WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И МЕХАНИЗМ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ (теоретико-правовой анализ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

КОШАРСКИЙ ДМИТРИЙ АНДРЕЕВИЧ

 

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И МЕХАНИЗМ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ

(теоретико-правовой анализ).

 

Специальность12.00.01 – Теория и история права и

государства; история правовых учений

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Волгоград 2005

Работа выполнена на кафедре теории права и прав человека Волгоградской академии МВД России

Научный

руководитель:

Заслуженный юрист

Российской  Федерации,

доктор юридических наук,

профессор Анисимов П.В.  

Официальные

оппоненты:

Заслуженный юрист

Российской  Федерации,

доктор юридических наук,

профессор Рудинский Ф.М.

кандидат юридических наук,

Попов В.В.

Ведущая организация:

Ростовский юридический институт МВД России

         Защита состоится " 9 " декабря  2005 г. в 10.00 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.003.01 при Волгоградской академии МВД России.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД России.

Автореферат разослан "__" октября 2004 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук,

доцент                                                                        В.А. Рудковский                               

 

            

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Актуальность темы исследования обуславливается начавшимися в нашем общестсве в 90-е годы    XX    века    существенными    изменениями    в области правового положения человека (гражданина). Сначала, провозглашение и признание прав человека в Декларации прав человека и гражданина РСФСР, а затем и в Конституции РФ 1993 г. выдвинули проблемы их понимания и механизма реализации в ряд вопросов, практическое значение исследование которых, трудно переоценить.

За  короткий отрезок времени отечественная юридическая наука проделала, поистине грандиозную работу,   по существу, был переосмыслен весь категориально-понятийный аппарат теории прав человека. Выяснилось, что как явление человеческой цивилизации, права человека обладают сложной и многоаспектной природой, которая, в обязательном порядке содержит и юридический потенциал, что механизм реализации прав человека невозможно свести к механизмам осуществления либо управомачивающих норм права, либо субъективного права, что от этого механизма следует отличать механизм их обеспечения и др. Стало очевидным и то, что как предмет исследования, права человека  и практика их осуществления не в полной мере поддаются анализу с позиций позитивистской либо естественно-правовой методологии. Общим же итогом современного периода в развитии научного познания прав человека явилось осознание научной общественностью, и прежде всего, представителями юридической науки, необходимости обоснования специальной, адекватной особенностям прав человека методологии их теоретического осмысления. Отсюда вполне закономерно обращение внимания ученых к фундаментальным, базисным проблемам теории прав человека .

И если исходить из того, что права человека  провозглашаются в целях их воплощения в жизнь, то надо признать, что к числу важнейших из этих проблем, в первую очередь, следует отнести вопросы  их юридической природы и механизма реализации. Ибо именно этой, своей юридической стороной, права человека внедряются в правовую систему общества, где и складывается соответствующий юридический вид их правореализации.

Отмечая повышенную научную и практическую актуальность темы исследования следует указать и на то, что она неразрывно увязана с закономерностями утверждения правовой государственности в нашем обществе.

Степень разработанности проблемы. На выбор темы настоящего диссертационного исследования повлияло и то обстоятельство, что в условиях стремительно развивающегося социально-правового подхода к  проблемам понятия  прав человека и механизма их реализации, остается без должного внимания  собственно-юридическая проблематика этой части теории прав человека. Здесь многие вопросы  не только не получили достаточного специально-юридического анализа (юридические формы бытия и реализации прав человека, юридическая структура прав человека, регулятивно-юридическая ценность прав человека и др.), но некоторые их них вообще не подвергалась специальному научному анализу (место и роль естественных обязанностей в правах человека, отличия реализации прав человека от реализации норм объективного права и права субъективного, особенности естественно-правового  отношения и др.). Поэтому надо признать, что осуществление исследования предлагаемой темы  восполняет существующий пробел в теории прав человека, теории права и государства, а также закладывает научные основы практики организации целенаправленного  и результативного воплощения прав человека в жизнь.

Вместе с тем, различные аспекты юридической природы прав человека и  механизма их реализации затрагиваются как в общетеретических, так и в отраслевых исследования.

В общей теории прав человека и теории права и государства обозначенным вопросам посвящены работы таких ученых как С.С. Алексеев, П.В. Анисимов, В.М. Баранов, А.Г. Бережнов, Н.С. Бондарь, Н.В. Витрук, А.М. Витченко, Л.И. Глухарева, В.М. Горшенев, В.А. Карташкин, С.А. Комаров, В.М. Курицын, В.А. Кучинский, В.В. Лазарев, Е.А. Лукашева, А.В. Малько, Г.В. Мальцев, Н.С. Малеин, Н.И. Матузов, А.С. Мордовец, Б.Л..Назаров, В.С. Нерсесянц, В.С. Орзих, Т.Н. Радько, И.В. Ростовщиков, Ф.М.Рудинский, В.П. Сальников, В.И. Синюков, А.В. Стремоухов, В.А. Туманов, Л.С. Явич, и многих других авторов.

В отраслевых науках проблема юридической природы прав человека и  механизма их реализации исследуется в трудах Л.Б. Алексеева, В.Г. Беляева, Л.И. Беляева, В.П. Божьева, Л.Д. Воеводина, В.П. Грибанова, В.Е. Гулиев, Егорова, П.Ф. Ю.П. Еременко, А.А. Иванова, О.С. Иоффе, И.И. Карпеца, A.M. Ларина, П.А. Лупинской, О.О. Миронова, И.Л. Петрухина, Г.М. Петрова, Ф.М. Рудинского, В.М. Савицкого, А.П. Сергеева, М.С. Строговича, Ю.К. Толстого, Б.Н. Топорнина, В.С. Шадрина, И.Е. Фарбера, П.М. Филиппова, В.М. Чхиквадзе, Б.С. Эбзеева, и многих других ученых.

Исследование прав человека и механизма их реализации – это комплекс вопросов и прежде всего - юридических, связанных с утверждением достоинства, свободы и равенства  людей посредством специальных правовых инструментов и технологий. В этой связи отсутствие соответствующих исследований становится фактическим препятствием на пути создания всех необходимых юридических условий торжества прав человека в нашем обществе. Данное обстоятельство, в сочетании с высокой актуальностью исследований в области теории понятия прав человека и их реализации и обусловило выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Объектом исследования являются признанные Конституцией Российской Федерации и нормами международного права, права человека и механизм их реализации.

Предметом исследования выступает закономерное в сущности  юридической природы прав человека и механизме их реализации.

