WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


МЕРЫ ЗАЩИТЫ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 
На правах рукописи

ЛЕВКОВ АНДРЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ МЕРЫ ЗАЩИТЫ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

Специальность 12.00.01 – Теория и история права и государства; история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук Волгоград 2002 Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права

Самарской государственной экономической академии

Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор

Ведяхин Владимир Михайлович

Официальные оппоненты - доктор юридических наук, профессор

Сенякин Иван Николаевич

кандидат юридических наук

Рудковский Виктор Анатольевич

Ведущая организация - Казанский государственный университет,

юридический факультет Защита состоится « 6» апреля 2002г. в _______ часов на заседании

регионального диссертационного Совета К 203. 003. 01 в Волгоградской

академии МВД РФ: 400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии

МВД РФ. Автореферат разослан «_____» ____________2002г. Ученый секретарь регионального

диссертационного Совета

кандидат юридических наук, доцент М.В. Заднепровская

Общая характеристика работы Актуальность темы исследования. В советский период развития нашего государства приоритетной считалась защита интересов государства и общества. Впервые Конституция РФ 1993г. закрепила тезис о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст.2). Вместе с тем защита прав и свобод личности невозможна без обеспечения интересов общества и государства. Поэтому очень важно иметь сбалансированную систему правовых средств, направленных на реализацию интересов личности, общества и государства. Одним из таких правовых средств являются меры защиты.

Понятие «меры защиты» стало использоваться в литературе в конце 60-х годов. Целью введения такого понятия было прежде всего отграничение мер юридической ответственности от других мер, направленных на защиту права. Одной из первых работ по этой проблеме была кандидатская диссертация С.Н. Кожевникова, в которой рассматривались меры защиты с теоретико-правовых позиций . В 1973г. Г.Н. Стоякин защитил кандидатскую диссертацию по теме «Меры защиты в современном гражданском праве» . В дальнейшем специальных монографических исследований по данному вопросу не проводилось. Проблема мер защиты затрагивалась лишь в отдельных работах, статьях, как правило, лишь в контексте их отграничения от мер юридической ответственности (С.С. Алексеев, В.Д. Ардашкин, С.Н. Братусь, Э.П. Гаврилов, В.П. Грибанов, О.С. Иоффе, О.А. Красавчиков, О.Э. Лейст, Н.С. Малеин, А.С.Мордовец, В.Н. Протасов, М.Д. Шиндяпина и др.). А.С. Мордовец одним из первых не стал связывать меры защиты с правонарушениями, противоправным деянием – он их рассматривал в более широком контексте . В кандидатской диссертации Т.Б. Шубиной также была предпринята попытка рассмотреть понятие «меры защиты» в более широком смысле – не только в качестве средств восстановления нарушенного права, но и как мер, направленных на пресечение и предупреждение правонарушений . Подобной точки зрения придерживаются и некоторые другие авторы.



Объектом исследования является система российского законодательства, основные правовые категории, правовые средства, выраженные в том числе в мерах защиты.

Предметом исследования является система мер защиты, носящих об-щеправовой, межотраслевой и иной специфический характер.

Цель исследования заключается в анализе мер защиты как правовой категории, ее соотношения с другими правовыми категориями и понятиями.

Достижение цели исследования потребовало разрешения следующих задач:

- проанализировать степень научной разработанности темы;

- изучить и обобщить законодательный материал по данной проблеме;

- выявить соотношение понятий «защита права» и «меры защиты»;

- проанализировать соотношение понятий «меры защиты», «меры юридической ответственности», «меры безопасности»;

- определить объекты защиты права;

- осуществить классификацию мер защиты;

- раскрыть содержание мер защиты, носящих общеправовой или межотраслевой характер;

- дать характеристику отраслевым и иным специфическим мерам защиты. Теоретическая основа исследования

Поскольку проблема мер защиты связана с необходимостью изучения других общетеоретических вопросов, в работе используются результаты и обобщения научных исследований по таким проблемам, как понятие права (С.С. Алексеев, М.И. Байтин, Д.А. Керимов, С.Ф. Кечекьян, Р.З. Лившиц, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, П.Е. Недбайло, В.С. Нерсесянц, А.С. Пиголкин, С.В. Поленина, П.М. Рабинович, И.С. Самощенко, В.М. Сырых, В.А. Туманов, Р.О. Халфина, Л.С. Явич и др), функции права (С.С. Алексеев, М.И. Байтин, И.А. Власенко, Н.Н. Вопленко, Т.Н. Радько, В.Н. Синюков, В.А. Толстик, А.Н. Торопов и др.), юридическая ответственность (Б.Т. Базылев, С.Н. Братусь, Ю.А. Денисов, О.С. Иоффе, Н.С. Малеин, И.С. Самощенко, В.А. Тархов, М.Х. Фарукшин, Р.Л. Хачатуров и др.), объективное и субъективное право (Н.Г. Александров, Л.Д. Воеводин, О.С. Иоффе, С.Ф. Кечекьян, А.В. Малько, Н.И. Матузов, Е.Я. Мотовиловкер, П.Е. Недбайло, Ю.А. Тихомиров, Д.М. Чечот и др.), источники права (В.М. Баранов, А.Б. Венгеров, Н.В. Витрук, Т.В. Гурова, С.Л. Зивс, Е.В. Колесников, А.В. Мицкевич, С.В. Поленина, А.Ф. Шебанов, Л.С. Явич и др.). В диссертации широко используются работы ученых-специалистов в сфере конституционного, гражданского, трудового и других отраслей права (С.А. Авакьян, М.В. Баглай, И.Н. Барциц, М.И. Брагинский, В.П. Волжанин, Д.М. Генкин, А.М. Ларин, А.М. Нечаева, Г.А. Свердлык, Б.С. Эбзеев, В.Ф. Яковлев и др.). Методологическая основа исследования

