самобытные и самостоятельные принципы отечественного права определяли его сущность, степень допустимых заимствований и изменений.


10

9. На протяжении XIX-начала XX века в сфере гражданско-правовых отношений изменяется соотношение двух относительно самостоятельных систем права: формальной (законодательной) и обычно-правовой. Законодательная система постепенно вытесняет обычно-правовую, одновременно испытывая ее влияние, через правопримени-тельную деятельность. Наиболее ярко этот процесс проявился в сфере обязательственных отношений.

10. Со второй половины 60-х годов XIX в. судебная практика кассационных департаментов Сената становится субсидиарным источником гражданского права.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования ее материалов и положений при чтении лекций, подготовке спецкурсов и семинарских занятий по истории государства и права России. Теоретические обобщения и выводы могут стать основой дальнейших специально-юридических исследований, затрагивающих историю развития отечественного права и политико-правовой мысли России. Результаты исследования, представленные в диссертации, могут стать основой в прогнозировании развития национальной концепции правовой политики.

Апробация результатов исследования. Основные положения и теоретические выводы докладывались на межвузовских и всероссийских научных конференциях: “Проблемы управления России в XXI веке: глазами молодых” (Саратов, 1998); “Русская литература о путях спасения России” (Саратов, 1999); “Правовые проблемы укрепления российской государственности” (Томск, 2000). “Источники (формы) права” (Краснодар, 2002). По теме диссертации опубликовано шесть работ, в которых нашли отражение основные ее положения. Основные положения и теоретические выводы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры истории государства и права СГАП.

Структура работы обусловлена предметом и логикой исторнко-правового исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Основное содержание

Во введении обосновываются выбор и актуальность темы, критерий, взятый за основу исследования, предмет и цели. научная новизна, практическая значимость и хронологические рамки исследования, освещаются методологическая основа, формы и характер апробации результатов исследования, а также дается историография проблемы.

11

В главе I “Систематизация обязательственного права России в 1801-1882 гг.” рассматриваются проблемы его развития в процессе систематизации действующего законодательства. Так, в XV11I - первой четверти XIX века попытки модернизации обязательственного права России выразились в стремлении заимствовать из западноевропейского правового опыта отраслевой принцип систематизации и соответствующую форму закона, а также скорректировать принципы действующего законодательства. В то же время основным источником законодательных работ по-прежнему являлось Соборное Уложение 1649 г., во введении которого провозглашена идея равного суда для всех чинов, не нашедшая должного отражения в тексте закона (Г.Ф. Шершеневич). Однако в обязательственном праве ранее, чем в других подотраслях гражданского права, нашли закрепление общечеловеческие начала или основы права — равенство и свобода. В частности, регламентируя договорные отношения. Соборное Уложение 1649 г., с одной стороны, уравнивало все чины, с другой — ограничивало идею равенства всех чинов (ст. 189, 195-198,251 гл. X “О суде”)'. Принципы права соответствовали духу Московского государства, т.к. перед самодержавной властью все были равны, и никто не мог заявить о своих неотъемлемых правах (Г.Ф. Шершеневич, Б.Н. Чичерин). Возникала потребность урегулировать взаимоотношения между различными состояниями в рамках законодательной системы. Представляется очевидным, что в условиях абсолютной монархии и крепостного права основополагающим в отечественном праве являлся сословный принцип, поэтому идеи формально-юридического равенства и свободы договора не следует отождествлять с буржуазными принципами.

В условиях абсолютной монархии возникла потребность в разграничении прав и обязанностей в обществе, поэтому в эпоху правления Петра I более четко просматривалась идея равенства всех перед государством. Например, 17 апреля 1722 г. Петр 1 издал Указ “О повиновении законам”, который впервые провозгласил существование гражданских прав у подданных (Ю.Н. Власов), но никто тогда еще не мог объявить о своих неотъемлемых правах. В эпоху правления Петра III и Екатерины II идеологическая доктрина самодержавия отразила изменения в социально-политической структуре общества. Общеизвестно, что Манифест Петра III “О вольности дворянству” 1762 г., “Жалованная грамота дворянству”, “Жалованная грамота городам”, принятые

_________________________

ПСЗ I. Т. 1. № 1. Гл. Х “О суде”. Ст. 189-192; 195-198; 251.


