WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЮРИДИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА (ОБЩЕПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

АВЕРИНА ЮЛИЯ АЛЕКСАНДРОВ


ЮРИДИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА (ОБЩЕПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Саратов 2006


Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права»


ОБЩАЯ ХАРАТЕРИСТИКА РАБОТЫ


 


Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Байтин Михаил Иосифович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Цыбулевская Ольга Ивановна

кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист РФ Терехин Виктор Александрович

Ведущая организация:

Российская академия правосудия

Защита состоится 14 ноября 2006 года в 14 часов на заседании диссерта­ционного совета Д-212.239.02 в Государственном образовательном учреж­дении высшего профессионального образования «Саратовская государст­венная академия права» по адресу: 410056, г. Саратов, ул. Чернышевского, 104, ауд. 102.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права».

Автореферат разослан....................... 2006 года.

И.о. ученого секретаря

диссертационного совета

E.B.Колесников

доктор юридических наук, профессор


Актуальность темы исследования. Тема диссертационного иссле­дования - общая теория юридических доказательств выбрана автором ра­боты не случайно.

Служба в органах прокуратуры в течение трех лет, участие в судеб­ных уголовных разбирательствах в качестве государственного обвините­ля, осуществление надзора за соблюдением административного законода­тельства, в том числе органов внутренних дел, участие в отправлении гражданского судопроизводства привела диссертанта к убеждению, что работа с доказательствами, их собирание, закрепление, исследование, оценка - основа правоприменительной деятельности.

Вместе с тем юридическая практика свидетельствует о том, что пра­воприменитель не всегда дает верную с точки зрения общей теории права, общей теории доказательственного права оценку имеющимся доказатель­ствам. Это приводит к «браку» в работе: приговоры, решения, постановле­ния суда признаются необоснованными, отменяются, дела возвращаются на новое рассмотрение либо прекращаются; постановления о привлечении граждан, юридических лиц к административной ответственности отменя­ются из-за необоснованности принятого решения (отсутствия необходи­мых доказательств), что неизбежно приводит к нарушению прав и закон­ных интересов лиц, участвующих в правовом конфликте, в том числе по­терпевших.

Такое положение вещей негативно сказывается на репутации отече­ственного правоприменения, что подтверждается и практикой Европейско­го Суда по правам человека, формирует в сознании граждан недоверие к российскому правосудию, сомнение в действенности принципа святости закона и неотвратимости наказания за совершенное правонарушение.

Доказательства, их фиксация и оценка - одни из наиболее важных вопросов правоприменительной деятельности. Именно от того, насколько безупречны процессуальные действия с доказательствами, осуществляв-


мые правоприменителем (судом, прокуратурой, органами внутренних дел, иными правоприменительными органами) зависит законность и обосно­ванность принятого правоприменительного акта, в том числе провозгла­шенного от имени государства.

Юридические доказательства - самостоятельное понятие российско­го доказательственного права. Доказательство не просто необходимо для воссоздания факта прошлого, имеющего значение для рассматриваемого дела. Наличие доказательств - единственное условие доказывания в право­вых условиях.

Несмотря на то что учеными различных отраслевых правовых наук скрупулезно исследуются проблемы теории доказательств, на законода­тельном уровне вопросы доказательств и процессуального доказывания урегулированы явно недостаточно.

Действующим законодательством не регламентированы виды, каче­ство, количество доказательств, необходимых или достаточных для уста­новления того или иного факта. Вместе с тем законодательное закрепле­ние теоретических достижений правовой науки в области доказательст­венного права должно сформировать условия для того, чтобы процесс применения права стал более четким, более понятным, предсказуемым, а значит его результат - правоприменительный акт - не вызывал бы сомне­ний граждан.

Актуальность темы заключается и в том, что исследований в области доказательственного права в плоскости общей теории права практически нет, тогда как, по убеждению автора, общетеоретические разработки про­блем доказательственного права могут и должны быть научным фундамен­том для отраслевых исследований и научно-правовой канвой для отечест­венного правотворчества.

Степень научной разработанности темы исследования.

Проблемам доказательственного права на отраслевом уровне уделя­ется значительное внимание, однако общетеоретические исследования продолжают существовать как бы сами по себе, несмотря на то что само учение о юридическом доказывании является древнейшей частью общече-


ловеческой правовой культуры, которое начало формироваться практиче­ски с появлением права1.

Разработкой обозначенной диссертацией темы занимались выдаю­щиеся отечественные ученые Л.Е. Владимиров, С.С. Строгович, В.И. Сер­геевич, И.Я. Фойницкий, Н.С. Таганцев, В.Д. Спасович, В.А. Линовский, Н.П. Карабчевский, О.В. Зажицкий, Н.Л. Дювернуа, Е.А. Доля, Н.М. Кор-кунов, Г.Ф. Шершеневич и др.

К вопросу общетеоретических исследований теории доказательств обращались многие ученые2, при этом вопросы доказательственного пра­ва, как верно отмечает В.А. Новицкий, рассматривались в плоскости дру­гих общетеоретических проблем, например, правоприменения - С.С. Алексеевым3, А.Б. Венгеровым4, В.В. Лазаревым5, С.В. Липень6, И.В. Ти­мошенко7 и др.; юридического процесса - В.М. Горшеневым, В.Г. Крупи-ным, Ю.И. Мельниковым, И.Б. Шаховым и др.8, И.А. Галаган9 и др., с по­зиций совмещения знаний о правоприменении и юридическом процессе -В.И. Леушиным10 и др.

См.: Новицкий В.А. Теория доказательственного права. Монография в 2-х томах. Том 1. - М. - Став­рополь. 2004. С. 9. (По данному вопросу см.: подробнее: Пахман С.В, О судебных доказательствах по древнему русскому праву в историческом их развитии. Моск. ун-т. М. Ун. типография. 1851; Фокина М.А. Исторические периоды и тенденции становления доказательственного права России (гражданско-процессуальный аспект) // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 10; Маташоеа В.В. Доказа­тельственный процесс в России: История и современность // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 7 и др.

2 См., например: Дюрягин И.Я. Применение права // Проблемы теории государства и права. Под ред. С.С. Алексеева. М., Юридическая литература, 1979; Ендовицкая Е.П. Доказательства в юридическом процессе / Дисс. канд. юр. наук. Казань. 1987.; Козлов А.С. О концептуальное™ теории доказательств в юрисдикции // Актуальные проблемы теории юридических доказательств. Иркутск. 1986; Решетникова И.В.Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М.:Норма, 2000; Бау-лин А.В. Бремя доказывания при разбирательстве гражданских дел. М.; Городец. 2004; Белкин Р.С. Соби­рание, исследование и оценка доказательств. М, 1966.

Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 4. Свердловск 1966; он же. Проблемы

теории права. Курс лекций в 2-х томах. СЮИ. Свердловск, 1973 и др.                       '

ВенгеровА.Б. Теория государства и права. М.'.ИКФ-Омега Л.,2002.

5  Общая теория права. Курс лекций. Нижполиграф. Н.Новгород. 1993.

6  Теория государства и права в 2-х томах. Хрестоматия. Авт.   -   сост. В.В.Лазарев, С.В. Липень. М.1

Юрист, 2001.

Тимошенко И.В. Реализация права // Теория государства и права. М.; Ростов-на-Дону; МарТ. 2003. С.

554-555.

8  Теория юридического процесса / Под ред. В.М. Горшенева. КиекВища школа, 1985. С. 108-114; Бенедик

И.В. Стадии в юридическом процессе: общетеоретические исследования // Автореф. дисс. канд. юр. наук.

Харьков, 1986. С. 16-17 и др.

Галаган И.А. Проблема общего юридического процесса в советской юридической науке // процессуаль­

ные нормы и отношения в советском праве (в «непроцессуальных отраслях»). Гл. 1. Воронеж. Воронеж­

ский ун-т; 1985.

