WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Становление и развитие брачно-семейного законодательства в дореволюционной России

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи УДК 347.6:340.15 Левшин Эдуард Михайлович Становление и развитие брачно-семейного законодательства в дореволюционной России Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства; история правовых учений Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Нижний Новгород 2003 Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России. Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Галай Юрий Григорьевич Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Романовская Вера Борисовна; кандидат юридических наук, доцент Макарова Софья Владимировна Ведущая организация: Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова Защита состоится «__» октября 2003 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России. Автореферат разослан «__» __________ 2003 года. Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент М.А. Миловидова ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Семья на протяжении тысячелетий являлась многофункциональным социальным институтом, основной задачей которого было воспроизводство человеческого рода и сохранение жизни. История семейного права позволяет проследить не только изменения системы семейного права, но и самой семьи, ее структуры, связей с другими социальными общностями, правового статуса членов семьи, ее места в обществе и значения для государства. Исторически первые формы правового регулирования семейных отношений решали задачу воспроизводства государства как способа организации социальной жизни, поэтому история становления семейного права тесно связана с историей становления Российского государства. В последние годы, когда российское общество приобретает новый облик в экономике, политике, социальной сфере, семья становится все более самостоятельным и значимым объектом правового регулирования государства. Кризисные явления в обществе наиболее ощутимо проявляются в сфере брачно-семейных отношений. Современная семья пересматривает систему ценностей, на первый план выдвигает личную карьеру членов семьи, материальное и социальное благополучие. Декларируемые веками идеи брака приобретают новое прочтение, меняется не только идеальное представление о желаемой семье и браке, но и традиционные нормы морали, ритуалы брачно-семейного поведения и в целом правовая культура семейных отношений. Именно поэтому изучение исторического союза морали и семейно-правовых норм в решении задач воспитания, просвещения и образования нового поколения актуально для России XXI века. Становление правового государства, развитие российского общества существенно зависит от прочности семейного союза, стабильности семейных отношений, которые, в свою очередь, находятся под влиянием социальной политики государства, таких политических, экономических, культурных, образовательных и иных условий, которые определяют возможность семьи воспроизводиться как социальной общности и транслятору норм морали и права. В России до сих пор не выработана единая семейная политика и не осуществляются программы укрепления семьи. Исследование истории семейного права России позволяет не только обобщить и систематизировать теоретические воззрения на правовую природу брака, семьи и его законодательного определения, но и понять основные тенденции, лежащие в основе современного семейного законодательства. Законотворчество, на наш взгляд, станет более эффективным, когда начнет учитывать «естественные» историко-правовые закономерности становления и развития семейного права в России. Актуальность исследования истории становления и развития брачно-семейного законодательства в том, что она позволяет на основании анализа историко-правовых памятников реконструировать понимание законодателем предмета, субъекта семейного права, метода регулирования семейно-правовых отношений, тем самым выделить ключевые правовые противоречия и закономерности их разрешения, обозначить подходы к решению уже современных задач семейного права как науки, отрасли права и сферы правотворческой деятельности. Степень научной разработанности. Правовому регулированию брачно-семейных отношений в России в дореформенный период посвятили свои исследования известные историки права, такие как: М.Ф. Владимирский-Буданов, К.А. Неволин, А.И. Загоровский, И.Г Оршанский, Д. Азаревич и др. Каноническое семейное право явилось предметом исследований И.С. Бердникова, А.С. Павлова, Д. Дубакина, М.И. Горчакова, Н.К. Суворова, В.И. Сергеевича, С. Григоровского. В своих работах они рассматривали влияние византийского права на церковное и светское семейное право России, определяли степень заимствования правовых норм, устанавливали соотношение светского и церковного российского права. В XIX веке определенное влияние на правовое регулирование семейных отношений оказали исследования обычного права русского народа. В работах С.В. Пахмана, И.Г Оршанского, И.М. Тютрюмова, А. Ефименко, Е. Якушкина и других указывалась самобытность семейных отношений, основанных на стихийно складывавшихся действиях, которые превратились в общепринятые нормы поведения. В постреформенный период в России, особенно в начале XX века, значительную роль в изучении проблем правового регулирования семейных отношений сыграли работы А.Л. Боровиковского, В.И. Синайского, И.В. Гессена, В.Л. Исаченко, В.М. Нечаева, К. Змирлова и др. В советский период источники старой правовой культуры не были предметом изучения, семейное право находилось под идеологическим влиянием государства, наука семейного права обосновывала марксистско-ленинские взгляды на роль семьи в обществе. История семьи и быта становилась объектом исследований многих историков-правоведов, среди которых Я.Н. Щапов, М.Б. Свердлов, В.Ю. Лещенко, Б.