12

Екатериной II в 1785 г., свидетельствовали о новом этапе развития отечественного законодательства.

Созданный Екатериной II “Наказ комиссии о сочинении нового уложения” открыто провозгласил принцип равенства всех перед законом (п. 34), допускавшийся однако только в рамках сословного принципа (п. 110)1. Подобное противоречие возникло в результате незавершенности процесса перераспределения прав и обязанностей подданных и проявилось в разрозненных нормативных актах.

Со вступлением на престол Александра I попытки систематизации действующего законодательства были продолжены. Уже в 1801-1804 гг. было очевидно, что решению этой проблемы препятствовала нестабильность основополагающих принципов действующего законодательства (П.В. Завадовский). В 1804-1807 гг. Комиссия составления законов создала “Первое начертание основных прав или теорию гражданского права” и сделала вывод о необходимости сохранить принципы отечественного законодательства. В рамках поставленной задачи Комиссия разработала теоретические основы систематизации, исходя из которых составлялись затем Свод гражданских законов или “Status quo” и проект Гражданского уложения. К 1807 г. поэтапная работа по систематизации гражданского законодательства была завершена полностью, но принятие Гражданского уложения затягивалось в связи с изданием новых нормативных актов (Г.А. Розенкампф).

В 1809 г. М.М. Сперанский попытался ускорить процесс систематизации и предложил изменить его принципы и методы. Так, в основу “Плана государственных преобразований” 1809 г и проекта Гражданского уложения 1809-1812 гг. были положены буржуазный принцип “равенства гражданских прав” и феодальный принцип сословных привилегий и ограничений. Поэтому, несмотря на то. что проект Гражданского уложения создавался на основе отечественного законодательства. обычного права и норм права, выработанны западно-европейским правовым опытом, были направлены на восполнение пробелов в проекте, последний был нежизнеспособным. В 1810-1813 гг. все три части проекта постепенно были одобрены Государственным советом, но в целом он так и не был принят. Это было связано с тем. что, во-первых, проекты Государственных законов о состояниях и Устав гражданского судопроизводства, которые должны были раскрыть смысловую нагрузку основополагающих принципов законодательства, так и не были приняты; во-вторых, принципы права, закрепленные в гл. 1 “О лицах”

ПСЗ I. Т XVIII. № 12949.

13

проекта Гражданского уложения 1809-1825 гг., не нашли должного отражения в тексте закона; в-третьих, по форме систематизации проект уложения являлся кодексом, отличающимся от Французского ГК 1804 г., основанного на принципе равенства всех перед законом, тем, что в нем были два основополагающих принципа отечественного законодательства (Г.А. Розенкампф); в-четвертых, была заимствована форма закона, не свойственная “праву частных случаев”, так, раздел “О договорах” содержал формулировки и общие положения, не свойственные отечественному праву, поэтому представлял собой скорее учебник договорного права, положения которого в условиях сословного строя были нежизнеспособны.

Очевидно, что сама российская правовая система препятствовала попыткам правовой модернизации, т.к. решено было исходить в процессе систематизации из принципов действующего законодательства. Возникла потребность в создании такой формы систематизации и формы закона, которая должна была соответствовать уровню развития общественных отношений и отечественного законодательства.

