WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРАВО И ОБЫЧАИ В РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЛОСТНЫХ СУДОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (НА ПРИМЕРЕ ВОЛОСТНОГО СУДА КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ 1861–1917 гг.)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

СКУРАТОВА Инна Николаевна

ПРАВО И ОБЫЧАИ В РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЛОСТНЫХ СУДОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

(НА ПРИМЕРЕ ВОЛОСТНОГО СУДА КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ 1861–1917 гг.) Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир 2007

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права автономной некоммерческой организации высшего профессионального образования «Московский гуманитарно-экономический институт». Научный руководитель: доктор исторических наук,

кандидат юридических наук, доцент

Олейник Олег Юрьевич Официальные оппоненты: доктор юридических наук, доцент

Борисова Ирина Дмитриевна; кандидат юридических наук

Аладьина Лариса Сергеевна Ведущая организация – Научно-исследовательский институт ФСИН России

Защита состоится «12» ноября 2007 г. в 9.00 на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета. С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» октября 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент В. В. Мам-чун

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы диссертационного исследования. Регулиро-вание и деятельность волостных судов в России со второй половины XIX до начала XX в. представляет особый интерес, поскольку именно в этот период происходили коренные изменения общественной и государственной системы Российской империи. Государственные преобразования 1860–1870 гг., ядром которых стала крестьянская реформа 1861 г., занимают особое место в российской истории и развитии отечественной юриспруденции. Волостные суды как судебная инстанция крестьянского самоуправления были учреждены «Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» от 19 февраля 1861 г. Это положение, по сути, стало первым нормативным актом, определившим статус органов, полномочных применять обычное право, а также урегулировавшим порядок и основания применения норм обычного права.

Поскольку крестьянство в рассматриваемый период составляло основную часть населения Российской империи, крестьянские волостные суды являлись важным элементом отечественной системы правосудия. В связи с этим исследование организационно-правовых особенностей деятельности волостных судов представляет как научный, так и практический интерес в плане формирования целостного понимания и восприятия российской юридической действительности второй по-ловины ХIХ – начала ХХ в.

Изучение влияния права и обычая в регулировании деятельности волостных судов Российской империи, воссоздание целостности картины исторического развития могут быть полезны в связи с необходимостью исследования правового менталитета народов многонациональной и многоконфессиональной России, особенно отчетливо проявлявшегося в деятельности волостных судов, действовавших под влиянием права и обычая.

Актуализация темы исследования связана и с тем, что в советский период изучение норм обычного права, лежавшего в основе деятельности дореволюционных волостных судов, не являлось объектом пристального внимания ученых-юристов и осуществлялось чаще всего в рамках этнологических и исторических подходов. Отмечая значимость работ советских историков и этнологов, следует отметить тот факт, что данный институт в отечественной науке истории государства и права является малоизученным и требует дополнительного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Крестьянская проблематика, в частности, волостная юстиция, вызывала большой интерес дореволюционных исследователей. В работах Н. М. Астырева, И. А. Базанова, А. Я. Ефименко и П. С. Ефименко, М. И. Зарудного, А. А. Леонтьева, И. Г. Оршанского, И. И. Тютрюмова, Д. С. Самоквасова анализировалось дореволюционное законодательство, регламентирующее организацию и функционирование волостных судов, положительные и отрицательные результаты их деятельности.

В советский период наметился заметный спад интереса к крестьян-ской волостной юстиции в целом и обычному праву, в частности. Первые опыты изучения обычного права пореформенной деревни были предприняты в 1970–80-е гг. Среди работ этого времени особое внимание заслуживает исследование М. М. Громыко, посвященное сибирской деревне, где повседневные отношения рассматривались через призму норм обычного права . В монографии В. А. Александрова анализировалась роль обычного права в хозяйственной жизни села . На региональном материале была построена работа эстонского исследователя А. Траат .