"Леушин В.И. Теория государства и права. M.J Норма^2002.


Вместе с тем очевидная значимость для теории доказательств и до­казывания общетеоретического уровня исследования не получает сегодня должной поддержки и постулируется лишь в редких работах монографи­ческого уровня.

Объектом диссертации являются научно-правовые проблемы обще­теоретического исследования юридических доказательств.

Предмет диссертационного исследования - общеправовая категория-юридические доказательства.

Цель диссертационного исследования - формирование теоретиче­ской базы для изучения проблем юридических доказательств с позиций общей теории права и обоснование научно-практической значимости по­добного подхода.

Задачи:

  1. изучение природы и основы доказательств как явления правовой

    действительности;

  2. обоснование теоретической и практической значимости изучения

    доказательств как общеправовой категории;

  3. изучение основных существующих теорий доказательств, видов,

    средств доказывания в человеческой истории и на современном этапе оте­

    чественного правоприменения;

  4. выявление категорий, общих для доказательств в различных отрас­

    лях правоприменительной деятельности;

  5. исследование доказательств в качестве основы правоприменитель­

    ной деятельности, обоснование значимости подобного подхода как пред­

    посылки законности и правопорядка;

  6. формулирование конкретных предложений по совершенствованию

    отечественного законодательства, регламентирующего процедуру доказы­

    вания.

Методологическую основу исследования составила обширная спе­циально-юридической литература как по общей теории государства и пра­ва, так и конституционному, уголовному, гражданскому, административ­ному, гражданско-процессуальному, уголовно-процессуальному и другим


отраслям права. Одновременно была проанализирована судебная практика Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Конституционно­го Суда России и другой социологический материал, в том числе эмпири­ческие данные, накопленные автором в период работы в органах прокура­туры.

В исследовании использованы общенаучные методы: диалектико-материалистический, исторический, логический, анализ и синтез, а также частно-научные методы познания: конкретно-социологический, сравни­тельный, статистический, метод моделирования.

Нормативной базой диссертационного исследования послужили Кон­ституция Российской Федерации, Федеральные Конституционные Законы, Федеральные Законы, Указы Президента Российской Федерации и другие подзаконные нормативные акты.

Теоретическая основа исследования включает фундаментальные труды, посвященные исследованию различных аспектов теории права и истории права, имеющие теоретическое и методологическое значение для настоящего исследования: Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, М.И. Бай-тина, В.М. Баранова, А.Б. Венгерова, Н.Н. Вопленко, И.А. Дюрягина, Б.А. Кистяковского, А.И. Ковлера, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лазарева, О.Э. Лей-ста, Е.А. Лукашовой, М.Н. Марченко, А.В. Малько, Н.И. Матузова, B.C. Нерсесянца, А.С. Пиголкина, С.В. Поленикой, Т.Н. Радько, Ф.М. Раянова, В.Н. Синюкова, И.Н. Сенякина, В.М. Сырых, В.И. Сергеевича, Ю.А. Ти­хомирова, Ю.К. Толстого, О.И. Цыбулевской, А.Ф. Черданцева, В.М. Ша-фирова, Б.С. Эбзеева, А.И. Экимова и др.

Работы ученых в области отраслевых наук (уголовного, гражданско­го, административного права, уголовного, гражданского, арбитражного процессов). В их числе труды Л.Е. Владимирова, Р.С. Белкина, И.Р. Григу-левича, Н.Л. Дювернуа, И.Я. Фойницкого, М.К. Треушникова, М.С. Стро-говича, В.Д. Спасовича, И.В. Решетниковой, Ю.К. Орлова, В.И. Елинского, Е.А. Доля, С.Ф. Афанасьева и др.


К немногочисленным работам, специально посвященным исследова­нию поставленной проблемы в плоскости общей теории права, относятся труды А.В. Аверина, Е.Г. Лукьяновой, В.А. Новицкого.

Основные положения, выносимые на защит}':

  1. Исследование вопросов возникновения и развития доказательств

    как правовой категории показало, что основные виды доказательств, суще­

    ствующие в настоящее время, сформировывались на протяжении всей че­

    ловеческой истории. Процесс применения права оформлялся постепенно, в

    соответствии с потребностями и уровнем развития общества изменялись

    способы доказывания и критерии оценки доказательств.

  2. Изучение основных теорий доказательств (теории формальных до­

    казательств, теории свободного усмотрения) показало, что на протяжении

    исторического развития общества, в том числе Российского, законодатель­

    но оформлялись обе теории, которые в том или ином виде поочередно до­

    минировали в правоприменительной деятельности, сменяя друг друга, со­

    вершенствуясь и видоизменяясь в зависимости от уровня развития обще­

    ства.

  3. Оптимальная теория юридических доказательств, которую на со­

    временном этапе развития общества необходимо разработать - выверенное

    объединение положений теории формальных доказательств и теории сво­

    бодного усмотрения. Такая теория, примененная на практике, позволит

    регламентировать правоприменительную деятельность, ограждая от про­

    извола конкретного правоприменителя, и одновременно оставляя свободу

    для исследования юридического факта и принятия обоснованного, спра­

    ведливого и законного решения.

  1. Детальное исследование доказательств, проблем доказывания в

    отраслевых науках - основная предпосылка для систематизации имею­

    щихся научных разработок и создания общей теории доказательств на

    уровне общей теории права.

  2. Общетеоретические разработки доказательственного права фор­

    мируют условия для наиболее плодотворного (без существенных отклоне-


ний от фундаментальных позиций) научного поиска в разных отраслях права.

  1. Виды доказательств, их свойства, способы и формы отыскания, за­

    крепления и критерии оценки доказательств являются основными процес­

    суальными категориями, требующими детального изучения общей теорией

    права, что способствует формированию условий для наиболее качествен­

    ной (единообразной с точки зрения подхода к процедуре исследования)

    правоприменительной деятельности.

  2. Краеугольный принцип уголовного правоприменения - презумп­

    ция невиновности - не ограничивается констатацией факта признания че­

    ловека виновным в совершении преступления на основании приговора су­

    да, вступившего в законную силу, а, прежде всего, требует от правоприме­

    нителя сбора совокупности доказательств, подтверждающих виновность

    лица в совершении преступления. Этой совокупности относимых, допус­

    тимых и достоверных доказательств должно быть (без показаний подсуди­

    мого) достаточно для безусловного вывода в пользу обвинения. Указанное

    требование закона позволяет сформулировать и вынести на защиту поло­

    жение - в целях максимального обеспечения конституционных прав граж­

    дан и формирования условий для мобилизации деятельности уголовного

    правоприменителя, направленной на отыскание, закрепление и юридиче­

    ски грамотную оценку доказательств, необходимо исключить из доказа­

    тельств обвинения показания обвиняемого и подсудимого.

  3. Одним из первых шагов практической реализации теоретического

    требования о повышении процессуальной ценности доказательств и дока­

    зывания (не требующего финансовых вложений и законодательных ини­

    циатив) может послужить Постановление Пленума Верховного Суда РФ

    «О процессуальном доказывании», в котором на суды Российской Федера­

    ции должна быть возложена обязанность не просто перечислять доказа­

    тельства по делу, а обосновывать доказательствами каждый юридически

    значимый элемент исследуемого правового конфликта. В частности, по

    уголовным делам  суды должны описать стороны состава преступления


10

(объект, субъект, объективную и субъективную стороны), каждую из кото­рых в отдельности обосновать конкретными доказательствами, отвечаю­щими уголовно-процессуальным требованиям. По гражданским делам су­ды должны описать правовую сущность исследуемого правоотношения (субъектов, объект, содержание), обосновать доказательствами каждый элемент правоотношения. По делам об административных правонаруше­ниях - содержание правонарушения и доказательства, подтверждающие каждую его сторону.