В работе широко используется системный подход, выразившийся в анализе мер защиты как на общетеоретическом уровне, так и на уровне ис-следования норм различных отраслей российского законодательства. Такой подход позволил автору сделать теоретические обобщения, выводы и сформулировать конкретные рекомендации по совершенствованию законодательства о мерах защиты.

В ходе исследования использовались и другие общие и специальные научные методы познания: диалектический, логический, сравнительный, формально-юридический и др.

Эмпирическую основу исследования составили нормы Конституции РФ, федерального и регионального законодательства (прежде всего Самарской области), иных нормативно-правовых актов, практика Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ.

Научная новизна исследования определяется как поставленными целями и задачами, так и полученными теоретико-практическими результатами. В работе с учетом современных достижений российской юридической науки предпринимается попытка определить меры защиты как правовую категорию, осуществить классификацию данных мер. Данное понятие в литературе употребляется, но детальный анализ не осуществлялся, причем меры защиты в основном рассматривались и рассматриваются в рамках гражданского законодательства. С точки зрения диссертанта меры защиты могут применяться в различных отраслях права и носят многофункциональный характер.

На защиту выносятся следующие положения:

- дается понятие «защита права». Защита права включает в себя все правовые средства, направленные на защиту права в целом, прав и свобод, субъективных прав и законных интересов. По своей структуре защита права включает в себя меры защиты, меры юридической ответственности, меры безопасности;

- меры защиты – это правовые средства, не относящиеся к мерам юридической ответственности и мерам безопасности, уста-новленные в законодательстве и направленные на восстановление права, обеспечение его исполнения, на предупреждение и пресече-ние правонарушений;

- выделяются функции мер защиты, которые вытекают из функций права. В основном функции мер защиты базируются на охранительной функции права. Все функции мер защиты взаимозависимы. Выделяются восстановительная, превентивная, правообеспечительная функции;

- самостоятельными объектами защиты являются право как система норм, конституционные права и свободы, субъективные права и законные интересы;

- выделяются меры защиты, носящие общеправовой, межотраслевой, отраслевой и иной специфический характер;

- к общеправовым мерам защиты относятся решения Кон-ституционного Суда РФ. В работе показано, как своими решениями Суд защищает общеправовые принципы, в которых выражается сущность права;

- к межотраслевым мерам защиты относятся правовые ограничения, правовая неприкосновенность, самозащита. Целью правовых ограничений является прежде всего предотвращение негативных последствий поведения субъектов права, а для этого используются специальные правовые средства (обязывание, запреты и т.д.). Дается разграничение понятий «правовая неприкосновенность» и «иммунитет». Правовая неприкосновенность – понятие более узкое и касается только должностных лиц. Самозащита рассматривается на примере гражданского, трудового и уголовного права;

- из отраслевых и специфических мер защиты выделяются признание сделки недействительной, меры защиты в семейном праве, право вето, меры федерального вмешательства, исполнение обязанности в натуре, опровержение. Рассматриваются теоретические и практические проблемы реализации данных мер защиты.

Теоретическая значимость исследования. Положения работы представляют значимость для уточнения понятийного аппарата по проблеме защиты права, прав и свобод, для развития общей теории права и государства, а также для тех отраслей, которые связаны с мерами защиты, способствуют более глубокому осмыслению рассматриваемых проблем.

Практическая значимость работы состоит в том, что, во-первых, ряд положений, высказанных автором в диссертации по совершенствованию российского законодательства, может быть использован в правотворческой деятельности как на федеральном, так и на региональном уровне, и, во-вторых, результаты данного исследования могут быть использованы в дальнейших научных разработках по многим проблемам теории права.

Апробация работы

Основные положения результатов исследования отражены в 11 авторских публикациях.

Автор принимал участие в Международной научно-практической конференции «Проблемы правового регулирования коммерческой деятельности» (Самара, 2001г.), во Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых «Социально-экономические приоритеты регионального развития» (Самара, 2001г.), а также во внутривузовских конференциях по результатам научно-исследовательской работы, проводимых в Самарской государственной экономической академии.

Многие теоретические положения и выводы, содержащиеся в диссер-тации, используются в преподавании в Самарской государственной экономической академии курсов «Теория государства и права», «Проблемы общей теории права», «Теория и реализация прав человека».

Структура работы

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, подразделенных на 11 параграфов, заключения и списка использованной литературы.





Содержание работы Во введении обосновывается актуальность темы исследования, осве-щается степень ее разработанности, определяются цели и задачи работы, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения о теоретической и практической значимости результатов исследования.

