WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРОБЛЕМЫ СИСТЕМНОГО И ФОРМАЛЬНО¬- ЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПРАВА

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

 

На правах рукописи

Костылёв Владимир Михайлович

ПРОБЛЕМЫ СИСТЕМНОГО И ФОРМАЛЬНО­-

ЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПРАВА

Специальность 12.00.01 - теория и история права и государства;

история правовых учений

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Уфа - 2002


 

Научный  руководитель: доктор юридических наук,  профессор

В.К. Самигуллин

 

Официальные оппоненты: доктор юридических наук Леушин В.И.

кандидат юридич. наук Михайлов М.В.

Ведущая организация: институт права Московского государственного университета путей сообщения

Защита состоится 26 декабря 2002 года в 10 часов на заседании диссертационного совета К-212.013.03 при Башкирском государственном университете по присуждению ученой степени кандидата юридических наук (450005, г.Уфа, ул.Достоевского, д.131, зал заседаний совета)

С диссертацией можно  ознакомиться  в библиотеке Башкирского государственного университета

Автореферат разослан ^3 ноября 2002 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

канд. юрид. наук, доцент                                                                    М.Х. Валеев

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В связи с известными изменениями в российской государственности субъекты федерального и регионального законотворчества вынуждены были за очень короткое время принять огромное количество нормативно-правовых актов. В результате сложилась новая правовая система, которая коренным образом отличается от аналогичного образования советского периода, как по качественным, так и по количественным своим характеристикам. Поспешность в принятии законов и подзаконных актов, некоторые    обстоятельства    политического    свойства    обусловили рассогласованность значительной части правовых норм. Новое законодательство получилась громоздким, противоречивым и, как следствие, нестабильным и малоэффективным. Правовая осведомленность граждан снизилась даже по сравнению с советским периодом, а правоприменение оказалось существенно затрудненным. Это вызвало сложности в реализации принципов правовой государственности, декларируемых в Конституции РФ. Часть правоведов состояние современной российской правовой системы оценивает как кризисное1.

Соглашаясь с такой оценкой, автор диссертационной работы считает, что данный кризис имеет системный характер. Именно этому обстоятельству должны быть адекватны и предлагаемые по его преодолению меры: постижение системных свойств права, выявление его типичных и уникальных характеристик, уточнение связей и отношений между компонентами этой структуры, выработка практических рекомендаций по совершенствованию его системных свойств, а также основанных на этих свойствах мер по развитию законодательства, оптимизации законотворческого и правоприменительного процессов. А это ведет к актуализации системного подхода и формально-логических методов в правовых исследованиях, адаптации новых достижений теории систем и современной логики к целям и потребностям теоретической и практической юриспруденции.

Автор диссертационной работы разделяет концепцию, в соответствии с которой окружающий нас мир имеет системный характер: любой материальный или нематериальный объект представляет собой или систему, или элемент какой-то системы, или какую-то ее часть. Познание мира возможно только с учётом этого обстоятельства. То есть, свойства и характеристики любого из компонентов мироздания зависят не только от его собственной природы, но и от его включённости в ту или иную систему, от тех связей и взаимоотношений, которые существуют между ним и другими объектами в рамках одной или нескольких взаимосвязанных систем. Необходимость осмысления этой концепции  применительно  к  феномену  совокупности  действующих юридических норм, а также потребность их логического анализа обусловили объект, предмет, цели и задачи квалификационной работы.

_______________

1 См., напр.: Баранов В.М., Пшеничная М.А. Гармонизация законодательства России:

философские и правовые аспекты // Философия права. - 2000. - № 1. — С.44


Степень разработанности проблемы. В большинстве исследований, где употребляется понятие «система права», имеется в виду лини. возможность расположить правовые нормы в определенном порядке, С1руппирон;1ть их в те или иные устойчивые ассоциации. С развитием системологии отечественная теория права в течение последних десятилетий восприняла неко-юрые слашсмые ее научного аппарата, обычными стали и утверждения о достоинствах сисгсмного подхода в познании права. Однако лишь немногие исследователи пошли дальше этих деклараций и действительно применяют в своих работах методологию системного подхода, большинство же сообщают лишь отдельные результаты своих или чужих наблюдений по этой проблематике, редко раскрывая способы их получения. Тем не менее, можно назвать немало авторов, в работах которых сделаны глубокие и интересные наблюдения по интересующей нас тематике. Это С-С.Алексеев,   В.К.Бабаев,   О.А.Гаврилов,   В.М.Баранов,   А.И.Бобылев, Ю.А.Веденеев, А.Б.Венгеров, Н.А.Власенко, В.В.Глущенко, П.Б.Евграфов, В.Н.Карташов,  Л.И.Каск,  Д.А.Керимов,  Н.М.Колосова,  Д.С.Корчевский, В.Н.Кудрявцев,  Т.В.Кухарук,  В.А.Леванский,  В.И.Леушин,  Р.З.Лившиц, К.Д.Лубенченко, М.Н.Марченко, В.С.Нерсесянц, И.В.Петелина, А.С.Пиголкин, С.В.Поленина, Ф.М.Раянов, В.П.Реутов, В.К.Самигуллин, И.С.Самощенко, Н.В.Сильченко, В.Н.Синюков, В.М.Сырых, Л-Б.Тиунова, Ю.А.Тихомиров, А.Ф.Черданцев, А.К.Черненко, Г.Т.Чернобель.

Однако в работах этих и некоторых других авторов одни и те же системные свойства правовой действительности получают совершенно разные, иногда даже противоположные оценки. Системой в собственном, современном значении этого слова чаще всего признается только правовая система, динамический характер системы права, как правило, отрицается, в ней усматриваются признаки суммативной системы. Обычны в этих работах и сомнения в дедуктивном и аксиоматическом характере системы права, способности ее к формализации. Наконец, по-разному определяются одни и те же понятия, объясняется значение одних и тех же терминов.

Из работ по системологии значительный интерес представляют труды А.Н.Аверьянова, В.И.Васильева, Дж. ван Гига, В.А.Губанова, В.В.Захарова, А.Н.Коваленко,     Дж.Клира,     В.Д.Могилевского,      А.Л.Молчанова, В.В.Новорусского,    А.Ф.Панькова,    И.В.Прангишвили,    М.М.Рассолова, В.Н.Садовского, А.И.Уемова, Ю.А.Урманцева, Б.С.Флсйшмана. Хотя на область права эти и другие исследователи свои выводы не распространяют, общеметодологические находки этих авторов для  целей настоящего диссертационного исследования оказались весьма полезными.

