WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРИНУЖДЕНИЕ В СИСТЕМЕ ФОРМ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 
На правах рукописи

РГ Г ОП Об

ЛАНОВАЯ ГАЛИНА МИХАИЛОВНА

ПРИНУЖДЕНИЕ В СИСТЕМЕ ФОРМ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Специальность 12.00.01 - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2006

2

Работа выполнена на кафедре теории государства и права Московского университета МВД России.

Научный руководитель - кандидат юридических наук, доцент

Лизикова Ирина Ивановна

Официальные оппоненты:

- доктор юридических наук, профессор Афанасьев Владимир Сергеевич

- кандидат юридических наук Клименко Алексей Иванович

Ведущая организация - Академия экономической безопасности

МВД России

Защита состоится 8 июня 2006 года в 12 час. 00 мин. на заседании диссертационного Совета Д 203.019.01 при Московском универсигете МВД России по адресу: 117997, г. Москва, ул. Академика Волгина, д. 12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского университета МВД России.

Автореферат разослан «_ С » Ll-LCtJ? 20061

Ученый секретарь

диссертационного совета ^JJ, j/f И.И. Лизикова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Проблема принуждения занимает одно из центральных мест в общей теории права. В правовой сфере, выступающей особой сферой общественных отношений, зачастую интересы одних субъектов могут реализовываться только за счет ограничения возможностей для удовлетворения интересов других субъектов, а значит, использование принудительных методов воздействия в указанной сфере неизбежно. Вместе с тем, удовлетворение тех или иных потребностей за счет подавления воли других лиц никогда не признавалось абсолютно допустимым, не подлежащим ограничению, в связи с чем постоянно существовала проблема определения пределов принудительного воздействия в правовой сфере. Особую актуальность проблема принуждения приобретает в современных условиях, характеризующихся значительным усложнением общественных отношений и постоянным нарастанием противоречий между интересами отдельных субъектов, действующих в правовом пространстве.

То обстоятельство, что правовые предписания принудительны лишь постольку, поскольку поддерживаются и обеспечиваются силой государства, предопределяет неразрывную связь между принуждением и государственно-властной деятельностью - прежде всего, деятельностью правореализацион-ной, выраженной в применении норм права уполномоченными на то субъектами в установленном законом порядке. Поскольку правоприменение представляет собой особую форму государственно-властной деятельности, имеющие в нем место проявления принудительности обладают ярко выраженной спецификой, а значит, исследование принуждения в правоприменении приобретает очевидную теоретическую и практическую значимость. В рамках данного исследования требует своего разрешения и проблема соотношения принуждения в правоприменении с другими проявлениями принудительности в правовой сфере.

РОС. Н\1Ы0|1\ЛЬНАЯ

ПИБ.1И0ТГК\

С-П'iepoypi

ОЭ 20а?акг ЧХЧ

4

Неоднородность правоприменения в содержательном плане, выделение в его составе деятельности по правоохране и деятельности по позитивному правовому регулированию, вызывает необходимость выяснить, всякое ли применение права тесно связано с принуждением, либо такая связь характерна только для его правоохранительной формы. Исследование принуждения в системе форм правоприменения является актуальным еще и потому, что именно оно, как представляется, способно дать ключ к пониманию сущности и содержания механизма реализации принуждения посредством правоприменительной деятельности.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема места и роли принуждения в правоприменении относится к числу наименее разработанных в общей теории права, а в системе форм правоприменения указанное явление вообще практически не изучалось. Однако многие правоведы, исследуя правоприменение как особую форму реализации права и изучая принуждение в качестве одного из способов воздействия на волю и поведение участников общественных отношений, в том или ином контексте затрагивали отдельные вопросы, касающиеся соотношения принуждения и правоприменения. Разработка общетеоретических вопросов, в той или иной степени связанных с проблематикой данного исследования, осуществлялась такими учеными, как С.С. Алексеев, М.И. Байтин, А.В. Василенко, Н.Н. Вопленко, И.Я. Дюрягин, И.А. Галаган, Н.В. Карташев, А.И. Козулин, В.В. Лазарев, И.П. Левченко, О.Э. Лейст, А.С. Пиголкин, Р.Х. Макуев, Я.С. Михаляк, П.Е. Не-дбайло, Ю.С. Решетов, К.М. Сарсенов, В.В. Серегина, В.А. Юсупов, а также многими другими. Вопросы реализации отраслевых мер принуждения, непосредственно связанные с проблемой принуждения в системе форм правоприменения, в своих исследованиях рассматривали М.М. Ардавов, Д.Н. Бахрах, В.Г. Капустянский, З.Ф. Коврига, А.П. Коренев, Ф.М. Кудин, Н.В. Макарей-ко, В.Е. Севрюгин, О.А. Чаусская и другие.