Целью данного диссертационного исследования является комплексно-юридическое осмысление прав человека и механизма их реализации на современном этапе развития российского общества.

Эта цель достигается посредством решения следующих взаимосвязанных задач:

- исследование общетеоретического понятия "права человека";

-отграничение понятия "права человека" от конкурирующего с ним – "права личности";

- выявление и всестороннее рассмотрение сущности естественных субъективных юридических обязанностей и прав человека ;

- обоснование и анализ особенностей юридической природы и  структуры прав человека;

- разработка общего понятия "реализация прав человека" и выявление его соотношения с понятием "обеспечение прав человека";

- обоснование сущности и понятия механизма реализации прав человека;

- разработка статического и динамического аспектов механизма реализации прав человека;

Методологическая основа диссертационного исследования. При решении поставленных задач в интересах достижения цели диссертационного исследования автор опирался на современные методы познания, выявленные юридической наукой и апробированные практикой. Работа основана на методах исторического, нормативного и сравнительно-правового анализа. При изучении общетеоретических основ понятия прав человека и механизма их реализации применялись способы диалектического познания, системный и логический подходы, иные частно-научные приемы исследования, что позволило выявить определенные особенности сущности, юридической природы, структуры и регулятивной ценности прав человека, а также закономерное в механизме их реализации. Комплексный анализ прав человека и проблемы механизма их реализации позволил разработать и внести предложения и рекомендации для субъектов правотворчества и правореализации.

Правовую основу диссертации составляют Конституция и законодательные акты Российской Федерации, Всеобщая декларация прав и свобод человека, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, другие Конвенции, Хартии, Декларации и рекомендации ООН и Совета Европы.

Научная новизна диссертации определяется как самой постановкой проблемы, так и подходом к ее исследованию, с учетом степени ее разработанности. Диссертация является практически первым в теории права комплексным исследованием прав человека как совокупности общепризнанных естественных правообязанностей в единстве с механизмом их реализации. Изучение прав человека и их реализации в выделенной плоскости, способно открыть новые области  в исследовании закономерностей воплощения прав человека в жизнь.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Права человека есть нормативное и властное выражение достоинства, свободы и равенства человека в его естественных правообязанностях, признанных и гарантированных международным сообществом и национальными государствами. Именно эти естественные правообязанности, образующие в своей совокупности юридическое содержание прав человека и подлежат реализации.

2. К числу основных, но вместе с тем и специфических признаков прав человека, следует отнести:

а) права человека – особый вид субъективного права;

б) структурированность прав человека на естественные правомочия и юридические обязанности;

в) права человека обладают регулятивно-юридической  ценностью.

3. Права человека, выраженные в субъективной форме – часть субъективного права. Из всей его массы они выделяются по формальному и содержательному критериям. Формальный критерий представлен общим каталогом прав человека, который формируется на основе международных документов и национальных конституционных законов. Содержательный критерий более сложен, как с точки зрения своего выявления, так и применения. Обобщенно его можно назвать - идеей прав человека, аккумулирующей в себе жизненно-важные первоосновы существования людей. Содержательный критерий основан на признании того, что права человека не могут не обладать признаками прав естественных. Поэтому следует признать, что права человека – это та часть естественного права, которая нашла свое выражение в сфере юридической действительности, т.е. получила признание и в силу этого приобрела качество правового явления. Отсюда правильно будет полагать, что каждое право человека – это форма проявления естественного права.

4. Основными особенностями большинства современных исследований  реализации прав человека являются:

а) сведение проблем реализации прав человека к теории реализации управомочивающих норм права;

б) исследование проблем реализации прав человека в виде модели, выводимой из соответствующих юридических предписаний правоустанавливающего и правореализационного характера, обеспечивающие поэтапное осуществление того или иного права человека. Т.е. предметом исследований, выступает юридически должное – правовая модель, зафиксированная в нормах объективного права;

в) отсутствие четких разграничений между понятиями «реализация прав человека» и «обеспечение реализации прав человека»;

г) недостаточная научная разработанность понятийного ряда категории «механизм обеспечения прав человека». Наиболее предметно это выражается в практике её отождествления с  категорией «механизм реализации прав человека».

5. При исследовании категории «реализация прав человека» необходимо учитывать её отличия от смежных с ней категорий - «реализация объективного права» и «реализация субъективного права», а также тот факт, что содержанием каждого отдельного права человека выступают естественные правомочия и юридические обязанности, а не само благо, к обладанию которым стремиться индивид.

6. Под реализацией прав человека следует понимать гарантированную международным сообществом и государством, осуществляемую в предусмотренных законом формах, юридически поднормативную и предметную деятельность субъектов прав человека, выражающуюся в использовании и выполнении ими  естественных правообязанностей в целях достижения и развития достойного уровня своей жизнедеятельности. Сущностным и системообразующим элементом реализации прав человека является правореализационное поведение носителей естественных правообязанностей.

7. Механизм реализации прав человека – это результативно воплощаемая в правореализационном поведении субъектов прав человека, совокупность юридических средств целенаправленного претворения естественных правообязанностей в жизнь. Как правовая целостность - механизм реализации прав человека раскрывается в двух, связанных между собой аспектах - со стороны своего статического содержания и стадий осуществления.

8. Статическое содержание механизма реализации прав человека представлено: правами человека, конкретизированными в естественных правообязанностях; юридическими фактами их реализации; правореализационной деятельностью  субъектов прав человека; естественно-правовыми отношениями, как универсальной формой реализации прав человека. Основными стадиями  механизма реализации прав человека выступают: стадия общего естественно-правового отношения и стадия конкретного естественно-правового отношения.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем положения и выводы, во-первых, обосновывают новый общетеоретический подход к проблеме понимания прав человека и механизма их реализации, а во-вторых, развивают и дополняют соответствующие разделы  истории, теории и практики прав человека и теории права и государства.

Практическая значимость результатов исследования. Результаты исследования могут найти применение:

в правотворческой деятельности, при разработке и совершенствовании законодательства в области правого регулирования осуществления прав человека;

при проведении мероприятий по правовой пропаганде прав человека;

в преподавании курса истории, теории и практики прав человека, а также теории права и государства и других отраслевых юридических дисциплин;

в научно-исследовательской работе;

в процессе профессиональной подготовки кадров юристов в вузах системы МВД России и других учебных заведениях страны.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа  подготовлена на кафедре теории права и прав человека Волгоградской академии МВД России, где проведены ее рецензирование и обсуждение. Результаты исследования использовались диссертантом в выступлении на Всероссийской  научно-практической конференции «Конституция России и формирование правового государства. К 10-летию принятия Конституции Российской Федерации»,  в его профессиональной деятельности, а также на лекциях и практических занятиях  по теории права и государства, конституционному праву, а также специальному  курсу “Обеспечение прав человека и гражданина в деятельности органов внутренних дел, заседаниях кафедры теории права и прав человека Волгоградской академии МВД России, цикла общеправовых дисциплин Самарского филиала Саратовского юридического института МВД России, Астраханской средней специальной школы милиции МВД России.