С 1826 по 1833 гг. в рамках общего процесса систематизации отечественного законодательства обязательственное право постепенно приближалось к новому этапу развития. В 1826 г., вступив на престол, Николай I обратил особое внимание на процесс систематизации отечественного законодательства, а М.М. Сперанский предложил провести его поэтапно: собрать все нормативные акты, изданные после Соборного Уложения 1649 г., создать Свод действующих законов и на этой основе провести его кодификацию. Второе отделение с. е. и. в. канцелярии преступило к осуществлению только первых двух этапов, т.к. для кодификации права необходимо было законодательно закрепить единство его принципов (М.М. Сперанский), что в условиях абсолютной монархии и крепостного права было практически невозможно.

В процессе систематизации чиновники столкнулись с проблемой дуализма в гражданском праве. В первоначальный проект Свода гражданских законов должно было войти содержание Гражданского и Коммерческого уложений. К первой трети XIX в. в недрах обязательственного права возникли и приобрели относительную самостоятельность нормы, регулировавшие торговые отношения, т.к. законодатель издал специальные нормативные акты, призванные урегулировать торговые отношения, такие, как “Устав о векселях”, “Устав о торговой несостоятельности”, “Устав судопроизводства в коммерческих судах”. Все они должны были впоследствии войти в Свод законов Российской империи. Длительность и своеобразие этого процесса были связаны с


14

тем, что “законы умножаются по мере необходимости” (М.М. Сперанский).

В т. Х окончательного проекта СЗ РИ вошли “законы гражданские”, являвшиеся “общими законами об имуществах”. а в т. XI и т. XII — “особенные законы об имуществах” или “особенные гражданские законы”, это различие проводилось “по главной их цели” (С.В. Пахман). Таким образом, М.М. Сперанскому действительно \далось разработать оригинальную систему гражданского законодательства, в основу которой были положены традиции русского закона и западно-европейского правового опыта, ибо в Свод законов проникла идея относительной самостоятельности обязательственного и торгового права России.

Формально-юридическое равенство, неприкосновенность собственности, свобода договора, беспрепятственное осуществление гражданских прав, право на судебную защиту по-прежнему испытывали влияние сословного принципа и были положены в основу Свода законов Российской империи 1833 г.

Для Свода гражданских законов характерны след>тощие признаки:

во-первых, при его создании чиновники руководствовались буквальным смыслом закона, а в тех случаях, когда смысл его не был ясен или обнаружен пробел, руководствовались “внутренним разумом законов”, поэтому нормативные акты неизбежно теряли свое самостоятельное значение; во-вторых, цель систематизации (создать нормативный акт, основанный на отечественном законодательстве) определила сравнительно небольшое число общих положений и определений вошедших в ч. 1, т. Х СЗ; в-третьих, в основу свода гражданских законов была положена институционная системы права с элементами пандект-ной системы, но “разнородность начал” отечественного гражданского законодательства препятствовала его внутреннему единству, свойственному западно-европейским кодексам.

Все это связано с тем, что, по мнению большинства чиновников, было недостаточно только создать Свод законов (инкорпорация) или только осуществить кодификацию, т.к. формальная сторона права должна была соответствовать уровню общественных отношений. Таким образом, по форме систематизации Свод гражданских законов может рассматриваться в качестве консолидации в рамках отдельно взятой отрасли права.

Представляется очевидным, что для гражданского права России первой трети XIX в. была характерна идея преемственности. Очередная попытка модернизации обязательственного права, предпринятая в процессе систематизации действующего законодательства, заверши-

15

лась успешно, т.к. была проведена в рамках органического развития отечественного законодательства.