9. Необходимость законодательного закрепления общетеоретических (и на их основе отраслевых) разработок в области доказательственного права, досконально регламентирующих процесс отыскания, собирания, за­крепления и оценки доказательств с достаточно высокой степенью форма­лизации деятельности правоприменителя в этой области, вызвана явно не­удовлетворительной отечественной правоприменительной практикой и не­обходимостью ее упорядочения.

Отсутствие жесткой регламентации процессуальных действий в об­ласти доказательственного права формирует условия для непредсказуемо­сти отечественного правоприменения (проявляющегося, например, в том, что по одному и тому же правовому конфликту разные составы суда могут иметь официально озвученные диаметрально противоположные позиции), волюнтаризма, а, нередко, и злоупотреблений со стороны правопримени­теля.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что прове­денное исследование, ряд выводов автора способствует формированию не­обходимых теоретических предпосылок для создания целостной общетео­ретической концепции юридических доказательств.

Положения диссертации привлекают внимание к отдельным направ­лениям отраслевых научных исследований, инициируют их дальнейшую разработку с позиций общей теории права.

Практическая значимость диссертации. Некоторые выводы авто­ра, полученные в процессе проведенного исследования, могут быть приня-


11

ты во внимание в процессе правотворчества в целях повышения эффектив­ности действующего законодательства и в процессе правоприменения.

Материалы диссертации могут быть использованы в образователь­ных учреждениях высшего профессионального образования в процессе преподавания учебных дисциплин по курсам «Теория и история права и государства», «Уголовно-процессуальное право», «Гражданское процессу­альное право», «Административное право», «Доказательственное право» и

др.

Апробация работы. Основные положения диссертационного иссле­дования опубликованы в монографии «Судебные доказательства», отраже­ны в опубликованных статьях научных изданий, были предметом обсуж­дения на международной конференции, проводимой в 2006 году Россий­ской Академией правосудия, обсуждались на кафедре теории государства и права Государственного образовательного учреждения высшего профес­сионального образования «Саратовская государственная академия права», использовались в практической деятельности соискателя, докладывались на производственных совещаниях работников прокуратуры Петушинского района Владимирской области и Владимирской областной прокуратуры, обсуждались на заседаниях кафедр государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института и юридического факультета Вла­димирского педагогического университета. Ряд практических предложе­ний направлены в Верховный Суд РФ.

Структура диссертации определена целями и задачами исследова­ния. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть парагра­фов, заключения, библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, обусловленный ее акту­альностью, теоретическая и практическая значимость работы, степень раз­работанности избранной темы, определяется объект, предмет, цель и зада-


12

чи исследования, характеризуются его методологическая и эмпирическая основы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, при­водятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Юридические доказательства - историко-правовой взгляд» состоит из 2 параграфов.

В первом параграфе «К вопросу о возникновении права и доказа­тельств в человеческой истории» кратко затронуты проблемы возникно­вения права, норм права, правоприменительной деятельности, доказа­тельств, как основной категории правоприменительной деятельности. Те­зисно излагаются способы доказывания, виды доказательств существую­щих в истории некоторых стран.

Изучение научных трудов позволило диссертанту сделать следую­щие выводы о процессе возникновения и формирования такого правового явления как юридические доказательства - атрибута правовых споров, стержня правоприменительной деятельности:

  1. на первом этапе развития человеческого общества сложно говорить

    о каком-либо возможном «цивилизованном» решении споров - с привле­

    чением других членов общины, а также о применении средств доказыва­

    ния или убеждения сторон в своей правоте. Первое «доказательство» - фи­

    зическая сила;

  2. с развитием общества появляются специальные органы, уполномо­

    ченные на рассмотрение возникающих споров, основной задачей которых

    является не установление фактов, имевших место, а устранение причинен­

    ного зла и восстановление спокойствия в социуме. Основная цель, которая

    преследовалась при разрешении спора - примирение сторон, сглаживание

    конфликта. Доказательства являлись обязательным условием и даже атри­

    бутом при разрешении конкретного конфликта в первобытном обществе.

    Посредством     определенного  вида  фактов,  установленных  обычаями,

    можно было убедить членов сообщества в правоте позиции одной из спо­

    рящих сторон, и тем самым «цивилизованно» решить возникшую пробле­

    му, избегая серьезных столкновений при выяснении отношений. Таким об-


13

разом, основной функцией доказательств первоначально была регулятив­ная, примирительная. Учитывая виды и характер доказательств, исполь­зуемых при разрешении спора на начальном этапе развития общества, а также цели, преследуемые при судопроизводстве, становится очевидным, что предназначением доказательств являлось не установление материаль­ной истины, а внешнее (демонстративное) утверждение правоты одной из сторон.

Доказательства в этот период отличались символичностью, демонст-ративностью, церемониальностью и красочностью.

Изучение истории юридического процесса в Древнем Риме показало, что судебное производство происходило публично, устно и в форме борь­бы сторон перед судом, оценивающим доказательства. Доказательствами являлись признание, свидетельские показания, документы и вещественные доказательства. Функции суда первоначально выполнял непосредственно народ, которому принадлежало и право помилования. Обжалование же на­родных решений не допускалось11.

На данном этапе собственное признание вины подозреваемого и об­виняемого не имело преимущественного значения. Сам обвиняемый доп­рашивается уже после окончания предварительного процесса, когда были собраны все доказательства, достаточные для утверждения обвинения. Признание, несомненно, признается в качестве доказательства, однако не может являться основным, и тем более единственным доказательством вины. Об этом может свидетельствовать и тот факт, что мера пресечения в виде лишения свободы избиралась крайне редко, в исключительных случа­ях, причем уже после утверждения обвинения, когда лицо становится под­судимым, что свидетельствует о существовании равноправия сторон.

В Европе с возникновением инквизиционного процесса вытесня­ются судебный поединок, ордалии, присяга, которые заменяются призна­нием подсудимого, свидетельскими показаниями, письменными и вещест­венными доказательствами. Укореняются в судопроизводстве и другие


' См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 1. СПб «АЛЬФА», 1996. С. 19-20.


14

порядки инквизиционного процесса - письменность, тайна, отстранение народа от судопроизводства, вырабатывается формальная система доказа­тельств для отыскания материальной истины.

Данный вид процесса господствует в континентальной средневеко­вой Европе, однако в Англии действует абсолютно другой порядок судо­производства. Судебная власть здесь централизована, тем не менее в от­правлении правосудия непосредственное участие принимает народ. Ос­новными принципами судопроизводства признавались состязательность, равноправие сторон, устность, гласность и презумпция невиновности. Об­винение публично и принадлежит обществу и государству. Любое заявле­ние или доказательство, предоставляемое суду, в том числе и на предвари­тельном разбирательстве одной стороной, сразу же становится известно другой стороне. Принудительные допросы обвиняемого не допускаются, кроме того, он предупреждается, что его показания могут быть использо­ваны против него.

Во втором параграфе «Доказательства в Российской истории (краткий обзор)» исследуются вопросы возникновения доказательств в российском государстве, изучаются основные нормативные правовые ак­ты, регламентирующие процесс доказывания и применения доказательств.

Наиболее распространенным средством восстановления порядка и нарушенных прав в Древней Руси является самостоятельная защита своих прав. Обиженный сам совершает правосудие, восстанавливает свои права, мстит за нанесенную обиду, и вся община стоит на его стороне.

На втором этапе общество принимает на себя функцию мести для удовлетворения обиженного, появляется наказание. Примерно до 15 века на Руси господствуют начала родового и общинного быта, в этот период не существует разделения в сфере гражданского и уголовного права и процесса. Одной из основных особенностей права рассматриваемого пе­риода можно считать то, что право носит частный характер. Преступлени­ем признается не нарушение закона или княжеской воли, а «обида», нане­сенная конкретному человеку, то есть причинение морального или матери­ального вреда; объектами преступления являлись личность и имущество.