Объектом исследования выступает принуждение как явление социальной действительности, характерное в том числе и для правовой сферы.

5

Предметом исследования являются особенности и закономерности взаимосвязи государственно-правового принуждения с правоохранительной и оперативно-исполнительной формами применения права.

Основной целью исследования выступает выявление всех проявлений принудительности, имеющих мест о в каждой их форм применения права, установление характера их взаимосвязи между собой, а также с иными проявлениями принудительности в государственно-правовой сфере.

Достижение поставленной цели требует решения следующих исследовательских задач:

- выявления сущности и содержания принуждения как феномена, характерного для всех без исключения сфер социальной жизни;

- определения специфики принуждения, находящего свое выражение в системе форм правоприменения;

- установления характера связи между правоохранительной формой применения права и осуществлением государственно-правового принуждения;

- выявления всех проявлений принудительности в правоохранительной форме правоприменения и их исследования;

- определения наличия или отсутствия связи между принуждением и оперативно-исполнительной формой применения права;

- раскрытия специфических особенностей реализации мер принуждения как правоприменительной деятельности, осуществляемой в правоохранительной форме, как особого правоприменительного отношения и как специфической формы правомерного поведения субъекта правоприменения;

- раскрытия специфических особенностей различных видов реализации мер государственно-правового принуждения в рамках правоохранительной формы применения права.

Содержание указанных задач определяет выбор методологии исследования. При изучении всего комплекса проблем, поставленных в диссертации, использовались такие методы философско-правового анализа, как диалек-

6 тика, формально-логический метод. Большое значение придавалось использованию таких общенаучных методов, как анализ, синтез, обобщение, метод абстракции, системно-структурный и функциональный методы.

Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные и федеральные законы Российской Федерации, подзаконные нормативно-правовые акты.

Теоретическую базу исследования составили работы ученых-правоведов, занимающихся разработкой проблем государственного и правового принуждения или изучающих правоприменение в различных его аспектах, труды ученых, являющихся представителями других гуманитарных наук - социологии, психологии, политологии, а также философов, исследующих принуждение как общесоциальное явление, присущее для всех сфер жизнедеятельности человека.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем предпринята попытка рассмотреть принуждение не только с точки зрения содержания и характера его воздействия на волю и поведение участников общественных отношений, но и с точки зрения механизма фактической реализации составляющих принудительные меры ограничений. При этом реализацию мер государственно-правового принуждения предполагается исследовать и как особую форму правоприменительной деятельности, и как уникальное по своему содержанию правоприменительное отношение, и как специфическую форму правомерной активности субъекта применения права. В диссертационном исследовании, помимо традиционно признаваемой в юридической науке связи между принуждением и правоохранительной формой применения права, выражающейся в том, что реализация государственно-правового принуждения невозможна иначе как посредством правоприменения, осуществляемого в правоохранительной форме, предполагается исследовать и иные аспекты взаимосвязи принуждения с правоприменением, причем не только в правоохранительной, но и в оперативно-исполнительной его форме.

7

Новизна исследования находит свое выражение в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Устойчивой взаимосвязью с правоприменением обладает лишь государственно-правовое принуждение, т.е. такое принуждение, которое является государственным по своему субъекту и правовым - по характеру. Связь с правоприменением не имманентна ни государственному, ни правовому принуждению, взятым в отрыве друг от друга.

2. Взаимосвязь государственно-правового принуждения с правоприменением носит сложный характер и не ограничивается лишь тем, что правоохранительная форма последнего выступает внешней формой реализации государственно-правовых принудительных мер.

3. Существенными аспектами взаимосвязи государственно-правового принуждения и правоохранительной формы применения права выступают детерминированность применения норм права в правоохранительной его форме необходимостью реализации мер государственно-правового принуждения, а также обеспеченность такого правоприменения государственно-правовым принуждением.

4. Оперативно-исполнительная форма применения права связана с государственно-правовым принуждением лишь опосредованно, поскольку последнее выступает средством обеспечения первой.

5. Реализация мер государственно-правового принуждения выступает самостоятельным видом правоприменительной деятельности, качественное своеобразие которого находит свое выражение как в содержании такой деятельности, так и в ее внешних проявлениях.

6. Деятельность по применению мер государственно-правового принуждения осуществляется в рамках особого типа правоприменительных отношений.