В 40-50-е годы XIX в. Второе отделение под руководством Д.Н. Блудова предпринимает попытки исправить гражданское законодательство. В результате ревизии ч. 1, т. Х СЗ (1842-1857 гг.) общественность и круги высшей администрации гласно высказывались за необходимость изменения направления его систематизации, но в докладе Д.Н. Блудова от 28 февраля 1859 г. сказано, что дальнейшая ревизия гражданских законов планировалась на основе принципов отечественного законодательства. В 60-70-е гг. Второе отделение сначала под руководством В.П. Панина, затем С.Н. Уресова по-прежнему осуществляло законодательную политику, направленную на постепенное преобразование или пересмотр гражданских законов, т.к. в правительственных кругах господствовала уверенность в том, что до завершения устройства быта крестьян, судебной реформы и других преобразований создать кодекс практически невозможно. Было создано более двадцати комитетов и комиссий, проекты которых во многом противоречили действующему законодательству. Незавершенность этих проектов также затрудняла процесс дальнейшей систематизации законодательства. В докладе от 10 июня 1869 г. С.Н. Урусова было сказано о том, что до утверждения новых уставов об опеке, ипотеке и завещании преждевременно пересматривать первые три книги ч. 1, т. Х СЗ, а следует начать с книги IV “Об обязательствах по договорам”. Однако только 14 февраля 1880 г. С.Н. Урусов доложил Александру II о том, что работа комиссии близится к окончанию, а вслед за тем планируется обобщение судебной практики и выявление потребностей гражданского оборота для внесения соответствующих изменений в закон.

Это было связано с тем, что несмотря на либеральные преобразования государственные законы, с одной стороны, закрепляли за каждым подданным право свободно приобретать и отчуждать имущество (ст. 76)\ а с другой — определяли объем гражданской правоспособности и дееспособности в зависимости от прав состояния при вступлении в обязательственные правоотношения (Свод законов о состояниях т. IX). Несмотря на формальную защиту гражданско-правовых интересов всего общества. Свод законов трактовал преимущественно права дворян-помещиков, гораздо меньше говорил о купечестве и совсем редко упоминал о мещанах и крестьянах (Л.К. Слонимский), а значит

__________________________________

' См.: Основные государственные законы Российской империи. СПб., 1906. T.I.


16

формально-юридическое равенство как субсидиарный принцип отечественного права постепенно вытесняет сословный принцип. Процесс этот сдерживался негативным отношением к либеральным реформам, т.к. они нарушили естественный порядок общественного развития.

Гражданско-правовая политика была направлена на постепенное предоставление обществу “равных гражданских прав”, что соответствовало идеи преемственности и не могло привести к коренным изменениям даже в обязательственном праве.

В главе II “Соотношение источников обязательственного права России XIX - начала XX века” закон, судебная практика и обычное право рассматриваются в их историческом развитии. Закон как основной источник права, рассматривается в соотношении с судебной практикой и обычным правом.

В первой трети XIX века закон являлся основным источником гражданского права. Устранение пробелов и противоречий в действующем законодательстве возлагалось на Правительствующий Сенат, который был “хранителем закона”. В случае обнаружения пробела или противоречия в законодательстве с\дья обязан был передать дело на рассмотрение Сената, тот, в свою очередь, вынесенное им решение передавал на утверждение императора ( Г.Ф. Шершеневич, Л. Кассо и др.). Такая конструкция устраняла судебную практику из числа источников гражданского права, приводила к значительному увеличению числа неразрешенных судебных дел и в итоге негативно сказалась на всей судебно-правовой системе (И.В. Архипов).

Свод законов 1833 г., восполнив массу пробелов в гражданском законодательстве, не изменил самой конструкции в соотношении источников права (И.В. Архипов). До 1864 г. судебная практика исключалась из числа источников права, т.к. закон применялся “по точному и буквальному смыслу”, не допуская “обманчивого непостоянства самопроизвольных толкований”. Поэтому суд не имел права приступать к решению дела, если не было “твердого и ясного закона”, а правом толкования “из общего смысла законов” обладал лишь законодатель (аутентичное толкование)'.

В ходе Судебной реформы 1864 г. суд по-прежнему руководствовался ч. 1, т. Х СЗ 1857 г., закон применялся “по точному и буквальному его смыслу”, но в случае неполноты, неясности или противоречивости закона суд выносил решения, исходя из “общего смысла законов”, т.е. мог применять аналогию права и аналогию закона. Поэтому

______________________

СЗ РИ. СПб., 1842. Т. 1. Ст. 47. 65. 68-69. 84; Т. 2. Ст. 281.

