WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

УЧАСТИЕ СУБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВОПОРЯДКА КАК ФОРМА ПРОЯВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ АКТИВНОСТИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 
На правах рукописи

КУНАКОВ Петр Александрович

УЧАСТИЕ СУБЪЕКТОВ

ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВОПОРЯДКА КАК ФОРМА ПРОЯВЛЕНИЯ

СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ АКТИВНОСТИ Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук Владимир 2007

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент

Мамчун Владимир Вячеславович Официальные оппоненты: доктор юридических наук

Борисова Ирина Дмитриевна; кандидат юридических наук

Шаханов Вячеслав Владимирович Ведущая организация – Нижегородская академия МВД России

Защита состоится «____» мая 2007 г. в «_______» на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Большая Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» апреля 2007 г.

?A?Й ?? ? ? ?

???? Й ? ? ? ? ? & ? ? ? ? ? ? ? @ ? 0 ? ? ? ? ? ? ? 8 ? ? ? t ? ? ? ? ? " ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? $ ? ? ? T ? ? ? ? ? O ? ? ? ? прав человека, социального и правового государства понятие «гражданское общество» прочно вошло в политико-правовой лексикон, свидетельствуя о торжестве либеральной парадигмы.

Вместе с тем практика последних десятилетий показывает, что в на-стоящее время данные внешне привлекательные теоретические конструк-ции не утвердились в виде реальных функционирующих социальных явлений и рассматриваются в большей степени как желаемый, однако недостижимый идеал. Развитию взаимодействия субъектов гражданского общества с государством мешает социальная пассивность населения, несформированность, а также неразвитость структур гражданского об-щества.

В настоящее время становление институтов гражданского общества осуществляется по инициативе «сверху», которая не всегда находит поддержку у населения в силу неверия граждан в «добрые побуждения» государства. Это, с одной стороны, является следствием реформ начала

1990-х гг., в результате которых десятки миллионов российских гра-ждан по праву могут считать себя потерпевшими от них ; с другой – невозможностью в обществе преодолеть действие «энергии распада», разрушающей массовый порядок, его нормативно-ценностную и институциональную структуру общества .

Вместе с тем очевидна необходимость активного сотрудничества гражданского общества с государством, которое не вызывает сомнений ни у политиков, ни у граждан России. В. В. Путин в своем интервью подчеркнул: «я очень рассчитываю, что все ветви власти, осознав свою ответственность перед российским народом, после выборов 2007 и 2008 гг. найдут в себе силы для консолидации, и власть будет сформирована таким образом, что она сможет эффективно функционировать и решать стоящие перед страной задачи» .

По мнению диссертанта, осознание властью ответственности перед народом зависит от него самого. При условии наличия высокой социально-правовой активности общества, участия его широких слоев в политической и правовой жизни возможен действительно конструктивный диалог между государством и гражданским обществом, результатом которого должна стать адекватность права, отвечающая национальным интересам и социальным ожиданиям населения.

Актуальность темы диссертации обусловлена также теоретически-ми исследованиями. В настоящее время ученые не пришли к единому мнению в определении понятия гражданского общества, а также вопросе о его формах и взаимодействии с государством. Следует отметить, что в данном контексте необходимо соответствующее осмысление феномена социально-правовой активности субъектов гражданского общества.

Особая актуальность исследования заключается во взаимодействии теории и практики. Процесс познания, как известно, завершается восхождением от абстрактного к конкретному. В настоящее время современная юридическая наука не испытывает дефицита, связанного с построением абстракций, однако при этом остро стоит вопрос о разработках прикладного характера, которые могут применяться в политико-правовой практике. По мнению диссертанта, разработка теоретических моделей взаимодействия субъектов гражданского общества и государства, форм реализации социально-правовой активности субъектов гражданского общества в сфере обеспечения правопорядка, имеющих прикладное значение, не только облегчит путь восхождения от абстрактного к конкретному, но и будет способствовать практическому решению проблемы. Таким образом, рассматриваемая в настоящем исследовании проблема актуальна как в теоретическом, так и практическом плане.

Степень научной разработанности темы исследования. Несмотря на то, что проблема правопорядка давно изучается в отечественной юридической науке, исследовательский интерес к ней не снижается . Кроме того, не исчерпаны гносеологические возможности юридической науки в углублении познания правопорядка.

Неопределенность содержания понятия «гражданское общество» вызывает необходимость дальнейшего научно-теоретического осмысления правопорядка в условиях правового государства и гражданского общества. По мнению Н. И. Матузова, данное понятие «будучи давно известным, оказалось, тем не менее, для отечественной науки относительно новым и неразработанным, ибо советские обществоведы этим практически не занимались» .

Несмотря на большой объем научных работ, посвященных различным аспектам гражданского общества в политологии , социологии, философии и юриспруденции , проблема социально-правовой активности субъектов гражданского общества в сфере обеспечения правопорядка российскими теоретиками права практически не изучалось. Существующие научные разработки социально-правовой активности в основном осуществлялись в 1970–1980-е гг. в условиях господства в юридической науке иной идеологической парадигмы, и несмотря на значительный гносеологический и методологический потенциал, нуждаются в переосмыслении применительно к реалиям современного состояния общества. Отдавая должное ценности тех немногочисленных современных исследований правовой активности, следует отметить, что их авторы не проводили специального анализа форм реализации социально-правовой активности субъектов граж-данского общества в сфере обеспечения правопорядка .

Таким образом, проблема социально-правовой активности субъектов гражданского общества в сфере обеспечения правопорядка в общей теории права и государства является не полностью исследованной, что позволяет рассматривать настоящую работу в качестве перспективной и актуальной.