В постсоветский период наметился определенный интерес к иссле-дованиям по изучаемой проблеме. В процессе исследования социальной истории России Б. Н. Миронов дал обстоятельный обзор состояния обычного права . Работы Т. А. Тарабановой, Л. И. Земцова посвящены исследованию основных принципов обычного права, анализу правовых основ и организации деятельности волостных судов в пореформенной России, политике государственной власти по отношению к крестьянскому правосудию . Негативная оценка волостных судов дана Т. В. Шатковской, в работе которой их деятельность характеризуется как «дикая сторона народной культуры» .

На современном этапе развития правовой науки ученые вновь обратились к изучению обычного права различных народов и отдельных регионов России. Среди исследователей этой группы следует отметить Ю. В. Александрова, Ю. М. Кетова, С. С. Серкину. Однако большая часть данных исследований, проведенных преимущественно специалистами по отечественной истории, носит общий характер. В них практически не рассматривается специфика деятельности волостных судов на региональном и этническом материале.

Таким образом, анализ литературы по истории волостного судоустройства и судопроизводства в России свидетельствует, что несмотря на существующие по данной тематике работы, до настоящего времени отсутствуют исследования с комплексным историко-правовым анализом влияния права и обычая на деятельность волостных судов в России в целом и конкретном регионе, в частности.

Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные с процессом формирования и развития волостного судоустройства и судопроизводства в России в 1861–1917 гг.

Предметом исследования являются право и обычаи в деятельности волостных судов Казанской губернии в 1861–1917 гг.

Цель исследования – проведение комплексной историко-правовой характеристики волостных судов Казанской губернии, а также выявление влияния права и обычаев на их деятельность.

Достижению поставленной цели способствовало решение следую-щих задач:

– исследовать обычное право как источник волостного судопроиз-водства;

– выявить особенности национального состава Казанской губернии, которые нашли свое отражение в обычном праве в данном регионе;

– проанализировать нормативные правовые акты, регулировавшие деятельность волостных судов в Российской империи;

– определить соотношение элементов крестьянской и общей юсти-ции в деятельности волостных судов;

– выявить особенности деятельности волостных судов на территории Казанской губернии;

– проанализировать решения волостных судов Казанской губернии по характеру разбиравшихся в них дел;

– определить место и роль крестьянской юстиции в российской су-дебной системе конца XIX – начала ХХ в.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1861 г. – времени законодательного оформления волостного судоустройства и судопроизводства в рамках крестьянской реформы, до 1917 г. – времени прекращения деятельности дореволюционных государственных и правовых институтов Российской империи.

Территориальные рамки исследования определены границами Казанской губернии. В Казанскую губернию входил ряд территорий, которые в настоящее время составляют территорию Республики Татарстан, Чувашской Республики и Республики Марий Эл. Выбор Казанской губернии был сделан не случайно. С одной стороны, на примере данной губернии можно составить достаточно полную картину развития института волостных судов в регионах с широким представительством не только русского, но и национального этноса; с другой – особенности становления и функционирования органов крестьянского правосудия в Казанской губернии имели свои спе-цифические черты и особенности, характерные только для этого регио-на.

Кроме того, до настоящего времени отсутствовали специальные монографические исследования, посвященные изучению истории развития и деятельности волостных судов в Казанской губернии.

Методологической основой исследования является диалектиче-ский метод. В работе использовались общенаучные приемы познания (анализ, синтез, сравнение, индукция, дедукция и др.), а также частнонаучные методы исследования (исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический и статистический).

Теоретическую основу исследования составили работы дореволю-ционных, советских и современных авторов, посвященные изучению ин-ститута волостного судоустройства и судопроизводства, а также труды отечественных правоведов, специалистов в области истории государства и права, отечественной истории, этнографии и антропологии: А. В. Аверина, Ю. А. Александрова, О. Г. Вронского, А. А. Демичева, К. Д. Зеленина, Г. А. Евреинова, А. Я. Ефименко, Л. И. Земцова, К. Д. Кавелина, Н. В. Калачова, Ю. М. Кетова, А. В. Кирилина, А. Ф. Кистяковского, А. В. Курашова, М. Н. Любощинского, В. К. Магницкого, М. В. Немытиной, А. А. Никишенкова, Б. Н. Миронова, С. В. Пахмана, А. А. Риттиха, В. А. Сбоева, Ю. И. Семенова, С. С. Серкиной, Т. А. Тарабановой и др.