17

всякий спор о праве гражданском подлежал обязательному разрешению1. В связи с тем, что Свод гражданских законов было трудно подвергнуть единообразному толкованию и применению. Сенат придавал своим кассационным решениям значение руководящих разъяснений2 (А.Д. Градовский, A.M. Гуляев, Е.В. Васьковский и др.). В связи с этим Сенат сформулировал следующие положения: 1) суды обязаны руководствоваться кассационными решениями Сената, опубликованными в официальных сборниках; 2) из двух противоречивых решений Сената суды должны были руководствоваться более поздним; 3) кассационные решения обладают обратной силой, т.е. применяются судами по делам, “хотя бы и начатым до опубликования соответствующих решений”. Решение кассационной инстанции по гражданским делам носило разъяснительный характер, поэтому суды других инстанций имели право принять самостоятельное решение, если оно было достаточно аргументировано (Е.В. Васьковский).

Решения кассационных департаментов Сената не только толковали действующее законодательство, но и создавали нормы, обязательные для применения нижестоящими судами. Однако эти решения не были адресованы неопределенному кругу лиц и создавалась на основе принципов действующего законодательства, что не позволяло (И.В. Архипов) отнести их к правовым нормам в чистом виде. Поэтому представляется логичным именовать решения кассационных департаментов Правительствующего Сената субсидиарным источником гражданского права.

Наряду с законом и судебной практикой в России действовал правовой обычай, т.к. закон не мог охватить все сферы правового регулирования. Несмотря на то, что в ходе буржуазных реформ должна была возникнуть идея равенства субъектов гражданской правоспособности, составители положения об отмене крепостного права 19 февраля 1861 г. и Судебных уставов 20 ноября 1864 г. выявили существенные особенности быта крестьян и признали невозможность применения Свода законов РИ в крестьянской среде. Они считали, что договоры, заключаемые освобожденными крестьянами между собой и с представителями других сословий, не должны были противоречить закону. Таким образом, с одной стороны, крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, получили права состояния свободных сельских обывателей, как личные, так и по имуществу, поэтому имели право вступать во

_________________________________

' Устав гражданского судопроизводства. СПб., 1864. Ст. 1, 9, 10.

2 Там же. Ст. 9, 10,813,815.


18

все обязательства на основании общих гражданских законов (ст. 660 т. IX СЗ), с другой стороны, за народным обычаем была признана сила закона, т.к. в соответствии с общим положением о крестьянах волостные суды должны были решать споры на основании местных обычаев и правил, принятых в крестьянском быту. Столь противоречивое положение сохранило гражданско-правовую обособленность крестьян.

В конце XIX - начале XX века редакционная комиссия МВД разработала проект кодекса для крестьян, включавший устав о договорах, приведенный в соответствие с законом, кассационной практикой и правосознанием крестьян. Проект устанавливал приоритет писаной нормы перед обычаем и в то же время нередко допускал их альтернативное применение, а иногда рассматривал обычай в качестве единственного источника права, хотя созданный проект kh.v “Обязательства” Гражданского уложения 1899-1914 гг. должен был распространять свое действие на все сословия. Следует отметить, что оба проекта остались в архивах IV Государственной думы, т.к. решение вопроса о кодификации гражданского права полностью зависело от сословной реформы.

В данной главе рассмотрены закон и кассационная практика как источники обязательственного права России XIX - начала XX века. В связи с недостаточностью и разобщенностью общих положений обязательственного права, нашедших закрепление в соответствующих разделах ч. 1, т. Х СЗ, возникли разногласия в судебной практике и юридической литературе по поводу юридической природы отдельных видов обязательственных правоотношений, что затрудняло их научную классификацию. Так, одни, сужали понятие “обязательство” до размеров договора, другие распространяли его за пределы имущественных отношений, поэтому учению об обязательствах была свойственна неопределенность, расплывчатость. Закон и судебная практика допускали смешение понятий договора и обязательства (М.М. Вина-вер, A.M. Гуляев и К. Анненков). В результате исследования кассационная практика Правительствующего Сената проявила себя в качестве субсидиарного источника обязательственного права, т.к. при толковании по аналогии в кассационной практике создавались институты и отдельные нормы обязательственного права России.