7. Реализация мер государственно-правового принуждения невозможна вне правомерного поведения субъекта правоприменения, уполномо-

8

ченного совершить действия по индивидуализации, конкретизации и фактическому осуществлению правоограничения, составляющего содержание установленной законом принудительной меры.

8. Применение принудительных государственно-правовых мер, осуществляемое в рамках правоохранительной формы, неоднородно и может быть классифицировано в зависимости от субъекта правореализации, оснований применения мер государственно-правового принуждения и степени сложности процедуры их реализации.

Исследование принуждения в системе форм правоприменения имеет как теоретическую, так и практическую значимость.

Теоретическое значение разработки данной проблематики заключается в том, что оно позволяет выявить сущность и специфику государственно-правового принуждения в правоохранительной и оперативно-исполнительной формах применения права. Также теоретическое значение исследования определяется осуществляемым в его рамках выявлением специфики реализации мер государственно-правового принуждения как качественно своеобразного вида правоприменительной деятелыгасти, специфического типа правоотношения и особой формы правомерного поведения право-применяющего субъекта. Представляется, что результаты диссертационного исследования могут быть использованы для дальнейшей научной разработки проблем, связанных с осуществлением государственно-правового принудительного воздействия, в том числе и в отраслевых юридических науках. Теоретические результаты исследования направлены на их практическое применение.

Практическое значение исследования принуждения в системе форм правоприменения состоит в том, что сделанные в процессе диссертационного исследования выводы могут быть использованы для подготовки научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию механизма государственно-правового принудительного воздействия на участников правоотношений, а также повышению эффективности правоприменительной деятельно-

9

сти, осуществляемой как в правоохранительной, так и в оперативно-исполнительной форме. Материалы диссертации могут быть использованы при изучении курса теории права и государства, подготовке лекционных и семинарских занятий, учебных пособий по проблематике, связанной с реализацией государственно-правового принудительного воздействия.

Апробация диссертационного исследования. Диссертационная работа подготовлена и обсуждена на кафедре теории права и государства Московского университета МВД России. Положения диссертационного исследования были внедрены в учебный процесс и отражены в фондовых лекциях, подготовленных совместно с профессорско-преподавательским составом кафедры теории права и государства Московского университета МВД России

Основные теоретические положения диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора, выступлениях на научных и практических конференциях.

Структура диссертации подчинена логике исследования и состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографии.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, определяются объект и предмет, цели и задачи, методология исследования, определяется новизна, теоретическое и практическое значение исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, а также излагаются сведения об апробации материалов диссертационного исследования.

В первой главе - «Теоретические основы исследования принуждения в системе форм правоприменения» - проводится анализ специфических свойств принуждения как социального явления, имеющего место в системе форм правоприменения, а также специфики государственно-правового принуждения как единственной формы принудительности, имеющей устойчивую и закономерную связь с правоприменением в системе его форм.

Первый параграф - «Социальная сущность принуждения» - посвящен

10

определению сущностных свойств принуждения как явления, характерного не только для государственно-правовой, но и для любой другой сферы жизни общества.

По мнению автора, исходным моментом в раскрытии сущности принуждения выступает определение причин его существования как самостоятельного явления социальной действительности. Неизбежность воздействия одного субъекта на другого обуславливается тем, что сферой деятельности обоих одновременно выступает не только природная, но и социальная среда, поэтому реализация воли субъекта, стремящегося к удовлетворению собственной потребности, зачастую оказывается затруднена вследствие того, что вступает в конфликт с волей другого субъекта. Возникновение преграды на пути к достижению намеченной цели делает необходимым для каждого такое воздействие на противостоящего субъекта, которое оказывается способным прервать осуществляемое или не допустить намеченное им действие. В качестве основных способов такого воздействия выступают убеждение, поощрение и принуждение. Принуждение представляет собой такое воздействие, целью которого является заставление принуждаемого действовать определенным образом вопреки его собственной воле вследствие силового воздействия либо под угрозой наступления неблагоприятных для него последствий. Специфика принудительного воздействия проявляется в механизме его действия.

Выбор способа воздействия в отношении противостоящего субъекта, чья активность (или пассивность) не позволяет удовлетворить существующие потребности, по мнению диссертанта, определяется целым рядом факторов, из которых первоочередное значение приобретают степень значимости наличной потребности, характер и степень противодействия ее реализации, а также собственные представления субъекта об эффективности того или иного способа воздействия и имеющийся опыт его применения. Выбор в качестве оптимального способа воздействия принудительного детерминируется особой важностью объекта притязания, действительной или мнимой неэф-

11 фективностью других средств воздействия, превосходством находящихся в распоряжении субъекта воздействия ресурсов, необходимых для оказания силового давления.