Объектом исследования являются взаимоотношения субъектов гражданского общества и государства в сфере обеспечения правопорядка.

Предметом исследования является участие субъектов гражданско-го общества в обеспечении правопорядка как форма реализации социально-правовой активности.

Цель исследования заключается в разработке теоретической осно-вы, необходимой для создания единой концепции взаимодействия граж-данского общества и государства, и выработке практических рекоменда-ций различным субъектам права по повышению социально-правовой ак-тивности граждан, устранению политической индифферентности.

Реализация поставленной цели предопределила постановку и решение следующих исследовательских задач:

– проанализировать подходы к пониманию гражданского общества, выработать его операциональное определение, классифицировать его субъекты;

– рассмотреть формы взаимодействия гражданского общества с государством в современной России;

– исследовать социально-правовую активность как основу взаимо-действия гражданского общества с государством, разграничить понятие «социально-правовая активность» и смежные категории;

– проанализировать правопорядок как цель и результат взаимодействия государства и субъектов гражданского общества;

– выявить взаимосвязи юридической свободы и социально-правовой активности в гражданском обществе;

– исследовать формы реализации социально-правовой активности субъектов гражданского общества в сфере обеспечения правопорядка.

Методологическую основу исследования составили раз-нообразные средства и методы познавательной деятельности. Базовый уровень использованной в работе методологии образуют диалектико-материалистические принципы взаимосвязи и детерминизма, объективности и всесторонности рассматриваемого явления. Диссертант использовал также понятийно-категориальный аппарат диалектики: исследование правовой активности субъектов гражданского общества; их участие в обеспечении общественного порядка осуществлялось через призму категорий: «сущность», «форма» и «содержание», «возможность» и «действительность», «необходимость» и «случайность».

При анализе различных подходов к определению понятий «правопорядок» и «гражданское общество», разграничении понятия «социально-правовая активность» с другими смежными категориями, а также в ходе выработки операциональных определений юридической свободы и социальной активности диссертант использовал правила оперирования основными формами мышления и законы логики (тождества, противоречия, исключения третьего).

Исследованию правовых основ гражданского общества, организационно-правовых форм его субъектов, принципов их взаимодействия с государством способствовало использование специально-юридического метода.

Потребность в выявлении позитивной динамики взаимодействия гражданского общества и государства в иностранных правопорядках и формулирования на этой основе предложений, направленных на увеличение социально-правовой активности в России, обусловило при-менение в процессе работы сравнительно-правового метода.

Теоретическую основу исследования условно можно разделить на четыре группы. Первая включает в себя работы исследователей социальной, правовой и социально-правовой активности (А. Х. Абаджаян, Н. В. Галустян, В. А. Затонский, В. В. Кожевников, С. Н. Кожевников, В. А. Сапун, И. В. Тепляшин, В. М. Шафиров, Н. В. Щербакова, Д. А. Ягофаров и др.).

Вторая группа объединяет работы, посвященные проблемам правопорядка (Ю. Е. Аврутин, В. В. Борисов, В. Я. Кикоть, А. Б. Лисюткин, И. И. Сыдорук и др.).

Третью группу составляют исследования, посвященные проблематике гражданского общества (Е. А. Колоярцева, А. В. Крутов, К. А. Ненашев, ?A?Й ?? ? ? ?

???? Й ? ? ? ? ? & ? ? ? ? ? ? ? @ ? 0 ? ? ? ? ? ? ? 8 ? ? ? t ? ? ? ? ? " ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? $ ? ? ? T ? ? ? ? ? O ? ? ? ? астоящего исследования не только теоретическое, но и общеметодологическое значение (А. В. Аверин, С. С. Алексеев, В. М. Баранов, М. И. Байтин, Г. Дж. Берман, В. Н. Карташов, Д. А. Керимов, В. Н. Кудрявцев, О. Э. Лэйст, А. В. Малько, Н. И. Матузов, В. С. Нерсесянц, Т. Н. Радько, Ф. М. Раянов, В. М. Сырых, Ю. А. Тихомиров, В. А. Толстик, В. С. Жеребин, Л. С. Явич и др).

Эмпирическую базу исследования составляют нормы действующего российского законодательства, акты официального толкования, публикации в периодической печати, а также данные социологических исследований, опубликованные в научных изданиях, характеризующие состояние социально-правовой активности граждан в сфере обеспечения правопорядка.

Научная новизна исследования заключается в том, что в работе проблема взаимодействия государства и гражданского общества в современных условиях рассматривается с позиции исследования сущности, содержания, ценности социально-правовой активности населения, его роли в укреплении правового порядка. Раскрываются особенности проявления юридической свободы как правовой основы гражданского общества, факторы и формы проявления риска, возникающего в процессе взаимодействия институтов гражданского общества и государства в целях достижения высокого уровня правового порядка.

Научная новизна диссертационного исследования нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Операциональное определение гражданского общества: качест-венное состояние общества, проявляющееся на пике социальной активности его индивидуальных и коллективных субъектов и состоящее в отстаивании и полноценной реализации своих законных интересов.

2. Классификационная модель форм взаимодействия субъектов гражданского общества с российским государством:

– по степени участия субъектов гражданского общества в делах го-сударства: непосредственные и опосредованные;

– количеству участников взаимодействия: коллективные и индиви-дуальные;

– направлению реализации целей, лежащих в основе гражданского общества: сонаправленные и разновекторные;

– направленности влияния на идеальные и материальные сферы бытия: материальные и идеологические.

3. Разграничение понятия социальной активности как характеристики социального субъекта и характеристики общества. Социальная активность как характеристика общества является отражением степени консолидации общества и готовности его социальных институтов и отдельных индивидов самостоятельно, без постороннего вмешательства извне, реализовывать социально значимые цели и справляться с разнообразными антисоциальными проявлениями.