Д. Греков и др. История же становления и развития семейного права до сих пор остается малоразработанной. Известно небольшое число работ, в которых исследуются отдельные периоды развития законодательства, а также частные институты семейного права. До сих пор в отечественной юридической науке не проведено специальных комплексных исследований по развитию законодательства, обеспечивающего правовую защиту и регулирование брачно-семейных отношений в разные историко-правовые эпохи России. Объектом исследования являются общественные отношения в сфере правового регулирования институтов семьи и брака в России и их историко-правовые основания в обычном, церковном и светском праве. Предметом исследования является становление и развитие брачно-семейного законодательства в дореволюционной России. Цель исследования – изучить институты семейного права и основные закономерности их становления и развития в России на протяжении X– начала XX века. Задачи исследования: 1. Проанализировать основные памятники брачно-семейного законодательства Руси и исследовать исторически первые формы правового регулирования брачно-семейных отношений. 2. Уяснить роль обычного, церковного и светского права в оформлении и развитии норм семейного права. 3. Исследовать личные и имущественные отношения супругов, родителей и детей. 4. Изучить развитие норм права, регулирующего институт брака в до- и постреформенный периоды. 5. Рассмотреть законодательные проекты во второй половине XIX – начале XX века, вскрыть основные противоречия и тенденции развития семейного права. 6. Выявить основные закономерности становления и развития правового института семьи в России исследуемых периодов. Методологическую основу диссертационного исследования составляет совокупность общенаучных принципов и специальных историко-правовых методов: принципы социального детерминизма и развития, диалектический, системный, сравнительно-правовой, сравнительно-исторический, аксиологический методы научного анализа историко-правовых форм и механизмов регулирования брачно-семейных отношений. Источниковая база исследования. В работе проанализированы историко-правовые памятники: Устав Ярослава, Русская Правда, Кормчая книга, Судебники 1497 и 1550 гг., Стоглав, Соборное уложение 1649 г., Полное собрание законов Российской империи, Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи, указы Святейшего Синода, Акты исторические, собранные и изданные археографической комиссией, Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи археографической экспедицией Императорской академии наук, Полное собрание русских летописей, российское законодательство X–XX веков и др. Научная новизна и положения, выносимые на защиту. Впервые в историко-правовой науке автор диссертационного исследования предпринял комплексное изучение истории становления и развития брачно-семейного законодательства России на протяжении тысячелетия. Работа содержит историко-правовой анализ и теоретическое обобщение основных закономерностей становления и развития семейного права в России X– начала XX века. Впервые столь подробно рассматривается влияние церковного, светского и обычного права на формирование норм права, регулирующего брачно-семейные отношения в России, специфика основных правовых противоречий и форм их разрешения средствами светского законодательства, историческая обусловленность становления брачно-семейного законодательства интересами и политикой Российского государства. Диссертация является одним из первых исследований, анализирующих законодательные проекты конца XIX – начала XX века, и их вклад в становление новых правовых институтов России (сговора о вступлении в брак и раздельного жительства супругов). Положения, выносимые на защиту: 1. Нормы права, регулирующие брачно-семейные отношения в России, формировались под влиянием церковного, светского и обычного права. В структуре нормы брачно-семейного права церковное право определяло правило (предписание), выступающее как требование должного поведения, обычное право регулировало реальное поведение людей («сущее»), светское право выполняло функцию отражения и разрешения противоречия между «должным» и «сущим». 2. Развитие семейного права определялось тем, как разрешались основные правовые противоречия: между традиционными воззрениями на брак и необходимостью учитывать многоконфессиональность России; между судебной практикой и буквой закона; каноническими нормами и светским законом; обычным брачным правом патриархальной России и действовавшим законодательством. В нормативной регуляции семейных отношений церковное право определяло «вечные» идеи брака, обычное право – правовые действия (обряды, соглашения) заключения и расторжения брака, светское право – принципы и правила реализации идей в обыденном поведении людей. 3. В период становления русского государства как формы социальной организации жизни семья стала объектом его правового воздействия. Регулируемые нормами светского права отношения в семье обеспечивали условия воспроизводства государством своей власти. 4. Развитие брачно-семейного законодательства в России, начиная с реформ Петра I, выразилось в стремлении законодателя обеспечить в первую очередь социально-политические и экономические интересы государства. Нормы права, регулирующие личные отношения супругов, выступали инструментом защиты политических интересов государства, нормы, регулирующие имущественные отношения супругов, – экономических. 5. Исторические этапы развития института семьи как объекта правового воздействия церкви и государства соответствуют последовательной смене представлений законодателя о субъекте брачно-семейного права. На первом этапе законодатель наделял большую семью (род) правами субъекта социальной жизни; на втором – определял семью (союз супругов, родителей и детей) как самостоятельный субъект социальных и правовых отношений; на третьем – субъектом социального и правового поведения становится личность. 6. Светское законодательство, регулируя имущественные отношения между супругами, родителями и детьми, стремилось ослабить патриархальные основания семьи, ограничить правовое влияние церкви в обществе, развить личную правовую самостоятельность членов семьи. Наделяя супругов и детей правом имущественной самостоятельности, законодатель был заинтересован экономически укрепить семейный союз как часть государственной системы и подчинить брачно-семейные отношения гражданско-правовому регулированию. 7. К началу XX века каноническое учение о святости и нерасторжимости брака утратило свое влияние в обществе. Правовая практика выявляла расхождение реальных и декларируемых признаков брака, указывала на необходимость развития процедур заключения и расторжения брака, формирования новой правовой идеологии брака. Новое светское брачно-семейное право отражало в первую очередь экономические, политические и идеологические интересы государства. 