Некоторые выводы и предложения внедрены в правоохранительную деятельность ГУВД Волгоградской  и ГУВД Самарской областей.

Основные положения и выводы диссертации изложены в научных публикациях и выступлении автора на Межвузовской научно-практической конференции « Конституция России и формирование правового государства: к десятилетию принятия Конституции РФ», в статьях «Права и свободы человека как критерий законности   деятельности органов юстиции РФ», «Реализация прав человека как объект правообеспечения», «К проблеме обоснования юридического подхода к понятию «права человека», «Понятие законности в контексте соотношения права позитивного и естественного».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, пяти  параграфов, заключения и библиографии.

Во введении обоснован выбор темы диссертационного исследования, показаны ее актуальность и степень научной разработанности, определены объект, предмет, цели и задачи, методологические основы, методы и эмпирическая база исследования, научная новизна диссертации и выносимые на защиту положения, а также теоретическая и практическая значимость результатов исследования, указаны формы апробации и направления практической реализации результатов диссертационного исследования.

Первая глава: «Сущность и юридическая природа прав человека» посвящена теоретическому анализу основополагающих проблем понятия «права человека». В ней обосновывается отрицание тезиса о том, что сочетание терминов «человек» и «гражданин» приводит к более общему понятию – «личность». Диссертант исходит из того, что термин «личность» вошел в юридическую науку и практику под давлением политико-идеологических догм периода господства Советской власти и был призван фактически противостоять термину «человек». В настоящее время, когда произошла существенная реконструкция общества и государства на территории бывшего Союза ССР, когда все более углубляется правовая реформа термин «человек», обозначая собой наивысшую ценность, оказался выразителем и цели и средств процесса смены, ранее господствующей, парадигмы в правовой сфере. По этой причине им поддерживается мнение тех ученых, которые считают желательным исключить из правовых текстов термин «личность» и заменить его терминами «человек», «гражданин», «лицо» (И.Л. Петрухин, Ю. Дмитриев и др.).

Основным методологическим основанием исследования явилась идея обязательной сопряженности теоретического анализа понятия «права человека» с понятием «права гражданина». При этом учитывается и их несовпадение. Так, с точки зрения объема права гражданина шире прав человека. Но по признаку территориальности, они уже, поскольку последние обладает экстерриториальностью. В целом же, автор придерживается существующих в юридической науке точек зрения о том, что права гражданина – есть форма опосредования прав человека, которые признаны государством и поставлены под его защиту (Б.С. Эбзеев), что права человека признаны всеми развитыми демократическими государствами, а потому одновременно выступают и в качестве прав гражданина (Н.И. Матузов).

В диссертационном исследовании права человека анализируются как  многоплановое явление, уходящее своими корнями в самого человека. Именно природа человека, выражающаяся в его биологических, социальных и духовных составляющих, выступает первоисточником прав человека.  Она и объясняет, почему эти права имеют философский, антропологический, этико-гуманистический, социально-экономический, культурологический, политический, юридический и иные стороны. Предметом настоящего диссертационного исследования выделен юридический аспект прав человека. С этой стороны они предстают в виде общепризнанных и обремененных обязанностями, притязаний человека на достойный уровень жизни (субъективная форма бытия прав человека). Но, будучи закрепленными в объективном праве путем их официального признания, права человека становятся частью международного и национального законодательства (позитивная форма бытия прав человека). Таким образом, анализируемые в юридическом аспекте права человека обнаруживают две формы своего бытия – субъективное право и право объективное. Диссертантом сделан вывод о том, что понятие «права человека», взятое в юридическом аспекте, невозможно свести либо к субъективному, либо к объективному праву, что его научное познание следует осуществлять с позиций дуалистической концепции правопониамния, снимающей противоречия между «правом» и «законом». В этой связи особое значение приобретает вопрос о сущности прав человека, которая, материлизуясь в данных юридических формах, объясняет и их объективную необходимость и взаимосвязь.

Анализ специальной литературы по проблеме сущности прав человека показывает, что одни авторы понимают её как отражение в нормативных актах биологической природы человека, его свойств как разумного существа (Л.П. Рассказов, И.В. Упоров), другие – как гуманизм, выраженный в праве человека на достоинство(И.И. Котляр, В.П. Федоров). В научной литературе имеются и иные мнения по данному вопросу. Не оспаривая научную и практическую ценность приведенных вариантов интерпритации сущности прав человека, автор утверждает, что, как с онтологической, так и с гносеологической точки зрения, вряд ли перспективно сводить сущность прав человека к одному или нескольким элементам, либо их свойствам. Если исходить из того, что сущность – есть внутренний закон явления, представляющий собой, в то же самое время, его основание, с необходимостью порождающее само это явление и «объясняющее» в нем его качественную, количественную и т.д. определенность , то искомая сущность должна представлять собой именно эту устойчивую и необходимую связь в фундаментальных основаниях прав человека, обуславливающая собой и объясняющая все иные их черты и особенности. Обобщая широкий круг философской, политико-правовой литературы, а также соответствующих нормативно-правовых источников, диссертант приходит к выводу, что сущность прав человека может быть понята как диалектическое единство (закон связи) общепризнанных свободы, равенства и достоинства человека.  «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах» - провозглашено в Ст. 1. Всеобщей декларации прав человека 1948 г. При этом, каждая из названных категорий, тесно взаимодействуя с другими, выполняет и свою, присущую только ей, специфическую роль в формировании прав человека. Если «достоинство человеческой личности» в большей степени, обозначает собой материальный источник прав человека, то категории «свобода» и «равенство» - меру этого достоинства, распространяемую на каждого человека.

При исследовании сущности прав человека обнаружилась особая роль категории «свобода человека». Она выражается в том, что именно свобода человека обуславливает в его правах как естественно-правовые возможности, так и их естественно-правовые обременения – юридические обязанности (позитивные обязывания, пределы и ограничения). Дальнейший анализ показал, что эти обременения имеют естественно-правовой статус и потому государство не может искусственно «занижать» или «завышать» их объем. Здесь проявляет себя закономерная связанность государства принципами и нормами естественного права. Общим же итогом теоретического анализа сущности прав человека стал  вывод о том, что она представляет собой единство общепризнанных свободы, равенства и достоинства людей, выраженного в их естественных правообязанностях. Данный вывод получил всесторонне обоснование в тексте диссертации.