В первой главе «Меры защиты как правовая категория» дается соотношение понятий «охрана» и «защита» права, определяется понятие «защита права», его структура, проводится отграничение мер защиты от других смежных категорий и понятий, определяются функции мер защиты и объекты защиты.

В работе прежде всего обращается внимание на необходимость различения таких понятий, как способы, средства, меры, формы защиты субъективных прав и законных интересов. В целях отграничения мер защиты от других смежных правовых категорий и понятий диссертант начинает свое исследование с понятия «защита права». В литературе по разному подходят к соотношению понятий «обеспечение», «охрана», «защита» прав и свобод, субъективных прав и законных интересов. Понятие «обеспечение» является родовым по отношению к понятиям «охрана» и «защита». Оно включает в себя всю систему правовых средств, направленных на наиболее полное пользование личностью своими правами и свободами, социальными благами. Некоторые авторы рассматривают понятие «охрана» шире понятия защиты (Э.П. Гаврилов, С.Н. Кожевников, Н.С. Малеин, Н.И. Матузов, В.А. Тархов), другие – отождествляют (Н.А. Боброва, И.В. Ростовщиков, Г.Н. Стоякин), третьи считают понятие защиты более широким, чем охрана (З.В. Макарова). Диссертант считает эти понятия различными – под охраной права целесообразно считать правоохранительные отношения, т.е. правоотношения по реализации норм юридической ответственности. Автор придерживается позиции тех авторов, которые включают в защиту права меры ответственности, меры защиты, меры безопасности (В.М. Ведяхин, Т.Б. Шубина).

В работе подчеркивается, что понятие меры защиты является самостоятельным не потому, что оно необходимо, как принято считать, для отграничения от юридической ответственности, а в силу того, что право, права могут защищаться с помощью различных правовых средств. По выполняемой роли правовые средства подразделяют на регулятивные и охранительные (А.В. Малько). Относя меры защиты к охранительным средствам, диссертант отмечает, что сами меры защиты могут в свою очередь реализовываться также посредством различных правовых средств: через субъективные права и обязанности, поощрения, дозволения и запреты и т.д.

В диссертации проводится анализ соотношения понятия «меры защиты» с такими близкими понятиями, как «юридическая ответственность», «меры безопасности».

С точки зрения диссертанта, характерной чертой юридической ответственности является применение штрафных санкций, которые в каждой отрасли права различны. Поэтому вряд ли пригодны такие определения юридической ответственности, которые характеризуют ее лишь как неблагоприятные последствия для правонарушителя при наличии вины последнего (Н.С. Малеин), как принудительное исполнение юридической обязанности (С.Н. Братусь, С.Н. Кожевников, А.Ф. Черданцев). Неблагоприятные последствия, принудительное исполнение обязанности характерны и для некоторых мер защиты – например, таких, как признание сделки недействительной, присуждение к исполнению обязанности в натуре, прекращение или изменение правоотношения, восстановление нарушенного права и др.

В последнее время в научной литературе стали использоваться такие понятия, как «юридическая безопасность», «правовая безопасность», «меры безопасности» (А.А. Тер-Акопов, Б.В. Дрейшев, И.Н. Сенякин, Н.В. Щедрин). Диссертант придерживается точки зрения, что под мерами безопасности следует понимать меры, направленные на пресечение и предупреждение правонарушений, строго определенные в законе, исполнение которых обеспечивается государственно-принудительным механизмом. К ним относятся меры административного пресечения, процессуального принуждения, воспитательного, медицинского характера и т.д.

Анализ позиций различных ученых по проблемам мер защиты позволил диссертанту сделать несколько выводов: 1) меры защиты, с одной стороны, в большинстве случаев тесно связаны с правонарушениями, противоправным поведением. Необходимость выделения мер защиты была обусловлена в свое время, видимо, тем, что правовые последствия противоправных деяний не всегда можно было обозначить в качестве мер юридической ответственности ввиду отсутствия, например, вины у субъекта, нарушившего чье-либо право или законный интерес. С другой стороны, нельзя связывать меры защиты не только с правонарушением, но и с противоправным деянием, т.к. некоторые меры защиты носят не восстановительный, а предупреждающий (например, право «вето», право на забастовку), правообеспечительный (признание права на что-либо, взыскание алиментов, самозащита) характер. Иначе говоря, как верно отмечают некоторые ученые (В.М. Ведяхин, А.С. Мор-довец, Т.Б. Шубина), меры защиты выходят за пределы правонарушения, противоправного деяния и имеют самостоятельное содержание и назначение; 2) никто ранее не мог дать классификацию мер защиты и это вполне понятно, так как ввиду отсутствия в законодательстве понятия «меры защиты» нельзя было точно определить, что к ним надо относить; 3) большинство авторов общий признак мер защиты и мер юридической ответственности находит в том, что они связаны с государственным принуждением. С точки зрения диссертанта, такой подход ошибочен, т.к. не все меры защиты применяются на основе государственного принуждения, - например, самозащита, признание права и т.д.; 4) ученые в основном отмечают восстановительный характер мер защиты. Но, во-первых, никто не раскрывает, в чем выражается конкретно восстановительный характер мер защиты; во-вторых, правовосстано-вительная функция характерна и для некоторых мер юридической ответственности (при взыскании неустойки, штрафа, при возмещении убытков, компенсации морального вреда и т.д.); и, в-третьих, не все меры защиты носят восстановительный характер – это не характерно для таких мер защиты, как самозащита, присуждение к исполнению обязанности в натуре, прекращение или изменение правоотношений, неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону и др.; 5) некоторые традиционные меры юридической ответственности выполняют в отдельных случаях функции мер защиты. Как известно, ответственность наступает только за противоправное виновное деяние. Но, например, такая распространенная форма гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, может применяться при правомерном поведении. Так, в соответствии со ст.782 ГК РФ исполнитель по договору возмездного оказания услуг вправе отказаться от исполнения обязательства по договору при условии полного возмещения заказчику убытков. Аналогичное право закреплено также в ст.978, 1003 ГК РФ. В этих случаях, безусловно, возмещение убытков является мерой защиты контрагента по договору, а не мерой ответственности, т.к. никто из сторон в этом случае неправомерных действий не совершал; 6) отсутствие вины при факте противоправного деяния не может признаваться признаком мер защиты, т.к. законодательство допускает безвиновную ответственность.