4. Социально-правовую активность под определенным углом зрения можно рассматривать как родовое понятие по отношению к правовой деятельности, правовому поведению, правовому мышлению и другим явлениям правовой действительности, посредством которых возможна объективация «среза» активности, выступающих в качестве форм первого уровня, способствующих реализации социально-правовой активности.

5. Усилению социально-правовой активности может способствовать комплекс мер (прежде всего воспитательных), направленных на искоренение в общественном сознании отношения к фактам сообщений о недостойном, а тем более противоправном поведении окружающих, как к аморальным.

6. Факторами, детерминирующими риски во взаимодействии граж-данского общества и государства с целью достижения правопорядка, являются: диалектическое противостояние между обществом и государством; издержки представительной демократии; либерализм как продукт юридической экспансии; возможность злоупотребления правом; низкое качество законодательства; коррупция; правовой нигилизм; теневое право и др.

7. Необходимым условием проявления социально-правовой активности субъектов гражданского общества выступает юридическая свобода, понимаемая как возможность мыслить, а также поступать по собственной воле в рамках, очерченных юридическими нормами, формой объективации которой является только правомерное поведение.

8. Концепция реализации социально-правовой активности во взаи-модействии гражданского общества и государства, составными элементами которой являются авторское понимание: природы социально-правовой активности, факторов, влияющих на условие ее проявления, рисков во взаимодействии гражданского общества и государства, его целей и результатов, форм реализации социально-правовой активности в сфере обеспечения правопорядка.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что основные положения работы позволяют расширить представление о социально-правовой активности не только как о средстве познания права, но и как факторе, оказывающем влияние на качественное состояние правовой действительности. Материалы диссертации дополняют и развивают разделы общей теории права о правовом государстве и гражданском обществе, социально-правовой активности и правовом поведении, а также привлекают внимание к отдельным перспективным направлениям научных исследований, ориентируют на их дальнейшую разработку.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования выводов диссертации для выработки практических реко-мендаций по оздоровлению сферы социально-правовой активности граждан, усилению взаимодействия институтов гражданского общества и государства с целью обеспечения и укрепления правопорядка, построения правового государства.

Дидактическое значение исследования заключается в том, что выводы и обобщения, сделанные автором в диссертации, могут быть использованы в системе юридического образования: при проведении учебных занятий по курсу «Теория государства и права»; подготовке учебных и учебно-методических пособий; написании студентами и курсантами рефератов, докладов, курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации: обсуждались на заседа-ниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России и юридического факультета Владимирского государственного университета; внедрены в учебный процесс Владимирского юридического института ФСИН России, Владимирского государственного университета и практическую деятельность милиции общественной безопасности УВД по Владимирской области; излагались на научно-практических конференциях; отражены в шести опубликованных автором работах общим объемом 4,48 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического спи-ска. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, це-ль и задачи исследования, методологическая и теоретическая основы, эмпирическая база, научная новизна, доказывается теоретическая, практическая и дидактическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации полученных результатов.

Первая глава «Социально-правовая активность как условие существования гражданского общества» посвящена изучению проблем формирования гражданского общества в современной России, рассмотрению его субъектов и оснований, исследованию форм взаимодействия субъектов гражданского общества с Российским государством, анализу социально-правовой активности как основы взаимодействия гражданского общества с государством.

В первом параграфе «Гражданское общество в России и его субъекты» диссертант отмечает, что в условиях господства марксистско-ленинской идеологии, сквозь призму которой научное сообщество изучало явления окружающей правовой действительности, общество делилось на эксплуататоров и эксплуатируемых. Иные деления противоречили сущности учения об общественно-экономической формации и не вписывались в строго очерченный идеологией научный формат. Идея независимого гражданского общества была отвергнута, так как она ограничивала формы и способы вмешательства государства в жизнь граждан.

Изменение вектора развития общественно-политической жизни не-минуемо привело к научной революции, результатом которой стало вос-приятие либеральной парадигмы. Возникла необходимость объяснения закономерностей общественного развития с использованием новых концептуальных подходов и категориального аппарата, не являющегося продуктом крайней идеологизации. Наиболее разработанной с философских позиций и идеологически нейтральной концепцией для описания взаимодействия и противодействия государства и общества является концепция гражданского общества. С учетом «духа времени», национальных традиций, научного плюрализма и других обстоятельств категория «гражданское общество» получила достаточно разнообразное теоретическое сопровождение и стала встречаться в некоторых законодательных актах. Понятие гражданского общества стало широко использоваться, однако не было единого представления о его сущности.

Гражданское общество, как и любое другое явление правовой действительности, многогранно. В связи с этим попытки его теоретизации не исчерпываются ограниченным кругом концепций и требуют постоянного изучения с использованием нового методологического инструментария с учетом происходящих политико-экономических трансформаций и современных веяний в области политико-правовой мысли.

Проведенный в работе анализ показал, что существующие подходы к пониманию гражданского общества в основном формируют представление о нем как о некой данности, образующей «систему внегосударственных отношений», «сферу добровольной общественной активности», «систему негосударственного социального самоуправления», «общество, взятое в единстве всей совокупности социальной, политической, экономической и духовной жизни» и т. п. В связи с этим диссертант разделяет мнение, согласно которому процесс формирования и развития гражданского общества не завершен ни в России, ни в мировом масштабе . Существующие в научной литературе определения гражданского общества, исследуя ту или иную его сторону, еще раз подчеркивают его многомерность, затрудняющую выработку единого универсального определения. По мнению автора, необходимо сконцентрировать свои усилия лишь на тех гранях, которые в большей степени характерны для предмета настоящего исследования. Он полагает, что под гражданским обществом следует понимать институты, способствующие реализации социальной активности граждан.