Эмпирическую базу исследования составили нормативные правовые акты, материалы официального делопроизводства, в том числе хранящиеся в архивах и ранее не вводившиеся в научный оборот, статистические материалы, а также материалы периодической печати.

В работе использованы материалы фондов Национального архива Республики Татарстан (далее: НА РТ), Российского государственного учреждения «Государственный исторический архив Чувашской Республики» (далее: РГУ ГИА ЧР), содержащие протоколы заседаний волостных судов, книги записей решений судов, отчеты о движении дел в судах, а также сведения о числе и роде преступлений, на основе которых были составлены статистические данные диссертационного исследования. Большинство названных архивных источников в научный оборот введены впервые. Следует обратить внимание на отсутствие статистических систематизированных данных по работе волостных судов Казанской губернии, что предположило обращение к первичным материалам и официальному делопроизводству, содержащихся в НА РТ и РГУ ГИА ЧР.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что историко-правовые аспекты развития деятельности волостной юстиции в рамках Казанской губернии в период с 1961 по 1917 г. до настоящего времени не были предметом специального исследования. Данная работа является попыткой комплексного исследования особенно-стей влияния права и обычая на деятельность волостных судов во второй половине XIX – начале XX в. на региональном материале.

В научный оборот впервые введены материалы местных архивов, характеризующие региональную специфику организации и деятельности волостных судов Казанской губернии.

Впервые на региональном уровне раскрыты те стороны функционирования института волостного судопроизводства, которые оставались малоизученными в отечественной историко-правовой науке, в частности, проанализировано соотношение роли обычного и позитивного права в практике функционирования волостных судов.

Диссертантом подготовлены систематизированные таблицы, пояс-няющие многие положения рассматриваемой проблемы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Своеобразие российской правовой действительности второй половины ХIХ – начала ХХ в. заключалось в том, что параллельно с официальным правом, зафиксированным на законодательном уровне, на уровне волостного судопроизводства в ней действовало крестьянское обычное право.

2. Особенность российского обычного права заключалась в том, что им регулировались отношения в рамках самой многочисленной в количественном отношении социальной группы российского общества – крестьянства.

3. Нормы обычного права, отражая ценности добуржуазного общества, не всегда совпадали с российским законодательством, иногда объективно противоречили и вступали в конфликт с позитивным правом.

4. Полиэтнический состав Казанской губернии отразился в нормах обычного права, которое было тесно связано с религиозными представлениями, суевериями, обрядами, приверженностью традициям, консерватизмом различных национальных культур данного региона.

5. Волостной суд, законодательно созданный в результате проведенной крестьянской реформы 1861 г., стал важнейшим элементом крестьянского самоуправления и механизмом реализации норм обычного права. Он представлял собой учреждение, которое совместило в себе три довольно разнородные начала: сословности, судебной автономии крестьянского населения и руководство в судебных решениях обычным правом.

6. Выполнение задач, сформулированных документами крестьян-ской реформы 1861 г. перед крестьянским правосудием, на практике столкнулось с мелочной регламентацией и контролем со стороны как центральных, так и местных административных структур. Несоответствие ранее поставленных целей и реального положения в деятельности волостных судов требовало от правительства постоянного оперативного вмешательства в практику волостного судопроизводства, латания законодательных дыр, поиска новых решений, соответствовавших уровню правового сознания населявших регионы народов.