Характеризуя сущность принуждения как явления социальной действительности, автор раскрывает следующие его признаки: 1) принуждение представляет собой воздействие на сознание и поведение социальных субъектов - внешнее или внутреннее; 2) является субъектно-объектным отношением; 3) представляет собой активное осознанное волевое действие; 4) всегда инструментально; 5) ограничивает внутреннюю и внешнюю свободу пршгу-ждаемого; 6) всегда оценивается как неблагоприятное воздействие тем, в отношении кого оно применяется; 7) является проявлением власти, одним из способов ее реализации; 8) несет этическую окраску; 9) применяется только в условиях конфликта интересов и выступает средством его разрешения; ] 0) базируется на силе его субъекта.

То обстоятельство, что принуждение всегда есть действие силы, насилие же является принуждением лишь тогда, когда оно инструментально, позволяет сделать вывод о том, что понятия «принуждение» и «насилие» соотносятся как родовое и видовое. Принуждение всегда есть средство достижения конкретной цели, способ заставления, насилие - не всегда; принуждение имеет место лишь там, где существует конфликт интересов, насилие может осуществляться и в бесконфликтной ситуации; принуждение всегда осуществляется вопреки воле индивида (или группы индивидов), в отношении которого оно применяется, насилие может не только не быть связанным с преодолением чьей-либо воли, но даже способствовать ее реализации.

В рамках исследования сущности принуждения автором затрагивается аксиологический аспект проблемы принуждения. Диссертант утверждает, что в человеческом обществе значимость принуждения, его социальная ценность определяется тем, что оно, являясь способом воздействия, одновременно выступает и средством разрешения конфликтов, в том числе и таких, в которых снятие существующих противоречий иными способами оказывается невоз-

12

можным. Неразрешенный же конфликт может привести к опасным последствия не только для противостоящих субъектов, но и для всего общества. Однако, социальная ценность принуждения не безусловна - прежде всего, потому, что такой способ разрешения конфликтной ситуации не всегда приводит к полному исчерпанию самого конфликта: существующие противоречия снимаются, но неудовлетворенная потребность остается. Условность социальной ценности принуждения определяется также тем, что его использование всегда являет собой ограничение свободной воли социального субъекта, что само по себе не может быть признано как абсолютное благо. В качестве основного критерия, позволяющего отграничивать принуждение, рассматриваемое обществом как благо, от порицаемого им, выступает справедливость.

Многообразие проявлений принудительности в общественной жизни, использование принуждения в различных сферах социального бытия обусловливает его дифференциацию и делает возможным его классификацию по различным основаниям. В частности, диссертант проводит дифференциацию принуждения по форме его воздействия, по его отношению к праву, по уровню воздействия, по субъекту, по характеру конечного результата, а также в зависимости от того, к какому изменению активности объекта стремится субъект.

Специфике принуждения в государственно-правовой сфере посвящен второй параграф - «Принуждение в государственно-правовой сфере».

В силу того, что правоприменение представляет собой правовую форму государственно-властной деятельности, закономерную и устойчивую связь с правоприменением в системе его форм имеет только государственно-правовое принуждение, выражающее дуалистическую взаимосвязь государственного и правового принуждения. Любые другие проявления общесоциального принуждения не имеют устойчивой связи с правоприменением, поскольку лишены специфических форм выражения в государственно-правовой сфере, реализуются посредством механизмов, в основе которых лежат мораль, религиозная традиция, обычай и другие социальные регуляторы пове-

13

дения.

Соединяя в себе признаки государственного и правового, государственно-правовое принуждение вместе с тем по сравнению с ними выходит на качественно иной уровень, приобретает свойства, которые не присущи в полной мере указанным видам принуждения, взятым в «чистом» виде. При этом специфика государственно-правового принуждения как самостоятельного вида социального принуждения, как подчеркивает автор, проявляется в его целях, в содержании детерминантов пределов принудительного воздействия -как возможного, так и допустимого, - в требованиях, предъявляемых к его осуществлению, в особом правовом положении субъекта принуждения, в его компонентном составе.

Государственно-правовое принуждение, по мнению диссертанта, представлено двумя компонентами - статическим, выраженным мерами государственно-правового принуждения, и динамическим, представленным реализацией таких мер.