Таким образом, диссертант выделяет следующие существенные признаки гражданского общества:

– его субъектами являются только индивидуальные или коллектив-ные образования, отстаивающие и реализующие свои законные интересы;

– представляет собой идеальную модель социально-активного общества;

– существует не постоянно, а только в период всплеска социальной активности его членов.

Данные признаки позволяют предложить следующее операциональное определение гражданского общества: это качественное состояние общества, проявляющееся на пике социальной активности его индивидуальных и коллективных субъектов и состоящее в отстаивании и полноценной реализации своих законных интересов.

Диссертант отмечает отсутствие единства мнений не только в опре-делении понятия гражданского общества, но и понимании его структу-ры. Большинство исследователей ограничиваются лишь перечислением институтов гражданского общества, не рассматривая их классификацию. Это, в свою очередь, негативно сказывается как на возможности построения целостной его теории, так и на качестве восприятия проблематики гражданского общества общественным сознанием.

Наиболее близкой своим мировоззренческим позициям для диссертанта является видение структуры гражданского общества, предложенное И. Ж. Искаковым: 1) общественные организации (объединения) преимущественно политической направленности (политические партии, правозащитные организации и т. д.); 2) институты гражданского общества в социально-экономической сфере (коммерческие и некоммерческие организации, являющиеся юридическими лицами в соответствии с гражданским законода-тельством); 3) негосударственные правоохранительные институты (адвокатура, частные детективные и охранные предприятия, частный нотариат).

Особыми институтами гражданского общества, связующими звеньями между ним и государством является местное самоуправление и институт омбутсмана (Уполномоченного по правам человека).

Принимая данное видение структуры гражданского общества за основу, диссертант считает необходимым дополнить ее четвертой группой – институтами гражданского общества в области социализации и духовно-нравственного воспитания (семья и церковь). В семейных отношениях реализуются многие социально значимые интересы. Семья является одним из наиболее действенных стимулов социально-правовой активности граждан. Религиозные организации оказывают влияние на формирование мировоззрения значительной категории населения, что несомненно, имеет как идеальное, так и материальное воплощение, в том числе и поведенческое.

Кроме того, для формирования гражданского общества необходимы определенные предпосылки или же основания: право, мораль, политика, экономика, культура и наука.

Во втором параграфе «Формы взаимодействия субъектов гражданского общества с российским государством» отмечается, что многочисленные исследования гражданского общества в основном уделяют внимание соотношению гражданского общества и государства и практически не рассматривают вопрос их взаимодействия. Вместе с тем данные структуры не могут существовать без взаимодействия, предполагающего взаимные действия, т. е. действия со стороны обоих субъектов. Следовательно, взаимодействие субъектов гражданского общества и государства может иметь разнообразные формы, подвергнутые анализу в настоящем параграфе.

Необходимой предпосылкой определения конкретных форм взаимодействия гражданского общества и государства диссертант считает анализ организационно-правовых форм субъектов данного взаимодействия, предусмотренных действующим законодательством и принципами, на которых оно основано. Наиболее распространенными, однако далеко не единственными, организационно-правовыми формами существования субъектов гражданского общества являются общественные организации и общественные объединения. В основе функционирования всех институтов гражданского общества лежит самоорганизация. В настоящее время позитивный потенциал самоорганизации активно пытаются внедрить в сферы экономики и правового регулирования. Это, в частности, касается попыток создания саморегулируемых организаций. В диссертации приводятся примеры законодательного закрепления саморегулируемых организаций в различных сферах экономической деятельности.

По мнению диссертанта, наиболее наглядно рассмотреть взаимодействие гражданского общества и государства можно только в рамках определенной классификации, а для этого необходимо выработать классификационные критерии. В качестве таковых целесообразно рассматривать: степень участия субъектов гражданского общества в делах государства, количество участников, цели, лежащие в основе гражданского общества, направленность влияния на идеальные и материальные сферы бытия. С учетом данных критериев выстраивается следующая классификационная модель форм взаимодействия гражданского общества с государством:

– по степени участия субъектов гражданского общества в делах государства: непосредственные и опосредованные. В качестве непосред-ственной формы взаимодействия гражданского общества и органов государства выступает участие граждан в добровольных народных дружинах, общественный контроль за деятельностью власти, и т. п.; опо-средованной – институт представительной демократии и местное самоуправление.

– количеству участников взаимодействия с той или иной стороны целесообразно говорить о коллективных и индивидуальных формах взаи-модействия. В качестве коллективных форм рассматриваются разнообразные акции протеста, митинги, шествия и т. п.; индивидуальных – обращения граждан в правоохранительные органы с жалобами и заявлениями, а также к должностным лицам органов государственной власти и местного самоуправления;

– направлениям реализации целей, лежащих в основе гражданского общества: сонаправленные и разновекторные. Примером сонаправлен-ной формы взаимодействия является государственно-частное партнерство; разновекторной – индивидуальное предпринимательство. Во втором случае рассматривается форма взаимодействия, поскольку разновекторность подчеркивает разнообразие интересов внутри гражданского общества, взаимодействие же с государством заключается в создании благоприятных условий для реализации как социально значимых, так и индивидуально значимых интересов;

– направленности влияния на идеальные и материальные сферы бытия выделяются материальные и идеологические. Идеологические формы взаимодействия направлены на пропаганду здорового образа жизни, формирование правосознания и т. п. (обращения через средства массовой информации, лекции и семинары). Материальные формы взаимодействия призваны обеспечить материальные предпосылки для функционирования субъектов гражданского общества (финансовая поддержка и благотворительность).