Таким образом, общеобязательных признаков, характерных именно для мер защиты, вывести невозможно. Необходимость же выделения мер защиты существует, потому что нельзя защитить свои права, право в целом только мерами юридической ответственности.

Дав определение мер ответственности и мер безопасности, можно предположить, что все иные меры, установленные в законодательстве и на-правленные на защиту права, прав и свобод, субъективных и законных интересов – это меры защиты. Иначе говоря, определение мер защиты носит не позитивный, а негативный характер – посредством отрицания признаков, присущих смежным правовым категориям и понятиям.

Далее исследуются функции мер защиты. Функции мер защиты прак-тически не исследовались. Последние в основном базируются на охранительной функции права, они взаимозависимы и взаимодействуют.

Функции мер защиты имеют сложное строение. К элементам содержания функций мер защиты автор относит ее субъектов, основания применения, средства осуществления. В работе подробно раскрываются эти элементы. В частности, подчеркивается, что основанием применения мер защиты не могут быть правонарушения. Правонарушение является основанием юридической ответственности, причем подчеркивается, что только наличие всех элементов состава правонарушения делает это деяние правонарушением. Не всегда для применения мер защиты обязателен факт противоправного поведения. Например, Президент РФ может пользоваться правом «вето» не только в случаях принятого Федеральным Собранием закона, не соответствующего Конституции РФ, но и в силу политических, экономических, социальных причин.

В тех случаях, когда наблюдается факт противоправного поведения, но либо нет вины, либо трудно доказать, могут быть применены или меры защиты, или меры юридической ответственности (так называемая безвиновная ответственность). В связи с этим диссертант останавливается на проблеме безвиновной ответственности, которая, по его мнению, должна быть исключена из норм как публичного, так и частного права.

Основанием применения мер защиты могут быть и правовые ошибки. Они возможны и в рамках правомерного поведения, и в рамках правонарушения, и в процессе законодательной, правоохранительной, интерпретационной деятельности, они могут быть и материальными, и процессуальными и др.

В работе указывается, что правовые последствия применения мер за-щиты, средства применения мер защиты могут быть самыми различными. Так, наряду с такими основными правовыми средствами, как позитивные обязывания, запрещения, дозволения, могут применяться гарантии, договоры поощрения и т.д.

Далее в диссертации обстоятельно исследуется вопрос о классифика-ции функций мер защиты. Выделяются восстановительная, превентивная и правообеспечительная функции. В работе утверждается, что восстановительная функция присуща многим мерам защиты, что эта функция имеет целью не только восстановление нарушенного права и имущественной сферы потерпевшего, но и восстановление правопорядка, правового состояния общества в целом, поскольку в результате применения мер защиты защищается не только какое-то конкретное субъективное право, но и право в целом.

Превентивное воздействие мер защиты выражается двояким образом: а) в фактическом пресечении неправомерных действий, возможных правонарушений; б) в воздействии на тех субъектов, кто может позволить в будущем нарушить чьи-либо права (например, признание Конституционным Судом РФ нормативного акта субъектов РФ не соответствующим Конституции РФ предостерегает других субъектов РФ от принятия подобных решений).

С точки зрения автора, мерам защита присуща и такая специфическая функция, как правообеспечительная. Вывод о существовании такой функции обоснован тем, что многие меры защиты направлены именно на обеспечение исполнения, осуществления тех или иных прав и свобод, субъективных прав и законных интересов. Они не могут быть охвачены охранительной функцией, поскольку последняя реализуется прежде всего посредством норм юридической ответственности. К таким мерам защиты можно отнести признание права, самозащиту, присуждение к исполнению обязанности в натуре, пре-кращение или изменение правоотношений, опровержение порочащих лицо сведений, взыскание алиментов и т.д.