Переходя к анализу юридической природы прав человека автор отталкивается от принятого в теории прав человека её понимания как диалектического единства естественных начал прав человека с юридически значимыми свойствами объективного и субъективного права (С.С. Алексеев, Ф.М., Е.А. Лукшева, Рудинский и др.). Юридическая природа прав человека концентрированно выражается в таких их качествах как высшая юридическая значимость, нормативность, публичность, неотчуждаемость, равная юридическая сила для всех и всюду, гарантированность и защищенность всей мощью международного сообщества и государств. Эти и другие признаки получили в науке детальное исследование . Поэтому диссертант обратил свое внимание только на те из них, которые имеют принципиальное значение, во-первых, для понимания юридической природы прав человека со стороны развиваемого им подхода к их сущности, во-вторых, для уяснении их характерных, но вместе с тем и особенных, черт как совокупности естественных правообязанностей, подлежащей реализации. С учетом этих обстоятельств в работе обстоятельно рассмотрены такие признаки, раскрывающие юридическую природу прав человека, как: а) права человека – особый вид субъективного права; б) структурированность прав человека на правомочия и юридические обязанности; в) обладание правами человека регулятивно-юридической ценностью.

Субъективная форма бытия прав человека вмешает в себя как естественные правовые возможности человека, так и его естественные юридические обязанности. Это объясняется тем, что, с одной стороны, само субъективное право – есть юридическая мера возможного и должного поведения человека (Л.Д. Воеводин, Н.И. Матузов), а с другой - без юридических обязанностей, субъективная форма бытия прав человека состоятся не смогла бы.

Права человека, выраженные в субъективной форме – часть субъективного права. Из всей его массы они выделяются по формальному и содержательному критериям. Формальный критерий представлен общим каталогом прав человека, который формируется на основе международных документов и национальных конституционных законов. Официально, основной перечень прав человека закреплен во Всеобщей декларации прав человека и ряде других документов принятых странами международного сообщества .. Содержательный критерий более сложен, как с точки зрения своего выявления, так и применения. Обобщенно его можно назвать - идеей прав человека, аккумулирующей в себе жизненно-важные первоосновы существования людей, отсутствие или снижение порога которых, «влечет биологическое, социальное или духовное уничтожение (в прямом и переносном смысле) человеческой личности» . Содержательный критерий основан на признании наличия у прав человека признаков права естественного.

В философско-правовой литературе по-разному интерпретируется соотношение понятий «естественное право» и «права человека». Диссертант присоединяемся к мнению о том, что естественное право – это доюридическое право. Права же человека – это та часть естественного права, которая нашла свое выражение в сфере юридической действительности, т.е. получила признание и в силу этого приобрела качество юридического явления. Отсюда правильно будет полагать, что каждое право человека – это форма проявления естественного права.

В специальной литературе имеют место многочисленные попытки обоснования естественных признаков прав человека. Но, как правило, объектом  этих попыток выступают исключительно правовые возможности человека (Л.П. Рассказов, И.В. Упоров). Однако с точки зрения диссертанта нет оснований для отрицания естественных признаков и у соответствующих юридических обязанностей человека. Ведь ни кто же не ставит под сомнение правильность вывода софиста Протагора, о том, что человек – мера всех  вещей, следовательно, конкретизирует он и правовых возможностей. Почему же нельзя видеть в человеке и меру правовых необходимостей? Более того, внимательное прочтение Декларации прав человека и гражданина 1789 г. позволяет утверждать, что её авторы исходили из признания естественной природы не только прав, но и обязанностей человека. «Представители французского народа, - провозглашается в ней, - образовав Национальное собрание и полагая, что невежество, забвение прав человека или пренебрежение ими являются единственной причинойобщественных бедствий и испорченности правительств, приняли решение изложить в торжественной Декларации естественные, неотчуждаемые и священные права человека, чтобы эта Декларация, неизменно пребывая перед взором всех членов общественного союза, постоянно напоминала им их права и обязанности (выделено – Д.К.)

Естественность правообязаннстей человека ярко проявляется в особенностях их источников, специфики содержания, места и роли в правовой системе общества, а также в наличии международно-правовой защищенности. 

Структурированность прав человека на естественные правомочия и юридические обязанности. В диссертационном исследовании обосновывается, что права человека, будучи особым видом субъективного права, имеют формально схожую с ним и внутреннюю юридическую структуру. При этом отмечается, что структуры прав человека тесно связна с их содержанием. Но в отличии от содержания структура прав человека отражает в себе не весь перечень реально существующих естественных правообязанностей человека, а фиксирует в них закономерное, устойчивое и типичное, функционально предназначенного для реализации посредством поведения людей. Поэтому элементами структуры прав человека выступают не конкретные политические, социальные, культурные и иные правообязанности, а их юридическая  форма – правомочия и юридические обязанности.

См.: Шевцов В.С. Права человека и государство в Российской Федерации. М., 2002; Глухарева Л.И. Права человека в современном мире (социально-философские основы и государственно-правовое регулирование). М., 2003; Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации:  Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2003; Права человека в России и правозащитная деятельность государства. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, 12 мая 2003 г. /Под ред. В. Н. Лопатина. СПб., 2003; Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. Саратов. 2004; Анисимов П.В. Теоретические проблемы правозашитного регулирования. Волгоград. 2005

Голованов В. Н. Законы о системе научного знания. М., 1970. С. 41- 42.

Всеобщая декларация прав человека// Международные акты о правах человека. Сб. док. М., 2000. С.39

См., напрмер, Институт прав человека в России/Г.Н. Комкова, О.В. Шудра, Т.Г. Даурова и др.; Под ред. Г.Н. Комковой. Саратов, 1998.

Венская декларация и программа действий (Вена, 25 июня 1993 г.), Азиатско-Тихоокеанская декларация человеческих прав индивидов и народов (Нью-Дели, 15 февраля 1988 г.),Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (Принята на 85-м пленарном заседании 53-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 53/144 от 9 декабря 1998 года), Декларация глав государств – участников содружества независимых государств «О международных обязательствах в области прав человека и основных свобод» (Москва,  24  сентября  1993  г).

Глухарева Л.И. Права человека в современном мире (социально-философ-

ские основы и государственно-правовое регулирование). М., 2003. С. 224.

Декларация прав человека и гражданина 1789 г. //Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 2000. С. 32.