7. Волостное судопроизводство Казанской губернии наряду с общими, присущими для всех остальных российских регионов чертами отличалось местным своеобразием и национальным колоритом, привносившими в деятельность волостных судов специфические особенности, выражавшиеся в присущем только для Казанской губернии порядке формирования волостных судов, характере рассматриваемых дел и налагаемых наказаний, отношении к местным судам крестьянского населения и региональной власти.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что его содержание и выводы могут использоваться для дальнейших научных исследований волостной юстиции и его основы – обычного права. Проведенное исследование становления и деятельности волостных судов Казанской губернии способствует более глубокому осознанию и пониманию истории развития данного института в России.

Собранный и обобщенный в исследовании материал позволяет про-анализировать содержание и практику применения нормативных актов второй половины ХIХ – начала ХХ в., проследить развитие волостного судоустройства и судопроизводства рассматриваемого периода, раскрыть порядок формирования и условия функционирования волостных судов, показать их место и роль в судебной системе Российской империи. Сформулированные в нем положения и выводы значительно дополняют и расширяют имеющиеся научные знания в области историко-правовых дисциплин.

Дидактическое значение работы заключается в том, что материалы диссертационного исследования могут представлять несомненный интерес для определенного круга научных работников и преподавателей. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при написании научных и монографических работ, учебно-методических пособий, учебников по истории России и истории отечественного государства и права, а также при написании студентами рефератов, курсовых и дипломных работ.

Отдельные положения диссертации могут быть использованы в учебном процессе при изучении дисциплин «История государства и права России», «История правоохранительных органов России», «Гражданское процессуальное право», а также специальных курсов по истории отечественного государства и права.

Апробация результатов исследования. Выводы и предложения диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Чувашского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Отдельные выводы настоящего исследования излагались на научно-практических конференциях: «Проблемы и перспективы развития регионов России» (г. Чебоксары, 2005 г.), «Проблемы и перспективы развития регионов России» (г. Чебоксары, 2006 г.), а также Всероссийской научно-практической конференции «Гуманитарно-экономические проблемы современного общества» (г. Чебоксары, 2006 г.), «Социогуманитарные и правовые проблемы современного общества» (г. Чебоксары, 2007 г.).

Некоторые положения диссертации были внедрены в учебный про-цесс Чувашского филиала Московского гуманитарно-экономического института при написании и чтении лекций по истории отечественного государства и права, а также в учебный процесс филиала Волго-Вятской Академии государственной службы при Президенте РФ в г. Чебоксары при написании и чтении лекций по отечественной истории и дисциплине «Муниципальное право», что подтверждается соответствующими актами внедрения.

Основные положения и результаты исследования нашли отражение в девяти научных публикациях автора общим объемом 8, 06 п. л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается выбор темы, обусловленный ее акту-альностью, выявляется степень ее научной разработанности, определяются цель и задачи диссертационного исследования, его объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, методологическая основа, научная новизна, доказывается теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации и внедрении результатов проведенного исследования.

В первой главе «Обычное право как юридический феномен дореволюционной России», состоящей из трех параграфов, проведен историко-правовой анализ понятия «обычное право», определено его значение как основы волостного судопроизводства, показано соотношение понятий «закон» и «обычай» в сознании российского крестьянства, рассматриваются особенности обычного права национального состава Казанской губернии.

В первом параграфе «Обычное право как объект изучения историко-правовой науки» анализируется юридическая природа обычного права в дореволюционной и современной отечественной правовой науке.

В 50–60-х гг. ХIХ в. появились первые монографические исследова-ния, посвященные обычному праву, начали разрабатываться исследова-тельские программы. В связи с созданием в 1876 г. при Отделении этно-графии Императорского Русского Географического Общества «Комис-сии о народных юридических обычаях» под руководством Н. В. Калачова деятельность по организации сбора данных по обычному праву стала более планомерной и теоретически обоснованной. В данный период в юридической науке возникли дискуссии о роли и месте обычного права, целесообразности его изучения в университетских курсах правоведения. Обычное право определялось в то время как «бытовая форма права», которая «не зависит от закона в силу общего убеждения в ее необходимости и обязательности» . Считалось, что обычное право, выработанное народом под влиянием тех или иных жизненных бытовых условий, заключает в себе общепризнанные юридические воззрения народа и осуществляется фактически путем единообразного соблюдения в течение более или менее продолжи-тельного времени.