В диссертации исследуется вопрос об объектах защиты права. Учитывая, что в литературе достаточно подробно изучаются проблемы понятия права, субъективных прав и законных интересов, диссертант пытается сформулировать свое отношение к этим проблемам. Он придерживается нормативного подхода к пониманию права. В работе подчеркивается, что объектом защиты является не естественное, а позитивное право, хотя, безусловно, позитивное право может быть разумным и справедливым лишь в том случае, если оно основывается на естественных законах.

В качестве самостоятельного объекта защиты выделяются конституционные права и свободы, субъективное право и законные интересы. Диссертант поддерживает позицию тех ученых, кто указывает на субъективный характер конституционных прав и свобод (Л.Д. Воеводин, Н.И. Матузов). Различие между конституционными правами и свободами проводится по их содержанию и порядку защиты. В работе используются общепринятые большинством ученых понятия субъективного права и законных интересов (Н.Г. Александров, Н.В. Витрук, Н.С. Малеин, А.В. Малько, Н.И. Матузов, Ю.Г. Ткаченко). В любом случае, о каком бы объекте не шла речь, в конечном счете задачей правового государства должна быть защита права, основной целью которого, как подчеркивал Р. Иеринг, является уравновешивание интересов в обществе и нахождение баланса между ними .

Во второй главе диссертации рассматриваются меры защиты, носящие общеправовой и межотраслевой характер.

Основанием классификации мер защиты могут быть их функции, а также структура права, которая, как известно, включает в себя право в целом, отрасли, подотрасли, институты и т.д. В соответствии с функциями можно выделить восстановительные, превентивные и правообеспечительные меры защиты. Однако поскольку меры защиты могут осуществлять сразу несколько функций, такая классификация не позволяет раскрыть истинного содержания и назначения той или иной меры защиты. В связи с этим диссертант предлагает считать более точным основанием классификации мер защиты структуру права. В результате выделяются меры защиты, носящие общеправовой характер, т.е. такие, которые имеют значение для всех отраслей права, либо применяется во всех отраслях, межотраслевые, применяемые в двух-трех отраслях права, и отраслевые, специфические, которые применяются либо в одной отрасли права, либо настолько оригинальны по своему содержанию, что независимо от их характера, значения, нуждаются в самостоятельном изучении (например, вето Президента, опровержение и др.).

К общеправовым мерам защиты автор относит решения Конституци-онного Суда РФ. В юридической литературе в основном дискутируется во-прос, признавать или не признавать в качестве источника права решения Конституционного Суда РФ. Автор полагает, что решения Суда, независимо от того, считать их источником права или не считать, являются мерами защиты права, поскольку в своих решениях Суд защищает не только субъективные права или законные интересы, а прежде всего защищает конкретную правовую норму, конкретный нормативный акт, Конституцию РФ, т.е. защищает право как юридическую и социальную ценность, что соответствует такому признаку правового государства, как господство в обществе права. Не случайно в литературе выделяется правозащитная, правоутверждающая функция Конституционного Суда (Г.А. Шмавонян), а самозащищенность права и правовой системы признается важнейшим элементом правовой безопасности (Б.В. Дрейшев, И.Н. Сенякин). Весьма значима та роль, которую играют в развитии законодательства и совершенствовании правовой системы страны правовые позиции Суда, формулируемые им при обосновании своих решений. Эти правовые позиции неизбежно учитываются в дальнейшем не только правоприменительными органами, но и законодателем. В результате они оказывают влияние на общее развитие права, формирование новых правовых норм и институтов (В.И. Анишина, М.В. Баглай).

Сущность, содержание права, как известно, раскрываются через его принципы. Конституционный Суд РФ защищает, утверждает в своих реше-ниях прежде всего общеправовые принципы (К. Гаджиев, О.В. Романова). К ним обычно относят справедливость, гуманизм, демократизм, разделение, федерализм, законность и т.д. На основе анализа конкретных решений Суда диссертант показывает, как своими решениями он защищает основные принципы права. Причем подчеркивается, что важное значение имеют как постановления, так и определения Суда, как постановляющая, так и мотивировочная части этих решений.

Приведем несколько примеров таких решений. В постановлении Суда от 27 апреля 2001г. «О проверке конституционности ряда положений Таможенного Кодекса» указывается, что конфискация (взыскание стоимости) товаров и транспортных средств независимо от времени совершения или обнаружения нарушений таможенных правил не согласуется с вытекающим из ст.1 (часть 1) Конституции РФ и обязательным в демократическом правовом государстве требованием справедливости при применении ответственности за правонарушение и противоречит ст.55 (часть 3) Конституции РФ, не допускающей несоразмерное указанным в ней конституционно-значимым целям ограничения прав и свобод человека и гражданина .

Суд обращает особое внимание на важность соблюдения естественных прав и свобод человека. К таким правам относится, например, свобода передвижения, выбора места пребывания и жительства. Суд в постановлении по делу о проверке конституционности ряда положений пункта «а» ст.64 УК РСФСР от 20 декабря 1995 г. указывает, что ограничение права свободно выезжать за пределы РФ, как и любого иного конституционного права, допустимы в строго определенных ст.55 (часть 3) Конституции РФ целях. Эти ограничения не могут толковаться расширительно и не должны приводиться к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами РФ, и влечь уголовную ответственность за бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы, квалифицируемые в соответствии с п. «а» ст.64 УК РСФСР как измена Родине .