В главе III “Проблемы систематизации обязательственного права России в 1882-1917 гг.” рассматриваются проблемы кодификации гражданского права в целом и обязательственного права в частности.

19

В 80-е годы XIX в. Александр III предпринял новую попытку модернизации гражданского права. Он поручил Кодификационному отделу, организованному при Государственном совете, общий пересмотр гражданского законодательства (в рамках ч. 1, т. Х СЗ), а Министерству юстиции — создание Гражданского уложения. 1 июня 1882 г. состоялось первое заседание Редакционной комиссии под председательством Е.П. Старицкого, перед которой вновь была поставлена задача, не сочинять новое уложение, а не нарушая по возможности основных начал или принципов права, пересмотреть гражданское законодательство и на его основе составить уложение. В докладе министра юстиции С.Н. Набокова была подчеркнута необходимость улучшения гражданского законодательства, т.к. предпринятые в 60-70-е годы попытки внести в него частные изменения не привели к желаемому результату.

В ноябре 1882 г. и декабре 1884 г. Александр III дополнительно поручает Редакционной комиссии самостоятельный пересмотр разделов гражданского законодательства “об опекунской части”, “об укреплении прав на недвижимое имущество” и вопросов наследования. В ходе решения поставленных задач Комиссия столкнулась с проблемами недостаточного финансирования и кадрового потенциала. 29 декабря 1897 г. Николай II утвердил мнение соединенных департаментов Государственного совета о необходимости поручить Редакционной комиссии не позднее 1 января 1900 г. представить на рассмотрение Государственного совета проект кн. V “Обязательства”. 25 февраля 1898 г. заместитель председателя комиссии А.А. Книрим подчеркнул необходимость руководствоваться мнением Государственного совета вне зависимости от того, что проект Гражданского уложения был создан уже к началу 1898 г. и опубликован 1 января 1899 г.1

В июне 1899 г. проект был разослан на обсуждение соответствующим министерствам и ведомствам. До 1 января 1900 г. в Комиссию поступили замечания, которые были учтены при составлении следующей редакции проекта, подвергнутого обсуждению в 1903 г. 23 сентября

1905 г. законодатель принимает решение о необходимости передать проект Гражданского уложения в Министерство юстиции. С 1 января

1906 г. Редакционная комиссия была закрыта, а сам проект должен был в шестимесячный срок подвергнуться рассмотрению соответствующих министерств и ведомств. Но лишь в январе 1909 г. правительство при-

___________________________

' См.: Гражданское уложение. Кн. V “Обязательства”: Проект Высочаише учрежденной Комиссии по составлению Гражданского Уложения: В 4 т. с объяснениями. СПб., 1899.


20

нимает меры к скорейшему заверению подобного обсуждения и предоставлению в Министерство юстиции соответствующих документов, куда были переданы все материалы Комиссии. Однако Министерство юстиции не считало возможным привести проект Гражданского уложения в соответствие с результатами либеральных преобразований, т.к. семейное, вотчинное и наследственное право затрагивали целый ряд спорных вопросов, а введение в действие только его “Общей части” было признано нецелесообразным. Только обязательственное право не вызывало при обсуждении принципиальных разногласий, что допускало возможность рассмотрения его в качестве самостоятельного законопроекта.