В третьем параграфе «Социально-правовая активность как основа взаимодействия гражданского общества с государством» отмечается, что рассмотрение гражданского общества сквозь призму социальной активности невозможно без изучения последней. Любые преобразования, происходящие в политике, экономике и культуре приведут к положительному эффекту (социальным ожиданиям) только в условиях высокой социальной активности широких слоев населения. Не является исключением и правовая сфера, где социальная активность рассматривается в правовом русле, приобретая социально-правовой характер.

Диссертант указывает на наличие некоторых методологических трудностей, связанных с неоднозначностью трактовки социально-правовой активности в отечественной юридической науке, преодолеть которые возможно с помощью анализа подходов к пониманию данной категории.

Общепризнано, что социальная активность – родовое понятие по отношению к иным видам активности: правовой, общественно-политической, экономической, производственной, познавательной и др. Диалектической противоположностью социальной активности является социальная пассивность. По мнению диссертанта, следует различать со-держание термина «социальная активность» применительно ко всему об-ществу и конкретной личности. Если хотя бы один человек в конкретной жизненной ситуации сможет призвать окружающих к защите обществен-ных интересов, то это уже социально активное общество. В трактовке со-циальной активности как характеристике социального субъекта автор солидаризируется с С. Н. Кожевниковым.

Рассматривая же социальную активность как характеристику общества, автор предлагает понимать под ней степень консолидации общества и готовности его социальных институтов и отдельных индивидов самостоятельно, без постороннего вмешательства извне, реализовывать социально значимые цели и справляться с разнообразными антисоциальными проявлениями.

Необходимо также различать понятия социальной, правовой и социально-правовой активности. Существуют различные подходы к объему понимания категории правовая активность. Основным моментом, детерминирующим разность подходов, является понимание категории «правовая». При этом речь не идет о различных подходах к правопониманию. Одни авторы полагают, что под данную категорию подпадает как правомерное, так и неправомерное поведение (М. Ф. Орзих, В. А. Затонский, Д. А. Липинский и др.); другие придерживаются противоположных методологических позиций (Н. И. Матузов, В. В. Кожевников и др.).

По мнению диссертанта, «маневрировать» между двумя полярными подходами к определению правовой активности можно, взяв на вооружение термин «социально-правовая активность», разграничив его с правовой активностью следующим образом. За правовой активностью необходимо признать дуализм правомерного и неправомерного поведения. Под социально-правовой активностью следует понимать только действия, совершаемые во благо общества или, по крайней мере, не во вред ему (на что указывает наречие «социаль-но»). В частности, злоупотребление правом можно рассматривать как одну из форм правовой активности, однако нельзя считать ее проявлением социально-правовой активности. Сферой ее реализации может быть только правомерное поведение, а следовательно, социально-правовая активность должна быть направлена на достижение правовых последствий. Именно в этом состоит отличие социально-правовой активности от социальной, сфера реализации которой более раз-нообразна.

Одним из основных вопросов, тесно связанных с формой правовой категории, является определение места правовой категории в понятийном ряду. Понятия «правовая активность» и «социально-правовая активность» относятся к структурному понятийному ряду категории «осуществление права».

Социально-правовую активность под определенным углом зрения можно рассматривать как родовое понятие по отношению к правовой деятельности, правовому поведению, мышлению и другим явлениям правовой действительности, посредством которых возможна объектива-ция «среза» активности, выступающих в качестве форм первого уровня, способствующих реализации социально-правовой активности. Выделение форм различных уровней вполне допустимо при рассмотрении сложных явлений социально-правовой действительности, поскольку содержание каждого такого явления состоит из множества самостоятельных форм, служащих объективированным выражением разнообразных правоотношений, включенных в содержание первоначального явления.

Таким образом, мы имеем дело со своеобразной цепной реакцией, когда одна форма посредством своего содержания порождает множество других форм со своим содержанием и т. д. Родовой вектор правовой активности пронизывает общественные отношения, попадающие под сферу регулирования рассматриваемых категорий при определенных условиях: проникает в ту сферу общественных отношений, которая характеризуется «активностью» и «правомерностью». В некоторых случаях существенное значение приобретает также субъектный состав реализации социально-правовой активности.

Вышеизложенное согласуется с концептуальными позициями сис-темного подхода к восприятию явлений правовой действительности. Относительная неоформленность понятийного ряда – социально-правовая активность, правовое поведение, юридическая деятельность, правовое мышление и др. – оказывается упорядоченностью при рассмотрении активно-правомерного «среза» явлений окружающей правовой действительности, охватываемого данными правовыми категориями.

По мнению диссертанта, определять содержание категории правовая активность необходимо через категорию «инициативность», а не через «энергичность», «интенсивность» и прочие термины, связанные с движением. В отличие от ранее рассмотренных категорий инициативность характеризует не скорость движения, а качественное состояние общественных отношений. Если же признать интенсивность сущностной характеристикой активности личности, то делать это необходимо с той оговоркой, что сферой проявления интенсивности может быть не только внешняя, объективированная в количественных показателях деятельность, но и внутренняя, психическая деятельность личности, выражающаяся в готовности объективироваться, если этого потребует сложившаяся в реальном мире ситуация.

Вторая глава «Взаимодействие гражданского общества с госу-дарством в сфере обеспечения правопорядка в условиях современного российского общества» посвящена рассмотрению правопорядка как цели и результата взаимодействия государства и субъектов гражданского общества, юридической свободы как необходимого условия социально-правовой активности субъектов гражданского общества, форм реализации социально-правовой активности субъектов гражданского общества в сфере обеспечения правопорядка.