Суд в своих решениях уделяет большое внимание защите таких политических принципов российского права, как разделение властей и федерализм. Так, Суд в своем определении от 20 ноября 1995г. об отказе в принятии к рассмотрению запроса группы депутатов Государственной Думы и запроса Верховного суда РФ о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» обратил внимание на невозможность подмены законодательной власти судебной – в соответствии с конституционным принципом разделения властей Конституционный Суд РФ не вправе подменять законодателя. Согласно Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде РФ» он решает исключительно вопросы права и должен воздерживаться от рассмотрения дел, в которых, по сути, преобладают аспекты политической целесообразности . Такое решение очень важно в связи с тем, что в 1992-1993г.г. Конституционный Суд в определенной мере использовался как элемент политики.

Федерализм как правовой принцип стал выделяться лишь в последние годы (М.И. Байтин, В.М. Ведяхин, А.В. Малько, И.Н. Сенякин, В.Н. Синюков и др.). По вопросам федерализма Суд принял ряд решений: по делу о проверке конституционности пункта 1 ст.1 и пункта 4 ст.3 Закона РФ «О дорожных фондах в РФ» , по делу о проверке конституционности Закона Московской области «О порядке отзыва депутата Московской областной Думы» , по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Алтайского края и др.

Очень важное теоретическое и практическое значение имеет постановление Суда от 7 июня 2001г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». В связи с тем, что некоторые субъекты РФ объявляют себя суверенными государствами, Суд подчеркнул, что Конституция РФ не допускает какого-либо иного носи-теля суверенитета, помимо суверенитета РФ. Суверенитет РФ, в силу Кон-ституции РФ, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, т.е. не допускает суверенитета ни рес-публик, ни иных субъектов РФ .

В работе содержатся и критические замечания по поводу некоторых решений Суда. Диссертант указывает также, что решения Суда защищают право лишь в том случае, если эти решения правильны, обоснованы и если они исполняются.

В качестве межотраслевых мер защиты в работе выделяются правовые ограничения, правовая неприкосновенность, самозащита и др.

Правовые ограничения определяются как превентивные меры защиты общества, государства, граждан от возможных злоупотреблений со стороны определенного круга лиц. К мерам защиты относятся только правомерные ограничения, не имеющие целью наказание виновных, направленные, с одной стороны, на защиту интересов общества, государства, противостоящей субъекту стороны, а, с другой, на сдерживание собственных интересов субъекта.

Ограничения прав и свобод имеют различные проявления: они могут вытекать из самого правового акта или из фактических действий, возможны как в отношении физических, так и юридических лиц, они допустимы в сфере действия как публичного, так и частного права, применимы в отношении коллективных и индивидуальных прав и т.д. Подчеркивается, что правовые ограничения реализуются с помощью различных правовых средств: обязанностей, запретов, приостановления, отстранения и т.п.

В диссертации исследуется вопрос о соотношении правового ограни-чения и правового запрета. По мнению автора, в отдельных случаях запрет по сути является правовым ограничением – например, юридические лица – управляющие инвестиционными фондами не имеют права выпускать иные ценные бумаги, кроме акций или инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов. В этом случае правовое ограничение является мерой защиты. В других случаях запрет является мерой наказания (например, при запрете судом занимать определенные должности), элементом правового режима (например, при чрезвычайных обстоятельствах), юридическим фактом (например, ст.14 Семейного Кодекса РФ устанавливает обстоятельства, препятствующие заключению брака) и т.д. Таким образом, правовые ограничения и запреты по своему функциональному назначению могут совпадать, а могут и различаться.

В литературе порой указывается на необходимость широкого понимания правового ограничения, не сводимого к негативным правовым средствам (запретам, наказаниям и т.п.). Так, к правовым ограничениям предлагается относить и позитивные правовые средства (например, принципы права, управомочивающие и рекомендательные предписания), которые лимитируют поведение людей, определяют границы их активности (В.Н. Карташов).

С точки зрения диссертанта, такой подход ошибочен, т.к. целью правовых ограничений является прежде всего предотвращение негативных последствий поведения субъектов права, а для этого требуются специальные правовые средства (обязывания, запреты и т.д.). В противном случае все правовые средства можно обозначить как правовые ограничения, поскольку многие из них устанавливают точный круг прав, обязанностей – например, нормы о компетенции, определяющие объем полномочий того или иного органа государственной власти, тоже в конечном счете носят ограничительный характер, т.к. они ограничивают круг деятельности этого органа определенным кругом вопросов.

Далее в работе рассматриваются самые различные виды правовых ограничений. Подчеркивается, что правовые ограничения могут выражаться самым различным образом: путем четкого указания таких ограничений, пределов правомерного поведения, в форме умаления прав, приостановления. По мнению диссертанта, к правовым ограничениям можно отнести также отстранение от работы.

В работе в качестве меры защиты рассматривается правовая неприкосновенность. Проводится различие между понятиями «иммунитет» и «правовая неприкосновенность» как по объему содержания, так и по назначению. Автор считает, что правовая неприкосновенность является частью понятия «иммунитет» и она применима только в отношении должностных лиц. Анализируется законодательство о правовой неприкосновенности, дается оценка изменениям в связи с этим правового статуса судей.