Различные позиции к обоснованию сущности обычного права выра-жали Г. Ф. Шершеневич, Ю. С. Гамбаров, В. И. Сергеевич, Н. П. Загоскин.

Позицию полного неприятия обычного права занимал автор психологической теории права Л. И. Петражицкий. Он был далек от того, чтобы игнорировать очевидный факт существования обычного права, определяющего юридический быт крестьян, однако категорически отрицал значение обычного права как потенциального источника позитивного права, оценивал его как пережиток, подлежащий скорейшему устранению. Официальное признание обычного права как источника для местных судов встречало критическое отношение ученого .

По оценкам ряда современных исследователей, таких как А. В. Курашов, А. В. Кирилин и других, обычное право в России отличалось рядом особенностей, выражающихся в наличии основополагающих начал, принципов, общих идей, отражающих все многообразие соответствующих норм. Концептуально они противоречили позитивному праву.

Таким образом, исследование традиционного обычного права можно представить как органичное сочетание общего (изучение общеродовых признаков обычного права добуржуазной эпохи) и единичного (анализ специфических признаков традиционного обычного права в рамках конкретного государства). Особенность русского обычного права заключалась в том, что им регулировались отношения в рамках самой многочисленной в количественном отношении социальной группы российского общества – крестьянства. Кроме того, нормы обычного права, отражая ценности добуржуазного общества, объ-ективно противоречили и вступали в конфликт с правовой системой позитивного права.

Во втором параграфе «Закон и обычай в общественной и хозяйственной жизни крестьянства» исследуются место и роль обычая и закона в крестьянском правосознании, а также некоторые национальные особенности брачно-семейных, имущественных и договорных отношений.

Действовавшее законодательство было не всегда приемлемым для решения незначительных крестьянских исков, так как расходилось с нормами обычного права и было абсолютно незнакомо основной массе неграмотного и полуграмотного крестьянства. В контексте либеральных реформ второй половины XIX в. проблемы соотношения закона и обычая в народном правовом быту, соответствия норм официального законодательства крестьянским правовым воззрениям получили актуальное значение. В научной и публицистической литературе во второй половине ХIХ в. развернулась оживленная полемика. Большинство авторов доказывали принципиальную несхожесть крестьянских правовых представлений и официальных законов . Другая группа полемистов настаивала на отсутствии принципиальных отличий у крестьян между законом и обычаем .

В настоящее время соотношение закона и обычая в правосознании российского крестьянства также вызывает интерес правоведов и истори-ков. Можно согласиться с позицией Б. Н. Миронова, что неодно-значность восприятия крестьянами закона объясняется обособленностью их от общего правопорядка . Как известно, первичным элементом системы законодательства является норма права, которая определяется как общеобязательное, формально-определенное, установленное государством правило поведения, регулирующее (охраняющее) общественные отношения. Такое понятие не вписывалось в сознание неграмотных и малограмотных людей, более склонных к конкретике.

Также приводили к противоречиям между народными и официаль-ными правовыми воззрениями этнические отличия, это касалось преиму-щественно брачно-семейных и имущественных отношений. В виде исключения личные взаимоотношения между родителями и детьми определялись теми же началами, что и в писаном праве.

Не менее важной особенностью крестьянского правосознания было четкое разделение всех проступков на две категории: «грех» и «преступление». Такого разделения не существовало в уголовном праве Российской империи, однако в повседневной жизни крестьян конца XIX в. оно играло весьма существенную роль. Именно на основе классификации любого проступка, или как «греха», или как «преступления», крестьяне могли применять или не применять наказание к провинившемуся.

В третьем параграфе «Особенности развития обычного права в полиэтнической деревне Казанской губернии» рассматриваются особенности национального состава Казанской губернии, отраженные в обычном праве.