15

Поэтому основной целью судопроизводства и наказания было восстанов­ление нарушенных прав. Соответственно указанным особенностям судеб­ный процесс носил ярко выраженный состязательный характер: начинался только по инициативе истца (потерпевшей стороны), стороны процесса об­ладали равными правами.

Система доказательств не была еще достаточно развита, тяжесть до­казывания лежала как на истце, так и на ответчике.

Как отмечает Н.Л. Дювернуа, при свободном положении суда, когда он не обязан никому верить, убедить его в истинности фактов было, ко­нечно, тяжестью для той стороны, которая имела в этом надобность. Рас­сматривая взаимное отношение различных способов доказывания, мы при­ходим к еще более ясному пониманию особенностей нашей системы. На первом плане стоят свидетели, за недостатком их, или как дополнительное средство, идут формальные доказательства. Для формальных средств ука­зана известная последовательность, от более сильных испытаний до менее сильных. Закон в немногих случаях определяет абсолютным образом силу того или иного другого доказательства, оставляя суду свободу оценки их в каждом данном случае.

В «Русской правде» содержатся ссылки на ряд доказательств, кото­рые использовались в процессе судопроизводства, делается определенная попытка их классификации.

Одним из видов доказательств являлось собственное признание. Со­гласно «Русской правде», если ответчик признает иск, дело оканчивалось, и пропадала надобность в других доказательствах, поэтому доказательства применялись лишь в том случае, если ответчик не был согласен с иском. Вместе с тем, к собственному признанию предъявлялись некоторые требо­вания. Так, показания ответчика должны быть сходными с исследуемыми обстоятельствами, признание должно быть добровольным, произнесено в суде перед судьей, в достоверности и истинности его не должно быть со­мнений. Такое отношение к признанию вины сохраняется вплоть до сере­дины 18 века. Указом 1775 года Императрицы Екатерины Второй было ус­тановлено, что признательные показания не могут расцениваться как обя-


16

зательные в случае, если есть другие доказательства. А уже в начале 19 ве­ка законодательством было закреплено, что по наиболее важным делам не допустимо ограничиваться одним признанием подсудимого, необходимо исследовать все обстоятельства и доказательства.

В общих чертах правило об окончании процесса в случае признания вины воспроизведено и в настоящее время. В уголовном законодательстве России по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, пре­дусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы12 (гл. 40 Уго­ловно-процессуального кодекса РФ) предусмотрена возможность судопро­изводства в особом порядке, без исследования доказательств, при условии согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Тем не менее не все ученые считают необходимым относить собст­венное признание подсудимого к разновидности доказательств обвинения. Н.Л. Дювернуа рассматривает признание подсудимого всего лишь как средство, содействующее успеху доказывания, которое иногда в системах процесса ставится наряду с доказательствами. С предложением об исклю­чении показаний подсудимого из перечня доказательств обвинения высту­пают и некоторые современные ученые.

Одним из распространенных объективных видов доказательства по Русской Правде является показание свидетелей. Законодательством опре­делялось необходимое число свидетелей, а в качестве средства, обеспечи­вающего достоверность показаний, применялась присяга.

В случае отсутствия доказательств применялись ордалии, либо по­единок.

Диссертантом делается вывод о том, что основную массу споров при существовавшей системе доказательств разрешал случай, хотя и преду­смотренный правовыми нормами, что позволяло придать процессу судо­производства внешне законный и справедливый характер. Кроме того, от­стаивание субъектом своей позиции в споре - принцип доказывания, со­хранившийся и в наше время.

" в ред. Федерального закона от 04.07.2003 JV» 92-ФЗ


17

Анализ используемых в судопроизводстве Древней Руси доказа­тельств свидетельствует о том, что оно носило состязательный характер. Доказательства, предоставленные истцом, не имели безусловного и бес­спорного значения. Ответчик, не соглашаясь с иском, мог представить свои доказательства, например послухов; опровергнуть иск при помощи свода (доказать законность нахождения у него вещи), либо прибегнуть к присяге, суду Божьему -ордалии, поединку, доказав свою невиновность. Таким образом, несмотря на то, что форма русского судопроизводства но­сила обвинительный характер, в ней ярко прослеживалось состязательное начало.

В 18 веке состязательная форма процесса заменяется розыскной, ос­новными чертами которой является то, что дело начинает суд, следствие и решение дела - прерогатива суда, объект деятельности суда - обвиняемый, который бесправен. Соответственно форме процесса меняется и система доказательств. Возрастает роль письменных доказательств, система дока­зательств становится формальной. Законом заранее определялась сила ка­ждого вида доказательств. Доказательства, основывающиеся на Божест­венном элементе, уже не применяются. В судебном процессе господствует инквизиционное начало и теория формальных доказательств.

Однако, не смотря на то, что доказательства перестают носить мифи­ческий характер, становятся более формальными, их нельзя назвать объ­ективными. Способ получения доказательств (например, пытка), виды до­казательств - использование показаний послухов, поединок, присяга при отсутствии других доказательств может свидетельствовать о том, что це­лью судопроизводства и получения доказательств являлось не столько ус­тановление фактических обстоятельств дела и справедливое разрешение спора, сколько официальное «назначение» от имени государства виновной стороны.

Кардинальное изменение принципов оценки доказательств в Россий­ской истории происходит во второй половине 19 века. Уставом уголовного судопроизводства 1864 года отменялась теория формальных доказательств. Доказательства оценивались свободно, по внутреннему убеждению судей.

В рассматриваемый период разработаны и законодательно закрепле­ны следующие виды доказательств: показания подсудимого, свидетельские


18

показания, экспертиза, дознание через окольных людей, вещественные до­казательства, письменные доказательства.

После Октябрьской революции 1917 г. в России в качестве полити­ческого режима провозглашается диктатура пролетариата, главной задачей которой являлось разрушение старого, эксплуататорского общества и соз­дание нового, социалистического. Соответственно, было отменено практи­чески все действующее до революции законодательство.

Система советского судоустройства формировалась и развивалась на основе отрицания предыдущей (буржуазной) и утверждения новой (проле­тарской) государственности, что выразилось в сломе дореволюционной судебной системы, отмене действия уголовно-правовых норм. В основе этого процесса лежал тезис о том, что буржуазное государство и его ин­ституты служат буржуазии, являются орудиями угнетения трудящихся13.

В этот период формируются отрасли российского права, и возникает отраслевой подход к доказыванию. Именно в этот период не были заложе­ны, и по этой причине не получили соответствующее развитие общетеоре­тические основы единого российского доказательственного права.

Законодательством не предусмотрено никаких правил оценки дока­зательств, судейское усмотрение в этой части практически ничем не огра­ничено, кроме требования вынесения обоснованного и законного пригово­ра. Однако вывод о том, насколько судебное решение является обоснован­ным, фактически может базироваться лишь на внутреннем убеждении су­дьи.

Изучение основных исторических этапов развития судебного право­применения в России приводит к выводу о том, что происходит, периоди­ческое чередование провозглашаемых государством форм судопроизвод­ства и процесса доказывания: от частного состязательного процесса, к следственному, с системой формальных доказательств, и к судопроизвод­ству, базирующемуся на свободном судейском усмотрении.

Во второй половине 19 века выдающимися отечественными учены­ми-правоведами разрабатываются и в дальнейшем получают законода-

13 См.: Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семгин Г.Ю. Судебная власть в России. История. Документы. М., 2003. Том 5. С. 12.


19

тельное закрепление прогрессивные демократические правовые положе­ния, устанавливается состязательная форма судопроизводства, независи­мость суда.