8. Законодательные проекты начала XX века вводили в правовое пространство России правило сговора (соглашения) о вступлении в брак. Сговор выступал компромиссом между запретом канонического права на договорные отношения в браке и стремлением светского законодательства расширить сферу действия гражданско-правовых норм. Рядные (или сговорные) записи регулировали имущественные отношения между сторонами до заключения брака. В отличие от современного брачного договора они определяли отношения не жениха и невесты, а их родов (родительских семей). 9. Знаковым событием истории семейного права в начале XX века стал новый правовой институт раздельного жительства супругов (по установленным законом основаниям и по решению духовного суда замужняя женщина могла свободно получить отдельный вид на жительство, не спрашивая согласия мужа). Норма о раздельном жительстве супругов, с одной стороны, выступала формой правового отражения «естественных» социальных изменений семьи, с другой, наделяла супругов правом и обязанностью нести ответственность за судьбу собственной семьи. Теоретическая и практическая значимость диссертации. Диссертационное исследование является определенным вкладом в разработку проблемы законодательного определения семьи и круга семейных отношений, оформления собственного статуса, предмета и метода науки семейного права. Историко-правовое исследование брачно-семейных отношений дает возможность, с одной стороны, развивать юридическую технику их регулирования, с другой – формировать правовую культуру брачных отношений, опираясь на отечественные правовые традиции. В диссертации раскрываются вопросы, имеющие принципиальное значение для общетеоретического и историко-теоретического цикла юридических наук, конкретизирующие и дополняющие ряд тем по теории и истории государства и права, истории семейного права. Историко-аналитические материалы диссертации могут быть использованы: в научных работах по истории Российского государства и права; в разработке учебно-методических материалов по учебным курсам «История государства и права», «История России», «Семейное право» в образовательных учреждениях МВД России и высших учебных заведениях; в правоприменительной практике и совершенствовании действующего законодательства, разработке исторически выверенных принципов и положений семейных законопроектов. Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в четырех публикациях автора общим объемом 6 п. л., в выступлениях на межвузовских научных конференциях, заседаниях предметно-методической секции (Нижегородская академия МВД России). Результаты исследования использованы при проведении учебных занятий со слушателями и курсантами Нижегородской академии МВД России (факультетов очного, заочного, платных образовательных услуг), студентами-юристами Нижегородской правовой академии, ННОУ «Гуманитарный институт» (г. Москва, Нижегородский филиал). Структура диссертации. Цель и задачи исследования определили структуру работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка литературы. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень научной разработанности, определяются цели и задачи исследования, указываются его объект, предмет, теоретическая и методологическая основы, научная новизна и положения выносимые на защиту, излагается теоретическая, практическая значимость работы и апробация результатов исследования. Первая глава «Становление брачно-семейного законодательства в дореформенной России» состоит из четырех параграфов, которые содержат историко-правовые исследования условий заключения брака, оснований его расторжения, характеристику личных и имущественных отношений между супругами, родителями и детьми. В первом параграфе «Порядок и условия заключения брака» обосновывается идея о том, что формирование древнерусского семейного права связывалось с принятием христианства и непосредственным влиянием византийского права и традиций. Брак стал рассматриваться как таинство, как «мужеви и жене сочетание и бытие во всей жизни божественныя же и человеческия правды общение», целью которого являлось продолжение рода человеческого. Православная церковь установила условия и препятствия вступления в брак и порядок совершения брака. Право на вступление в брак конкретизировалось с учетом физических и нравственных качеств лиц, вступающих в брак, обстоятельств их частной и общественной жизни. Для заключения брака необходимо было соблюсти установленные церковью, а позднее гражданскими законами условия, которые содержались в основном в Кормчей книге. К условиям и препятствиям заключения брака относились: достижение брачного возраста 15 лет для мужчин и 12 лет для женщин, по гражданским законам – соответственно, 20 и 17 лет; взаимное согласие лиц, вступающих в брак; получение согласия на брак родителей, начальников и командиров; отсутствие другого нерасторгнутого брака; отсутствие болезни, запрещенных степеней родства и свойства, установленных Кормчей, обета монашества и осуждения на безбрачие. Не допускалось вступление в 4-й брак и лицам, достигшим 80-летнего возраста. При вступлении в брак учитывалось и конфессиональная принадлежность будущих супругов. Однако действие христианства сказывалось медленно, так как церковь сталкивалась с веками сложившимся юридическим бытом крестьянства. Обычное право отличалось особой консервативностью. Вплоть до XVIII столетия встречаются указания на полное игнорирование церковного венчания, в это же время встречаются случаи свободного расторжения брака по взаимному согласию супругов. Такому обстоятельству способствовали сами нормы православного церковного права, которые нередко противоречили друг другу, отсутствие четких и своевременных разъяснений по применению церковных правил, в том числе и византийских. С развитием государства усиливается влияние светского регулирования брачно-семейного права. В этот период развитие норм права, регулирующих вступление в брак, определялось противоречиями между церковным учением и его реализацией в жизнедеятельности людей, между действовавшим законодательством и обычным правом, а также между экономическими интересами государства, церкви и отдельных социальных групп. Во втором параграфе «Основания и порядок расторжения брака» исследуются установленные церковным каноническим правом и светским законодательством основания к разводу и порядок бракоразводного процесса. Христианское