Несмотря на то, что Комиссия не стремилась сочинять новое уложение, а старалась исходить из исторически сложившихся принципов отечественного законодательства, в его основу проникли противоречивые принципы. Проект, с одной стороны, закреплял принцип равенства субъектов гражданской правоспособности (ст. 1-2)', с другой — допускал проникновение ограничений гражданской правоспособности из действующего законодательства в содержание семейного (ст. 673), наследственного (ст. 1506) и вотчинного права (ст. 1218-1263) . В обязательственном праве создатели проекта более последовательно придерживались демократических начал справедливости и добросовестности, стремления к достижению материальной, а не формальной правды, а также того, что в спорных случаях закон должен был предоставлять широкий простор усмотрению суда.

25 февраля 1910 г. при министерстве юстиции под председательством товарища министра юстиции A.M. Гасмана было образовано Особое совещание, которое должно было обсудить законопроект. В нем приняли участие бывший председатель Редакционной комиссии И.И. Карницкий, некоторые чиновники комиссии и министерства юстиции. Особое совещание поддержало мнение министерства юстиции и в 143 заседаниях рассмотрело проект кн. V “Обязательства”.

14 ноября 1813 г. министр юстиции Щегловитов передал в Государственную Думу проект kh.v с высказанными по нему замечаниями. 29 ноября 1913 г. в соответствии с постановлением Государственной думы была образована Комиссия для рассмотрения законопроекта об

__________________________________

' Гражданское уложение. Кн. 1. Положения общие. СПб.. 1903.

2 См.: Свод законов Российской империи. Т. I. Основные государственные законы. Ст. 76. СПб., 1900; Сборник отзывов ведомств на проект Гражданского уложения. Общие замечания на проект и замечания на некоторые статьи кн. 1 “Общие положения” и кн. V “Обязательства”. СПб.. 1913. С. 7-9.

21

обязательствах под председательством Н.Е. Пилипенко в составе 23 человек. 5 февраля 1914 г. состоялось последнее заседание Комиссии, но проект уложения так и не был рассмотрен.

В то же время с 1882 по февраль 1917 года сначала под руководством главноуправляющего Кодификационным отделом В.Э. Фриша, затем в рамках Государственной канцелярии продолжается работа по систематическому пересмотру гражданского законодательства, не предполагавшая принципиальных изменений в системе и содержании ч. 1, т. Х СЗ. К ноябрю 1886 г. был завершен систематический пересмотр Свода законов. Была признана особая значимость ревизии Свода гражданских законов ч. 1, т. Х и Торговых уставов ч. 2, т. XI СЗ, т.к. ее необходимо было проводить “с особой осторожностью”. В редакциях 1887, 1900 и 1914 гг. соответствующие Своды были основаны на принципах действующего российского законодательства и не были согласованы с Уставом гражданского судопроизводства, т.к. ревизия проводилась по примеру редакции 1857 г. В отделении Свода законов при Государственной канцелярии 13 июня 1816 г. было принято решение создать постоянно действующее Совещание об издании Свода законов. Принятие проекта Гражданского уложения окончательно было отложено на неопределенный срок, поскольку в России до октября 1917 г. не был решен вопрос об изменении основ государственного строя, общественного строя и Судебных уставов.

Кроме того, в рамках проблемы перехода на новый этап развития отечественного гражданского права в целом и обязательственного в частности рассматриваются теоретические проблемы кодификации. Высочайшим повелением от 12/26 мая 1882 г. было предписано осуществить “общий пересмотр действующего гражданского законодательства и составить проект Гражданского уложения”1, т.е. перейти к третьему этапу систематизации гражданского законодательства — его кодификации. Цель кодификации была сформулирована абстрактно: ее можно было воспринимать как кодификацию действующего законодательства и как создание нового кодекса. Существует также мнение, что Высочайшее повеление говорило о пересмотре всех действующих гражданских законов: общих и местных (A.M. Гуляев). Переход на новый этап систематизации был связан с развитием и соотношением принципов отечественного права, нашедших закрепление в законе и обычном праве, которые неизбежно влияли на его содержание и формальную сторону. В процессе создания проекта Комиссия столкнулась

_______________________

См.: Правительственный вестник. 1882. № 124. С. 1.