В первом параграфе «Правопорядок как цель и результат взаимодействия государства и субъектов гражданского общества» отмечается, что в существующих определениях правопорядка прослеживается наличие двух тенденций, содержание которых возможно наиболее точно отразить с помощью парной категории «возможность и действительность».

Существуют два подхода в определении правового порядка, первый связан с реальной системой общественных отношений и понимается как явление, объективно существующее в действительности. В рамках другого подхода подчеркивается, что необходимо достичь такого качественного состояния общественных отношений, для которого характерным является наличие правового порядка, т. е. правовой порядок относится к сфере возможного и не включается в число явлений сферы действительности. Построение правового порядка в последнем случае видится как необходимая общественно полезная цель.

В настоящем исследовании правопорядок рассматривается не как результат совершенствования правовой системы, а как результат взаимодействия органов государства и субъектов гражданского общества. В данной ситуации происходит абстрагирование от идеальности или реальности правопорядка, а система правопорядка рассматривается с точки зрения деятельностного подхода. Таким образом, исследовательский интерес представляет динамика достижения результата.

Инструментом, позволяющим уловить ритм развития правовой системы, видеть основные идеи, лежащие в ее основании, и цели, стоящие перед ней, является гражданское общество. Достижению необходимого результата способствует прежде всего правильная оценка своих возможностей, четкое представление достигаемой цели, верный выбор методологического инструментария, определение концептуальных позиций.

Кроме того, его достижение невозможно без грамотно отлаженного управленческого процесса. Применяемые ранее средства управления недостаточно эффективно регулировали административную процедуру взаимодействия граждан и чиновников или не регулировали ее вообще, что создавало благоприятные условия для широчайшего административного усмотрения. Данное обстоятельство детерминировало коррупцию, приводило к многочисленным злоупотреблениям со стороны чиновников. Комплекс административных регламентов положил начало ускорению и эф-фективности административной процедуры (Ю. А. Тихомиров).

По мнению диссертанта, невозможно достичь правопорядка без создания комфортных условий для взаимодействия гражданского общества и государства. Комфорт помимо логичности и непротиворечивости законодательства достигается в первую очередь путем тщательной регламентации процедуры взаимодействия. В этом отношении некоторые положения административных регламентов вызывают неподдельный интерес и одобрение (регламентация максимального срока ожидания в очереди при подаче документов на государственную регистрацию и времени ожидания в очереди на прием к должностному лицу или для получения консультации, требования к парковочным и присутственным местам, а также местам приема заявите-лей и др.).

Достижению правопорядка способствует определение способов формирования внутренней убежденности граждан в необходимости их участия в данном процессе. Это требует определенной подготовки, причем учиться необходимо у тех людей, кто добился на этом поприще определенных успехов. Следует отметить возможность возникновения вопросов, связанных с различием в культурных традициях, уровнях правосознания и др. В связи с этим, по мнению диссертанта, интересен опыт транснациональных корпораций, сумевших преодолеть многие указанные и неосвященные барьеры и осуществляющих успешную деятельность в различных уголках мира. Настоящие «монстры» мирового рынка торгуют не товаром – они торгуют идеями. Формированием и реализацией этих идей занимаются специалисты разного профиля (антропологи, социологи, физиологи, этнологи и др.).

Взаимодействие гражданского общества и государства осуществляется в соответствии с целями, интересами, ценностями и другими факторами, лежащими в основе их деятельности. Вместе с тем социальная сфера характеризуется многополюсностью, многополярностью и т. п. В связи с этим возникает проблема риска недостижения предполагаемого результата взаимодействия и прежде всего правопорядка как цели и результата взаимодействия гражданского общества и государства.

Для настоящего исследования вполне приемлемым видится наиболее распространенное, обобщенное понимание риска как действия, результат которого носит вероятностный, неопределенный характер.

Важным в проблеме риска во взаимоотношениях гражданского общества и государства является понимание относительной природы риска. Государство, взаимодействуя с той частью общества, которая проявляет наибольшую активность и может привлечь его внимание к своим проблемам, не всегда знает о потребностях и интересах остальной части населения. Как следствие накапливается чувство социальной беззащитности и напряженности в обществе. В то же время чрезмерная патерналистская забота государства о той части населения, которая не проявляет значительной активности, может обернуться игнорированием интересов гражданского общества, формированием в конечном счете полицейского государства.

Одной из общих задач взаимодействия рассматриваемых субъектов выступает укрепление правопорядка. Соответственно, в качестве одной из форм риска могут выступать действия, приводящие к ослаблению правопорядка. Примером служат неправомерные действия правоприменителей по разрешению конкретных юридических дел либо в соответствии с собственными интересами, либо с интересами третьей стороны. В данной ситуации риск проявляется в отступлении от требований принципа объективного и беспристрастного решения юридического дела по существу.

Значительный интерес представляет рассмотрение факторов, детерминирующих риски взаимодействия гражданского общества и правовых институтов государства, поскольку оно способствует более глубокому пониманию сущности и форм проявления рисков.

В качестве факторов, детерминирующих риски, рассматриваются: диалектическое противостояние между обществом и государством; из-держки представительной демократии; либерализм как продукт юридической экспансии; риск постоянного самоопределения; возможность злоупотребления правом; низкое качество законодательства; коррупция; правовой нигилизм; теневое право и др.

Во втором параграфе «Юридическая свобода как необходимое условие социально-правовой активности субъектов гражданского общества» акцентируется внимание на том, что юридическая свобода является основой деятельностной составляющей гражданского общества. Следует отметить, что без четкого представления о юридической свободе невозможно вести научную дискуссию по всему кругу поднимаемых в настоящем исследовании проблем.

По мнению диссертанта, пониманию юридической свободы как правовой основы гражданского общества способствует выработка наиболее адекватного определения юридической свободы.