По исследованию специфических проблем социальных норм (в том числе и правовых) средствами логики можно назвать работы В.Е.Ермолаевой, М-И.Земляного,  Н.Х.Зенковой, А.А.Зиновьева,  А.А.Ивина,  Ю.В.Ивлева, В.Кнаппа и А.Герлоха, В.Н.Костюка, В.И.Курбатова, В.ОЛобовикова, В.П-Малахова, В.И.Маркина, Я.А.Слинина, О.А.Солодухина. Из зарубежных

авторов этой проблематикой активно занимались, в частности, А.Андерсон, Г.Х. фон Вригт, Й.Йоргансен, Т.Котарбиньский, ЭЛеммон, А.Прайор, Г. фон Райт, Т.Смайли, Э.Стенниус, Р.Хейр, Я.Хинтикки, Р.Чисхольм.

Многие из этих авторов совокупность юридических норм называют логической системой уже давно. Ими рекомендуется при логическом анализе этих норм всегда иметь в виду, что ни одна юридическая норма не есть некоторая самостоятельная сущность, а всегда элемент сложного образования2, что влечет многие интересные для правоведения следствия. Однако логики обычно исследуют общие свойства нормативных образований, оставляя анализ системных свойств юридических норм правоведам. Исследования же правоведов в этой области не всегда продуктивны, поскольку современная логика настолько сложна, что практически невозможно равнозначно совместить глубокие знания в этих двух областях знания.

Таким  образом,  несмотря  на большое число работ,  степень разработанности данной проблематики все же недостаточна, удовлетворить в полной мере потребности современной теории и практики, по мнению диссертанта, она не может.

Цель диссертационной работы - расширить представления о возможностях системного подхода и формально-логического анализа в изучении правовой действительности и правоприменении, обосновать необходимость дальнейшей научной разработки этой проблематики, определить основные направления практического приложения основанных на этом изучении рекомендаций.

Для достижения поставленной цели в диссертации решаются задачи:

- подтвердить новыми аргументами гипотезу, в соответствии с которой действующие юридические нормы являются системой не только в силу возможности распределить их по отраслям и институтам, но и по причинам, позволяющим рассматривать их как единое целое, состоящее из взаимосвязанных и взаимодействующих частей, когда программа, выполняемая сложным образованием, не может сводиться к сумме функций его элементов;

- определить и описать общие закономерности, которым подчиняется рассматриваемая система, а также уникальные ее особенности,

- выявить новые рациональные способы систематизации права, которые ведут к повышению качества, надежности и эффективности действующего законодательства и основанного на нем правоприменения;

- выработать основанные на представлениях о праве как логической системе общетеоретические рекомендации, направленные на совершенствование законотворческого и правоприменительного процессов.

В соответствии с заявленными целью и задачами исследования его объектом является феномен совокупности действующих правовых норм, а

_________________

2 См., напр.: Ивлев Ю.В. Логика норм: Автореферат дисс. ... канд. философ, наук. - М., 1972.-С.З

5


предметом — сумма тех свойств, которые позволяют рассматривать ее как логическую систему, допускающую дедуктивную формализацию ее элементов, применение формально-логического анализа этих элементов и их ассоциаций, а также логических исчислений при исследовании их связей, свойств и отношений. В предмет исследования отчасти входят и методологические приемы системного и формально-логического анализа правовой действительности.

Методология диссертационной работы обусловлена главным образом самим предметом исследования - это системный и формально-логический анализ совокупности правовых норм. Поскольку пришлось устанавливать то общее, что имеется по объекту исследования в трех разных науках — системологии, логике и теории права, активно применяются методы наблюдения и сравнения. Эти же методы использовались при сопоставлении феномена конкретной совокупности норм права и системы, взятой как абстрактное целое. Совершенно необходимыми для целей исследования оказались и методы абстрагирования, анализа, синтеза.

Общая концепция диссертационной работы сложилась в результате осмысления работ по философии права классиков философской мысли Ш.Монтескье, И.Канта, Г.В.Ф.Гегеля, основоположника правового нормативизма Г.Кельзена, крупных дореволюционных ученых-юристов и философов Н.Н.Алексеева,    П.И.Новгородцева,    В.С.Соловьева,    Е.Н.Трубецкого, Б.Н.Чичерина, известных современных российских ученых С.С.Алексеева, Д-А.Керимова,     В.П.Малахова,     И.П.Малиновой,     В.С.Нерсесянца, Ю.В.Тихонравова, А.К.Черненко и современных зарубежных авторов Ж.-Л.Бержеля, Синха Сурии Пракаша и др.

Научная новизна исследования, по мнению диссертанта, заключается в том, что системное освоение права осуществляется не традиционным для правоведения путем, когда то или иное явление из области права сопоставляется с общим представлением о некой абстрактной системе, а обратным ему - от накопленных знаний в области системологии к системе права. Для достижения целей диссертации в ней использованы слагаемые научного аппарата не только системологии, но и современной символической логики.

В диссертации с помощью содержательного анализа феномена совокупности действующих правовых норм установлены многие ее системные характеристики, которые другими исследователями не рассматривались или получали другую оценку. В работе с позиций системного подхода рассмотрены общие свойства системы права, условия сохранения ее устойчивости, характер взаимоотношений со средой, проблемы ее управления.

Особое   значение   для   целей   исследования   имеет  такое  не рассматривавшееся другими исследователями свойство системы права, как возможность создания ее модели на началах изоморфизма. Такого рода модель может быть с предельной полнотой переложена на искусственный язык и максимально формализована средствами символической логики.

В диссертации обосновывается, что с помощью формализованной модели права анализу подлежат не собственно акты человеческой деятельности (поступки), а их языковые модели (описания) в соотношении с действующими нормами права. Эта модель должна иметь вербальный характер и допускать механический перевод полученных выражений на естественный язык, и наоборот - любое рассуждение правового характера на естественном языке при его формализации должно давать возможность с помощью алгоритмов соотнести его с формализованной моделью права. Путем чисто формальных преобразований правовая норма, кроме норм самого общего характера, может быть проверена на соответствие вышестоящей правовой норме. Таким же образом на соответствие действующему праву могут быть проверены и акты правоприменения. С помощью компьютерных технологий все эти действия можно автоматизировать, что позволит существенно оптимизировать как законотворческий, так и правоприменительный процессы.

Положения, выносимые на защиту:

а) новейшие достижения системологии позволяют по-иному осмыслить систему права, уточнить ее динамические характеристики, включить аксиоматические методы юриспруденции в правотворческую деятельность;

6) методология системного подхода обусловливает необходимость создания формализованной модели системы права, что позволит изучать правовые явления с использованием этой модели, станет одним из условий совершенствования правоприменительной практики;

в) применение при формализации правовых норм логических исчислений определяет такое свойство этой модели, как взаимнооднозначное (изоморфное) соответствие ее элементов, связей и отношений с элементами, связями и отношениями системы-оригинала — совокупности действующих правовых норм. Это означает, что получать количественные и качественные характеристики формализованной модели системы права, производить преобразования элементов этой модели, можно будет с помощью аппарата математической логики, а их результаты и выводы распространять и на систему-оригинал;

г) наиболее вероятные возможности для построения такой модели создает язык исчисления предикатов, расширенный аксиомами, правилами построения формул и правилами вывода модальных логик;

д) построенная с помощью логических исчислений изоморфная модель системы права позволяет:

- выявить наиболее существенные свойства правовых норм, связи и отношения между ними, связи и отношения между их ассоциациями;

- с использованием современных компьютерных технологий существенно оптимизировать законотворчество и правоприменение.