В первые годы Советской власти в России в рамках судебного пра­воприменения возникает ситуация, кардинально противоположная фор­мальному доказыванию, его антипод - абсолютное судейское усмотрение, в основе которого было полное отсутствие законодательной регламента­ции важнейших, фундаментальных понятий доказательственного права -относимое™, допустимости, достоверности, достаточности доказательств, а также элементарных юридических правил оценки доказательств. Право­вой вакуум в этой стержневой составляющей судопроизводства заполнялся пролетарским правосознанием судей. В этот период с наибольшей ясно­стью проявилась зависимость судебной власти от исполнительной госу­дарственной власти, когда суды, по сути, стали репрессивным инструмен­том государства14.

Очевидно, что подобное положение, которое можно отнести к одно­му из крайних проявлений возможного состояния судопроизводства, не могло сохраняться длительное время. Интересы социального развития тре­бовали упорядочения судебной деятельности, установления определенных правил, общеобязательных и понятных для общества. Эти правила, кото­рые разрабатывались отечественными учеными15 в тяжелых социально-политических условиях, в том числе связанных с культом личности Стали­на, постепенно находили свое законодательное закрепление. Указанный период отечественного судопроизводства (с учетом исторического анализа возникновения, становления и развития судебной власти) дает все основа­ния сделать одно теоретическое заключение - для того, чтобы суды были по-настоящему независимы от законодательной и исполнительной ветвей государственной власти, а также от «околоюридических» факторов, воз­действующих на судей в каждом конкретном случае, судебная власть должна быть максимально жестко зависима от закона, то есть правовая

правосудия, 2003, с. 431. См., например: Строгает М. С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголов-

14 См., например: Сырых В.М. Н.В.Крыленко - идеолог советского правосудия. / Российская академия правосудия, 2003, с. 431.

См., например: Строгает М. С. Материальная истина и суд ном процессе. Изд-во Академии наук СССР. М., 1955, с. 382.


20

регламентация судебной деятельности не должна оставлять вакуума в су­дебной процедуре исследования и оценки правовых конфликтов.

Таким образом, изучение истории формирования и развития процес­са доказывания показывает, что он шел по «спирали», формы систем дока­зательств, последовательно сменяя друг друга, проявлялись уже на более высоком уровне. В современном обществе вновь прослеживается тенден­ция к возвращению теории формальных доказательств, что обосновывает­ся во второй главе диссертации.

Вместе с тем краткое изучение истории данного явления показало, что обе крайности (как теория свободного усмотрения, так и теория фор­мальных доказательств) несовершенны и не могут (каждая в отдельности) на современном этапе социального развития дать положительного резуль­тата в правоприменительной деятельности. Более того, общеправовые про­блемы доказательств и доказывания учеными-правоведами изучались не­достаточно. Так, фундаментальные научные труды, посвященные исследо­ванию юридических доказательств и процесса доказывания, были созданы в 19 веке, тогда же разработаны основные категории данной области науч­ных знаний, однако уже в начале 20 века преемственность научных знаний и сохранение научных традиций были разрушены в связи с необходимо­стью создания нового, советского права. Поэтому процесс формирования общетеоретических представлений о доказательствах и доказывании, как фундаментальных категориях правоприменительной деятельности госу­дарства, неоправданно (с точки зрения общественных интересов) замед­лился.

Вторая глава «Общая теория юридических доказательств» со­стоит из 4 параграфов.

Основная задача судопроизводства - максимально полное установ­ление фактических отношений, имевших место в действительности, наи­более точная юридическая оценка этих отношений и правильное (социаль­но-зрелое) разрешение существующего правового конфликта. Поиски спо­соба достижения наивысшей степени достоверности доказанности вины лица, привлекаемого к любого рода юридической ответственности, пред­принимались мыслителями на протяжении всей обозримой истории чело­вечества.


21 В первом параграфе «Основные положения теории формальных

доказательств» изучается одна из существующих теорий доказательств.

Как отмечал Л.Е. Владимиров, все существующие теории доказа­тельств могут либо установить только способы собирания и эксплуатации доказательств, предоставляя судье определять их силу по своему убежде­нию, либо определять и саму силу доказательств, которые обязательны для судьи.

Формальная система судебных доказательств, относящаяся ко вто­рому типу, окончательно формируется в период средневековья. Данный процесс стал реакцией на существовавший в то время произвол судей из-за полного отсутствия каких-либо ограничений и правил оценки доказа­тельств.

Согласно формальной системе доказательств решение суда должно содержать правовую достоверность вины истца или ответчика, которая возникает посредством предъявления определенного круга предустанов­ленных доказательств и способов их получения, но не под влиянием внут­реннего убеждения.

Основная идея, на которую опирается формальная теория доказа­тельств, заключается в том, что приговор суда должен основываться на юридической достоверности. Юридическая достоверность есть та право­вая достоверность вины, которая опирается на общепризнанные и обяза­тельные основания, вследствие которых она приобретает объективную оп­ределенность и перестает быть плодом неопределенных субъективных чувств решающего дела судьи.

Законодательно закреплялись правила о том, как должны собираться доказательства, как ими следует пользоваться, какие доказательства явля­ются совершенными или несовершенными и к каким последствиям каждое из них ведет. Предполагалось, что соблюдение всех формальных правил неизбежно ведет к постижению истины. Субъективные чувства, внутрен­нее убеждение были провозглашены явлениями, выходящими за рамки права, и приравнивались к произвольным суждениям. Утверждалось, что только с помощью законодательных положений и строгих доказательст-


22

венных правил, а также подведения под них обстоятельств коллизии, мож­но говорить о достоверности и об истинности решения или приговора.

Однако правила формальной теории доказательств не придуманы средневековыми юристами: они представляют собой результат многовеко­вого опыта. Общие положения, составляющие содержание формальной теории, были закреплены еще в древнейших законодательствах, таких как Сборник законов Ману, Индийская книга законов Нарда, относящаяся к 5 веку до н.э., которая содержит подробные правила о доказательствах. Су­допроизводство Древнего Рима 5 века до н.э. также носило формальный характер.

Наибольшее распространение теория формальных доказательств по­лучила в период существования инквизиционного судопроизводства в средние века.

Одним из наиболее распространенных средств, используемых инкви­зицией для получения главного доказательства - признания вины, являлась пытка. Вместе с тем, законодательством устанавливались определенные правила, регламентирующие проведение пыток, существовали ограниче­ния на применение пыток.

Формальная теория имеет две разновидности: положительная и от­рицательная. Положительная формальная теория существовала до конца 18 века, в соответствии с которой суд обязывался при наличии определенного вида и числа доказательств вынести обвинительный приговор. Отрица­тельная теория предписывала суду в случае, если не будет определенного вида и числа доказательств, постановить оправдательный приговор или ос­тавить подсудимого в подозрении.

Отрицательная теория доказательств появляется во второй половине 19 века в некоторых европейских странах. В ней делается попытка объеди­нения положений формальной теории доказательств и свободного усмот­рения судьи. Устанавливаются правила, которые определяют силу каждого доказательства, однако доказательство не рассматривается само по себе, в отдельности, а в связи со всеми другими фактами. Оно теряет силу, если опровергается противоположными данными или ставится под сомнение.


23

Поэтому судья не обязан признавать подсудимого виновным, даже при на­личии отдельных достоверных доказательств, если не придет к убеждению в его виновности.

Критики формальной теории доказательств оценивали как несостоя­тельную так называемую положительную формальную теорию, предписы­вающую суду признавать факт достоверным, при существовании извест­ных, законом определенных положений, поскольку судья должен был при­знавать такую достоверность даже и в том случае, когда, невзирая на су­ществование законных признаков, он вовсе не убежден в верности факта. Но и так называемая отрицательная теория формальных доказательств, т.е. воспрещение признавать факт достоверным, если нет законом определен­ного минимума доказательства, по мнению оппонентов теории формаль­ных доказательств, ведет к несправедливости и нелепости. По их убежде­нию положительная теория освящает систему неправды, можно сказать лжи, так как принуждает судью признавать, вопреки убеждению, факт дос­товерным и роковым образом уничтожает чувство ответственности в том, кого она сделала своим рабом. Отрицательная теория облегчает менее доб­росовестному судье возможность останавливаться на полпути и успокаи­ваться на признании того, что закон считает вообще достаточными при­знаками истины.