Правомочия и юридические обязанности, следуя логике структурирования субъективного права, представляют собой главные, базовые элементы юридической структуры прав человека. С учетом последних теоретических разработок проблемы структуры субъективного права, а также того, что структура естественных юридических обязанностей человека обусловлена принадлежащими ему же, основными видами правомочий, автором предложена следующая юридическая структура прав человека.

Естественные правомочия человека: а) возможность осуществления человеком того вида или варианта поведения, допустимость которых признано международным сообществом и национальными государствами; б) возможность человека требовать от юридически обязанных субъектов должного поведения; в) возможность человека прибегнуть в необходимых случаях к защите принадлежащих ему прав; г) возможность человека пользоваться социальными благами.

Естественные юридические обязанности человека: а) обязанность человека, при осуществлении своих субъективных прав, не ограничивать права других людей и не препятствовать, осуществлению ими, субъективных прав и юридических обязанностей; б) обязанность человека не злоупотреблять своими правами; в) обязанность человека защищать свои права и права себе подобных; г) обязанность нести ответственность за нарушение прав других людей и ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

Анализ юридической структуры прав человека позволил автору сделать вывод о том, что только в единстве естественных правомочий и юридических обязанностей существует то или иное право человека.

Регулятивно-юридическая ценность прав человека – это их полезность, индивидуальная и общественная значимость с точки зрения обеспечения ими достойного уровня жизнедеятельности индивида и общества.

Регулятивно-юридическая ценность прав человека выражает собой их реальную способность прямо и непосредственно оказывать регулятивное воздействие на общественные отношения. Регулятивно-юридическая ценность прав человека распадается на собственно-правовую и инструментально-правовую ценности.

Собственная ценность прав человека заключается в том, что они придают нормативный характер общепризнанным притязаниям человека на различные блага, обеспечивающие ему достойный уровень жизни. Такого рода модели, образцы притязаний «не дар» законодателя, а социальные возможности, обеспечивающие человеку определённый стандарт жизни» . Но поскольку, собственная ценность прав человека может быть реализована только тогда, когда права человека выражены институционально, т.е. завоевали право выступать в качестве реально действующего средства регулирования соответствующих общественных отношений, то следует признать, что права человека в обязательном порядке должны обладать юридическими средствами своей реализации. При этом диссертант подчеркивает как закономерное - собственная ценность прав человека программирует и средства их реализации. Иными словами, собственная ценность прав человека задаёт параметры, предопределяет характер и содержание правовых средств их реализации.

Инструментальная ценность прав человека конкретизируется в  соответствующих регулятивных значениях субъективных прав и юридических обязанностях. Инструментальный потенциал субъективных прав (правомочий) человека выражается в их способности как непосредственно, так и опосредовано регламентировать способы и процедуры своего осуществления,  обязывать государство, иные органы общества (гражданское общество, органы местного самоуправления) и международное сообщество содействовать реализации естественно-правовых притязаний человека, путем закрепления в действующем законодательстве институтов их обеспечения, поощрения, охраны, защиты и восстановления. Способность субъективных прав человека программировать пути и способы своего осуществлениях достаточно широко освещена в юридической науке(В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева и др.). Поэтому в диссертационном исследовании особое внимание уделено проблеме инструментальной ценности юридических обязанностей человека. При их анализе автор исходит из того, что суть инструментальной ценности естественных юридических обязанностей человека заключается в их способности регулировать правильность пользования естественными правомочиями. При этом обращает на себя внимание заметная специализация юридических обязанностей. По мнению Buergental Т. и Kiss A., в зависимости от их функционального назначения , все они могут быть поделены «на две большие группы. В первую входят те, которые корреспондируют правам. Вторые могут быть описаны как ограничения прав, скрывающие обязанности» . Аналогичного мнения по этому вопросу придерживается и Л.Д. Воеводин. Но, очевидно, классифицировать юридические обязанности человека можно и надо по более широкому кругу критериев. Однако и функциональный критерий позволяет выделить не два, а три вида естественных юридических обязанностей человека: позитивные обязанности (обязывания); обязанности-пределы; и обязанности-ограничения.

Позитивные обязывания – это юридически значимые обязанности человека, требующие от него осуществления активных действий по исполнению своего правового долга. Одна из главных особенностей позитивных обязываний состоит в том, что они есть односторонние обязанности совершения каких-либо действий самим управомоченным субъектом. У них нет корреспондирующего права в лице другой конкретной стороны. Их адресат – сам правообладатель. Поэтому не случайно в научной литературе о таких обязанностях говорят как о выражающих право (Ю.Г. Ткаченко).

Обязанности-пределы – это юридически признанные границы  свободы человека. Юридические обязанности-пределы фиксируют собой границы субъективных прав. В правах человека они указывает на варианты необходимого поведения их носителя, который возможен только при условии наличия у него свободы. Специфическим видом обязанностей-пределов выступает запрет на злоупотребление человеком, принадлежащими ему правовыми возможностями.  Инструментальная значимость обязанностей-пределов чрезвычайно разнообразна. Но главная их ценность состоит в том, что очерчивая границы юридически возможного поведения субъекта прав человека, они в  то же самое время придают ему качество юридически подотчетного лица.

От юридических обязанностей-пределов необходимо отличать обязанности-ограничения. Термин «ограничить» означает стеснить определенными условиями, поставить в какие-нибудь рамки, границы . Следует согласиться с утверждением, что всякое ограничение права может допускаться лишь как временная мера (Л.Л. Беломестных). В противном случае оно являлось бы ничем иным, как отменой права, что недопустимо в силу ч. 2. Ст. 55 Конституции РФ. Ограничение правомочий человека – это сужение их объема. Основания ограничения прав человека закреплены в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. В ней указано, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в которой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.  

Изложенное о сути инструментальной ценности естественных юридических обязанностях позволяет сделать вывод о том, что она выражается в регулятивной полезности действия позитивных обязываний, пределов и ограничений в реализации субъективных прав человека.

Проведенный анализ сущности и юридической природы прав человека  позволил автору сформулировать новую дифеницию прав человека. Права человека – это нормативное и властное выражение достоинства, свободы и равенства человека в его естественных правообязанностях, признанных и гарантированных международным сообществом и национальными государствами.

Во-второй главе: «Особенности теоретического анализа реализации прав человека» рассматриваются основные научные подходы, сложившиеся в ходе исследований обозначенной проблемы. Диссертант выделяет и проводит детальный анализ следующих особенностей теоретического анализа реализации прав человека.