Диссертация по своему характеру является междисциплинарной, выполнена на стыке четырех научных дисциплин: теории права, философии права, теории систем и логики.


     Теоретическая и практическая значимость исследования. Некоторые выводы диссертации (главным образом вытекающие из содержательного анализа системы права), по мнению ее автора, представляют собой дополнительный вклад в общую теорию права, другие (например, о способах создания модели права, о модальном характере правовых норм и других нормативных высказываний, о способах их преобразования) носят концептуально-прикладной характер и содержат в себе перспективу для дальнейших исследований. В частности, они могут быть использованы при разработке: общих принципов тезауруса языка права; языка исчисления правовых нормативных высказываний; принципов и способов алгоритмизации формальных преобразований полученных в результате формализации правовых норм выражений, перевода их на естественный язык, перевода  естественноязыковых  рассуждений   правового  характера  на искусственный язык, общий с формализованной моделью права.

В случае внедрения выводов и предложений, содержащихся в работе, может существенно упроститься сложившаяся практика законотворчества и правоприменения.

Апробация результатов исследования. Материалы настоящей работы используются автором при преподавании в Восточном институте экономики, гуманитарных наук, управления и права (г.Уфа) спецкурса «Проблемы теории и практики правового государства». Основные выводы диссертации изложены им в сообщении на научной конференции, двух журнальных публикациях, брошюре и учебном пособии для студентов.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры теории и истории государства и права Института права Башкирского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии. Междисциплинарный характер работы обусловил также потребность в выполненном в виде приложения глоссарии, где приводится значение терминов, малоупотребительных в юриспруденции.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены степень ее научной разработанности, объект, предмет, цели и задачи исследования,   сформулированы   положения,   выносимые   на   защиту, аргументированы научная новизна, теоретическая и практическая значимость квалификационной работы.

Первая глава, «Право с позиций системного подхода», посвящена анализу системных свойств совокупности правовых норм, определению общего и особенного этой системы.

Рассмотрены вопросы употребления понятия системы в российской теории права в советский и постсоветский периоды, развития системных представлений о правовой действительности в современной юриспруденции.

До недавнего времени понятие системы права отечественные правоведы определяли в основном из возможности расположить правовые нормы в определенном порядке, сгруппировать их в те или иные устойчивые совокупности, соподчиняющиеся друг другу (подсистемы публичного и частного права, отрасли, подотрасли, институты права). При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что правоведы едины только в делении права на публичное и частное. Определение состава других структурных элементов этой системы уже не столь однозначно. Это относится даже к таким крупным совокупностям правовых норм, как отрасли права. Многим исследователям трудно назвать даже общее их количество. Такие же сложности существуют с определением состава или хотя бы общего количества институтов, составляющих отрасль. Определить же количество и состав правовых норм, образующих хотя бы один конкретный институт права, не говоря уже об отрасли или всей системе права, с помощью традиционной для теории права методологии еще труднее. У многих   авторов вызывают сомнение и привычные для отечественного правоведения такие основания деления правовых норм на их ассоциации, как предмет и метод правового регулирования.

Потребности правоведения в более точных методах исследования качественных  и  количественных  характеристик  структуры  правовой действительности могла бы удовлетворить системология. В конце 70-х - начале 80-х гг такого рода работы в теории права действительно появились. Однако их изучение показывает, что применение методологии системного подхода у разных авторов приводит к совершенно разным результатам.

Так, большинство современных правоведов полагают, что система права существует объективно3, но при этом нередки утверждения и другого рода, что ее

_____________

3 См.: Бобылев А.И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право. 1998. - N 2 — С.24; Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. - М.: Юрайт, 1999. - С.235.

9


выделяют лишь для удобства исследования4, она ничего более, как научная абстракция5.

С последними представлениями согласуются сомнения в динамическом характере этого явления: «... государство и право, взятые сами но себе, вряд ли являются системами в кибернетическом смысле, т.е. сложными динамическими системами. Таковыми они становятся... только в единстве с теми общественными отношениями (поведением людей), на которые они воздействуют (регулируют, управляют)»6.

Многие исследователи по-прежнему полагают, что системы права и законодательства - явления однопорядковые и различаются между собой лишь как форма и содержание7. Отождествление доходит до того, что даже подчеркивая разницу между ними, в конечном счете их без всяких объяснений сводят в одно понятие - систему права и законодательства8.

Достаточно распространено мнение, что системой в собственном, современном значении этого слова является только правовая система, что методология системного подхода применима только к этому явлению, системы же (или система) права и законодательства - это всего лишь "структурная дифференциация правовых норм"9. Л.Б.Тиунова, известная своими работами, использующими системный подход в исследовании правовой действительности, утверждает, что «...выявив в праве признаки гомогенной открытой абстрактно-концептуальной моносистемы, правильней говорить не о ее наличии, а об общей генеральной тенденции развития норм к ее системообразованию»10. Способность

____________________

4 См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов /Под ред. В.М.Корельского и В.Д.Перевалова -М.: Изд. группа ИНФРА М-НОРМА, 1997. -С.314

5 См : Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. Учебник для юридических вузов И факультетов. - М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. - С.442

6 Основы применения кибернетики в правоведении. - М.: Юрид. лит., 1977. - С. 14

7 См.: Общая теория государства и права : Акад. курс : В 2 т. / Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. Т. 2. Теория права. - М.: Зерцало, 2000. - С.236; Теория права и государства /Под ред. Г.Н-Манова. -М.: Изд-во БЕК, 1996. - С. 199; Бобылев А.И. Современное толкование системы права и системы законодательства // Государство и право. 1998. - N 2. - С.24; Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. - М.: Юрайт, 1999.-С.245.

8 См.: Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов. — М.: Издательство НОРМА, 2001. - С.326-327; Тиунова Л.Б. Право. Конституция. Правовое государство:   (К  концепции  демокрагического   конституционализма  правового государства): Дис.... докт. юрид. наук. - Л., 1992. - С.31

9 См.: Кухарук Т.В. Правовая система и систематика законодательства: Дис.... канд. юрид. наук. - СПб, 1998. - С.44-76

10 Тиунова Л.Б. Системный подход в исследованиях права: Дис. ... канд. юрид. наук. - Л., 1985.-С.147

10

к саморегуляции у совокупности действующих норм права она отрицает11, а имеющиеся «...системные связи правовой действительности высвечивают лишь широкий подход к праву, ибо объективное право, или нормативный правовой массив, составляет лишь компонент, включенный в целостную правовую систему»12.