учение относило брачный союз к святым и вечным понятиям. Однако как союз нравственный, основанный на взаимопомощи, любви и взаимоуважении, при утрате этих качеств, брак становился бременем и распадался. В первые века христианства церковь еще не выражала идею прочности брачного союза. Русская православная церковь, также как и византийская, в принципе не признавала возможность развода и в качестве самостоятельной догмы принимала единственное основание, это – нравственное учение Христа о браке, по которому развод допускался только в случае прелюбодеяния. Кормчая, содержащая римские гражданские законы, допускала развод по многим основаниям. Вместе с тем, русское духовенство в вопросах развода не только отступало от канонических постановлений, но и довольно свободно толковало византийское гражданское законодательство, хотя в целом и руководствовалось им. Основаниями к расторжению брака, помимо прелюбодеяния, также являлись: неспособность мужа к брачному сожитию, бесплодие жены, пострижение в монашество, многобрачие, покушение или знание о покушении на жизнь другого супруга, царя или интересы государства. Расторгался брак и вследствие сумасшествия супруга или безвестного отсутствия одного из супругов. Русский быт признавал в качестве самостоятельного основания к разводу обоюдное согласие супругов. Порядок расторжения брака на Руси не был определен, и только с Уложения Стоглавого Собора, а также Уложения царя Алексея Михайловича он приобрел законченную и сложную по форме структуру и входил в ведение церковного суда. Неопределенность в основаниях к разводу, отсутствие единого источника и толкования правил, содержащихся в различных указах, привело к тому, что высшая духовная власть в России – Святейший Синод не был последовательным и устойчивым в своих взглядах. Только в начале XIX века были окончательно определены основания расторжения брака, которые оставались неизменными целое столетие. В третьем параграфе «Личные и имущественные права и обязанности супругов» исследуются взаимоотношения супругов в семье, их личные и имущественные права и обязанности. После принятия христианства церковь подчинила себе вопросы организации семьи. При регулировании личных отношений между супругами церковь руководствовалась каноническими постановлениями, а при определении имущественных отношений она применяла нормы светского византийского законодательства, содержащиеся в Кормчей. Личные отношения супругов имели исторические и национальные особенности, определялись не только их индивидуально-психологическими, но и социально-психологическими особенностями социальных общностей, в которых происходило их формирование. Муж признавался главой семьи и, следовательно, хозяином жены. Обыденное правосознание предоставляло мужу право наказывать жену и распоряжаться ее свободой и целомудрием по своему усмотрению. Жена не ограждалась законом от полного произвола мужа. Личные отношения супругов регулировались нормами религии и морали, а не права. Церковное законодательство не предоставляло супругам права самим определять свои личные взаимоотношения, они определялись понятием брачного союза как теснейшего внутреннего единения супругов, союза любви, подобного союзу Христа с церковью. По церковным нормам супруги были едины духом и плотью, по нормам нравственного поведения жена признавалась подругой мужа, его советницей и помощницей. Законодательство определило основные юридические принципы супружества: единая фамилия, совместное местожительство, единый социальный статус. Уравнение супругов по правам состояния имело место только в том случае, когда жена принадлежала к низшему сословию, чем муж. Идея брачного общения предполагала равенство общественного положения супругов и по единой фамилии, в частности по мужу. Совместное местожительство основывалось на идее брачного общения и на праве личной власти мужа. Первые русские источники, регулирующие имущественные права и обязанности, были сформулированы под влиянием византийского права. Под влиянием византийских законов и древнерусских семейных обычаев развивались правовые воззрения на имущественные отношения супругов. Правовое регулирование имущественных отношений между супругами на протяжении столетий претерпевало значительные изменения. До XVIII века господствовало начало общности имущества супругов в семье, и только в начале XVIII столетия закон установил раздельность имущества. В большинстве случаев имущество, которое могло быть объектом прав жены, по всей видимости, состояло исключительно из приданого. Принцип имущественной раздельности был чужд языческим понятиям и взглядам на женщину древних славян, этот принцип, занесенный вместе с христианством из Византии, возникал как таковой только при имущественных спорах в случаях расторжения брака. Существенные изменения в сфере имущественных отношений внесли реформы Петра I, передавшего все дела об имущественных спорах в ведение светских судов, что, несомненно, положительно сказалось на развитии и укреплении имущественной независимости жены. В четвертом параграфе «Правовое регулирование взаимоотношений родителей и детей» исследуются правовое положение ребенка в семье, взаимные права и обязанности родителей и детей. Патриархальный строй семьи древней Руси, авторитет семейства приводили к полной зависимости детей от своих родителей. Родительская власть представлялась формой права собственности. Отношения между родителями и детьми строились на отцовской власти. Дети подчинялись господству отца подобно рабам и составляли совокупность подвластных лиц (чад). Однако права лишать жизни своих детей, в частности при рождении, у родителей не было. Право жизни своих детей сводилось в основном к наказанию. «Домострой» и средневековая педагогика была построена на телесных наказаниях. Право наказания было почти бесконтрольным, так как дети не имели права обращаться в суд с челобитными на родителей и подлежали за это торговой казни с последующей выдачей их родителям. Отношения между родителями и детьми строились на многовековом обычае, по которому родительская власть обладала непререкаемым авторитетом. Церковь и государство не были заинтересованы в самостоятельности детей, и поэтому развитие взаимоотношений родителей и детей осуществлялось крайне медленно, что приводило к искусственному торможению общественных процессов. Патриархальные традиции и обычаи семьи