Первая особенность большинства современных исследований реализации прав человека заключается в сведении проблем реализации прав человека к теории реализации управомочивающих норм права(И.В. Ростовщиков, К.Б. Толмачев и др.). Процесс их реализации, как правило и рассматривается в качестве объекта правообеспечения. Однако если принять во внимание, что закрепление прав человека в нормативно-правовых актах не лишает их качеств формы субъективного права, что они действуют и тогда, когда, в силу каких-либо причин, оказываются не зафиксированным в нормах основных законов государств, что реализация прав человека связана не только с управомочивающими нормами, но и обязывающими, что с точки зрения своего объема, реализация прав человека означает осуществление как, принадлежащих конкретному лицу, правомочий, так и юридических обязанностей, то становится очевидным, что вышеприведенный подход не может претендовать на статус общеправового. Реализация управомочивающих норм права – фрагмент, в лучшем случае – часть общей проблемы реализации прав человека. Она не исчерпывает всего содержания реализации прав человека и потому не может отразить собой все многообразие практики их осуществления. Игнорирование этого очевидного обстоятельства ведет не только к научной неполноте, односторонности соответствующих исследований (юридические обязанности человека, оказываются за предметом теоретического анализа реализации прав человека и, таким образом, они не рассматриваются в качестве объекта правообеспечения), но и к негативным практическим следствиям, состоящим в том, что человек, реализующий то или иное естественно-правовое правомочие, оказывается вне действия, также принадлежащей ему и связанной с этим правомочием, юридической обязанности.

Вторая особенность. Традиционно проблематика реализации прав человека исследуется в виде модели, выводимой из соответствующих юридических предписаний правоустанавливающего и правореализационного характера, обеспечивающих поэтапное осуществление того или иного права человека. Т.е. предметом исследований, выступает юридически должное – правовая модель, зафиксированная в нормах объективного права (Н.В. Витрук, И.В. Ростовщиков и др.). Однако принимая во внимание, что «сегодня в России налицо значительное несоответствие между действительностью и юридическими нормами о правах человека» и как следствие этого, около половины россиян считают, что Основной Закон страны не играет в их жизни какой-либо особой роли, то  можно предположить, что в этом несоответствии скрывается одна из гносеологических причин низкой результативности, неудовлетворительной практической «отдачи» научных исследований, посвященных проблемам реализации прав человека и их правообеспечения. Поэтому надо признать недостаточно эффективными исследования механизма реализации прав человека только через их нормативную модель. Необходимо углублять и применять иные, существующие в юридической науке, подходы к  его исследованию. В частности, через правореализационные действия субъектов естественных правообязанностей (Ю.А. Дмитриев, А.А. Златопольский).

Третья характерная черта исследований, посвященных рассматриваемой проблеме, заключается в отсутствии четких разграничений между понятиями «реализация прав человека - правореализации» и «обеспечение реализации прав человека – правообеспечение». Анализ соответствующей научной литературы показывает, что в смешении указанных понятий «повинны» две основные причины. Первая и наиболее видимая, она же обуславливает и вторую, состоит в произвольном толковании категории «гарантии прав человека». В результате, её содержанием оказывается не только правообеспечительная деятельность компетентных субъектов, но и сами права человека в купе с внешней средой их действия (А.С. Мордовец, И.В. Ростовщиков и др.). Иными словами, права человека, из объекта гарантирования, превращаются в средства гарантирования. Хотя в науке давно сказано, что «права и гарантии — это два самостоятельных элемента правового статуса граждан. Каждый из них имеет свое, собственное содержание» , а ч.1 Ст. 17. Конституции РФ определяет права человека как предмет гарантирования.

И, наконец, четвертая, специфика исследований указанной проблематики. Она заключается в особенностях методологии обоснования и последующего анализа реализации прав человека как объекта правообеспечения. Главная черта этой методологии состоит в признании категории «механизм обеспечения прав человека» в качестве базовой, исходной (В.Н. Бутылин, В.Г. Сидоров и др.). Именно в рамках отражаемого этой категорий социально-юридической  действительности и выделяется подсистема: реализация прав человека – обеспечение реализации прав человека. Не возражая против такой логики локализации и последующего исследования указанной проблемы, автор обращает внимание на недостаточную научную разработанность понятийного ряда категории «механизм обеспечения прав человека». Это выражается в возможности её отождествления с категорией «механизм реализации прав человека». Отсюда и проистекает разнобой во мнениях о предметном содержании и месте существования элементов подсистемы «реализация прав человека – правообеспечения».

Изложенные замечания делают необходимым переосмысление существующих представлений о важнейших проблемах теории реализации прав человека и их правообеспечения.

В диссертационном исследовании обосновывается, что понятие «реализация прав человека» следует отличать от тесно связанных с ним категорий - «осуществления прав человека» и «обеспечение прав человека». Соглашаясь с мнением Л.С. Явича, В.А. Тархова, А.В. Стремоухова и других специалистов, в том, что «осуществление прав человека» - это предельно широкая категория, отражающая собой механизм претворения их в жизнь через обеспечение, и реализацию, автор аргументирует утверждение о том, что «реализация прав человека» и «обеспечение прав человека» понятия взаимосвязанные, но, сообразно своей специфики, отражают различные стороны процесса осуществления прав человека.  В главном и основном их различие сводится к тому, что если первая выражает собой практику осуществления естественных правообязанностей, то  вторая – практику создания и действия организационно-правовых условий, т.е. гарантий реализации прав человека. «Сердцевиной процесса обеспечения прав человека, - пишет А.В. Стремоухов, - является создание гарантий их реализации» .

Таким образом, реализация прав человека и их обеспечение могут быть поняты и в качестве форм выражения осуществления прав человека, и элементов его механизма. Следовательно, категория «осуществление прав человека» - базовая, исходная для изучения понятий «реализация прав человека» и «обеспечение реализации прав человека». Это позволяет рассматривать данные понятия как относительно-самостоятельные величины-элементы общего механизма осуществления прав человека.

Принятие указанных уточнений ориентирует теоретический анализ на выявление в практике реализации прав человека такой качественной особенности, которая бы, с одной стороны, выполняла системообразующую роль по отношению ко всему процессу осуществления естественных правообязанностей человека в их единстве, а с другой, - заключала бы в себе, присущие этому процессу и нормативность и индивидуальность, что, собственно, только и  позволяет точно, «по адресу» и адекватно организовывать их обеспечение.