Содержательным моментом статического компонента государственно-правового принуждения выступает правоограничение, под которым понимается всякое ограничение правовой меры присущей субъекту поведенческой свободы. Формой выражения мер государственно-правового принуждения, выступают либо санкции правовых норм, либо их диспозиции.

Внешней формой выражения динамического компонента государственно-правового принуждения выступает правоприменение в правоохранительной его форме, содержанием - фактическая реализация составляющих меры государственно-правового принуждения правоограничений.

Выделение в государственно-правовом принуждении статического и динамического компонентов предопределяет необходимость различать две относительно самостоятельные формы государственно-правового принудительного воздействия - потенциальное и реальное Потенциальное принуждение осуществляется посредством издания нормативно-правового акта, устанавливающего основания и меры принудительного воздействия, и доведе-

14

ния его до сведения адресатов; оно носит превентивный характер и не способно выполнять такие функции, как пресечение, защита или наказание. По своей форме потенциальное принуждение всегда является психическим принуждением. Реальное государственно-правовое принуждение осуществляется посредством реализации действующее правовой нормы, точнее - ее применением уполномоченными на то государством органами или должностными лицами. Оно разнообразно по своим формам и обеспечивает осуществление всего спектра присущих принудительному воздействию функций.

Вследствие того, что достижение или недостижение желаемого эффекта государственно-правового принуждения является в конечном итоге результатом как потенциального, так и реального принудительного воздействия, условиями эффективности государственно-правового принудительного воздействия одновременно выступают как условия эффективности мер государственно-правового принуждения, так и условия эффективности их реализации.

Основными условиями эффективности мер государственно-правового принуждения, по мнению соискателя, являются: учет законодателем при их установлении объективно существующих социальных явлений и процессов, тенденций развития общества, назревших потребностей и возможностей правового регулирования; значимость тех благ, в лишении которых заключаются меры принудительного воздействия, для объектов принуждения; реальная обеспеченность принудительных мер ресурсами, имеющимися в распоряжении государства; высокая степень осознанности характера и степени неблагоприятности мер государственно-правового принуждения потенциальными объектами принуждения; стабильность, устойчивость мер государственно-правового принуждения; доведение сведений о содержании принудительных мер и основаниях их применения до всех потенциальных объектов государственно-правового принуждения.

К числу основных условий эффективной реализации государственно-правового принуждения диссертант полагает целесообразным отнести: обес-

15

печение неотвратимости реализации мер государственно-правового принуждения в каждом случае наступления нормативно закрепленных оснований; обеспечение строгого соблюдения порядка реализации мер государственно-правового принуждения; контроль со стороны общества за непосредственными субъектами принуждения - государственными органами, должностными лицами и уполномоченными на то государством общественными организациями; обеспечение целесообразности применения мер государственно-правового принуждения в каждом конкретном случае.

Во второй главе — «Формы выражения государственно-правового принуждения в правоприменении» - определяется общее и особенное во взаимосвязи государственно-правового принуждения с самостоятельными формами применения права, рассматриваются два качественно своеобразных способа взаимосвязи государственно-правового принуждения с правоприменением и им дается дифференцированная характеристика.

В первом параграфе - «Характер взаимосвязи государственно-правового принуждения и применения права» - проводится анализ различных аспектов взаимосвязи государственно-правового принуждения и применения права с целью выявления rex ее проявлений, которые как зависят, так и не зависят от характера формы правоприменения.

То обстоятельство, что правоохранительная форма правоприменения выступает внешней формой реализации мер государственно-правового принуждения, указывает на наличие связи между государственно-правовым принуждением и применением права. Вместе с тем, признание этого факта само по себе, по мнению диссертанта, не позволяет ответить на вопрос, является ли данное проявление связи между государственно-правовым принуждением и правоприменением единственным и имеет ли государственно-правовое принуждение связь с применением права вне его правоохранительной формы.

Довольно распространенное мнение о том, что государственно-правовое принуждение осуществляется посредством правоприменения, правоприменительной деятельности, представляется автору не вполне справед-

16 ливым. Применение права не может выступать единственной правовой формой осуществления государственно-правового принуждения уже вследствие того, что последнее включает в себя не только реализацию мер государственно-правового принуждения, но и потенциальное принудительное воздействие таких мер.

Диссертант исходит из того, что мнение о том, что реализация государственно-правового принуждения выступает одним из обстоятельств, обусловливающих вмешательство государства в процесс правореализации, верно, но с оговоркой, что необходимость фактической реализации мер государственно-правового принуждения детерминирует правоприменение лишь в правоохранительной его форме и не может рассматриваться ни в качестве единственного, ни в качестве основного обстоятельства, вызывающего необходимость в применении права.