одобрялись церковью, считавшей законом подчинение детей родительской власти. Представление о том, что родители в любых поступках руководствуются самыми лучшими побуждениями, приводило к государственному и церковному поощрению неоправданной жестокости к детям, своеволия главы семьи. Законодательство до конца XVII века не признавало жизнь несовершеннолетнего ребенка равной по социальному и правовому значению жизни взрослого. Предоставляя родителям право наказывать детей и не ограничивая их в этом, церковь и государство тем самым частично передавали родителям свои функции управления развитием члена общества (половозрастными и индивидуальными особенностями ребенка), доопределяя свое положение в обществе, устанавливали особенный правовой и социальный статус самих родителей и детей. Сохраняя многовековой обычай непререкаемого авторитета родительской власти, церковь и государство были заинтересованы в сохранении собственной абсолютной власти, поэтому не предоставляли самостоятельных прав детям, тем самым не предлагали новых правовых форм взаимоотношений родителей и детей и, как следствие, отношений гражданина и государства. Во второй главе «Частноправовое регулирование брачно-семейных отношений по законодательству России во второй половине XIX – начале XX столетия» состоящей из четырех параграфов, исследуется развитие семейного законодательства, законодательные акты и законопроекты указанного периода. В первом параграфе «Развитие законодательства, регулирующего брачные правоотношения во второй половине XIX века» исследуются правовые основы условий и порядка вступления в брак, расторжения брака и признания брака недействительным. Законодательство определяло условия признания брака законным и действительным, главные из которых были связаны с правоспособностью лиц вступающих в брак. Некоторые условия признавались безусловно необходимыми, и при несоблюдении их брак расторгался. Другие не имели такой безусловной обязательности, и брак, заключенный с их нарушением, не расторгался и оставался в силе. Тем не менее, законодательство, устанавливая такие «необязательные» условия, отсутствие их считало препятствием к совершению бракосочетания. Заключение брака откладывалось, или брак совершался (признавался действительным), но при этом супруги несли наказания или взыскания. Брак как общественный и гражданский институт, создавался не столько для продолжения рода, сколько для воспроизводства возможности рода продолжаться. Законодатель определял условия брачного союза таким образом, чтобы «естественные», природные отношения мужчины и женщины могли быть управляемыми, т. е. могли искусственно воспроизводиться. Социальное регулирование должно учитывать «естественные» закономерности продления рода. Эти закономерности включали характеристику следующих условий: 1) Объективные условия возможности рождения здорового потомства – это условия физиологической зрелости мужчины и женщины. Закон определял: нижний и верхний предел брачного возраста. Церковное право определяло достаточно ранний возраст для лиц, вступающих в брак: 15 и 13 лет для мужчины и женщины соответственно, по светскому законодательству брачный возраст наступал в 18 леи для мужчины и 16 лет – для женщины. Максимальный возраст составлял 80 лет; родство и свойство. Церковное законодательство запрещало вступление в брак лицам, состоящим между собой до четвертой степени родства включительно; способность к брачному сожитию. Принимая во внимание, что церковь воспитывала в прихожанах невинность, а внешние признаки неспособности к брачному сожитию не были определены, неспособность к сожитию являлась основанием не запрещения брака, а только его расторжения; душевное здоровье. Безумие и сумасшествие являлось условием, запрещающим брак, так как вследствие психического заболевания лицо не могло адекватно осознавать значение своих действий. 2) Духовные условия определяли единство духовной культуры лиц, вступающих в брак, что обеспечивало преемственность механизмов социального регулирования их поведения. Эту группу условий составляли следующие препятствия к вступлению в брак: четвертый брак. Церковь запрещала браки последующие после третьего брака, считая их равными многоженству, «делом распутным»; духовное родство. Крещение (восприемничество) являлось препятствием к вступлению в брак между восприемниками, с одной стороны, и воспринятыми и их родителями – с другой; обет священства и монашества. Закон запрещал вступать в брак лицам, монашествующим и посвященным в иерейский или дьяконский сан; различие вероисповедания. Допускались браки православных с христианами-иноверцами с подпиской и раскольниками в случае принятия ими православия или догматов официальной церкви; вступление в новый брак во время существования прежнего, так как нарушался принцип моногамии. 3) Выделяя социальные условия вступления в брак, законодатель в их числе называл: добровольное и непринужденное согласие мужчины и женщины. Не признавался законным и действительным брак, заключенный под влиянием насилия; исполнение обязательств. Гражданское законодательство признавало брак как таинство, и ни вступление, ни расторжение его не входили в область договорного права. В обычном праве брачный договор содержал условия о материальной ответственности за отказ вступления в брак. Договорная сторона брака имела для крестьян обязательную юридическую силу. Дела о нарушении условий брачного договора принимались к рассмотрению волостными судами; разрешение на вступление в брак. Запрещалось вступление в брак без дозволения родителей, опекунов и попечителей, а лицам, состоящим в гражданской или военной службе, – разрешения начальства. Если же брак совершался, то он не расторгался и не признавался недействительным, однако виновные подвергались различным видам ответственности; родство по усыновлению. Законодательство не предусматривало препятствия к браку между усыновителем и усыновленной, что было, несомненно, пробелом в праве; запрет на вступление в брак подопечных с опекунами или их детьми; отбывание наказания за правонарушение или преступление. Расторжение брака производилось только духовным судом по просьбе одного из супругов. Нормы о разводе не соответствовали тому понятию брака, которое декларировала церковь и гражданское законодательство. Нормы отстаивали лишь физическую сторону брачных отношений и не учитывали личные интересы