Впрочем,   есть   исследователи,   которые   декларируют   начала самоуправления, самоорганизации и саморегуляции в правовой сфере13. Отсюда признание за системой права ее целостного, органического характера14 и, как следствие, необходимости использования системного подхода в исследованиях права.

Сама система права характеризуется то как открытая, согласованная, формализованная15, то как логическая, формализованная, аксиоматическая и противоречивая16, то как «...нормативная, непротиворечивая, согласованная, ...содержательная   ...   с   определенными  элементами  формализма  и специфическими связями норм, часть которых составляют и связи логические»17. При этом «она не может рассматриваться в качестве аксиоматической, дедуктивной и формализованной»18.

Такой широкий разброс мнений, по мнению диссертанта, делает бесплодными попытки анализа основательности аргументов различных авторов рго е1 соп1га и предопределяет необходимость рассмотрения вопроса о системных свойствах права аЬ оуо, с исходных позиций. Для правоведения информативным будет даже простое описание системы права в терминах современной теории систем. Наибольшую же степень этой информативности обеспечит совмещение методологии системного подхода с научным аппаратом символической (математической) логики.

__________________

11 См.: Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности: Методология и теория. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербург. ун-та, 1991. - С.88

12 Там же..-С. 100

13 См.: Гаврилов О.А. Стратегия правотворчества и социальное прогнозирование. - М.:

ИГПАН, 1993. - С.23; Основы применения кибернетики в правоведении. - М.: Юрид. лит., 1977.-С.29

14 См.: Поленина С.В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право. - М., 1999. - N 9. - С.5; Сырых В.М. Структура, генезис, система как элементы исторического и логического методов познания права: Автореферат дис.... канд. юрид. наук. - М., 1970. -С.9-10

15 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. - М.: Юрид. лит., 1975. - С.6,9,42

16 См.: Бабаев В.К. Советское право как логическая система. Учебное пособие. -М., 1978. -С.21, 48, 178. Аксиоматической систему права считает также О.А.Гаврилов. См.: Гаврилов О.А. Аксиоматический метод исследования структуры права // Вопросы кибернетики. Вып. 40. Правовая кибернетика. - М.: Советское радио, 1977.- С.31-38

17 Черданцев А.Ф. Логическая характеристика нрава как системы // Известия вузов. Правоведение. -Л., 1983. № 3. - С.21

18 Там же


Проведенный  в  диссертации  содержательный  анализ  феномена совокупности действующих правовых норм с позиций системного подхода охватывает рассмотрение общих свойств этой системы, условий сохранения ее устойчивости, характера взаимоотношений со средой, проблем ее управления. Этот анализ позволяет отнести систему права к сложным динамическим управляемым системам, имеющим искусственный характер, способным к процессам самостабилизации, самоорганизации и морфогенеза. Система права, по мнению автора, является подсистемой более общей системы социальных норм, функционирует в среде социальных субъектов государственноорганизованного общества, тоже имеющих системный характер, и действует в составе системного комплекса других компонентов правовой действительности, составляющих правовую систему.

Исследование этого комплекса — конечная цель теории права. Однако обычные в нашем правоведении аналитические методы, как представляется, здесь малопродуктивны. Столь же малоэффективными для этих целей кажутся и средства системного подхода. Для исследования правовой системы необходимы средства не системного, а межсистемного подхода19. Однако последний предполагает возможно полное исследование каждого из компонентов системного комплекса средствами именно системного подхода. И начинать, как считает автор, следует с системы действующих правовых норм.

Система права подчиняется общим закономерностям систем такого рода, однако имеет и некоторые уникальные особенности.

Прежде всего, это касается характера и субъектно-объектного состава ее управления. Здесь все переплетено и взаимосвязано. Система права является управляемой как со стороны государства, так и, отчасти, со стороны субъектов гражданского общества. В то же время она сама служит средством социального регулирования в государственноорганизованном обществе, то есть является не только управляемой, но и, в известном отношении, управляющей. Причем, по отношению к каждому своему субъекту управления. Эта особенность объясняется тем, что современное государственноорганизованное общество представляет собой чрезвычайно сложный (и все более усложняющийся) системный комплекс, структурные элементы которого по отношению друг к другу находятся в разных отношениях, играют разные роли.

Общество системно. Но лишь первичные субъекты общества являются естественными системами, все вторичные социальные субъекты - системы искусственные. Действующие правовые нормы должны отражать структуру, особенности первичных социальных субъектов, следовать, соответствовать им. Однако для вторичных субъектов право является системообразуюшим и обеспечивающим их гомеостазис. Системный характер имеет и государственное управление, право имеет системообразующее значение и для этой системы. Тем

____________

19 См.: Прангишвили И.В. Системный подход и общесистемные закономерности. - М.:

СИНТЕГ,2000.-С.73-81

12

не менее,  специфика взаимодействия систем права, государства и государственного управления состоит в том, что их влияние друг на друга взаимно. Для каждой из систем, участвующих в этом взаимодействии, все остальные в своей совокупности выступают как ее внутрисистемная среда. Сущность данного типа взаимодействия хорошо сформулировано у У.Эшби:

«Каждая часть имеет как бы право вето для состояния равновесия всей системы. Никакое состояние [всей системы - В.К.] не может быть состоянием равновесия, если оно неприемлемо для каждой из составляющих частей, действующих в условиях, создаваемых другими частями»20.

Этот взаимный характер можно обнаружить и между системой права и негосударственными социальными субъектами. Однако здесь он менее заметен и всегда опосредован государством и государственным управлением. То есть осуществляется только через эти две системы. Отсюда актуальность кибернетического закона У.Р.Эшби, согласно которому для обеспечения гомеостазиса динамической системы необходимо, чтобы многообразие управляющих параметров соответствовало многообразию составляющих управляемых объектов. Правда, при применении его к сфере взаимодействия:

государство - право - общество всегда следует иметь в виду, что эти системы имеют эргатический характер, т.е. протекающие в них процессы, их характер во многом зависят от субъективизма составляющих эту цепочку звеньев.

Система действующих правовых норм, несомненно, является системой искусственной,   креационной.   Однако  для  одной  из  сфер  своего функционирования, государства (тоже искусственной системы), она предстает как естественная (как бы естественная, квазиестественная). Отсюда некоторое своеобразие в механизме её преобразования. Он основывается на том, что в указанной среде функционирования (системе государственноорганизованного общества) могут появиться необратимые процессы, которые являются следствием неустойчивости в динамических процессах. Кроме этого, в такой системе всегда имеется фактор множественности элементов, исходно находящихся в состоянии хаоса, обездвиженности. В силу перечисленных обстоятельств (т.е. под влиянием внешних воздействий от субъекта управления, а также из-за случайных отклонений, флуктуаций) перестраиваемая система переходит в неустойчивое состояние, в результате чего возникает порядок на уровне макросостояний. Это, в свою очередь, способствует трансформации, перерождению и объединению элементов, приобретению ими новых свойств, образованию новых связей. Система приобретает новую структуру, новые свои качества, в том числе и в силу заданной ей (или приобретенной) инерции.