Диссертант подробно останавливается на характеристике самозащиты. В научной среде нет единства по вопросу, как признавать самозащиту – формой или способом защиты. В работе утверждается, что самозащита – это материально-правовая, а не процессуальная категория, поскольку она включает в себя как фактические, так и юридические действия, направленные на защиту права, причем такие, которые нельзя облечь заранее в какие-то процедурные рамки.

В диссертации проводится отграничение самозащиты от добровольного удовлетворения, мер оперативного воздействия, удержания, самоуправства. Самозащита рассматривается на основе анализа норм уголовного, гражданского, трудового права. В частности, отмечается, что впервые в новом Трудовом кодексе РФ самозащите посвящены две статьи (ст.379, 380).

Кроме вышеописанных в данной главе мер защиты, российское зако-нодательство предусматривает некоторые и другие меры защиты – признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, прекращение или изменение правоотношений, признание судом недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, неприменения судом при рассмотрении имущественного спора акта, противоречащего закону. Все эти меры защиты подробно исследуются в работе.

В третьей главе изучаются отраслевые и иные меры защиты.

Одной из самых распространенных подобных мер защиты является признание сделки недействительной. Сделка, как известно, относится к числу основных институтов и понятий гражданского права. Учитывая это, диссертант останавливается прежде всего на общетеоретических проблемах реализации данной меры защиты.

В литературе неоднозначно решается вопрос, признавать недействи-тельные сделки правонарушениями или не признавать. Большинство авторов не считает недействительные сделки правонарушениями. Те же ученые, кто относит недействительные сделки к правонарушениям, делают это очень осторожно (М.М. Агарков, О.А. Красавчиков, И.Б. Новицкий, Ю.К. Толстой и др.). Наиболее категоричен по этому вопросу Ф.С. Хейфец, признающий все сделки (ничтожные и оспоримые) правонарушениями.

С точки зрения автора, оценивать все недействительные сделки правонарушениями нельзя потому, что они не всегда совершаются виновно и закон (например, ст.168 ГК РФ), устанавливающий общие условия недействительности сделки, связывает ее с объективным несоответствием требованиям закона, независимо от вины субъектов (субъекта) сделки. Правонарушения же предполагают, как правило, наличие вины. Более того, правонарушения влекут наступление юридической ответственности, которая выражается в штрафных санкциях, в результате чего правонарушитель претерпевает лишения имущественного, личного или организационного характера.

С теоретической точки зрения очень важно, по каким основаниям сделки признаются недействительными. Одним из оснований недействительности сделок гражданское законодательство признает ее несоответствие требованиям закона или иным правовым актам (ст.68 ГК РФ). В литературе принято признавать законность содержания сделки основным условием действительности сделок. В отношении названия и определения содержания данного условия действительности сделок в отечественной юридической литературе не сложилось единого мнения. Большинство ученых под законностью сделки понимают соответствие содержания сделок нормативным актам (О.С. Иоффе, Е.А. Суханов, Р.О. Халфина и др.). Отдельные авторы под законностью сделки понимают не только соответствие ее содержания нормативным актам, но и управомоченность лица, совершающего сделку (О.А. Красавчиков, В.П. Шахматов и др.). Некоторые авторы в законность как условие действительности сделок включают законность содержания, возможность исполнения, определенность содержания (Л.А. Лунц, И.Б. Новицкий и др.). Есть точка зрения, что существуют позитивные и негативные условия, предъявляемые нормативными актами к содержанию сделки (М.И. Семенов).

Диссертант считает, что понимание законности как условие сделки должно основываться на общетеоретическом понимании законности. В ре-зультате такого подхода формулируются следующие выводы: а) сделки должны соответствовать не только законам, но и подзаконным нормативным актам; б) сделки должны признаваться недействительными и в том случае, если они не соответствуют решениям органов исполнительной власти, основанным на законе; в) в последние годы сначала в качестве источников права стали выделять нормативно-правовой, типовой, а затем и обычный договор, прежде всего гражданско-правовой (А.Б. Венгеров, В.В. Иванов, Т.В. Кашанина, Е.В. Колесников, Л.И. Спиридонов). Следует отметить, что с одной стороны, любой договор, в том числе и нормативный, и административный, и конституционный, является сделкой и он должен отвечать требованиям действительности сделки, а с другой стороны, гражданско-правовой договор должен соответствовать нормативным, административным, конституционным договорам, например, договорам между Центром и субъектами РФ, между самими субъектами РФ и т.д.; г) гражданские правоотношения могут регулироваться, помимо законов, Указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, актов министерств, ведомств, договоров, положениями, которые не укладываются в рамки понятия нормативного акта. Речь идет об обычаях делового оборота, которые рассчитаны исключительно на предпринимательские отношения. В диссертации раскрываются особенности применения данных обычаев.