Географические рамки Казанской губернии были очерчены по принципу наибольшего включения русского населения. Однако в целом в этой административно-территориальной единице средневолжского региона преобладало многонациональное коренное население. В конце XIX в. 31,3 % жителей составляли татары, 38,4 % – русские, 23,1 % – чуваши, 5,7 % – марийцы, 1 % – мордва, 0,4 % – удмурты и по 0,1 % – поляки, немцы и евреи.

К середине XIX в. практически все сельское коренное население Казанской губернии имело статус государственных крестьян. Среди различных категорий крестьянства обычное право как институт играло значительную роль именно в среде государственных крестьян.

Таким образом, можно констатировать, что национальный состав Казанской губернии естественно оказывал влияние на развитие тех или иных норм обычного права, своеобразие правовых обычаев у чувашей, удмуртов или мордвы накладывало свой, характерный только для этого этноса, отпечаток на принятие судебных решений. Практика обычного права свидетельствовала, что, как правило, ни одно судебное дело не обходилось без использования юридических обычаев, присущих той или иной народности.

Вместе с тем, отмечая разнообразие обычно-правовых норм, отсутствие четкой определенности в обычном праве, его тесную связь с религиозными представлениями, суевериями и обрядами, наличествующий консерватизм и приверженность традициям, следует подчеркнуть, что, несмотря на различие этносов, населявших Казанскую губернию, специфику их национальных и конфессиональных взаимоотношений, именно оно являлось регулятором общественных отношений среди крестьянства, сохранявшим свою практическую силу вплоть до начала ХХ в.

Во второй главе «Организационно-правовые основы волостного судоустройства и судопроизводства в Казанской губернии», состоящей из трех параграфов, рассматривается нормативная правовая основа организации и деятельности волостных судов, исследуется организационно-процессуальная деятельность волостного судопроизводства исследуемой губернии, а также выявляются региональные особенности крестьянской юстиции и анализируется гражданское и уголовное судопроизводство в волостных судах Казанской губернии.

В первом параграфе «Законодательная регламентация деятельности органов волостной юстиции» рассматриваются нормативные основы деятельности волостных судов на различных этапах их существования.

Волостные суды были учреждены Положением от 19 февраля 1861 г. как судебная инстанция крестьянского самоуправления, как временное явление, которое должно было просуществовать до начала реализации судебной реформы. Однако введение судебных уставов 1864 г. не приве-ло к ликвидации волостных судов, хотя уже в первое пореформенное десятилетие выявились серьезные недостатки в системе крестьянского судопроизводства. Созданная в 1872 г. комиссия, изучив и проанализировав собранный материал о деятельности волостных судов, пришла к выводу, что обычное право и волостные суды необходимо сохранить, конкретизировав сферы их применения.

Вследствие этого возникла острая необходимость в изменении дей-ствующей нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность волостных судов. Результатом такой реформы стало принятие 12 июля 1889 г. Временных правил о волостном суде (далее: Правила). В соответствии с данным нормативным правовым актом компетенция волостных судов была существенно расширена, обычное право оставалось в качестве источника крестьянского судопроизводства.

Следующим этапом в нормативном регулировании деятельности волостных судов следует считать закон «О местном суде» от 15 июня 1912 г., который хотя и ограничил сферу действия волостных судов, однако оставил их в качестве основной судебной инстанции в деревне. Общественность и научные круги неоднозначно восприняли данный Закон. Вместе с тем преобладало мнение, что с введением в действие Правил был уничтожен принцип отделения суда от администрации. Этот факт был обусловлен введением фигуры земского участкового начальника, который фактически осуществлял полный контроль над деятельностью волостного суда.

Главный недостаток крестьянского суда состоял в отсутствии опре-деленного критерия для принятия судебных решений. Предоставляя право ссылаться на местные обычаи, закон тем самым предопределял самые разнообразные по однородным делам решения, скрывавшие в себе небрежность и произвол судей.