После того, как в системе права появились некие устойчивые структурные элементы (скажем, базовый отраслевой закон, определяющий специфику, механизм и принципы правового регулирования для той или иной области

_________________

20 Эшби У. Росс. Введение в кибернетику. М., 1959. - С 123 13


правовых отношений), закономерно начинается их развитие, т.е. их рост и появление у них новых функциональных качеств. Причём, это развитие может быть и разнонаправленным. У части элементов жизнеспособность из-за соответствия условиям существования будет увеличиваться (напр., гражданское право), у других этот процесс может сопровождаться потерей структурной устойчивости и саморазрушением (пример структурной неустойчивости -система норм налогового законодательства России до Налогового кодекса).

Следующая особенность системы действующих правовых норм состоит в том, что источником нового в ней являются противоречия главным образом между системой и средой. Объясняется это тем, что право не может не следовать за изменениями общества и составляющих его социальных субъектов. Между тем обыкновенными являются и внутренние противоречия между его элементами.

Совокупность действующих юридических норм представляется не только целе-, но и ценностно-ориентированной системой. Для последних процесс целеуказания обычно заменяется заданием общей тенденции развития, указанием общего направления движения. Категории цели и ценности при этом связываются между собой степенью детализации и формализации требований к движению. Однако для права можно говорить о непременном и равном сочетании того и другого: назначаемая конкретная цель должна. иметь строго определенную ценностную ориентацию.

Право относится к эргатическим системам, но, в отличие от всех других систем этого рода, принципы ее функционирования предполагают максимум рефлексивных свойств и строго определенный минимум нерефлексивных. Несомненно, это относится к числу достоинств исследуемой системы.

Свою специфику в системе права имеют и обязательные для динамических систем, в том числе и искусственных, процессы развития, саморегуляции, самоорганизации. Для исследуемой системы само наличие таких возможностей может выглядеть парадоксальным, ведь любое изменение в системе права находится под строжайшим контролем Законодателя и вступает в силу только при соблюдении строго установленной процедуры. Однако при всем этом мы говорим об «устаревании» норм, о том, что некоторые из них по разным причинам перестают быть употребительными, другие в какие-то периоды возобновляют свое действие. Можно привести немало примеров и норм, которые, сохраняя неизменной свою формулировку, с течением времени изменили смысловое содержание.

По характеру своего поведения система действующих правовых норм является по преимуществу реактивной. Но именно по преимуществу, т.к. развитие ее идет в том числе и в силу внутренних законов поведения:

гомеостазис ее обеспечивается адапционными механизмами не только управления, но и самоорганизации.

Право - динамическая система. Однако и в этом проявляется ее иерархический характер: более всего изменениям подвержено основание

14

пирамиды, менее всего - ее вершина. Вообще иерархическое строение для системы действующих правовых норм является свойством интегративным, системообразующим, придает ей аксиоматический характер. В этой связи теория Г.Кельзена, позволяющая едва ли не любую правовую норму дедуцировать из вышестоящей в иерархии норм, представляется заслуживающей самого пристального внимания.

Для целей диссертационного исследования особое значение имеет еще одна из специфических особенностей системы действующих правовых норм: она позволяет создать свою собственную модель на условиях максимально точного отображения всех ее свойств и отношений. Причем, на началах изоморфизма, т.е. взаимнооднозначного соответствия элементов и связей обоих образований. Может быть, это самая уникальная черта права как системы. Объясняется она тем, что каждая связь или отношение в среде ее функционирования по определению должны быть предельно очевидными. В противном случае они являются недействующими, а в модели могут просто игнорироваться. Такого рода модель может быть с предельной полнотой переложена на искусственный язык и максимально формализована средствами символической логики.

Другое объяснение такого свойства совокупности действующих норм права состоит в том, что эту систему можно считать моделью другой системы -естественного права, более или менее адекватно отражающей ее свойства. Разумеется, эта модель является строго гомоморфной. Модель же, создать которую предполагается, будет, таким образом, моделью модели.

Изоморфное соответствие элементов, связей и отношений модели системы права с элементами, связями и отношениями системы-оригинала (системы права) означает, что получать количественные и качественные характеристики формализованной модели системы права, производить преобразования элементов этой модели, можно будет с помощью средств математической логики, а. их результаты и выводы распространять и на систему-оригинал.

Вторая глава диссертации, «Модель системы права и ее потенции», содержит анализ возможностей создания модели системы права и ее характера.

В теории систем является общепризнанным, что качественное описание каких-то явлений как с позиций их детализации, так и обобщения наиболее возможно с помощью искусственных языков, которые ориентированы на оперирование с понятиями более высокого уровня общности и могут служить базой для формализации всей системы, стать средством создания ее модели21. В собственном смысле слова формализация - это не что иное, как «...выявление и уточнение содержания изучаемого явления через рассмотрение и фиксацию его формы и оперирование с нею»22. При формализации изучаемым объектам, их

_______________________

21 См., напр.: Могилевский В.Д. Методология систем: вербальный подход. - М.: ОАО

«Издательство «Экономика», 1999.—С.51-64

22 Бирюков Б.В., Геллер Е.С. Кибернетика в гуманитарных науках. М., 1973. - С.19

15


свойствам и отношениям ставятся в соответствие некоторые вполне материальные конструкции, которые становятся их символами и облегчают выявление и фиксацию существенных свойств этих объектов.

Различают несколько видов формализации. Простейшим из них является дескриптивный, когда осуществляется прямое обозначение абстрактных объектов с помощью терминов. В естественных языках роль таких терминов выполняют отдельные слова и выражения, в формальных - специальные символы. В качестве денотатов (объектов обозначения термина) при дескриптивной формализации рассматриваются только абстрактные, а не эмпирические объекты. То есть обозначаются  не конкретные эмпирические  объекты,  а обобщенные характеристики их свойств и отношений. Использование специальных символов при этом виде формализации не дает существенных преимуществ по сравнению с вербальными, естественноязыковыми терминами. В лучшем случае при этом достигается большая точность, однозначность и компактность обозначения. При кодировании фрагментов естественного языка - возможность их машинной обработки.

Дескриптивная формализация - необходимый компонент как естественно­языковой, так и научной формализации. Первая представляет собой отображение абстрактных объектов с помощью естественного языка, вторая - с помощью формального, который позволяет более точное отображение конкретных свойств и отношений, характеризующих то или иное явление, и для этих целей включает в себя не только специально созданные для этого термины, но и различные другие символические   средства,   позволяющие   путем   чисто   синтаксических (формальных) преобразований получать новое знание об объекте исследования.