и желания супругов создавать или прекратить их союз, и определяли то правовое пространство, которое получит свое развитие в законодательных проектах начала XX века. Во втором параграфе «Личные и имущественные отношения супругов» исследуются проблемы правового регулирования взаимоотношений между супругами. Тенденция развития брачно-семейного законодательства в России, начиная с реформ Петра I, выразилась в стремлении законодателя обеспечить в первую очередь социально-политические и экономические интересы государства. Правовым пространством, в котором была выражена эта защита, явились нормы права, регулирующие личные отношения супругов, экономические интересы – нормы, регулирующие имущественные отношения супругов. Согласно законодательству муж и жена – одно тело; муж есть глава жены; жена не отлучается от мужа. На этих началах и выводах из них было построено все русское законодательство о личных отношениях супругов. Личные отношения между супругами должны были основываться на взаимной любви и уважении. Законодательство, устанавливая главенство мужа в семье, вместе с тем, ограничивало его власть над женой, которая в личных и имущественных правах являлась самостоятельным членом семьи. Законодательство определяло, что супруги, состоя в браке, могли проживать раздельно, но при этом они не могли в обход закона, запрещающего развод по обоюдному согласию, закреплять это формальным актом, который устанавливал бы «самовольное разлучение». Вместе с тем, в обычном праве крестьян подобные соглашения заключались, и волостные суды их утверждали. Муж как глава семьи имел преимущественное право при определении места жительства супругов. В случае же его осуждения жена имела право не следовать за ним. Обязанность совместного проживания признавалась и обычным правом. Анализ судебной практики по делам о принуждении к совместному жительству показывает, что, отказывая в законных требованиях, суды мотивировали свои решения тем, что совместное проживание есть только нравственное правило, а не юридическое, и поэтому физическое принуждение к совместному жительству невозможно. В целом правовое регулирование межличностных отношений супругов ограничивалось лишь обеспечением их личной безопасности в браке и имущественной неприкосновенности супругов. Все иные межличностные отношения регулировались традициями, обычаями и церковными нормами нравственного поведения. Если в дореформенный период закон наделял мужа абсолютной властью над женой, то в постреформенный период ограничивал его власть над женой и устанавливал тем самым власть, регулируемую законом. В итоге российское семейное законодательство, с одной стороны, повторяло идеи обычного права, возникшие в язычестве на почве патриархального строя семьи. С другой стороны, через систему права государство развивало себя как социальный и политический институт, поэтому не могло использовать нормы канонического права, имевшие своим источником греко-римское законодательство, в силу чего они не оказывали существенного влияния на регулирование личных отношений супругов. Выражая экономические интересы государства, законодатель, с одной стороны, возложил на мужа обязанность по содержанию жены «по состоянию и по возможности своей», причем не только при совместном жительстве. Если жена не проживала с мужем по уважительным причинам, например, вследствие болезни, работы вне места жительства или недостойного поведения супруга в семье, право ее на алименты не ставилось под сомнение. Вместе с тем, закон закреплял принцип раздельного имущества супругов, по которому имущество, нажитое супругами в период брака, признавалось собственностью каждого из них. Супруги могли совершать со своим имуществом любые сделки, не спрашивая согласия другого супруга, в том числе сделки между собой. Супруг не нес имущественную ответственность по обязательствам другого. Кредиторы супруга-должника могли обратить взыскание только на его имущество. Приданое жены признавалось ее собственностью и рассматривалось законом как выдел по случаю замужества. Иначе обстояло дело в обычном праве, где все имущество, нажитое в браке и внесенное по иным основаниям, находилось в общем пользовании, в том числе и приданое, которое изначально предназначалось для облегчения совместной жизни. Фактически муж распоряжался имуществом своим и супруги, при этом нередко не в интересах семьи. Кроме того, муж как глава семьи должен был помимо жены содержать и детей. Поэтому законодатель, устанавливая принцип раздельного имущества супругов, освобождал жену от обязанности участвовать в семейных расходах. Законодатель тем самым создавал такую правовую систему, которая освобождала государство от необходимости экономически обеспечивать или поддерживать семью, предоставляя семье самой обеспечивать свое экономическое положение и выживание. Закон, ограничивая права мужа распоряжаться имуществом семьи, ослаблял патриархальные основания семьи и тем самым допускал возможность контролировать произвол и ограничивать абсолютную власть. Брачное законодательство постреформенной России присваивает себе право вторгаться в личную жизнь граждан и регулировать их семейные отношения. Государство устанавливает зависимость прочности супружеского союза уже не от власти мужа, а от личных, нравственных отношений супругов, основанных на взаимной любви. В дореформенный же период государство охраняло семью «от самой себя», оно не предоставляло супругам права самим определять свои личные взаимоотношения, предлагая им лишь идеал брачного союза, каковым выступал союз Христа с церковью. В целом можно утверждать, что правовое мышление этого периода разграничивало в самом существе человека его фактическую, природную, естественную сторону как объекта тех или иных отношений, так и признаки юридической, искусственной его природы, наделяя его качеством субъекта правоотношений, что в свою очередь привело к пересмотру концепции взаимоотношений государства и личности и затем привело к разработке новых законодательных проектов в начале XX века. В третьем параграфе «Взаимоотношения родителей и детей» исследуется институт родительской власти, права и обязанности родителей и детей Русское законодательство второй половины XIX века внесло существенные изменения в правовое регулирование личных и имущественных отношений родителей и детей. Закон настаивал на полной и разносторонней личной зависимости