В полной мере оправданным автору представляется рассмотрение применения принудительных мер в качестве средства обеспечения актов применения права. Более того, государственно-правовое принуждение выступает также средством обеспечения самого правоприменительного производства. И именно в качестве средства обеспечения государственно-правовое принуждение имеет связь с правоприменением вне зависимости от его характера и содержания.

В связи с тем, что в ходе исследования были выявлены такие появления взаимосвязи государственно-правового принуждения с правоприменением, которые являются нехарактерными для правоприменения в целом, в качестве основы дальнейшей разработки проблемы он предлагает использовать классификацию правоприменения на такие две формы, как оперативно-исполнительная и правоохранительная.

Во втором параграфе - «Принуждение в правоохранительной форме применения права» - выявляется качественное своеобразие взаимосвязи государственно-правового принуждения с правоприменением в правоохранительной его форме.

17

Далее отмечается, что признание правоохранительной формы применения права единственно возможной формой реализации мер государственно-правового принуждения указывает лишь на один из аспектов связи государственно-правового принуждения с правоприменением в правоохранительной его форме.

Существенное значение для характеристики взаимосвязи указанных явлений, по мнению диссертанта, приобретает то, что необходимость реализации мер государственно-правового принуждения детерминирует правоохранительную форму применения права, во многом предопределяя сущностные черты последней. Однако, потребность в осуществлении реального принудительного воздействия не является единственным обстоятельством, обусловливающим возникновение правоприменения в правоохранительной его форме.

На это обстоятельство указывает тот факт, что деятельность, осуществляемая в рамках правоохраны, отнюдь не исчерпывается применением мер государственно-правового принуждения, поскольку в правоохранительной форме, помимо реализации государственно-правового принуждения, осуществляются контрольно-надзорная деятельность и деятельность по установлению обстоятельств, исключающих применение мер государственно-правового принуждения. Помимо этого, может не являться принудительной по своему характеру осуществляемая в рамках правоохранительной формы применения права деятельность по восстановлению нарушенного права.

Еще один аспект взаимосвязи государственно-правового принуждения и правоприменения в правоохранительной его форме, как отмечает автор, находит свое выражение в том, что государственно-правовое принуждение выступает в качестве одного из важнейших средств обеспечения правоприменения, причем для правоохранительной формы указанное обеспечение приобретает очевидную специфику по сравнению с аналогичным обеспечением оперативно-исполнительной формы применения права.

Возможность использования принуждения в качестве средства обеспе-

18

чения применения права в правоохранительной форме существует фактически на всех стадиях правоприменения, однако по большому счету специфика принудительного воздействия, проявляющаяся, в частности, в его основаниях и объектах, определяется тем, используется ли принуждение в целях обеспечения законности, справедливости и объективности решения юридического дела, или же оно выступает средством обеспечения исполнения уже вынесенного решения.

Обеспечение справедливости, законности и объективности правоприменительного решения достигается, с одной стороны, соблюдением установленного порядка производства по юридическому делу, а с другой стороны -правильным установлением факшческих обстоятельств, лежащих в основе применения права (выступающих основанием вынесения того или иного правоприменительного решения). Указанное обстоятельство предопределяет то, что, во-первых, на протяжении всего производства по юридическому делу объектами принуждения выступают применяющие право государственные органы и должностные лица, а во-вторых, в качестве объектов принуждения могут выступать лица, вовлекаемые в правоприменительное производство, и лица, препятствующие правильному установлению фактических обстоятельств дела путем противодействия деятельности правоприменяющих субъектов.

Ведя речь об объектах государственно-правового принуждения как средства обеспечения исполнения правоприменительного решения, автор подчеркивает, что таковыми могут выступать органы государства и его должностные лица, на которых возложена обязанность претворения в жизнь индивидуально-конкретных предписаний, содержащихся в правоприменительных актах, адресаты индивидуально-конкретных предписаний и иные участники правоотношений, возникающих на основе правоприменительных актов.

Помимо очевидной связи с реальным принуждением, отмечает диссертант, правоохранительная форма применения права имеет связь и с потении-

19

альным государственно-правовым принуждением. Указанная связь проявляется в том, что потенциальное принуждение воздействует на волю, сознание и, в конечном итоге, на поведение субъектов права лишь постольку, поскольку существует фактический канал реализации заключенной в нормативных предписаниях потенции, выраженный применением права.