Сказанное достаточно очевидно дедуцирует потребность в создании тезауруса (словаря) языка права, что позволит придать смысловую определенность и однозначность каждому его элементу. Тем самым мы осуществим смысловое квантование языка, сможем выделить в нем конструкции, которые необходимы для описания правовых отношений. Само это описание получит характер строго определенных операций с тезаурусом, а последний содержит возможности изменений своего состава в зависимости от необходимой степени детализации того или иного правоотношения.

Конечная стадия научной формализации - логическая или дедуктивная, которая представляет собой не просто произвольное символическое отображение тех или иных абстрактных объектов, но и, а это главное для целей исследования, «отображение взаимосвязей между понятиями, суждениями, умозаключениями и содержательными теориями с помощью дедуктивно упорядоченных систем символов»23. Такого рода формализация предполагает «введение: 1) предикатных и релятивных терминов, 2) переменных и правил построения из них пропозициональных формул, 3) общезначимых формул, рассматриваемых в

_______________

23 Переверзев В.Н. Логистика: Справочная книга по логике. М., Изд-во "Мысль", 1995.

-С.162

16

качестве аксиом (исходных доказуемых формул), 4) правил логического вывода теорем (производных доказуемых формул) из аксиом»24.

Динамическая система, имеющая вербальный характер и подвергнутая научной формализации, основными компонентами имеет: а) концептуальный базис (совокупность основополагающих суждений в форме аксиом, теорем и гипотез, в праве выражаемых обычно в основном законе), б) дедуктивные средства (правила логического вывода, отражающие отношения логического следования) и в) содержательную надстройку (совокупность производных суждений, выраженных в форме отдельных высказываний и теорем, полученных из концептуального базиса с помощью дедуктивных средств).

Для целей исследования особое значение имеет следующее суждение: «...содержательная надстройка современных научных формальных теорий обычно строится на основе точно заданного концептуального базиса и четко определенных дедуктивных средств»25. То есть такого рода системы имеют более или менее выраженный аксиоматический характер. Обладающая таким свойством модель системы права, тоже тяготеющей, по наблюдениям некоторых правоведов, к приобретению аксиоматического характера26, как представляется, увеличит обозначенную тенденцию и в системе-оригинале.

Сказанного, пожалуй, достаточно, чтобы при выборе видов формализации системы права остановиться на логической, дедуктивной.

Но и последних существует множество разновидностей. Для целей формализации права, как представляется, более подходят язык и исчисление логики предикатов. Последние дают возможность каждое высказывание из области права, в том числе и сами правовые нормы, представить в виде формул. При этом с предельной, математической точностью обнажится логическая структура этих высказываний, связи и отношения между элементами высказываний, связи и отношения между высказываниями, имеющими однородные термины. Высказывания на естественном языке при переводе на язык логики предикатов в обязательном порядке стандартизируются, четко выделяются их структурные элементы. Становится различимо, классы это или единичные предметы. Если это классы, то мы четче представляем, ко всем предметам этого класса или лишь к части их относится то, что содержится в предикате. Наконец,

__________________________

24 Переверзев В.Н. Логистика: Справочная книга по логике. М., Изд-во "Мысль", 1995. -С. 162.

25 Тамже.-С. 161-162.

26 См.: Чистое учение о праве Ганса Кельзена: К XIII конгрессу международной ассоциации правовой и социальной философии (Токио, 1987). Выпуск 1. М., 1987. Из российских правоведов этой точки зрения придерживается О.А.Гаврилов. См.: Гаврилов О.А. Аксиоматический метод исследования структуры права // Вопросы кибернетики. Вып.40. Правовая кибернетика. - М.: Советское радио, 1977. - С.31-38. Противоположную точку зрения см.: Черданцев А.Ф. Логическая характеристика права как системы // Изв. вузов. Правоведение. -Л., 1983. № 3. - С.16-21

17


совершенно недвусмысленно определяется, что именно в высказывании утверждается или отрицается.

Разумеется, избранный вид исчислений высказываний нормативного характера должен допускать квантификацию формул как по предметным, так и по предикатным переменным. Значит, это будет не классическое исчисление предикатов, а исчисление второго, третьего или каких-то других порядков. Этот язык может быть расширен и с учетом возможностей релевантной логики, устраняющей парадоксы материальной импликации заменой классического логического следования релевантным, более соответствующим практике естественноязыковых  рассуждений.   Возможны   расширения   исчисления предикатов и за счет логики изменений, отношений, действий, других неклассических логик.

Формализация правовых норм позволит выявить все отношения, возможные между элементами системы права: правовыми нормами, институтами права, подотраслями и отраслями права. В свою очередь, это позволит из одних высказываний правового характера, в том числе правовых норм, выводить другие высказывания.

Для исследуемой системы присущи все известные в логике отношения, но одно из них является определяющим ее признаком, имеет системообразующее значение. Это отношение подчинения. Им связаны все элементы системы права. Каждая норма права находится в отношениях подчинения со множеством других норм, вплоть до конституционных. Отношения подчинения означают как юридическую, так и логическую субординацию между правоприменительными и подзаконными нормативными актами и соответствующими законами, между законами субъектов федерации и федеральными законами, между последними и конституцией. Правовая норма вне отношений субординации совершенно немыслима.

В этом плане невозможно не вспомнить лестницу норм Г.Кельзена. Графическое изображение системы права с учетом присущих ей отношений подчинения может быть именно в виде лестницы норм. С учетом же множества горизонтальных связей между всеми нормами, институтами и отраслями права это графическое изображение примет вид пирамиды. Место же Огипапогт вполне приемлемо отвести основополагающим принципам международного права, закрепленным в Конституции. Именно такое правопонимание, по мнению диссертанта, отвечает регулятивным целям права. При таком построении системы права каждая правовая норма, кроме норм самого общего характера, путем чисто формальных преобразований может быть  проверена на соответствие вышестоящей правовой норме. Таким же образом на соответствие действующему праву может быть проверено любое рассуждение правового характера, в т.ч. и акты правоприменения.

18

Такого рода операции позволяют применение всех законов и правил, принятых в логике, что в конечном счете и позволит создать логику права или правовую логику, необходимость которой обосновывает, напр., С.С. Алексеев27.

Эта логика будет иметь характер модальной логики. К такому выводу авто( пришел, исследуя вопрос об истинности правовых норм. Большинстве специалистов-логиков считают, что всякое модальное высказывание состоит из ассерторического суждения и одного или нескольких модальных понятий. Применительно к правовым нормам, как представляется, более правильно говорить, что в их структуру входят высказывания28, лишь совпадающие по форме с ассерторическими, и некоторое количество модальных характеристик. Не имеющих, как правило, языкового выражения. Совокупность модальных характеристик, заложенных в норму права Законодателем, и обусловливает их содержание.