Суть теории формальных доказательств постулировалась в установ­лении публичной властью объективной истины. Истина, установленная единолично следователем, передавалась суду в виде документов и пись­менных протоколов.

Диссертантом выделяются и раскрываются следующие черты фор­мальной системы доказательств: необходимость установления истины по делу - никто не может быть осужден без точных доказательств или явных улик; тайность и письменность собирания доказательств; ограничение пра-воусмотрения судьи; определение законом силы доказательств; присутст­вие элементов арифметики в оценочной деятельности судьи; развитая сис­тема легальных презумпций.

В современной отечественной правоприменительной практике мож­но отметить некоторые признаки формализма, причем его негативной сто-


24

роны, проявляющиеся, прежде всего, при оценке допустимости доказа­тельств. Так, речи отечественных юристов 19 века свидетельствуют, что в состязательном судебном процессе практически никогда не оспаривалась законность получения доказательств в ходе предварительного расследова­ния. В оценке доказательств в суде стороны делали упор на логику дока­зывания, психологию преступника, анализ неблагоприятной социальной среды и прочее16. В настоящее время основной стратегией защиты являет­ся процедурная деконструкция доказательственных фактов, а именно: по­рождение сомнений у судьи в допустимости доказательств - протоколов следственных действий (ввиду допущенных органами предварительного следствия нарушений уголовно-процессуального закона). Таким образом, истинность сведений оспаривается не с точки зрения их соответствия ло­гической правильности, а с точки зрения речевого выражения, формы. В оценке доказательств усиливается акцент на формальные элементы: рекви­зиты и оформление процессуальных документов.

Во втором параграфе «Основные положения теории уголовных и гражданско-правовых доказательств в отечественной правовой науке» рассматриваются основные направления современной науки, изучающей теоретические аспекты доказательственного права.

В диссертации исследуются вопросы определения доказательств, их видов, свойств.

Значительное распространение в гражданской процессуальной науке получило определение доказательств как сведений о фактах. Факты объек­тивной реальности, отражаясь в письменных, вещественных носителях информации, памяти свидетелей, сторон, третьих лиц, экспертов, не пере­стают существовать. Суд их устанавливает с помощью доказательств. Од­нако при воспроизведении фактов может иметь место ошибочное или не­точное фиксирование фактов, оценка их свидетелями в соответствии с

16 См.: например, Кони А.Ф. Избранное/Сост., вступ. ст. и примеч. Г.М. Миронова и Л.Г. Миронова. -М.: Сов. Россия, 1989.- 496 с.; Плевако Ф.Н. Избранные речи. - М.: Юрид. лит., 1993. - 544 с.; Ар-сеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре: Статьи. Речи. Очерки / Сост. И.В.Поталчук. - Тула: Авто­граф, 2001. - 560 с.; Карабчевский Н.П. Около правосудия: Статьи, речи, очерки / Сост. И.В. Потапчук.

  1. Тула: Автограф, 2001. - 672 с.; Андреевский С.А. Избранные труды и речи / Сост. И.В. Потапчук, -

    Тула: Автограф, 2000. - 424 с.; Урусов А.И. первосоздатель русской судебной защиты / Сост.: И.В. По­

    тапчук. - Тула: Автограф, 2001. - 352 с.; СпасовичВ.Д. Избранные труды и речи /Сост. И.В. Потапчук.

  2. Тула: Автограф, 2000. - 496 с. и др.

25

личностным восприятием. В результате отражения объекты запечатлева­ются в виде определенного образа. Точно также и при доказывании: об­стоятельства, подлежащие доказыванию (предмет доказывания), отража­ются в сведениях об этих обстоятельствах. В зависимости от характера связи сведения могут отражать обстоятельства предмета доказывания не­посредственно или опосредованно. На основе их изучения субъекты дока­зывания приходят к определенным выводам, позволяющим разрешить де­ло по существу.

Доказательства имеют содержание и форму. Содержание - сведения о фактах или фактических данных, форма - средства доказывания, уста­новленные законом.

Достаточность и достоверность являются, скорее, критерием оценки собранных и исследованных в суде доказательств в их совокупности, а не признаком самих доказательств, так как окончательно определить доста­точность и достоверность доказательств возможно только после их иссле­дования в суде.

В диссертации исследуются вопросы категорий относимости, допус­тимости, достоверности доказательств, как основных критериев оценки доказательств в процессе применения права.

Нормативное определение относимости гражданских доказательств дано в ст. 59 ГПК РФ, в соответствии с которой суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Таким же образом определяется относимость доказательств в уго­ловном процессе - как способность доказательств своим содержанием служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Доказательства будут относимыми независимо от того, свидетельст­вуют ли они о каком-то обстоятельстве в позитивной или негативной форме, в частности, устанавливают ли они виновность лица или его неви­новность.

Законом не предусмотрен определенный круг относимых к тому или иному делу доказательств, поэтому относимость доказательств по кон-


26

кретному делу определяется судом. Таким образом, под относимостью до­казательств понимается наличие связи между содержанием доказательства и подлежащими установлению фактами, имеющими значение для разре­шения дела.

Первоначально вопрос об относимости решает суд в момент их пред­ставления сторонами. Тем не менее в момент предоставления доказа­тельств существует вероятность ошибочного недопущения доказательства, имеющего значение для дела, поэтому окончательно данный вопрос может быть решен только в ходе исследования доказательств судом.

Таким образом, такое свойство доказательства, как относимость, по сути, совпадает в уголовном и гражданском процессе и закреплено на за­конодательном уровне.

Сложнее обстоит дело с таким свойством доказательства, как допус­тимость.

Уголовным процессуальным законом допустимость доказательств определяется соблюдением закона при отыскании, получении, закреплении доказательства. Понятие недопустимости уголовного доказательства и ос­нования признания доказательства недопустимым законодательно закреп­лено в ст. 75 УПК РФ.

Анализируя нормы закона, можно определить следующие компонен­ты признака допустимости доказательства в уголовном процессе:

  1. Законность источника.
  2. Законность способа получения доказательств.
  3. Соблюдение правил процессуального оформления.
  4. Надлежащий субъект получения доказательства.

Диссертантом изучены позиции ученых в области уголовного про­цессуального права относительно того, возможно ли признание доказа­тельства допустимым в случае, если были допущены процессуальные на­рушения при их собирании.

Так, предлагается разделять процессуальные нарушения на сущест­венные и несущественные, восполнимые и невосполнимые, в связи с чем



27

дифференцированно подходить к вопросу о недопустимости доказа­тельств. В ряду причин, по которым нереально в настоящее время требова­ние о буквальном соблюдении всех процессуальных правил, указывается на невысокий профессиональный уровень работников следственного аппа­рата и их фактическое неравенство с квалифицированной и высокоопла­чиваемой защитой; несовершенство законодательства и другие.

В частности, несущественными нарушениями могут быть такие на­рушения, которые не влияют на достоверность полученного результата. Например, свидетель вызван способом, не указанным в законе (ст. 155 УПК РФ). Нарушения, которые могут отразиться на достоверности доказа­тельства (существенные), являются восполнимыми или невосполнимыми. Например, какие-либо неточности или пробелы могут быть восполнены путем допроса понятых, других участников следственного действия, путем проведения повторных следственных действий при наличии такой воз­можности (повторный осмотр места происшествия, повторное назначение экспертизы).