В третьем параграфе - «Государственно-правовое принуждение в оперативно-исполнительной форме применения права» — раскрывается специфика взаимосвязи государственно-правового принуждения с оперативно-исполнительной формой правоприменения.

Отмечая, что в силу синтетического характера субъективной стороны применения права правоприменительное решение может быть неадекватно целям нормативно-правового регулирования, заданным в процессе нормотворчества, соискатель высказывает мнение о том, что этим обстоятельством предопределяется необходимость использования государственно-правового принуждения в оперативно-исполнительном применении права в качестве средства воздействия на правоприменителя, его волю и активность. Закрепляя в своей диспозиции полномочия субъекта применения права, их содержание, форму и способ реализации, нормы права одновременно устанавливают в своих санкциях неблагоприятные последствия их несоблюдения. Таким образом, на протяжении всего производства по юридическому делу, осуществляемому в оперативно-исполнительной форме, на его субъектов оказывается потенциальное принудительное воздействие.

Ведя речь о реальном государственно-правовом принудительном воздействии в отношении субъектов применения права в оперативно-исполнительной его форме, автор указывает, что такое принуждение применяется в случаях: 1) использования предоставленной субъекту применения права компетенции для достижения целей, не связанных с удовлетворением интересов управомоченного субъекта; 2) выхода субъекта за пределы предоставленной ему компетенции; 3) неисполнения или ненадлежащего исполнения субъектом применения права возложенной на него обязанности.

20

Государственно-правовое принуждение в качестве средства обеспечения правоприменительного производства, осуществляемого в оперативно-исполнительной форме, может применяться и в отношении других субъектов, однако специфика самого содержания рассматриваемой формы предопределяет его существенную ограниченность. Государственно-правовое принуждение может быть применено к субъектам, препятствующим правильному, объективному и полному установлению обстоятельств юридического дела (за исключением адресатов правовой нормы).

Государственно-властный характер правоприменения предопределяет то, что государственно-правовое принуждение выступает средством обеспечения не только соблюдения установленного хода деятельности по оперативно-исполнительному применению права, но и выносимых по результатам такой деятельности правоприменительных решений, в случаях: 1) когда в ходе реализации управомоченным субъектом конкретизированного в индивидуально-правовом предписании права имеет место такое его поведение, которое ущемляет законные интересы других участников правоотношений, причиняет вред или создает угрозу причинения вреда признанным на правовом уровне интересам личности, общества и государства; 2) когда реализация субъективного права встречает на своем пути противодействие обязанных субъектов.

Третья глава - «Реализация мер государственно-правового принуждения в правоохранительной форме применения права» - посвящена исследованию сущности реализации государственно-правовых принудительных мер в рамках правоохранительной формы правоприменения.

В первом параграфе - «Реализация мер государственно-правового принуждения, как особый вид правоприменительной деятельности» - динамический аспект государственно-правового принудительного воздействия рассматривается автором в традиционном для отечественной теории права контексте - в качестве специфической разновидности правоприменительной деятельности.

21

Деятельность по реализации мер государственно-правового принуждения обладает всеми теми же признаками, что и любая другая правоприменительная деятельность: она носит государственно-властный, индивидуально-конкретный, поднормативный и творческий характер, осуществляется специальными субъектами. Одновременно, как подчеркивает диссертант, такая деятельность обладает очевидной спецификой. В качестве формальных аспектов проявления специфики правоприменительной деятельности по реализации мер государственно-правового принуждения выступают: 1) основание правоприменительной деятельности; 2) момент начала и окончания правоприменительной деятельности; 3) степень детализации правовой регламентации правоприменительной процедуры и степень допустимости усмотрения правоприменителя; 4) место аналогии закона и аналогии права в правоприменительном процессе.

Анализ формальных аспектов проявления специфики правоприменительной деятельности по реализации мер государственно-правового принуждения позволяет отойти от традиционного понимания сущности и содержания правоприменения как особой формы реализации права. В частности, он позволяет обосновать точку зрения, в соответствии с которой деятельность по реализации правоприменительных решений, находящих свое выражение в актах применения права - по крайней мере, тогда, когда речь идет о применении мер государственно-правового принуждения, - является составной частью применения права, его стадией, а также доказать то, что не вполне обоснованной является мнение о том, что в применении права в правоохранительной его форме аналогия закона и аналогия права недопустимы.

Во втором параграфе - «Реализация мер государственно-правового принуждения как особый тип правоотношения и как специфическая форма правомерного поведения» - проводится выявление специфики динамического компонента государственно-правового принуждения как особого правоприменительного отношения и как специфического рода правомерного поведения.