Если принять предлагаемую точку зрения, то норму права следует отнести к модальным высказываниям, и определять её будет не категория истинности-ложности, а содержащиеся в ней модальные понятия. С учетом принципа иерархии, имманентно присущего системе права, установить истинность той или иной правовой нормы, правоприменительного или подзаконного акта означает не что иное, как определить их соответствие вышестоящей в иерархии правовой норме. То есть, соотнести их с нормой, определяющей более широкий и более значимый круг общественных отношений.

Точка зрения о нормах права как модальных высказываниях влечёт за собой вопрос о видах присущих им модальностей. Понятно, что норма прав. является преимущественно деонтическим высказыванием, однако за признанием одного этого обстоятельства неизбежно следует различение у неё тех или иных понятий хорошо известных эпистемических и аксиологических модальностей Отсюда правомерным представляется предположение, что у нормы права могу" быть и другие, специфические модальные характеристики. Может быть и те которые в современных модальных теориях и не рассматривались. Известные современной логике виды модальностей установлены и описаны авторами которые неизменно подчёркивают, что приводимые ими классификации модальных понятий не являются исчерпывающими29. Правоведы же пока только подходят к признанию за нормами права некоторых установленных логиками модальных характеристик. Ждать от логиков глубокого исследования норм права

__________________

27 См., напр.: Алексеев С.С. Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. - М.: "Статут", 1999. -С. 178-183.

28 В этом разделе диссертации (и, соответственно, автореферата) целях соблюдения последовательности изложения понятие «правовое нормативное высказывание» отождествляется с понятием «правовая норма». Далее в диссертации обосновывается, что правовая норма — это не нормативное высказывание, а его содержание, смысл. Соотношение между ними такое же, как между высказыванием и суждением.

29 См.: Ивин А.А. Логика. -М.: Просвещение, 1996. - С.8

19


открытия в них новых видов модальностей, едва ли приходится - это дело всё-таки теоретиков права. Между тем, возможно полное установление групп модальных понятий, органически присущих тем или иным нормам права, позволило бы правоведам по-новому взглянуть на структуру правовой нормы, сформулировать более чёткие и логичные основания их деления по отраслям, построить систему правовых норм на действительно системных принципах, формализовать их взаимодействие в рамках этой системы.

Действующие правовые нормы характеризуются с самых разных сторон, в том числе с точки зрения соответствия субстанциональным свойствам права (принципу формального равенства), существующим правовой системе и системе права,   социальной   справедливости,   эффективности,   обоснованности, целесообразности, разумности, практической ценности и т.д. Такого рода подход тоже содержит в себе возможность рассматривать нормы права как преимущественно модальные высказывания, что позволит установить наличие и других присущих им модальных характеристик.

Основными для высказываний, имеющих нормативный характер, являются функторы  деонтической  модальности.  Их  практические  возможности анализируются в одном из разделов второй главы диссертации.

В диссертации решается и задача определения наиболее оптимального для исследуемой системы способа преобразований получившихся в результате формализации выражений, т.е. вида логического исчисления.

Понятно, что в основу его ляжет исчисление предикатов. Но в квалификационной работе речь идет о необходимости создания исчисления, имеющего прикладной характер, т.е. специально приспособленного для потребностей полученной нами модели системы права.

На первый взгляд очевидно, что формализованная языком логики предикатов модель действующего права должна учитывать аксиомы, правила построения формул и правила вывода прежде всего деонтической логики. На самом деле это далеко не столь бесспорно хотя бы потому, что в настоящее время существует уже нескольких десятков различных деонтических логик. Кроме этого обстоятельства есть и другие, которые дают основания для   некоторых исследователей скептически относиться к возможностям деонтической логики.

Еще Г.Кельзен подробно обосновал различие между нормой как таковой, актом того или иного поведения людей и актом, предписывающим то или иное поведение30. Внешнее действие, протекающее в пространстве и времени, чувственно воспринимаемое событие, по своему объективному значению к области права никакого отношения не имеет. Специфически юридический смысл это действие приобретает в силу существования некоторой нормы, которая по содержанию соотносится с этим действием. Однако норма это и не суждение, согласно которому то или иное деяние является правовым или противоправным.

________________

30 См.: Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Выпуск 1. - М., 1987. - С.10-18 20

Не является нормой и тот акт, в котором содержится это суждение или предписание определенного поведения. «Норма - это смысл акта, который предписывает или позволяет и, в особенности, уполномочивает определенное поведение»31 и тем самым интенционально направлен на поведение других. То есть это не само нормативное высказывание, а его содержание. При этом норма не может отождествляться и с актом воли, смысл которого она составляет, т.к. норма есть долженствование, а акт воли имеет бытийный смысл. Сущее поведение не тождественно должному даже тогда, когда полностью совпадает с ним. Различие в этом случае состоит в модусе: одно из них есть, а другое — должно быть.

Еще следует иметь в виду, что норма устанавливается далеко не каждым волевым актом, направленным на поведение других людей. Требование рэкетира поделиться частью легально полученной прибыли по своему содержанию отличается от аналогичного требования налогового инспектора только одним - обоснованием этого требования.

Прежде всего, из этого следует выбор пути установления должного поведения (нормы) - непосредственно из волевого акта компетентного органа или из содержания предписываемого им деяния. Так, В.О. Лобовиков, создавая модель естественного права и на ее основе формальную юриспруденцию, т.е. «особое научное направление исследования оценок, норм, предпочтений и действий»32, специально подчеркивает отличие своего метода от формальной логики деонтических и аксиологических модальностей. Специфику своего подхода он видит в том, что «...предметом содержательного рассмотрения и математического моделирования [используемых в формальной юриспруденции — В.К.] является не логическая форма оценок и норм как суждений (мыслей), а морально-правовая форма оценок и норм как поступков. Исследовательская активность при этом заметно перемещается с анализа логической структуры мысли о морально-правовых действиях на непосредственный анализ морально-правовой структуры самих действий»33. При этом он исходит из того, что человеческую деятельность, поступки, вполне можно представить в виде знаковой системы и, следовательно, формализовать.

Вероятно (и даже наверное), В.О. Лобовиков прав. Построенная им модель естественного права34 представляется достаточно убедительной. Однако целью своей работы В.О. Лобовиков поставил исследование учений, согласно которым «норма поведения имеет объективные основания за пределами собственно нормативной системы»35 и формализацию этих оснований. Следовательно, В.О. Лобовиков находится на территории философии права, а не ее теории.

________________

31 Чистое учение о праве Ганса Кельзена. Выпуск 1. - М., 1987. — С.12

32 Лобовиков В.О. Математическое правоведение. Часть 1. Естественное право. - Екатеринбург, 1998.-С.60.