Анализ научной литературы дает достаточные основания полагать, что таким элементом является правореализационная деятельность субъектов прав человека.  В пользу правореализационной деятельности как сущностной характеристика реализации прав человека говорит и тот факт, что такого рода деятельность всегда персонифицирована, субъекта. А В.Д. Перевалов пишет: «… В реализации права в принципе заинтересован только тот, кто имеет субъективное право, т.е. субъект права…  Следовательно, решение вопроса о том, будет право реализовано или нет, зависит от его обладателя. Лишь по его воле может быть использован, введен в действие механизм реализации права»

Как правовая действительность правореализационная деятельность субъектов прав человека выступает и способом и моментом осуществления естественных правообязанностей. Будучи способом действия субъектов прав человека она воплощает собой нормативную меру естественных правообязанностей, т.е. само право человека. В тоже самое время, являясь моментом осуществления этой меры, правореализационная деятельность позволяет с достаточной определенностью различать в ней связанность основных её элементов – естественных субъективных прав и юридических обязанностей. В целом же, правореализационная деятельность выражает собой осуществление социально-детерминированной и юридически  согласованной соединенности естественных прав и обязанностей у одного субъекта. Как феномен юридической действительности правореализационная деятельность субъектов прав человека характеризуется такими чертами как: целенаправленностью, юридической поднормативностью, предметностью и гарантированностью. 

В третьей главе: «Механизм реализации прав человека» определяется само понятие «механизма реализации прав человека», а также раскрываются его статические и динамические характеристики.

С точки зрения автора механизм реализации прав человека – это результативно воплощаемая в правореализационном поведении субъектов прав человека, совокупность юридических средств целенаправленного претворения естественных правообязанностей в жизнь. Как правовая целостность - механизм реализации прав человека раскрывается в двух, связанных между собой аспектах - со стороны своего статического содержания и стадий осуществления.

Основными элементами статической структуры механизма реализации прав человека выступают: права человека; юридические факты их реализации; правореализационная деятельности субъектов прав человека; естественно-правовые отношения. Последний элемент – естественно-правовое отношение анализируется как универсальный способ реализации прав человека. Само же это отношение определяется как специфическая юридическая связь, возникающая в результате осуществления какого-либо, или нескольких прав человека. 

Наличие естественно-правовых отношений – закономерное следствие признания и действия прав человека в правовой системе общества. Их специфика производна от особенностей осуществляемых естественных правообязанностей. В механизме реализации прав человека естественно-правовые отношения, выступают формой воплощения естественных правообязанностей в жизнь.  Именно в них осуществляется правореализационная деятельность носителей прав человека, а их естественные правообязанности достигают своих целей.

Анализируя динамические свойства механизма реализации прав человека, автор исходит из существующего в науке теории государства и права положения о том, что субъективные права  юридические обязанности реализуются в правоотношениях, которые, следуя логике движения своего содержания, развиваются от общего (статутного) состояния к конктеретному. Это означает, что правореализация осуществляется в двух последовательно взаимосвязанных стадиях – стадия общего (статутного) правоотношения (первая стадия) и стадия конкретного правоотношения (вторя стадия).  Используя данные выводы как методологические соискатель утверждает, что в процессе реализации прав человека допустимо выделять стадию общего естественно-правового отношения и  стадию конкретного естественно-правового отношения.

Каждый из статических и динамических элементов механизма реализации прав человека получил полный и всесторонний теоретический анализ в осуществленном диссертационном исследовании.

В заключении автор кратко характеризует основные положения и  выводы по диссертационному исследованию. Анализ теоретических положений, характеризующих сущность прав человека, их юридическую природу и механизм реализации позволяет сделать следующие выводы:

Сущность прав человека представляет собой общепризнанное единство свободы, равенства и достоинства людей, выраженного в их естественных правообязанностях. Именно эти естественные правообязанности, образующие в своей совокупности юридическое содержание прав человека и подлежат, реализации;

К числу основных, но вместе с тем и специфических признаков прав человека, следует отнести: а) права человека – особый вид субъективного права; б) структурированность прав человека на естественные правомочия и юридические обязанности; в) права человека обладают регулятивно-юридической ценностью;

Права человека, выраженные в субъективной форме – часть субъективного права. Из всей его массы они выделяются по формальному и содержательному критериям. Формальный критерий представлен общим каталогом прав человека, который формируется на основе международных документов и национальных конституционных законов. Содержательный критерий более сложен, как с точки зрения своего выявления, так и применения. Обобщенно его можно назвать - идеей прав человека, аккумулирующей в себе жизненно-важные первоосновы существования людей. Содержательный критерий основан на признании того, что права человека не могут не обладать признаками прав естественных. Поэтому следует признать, что права человека – это та часть естественного права, которая нашла свое выражение в сфере юридической действительности, т.е. получила признание и в силу этого приобрела качество правового явления. Отсюда правильно будет полагать, что каждое право человека – это форма проявления естественного права;

Элементами структуры прав человека выступают не конкретные политические, социальные, культурные и иные правообязанности, а их юридическая  форма – естественные правомочия и юридические обязанности.  Внутренняя структура прав человека складывается сообразно логике структурирования субъектного права и представлена неразрывно связанными, естественными правообязанностями. И только в их единстве существует то или иное право человека;

Права человека есть нормативное и властное выражение достоинства, свободы и равенства человека в его естественных правообязанностях, признанных и гарантированных международным сообществом и национальными государствами;

Выявление теоретических особенностей современных исследований проблем реализации прав человека предполагает установление специфики того, что выступает предметом научного анализа при решении гносеологических и прагматических задач изучения вопросов реализации прав человека. Именно от  того, что берется в качестве такого предмета в решающей степени зависят и процесс его познания и результат;

Первая особенность большинства современных исследований реализации прав человека заключается в сведении проблем реализации прав человека к теории реализации управоочивающих норм права. Однако реализация управомочивающих норм права – фрагмент, в лучшем случае – часть общей проблемы реализации прав человека. Она не исчерпывает всего содержания реализации прав человека и потому не отражает собой все многообразие практики их осуществления. Игнорирование этого очевидного обстоятельства ведет не только к научной неполноте, односторонности соответствующих исследований (естественные обязанности человека, оказываются за предметом теоретического анализа реализации прав человека и, таким образом, они не рассматриваются в качестве объекта правообеспечения), но и к негативным практическим следствиям, состоящим в том, что человек, реализующий то или иное естественное правомочие, оказывается вне действия, сопряженной с этим  правомочия и принадлежащей ему же, юридической обязанности;