Процессуальные нарушения, связанные с ущемлением прав лично­сти, как правило, должны вести к признанию доказательства недопусти­мым. Например, показания обвиняемого, полученные с применением фи­зического или психического насилия, либо в отсутствие адвоката.

В отличие от уголовно-процессуального законодательства правило о допустимости доказательств гражданским процессуальным законодатель­ством не конкретизировано.

В научной литературе обосновано делается вывод о преимуществах детального регулирования допустимости доказательств. В частности, это позволило бы сторонам и их представителям заблаговременно решить, ка­кие доказательства суд не имеет права допустить, а значит, как это отра­зится на правовой позиции сторон. Определенность допустимости доказа­тельств, кроме того, помогает стороне защитить свои права, требуя снятия вопроса, который по нормам права вызовет ответ, недопустимый в силу закона. Наличие конкретных норм об относимости и допустимости доказа­тельств способствует развитию состязательности, так как снятие вопросов


28

не будет зависеть только от усмотрения судьи при наличии законодатель­ного оформления оснований.

Помимо признаков относимое™ и допустимости, уголовные доказа­тельства имеют свойство достоверности. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах17.

Вместе с тем, в законодательстве не имеется определения понятия достоверности. В науке достоверность рассматривается как обоснованное знание, соответствие которого действительности не вызывает сомнения.

Наиболее тесно достоверность соотносится с таким свойством дока­зательства, как допустимость. Так, некоторые требования допустимости призваны гарантировать именно достоверность доказательства. Например, когда свидетель не может указать источник своей осведомленности, дока­зательство будет признано недопустимым именно ввиду неустранимых сомнений в его достоверности.

Требование проверки достоверности доказательства через механизм получения этого доказательства или источник получения сведений, имею­щих юридическое значение, может быть предъявлено к доказательству, как в уголовном, так и в гражданском и других процессах.

Формой доказательств являются источники сведений, имеющих зна­чение для разрешения правового конфликта.

Гражданским процессуальным кодексом РФ предусмотрены такие формы доказательств, как объяснения сторон, третьих лиц, показания сви­детелей, письменные, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. В отличие от гражданского процесса, где под дока­зательствами понимаются любые сведения о фактах, полученные в преду­смотренном законом порядке (ст. 55 ГПК РФ), перечень источников в уго­ловном процессе законодательно ограничен и закреплен в ч. 2 ст. 74 Уго­ловно-процессуального кодекса РФ, и расширительному толкованию не подлежит.

См.: Постановление NilПленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре». Сбор­ник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 1997. С.

537.



29

К доказательствам согласно указанной нормы относятся: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключение и по­казания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные до­казательства; протоколы следственных и судебных действий; иные доку­менты.

Несомненно, даже схожие виды доказательств в уголовном и граж­данском процессе имеют свою специфику, однако общие требования (от-носимости, допустимости, достоверности) к ним могут и должны быть одинаковы.

Диссертант разделяет мнение о том, что окончательно решить во­прос, является ли доказательство относимым, допустимым, достоверным, то есть, может ли быть использовано при доказывании, возможно лишь при окончании производства по делу. До этого процедурного момента до­казательство можно считать таковым лишь условно, так как никогда не ис­ключено, что на каком-то этапе оно может быть признано не относимым или не допустимым.

В третьем параграфе «Критерии формирования общеправовой кон­цепции теории юридических доказательств» исследуются научно-теоретические и практические основания критериев формирования обще­правовой теории юридических доказательств.

Предпосылками для обобщения на уровне общей теории права и го­сударства и общетеоретического исследования теории доказательственно­го права являются многочисленные исследования, посвященные изучению указанной проблемы в отраслевых юридических науках (гражданского процессуального права, уголовного процессуального права, арбитражного процесса), а также накопленный практический материал в области право­применения.

При изучении общетеоретических проблем теории доказательств не­обходимо уделить внимание и исследовать закономерности возникновения и развития доказательств в человеческой истории, определить, каким обра­зом и в связи с чем с изменением форм процесса доказывания видоизменя­лись доказательства и менялась их сила.


30 Практическая значимость разработки указанной проблемы состоит в

том, что на основе общетеоретических научных исследований станет воз­можным сформулировать отраслевые нормы права, которые позволят упо­рядочить правоприменительную практику.

Многие ученые рассматривали институт доказательственного права как межотраслевой. Например, по мнению М.С. Строговича, для граждан­ского процессуального и уголовного процессуального права характерны такие межотраслевые институты, как доказательства, кассационное произ­водство и надзорное производство. А.С. Козлов выделяет в гражданском процессуальном, уголовном процессуальном, арбитражном процессуаль­ном и административном правовом регулировании сходства цели деятель­ности, характеристик субъектов познания, объектов исследования, форм получения знаний; и одновременно отмечает, что особенности юрисдик­ции как вида правоприменительной деятельности обусловливают целесо­образность создания теории доказательств, используемых в юрисдикции.

В связи с тем что теория юридических доказательств разрабатывает­ся отраслевыми науками (уголовного, гражданского процессуального пра­ва, административного, арбитражного процессуального права), при фор­мировании общей теории юридических доказательств необходимо учиты­вать следующие межотраслевые принципы:

1. Принцип гласности. Согласно ст. 10 ГПК РФ, «разбирательство во всех судах открытое», за исключением ряда ограничений, предусмотрен­ных законом: по делам, составляющим государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребенка и другие (ст. 10 ГПК РФ), решение су­да объявляется публично, за исключением случаев, если такое объявление затрагивает права и законные интересы несовершеннолетних.

В соответствии со ст. 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ разбирательство уголовных дела во всех судах открытое, за исключением случаев, предусмотренных законом, например, в закрытом судебном засе­дании может быть рассмотрено уголовное дело о преступлениях, совер­шенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет, о преступлени-



31 ях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и

другие.

2.  Принцип состязательности. Согласно данному принципу функции

сторон разграничены между собой, отделены от судебной деятельности и

выполняются сторонами, пользующимися равными процессуальными пра­

вами.

Так, состязательная форма уголовного судопроизводства предпола­гает, что судебное разбирательство по уголовному делу может быть начато только при наличии обвинительного заключения (акта), утвержденного прокурорам, или жалобы частного обвинителя. Как отмечает П.А. Лупин-ская, это правило отражает значение спора сторон как движущего начала состязательного судебного процесса. Из этого правила вытекает также и то, что отказ инициатора судебного процесса от выдвигаемого обвинения либо признание жалобы, обвинения или иска противоположной стороной влечет прекращение производства по делу. Состязательность проявляется и в том, что суд не выступает на стороне обвинения или защиты, объекти­вен и свободен в оценке доказательств и доводов сторон, является для них беспристрастным арбитром.

Принцип состязательности в гражданском процессе закреплен ст. 12 Гражданско-процессуального кодекса РФ, в соответствии с которой суд руководит процессом, сохраняя независимость, объективность и беспри­страстность, вместе с тем, оказывает лицам, участвующим в деле, содейст­вие в реализации их прав.

Одним из проявлений принципа состязательности является равно­правие сторон. Стороны процесса пользуются в судебном заседании рав­ными правами при предоставлении доказательств, участии в их исследова­нии, заявлении ходатайств, высказывании мнения по возникающим про­цессуальным вопросам.

  1. Принцип неотвратимости юридической ответственности.
  2. Принцип, согласно которому закон обратной силы не имеет. Данный

    принцип установлен ст. 54 Конституции РФ, в соответствие с которой за-



32 кон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы

не имеет. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в мо­мент его совершения не признавалось нарушением. Если после соверше­ния правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Основной задачей теории доказательственного права является обоб­щенное концептуальное решение всех вопросов в области современного доказательственного права, которые представляли бы собой систему взаи­мосвязанных правовых категорий и понятий: определение категории дока­зательственного права, ее содержания; понятие и содержание юридическо­го доказывания, его цели; понятие юридических доказательств, их класси­фикация; бремя доказывания; презумпции и преюдиции общеизвестных фактов; фикции и ряд других смежных вопросов.