детей от родителей на протяжении всей жизни, делая исключение лишь в крайних случаях. Российское право в отличие от европейских законодательств устанавливало имущественную самостоятельность и независимость родителей и детей. Родительская власть распространялась только на социальное поведение детей, их межличностные взаимоотношения. Права и обязанности детей в отношении своих родителей продолжали основываться на принципах нравственного поведения. Дети должны «оказывать родителям чистосердечное почтение, послушание, покорность и любовь». Нормы, устанавливающие институт родительской власти, относились не к имущественной, а только к нравственной стороне социальных отношений. Они не только отражали роль нравственности и морали в жизни людей, но, главным образом, создавали, конструировали нравственность как механизм регуляции социального поведения людей. Не определяя содержание и условия ограничения и прекращения родительской власти, законодательство сохраняло ведущую роль в регулировании этих детско-родительских отношений таких форм права, как обычаи и традиции. Самостоятельными и независимыми в реализации своих имущественных прав были, как правило, родители и дети высших классов. В крестьянстве же существовал другой не установленный в законодательстве порядок отношения к семейному имуществу, согласно которому имущество семьи было общим достоянием, которым управлял домохозяин, и каждый в нем имел свою долю. Законодательство устанавливало равные и независимые права родителей и детей иметь свое собственное имущество. Имущественные отношения в свою очередь полагались независимыми от межличностных отношений, основанных на родительской власти. Традиционным же для крестьянской семьи было право долевой собственности, при котором последняя была не личной, а родовой, семейной. Такие имущественные отношения в крестьянской семье выполняли функцию воспроизводства семьи как социальной или психической общности. Анализ семейного законодательства показывает, что законодатель в своей законотворческой деятельности стремился таким образом построить семейно-правовые отношения, чтобы они в свою очередь создавали правовое поле, на котором могли бы воспроизводиться собственно государственные отношения. Родители наделялись правами, идентичными судебной власти, хотя и нереализуемыми на практике. Можно утверждать, что у государства еще не было собственных механизмов правового воздействия на поведение людей, кроме механизмов семейно-правового регулирования. Заметим, что не случайно использовалось выражение «родительская власть», которая выступала аналогом и правовым механизмом воспроизводства власти государственной. Практика реализации законов преследовала цель различать наличие особенных прав родителей в отношении детей и ограничения их в возможности применения права. Само же право (как система регуляции общественных отношений) тем самым усложнялось, дифференцировалось. При определении юридического положения незаконнорожденных детей (с принятием закона 1903 г. именуемых внебрачными) законодатель не имел четкой позиции. С одной стороны, он стремился сохранить традиционный законный брак, с другой – ввести в законотворческую практику понятие социальной справедливости. В целом закон создавал препятствия для опровержения законности рождения ребенка и, напротив, расширял возможности доказать законность рождения ребенка, наделяя таким правом даже его наследников. Устанавливая такие правила, законодатель стремился укрепить брак как часть социальной системы, а тем самым и государственность как социальное образование, а не биологическое или природное. В силу этого значимым в определении законности рождения являлось не кровное родство, а условия и возможности оформления и воспроизводства семьи как системы социальных («искусственных», а не «естественных», природных) отношений. Гражданское законодательство предусматривало две формы замещения родительской власти над детьми, оставшимися без попечения родителей, – опеку и попечительство. Состоящие под опекой малолетние не имели права совершать юридические действия, за них все действия совершали опекуны. При попечительстве несовершеннолетний мог самостоятельно совершать сделки по управлению имуществом, распоряжаться же мог только с согласия попечителя. Устройством детей, оставшимся без попечения, занимались опекунские учреждения. Каждое сословие имело свой опекунский орган. Опека устанавливалась либо по распоряжению родителей, в силу закона правительством или высочайшей властью, либо по назначению опекунских учреждений. Опекуну предоставлялись правомочия по управлению и распоряжению имуществом подопечного. Все действия его контролировались опекунскими учреждениями, которые строились по сословному началу. Институт опеки и попечительства отличался неясностью и неполнотой правил. В четвертом параграфе «Законодательные проекты и брачно-семейное право в начале XX века» исследуются новеллы семейного законодательства, основные тенденции развития семейного права. В конце XIX – начале XX века проводились масштабные кодификационные работы с целью обновления устаревшего законодательства. Разработчики проектов осознавали правовую ситуацию в России как ситуацию острых противоречий, требующих введения законодательных инициатив, которые могли сохранить стабильность общества и обеспечить его нереволюционное развитие. Тенденция развития семейного права определялась тем, как законодатель разрешал основные противоречия: между традиционными воззрениями на брак и необходимостью учитывать многоконфессионность России; между судебной практикой и буквой закона; между каноническими нормами и светским законом; между обычным брачным правом патриархальной России и действовавшим законодательством. Анализ судебной практики показал, что в целом решения суда не отвечали законодательству, значительно ему противоречили, тем самым создавали новые условия, которые требовали от законодателя осмысления правовой реальности и отражения ее в своей законотворческой деятельности. Проект гражданского уложения, разработка которого началась в конце XIX века и завершилась в 1902 году, не внес существенных изменений в регулирование брачно-семейных отношений. Так, проект сохранил влияние церкви на брак. Однако это влияние было ограничено нормами светского семейного законодательства, которое признавало приоритет канонических догм. Проект оставлял