Во втором параграфе «Региональные и национальные особенности формирования системы крестьянского сословного правосудия» непосредственно исследуется специфика формирования волостных судов в конкретном регионе.

Волостные суды, введенные в бывшей крепостной деревне Положением 1861 г., стали важнейшей частью крестьянского самоуправления. Однако государственные крестьяне, составлявшие основную массу крестьянского населения Казанской губернии, были знакомы с выборностью судей, так как они уже имели свой сословный суд в рамках реформы местного самоуправления 1837 г.

Законодатель четко не разработал процедуру и критерии выбора волостных судей, они во многом зависели от субъективного мнения крестьянской массы. Однако крестьяне Казанской губернии сознательно подходили к выборам судей, в волостях выборы проходили на сельских сходах открытым голосованием. Сравнительно высоким был процент грамотности, неграмотные судьи составляли от 5,7 до 19 %. После избрания обязательным условием была присяга.

Важную роль в процессе отбора волостных судей играли мировые посредники, а в последствии земские начальники, помогавшие волостным судьям в процессе их деятельности и консультировавшие их по различным вопросам законодательства.

Нормативно установленная частота и время собрания волостных судов (не менее двух раз в месяц, преимущественно по воскресным и иным праздничным дням) часто нарушались. В результате этого резко возрастала загруженность волостных судов, что вело к нарушению нормального порядка судопроизводства и делопроизводства, вызывало сомнение в качестве вынесенных решений и приговоров.

Заметной фигурой в волостном судопроизводстве был волостной писарь, должность которого являлась не только почетной, но и весьма высокооплачиваемой.

В крестьянской жизни был воплощен принцип выборности, являв-шийся одним из основополагающих начал действительного крестьянского самоуправления.

В третьем параграфе «Гражданское и уголовное судопроизводство в правоприменительной практике волостных судов» анализируется практика рассмотрения гражданских и уголовных дел в волостных судах Казанской губернии.

Особую значимость в процессе изучения деятельности волостных судов представляет выявление характера дел, решавшихся в сословных крестьянских судах, и рассмотрение наказаний за совершенные преступ-ные деяния.

Изучение диссертантом деятельности волостных судов Казанской губернии показало практическое отсутствие каких-либо систематизиро-ванных сведений об их деятельности. Разрозненность материала и пробелы в нем были препятствием при составлении общей картины исследования.

Спектр крестьянских правоотношений, которыми оперировали в своей деятельности волостные суды Казанской губернии, был достаточно широк. Волостной суд выполнял многочисленные функции в жизни крестьянского мира. Он регулировал внутриобщинные и межобщинные хозяйственные и имущественные отношения крестьян. Разрешение тяжб, порожденных различными взаимоотношениями крестьян в их хозяйственно-бытовой, коммерческой деятельности, и разбор мелких проступков крестьян составляли основу деятельности волостных судов. Большинство из них были дела о побоях, драках, кражах, словесных оскорблениях, представлявшие 68 % от общего количества уголовных дел. Этот процент практически оставался не-изменным в практике деятельности крестьянского правосудия.

Анализ практики волостных судов показал, что среди разбираемых ими тяжб и жалоб преобладали гражданские иски, в основном по взысканию денег – 29,6 %; среди проступков лидировали нанесение побоев и драки – 34 %. Вместе с тем 13 % от общего числа рассматриваемых уголовных дел составляли крестьянские обращения с целью защиты чести и достоинства, что следует признать свидетельством достаточно высокого уровня развития правовой культуры российского крестьянства. Наличие в крестьянском правосознании представлений о чести и достоинстве личности также подтверждаются массой жалоб, имеющихся в источниках о деятельности волостных судов Казанской гу-бернии.