В современном понимании свобода трактуется как познанная необ-ходимость. Однако есть определенная специфика в понимании юридиче-ской свободы, отличная от понимания свобод иного рода. Она заключается в самой природе юридической свободы прежде всего как явления правовой действительности. Правовая действительность, являясь самым емким понятием в праве, тем не менее не безгранична. Для нее характерны такие присущие праву специфические черты, как нормативность, формальная определенность, общеобязательность и др. В этой связи человек может действовать юридически свободно только в случае знания и соблюдения правовых предписаний. Противоправное поведение соответственно следует рассматривать как юридически несвободное. Таким образом, проблематика свободы приобретает новый правовой оттенок.

В рамках общетеоретических диссертационных исследований изучение свободы проводилось с различных диаметрально противоположных позиций. В первом случае в качестве методологического ориентира был выбран широкий подход к правопониманию (Д. В. Чухвичев), который в условиях современной России утрачивает свои социальные позиции. Кроме того, многочисленные исследования в области широкого подхода к право-пониманию иногда переходят границы реальности, оставляя вне поля зрения ученых многие проблемы, имеющие прикладной характер.

Очевидно, что современная юриспруденция нуждается в укреплении позитивистских начал, без чего невозможно достижение законности и правопорядка. В этой связи проблема свободы перемещается в плоскость, ограниченную современным нормативным правопониманием.

Интересен также подход к исследованию юридической свободы, основывающийся на нормативистской теории (Д. А. Толченкин), хотя предлагаемое в рамках данного подхода операциональное определение юридической свободы достаточно абстрактно.

С учетом конструктивной критики и собственных мировоззренческих позиций диссертант формулирует собственное операциональное определение юридической свободы, понимаемой как возможность мыслить, а также поступать по собственной воле в рамках, очерченных юридическими нормами, формой объективации которой является только правомерное поведение.

По мнению диссертанта, именно юридически закрепленные возможности, отражающие сущность юридической свободы, позволяют говорить, что последняя выступает в качестве правовой основы гражданского общества. Главное видится в создании условий неприятия и искоренения чувства вседозволенности. Бороться за свои права в государстве, вставшем на путь демократических преобразований, можно только законными средствами, что и прививает восприятие свободы, преломленной сквозь призму правовой действительности в масштабе социальной реальности.

Юридическая свобода является необходимым условием проявления социально-правовой активности граждан. Способствовать ее проявлению может максимальная предсказуемость поведения участников правовых отношений, способы достижения которой различны. Так, жизнь и здоровье человека, а также судьба принадлежащего ему имущества находятся в непосредственной зависимости от самых разнообразных по характеру, часто непредвиденных и неотвратимых событий (имеются в виду действия социальных, природных и техногенных факторов). В данных условиях ощущение защищенности и экономической неразрушимости может придать, например институт страхования.

В рамках настоящего параграфа также обосновываются следующие тезисы: юридическая свобода граждан и государства во многом определяется их правоспособностью; абстрактность юридической свободы получает конкретизацию при помощи методологического инструментария правового регулирования; проблема юридической свободы находится в тесной взаимосвязи с проблемой правовых ограничений (последние позволяют локализовать противозаконные интересы).

В третьем параграфе «Формы реализации социально-правовой активности субъектов гражданского общества в сфере обеспечения правопорядка» проводится анализ понятия «обеспечение пра-вопорядка». На основе существующих точек зрения по данному вопросу диссертант приходит к выводу о необходимости понимания под обеспечением правопорядка деятельности по созданию необходимых условий (предпосылок) для существования правопорядка, его охраны и защиты от противоправных посягательств, его восстановлению путем приведения фактических отношений в требуемое (нормативное) состояние.

Таким образом, участие субъектов гражданского общества может осуществляться в следующих организационно-правовых формах: нормо-творчество (законодательствование в процессе референдума и подза-конное нормотворчество органов местного самоуправления); правоохранительная деятельность (участие внештатных сотрудников милиции, народных дружинников в охране общественного порядка, защита имущества граждан работниками частных охранных предприятий, прав граждан в суде адвокатами и др.); осуществление правосудия судом с участием присяжных заседателей: контроль за правоохранительными органами различными субъектами гражданского общества (правозащитные организации, наблюдательные советы, комиссии по правам человека в субъектах РФ и др.), гражданская самозащита, осуществляемая гражданами в различных формах.

Необходимо отметить, что совершенствование форм реализации социально-правовой активности субъектов гражданского общества является одной из важнейших проблем взаимодействия гражданского общества и государства. Диссертант исходит из тезиса о множественности форм взаимодействия гражданского общества с государством; считает необходимым различать формы социально-правовой активности и формы ее реализации.

В юридической литературе отмечается, что формы социально-правовой активности проявляются в следующих направлениях: активность в деятельности добровольных общественных формирований, возникающих на основе общности интересов и ставящих целью воздействие на деятельность государственно-правовых структур; государственно-организованных формах деятельности в сфере правотворчества и правоприменения; создании и деятельности альтернативных или параллельных общественных и общественно-государственных структур; самодеятельная активность личности в сфере социального действия права (В. К. Бабаев, В. М. Баранов).

Формы реализации социально-правовой активности в целом должны быть аналогичны следующим формам реализации права: соблюдение, исполнение, использование и применение. Вместе с тем анализ существующих форм реализации права показал, что некоторые из них реализуются в форме активного и пассивного поведения (это касается использования права) или же исключительно в форме пассивного поведения (соблюдение права).

Таким образом, в качестве форм реализации социально-правовой активности можно рассматривать исполнение, использование (здесь берется только «срез», объективирующий активное поведение) и применение права. Соблюдение нельзя отнести к активной форме реализации права, так как по своей природе правовой запрет предполагает несовершение определенных действий, другими словами правовую пассивность.