за церковью главную – охранительную функцию права. Церковь по-прежнему оставалась культурной силой российского народа, формировала национальное правосознание и обеспечивала укрепление государственности. Вместе с тем, господствующая в России православная церковь и законопроекты подчеркивали необходимость учитывать религиозные взгляды лиц других вероисповеданий, вступающих в брак, и обеспечивать их выражение. Законодательное мышление различало: а) принципы, базовые условия брака (главный – принцип свободного согласия), которые были всеобщими и не зависели от вероисповедания лиц, вступающих в брак; б) средства их реализации (способ выражения согласия на вступление в брак определялся нормами и правилами конкретного вероисповедания). Проект сохранил нормы действовавшего законодательства, которое признавало действительным только венчальный брак. Следовательно, заключение, расторжение его, а также личные отношения в семье регулировались нормами канонического права. Сохраняя неизменным ключевой принцип заключения брака как таинства, проект продолжал придерживаться канонической точки зрения на возможность расторжения брака, согласно которой нерасторжимость брака есть его неотъемлемое свойство. Прелюбодеяние по-прежнему являлось главным основанием развода. Практика бракоразводного процесса использовала правило формальных доказательств, требуя свидетельских показаний прелюбодеяния, что в действительности приводило не только к обману священнослужителей, но и распространению внебрачного сожительства, а тем самым к расхождению реальных и декларируемых людьми оснований брака и в целом расшатыванию православной правовой идеологии в сфере брака. Осознавая сложность правовой ситуации, церковь решилась на беспрецедентные уступки, отменив пожизненное безбрачие для лица, нарушившего святость брака, тем самым не препятствуя прелюбодеям заключать новые браки. Законопроект расширил перечень оснований к расторжению брака (к 1917 году их стало 11), который содержал внешние условия невозможности сохранения брака. В то же время законопроект не предлагал норм, в которых были бы названы внутренние основания развода, например, личное нежелание супругов продолжать совместную жизнь. Рассматривать эту сторону развода значило ставить под сомнение каноническое учение о таинстве брака, входить в противоречие с правилами вселенских соборов. Признать за супругами право самостоятельно принимать решение о заключении и расторжении брака означало бы наделить их новыми гражданскими правами и свободами, что не отвечало задаче сохранения существующего гражданского общества и политического строя. Большую дискуссию правоведов вызвало введение в правовую сферу России института раздельного жительства супругов, которое допускалось только по установленным основаниям и по решению духовного суда. В 1914 году был принят закон, по которому раздельное жительство супругов могло быть установлено по воле одного из них либо по взаимному согласию супругов. Замужние женщины могли свободно получать отдельные виды на жительство, не спрашивая согласия своих мужей. Тем самым законодатель в некоторых нормах устранял неравноправие женщины. В бракоразводном производстве не произошло изменений. Юрисдикция церкви осталась прежней, решение о разводе по-прежнему принималось духовным судом. Гражданские суды должны были устанавливать и проверять основания к разводу и передавать материалы о разводе в духовный суд. Он не вправе был устанавливать юридически значимые факты, т. е. основания к разводу, его роль заключалась только в формальном принятии решения, расторгнуть брак или нет. Проект, оставляя без изменения принцип раздельности имущества супругов, ввел новые нормы, регулирующие имущественные отношения супругов: правило о расширении круга участников алиментных обязательств, особый статус приданого и возможность передачи его мужу. Закон устанавливал, что заработок мужа шел на содержание семьи, а заработок жены, даже если он превышал доходы мужа, оставался в ее распоряжении. Если муж находился в нужде и был лишен возможности содержать себя, жена, даже проживавшая отдельно, была обязана предоставлять ему содержание. Новацией проекта 1902 года явилось включение в него правил о сговоре, соглашении о вступлении в брак. Сговор не создавал обязанности непременного заключения брака, однако, в случае его нарушения, стороны обязаны были возвратить полученные подарки и возместить убытки. Основанием внесения сговора как гражданско-правового института в проект явилось удерживающееся в обычном праве русского народа воззрение на брак как на сделку. Разработчики тем самым, формально допуская сделку, решающей оставили каноническую норму о таинстве брака. Проект не предусматривал в качестве основания расторжения брака взаимное согласие супругов, подтверждая, что брак по-прежнему является таинством, а не сделкой. Однако проект нового гражданского уложения так и не стал основным источником гражданского и семейного права. Начавшаяся в стране революция подвела черту под развитием семейного законодательства в Российской империи. В заключении диссертации сформулированы основные итоги и выводы исследования, обобщены полученные результаты. Основные результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях: 1. Левшин Э.М. Брачный договор (историко-правовое исследование и анализ современного законодательства): Учебное пособие.– Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2003.– 83 с. 2. Левшин Э.М. Становление правового института раздельного жительства супругов в России в конце XIX начале XX века // Гуманитарное образование: проблемы и решения: Сборник научных статей.– М.: Гуманитарный институт, 2003.– Вып. 4.– С. 65–73. 3. Левшин Э.М. Брачный договор в России (историко-правовой анализ) // Актуальные проблемы в области гуманитарных наук: от теории к практике: Сборник статей / Отв. ред. В.Б. Першин.– Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2003.– Вып. 4.– С. 80–93. 4. Левшин Э.М. Эволюция брака на ранних этапах развития общества // Нижегородский юрист.– 2000.– Вып. 3.– С. 24–28. Общий объем опубликованных работ – 6 п. л. Тираж 100 экз. Заказ Отпечатано в отделении оперативной полиграфии Нижегородской академии МВД России. 603600, Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3. This text was converted by Txt2Html.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.