Вторая особенность. В современной научной литературе сложилась традиция исследования проблем реализации прав человека в виде модели, выводимой из соответствующих юридических предписаний правоустанавливающего и правореализационного характера, обеспечивающие поэтапное осуществление того или иного права человека. Т.е. предметом исследований, выступает юридически должное – правовая модель, зафиксированная в нормах объективного права. Но поскольку права человека неотделимы от индивида и органически вплетены в его правовое поведение, то надо признать недостаточно полным исследование механизма реализации прав человека через нормативную модель. Необходимо углублять и применять иные, существующие в юридической науке, подходы к  исследованию механизма реализации прав человека. В частности, через правореализационные действия субъектов естественных правообязанностей;

Третья характерная черта исследований, посвященных рассматриваемой проблеме, заключается в отсутствии четких разграничений между понятиями «реализация прав человека» и «обеспечение реализации прав человека». Анализ соответствующей научной литературы показывает, что в смешении указанных понятий «виновно» произвольное толковании категории «гарантии прав человека». В результате, гарантиями оказываются не только правообеспечительная деятельность компетентных субъектов, но и сами права человека в купе с внешней средой их действия;

Четвертая особенность состоит в недостаточной научной разработанности понятийного ряда категории «механизм обеспечения прав человека». Наиболее предметно это выражается в практике её отождествления с  категорией «механизм реализации прав человека». Этим в значительной степени объясняется разнобой во мнениях о предметном содержании и стадиях механизма воплощения естественных правообязанностей в жизнь;

При исследовании категории «реализация права человека» необходимо учитывать: 1) её отличия от смежных с ней категорий - «реализация объективного права» и «реализация субъективного права»; 2) тот факт, что не всегда реализация прав человека есть переход правовой возможности в действительность. В ряде случаев реализация прав человека означает единство и юридической возможности и фактической действительности; 3) также то, что невозможно свести проблему сущности реализации прав человека к действиям, приближающим индивида к благу, либо к факту пользования им; 4) и то, что содержанием субъективного права человека выступают естественные правомочия и юридические обязанности, а не само благо, к обладанию которым стремиться индивид;

Реализация прав человека и их обеспечение могут быть поняты и в качестве форм выражения осуществления прав человека, и элементов его механизма. Следовательно, категория «осуществление прав человека» - базовая, исходная для изучения понятий «реализация прав человека» и «обеспечение реализации прав человека». Это позволяет рассматривать данные понятия как относительно-самостоятельные величины-элементы общего механизма осуществления прав человека.

Сущностным и системообразующим элементом реализации прав человека является правореализационное поведение носителей естественных правообязанностей. Это поведение во многом специфично, но  все-же  является видом  юридической деятельности;

Под реализацией прав человека следует понимать гарантированную международным сообществом и государством, осуществляемую в предусмотренных законом формах, юридически поднормативную и предметную деятельность субъектов прав человека, выражающуюся в использовании и выполнении ими  естественных правообязанностей в целях достижения и развития достойного уровня своей жизнедеятельности;

«Механизм реализации прав человека» и «механизм обеспечения реализации прав человека» - это тесно связанные, но все же, различные понятия. Если первое отражает юридическую практику движения естественных правообязанностей человека к своим целям, то вторая - практику функционирования того механизма, который специально предназначен для гарантирования процесса воплощения в их жизнь;

Механизм реализации прав человека – это результативно воплощаемая в правореализационном поведении субъектов прав человека, совокупность юридических средств целенаправленного претворения естественных правообязанностей в жизнь. Как правовая целостность - механизм реализации прав человека раскрывается в двух, связанных между собой аспектах - со стороны своего статического содержания и стадий осуществления;

При определении контуров статического содержания механизма реализации прав человека надо учитывать, во-первых,  инструментально-программирующую роль  правореализационных целей, во-вторых, специфику предмета правореализации – естественные правообязанности, и в-третьих, то, что естественные правообязанности, как собственно и все иные субъективные права и юридические обязанности не могут осуществиться вне правоотношений;

Статическое содержание механизма реализации прав человека представлено: правами человека, конкретизированными в естественных правообязанностях; юридическими фактами их реализации; правореализационной деятельностью субъектов прав человка; естественно-правовыми отношениями, как универсальной формой реализации прав человека;

При уяснении существа категории «форма реализации прав человека» следует исходить из того, что субъектом реализации могут выступать только носители прав человека, либо их законные представители, а её сущностью является защищаемое национальным государством и международным сообществом правовое самовыражение индивида, т.е. его праворализационная деятельность. Этот взгляд логически подводит к выводу о признании в качестве таковой – правоотношение. Действительно, ведь только правоотношение способно, во-первых, выразить собой всю полноту содержания воплощения естественных правообязанностей в жизнь, а, во-вторых,  именно оно, правоотношение, вносит момент организованности в правореализационный процесс, что помимо прочего позволяет осуществить самоконтроль, а в предусмотренных законом случаях – контроль общественный, государственный и международный за его ходом;

Основными стадиями механизма реализации прав человека выступают: стадия общего естественно-правового отношения и стадия конкретного естественно-правового отношения.

Отдельные положения исследования отражены в опубликованных научных статьях и тезисах подготовленных автором:

1.Права и свободы человека как критерий законности   деятельности органов юстиции РФ.// Конституция России и формирование правового государства. К 10-летию принятия Конституции Российской Федерации. Матер. науч. конф. Волгоград, 2004. С. 136-139.

2. Реализация прав человека как объект правообеспечения. Актуальные проблемы философии и социологии права.Сб. науч.трудов. Волгоград, 2005. С. 198.

3. К проблеме обоснования юридического подхода к понятию «права человека». Современные гуманитарные проблемы. Вып.1. Сб. науч. Трудов. Волгоград, 2005. С.

4. Понятие законности в контексте соотношения права позитивного и естественного. Современные гуманитарные проблемы. Вып.1.Сб. науч. Трудов. Волгоград, 2005. С.

См.: Общая теория прав человека / Ответ. ред. Е.А. Лукашева. М., 1996. С. 34.

Цит. по кн: Глухарева Л.И. Права человека в современном мире (социально-философские основы и государственно-правовое регулирование). М., 2003. С. 233.

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. - М., 1999. С. 444.

Сальников В.П. Гарантии конституционных прав и свобод граждан России, как механизм их социально-правовой защиты //Права человека в России и правозащитная деятельность государства. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, 12 мая 2003 г. /Под ред. В. Н. Лопатина. СПб., 2003. С. 65.

  Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе. Под ред. Л.Д. Воеводина. М., 1987. С. 8.

Стремоухов  А.В. Правовая защита человека: Теоретические проблемы СПб. 2001.С. 22.

Теория государства и права. Учебник.  М., 1977. С. 378.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.