22

Отношения, возникающие в процессе фактической реализации мер государственно-правового принуждения, обладают всеми признаками правоотношений. Наряду с этим, как полагает диссертант, отношения по реализации мер государственно-правового принуждения обретают только им присущие черты: они возникают только на основе норм публичного права, нашедших свою объективацию в законе; возникают и прекращаются по одностороннему волеизъявлению; носят властный характер при постоянном доминировании более сильного субъекта, действующего от лица государства, над более слабым; характеризуются тем, что поддержание связи осуществляется принудительной силой всего государства, а не только субъекта, действующего от его имени.

Далее отмечается, что специфика отношений по реализации мер государственно-правового принуждения со всей очевидностью проявляется в их составе: особыми здесь являются субъекты, объекты, а также содержание правоотношений. Непосредственными субъектами отношения по реализации меры государственно-правового принуждения выступают правоприменитель (он же принудитель) с одной стороны и лицо, в отношении которого решается вопрос о применении меры государственно-правового принуждения (принуждаемый). Объектом правоотношения по реализации государственно-правового принуждения выступает конкретный охраняемый законом интерес, с целью обеспечения которого и осуществляется реальное принудительное воздействие. Юридическое содержание реализации мер государственно-правового принуждения как правоприменительного отношения составляют права и обязанности субъектов данного правоотношения, фактическое содержание - правоприменительная деятельность представителя государства с одной стороны и деятельность по противодействию оказываемому воздействию его контрагента - лица, в отношении которого решается вопрос о применении меры принуждения, а затем и фактически осуществляется составляющее содержание такой меры правоограничение.

Применение мер государственно-правового принуждения выступает

23

самостоятельной формой правомерного поведения государственно-властного субъекта, так как обладает всеми признаками последнего. Вместе с тем, реализация принудительных мер в рамках правоохранительной формы применения права обладает и целым рядом характерных черт, выделяющих ее среди других форм и видов правомерного поведения. Указанная форма специфична по своему субъекту и объекту, а также по цели. Для нее характерна слитность использования прав и исполнения обязанностей. Очевидной спецификой обладает характер детерминации правомерного поведения правоприменяющего субъекта. Существенными отличительными чертами такого поведения выступают его профессиональный характер и необходимость его легитимации.

Содержательная специфика правомерного поведения субъекта применения, в том числе и субъекта реализации меры государственно-правового принуждения, проявляется в юридическом составе такого поведения.

Третий параграф - «Специфика отдельных видов реализации государственно-правового принуждения» - посвящен проблеме дифференциации реализации мер государственно-правового принуждения посредством правоприменения в правоохранительной его форме.

Обращая внимание на то, что для отечественной юридической науки традиционным является использование критериев, так или иначе связанных с особенностями принудительных мер, автор приходит к выводу о том, что среди привычно используемых оснований классификации государственно-правового принуждения, пожалуй, лишь одно отражает специфику самого процесса его реализации - субъект (или орган) такой реализации. Помимо указанного основания, дифференциация реализации мер государственно-правового принуждения может быть осуществлена по таким критериям, как основание правоприменения и степень сложности правоприменительной процедуры. Указанные критерии, как полагает диссертант, позволяют выделить виды реализации мер государственно-правового принуждения, обладающие наиболее существенной содержательной спецификой. Выделение самостоятельных видов реализации мер государственно-правового принуж-

24

дения по другим основаниям (например, в зависимости от формы итогового правоприменительного акта либо в зависимости от единоличности или коллегиальности порядка принятия правоприменительного решения) основано лишь на формальных различиях и потому нецелесообразно.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

1. Лановая Г.М. Правоприменение как особая форма правомерного поведения // Проблемы развития государства и права в современном российском обществе. Выпуск VI. М.: Московский университет МВД России, 2005. - 0,5 п.л.;

2. Лановая Г.М. Государственно-правовое принуждение в оперативно-исполнительной форме применения права // Юридические науки. 2006. №1(17).-0,5 п.л.;

3. Лановая Г.М. К вопросу о соотношении государственного и правового принуждения //Актуальные проблемы теории государства и права. М.: Московский университет МВД России, 2006. - 0,3 п.л.

Подписано в печать

Формат 60x90 1/16 Объем 1,0 п.л.

Тираж 100 экз. Заказ №381

000 иП-Ъ ФОРМАТ* \ЛНН ??2.G33ofoo

НИ0595

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.