По утверждению С.В. Полениной, современный этап изучения про­блем системы права характеризуется также тем, что сейчас исследователи видят свою основную задачу не только в выявлении критериев, обусловли­вающих разграничение отраслей права, но и в изучении интеграционных процессов, как в масштабах всего права, так и в масштабах его отдельных отраслей'.

По ее же мнению, межотраслевые институты - это наиболее распро­страненная разновидность комплексных правовых институтов. Они возни­кают на стыке смежных отраслей права, то есть отраслей, обладающих из­вестной общностью круга регулируемых ими отношений.

Поскольку доказательственное право подпадает под существующее в общей теории права понятие межотраслевого института, возможно выде­лить внешнее и внутреннее сходство доказывания в различных отраслях права (в гражданском процессуальном, уголовном процессуальном, арбит­ражном процессуальном праве), которые проявляются в следующем:

  1. понятие доказательств (ст. 49 ГПК РФ, ст. 69 УПК РФ, ст. 52 АПК РФ);
  2. обязанность доказывания (ст. 50 ГПК РФ, ст. 53 АПК РФ, ст. 20 УПК РФ);

33

3.   относимость доказательств (ст. 53 ГПК РФ, ст. 56 АПК РФ, ст. 69

УПК РФ);

  1. допустимость доказательств (ст. 54 ГПК РФ, ст. 57 АПК РФ, ст. 69

    УПК РФ);

  2. основания освобождения от доказывания (ст. 51 Конституции РФ, ст.

    55 ГПК РФ, ст. 58 АПК РФ, ст. 20 УПК РФ);

  3. оценка доказательств (ст. 56 ГПК РФ, ст. 59 АПК РФ, ст. 71 УПК

    РФ);

  4. средства доказывания (ст.60-78 ГПК РФ, ст. 60-70 АПК РФ, ст. 72-88

    УПК РФ).

Вполне очевидно, что и та область социальных отношений, которая подвергается правовому регулированию нормами, закрепленными в Ко­дексе об административных правонарушениях, должна иметь в процессу­альном плане такие же сходные черты, о которых сказано выше.

Таким образом, юридические доказательства — это процессуально за­крепленная информация, полученная в предусмотренном законом порядке, подтверждающая тезис предмета доказывания и направленная на форми­рование убеждения правоприменителя в обоснованности требований субъекта доказывания.

В четвертом параграфе второй главы исследуются вопросы о роли общей теории юридических доказательств в правоприменительной дея­тельности государства.

В правоприменительной деятельности проблема доказательств и до­казывания является одной из наиболее значимых и актуальных.

Теория доказательств, как отмечал В.Д. Спасович, составляет цен­тральный узел всей системы судопроизводства, начало движущее, обра­зующее статью процесса самую существенную, которая обусловливает и устройство судов, и все главные формы судопроизводства .

На современном этапе развития отечественной правовой теории и достигнутого уровня юридической практики сложилась парадоксальная

" См.: СпасовичВ.Д. Избранные труды и речи. Тула, 2000. С. 17.


34

ситуация, которая проявляется в том, что, с одной стороны, глобализация и связанные с ней интеграционные процессы требуют повышения качества юридической практики, в первую очередь, правоприменительной, стерж­невой составляющей которой является судебная практика, с тем, чтобы максимально соблюдались общепринятые мировым сообществом стандар­ты прав и свобод человека. Этот фактор создает предпосылки для развития правовой науки, совершенствования законодательной и правопримени­тельной практики, что, вполне естественно, требует векторного сближения перечисленных видов человеческой деятельности. С другой стороны, со­временные отечественные реалии характеризуются явным разрывом между правовой наукой, правоприменительной и законодательной практикой. Кроме того, отечественная юриспруденция сегодня также может быть оха­рактеризована, как относительно несогласованная и несбалансированная система знаний. Речь идет не о разных научных школах, различных подхо­дах к оценке того или иного правового явления, неодинаковых взглядах на правовую действительность. Плюрализм мнений для науки - чуть ли не основной принцип существования. Проблема современной отечественной правовой науки заключается в том, что заметно проявляется тенденция ос­лабления цементирующего значения, роли и влияния общей теории права на отраслевые исследования. Вполне очевидно, что такой «разрыв» несет в себе опасную перспективу для юриспруденции в целом.

Основа правоприменительного процесса - наличие доказательств. В диссертации исследуются общетеоретические вопросы процесса примене­ния права, связь стадий данного процесса с доказательствами, приводятся примеры судебной практики, свидетельствующие о первостепенной зна­чимости правильности действий правоприменителя с доказательствами, в частности, отысканием, собиранием, закреплением, исследованием, оцен­кой.

В результате проведенного исследования автор приходит к выводу, что для единообразного понимания поставленных вопросов в области до-


35

казательственного права необходимо изучение доказательств с общеправо­вых позиций на базе общей теории права с тем, чтобы разработка основ­ных положений теории доказательственного права отраслевыми науками осуществлялась, опираясь на прочный общетеоретический фундамент. Это, в свою очередь, создает серьезные предпосылки для формирования единообразной правоприменительной практики, отвечающей правовым и научным требованиям.

В заключении делается вывод о том, что разрешение стоящей перед российским обществом задачи последовательного, всестороннего и полно­го проведения в жизнь правовой реформы, стержневой составляющей ко­торой является судебная реформа, немыслимо в отрыве от правовой нау­ки.

Привлекая внимание к некоторым, наиболее важным положениям исследования, получившим развитие в ряде опубликованных работ по про­блемам теории и практики отечественной правоприменительной деятель­ности, автор не претендовал на то, чтобы полностью исчерпать эту слож­ную и многогранную тему. Выполнение такой задачи требует объединения усилий многих ученых-правоведов.

Вместе с тем диссертант надеется, что представленная к защите ра­бота будет способствовать созданию основы для дальнейшего развития этого нового научного направления в общей теории государства и права, имеющего существенное научно-практическое значение для российской юриспруденции в целом.

В свою очередь, диссертант намерен и дальше продолжить работу в избранном научном направлении, сосредоточить основное внимание на дальнейшей разработке фундаментальной общетеоретической и общепра­вовой проблемы - теории юридических доказательств с тем, чтобы способ­ствовать формированию условий для улучшения правоприменительной деятельности государства, укреплению законности и правопорядка.


36

По теме диссертационного исследования автором опубликованы сле­дующие работы:

  1. Аверина Ю.А. Судебные доказательства (общетеоретическое ис­

    следование): монография / Ю.А. Аверина. - Саратов: ООО Издательство

    «Научная книга», 2006. -128с. (8,0 п.л.).

  2. Аверина Ю.А. К вопросу о возникновении доказательств в челове­

    ческой истории (краткий обзор) / Материалы Международной конферен­

    ции Российской Академии правосудия 19.04.06 г. М., 2006 (0,3 п.л.).

  3. Аверина Ю.А. К вопросу о судебных доказательствах (основные

    положения теории формальных доказательств) // Вестник СГАП. Саратов,

    2006. № 5 (0,3 п.л.).

  4. Аверина Ю.А. Теория формальных доказательств и судебное пра­

    воприменение // Правоведение. С-Пб, 2006. № 5 (0,3 п.л.).

Подписано в печать 04.10.06.

Формат 60x84/16. Бумага для множит, техники. Гарнитура Тайме. Печать на ризографе. Усл. печ. л. 2,09. Уч.-изд. л. 1,78. Тираж 100 экз.

Заказ

Отпечатано с оригинал-макета:

ИП Старостина Е. Б. ИНН 332901943280

600035, г. Владимир, ул. Соколова-Соколенка, 196 - 111.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.