Диссертантом были подробно изучены и проанализированы источники о деятельности 10 волостных судов Козьмодемьянского, Мамадышского, Чебоксарского и Спасского уездов в период с 1892 по 1913 г. На основе полученных результатов можно сделать следующие выводы о наказаниях, налагаемых по приговорам волостных судов: штраф – 50,2 %, простой арест – 40,3 %, строгий арест – 2,7 %, телесные наказания – 4,5 %, телесные наказания и арест – 1,4 %, выговор в присутствии суда – 0,9 %.

Таким образом, волостное судопроизводство, даже ограниченное нормативным и административным контролем со стороны государства, продолжало выполнять роль регулятора крестьянских правоотношений. Многомиллионное российское крестьянство, грамотность которого и к началу ХХ в. оставалась минимальной, достаточно широко и оперативно пользовалось возможностями единственного реально практикующего юридического института в деревне.

В заключении сделаны обобщения, сформулированы основные теоретические выводы по материалам диссертационного исследования.

В приложениях представлены сведения о национальном составе населения Казанской губернии, систематизированы данные по количеству осужденных за кражи, мошенничество и присвоение найденного и назначенных наказаний за данные виды преступлений. По теме диссертационного исследования автором опубликова-ны следующие работы: Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ 1. Скуратова, И. Н. Волостной суд Казанской губернии в пореформенный период (вторая половина XIX века) / И. Н. Скуратова // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007. – № 5. – С. 431–432. – 0,37 п. л. Иные публикации 2. Скуратова, И. Н. Деятельность волостных судов на территории России конца XIX – начала XX в. / И. Н. Скуратова // Сб. науч. ст. аспирантов / Моск. гуманитар.- эконом. ин-т. – 2005. – Вып. 5. – С. 212–228. – 1,03 п. л.

3. Скуратова, И. Н. Русское обычное право как юридический феномен / И. Н. Скуратова // Сб. науч. ст. аспирантов / Моск. гуманитар.- эконом. ин-т. – 2005. – Вып. 6. – С. 112–139. – 1,75 п. л.

4. Скуратова, И. Н. Волостные суды Казанской губернии в системе волостного судопроизводства России в конце XIX – начале XX в. / И. Н. Скуратова // Проблемы и перспективы развития регионов России : материалы VI ежегод. итоговой науч. конф. – Чебоксары, 2005. – С. 230–248. – 1,15 п. л.

5. Скуратова, И. Н. Возникновение и сущность обычного права / И. Н. Скуратова // Проблемы и перспективы развития регионов России : материалы VI ежегод. итоговой науч. конф. – Чебоксары, 2005. – С. 269–283. – 0,84 п. л.

6. Скуратова, И. Н. Крестьянская семья как институт обычного права / И. Н. Скуратова // Проблемы и перспективы развития регионов России : материалы VI ежегод. итоговой науч. конф. – Чебоксары, 2005. – С. 283–293. – 0,62 п. л.

7. Скуратова, И. Н. Особенности национального состава Казанской губернии, отраженные в обычном праве / И. Н. Скуратова // Гуманитарно-экономические проблемы современного общества : материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Чебоксары, 2006. – С. 301–310. – 0,56 п. л.

8. Скуратова, И. Н. Волостные суды Казанской губернии / И. Н. Скуратова // Социогуманитарные и правовые проблемы современного общества : материалы VII ежегод. итоговой науч. конф. – Чебоксары, 2007. – С. 230–248. – 1,18 п. л.

9. Скуратова, И. Н. Волостные суды Казанской губернии / И. Н. Скуратова // Социогуманитарные и правовые проблемы современного общества : материалы VIII межвуз. науч.-практ. конф. по общегуманитарным, правовым и экономическим вопросам. – Чебоксары, 2007. – С. 200–209. – 0,56 п. л. Общий объем опубликованных работ составляет 8, 06 п. л.

СКУРАТОВА Инна Николаевна

ПРАВО И ОБЫЧАИ В РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЛОСТНЫХ СУДОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

(НА ПРИМЕРЕ ВОЛОСТНОГО СУДА КАЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ 1861–1917 гг.) Подписано в печать 10.10.07. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,01. Тираж 100 экз. Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний»

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.