33 Тамже.-С.61.

34 См.: Там же. -С.66-67,155-156

35 Там же. -С.36.

21


Предметом же последней (и предметом диссертации) является не естественное, а писаное, действующее право, т.е. система не просто знаковая, а языковая -языковая модель естественного права.

Отсюда, как представляется, исходит и обоснованность нормативистского подхода к праву как специфическому методу обоснования формально-юридической общеобязательности действующих норм права. Для этих целей анализу подлежат не собственно акты человеческой деятельности (поступки), а их языковые модели (описания) в соотношении с действующими нормами права. В конце концов, система юридических норм по своей форме является вербальной. Вербальный характер носят и акты применения права. Следовательно, вербальной (в конечном счете) должна быть и модель действующих норм права. То есть эта модель должна допускать чисто механический перевод полученных выражений на естественный язык, и наоборот - любое рассуждение правового характера на естественном языке при его формализации должно давать возможность соотнести его с моделью права. Такой выбор обусловлен прежде всего практической направленностью нормативистского подхода, тогда как метода В.О.Лобовикова имеет общетеоретическое (и, добавим, немалое) значение. Возможность формализации естественноязыковых рассуждений установлена во многих исследованиях36.

Именно этот путь представляется автору наиболее приемлемым, но при этом придется специально озаботиться устранением из модели, которую предстоит получить, тех связей и отношений, которые обусловлены естественноязыковым происхождением действующих норм права, и выявлением тех связей и отношений, которые имманентно свойственны этой системе, но затемнены ее естественноязыковыми формулировками.

Таким образом, формой исчисления получившихся в результате формализации правовых норм выражений автор считает исчисление предикатов, расширенное присоединением к нему аксиом, правил .построения формул и правил вывода модальных логик, главной из которых будет правовая деонтическая логика.

Существует несколько десятков деонтических логик. Для целей диссертации наибольший интерес представляют те из них, которые принимают во внимание то обстоятельство, что разные нормы могут иметь и разных субъектов. Попытки решения этой задачи содержатся в теории человеческого взаимодействия А.А.Ивина, алгебре деяний Ю.В.Ивлева, теории гипотетических норм В.Е.Ермолаевой, логической системе Н.Х.Зенковой, модели нормативной системы

___________

36 См., напр.: Петров В.В., Переверзев В.Н. Обработка языка и логика предикатов. -Новосибирск, 1993; Кулик Б.А. Логика естественных рассуждений. - СПб.: Невский Диалект, 2001. - С.24-76

права М.И.Земляного,  работах В.И.Курбатова, В.О.Лобовикова, других исследователей37.

Наиболее основательной автору представляется теория человеческого взаимодействия А.А.Ивина. Его идеи, развивающие теорию Г.Х. фон Вригта, содержали в себе претензию на практическое воплощение, но не получили такового, как представляется, по двум причинам: 1) из-за невозможности распространить принципы деонтической полноты и непротиворечивости на действующую систему советского права и 2) из-за весьма скромных в то время (начало 70-х годов) результатов компьютерных технологий.

Последние для целей исследования особенно важны, т.к. создание формализованной с помощью логических исчислений модели системы права имеет смысл только в том случае, если будет обеспечена возможность все необходимые преобразования нормативных высказываний производить чисто механически, с помощью компьютерных технологий. Следовательно, дедуктивная формализация правовых норм должна сочетаться с последующим кодированием полученных выражений на языке двоичного исчисления.

Элементы формализованной модели системы права должны быть жестко привязаны к соответствующим формулам, полученным с помощью простого кодирования, и через них - к их соответствующим естественноязыковым формулировкам. Ту же структуру должны иметь выражения, получающиеся при формализации любых суждений правового характера. Так появится возможность путем чисто формальных преобразований, к тому же выполняемых через алгоритмизацию этих процессов автоматически, с помощью компьютера, сопоставлять между собой различные фрагменты формализованной модели системы права и рассуждения правового характера, в том числе и правоприменительные акты. Выводы, полученные из такого сопоставления, можно будет распространить на соответствующие фрагменты системы-оригинала (совокупности действующих правовых норм), а также на любой документ юридического характера.

По мнению диссертанта, это станет одним из средств оптимизации как законотворческого, так и правоприменительного процессов.

В «Заключении» обобщается изложенное в диссертации.

__________________

37 См.- Ивин А.А. Логика норм. - Изд-во МГУ, 1973. - С.89-100; Ивлев Ю.В. Логика норм. Автореферат ... канд. философ, паук. - М., 1972. - С.13-16; Ермолаева В Е. Формирование основных идей логики норм: Автореферат .. канд. философ, наук. - М., 1969. - С.9-12; Зенкова Н.Х. Деонтическая логика и проблема формализации нормативного рассуждения: Автореферат ... канд. философ, наук. - М., 1973. - С.8-17; Земляной М.И. Некоторые проблемы современной логики в праве: Автореферат ... канд. философ, наук. -Одесса, 1979. - С.20-24; Курбатов В.И. Действия и нормы: исследование по логике деонтических модальносюй. Автореферат ... канд. философ, наук. - Киев, 1984. - С.5-18;

Лобовиков В.О. Модальная логика оценок и норм с точки зрения содержательной этики и права. - Красноярск: Изд-во Красноярск, ун-та, 1984. —С.30-101,

23


По теме дис^Рт'"1!11" "втором опубликованы следующие работы:

1. К вопросу °б истинности норм права // Фундаментализация образования в современном об^0™^ Р^Чональная научно-практическая конференция 29-30 мая 1997 г. - Уфа: восточный Университет, 1997;

2. О пробл^в Ф^^изации правовых норм // Вестник ВЭГУ, № 6:

Юриспруденция. - Уфа: Восточный университет, 1998;

3.0 концепт™ Свода законов РФ // Вестник ВЭГУ. № 9; Юриспруденция. - Уфа: Восточный университет 1999;

4. Проблема! теории и практики правового государства: Курс лекций. -Уфа: Восточный университет, 2000.

5. Право: оп*'"' системного анализа. - Уфа: 000 «Виртуал», 2002;

Костылёв Владимир Михайлович

ПРОБЛЕМЫ СИСТЕМНОГО И ФОРМАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПРАВА

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Лицензия на издательскую деятельность ЛР№ 021319 от 05.01.99 г.

Подписано в печать 20.11.2002 г. Бумага офсетная. Формат 60х84/16. Гарнитура Т1те&. Отпечатано на ризографе. Усл.печ. л. 1,5. Уч.-изд .л. 1,8. Тираж 100 экз. Заказ 697 .

Редакционно-издательский отдел Башкирского государственного университета 450074, РБ, г.Уфа, ул.Фрунзе, 32.

Отпечатано на множительном участке Башкирского государственного университета 450074, РБ, г.Уфа, ул.Фрунзе, 32.

24

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.