Одним из видов недействительных сделок, требующих общетеорети-ческого анализа, является ничтожная сделка, признаваемая таковой в соот-ветствии со ст.169 ГК РФ – сделка, совершенная с целью, заведомо против-ной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. К сожалению, ст.169 ГК РФ страдает правовой неопределенностью: что понимать под основами правопорядка и нравственности – неясно ни законодателю, ни правоприменителю.

С точки зрения автора, под основами правопорядка следует понимать те положения, которые сформулированы в Конституции РФ, в главе 1 «Основы конституционного строя». Положения данной главы направлены не только на защиту публичных интересов (например, ст.4 утверждает, что Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ, ст.5 устанавливает принцип равноправия всех субъектов РФ), но и частных интересов (ст.2 признает высшей ценностью человека его права и свободы, ст.8 защищает свободу экономической деятельности, ст.8, 9 признают право частной собственности, в том числе и на землю). Причем не обязательно при этом должны нарушаться нормы УК РФ.

Согласно ст.169 ГК РФ сделка признается недействительной, если она нарушает основы нравственности. Известно, что гражданское законодательство ряда стран считает сделки, нарушающие мораль, недействительными. В нашей стране до нового ГК такой нормы не было, хотя в литературе высказывались соображения о необходимости признания сделок недействительными, противоречащим нормам морали (Д.М. Генкин).

С точки зрения общей системы ценностей, сложившихся в современ-ном обществе, право должно отвечать требованиям морали. Но право должно отвечать требованиям не всякой морали, а общепринятым, общечеловеческим, элементарным этическим требованиям, соответствующим основным началам христианской культуры, а также культуры иудаизма, ислама, буддизма. Общепринятые нравственные требования, играют по отношению к человеку ограничивающую роль и направлены прежде всего на сохранность, позитивное консервирование устоев, в которых заинтересовано население, на уважительное отношение к человеку, исключающее жестокость и насилие (А.В. Малько). Какие же конкретные общенравственные требования будет учитывать суд при применении данной статьи, сейчас сказать невозможно – пока такой судебной практики нет. Поэтому не случайно в литературе высказываются мнения об ошибочности выделения нарушения основ нравственности в качестве отдельного основания недействительности сделок (М.И. Семенов).

Исходя из того, что семейные правоотношения носят самостоятельный правовой характер, меры защиты семейных прав носят своеобразный юридический характер, не соответствующий традиционному пониманию мер защиты. В работе подробно рассматриваются восстановительные, превентивные и правообеспечительные меры защиты. Показано, например, что основанием применения некоторых правовосстановительных мер защиты является не противоправное поведение, не нарушение норм права, а правомерное поведение лиц, лишенных родительских прав. Данную меру защиты автор относит к нормам-стимулам, поскольку она поощряет законопослушное, примерное поведение данных лиц. К подобной мере защиты и относится норма, пре-дусматривающая отмену ограничения родительских прав. Подробно рас-сматриваются такие правопрекращающие меры защиты, как признание брака недействительным, расторжение брака. Заслуживает интереса рассмотрение брачного договора как превентивной меры защиты.

Из специфических мер защиты автор подробно останавливается на праве вето, средствах федерального вмешательства, опровержении и т.д. Самостоятельной превентивной мерой защиты признается возвращение Президентом РФ принятого закона по процедурным мотивам. К превентивным мерам защиты относятся также заключения Президента РФ и Правительства РФ на законопроекты. Высказываются конкретные предложения по совершенствованию законодательства о мерах федерального вмешательства. Особое внимание уделяется правовой защите деловой репутации юридических лиц.

Характеристика всех мер защиты основана на самостоятельном изучении автором судебно-арбитражной практики.

В заключении диссертации формулируются основные теоретические выводы и рекомендации по совершенствованию законодательства о мерах защиты.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Понятие «меры защиты» в праве // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып.15. – Тольятти. 2001. – 0,5 п.л.

2. Категория самозащиты в российском праве // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып.16. – Тольятти, 2001. - 0,3 п.л.

3. Решения Конституционного Суда РФ как мера защиты права // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып.17. – Тольятти, 2001 – 1,0 п.л.

4. Меры защиты как правовая категория // Вестник Института права Самарской государственной экономической академии. – 2001. - №1. – 0,5 п.л.

5. Признание сделки недействительной как мера защиты (в соавторстве) // Вестник Самарской государственной экономической академии. – 2001. - №3. – 0,7 п.л.

6. Защита прав в период рыночных отношений // Социально-экономические приоритеты регионального развития. Материалы Всероссийской научно-практической конференции студентов и мо-лодых ученых. – Самара, 2001 – 0,1 п.л.

7. Защита права в гражданском законодательстве // Проблемы правового регулирования коммерческой деятельности. Материалы международной научно-практической конференции. – Самара, 2001 – 0,1п.л.

8. О соотношении мер защиты с другими правовыми понятиями и категориями // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып.19. – Тольятти, 2002 – 0,6п.л.

9. Меры защиты в семейном праве // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып.19. – Тольятти, 2002 – 0,6п.л.

10. Функции мер защиты // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып.20. – Тольятти, 2002 – 0,9п.л.

11. Правовые ограничения и правовая неприкосновенность как мера защиты // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Вып.21. – Тольятти, 2002 – 1,1п.л.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.