22

с рядом теоретических проблем: пространство его применения; действие закона по кругу лиц; дуализмом в гражданском праве; соотношение источников права; система и терминология проекта. Для науки гражданского права конца XIX - начала XX века была свойственна шаткость воззрений на теоретические проблемы его кодификации, присущие переходному периоду и связанные с неподготовленностью юридического быта к новому этапу систематизации (К. Кавелин). Поэтому, стремясь исправить действующее законодательство, Комиссия не предполагала унификации гражданского права и устранения его партикуляризма, хотя взятые за основу проекта принципы требовали его “полного перерождения” (Н.Л. Дювернуа).

В число источников проекта вошел Свод законов, т.к. нормы гражданского права содержались не только в ч. 1, т. Х СЗ. но и в других его томах. Стремясь “исправить, дополнить и обновить закон” соответственно потребностям гражданского оборота, создатели проекта широко применяли обширный материал кассационной практики (К. Малышев). В последствии положения Гражданского кодекса должны были применяться “по точному их разуму”, а в случае их неполноты, неясности или противоречивости планировалось руководствоваться “общим смыслом законов” (ст. 18). Руководством к единообразному истолкованию и применению гражданских законов были разъяснения, данные “в решениях и определениях Сената, а также положениях, установившихся в практике других судов империи” (ст. 19)'. Довольно обширный материал для проекта был взят Комиссией из обычно правовой системы (крестьянских и торговых правовых обычаев) с тем, чтобы не препятствовать ее свободному развитию и восполнить пробелы в действующем законодательстве. В качестве источника создатели проекта довольно широко применяли местные законы губерний Царства Польского, т.к. по сравнению с т. Х Свода законов РИ они были на более высоком уровне развития. Иностранные кодексы рассматривались Комиссией в качестве теоретических пособий при разработке отдельных институтов гражданского права. (М.Я. Пергамент). Комиссия, с одной стороны, по-прежнему руководствовалась в процессе систематизации идеей его преемственности, с другой — активно заимствовала западный правовой опыт, что послужило препятствием его кодификации (Г.Ф. Шершеневич).

_________________________

' См.: Статьи 18-19 Проекта положения о введении в действие Гражданского уложения с объяснениями. СПб., 1906.

23

Таким образом, в период с 1882 по февраль 1917 года законодатель по-прежнему придерживался идеи органического развития гражданского права в целом и обязательственного права в частности. Именно поэтому Свод законов Российской империи как форма систематизации, несмотря на все недостатки, сохранила свою жизнеспособность.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования и делаются выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Проблемы управления в эпоху модернизации (XVI11-XX вв.) // Проблемы управления России в XXI веке: глазами молодых: Матер. конф. Саратов, 1999. Ч. 2. С. 43-^5 (0,1 п.л.).

2. Обязательственное право России XIX века // Вестник Волжского ун-та им. В.Н. Татищева. Сер. “Юриспруденция”. Вып. 9. Тольятти, 2000. С. 259-265 (0,5 п.л.).

3. К истории систематизации обязательственного права России начала XIX в. // Человек, общество, право: Сб. науч. ст. / Под ред. О.Ю. Рыбакова. Саратов: СГАП, 2001. Вып. 3. С. 66-76 (0,7 п.л.).

4. Основные принципы гражданского законодательства второй половины XVII - начала XIX века (проблемы модернизации) // Человек и право на рубеже веков: Альманах. 2001. № 1. С. 88-92 (0,5 п.л.).

5. Систематизация обязательственного права России в 1826-1833 годах // Философская и правовая мысль: Альманах. Саратов - Санкт-Петербург: Изд-во “Стило”, 2001. Вып. 2. С. 254-264. (0,7).

6. Судебная практика как субсидиарный источник гражданского права России // Источники (формы) права: вопросы теории и истории:

Матер, конф. Сочи, 2002. С. 51-54. (в соавт.) (0,2 п.л.).

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.