В отличие от норм права социально-правовая активность субъектов гражданского общества может реализовываться также в правотворчестве. Применительно к праву это, естественно, невозможно, так как нельзя реализовать то, чего нет. Деятельность же субъектов гражданского общества имеет более широкую сферу для своей реализации и возможна в рамках всего механизма правового регулирования.

Казалось бы, при рассмотрении форм реализации социально-правовой активности можно позаимствовать формы деятельности государства, каковыми являются правотворчество и правоприменение, однако они в основном присущи внешнему регулированию. Гражданское общество участвует в осуществлении скорее внутреннего регулирования, которое по своей природе в большей степени производно от внешнего, и проследить его специфику логичнее будет именно на примере форм реализации права.

Представляется, что под формой реализации социально-правовой активности субъектов гражданского общества следует понимать инициативную и правомерную деятельность институтов гражданского общества, выражающуюся в совершении юридически значимых поведенческих актов и влекущую юридические последствия.

Реализации права всегда предшествует стадия правотворчества. В качестве правотворческих форм реализации социально-правовой активности субъектами гражданского общества автор рассматривает законотворчество и корпоративное нормотворчество, а также другие формы (применение, использование и исполнение). В частности, отмечается, что правоприменительной деятельностью могут заниматься не только должностные лица компетентных государственных органов, но и должностные лица, представляющие негосударственные структуры. Следовательно, субъекты гражданского общества также могут осуществлять правоприменительную деятельность вопреки постулируемому советской юридической наукой тезису об исключительно государственно-властном и управленческом характере правоприменительной деятельности, впрочем, пропагандируемому некоторыми правоведами и в настоящее время.

Исполнение права субъектами гражданского общества как форма реализации социально-правовой активности предполагает активное вы-полнение обязанностей, возникающих из требований закона или условий договора. Субъектом исполнения права могут быть граждане, коллективные образования, должностные лица негосударственных органов. Последние, в свою очередь, применительно к предмету настоящего исследования не являются субъектами исполнения права, так как представляют интересы не гражданского общества, а государства.

В отношении институтов гражданского общества правоисполни-тельная форма меняется в своем качественном измерении, теряя такой важный признак, как принуждение. Однако она по-прежнему выступает в качестве относительно самостоятельной правовой формы, поскольку общественные объединения в определенных случаях могут исполнять те или иные обязанности, например в сфере исполнения наказаний. Так, Общественная палата может поручить соответствующему комитету разобраться в том или ином конфликте. В данном случае члены Общест-венной палаты выступают субъектами именно правоисполнительной деятельности.

Активное воплощение субъектами гражданского общества права в жизнь может осуществляется в форме использования права. Имеется определенная специфика использования права субъектами гражданского общества и должностными лицами государственных органов. Если в первом случае возможность использования права является субъективным правом, то во втором случае речь идет уже о юридической обязанности. Рассматриваемая форма реализации социально-правовой активности имеет огромный резерв в виде множества нереализованных возможностей. Многие конституционные права субъектов РФ могут стать действительностью только при нашем непосредственном и активном участии.

Таким образом, по мнению диссертанта, имеются основания утвер-ждать, что социально-правовая активность может осуществляться в сле-дующих формах: правотворчество, применение, исполнение и использование права. При этом целесообразно принять во внимание лишь «срез», объективирующий активное поведение.

В заключении представлены вопросы, являющиеся перспективными для дальнейшей разработки проблематики участия субъектов гражданского общества в обеспечении правопорядка как формы проявления социально-правовой активности. В их числе: рассмотрение аспектов практической реализации (форм, средств, методов) и стимулирования социально-правовой активности в повседневной деятельности граждан; общетеоретическое изучение проблематики дерегулирования общественных отношений, в том числе такой его формы, как государственно-частное партнерство и др. По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы: Статьи, опубликованные в изданиях ВАК

Министерства образования и науки РФ 1. Кунаков, П. А. Форма и содержание категории «социально-правовая активность» / П. А. Кунаков // Вестн. Москов. ун-та МВД Рос-сии. – 2007. – № 4. – 0,18 п.л. Другие работы 2. Кунаков, П. А. Участие граждан в обеспечении правопорядка в контексте взаимодействия гражданского общества и государства / П. А. Кунаков // Юридическая наука в трудах молодых ученых : сб. науч. тр. / ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2004. – 0,18 п.л.

3. Кунаков, П. А. Моральная основа гражданского общества, ее влияние на обеспечение законности и правопорядка / П. А. Кунаков // Милиция. – 2006. – № 12. – 0,18 п.л.

4. Кунаков, П. А. Правопорядок в системе основ гражданского общества / П. А. Кунаков // Сб. тр. молодых ученых Владим. гос. пед. ун-та. – Владимир, 2007. – Вып. 7. – 0,36 п.л.

5. Кунаков, П. А. Соотношение категории «социально-правовая ак-тивность» со смежными категориями «социальная активность» и «право-вая активность» / П. А. Кунаков // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2007. – № 1(2). – 0,18 п.л.

6. Кунаков, П. А. Участие субъектов гражданского общества в обеспечении правопорядка как форма проявления социально-правовой активности : учеб. пособие / П. А. Кунаков; Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2007. – 3,4 п.л. Общий объем опубликованных автором работ составляет 4,48 п.л.

КУНАКОВ Петр Александрович УЧАСТИЕ СУБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВОПОРЯДКА КАК ФОРМА ПРОЯВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ АКТИВНОСТИ

Подписано в печать 27.04.07. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,63. Тираж 100 экз. Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний»

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.